Общение

Сейчас 534 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

Пьеса по повести Астрид Линдгрен в переводе Л. Лунгиной

Использована «Разбойничья песня» Юлия Кима (текст дан в приложении к пьесе)

Действующие лица:

Маттис, атаман разбойничьей шайки
Ловиса, его жена
Рони, их дочь

Разбойники из шайки Маттиса:
Лысый Пер
Малыш Клипп
Фьосок
Жутис
Тьёге
Лаббас
Примечание. Иногда в тексте они именуются Первый разбойник, Второй разбойник и т.д.
Борка, атаман разбойничьей шайки
Ундиса, его жена
Бирк, их сын
Разбойники из шайки Борки (1- 6)
Семья Тюхов: тюх-отец, тюха-мать, тюхонок
Тени друд, гномов

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Логово разбойников Маттиса. Под дикую пляску разбойники поют «Разбойничью песню» Юлия Кима. Раздаётся удар грома, сверкает молния. Свет гаснет, а когда вновь зажигается, на сцене две части замка, между которыми зияющая пропасть.
Лысый Пер. Вот это громыхнуло!
Малыш Клип. Смотрите, наш разбойничий замок на вершине разбойничьей скалы раскололся пополам!
Маттис. Зато мы теперь освободились хоть отчасти от нескончаемых ходов-переходов! Помните, как Лысый Пер потерялся в них и вышел наружу только через четверо суток!
Общий хохот, вновь заглушаемый ударом грома и молнии. Громовые удары вдруг переходят в детский плач.
Свет.
Появляется Ловиса с младенцем на руках.
Ловиса. У меня ребёнок!.. Эй, слышите все, у меня родился ребёнок!
Лысый Пер. Как я хочу увидеть нашего нового атамана перед тем, как сыграю в ящик!
Маттис. Счастье моё!.. Радость моя!.. (Берёт ребёнка на руки.) Вот она!.. Дочь! Дочь разбойника!
Все разбойники недоумённо переглядываются.
Маттис. Эй, вы, пивом, что ли, захлебнулись? Вот, полюбуйтесь, если хотите, самым прекрасным ребёнком, который когда-либо рождался в разбойничьих замках!
Лысый Пер. А как её назвали?
Ловиса. Рони. Я это уже давно решила.
Лысый Пер.А если бы родился мальчик?
Ловиса. Раз я решила, что моего ребёнка будут звать Рони, у меня могла родиться только Рони.
Разбойники передают девочку из рук в руки, мелодекламируя:
Кто мог родиться в эту ночь?
У Маттиса родилась дочь.
Появляются тени лесных друд.?
Голоса друд. Грозовой ребёнок! Как гриб-поганка! Разбойники.
Убирайтесь, друды, прочь И сомкнитесь, кроны!
В эту грозовую ночь Защитите нашу дочь!
Защитите Рони!
Маттис. Вот кто теперь лопнет от зависти, так это Борка! Ну и пусть сидит в своей вонючей пещере и с досады скрипит зубами.
Снова разрыв грома. Молния. Свет.
Малыш Клипп. Замок раскололся сверху донизу, от зубцов на башне до самых глубоких подземелий! И между этими половинами...
Фьосок. Адова пропасть!
Все повторяют: «Адова пропасть!»
Ловиса. Как удивительно началась твоя жизнь, Рони.
Маттис. Детонька моя... Отныне моё разбойничье сердце в твоих маленьких ручонках.
Ловиса убаюкивает ребёнка и поёт ему Волчью песню:

В логове волчьем уж спят,
Крепко уснули в норе,
Чтоб на охоту волчат
Вывесть на ранней заре.

Припев

Тихо в кромешной ночи...
Волчий не слышится вой...
Ухают глухо сычи...
Звёзды горят над землёй.
В стане разбойничьем спят,
Каждый зарылся, как крот...
Шайка отважных ребят
Завтра на дело пойдёт.

Припев

Адова пропасть у скал
Ловит лишь храп или сип...
Каждый разбойник удал,
Каждый разбойник красив!

Припев

Рони пока не брала?
В руки разбойничий нож.
Ты ещё, дочка, мала,
Но как ты быстро растёшь!
Птички уснули в саду.
Рыбки уснули в пруду.
Глазки скорее сомкни,
Спи, моя радость, усни...
У-у-у-сни...

С постельки поднимается уже девочка 11 лет.
Вновь пляска и песня разбойников, в которой участвует и Рони. Разбойники расходятся.
На сцене Маттис, Ловиса и Рони.
Маттис. Ловиса, наша дочка должна научиться бродить по разбойничьему лесу. Пусть пойдёт погулять.
Ловиса. Наконец-то и ты это понял. По мне, так она уже давным-давно гуляла бы по лесу.
Маттис (Рони). Значит так, остерегайся злобных друд и серых гномов, и разбойников Борки.
Рони. А как я узнаю, что это злобная друда, или серый гном, или разбойник Борки?
Маттис. Сама разберёшься.
Рони. Ясно.
Маттис. А ещё смотри не заблудись.
Рони. А что мне делать, если я заблужусь?
Маттис. Найди нужную тропинку.
Рони. Ясно.
Маттис. И ещё смотри не упади в реку.
Рони. А что мне делать, если я упаду в реку?
Маттис. Выплыви.
Рони. Ясно.
Маттис. А ещё смотри не загреми в Адову пропасть.
Рони. А что мне делать, если я всё-таки в неё загремлю? Маттис (со вздохом). Тогда ты уже ничего не сможешь сделать. (Из его груди вырывается стон.)
Рони. Ясно. В таком случае я постараюсь не упасть в пропасть. Ещё есть какие-нибудь другие опасности?
Маттис. Конечно, полным-полно, но их ты сама увидишь. Рони. Ясно.?
Ловиса. В лесу безопасности ради надо ничего не бояться. Рони. Ясно.
Маттис. Так ты помнишь, чего тебе надо остерегаться?
Маттис и Ловиса уходят.
Рони (поёт).

Как прекрасен этот лес!
Вот бы в чащу мне забраться,
Где деревья до небес
И, кажется, весь мир исчез...
Я учусь остерегаться.
По камням бурлит вода...
Скользко. Трудно пробираться.
Упаду я - не беда!
Эх, научусь зато тогда
Валунов остерегаться.
Вот опасная скала.
Как её мне не бояться!..
Ой, как трещина мала!
Но я по ней пролезть смогла,
Чтоб реки остерегаться.

Учиться остерегаться - значит, ничего не бояться.
Звуки пролетающих друд.
Ад и пламя! Так говорит Маттис. Надо учиться остерегаться пропасти. Лучшего занятия и не найти, когда над лесом носятся злобные друды.
На сцене - две части замка, между которыми пропасть.
(Кидает камень в пропасть.) Ну и глубина! А щель не очень широкая. Как следует разбежаться... Через неё прыгать? Дураков нет.
В другой части замка появляется мальчик.
Ой, а кто это?
Мальчик. А я знаю, кто ты. Ты дочь разбойника и все дни напролёт бегаешь по лесу.
Рони. А ты кто такой? И как ты здесь очутился?

Удивительное дело:
На разбойника похож.
Почему же он так мелок?
Как ему доверить нож??
Как проник он в этот замок?
С неба не упал поди?
То ли в мир явился сам Он,
То ли кто его родил?
Мама есть одна - Ловиса.
И есть Маттис - мой отец.
Так поди тут разберися
И сведи с концом конец.
Дочь одна в огромном доме,
А разбойников - не счесть!
Неужели, кроме Рони,
В мире ещё дети есть?

Мальчик. Меня зовут Бирк, я сын Борки и живу теперь тут. Сегодня ночью мы сюда переехали.
Рони. Кто это мы?
Бирк. Борка, Ундиса, я и наши разбойники.
Рони. Уж не хочешь ли ты сказать, что Северная башня нашего замка теперь полным-полна всякой дряни?
Бирк (смеясь). Нет, там только отважные разбойники атамана Борки, зато в Южной башне замка, где ты живёшь, полным-полно всякой дряни, это всем известно.
Рони (гневно). Ах, это всем известно? Ну, знаешь!..
Бирк. И учти: никакой вашей Северной башни больше нет, а есть замок Борки. С сегодняшнего дня он так называется. Запомни!
Рони. Ад и пламя! Ну, подожди, вот услышит Маттис эту новость, и тут же вы все, вся ваша шайка полетит отсюда вверх тормашками!
Бирк (усмехаясь). Вверх тормашками! Жди!
Рони (про себя). Узнает Маттис!.. Замок, наверное, ещё раз расколется пополам или разлетится на куски. (У неё вырывается стон.)
Бирк. Чего это ты? (После паузы.) Тебе плохо? (Готовится к прыжку через пропасть.)
Свет гаснет. В темноте слышны голоса.
Рони. Только прыгни, я тебя так стукну, что нос сворочу.
Бирк. Ха-ха! А тебе слабо так прыгнуть!..?
Когда свет зажигается, Рони и Бирк на других сторонах (башнях) замка. Тяжело дышат.
Бирк. Ну, ты даёшь! (Готовится к прыжку.)
Свет гаснет, когда зажигается, дети на тех же площадках, на которых были вначале.
Бирк. Эй, ты, что же ты меня не стукнула? Иду к тебе!
Рони. Больно надо!
Свет гаснет. В темноте слышен истошный крик Бирка, затем карканье ворон и шум друд. Когда свет зажигается, мы видим Бирка, с трудом удерживающегося на выступающем камне в пропасти, а на краю пропасти с ужасом смотрит на всё это Рони.
Рони. Не шевелись!
Бирк. А что мне ещё остаётся?
Рони разматывает ремешок, который носит у пояса, обвязывает им себя и бросает другой конец (с петлёй) Бирку.
Рони. Эй, ты! Накинь эту петлю на себя, но не карабкайся вверх, пока я не скажу! (Заползает за кусок зубчатой стены.) Валяй!
Бирк лезет с помощью ремня.
Рони (про себя). Ремень меня, наверно, перережет пополам, и я стану, как наш замок, из двух частей.
Бирк уже наверху.
Бирк. Здорово ты здесь улеглась.
Рони. Ага. Надеюсь, больше прыгать не будешь?
Бирк. Нет, один раз мне ещё придётся прыгнуть, чтобы попасть на ту сторону. Должен же я всё-таки вернуться домой, в замок Борки.
Рони. Только скинь-ка поскорей мой ремешок! Я не хочу быть с тобой связанной, понял?
Бирк. Понял. (Сбрасывает ремешок.) Но теперь я всё равно с тобою связан. Даже без ремешка.
Рони (кричит). Уходи отсюда, слышишь! Придумал тоже - замок Борки! Двигай отсюда! (Бьёт Бирка кулакам по носу.)
Бирк (смеётся.) Но чтобы больше этого не было, поняла? Ты спасла мне жизнь. Очень мило с твоей стороны. Спасибо!
Рони. Двигай отсюда, тебе говорю! (Убегает.)
Бирк (вдогонку ей). Эй ты, дочь разбойника!.. Мы ещё встретимся!
Рони (остановившись.) Надеюсь, ты и на этот раз туда загремишь, сын Борки.
Свет. Стан разбойников Маттиса.?
Маттис. Как нам повезло, что у нас есть эта крепость. Здесь мы в полной безопасности, как лиса в норе, как орёл на горе.
Разбойники (повторяют). Как лиса в норе! Как орёл на горе!
Маттис. Если эти паршивые солдаты отважатся заглянуть к нам, мы их живо отправим к чёрту в пекло.
Лысый Пер. Отправим их назад, прямой дорогой в ад!
Маттис. Ади пламя!
Разбойники. Ади пламя!
Маленький Клип. А если они отважатся подняться по тропинке к Волчьей пасти...
Лысый Пер. За свою жизнь я многим непрошеным гостям распарывал брюхо в этом ущелье... Но теперь я уже слишком стар и могу прикончить разве блоху. Хо-хо-йе-йе!
Рони (про себя). Лысого Пера надо жалеть, ведь он такой старый! Но почему солдат надо убивать за то, что они хотят подняться к замку?
Маттис. Если бы Борка не был таким презренным псом, я бы его даже пожалел. Солдаты травят его в лесу... Правда, он дрянь порядочная.
Лысый Пер. Все разбойники Борки такие же свиньи, как он, вся их шайка такая...
Разбойники. Все они дрянь.
Рони (про себя). А наши разбойники такие хорошие? А у Борки (задумывается) дрянь? Свиньи? (Громко - всем). Разбойники атамана Борки на Северной башне... и Бирка; он сын Борки и Ундисы.
Маттис. Сочиняй себе небылицы сколько влезет...
Разбойники гогочут.
(Громко). Но такую чушь не смей выдумывать! Ад и пламя! У меня от гнева прямо кровь закипает, хоть и знаю, что ты всё наврала.
Рони. Нет, я не наврала.
Маттис. Ложь! К тому же у Борки нет сына. У него вообще детей нет. Это всем известно.
Фьосок. Это, конечно, так, но всё же люди болтают, что у него есть мальчишка. Его родила со страху Ундиса в ту грозовую ночь, ну, помните, когда у нас появилась Рони.
Маттис. И никто мне об этом ни слова не сказал? Ад и пламя! (С размаху швыряет в стену кружку пива. К Рони). Так что же выходит, Борковский щенок бродит по моему замку?! И ты, Рони, разговариваешь с ним?!
Рони. Это он со мной разговаривает.?
Маттис. Ади пламя! (Срывает с крюка котелок с похлёбкой и в ярости бросает на пол. Идёт пар.)
Ловиса (подносит миску с яйцами.) На, швыряй, не стесняйся, только имей в виду, убирать будешь сам, собственными руками, понял?
Маттис (швыряя яйца.) Я жил спокойно, как лиса в норе, как орёл в гнезде!
Малыш Клипп (вбегая.) Эй, Маттис, скорее, Борка ждёт тебя! Он стоит на той стороне и орёт как полоумный.
Разбойники как ни в чём не бывало едят кашу.
Маттис (подбегая к одному из разбойников, выхватывает миску с кашей.) Побыстрей управляйтесь с кашей! Ад и пламя! (Бросает миску в стену, и каша залепляет всё вокруг.)
Ловиса. Потом ты сам всё уберёшь.
Разбойники, наспех напяливая что-то на себя, бегут за Маттисом.
Слышится песня Бирка:
В скальной я рождён пещере.
В мир большой открыл мне двери Дикий лес, волшебный край.
Ветры, вьюги и метели Перед сном мне песню пели:
«Спи, малютка, засыпай...».
Услышав голос Бирки, Рони бежит за разбойниками.
Свет.
Две части замка, на каждой из площадок по одной из шаек. Среди разбойников Бирк и Рони.
Борка. Хорошо, Маттис, что так быстро пришёл.
Маттис (мрачно). Я бы ещё раньше пришёл, но задержало одно дело.
Борка (учтиво). Что же это за дело такое?
Маттис. Представь себе, стих, который я сочинял поутру. Он на-зывается «Погребальный плач по мёртвому Борке». Может, это будет хоть малым утешением для Ундисы, когда она станет вдовой.
Борка. Ты лучше подумай о том, как тебе утешить Ловису, ведь ей, несчастной, приходится ежедневно видеть тебя и слышать твой гнусный голос!
Волнение среди разбойников.?
Всё-таки выслушай меня, Маттис. В нашем лесу мы больше оставаться не могли, потому что солдаты досаждали нам, как навозные мухи. А ведь куда-то мне надо было деться с женой, ребёнком и моими разбойниками.
Маттис. Это всё понять можно. Но захватить ни с того ни с сего чужое жильё, не спросив даже разрешения у хозяина, так не поступают приличные люди, у которых осталась хоть капля совести.
Борка. Весьма странные речи для разбойника! Разве ты не берёшь себе всё, что хочешь, ни у кого не спрашивая разрешения?
Маттис. Гм-гм... (Хочет что-то сказать.)
Рони (обращаясь к одному из разбойников). А какие такие вещи берёт себе Маттис, ни у кого не спрашивая разрешения?
Разбойник отмахивается.
(Про себя). Это обязательно надо выяснить.
Может быть, «Разбойничья песня», которую теперь поют обе шайки - по куплету каждая, припев поют обе шайки. Возможен, естественно, и иной монтаж.
Маттис. Кстати, любопытно всё-таки узнать, как вы попали в мою башню... чтобы тем же путём вас оттуда вышвырнуть.
Борка. Что ж, попробуй. Ты хочешь узнать, как мы вошли туда? У нас, видишь ли, есть один мальчик (треплет Бирка по волосам)... который с помощью длинной крепкой верёвки может забираться на самую высокую стену.
Бирк улыбается.
И вот этот самый мальчишка закрепил наверху верёвку, и мы все полезли по ней... а потом (хохочет) преспокойно вошли в башню...
Первый разбойник Борки.... и свили себе там уютное разбойничье гнездо.
Разбойники Борки радостно ржут.
Маттис (скрепя зубами). Ад и пламя! В Северной башне даже нет двери...
Борка. Много ты знаешь о своём замке...
Второй разбойник Борки. А прожил в нём всю жизнь.
Третий разбойник Борки. Когда этот замок принадлежал дворянину, то его служанки ходили через дверь в хлев... кормить свиней.
Хохот.
Борка. Ты хоть помнишь, где находился старый свинарник, когда мы были детьми? Там мы с тобой ещё ловили крыс... пока не пришёл
твой отец и не треснул меня по затылку так, что я думал, у меня башка отвалится.
Маттис. Да, мой отец всегда правильно поступал! Ни один проходимец из шайки Борки не уходил от него, не получив по заслугам.
Борка. Да...
Разбойники Борки выражают согласие с его словами, разбойники Маттиса передразнивают их и имитируют затрещины, от которых они валятся друг на друга.
Эти затрещины научили меня, что все негодяи из шайки Маттиса...
Разбойники Маттиса. Чего? Что он говорит?
Борка. Все негодяи из шайки Маттиса мои враги не на жизнь, а на смерть.
Разбойники Борки. Не на жизнь, а на смерть!
Разбойники Маттиса. Не на жизнь, а на смерть!
Борка. А до этого я даже толком не знал, что мы принадлежим к разным родам, да и ты этого не знал.
Маттис. Зато теперь я это хорошо знаю, и поэтому либо нам придётся петь «Погребальный плач по мёртвому Борке», либо ты со своим сбродом уберёшься прочь из нашей башни тем же путём, каким в неё проник.
Борка. Не сомневаюсь, что по кому-нибудь из нас «Погребальный плач» петь придётся... Но из Северной башни я никуда не уйду.
Маттис. Это мы ещё посмотрим! (Уходит со своими разбойниками.)
Борка (вдогонку). Посмотрим! (Уходит со своими разбойниками.)
Свет. Когда вновь зажигается свет, приметы зимы (снег).
Рони радостно летит на лыжах, вдруг одна лыжа оторвалась и полетела вниз - и нога застряла в снегу.
Рони. Ой, я не могу выдернуть ногу! На неё повесили что-то тяжёлое! Что это?
Где-то внизу появляется семья тюхов: лохматые существа с широким выпуклым задом и маленькими сморщенными мордочками.
Тюха-мать. ПОЧЕМУханцы ОНАханцы ЭТОханцы СДЕЛАЛАханцы?
Тюх-отец. ЗАЧЕМханцы ПРОБИЛАханцы НОГОЙханцы НАШУханцы КРЫШУханцы?
Рони. Я не нарочно. Помогите вытащить ногу!?
Тюхонок. ХОРОШОханцы! КОЛЫБЕЛЬханцы КАЧАЕТСЯ- ханцы!
Рони. Ой, что мне повесили на ногу?
Тюха-мать. НАШАханца МАЛЮТКАханца ХОРОШОханца ВИСИТханца ЛЮЛЬКАханца КАЧАЕТСЯханца.
Рони. Сейчас снег засыплет меня! Только весной, когда растает снег, Маттис найдёт свою дочку! По-о-могите! Кто-нибудь!
Тень друды. Прелестное человеческое существо! Работать будешь! У нас в горах! Пока кровь не потечёт из-под ногтей! Тебя не оторвёшь от земли. Хочешь, чтобы я тебя разорвала, растерзала в клочья? (Шипя). Позову на помощь сестёр (Улетает.)
Рони. По-о-могите! (Про себя). Завтра утром, когда за мной прилетят друды, я уже превращусь в льдышку.
Появляется Бирка с песней:
В скальной я рождён пещере.
В мир большой открыл мне двери Дикий лес, волшебный край.
Ветры, вьюги и метели Перед сном мне песню пели:
«Спи, малютка, засыпай...».

И у детской колыбели
Кедры, сосны, ветви ели
Возвещали мне рассвет.
Я с шумящею листвою
Брёл таинственной тропою
Солнцу яркому вослед.
Полон тайн и чар волшебных,
Родников и трав целебных,
Вот уж тысячу веков
Лес родной для всех на свете:
Для волков, лисиц, медведей,
Гусениц и пауков.
Но он стал столом и домом
Злобным друдам, серым гномам,
Троллям - нечисти лесной.?
С ними лучше не встречаться,
Коли встретишь - не бояться
Злобной силы никакой.

Бирк (видит Рони). Рони, тебе не пора домой? Там внизу я нашёл твою лыжу (Ставит лыжу рядом с Рони.) Тебе помочь?
Рони рыдает, Бирк пытается её вытащить из сугроба, она обхватила его за шею.
Рони (шепчет). Никогда, слышишь, никогда больше не оставляй меня одну, прошу тебя...
Бирк (улыбаясь). Хорошо, я всегда буду ходить за тобой, но только на расстоянии ремешка! А теперь отпусти меня и не реви так... А то я не соображу, как тебя высвободить... (Ложится ничком рядом с Рони, шарит рукой под снегом.)
Рони вытаскивает ногу.
Тюха-мать. РАЗБУДИЛАханцы МАЛЮТКУханцы.
Тюх-отец. ПОЛУЧИЛАханцы ПЕСКОМханцы В ГЛАЗАханцы.
Тюхонок. ПОЧЕМУханцы ОНАханцы ТАКханцы ДЕЛАЕТханцы?
Бирк. Говорят тебе, не реви, а то до дому не дойдёшь!
Рони (вставая на лыжи). Попробую дойти. Ты поедёшь со мной?
Бирк. Поеду.
Рони (после паузы). Знаешь, Бирк. Я хочу, чтобы ты был моим братом.
Бирк (улыбаясь). Я могу стать твоим братом, если ты этого хочешь, дочь разбойника.
Рони. Да, хочу... Но только зови меня Рони.
Бирк. Рони, сестра моя...
Свет.
В логове у разбойников Маттиса.
Маттис. Только бы всё обошлось! Только бы с Рони не случилось ничего худого! Не то я жить не смогу.
Ловиса. Ну, чего ты ноешь, скажи на милость? Эта девочка постоит за себя лучше любого разбойника. Сто раз тебе надо твердить одно и то же.
Входит Рони.
Маттис. Как долго ты сегодня гуляла в лесу. Хорошо провела время??
Рони (подойдя к огню и протянув к нему пальцы.) Неплохо. (Обращаясь к отцу). А что это за вещи, которые ты брал, ни у кого не спрашивая... как сказал Борка?
Маттис (будто не слышит.) Посмотри на раскалённые угли в очаге... Видишь рожицу? Похожа на Борку? Ад и пламя!
Рони. Так что же ты брал без спросу?
Маттис не отвечает, якобы перемешивает угольки.
Лысый Пер. Очень многое!.. Хо-хо!.. Хи-хи!.. Да-да!.. Очень, очень многое. Пожалуй, кое-что я смогу вспомнить...
Маттис (обрывая его). Помалкивай! Не твоё дело! (К Рони). Ты такое невинное дитя, доченька моя, что пока я тебе ещё толком ничего об этом не говорил.
Лысый Пер. Толком?.. Скажи лучше, и словом не обмолвился. (После паузы.) И нам не велел.
Маттис. Эй, старик, не пора ли тебе баиньки?
Рони (про себя). Так всё, что разбойники привозили по вечерам на лошадях - разные... в мешках... и свёртках... Откуда это? Не в лесу же растёт... Это отец отнимал у других людей. (Громко). А разве люди не злятся, когда у них отнимают их вещи?
Лысый Пер (хихикая). Ещё как! Ого-го, ты бы только послушала, как они кричат!
Маттис. Старик, а старик, было бы неплохо, если бы ты наконец угомонился.
Лысый Пер. Многие даже в голос ревут.
Маттис (переходя на крик). Заткнись! Не то вышвырну тебя отсюда! Ад и пламя! (К Рони). Ты должна понять, Рони. Так уж всё устроено на свете. Так было испокон веку, и обсуждать тут нечего.
Лысый Пер. Чего уж тут обсуждать... Но только люди почему- то никак к этому не привыкнут. Они так негодуют, рыдают и проклинают нас... что любо-дорого смотреть!
Маттис. И отец мой был атаманом, и дед, и прадед, знай это. Да, вот так... Да и я не опозорил свой род. Я тоже атаман, и можно сказать, самый могучий атаман во всех лесах и горах. Не то что этот презренный Борка. И ты, дочь моя, тоже станешь атаманом... Когда вырастешь.
Рони. Я? Ни за что на свете! Я не хочу, чтобы люди негодовали и плакали.?
Маттис (растерянно). Пойми, дочка... пойми... я беру (задумывается) только у богатых... И отдаю... бедным. (Видит недоверчивый взгляд Рони.) И отдаю часть бедным... Да-да, именно так.
Лысый Пер (хихикая). Точно! Помнишь, ты подарил целый мешок муки бедной вдове с восемью детьми?
Маттис (обрадованно). Ещё бы! Вот так я и поступаю.
Лысый Пер (ехидно). Маттис, у тебя отличная память, о, просто отличная! История с вдовой, дай-ка я припомню, была... лет десять назад. Да... не меньше. Что и говорить, ты частенько помогаешь бедным, примерно раз в десять лет!
Маттис. Если ты немедленно сам не ляжешь спать, то я... то я тебя уложу! Ад и пламя!
Свет. Подземелье.
Рони (кричит). Бирк! Бирк!
Бирк (подкрадывается сзади и дёргает Рони за волосы.) Я уже давно жду.
Рони. А я как долго жду! С того самого дня, как ты спас меня от тюхов.
Бирк (поднеся свечку.) Глаза у тебя по-прежнему чёрные-чёрные. Ты такая же, как была, только чуть бледнее.
Рони (вглядываясь в Бирка). А что с тобой?
Бирк. Ничего. Просто я мало ел, хотя мне и дают больше еды, чем всем остальным в башне Борки.
Рони. У вас есть, что ли, нечего? Вы не едите досыта?
Бирк. У нас давно уже все ходят голодные. Еды почти не осталось. Если весна задержится, мы и вправду отправимся в тартарары, как ты нам не раз желала. Помнишь?
Рони. С тех пор много воды утекло, тогда у меня ещё не было брата. А теперь у меня есть брат. (Развязывает кожаный мешочек, вынимает молоко и хлеб.) Ешь, раз ты голодный.
Бирк (жадно набрасывается на еду, потом останавливается. Смущённо). Ты сама, наверно, есть хочешь?
Рони. Я не голодна. У нас дома полно еды.
Бирк (доедая). Пойми, мы сейчас нищие разбойники. До того, как мы перебрались к вам в замок, мы тоже держали овец и коз. А теперь у нас остались одни кони, да и тех мы отдали на зиму крестьянам в долине. И правильно сделали, не то мы бы их за эту зиму точно съели. Кроме
муки, репы, гороха и селёдки, у нас вообще ничего не было. А теперь и эти запасы кончаются. Ну и зима!
Рони. Ты так изголодался и отощал. (Про себя). Но смеяться он всё ещё может!
Бирк. Нищие разбойники! Да, вот кто мы теперь!.. Разве незаметно, что от меня на версту разит бедностью и грязью? У нас даже воды не хватает. Приходится растапливать снег, ведь в сильные морозы просто невозможно спускаться в лес к роднику. Ты когда-нибудь пробовала лезть вверх по верёвочной лестнице с бадьёй в руке, да ещё когда метёт вьюга?
Рони с ужасом что-то пытается сказать - застыла с раскрытым ртом.
Вот то-то! Иначе ты бы знала, почему я не умыт! Словно какой-нибудь вонючий разбойник.
Рони. Если хочешь знать, наши разбойники такие же неумытые, как ты. Будь каким угодно, пусть нищим, пусть грязным, но не голодным. Я не хочу, чтобы ты голодал.
Бирк. Откуда ты взяла, что я грязный? Хотя, конечно, так оно и есть. Но ты права. Уж лучше быть грязным, чем голодным. Я должен оставить хоть кусок хлеба для Ундисы.
Рони. А я ещё достану.
Бирк. Нет, не надо. Я ведь не могу принести Ундисе хлеб, не объяснив ей, откуда он у меня. А Борка придёт в ярость, когда узнает, что ты мне дала, да ещё что я стал твоим братом!
Рони. Да... встречаться мы можем только тайно. (После паузы.) Пожалуй, я пойду, не то совсем замёрзну.
Бирк. А завтра придёшь? К твоему немытому брату?
Рони. Ага. Но только с набитым мешком.
Бирк. Выходит, я вас обираю.
Рони. Я ведь дочь разбойника, вот я и беру всё без спроса! Разбойники вообще берут всё без спроса. Выходит, что я делаю только то, чему меня учат.
Бирк (неожиданно). Ты очень похожа на маленькую друду.
Рони. Но только на очень добрую друду.
Бирк. Добрее тебя на свете нет. Сколько раз ты ещё спасёшь мне жизнь, сестра моя?
Рони. Ровно столько, сколько ты спасёшь мою. Просто мы уже не можем друг без друга жить.?
Бирк. Что бы об этом ни думали и Маттис, и Борка.
Рони достаёт гребешок и начинает расчёсывать Бирку волосы. Возможно, звучит Волчья песня - или вперемежку Волчья песня и песня Бирка.
Тает снег. Весна. Дети в тех же позах.
Бирк. А эти старые упрямые атаманы всё воюют друг с другом. Даже весну нам испортили. У них в голове нет ни капли ума.
Рони (про себя). Ни капли ума... У Маттиса, самого лучшего из всех... (Бирку). Не будь ты моим братом, я бы просто не знала, что делать. (Задумалась.) Но не будь ты моим братом, меня, наверно, не интересовало бы, убьёт Маттис Борку или нет. (Неожиданно рассмеявшись.) Выходит, ты виноват в том, что у меня столько забот.
Бирк. Я не хочу, чтобы у тебя были заботы... Но и у меня те же заботы.
Рони. Как ужасно не знать, кто вечером будет живой, а кто мёртвый.
Бирк. Но ведь пока ещё никого не убили. Правда, наверно, только потому, что лес кишмя кишит солдатами. У Маттиса и Борки просто руки не доходят убивать друг друга. У них есть дело посерьёзнее - убегать от солдат.
Рони. Ага. Это нам здорово повезло.
Бирк (рассмеявшись). Во, дожили! Мы с тобой радуемся, что солдаты хозяйничают в нашем лесу!
Рони. Как всё это ужасно... И так у нас с тобой будет всегда? Всю жизнь?
Свет. На сцене - логово разбойников Маттиса. Разбойники играют в кости.
Первый. А-а-а! (Бросает кости.) Петух!
Все. Ух!
Второй. Ну-у-у! (Бросает кости.) Своя такая!
Все. Какая?
Третий. Вот такая! (Бросает кости, заслоняет их, чтобы другие не видели.) Полняк!
Четвёртый. А чего прячешь? Ну-ка ложь кости на бочку!
Третий. Чего ложь? А в морду хошь?
Первый (отнимает кости.) Как же это так? Разве здесь полняк?
Второй. Гляньте-ка! Здесь голь! Ну, почти что ноль!
Четвёртый (бросает кости.) С пудом!?
Все. Откуда? (Пытаются рассмотреть кости, выхватить их.)
Четвёртый. Вали отсюда! Не трожь! А то выну нож!
Но ножи уже в руках у других разбойников. В это время входит Ловиса.
Ловиса. Хороши! Борка теперь может отдыхать. Вы сами себя перережете. А он со своими молодцами в Южную башню войдёт!
Разбойники прячут ножи и виновато смотрят на Ловису.
У меня скоро уши лопнут от вашей брани. Если вы больше не выносите друг друга, то убирайтесь ко всем чертям!
Разбойники пытаются ретироваться.
Нет, стойте! Как вы можете приходить в дом такими грязными! Живо раздевайтесь догола и в снег!
Разбойники гогочут.
Ну, живо! Все шмотки - в стирку! А пока, как только смоете вековую грязь, напяливайте тряпьё из сундука в чулане!
Разбойники недоумённо переглядываются.
Ну, то, что ещё дедушка Маттиса награбил на лесных дорогах, подыскивая, чем бы прикрыть наготу.
Разбойники уходят - и Ловиса ловит одну шмотку за другой и тут же кладёт в корыто для стирки. Входит Маттис.
Лысый Пер. Мне всё равно скоро умирать. Я ни за что не расстанусь со своей грязью.
Маттис. И не вздумай помирать, понял? Я же ни одного дня не жил без тебя на белом свете... Ты что, решил уйти от меня, старый дурень?
Лысый Пер. Ладно, малыш, я не буду спешить (С трудом улыбается.)
Ловиса. Но перед смертью ты хотя бы подстриги всем волосы и бороды... как ты стрижёшь коз и баранов. А постричь этих крикунов тебе ничего не стоит.
Лысый Пер. Но учти, свои два последних волоска я подстригать ни за что не стану. Охота была мучиться, раз я всё равно скоро лягу в землю.
Раздаются крики разбойников:
- Чего тут можно напялить?
- Это ж курам на смех!
- И как только люди в здравом уме могли носить такое платье??
На сцену вбегают разбойники, одетые не знамо как: кто в красной хламиде, кто - в каких-то лохмотьях, а Жутис и Малыш Клипп - в юбках с корсажами. Хохот. Малыш Клипп взгромождается на бочку (или на стол), другие разбойники - кто куда. Звучит «Разбойничья песня» под дикие пляски.
Занавес (свет)
ЧАСТЬ ВТОРАЯ
Логово разбойников. Всеобщее веселье. Пляска. «Разбойничья песня».
Входит Рони.
Маттис. Рони, детка моя (Обнимает и кружится с ней.) Ты права! Зачем проливать кровь! Теперь Борка в два счёта уберётся из моего замка!
Рони. Почему?
Маттис. Ты только взгляни, кого я поймал вот этими руками!
Разбойники расступаются, и Рони видит Бирка со связанными руками и ногами и окровавленным лбом.
Разбойники (наперебой).
- Эй ты, сын Борки!
- Беги домой, тебя папа ждёт!
Маттис. Поняла, детка моя? Вот теперь я скажу Борке: «Ну, как, останешься в замке или уберёшься по-хорошему?
Разбойники хохочут.
Хочешь получить своего щенка? Или, может быть, ты в нём не нуждаешься?»
Разбойники.
- Тебя папочка Ждёт?
- Или ты ему больше не нужен?
Рони. Не смей!.. Не смей этого делать! (Колотит отца кулаками.) Не смей этого делать, зверюга!
Маттис (отталкивая дочь). Что это значит, дочь моя? Чего я не должен делать?
Рони. Подожди, сейчас я тебе скажу! Разбойничай сколько влезет. Кради деньги, кради вещи, сколько захочешь, но не смей красть людей, не то... не то я тебе не дочь. Понял?
Маттис. Лю-ю-дей? Я поймал эту тварь, этого дохлого щенка, и теперь я смогу очистить от всей борковской мрази замок моих предков. А будешь ты моей дочерью или нет, это уж как тебе угодно.?
Рони. Я плюю на тебя! Тьфу!..
Лысый Пер. Как ты разговариваешь с отцом? (Хватает Рони за руку, но она вырывается.)
Рони. Я плюю на тебя. Тьфу, тьфу!
Маттис (будто не слышит). Фьосок, ступай на стену, к провалу, и передай Борке, что я жду его там завтра, как только взойдёт солнце. Будет лучше, если он придёт, так и скажи.
Ловиса подходит к Бирку с глиняным кувшином и ватой.
Не смей прикасаться к этому гадёнышу!
Ловиса. Гадёныш он или не гадёныш, но рану надо промыть (Приступает к промывке раны.)
Маттис (хватает Ловису поперёк туловища и с размаху бросает к противоположной стене.) Ад и пламя!
Ловиса (попадает в руки одному из разбойников, который поддержал её, и влепляет этому разбойнику звонкую затрещину). Вон отсюда, все до единого! Чтобы духу вашего тут не было! Проваливайте!.. От вас одно только зло. Слышишь, Маттис, и ты убирайся прочь, немедленно!
Маттис выходит, неся на плече связанного Бирка, за ним гуськом плетутся разбойники.
Рони (вдогонку). Я плюю на тебя, Маттис (Рыдает в голос.)
Ловиса привлекает к себе Рони, кладёт её голову к себе на колени и напевает Волчью песню.
Свет. На сцене - две части замка, на которых располагаются две разбойничьи шайки. Здесь же Рони и Бирк, которого Маттис держит на ремешке, как на ошейнике.
Ундиса. Ирод! Зверюга! Воруешь детей!
Маттис. Эй, Борка, ты что, не в силах заткнуть глотку своей бабе?
Борка. Ты жестокий человек, Маттис. Да к тому же и скверный. Ты хочешь меня отсюда выжить, что ж. Это я могу понять, но вот то, что ты поймал моего сына, чтобы принудить меня уйти из замка, это же подлость, Маттис.
Маттис. Плевать я хотел на то, что ты обо мне думаешь. Я хочу знать, когда ты отсюда уберёшься?
Борка. Сперва я должен найти место, где мы все сможем надёжно укрыться, а на это нужно время. Верни мне сына, и мы уйдём отсюда ещё до конца лета, даю тебе слово.?
Маттис. Хорошо. Тогда и я даю тебе слово, что верну тебе сына тоже до конца лета.
Борка. Я думал, ты вернёшь мне его сейчас.
Маттис. А я думаю, что сейчас ты его не получишь. В нашем замке много тёмных подвалов, так что крыша над головой у твоего щенка будет. Это я утешаю тебя на тот случай, если лето будет дождливое.
Рони. Так долго ему там не прожить! Он умрёт! (Готовится к прыжку.)
Свет. Когда свет вновь зажигается, Рони на Северной башне с разбойниками Борки. Разбойники обеих шаек смотрят с недоумением на Рони. Раздаётся истошный крик Маттиса. Борка накидывает на шею Рони ременную петлю.
Борка. У нас в башне тоже есть тёмный подвал. И у твоей дочки будет крыша над головой... если пойдёт дождик. Вот и я тебя утешаю, Маттис.
Маттис сжимает губы, стоит раскачиваясь и выпускает из рук ремешок, на котором держал Бирка, но мальчик даже не пошевелился. Рони плача смотрит на отца.
Ундиса. Реви, реви!.. Я бы тоже ревела, если бы мой отец был таким зверем.
Борка. Заткнись! Убирайся... куда подальше и не лезь не в свои дела! (Маттису). Эй, Маттис, вернёшь ты мне сына или нет?
Все разбойники повторяют этот вопрос. Маттис, раскачиваясь, смотрит на них и молчит. Разбойники понукают его: «Ну!..»
Борка (орёт изо всех сил). Ты вернёшь мне сына?
Маттис (равнодушно). Бери его... Когда захочешь.
Борка. Я хочу сейчас. Не когда кончится лето, а сейчас.
Маттис. Я же сказал, когда захочешь.
Борка. И ты тут же получишь назад свою дочку. Обмен так обмен, это по твоей части, подлец.
Маттис (тихо). У меня нет дочки.
Реакция разбойников.
Борка. Опомнись, что ты несёшь? Что ты ещё задумал?
Маттис. Говорю, забирай своего сына. Но мне ты дочку вернуть не можешь... У меня её нет.
Ловиса. Зато у меня есть дочь! И моего ребёнка я хочу получить назад. Ты понял, Борка? Сейчас! (Маттису). Даже если её отец потерял разум.?
Свет. Действие - на просцениуме: Ловиса, Ундиса, Борка, Бирк и Рони.
Ундиса. А Маттис небось стыдится людям на глаза показаться, ещё бы, горе-разбойник, который крадёт детей.
Матери пытаются увести своих детей, но они остановились и смотрят друг на друга.
Ундиса. Что тебе до неё?
Бирк. Она моя сестра. Она спасла мне жизнь.
Рони (прислоняясь к матери и плача). Он спас мне жизнь. Борка. Неужто мой сын у меня за спиной водится с этой дрянной девчонкой, дочкой наших смертельных врагов?
Бирк. Она моя сестра.
Ундиса. Сестра? Как бы не так! (Обнимает сына, чтобы быстрее увести.) Знаем мы, кем тебе будет эта сестра через несколько лет! Бирк. Убери руки, сам пойду (Поворачивается и уходит.)
Рони (вдогонку). Бирк!
Ловиса. Девочка моя!
Рони. Не разговаривай со мной!
Лысый Пер (вбегая). Какое счастье, что ты жива! Бедное дитя, как я за тебя тревожился! (Ловисе). В нашем замке поселилась беда. Мат-тис в моей каморке. Он лежит на кровати, уставившись в потолок, и молчит. Вставать не желает и от еды отказывается.
Свет. Лес, может быть, у озера.
Рони (поёт).

Просыпается весной
Лес - мой дом, моё богатство.
Если Бирка нет со мной,
Как весною наслаждаться?
Ты не смог ко мне прийти?
Брат мой, без тебя так горько...
Как в темнице, взаперти Тебя держат в замке Борки.
День прошёл, прошли три дня...
Видно, не дождаться братца.
Коли я в лесу одна,
То чего остерегаться??

Доносится песня Бирка, он появляется с большим узлом. Рони вторит Бирку, и они поют вместе:

Полон тайн и чар волшебных,
Родников и трав целебных,
Вот уж тысячу веков
Лес родной для всех на свете:
Для волков, лисиц, медведей,
Гусениц и пауков.
Но он стал столом и домом
Злобным друдам, серым гномам,
Троллям - нечисти лесной.
С ними лучше не встречаться,
Если встретишь - не бояться
Злобной силы никакой.
Это наш лес - твой и мой.

Последний стих они скандируют.

Бирк. Я перебираюсь жить в лес. Я больше не могу оставаться в замке Борки.
Рони. Почему?
Бирк. Я не выношу попрёков. С меня хватит и трёх дней ругани.
Рони (про себя). Молчание Маттиса хуже любой ругани. (Неожиданно для себя, громко и решительно). Я тоже уйду из нашего замка. Да, уйду!
Бирк. Я родился в пещере и смогу жить в пещере. А ты сможешь?
Рони. С тобой хоть где. А уж в Медвежьей пещере и подавно.
Бирк. А ты не боишься медведей?
Рони. Там Маттис любил ночевать. Когда был маленький. А медведи там уже не живут, мне Лысый Пер рассказывал.
Бирк. Но туда можно пройти только по узенькому козырьку над пенящейся рекой.
Рони. Но перед самым входом в пещеру козырёк расширяется. Я уже сидела на нём и видела, как всё сверкает и блестит, когда новый день встаёт над горами и лесами. Я там училась остерегаться отвесных скал и упасть в реку. В этой пещере можно жить. Я точно знаю.
Бирк. Ну, тогда...
Рони. Я приду туда вечером. Я тебя застану?
Бирк. Конечно. Я буду тебя там ждать.?
Свет. Разбойник (Лаббас?) охраняет вход в Волчью пасть. Он поёт: Адова пропасть у скал Ловит лишь храп или сип.
Каждый разбойник удал,
Каждый разбойник красив.
Входит Рони с большим узлом.
Разбойник. Чур меня, чур меня!.. Заклинаю тебя всеми злобными друдами, скажи, что ты здесь делаешь среди ночи?
Рони. Я ухожу из замка. И буду жить в лесу. Передай это Ловисе.
Разбойник. А чего же ты сама ей это не сказала?
Рони. Она меня бы не отпустила. А я не хочу, чтобы меня задерживали.
Разбойник. А что твой отец скажет?
Рони. Мой отец? Разве у меня есть отец? (Пауза.) Передай всем привет, а Лысому Перу особенный... И знаете что, вспоминайте обо мне по вечерам, когда будете петь и плясать, ладно?
Разбойник. Боюсь, что в нашем замке уже своё отплясали.
Рони (вскидывая узел на плечи). Скажи Ловисе, чтобы она особенно не убивалась. И беспокоиться обо мне тоже не надо. Если я понадоблюсь, она всегда сможет найти меня в лесу.
Разбойник. А что сказать Маттису?
Рони. Ничего.
Свет. В пещере. Утро.
Бирк. Я так озяб, у меня зуб на зуб не попадает. Но на рассвете холодней всего... Скоро потеплеет. (Бирк и Рони прижимаются друг к другу, чтобы согреться). Ты рада?
Рони. Костру я бы больше радовалась.
Бирк (раздувая угли). Где дом, там и огонь.
Рони. Где огонь, там и дом.
Костёр зажжён. Бирк и Рони по очереди пьют из фляги.
Молоко всё. Теперь будем пить только воду из родника.
Бирк. Да, здесь не растолстеешь. Но от этого не умирают. (Вскакивая.) Рони, ты понимаешь, как мы свободны? Так свободны, что хочется смеяться!
Рони. Ага, и всё это вокруг - наше царство. Никто не может его у нас отнять или прогнать нас отсюда. И всё в лесу: солнце, скала, река - всё это и моё, и твоё! Заткни уши, Бирк. Потому что я сейчас закричу. Это будет мой весенний крик. A-у! (Ей вторит эхо.)?
Бирк. Сейчас на твой крик слетятся злобные друды. Хорошо, что я принёс свой арбалет (Берёт его в руки.)
Рони. А мне Маттис ещё не разрешает брать арбалет. Но если ты дашь мне ножик, я сама сделаю себе лук.
Бирк. Ага, но только смотри не потеряй его! Это у нас самая ценная вещь. Без ножа мы в лесу пропадём.
Рони. Да, есть вещи, без которых невозможно жить в лесу. Вот, например, бадейка для воды. Ты о ней подумал?
Бирк. Что толку, что я думал. Воду-то всё равно носить не в чем.
Рони. А я знаю, где её взять.
Бирк. Ну?
Рони. Вот она!
Бирк. Откуда?
Рони. У родника в лесу, чуть пониже Волчьей Пасти. Туда ходит Ловиса за целебной водой. Вчера она послала Стуркаса за водой для Лысого Пера, у него живот заболел. Но за Стуркасом погнались две злобные друды, и он прибежал в замок без бадейки. Вот она!
Бирк (восхищённо). Дочь разбойника! (Раскладывает топор, брусок, котелок, рыболовные снасти, силки для ловли птиц, стрелы для арбалета. Рони восхищённо за ним следит.)
Рони. А ты, оказывается, знаешь, что лесные жители сами добывают себе еду и защищаются от злобных друд и разных хищников.
Бирк. Конечно, знаю. Мы...
Рони (перебивая). Т-сс! Там кто-то есть. В пещере.
Бирк. Это друды. (Кричит). Прочь, мерзкие твари! Вылетайте, если не боитесь самого острого копья в этом лесу!
Слышно шипение гномов.
Тени гномов. Ч-человеки в лес-су с-серых гномов-в-в! Вс-се с-с-серые гном-м-мы, кус-с-сайте и бейте их! Кус-с-сайте и бейте их!
Рони. Вон из нашей пещеры! Убирайтесь, серые гномы! Проваливайте, не то я вырву все ваши космы.
Тени гномов одна за другой исчезают.
Бирк. Уже вечер. Как быстро день прошёл.
Рони. Как ты думаешь, о нас вспоминают в замке? Наши родители? А?
Бирк. По-моему, было бы странно, если бы не вспоминали.
Рони. Быть может, им грустно??
Бирк. Наверно, но только каждый грустит по-своему. Ундиса, конечно, грустит, но ещё больше злится. А Борка места себе не находит от ярости, и всё же печали в нём больше, чем злобы.
Рони. Ловисе очень грустно, это я знаю.
Бирк. А Маттису? (Пауза.)
Рони. Думаю, он рад, что я ушла. Легче будет меня забыть.
Звучит Волчья песня Ловисы. Бирк и Рони засыпают.
(Неожиданно вскакивая). Что это? (Видит сидящего на пеньке и плачущего Маттиса.) Что это? Сон? (Подбегает к Маттису. Маттис бросает ей шишки и камешки.) Я ими играла, когда была совсем маленькой.
Свет. Когда он вновь зажигается, вместо шишек и камешков перед Рони берёзовые чурбаки. Бирк сидит рядом с ней.
А из этих чурбаков будут миски? Как ты считаешь, Бирк, что хуже: давиться жареной лососиной или долбить ножом дерево до кровавых мозолей?
Бирк. Эх, была бы стамеска! Резать дерево ножом - мартышкин труд. (Берёт нечто похожее на миску.) Клянусь, что никогда в жизни больше не возьмусь за миску! Давай сюда нож. Я наточу его в последний раз.
Рони. Нож? Он у тебя.
Бирк. Нет, ты его взяла. Где он?
Рони. Нету у меня ножа. Ты что, не слышишь? Нету.
Бирк. Куда ты его дела?
Рони. Это ты его куда-то задевал, а не я. Ты последний строгал.
Бирк. Нет, ты. Я тебя предупреждал: без ножа мы в лесу пропадём.
Рони. Во-первых, надо было тебе лучше за ним глядеть. А во- вторых, только гады валят с больной головы на здоровую.
Бирк. Ну что, дочь разбойника, верна себе? Чуть что - выпускаешь когти! И я почему-то должен дружить с тобой!
Рони. А кто тебе велит, разбойник из шайки Борки! Дружи со своим ножом, если сумеешь его найти... А вообще... Никогда тебя не видеть! Никогда с тобой не говорить! Ад и пламя! (Убегает.)
Бирк (вдогонку). Пусть тебя утащат злобные друды! Ты с ними одной породы! (Со злостью раскидывает мох.) Зачем столько дурацкого мха нанесла? (Передразнивает Рони). Ловиса им лечит! (Замечает подо мхом нож.) Вот он! (Передразнивает Рони). Дружи со своим ножом! (Точит нож.) Сейчас припрётся... Да я не пущу её. Так и скажу: «Раньше?
надо было приходить, теперь поздно. Вот так!» (Хватает кусок рыбы, ест.) А что сейчас ест Рони? Небось только коренья да съедобные листья... Но меня это не касается. Пусть бродит по лесу, пока не погибнет. Значит, она этого хочет, раз не возвращается. (После паузы.) Но почему она не возвращается? А я ей крикнул: «Пусть тебя утащат злобные друды!» А, может, они и унесли Рони? Или вернулась в замок? Бухнулась на колени перед Маттисом и просит его, молит, чтобы он простил её, глупую, и... разрешил жить дома? А вот разрешения вернуться в Медвежью пещеру она никогда не попросит и молить не будет. Она тоскует только по Маттису. А ведь я её брат. Брат! Брат!
Появляется Рони.
Рони. Бирк, медведь задрал жеребёночка, он убил его, а кобылу задрал. Она кричит, просит помощи. Давай белый мох! Поскорее, не то она изойдёт кровью!
Бирк. А ты? Ты не можешь там оставаться одна, если медведь поблизости.
Рони. Оставайся в пещере! Я должна быть с кобылой, ей нужна сейчас ласка. И белый мох! Оставайся здесь! (Берёт миску, убегает.)
Бирк.

Жить будем мы с Рони не в замке - на воле.
Свободны, как ветер, играющий в поле...
Под солнцем проводим ликующий день -
Пока его скроет вечерняя тень.
И кормит, и поит лесная природа,
И нас не пугает любая погода.
И ночью пусть дует зюйд-вест и норд-ост...
И так высоко до луны и до звёзд.
Лес дарит нам всё, чего мы ни попросим,
Весною и летом, в дождливую осень.
Как мать и отец нам природа сама!
И вдруг... Неужели наступит зима?

Рони (вбегая). Рана уже не кровоточит. (Ставит миску.) Это молоко для её жеребёночка. Но теперь она отдаёт его нам.
Бирк (с аппетитом пьёт молоко). Теперь у нас появилось домашнее животное. Лошади надо дать имя. Как бы её назвать?
Рони. Давай назовём её Лита. У Маттиса в детстве была кобыла, которую так и звали - Лита.
Пьют по очереди молоко.?
Рони. Жаль только, что у нас нет ножа.
Бирк. Я нашёл его. Он лежал подо мхом и тихонько ждал, пока мы ссорились.
Рони. Знаешь, о чём я думаю? О том, как легко всё разрушить, и из-за чепухи...
Бирк. Вот и давай теперь остерегаться чепухи...
Рони. Остерегаться чепухи...
Бирк. А знаешь, о чём я думаю? О том, что ты мне дороже, чем тысяча ножей!
Рони. Ты что, обалдел? Ад и пламя!
Свет. Опять пещера. В ней сидит Малыш Клипп. Входят Рони и Бирк,
Рони (радостно). Малыш Клипп! О, это ты!.. Как хорошо! Что... что ты пришёл!
Бирк ложится в углу, на подстилке из еловых веток.
Малыш Клипп. Знатный вид отсюда. И река, и лес - всё как на ладони.
Рони (рассмеявшись). Да... Ты пришёл полюбоваться на реку и на
лес?
Малыш Клипп. Не! Ловиса послала меня тебе хлеб принести.
Рони. Бирк, гляди!.. Хлеб! У нас свежий хлеб! Хлеб Ловисы, а я и забыла, что на свете бывает такое чудо. (Отломила краюху и вцепилась в неё зубами, отломила кусок Бирку - он не взял.)
Малыш Клипп. Ловиса подумала, что у тебя уже нет хлеба.
Рони. А откуда Ловиса узнала, что я в Медвежьей пещере?
Малыш Клипп. Ты что, считаешь свою мать дурой, что ли? А где тебе ещё быть? Послушай, Рони. А ты домой не собираешься?
Бирк что-то с грохотом роняет.
Рони. Ну... ну... Как вам там в замке живётся?
Малыш Клипп. Печально у нас в замке, Рони. Возвращайся-ка ты домой!
Рони. Ловиса послала тебя, чтобы ты это сказал?
Малыш Клипп (тяжело кивнув). Да!.. Тяжело нам без тебя, Рони. Все только и ждут, чтобы ты вернулась домой.
Рони. А Маттис? Он тоже ждёт, чтобы я вернулась домой?
Малыш Клипп. Чёртов бык! Разве поймёшь, что у него на уме и ждёт ли он кого-нибудь или нет.?
Рони. А он хоть вспоминает обо мне? (Пауза.) Скажи мне всё как есть, Малыш Клипп. Маттис хоть когда-нибудь произносит моё имя?
Малыш Клипп (нехотя). Не-е-е... И никто другой в его присутствии не смеет назвать тебя по имени. Всё будет в порядке, если ты вернёшься в замок.
Рони. Нет, домой я не вернусь. Никогда! Раз Маттис не считает меня своей дочкой. Скажи ему это, скажи так громко, чтобы все в замке услышали.
Малыш Клипп. Больно надо. Даже Лысый Пер не решится ему такое сказать. Ох-ох-ох, а как Лысый Пер ослабел за последнее время, ужас! Да разве могло быть иначе при всех бедах, которые на нас обрушились? Маттис только и делает, что орёт на всех. Кто бы что ни сказал, всё не по нём. И с разбоем дело обстоит хуже некуда. Лес битком набит солдатнёй, они тут на днях даже схватили Пельё. И фогт, наместник, посадил его в карцер на хлеб да воду, а там, в карцере, уже сидели двое из шайки Борки. И говорят, фогт дал честное слово, что до конца этого года выловит всех разбойников из здешних лесов и они, мол, понесут наказание по заслугам. А что это значит «наказание по заслугам»? Уж не надумал ли фогт нас всех казнить?
Рони. И теперь он никогда больше не смеётся?
Малыш Клипп. Кто? Фогт?
Рони. Нет, Маттис.
Малыш Клипп. Как ты перепрыгнула через пропасть, никто ни разу не слышал, чтобы Маттис засмеялся. Слушай, Рони, возвращайся-ка лучше домой, сделай это для меня, очень тебя прошу. Вернись! Ну, вернись, пожалуйста!..
Рони. Поблагодари Ловису за хлеб и поцелуй её тысячу раз!
Малыш Клипп. Ой, чуть не забыл! Я ведь принёс ещё соли. Вот бы мне влетело, если бы я забыл тебе её отдать.
Рони. Моя мать обо всём подумает. Она знает, что нужно для жизни. Но как она догадалась, что у нас осталось всего-навсего несколько крупинок соли? Ну, скажи?
Малыш Клипп. Наверно, любая мать может это почувствовать. Все они чувствуют, когда их ребёнок нуждается в чём-нибудь.
Рони. Нет, не все, а только такая мать, как Ловиса.
Малыш Клипп. Ну, я пошёл. (Ждёт, когда Рони стронется с места; не дождавшись, уходит.)?
Бирк. Гляди-ка, а ты, оказывается, не ушла с ним, не вернулась всё-таки в замок, к своему отцу.
Рони. У меня больше нет отца. Но если ты будешь болтать всякий вздор, то имей в виду - я могу обойтись и без брата.
Бирк. Прости, сестра, я, наверно, несправедлив. Но ведь иногда я догадываюсь, о чём ты думаешь.
Рони. Ага, я сейчас думаю о том, что прожила на свете одиннадцать зим, и боюсь, что двенадцатая принесёт мне смерть. А мне ещё очень хочется жить, Бирк. Понимаешь?
Бирк. А ты не думай о зиме. Думай о лете!
Свет. Там же.
Рони. Мы живы?
Бирк. От друд - к водопаду. И он не победил нас.
Входит Ловиса.
Ловиса. Дитя моё... Почему у тебя мокрые волосы? Ты ныряла?
Рони. Да... Мы немножко поплавали с Бирком. (Бирку). Почему ты стоишь в стороне? Почему не поздоровался с мамой?
Бирк. С незваными гостями не здороваются... Этому научила меня моя мать, когда я ещё был грудным младенцем.
Рони пытается что-то сказать -и не может.
Ловиса. Жаль, что Ундиса не научила тебя быть вежливым, раз уж она взялась тебя хоть чему-нибудь научить.
Рони. Он устал (Садится рядом с матерью, уткнула голову ей в колени и заплакала.)
Ловиса. Знаешь, зачем я пришла?
Рони (сквозь слёзы). Уж, наверное, не за тем, чтобы принести мне хлеба.
Ловиса. Нет, не за тем (Гладит Рони по головке.) Хлеб будешь есть, когда вернёшься домой.
Рони (всхлипывая). Я никогда не вернусь домой.
Ловиса. Тогда Маттис бросится в реку.
Рони. Из-за меня? Да он даже имени моего не произносит!
Ловиса. Днём. Но по ночам он плачет во сне и громко зовёт тебя. Знаешь, Рони, невозможно видеть, когда кому-то так нечеловечески тяжело.
Рони. Ну, а ты сама, Ловиса, если бы ты была ребёнком и у тебя был бы отец, который не только отказался от тебя, но даже имени твоего
не произносил, ты бы вернулась домой, если бы он сам не позвал тебя?.. Не пришёл бы за тобой?
Ловиса (задумавшись). Нет, не вернулась бы. Я ждала бы, пока он не придёт и не позовёт меня.
Рони. А вот этого Маттис никогда не сделает.
Ловиса. Иди спать, Рони. А я посижу здесь и тоже немного подремлю. А когда рассветёт, уйду.
Рони. Я хочу заснуть у тебя на коленях. И чтобы ты спела мне Волчью песню, как раньше.
Ловиса поёт; замечает, что Рони уснула; накрывает её большим серым платком и уходит. Бирк подходит к спящей Рони.
Рони (открыв глаза). Что с тобой, Бирк?
Бирк (улыбнувшись). Сижу и грущу, сестра моя.
Рони. О чём?
Бирк. О том, что моей сестрой ты бываешь только тогда, когда происходит что-нибудь плохое, ну, как вчера с водопадом, когда ты тонула... и я тоже... А стоит Маттису позвать тебя, и я тебе уже не брат. Поэтому я и веду себя так глупо. И от этого мне ещё грустнее. Вот и всё.
Рони (про себя). А кому не грустно? Могу ли я не грустить, когда я перед всеми виновата?
Бирк. Да я и не имею права тебя в чем-нибудь упрекнуть... Всё идёт так, как должно идти. Это я знаю.
Рони (испуганно). Но ведь ты не откажешься быть моим братом?
Бирк. В этом-то всё и дело. Я твой брат навсегда, и ты это знаешь. Но мне хочется прожить это лето спокойно, безо всяких посланцев из вашего замка. И ещё... я не выношу разговоров о зиме. Когда наступит зима, тебя уже не будет рядом. Ты вернёшься в ваш замок.
Рони. А ты? Где ты будешь?
Бирк. Здесь. Конечно, я могу попросить, чтобы меня пустили назад, в башню Борки. Никто меня не выгонит, это я знаю. Но зачем? Тебя ведь всё равно потеряю, даже видеть тебя не буду. Поэтому я останусь в Медвежьей пещере.
Рони. И замёрзнешь тут.
Бирк. Бабушка надвое сказала, может, замёрзну, а может, и нет! Я даже надеюсь, что ты будешь иногда приходить ко мне на лыжах, приносить хлеб и соль. А главное, притащишь мне сюда волчью шкуру. Но боюсь, тебе не удастся унести её из вашей башни.?
Рони. Если эта зима будет такой же, как прошлая, то о лыжах и говорить нечего. Я просто через Волчью пасть не пройду. Останешься тут по такой зиме, и тебе конец, Бирк, сын Борки.
Бирк. Конец так конец. Но сейчас лето, сестра моя.
Рони. Лето... Зима... А кто сказал, что я вернусь в замок Маттиса?
Бирк. Я. Сама не пойдёшь - я потащу тебя, надо будет, на руках отнесу. Если уж здесь замерзать, то мне одному. Но сейчас лето, и всё. Только бы ничто не испортило нам эти дни!
Рони. Я собираю лето, как пчела мёд. Собираю летние запасы, которыми буду питаться, когда наступит зима. Это будет такой огромный-преогромный летний пирог!
Рони и Бирк поют весёлую хороводную песню о летнем пироге:

Мы буквально сбились с ног:
Как испечь большой пирог?
Ну, начнём месить - и вот
Взяли солнечный восход,
Взяли лунную дорожку,
Что проходит по реке,
И добавили немножко
Мы веснушек на руке.
Всё смешав с сосновым бором
И со свежестью росы,
Ягод праздничным убором
Под жужжанием осы
И наполнив летним зноем,
Я да ты, да мы с тобою
Тесто сделали такое,
Что взошло аж до небес...
Во(т) какой крутой замес!
Хотя наше тесто без
Масла и дрожжей, муки –
И при этом всё-таки,
Сколько ни ищи окрест,
Это лучшее из тест.?
Пирогу нужна начинка.
Мы достали с неба звёзд
И луну - лишь половинку...
Ветер на крыле принёс
Иглы, с веточек сосны
В капельках дождя грибного.
И добавить мы должны
Щепоть острого такого,
Чтоб всё ходило ходуном:
Бег по лесу босиком,
И ещё езду верхом,
И купанье до рассвета
В это солнечное лето.

Рони. Я пеку пирог из всего, что есть лето!
Бирк. Отличный пирог из лета! Пеки такие всегда!
Свет гаснет и тут же зажигается. Дождь.
Рони и Бирк. Какое дождливое у нас лето...
Свет гаснет и тут же зажигается. Ветер.
Какое ветреное у нас лето...
Свет гаснет, когда зажигается - холод, может быть, снежинки. Какое морозное у нас лето...
На сцене - плачущий Маттис в той же позе, в какой его видела Рони во сне.
Рони. Это опять сон?
Маттис (шепчет). Дитя моё... Дитя моё...
Рони (подбежав к Маттису и обняв его.) Это не сон?
Маттис (громовым голосом). Ко мне вернулось моё дитя!
Рони (всхлипывая). Я теперь снова твоё дитя, Маттис? Я теперь на самом деле твоя дочь?
Маттис (сквозь слёзы). Да. Ты не переставала быть моей дочкой, детка... Моей любимой дочкой, по которой я плакал дни и ночи. О боже, как я страдал! Ловиса сказала, что ты вернёшься домой, если я тебя сам об этом попрошу. Это так?
Рони смотрит на Бирка.
Это так? Ты вернёшься со мной в замок?
Бирк и Рони смотрят друг на друга. Их внутренний «диалог» - на фонограмме, возможно, он прерывает реплики Маттиса.
- Бирк, брат мой, о чём ты думаешь? Ты помнишь водопад??
- Рони, ты даже не знаешь, как мне больно... Иди! Уходи скорее!
- Бирк, брат мой, ни в жизни, ни в смерти нас ничто не разлучит, разве ты этого не знаешь?
Маттис. Я тебя ещё не просил вернуться домой, детка. А сейчас прошу... Настойчиво прошу. Рони, вернись ко мне! (Бирку). Эй ты, Бирк, сын Борки, подойди сюда! Я хочу тебе кое-что сказать.
Бирк (нехотя). Что тебе надо?
Маттис. Охотнее всего я дал бы тебе по шее! Однако я не стану этого делать. Наоборот, я попрошу тебя пойти с нами в замок. Попрошу не потому, что вдруг полюбил тебя. Нет!.. Но моя дочь Рони любит тебя, теперь я это понял, и... может быть... кто знает... я тоже когда-нибудь смогу полюбить тебя...
Рони. Маттис, я должна поговорить с Бирком без тебя.
Маттис. Без меня? Ну, ладно. Тогда я схожу в мою старую Медвежью пещеру, погляжу, как она теперь выглядит. Но давайте побыстрее, потому что нам пора идти домой (Уходит.)
Бирк (насмешливо). Нам пора идти домой! (Рони). Интересно, куда это домой? Неужели он думает, что я готов стать у них мальчиком для битья! Да никогда в жизни!
Рони. Мальчик для битья! Ну и глупый же ты. Ты что, предпочитаешь замёрзнуть в Медвежьей пещере? Так? Да?
Бирк (после паузы). Да, предпочитаю.
Рони. Неужели ты не понимаешь, что нельзя так относиться к своей жизни... Свою жизнь надо беречь! Если ты зазимуешь в Медвежьей пещере, то погубишь свою жизнь и мою!
Бирк. Что ты несёшь? Твоя-то жизнь здесь причём?
Рони. А притом, баранья твоя башка, что я останусь с тобой! Захочешь ты этого или нет!
Бирк. Ты понимаешь, что ты сейчас сказала, Рони?
Рони. Понимаю. (Сквозь слёзы). Ничто не может нас разлучить. И ты сам, чудак, это знаешь.
Бирк улыбается.
(Про себя). Как он красив, когда улыбается!
Бирк. Твою жизнь я не смогу оборвать, сестра моя. Всё что угодно, только не это! Я пойду за тобой, куда бы ты ни пошла. Даже если мне придётся ради этого жить среди разбойников Маттиса. Я готов это терпеть, пока... пока не задохнусь там.
Рони. Ад и пламя!?
Свет. Логово разбойников Маттиса.
Входят Маттис с Рони, раздаётся зычное ура, крики: «Ад и пламя!» Лысый Пер делает сногсшибательный кульбит.
Маленький Клипп. Это в твои-то годы!
Разбойники. Ещё вчера умирал...
Лысый Пер. Салют по случаю благополучного возвращения наследницы под отчий кров!
Маттис зычно хохочет, и среди разбойников проносится: «Маттис снова смеётся! Впервые после того злополучного утра!» - и все разбойники, один за другим начинают дружно хохотать, передавая друг другу Рони, чуть не играя ею в волейбол.
Маттис. Рони!
Рони (откуда-то из гущи разбойников). М-м!
Маттис. Я только хотел проверить, здесь ли ты.
Рони. А где же ещё?
Все садятся за стол с яствами.
Маттис. Этот щенок Бирк, сын Борки, может приходить сюда когда захочет... Но всё-таки какое счастье, что его рыжая башка не маячит у меня перед глазами с утра до вечера!
Лысый Пер. Умнее всего было бы сейчас объединиться обеим шайкам, разбойникам Маттиса с разбойниками Борки.
Маттис. Подумать только, какие мысли приходят в голову старому хитрецу!
Лысый Пер. Фогт и солдаты разделаются с нами поодиночке.
Маттис. Как-то тёмной ночью мы всё же вызволили Пельё из тюрьмы, а заодно выпустили на волю и двух разбойников Борки...(после паузы) раз уж они там сидели.
Рони. Малыш Клипп боялся за Пельё. Он думал, они его повесят.
Маттис. Моих разбойников не вешают.
Все разбойники с восхищением повторяют эти слова.
Я показал этому проклятому фогту, что со мной шутки плохи.
Разбойники. Шутки плохи! (Хохот.)
Лысый Пер.А теперь его солдаты преследуют нас, как назойливые мухи... Если будет сильная шайка, то, может быть, нам ещё как-нибудь удастся совладать с фогтом и его солдатами. Но если останутся две шайки, которые только тем и занимаются, что рвут друг у друга добычу из пасти, как голодные волки, то всем нам крышка.?
Маттис. Я знаю, старик, ты говоришь, что думаешь. Кое в чём ты и прав, но вот ответь, кто будет атаманом этой сдвоенной шайки? Борка, что ли?
Разбойники. Презренный Борка! Презренный пёс! И все его разбойники - свиньи!    
Маттис. Я, Маттис, самый сильный и могучий атаман во всех горах и лесах и намерен остаться таковым навсегда. Но вполне возможно, что недотёпа Борка этого не понимает.
Лысый Пер. Так докажи ему это. Ведь один на один ты его не можешь не одолеть, бык ты эдакий!
Разбойники. Единоборство! Единоборство! И Борка своей шкурой узнает, кто атаман!
Маттис. Рони, ну разве это не толковый план?
Рони. Я думаю, что самым толковым было бы вообще покончить с разбоем. Между прочим, я всегда так думала.
Лысый Пер. Точно. А ты, Рони, оказывается, очень умная девочка. Но вот я слишком стар и слаб, чтобы втемяшить в башку твоего отца, что с разбоем надо кончать.
Маттис. И это говоришь ты? Ты, который был самым заядлым разбойником ещё у моего батюшки... Покончить с разбоем! А жить-то на что? Об этом ты подумал?
Разбойники. На что жить? Он просто спятил на старости лет.
Лысый Пер. A-а, вот и выходит, вы просто не знаете, что на свете есть люди, которые нормально живут, хоть и не разбойничают.
Маттис. Знаю! Но как?
Лысый Пер. Есть несколько способов...
Вбегает один из разбойников с криком: «Борка к тебе рвётся. Он привёз дурные вести!»
Борка (входя). Слушай, Маттис. Поскольку ты, мой злейший враг, так великодушно помог бежать двум моим разбойникам из темницы фогта, я намерен оказать ответную услугу и предупредить... В общем, дело такое: ни один разбойник не должен нынче появляться в лесу, если ему дорога жизнь. Там идёт облава. На рассвете мои молодцы попали в засаду. Двоих схватили, а третьего ранили стрелой, когда он пытался скрыться.
Разбойники Маттиса реагируют по-разному: одни кричат, что поделом попало Боркиным псам, другие псами называют солдат фогта.?
Борка (с горечью). Вот уж воистину кровавые собаки. Не дают бедному разбойнику заработать на кусок хлеба. Нет на свете тяжелей нашего занятья!
Музыкальное сопровождение - мелодия «Разбойничьей песни».
Маттис. Нет, хватит! Мы им покажем, где раки зимуют. Больше этого терпеть нельзя!
Разбойники поддерживают Маттиса криками: «Покажем! Нельзя!» - под мелодию «Разбойничьей песни».
Разбойники (несколько смягчившись). Может быть, нам всё- таки ... следовало... надо бы... объединиться.
Маттис (неуверенно). Объединиться...
Борка. Наконец-то я услышал от тебя то, что давно хотел услышать, Маттис! Одна сильная шайка под командой одного сильного атамана! И я знаю, кто подошёл бы для этого дела! (Ударяет себя в грудь кулаком.) Крепкий, как камень, и трудолюбивый, как вол!
Маттис (расхохотавшись). А ну-ка, подойди поближе, я тебе покажу, кто туг атаман.
Все. Поединок! Поединок!
Свет. Когда свет вновь зажигается, на сцене разбойники обеих шаек пьют за здоровье атамана объединённой шайки - Маттиса.
Маттис. Брат Борка! Да, отныне мы с тобой братья. Знай, что до конца твоих дней ты сохранишь званье атамана и почёт и людьми своими ты будешь сам распоряжаться. Но никогда не забывай, кто самый могучий атаман во всех горах и лесах, последнее слово всегда остаётся за мной.
Раздаётся смех Рони и Бирка.
Борка. Сколько долгих месяцев в замке не звучал смех Бирка.
Маттис. Смех детей - это лучше любой, самой распрекрасной музыки. А помнишь, как мы детьми ловили крыс в старом свинарнике.
Борка и Маттис хохочут, и вдруг Борка замолкает и смотрит на детей.
Послушай, Борка, не огорчайся, что сегодня всё так вышло. Быть может, шайка Борки доживёт и до лучших времён. Когда мы с тобой уйдём навсегда, твой сын станет атаманом.
Борка вопросительно смотрит на Маттиса.
Так я думаю. Потому что моя дочь не желает быть атаманом. А когда она говорит нет, то уж это точно нет. Вся в мать!
На лице у Борки радостная улыбка.?
Рони. А ты думаешь, что Бирк захочет стать атаманом?
Борка. А то нет!
Бирк (выходит на середину зала и поднимает правую руку.) Клянусь могилами всех предков, клянусь всеми горами и лесами, что никогда ни за что не стану разбойником.
Борка. Сын мой! (У него в глазах слёзы.)
Маттис (утешая его). Я уже смирился с этим. И ты смиришься. Нынче мы для детей не указ. Они поступают, как хотят. И тут уж ничего не поделаешь...
Борка. Пройдёт немного лет, и наша гордая разбойничья жизнь будет казаться сказкой? А потом и воспоминания поблекнут... (в отчаянии) Никакого следа не останется. А ведь помнишь...
У Борки заблестели глаза. Он начинает петь «Разбойничью песню», её подхватывают все разбойники - во время пения дикие пляски и кульбиты, в этой вакханалии активнейшее участие принимают Рони и Бирк.
Вдруг после очередного прыжка Лысый Пер падает без чувств. Песня прекращается. Крики: «Лысый Пер умер!»
Лысый Пер (очнувшись). Нет, я не умер. Неужто вы думаете, что я такой невежа, что уйду от вас, не попрощавшись? (Рони и Бирку). Скажу честно, мне легко на сердце от того, что ни ты, Рони, ни ты, Бирк, не хотите стать разбойниками. В мои годы разбойничать было удовольствие - риск, веселье, но теперь это очень опасное дело. Оглянуться не успеешь, как уже болтаешься на виселице.
Песня (приглушённо) продолжается, но теперь её перебивает Рони.
Рони. Когда у людей отнимают их вещи, они плачут и кричат, а я не хочу, чтобы люди плакали и кричали.
Лысый Пер. А вот теперь мне пора. Теперь, братья мои, прощайте... Я умираю.
Кто-то из разбойников накрывает его покрывалом. Звучит песня - «Эпитафия раскаявшемуся разбойнику».

На много вёрст окрест
Лишь одинокий крест
Стоит от храма в отдаленье.
Земле предали чтоб,
Он сам строгал свой гроб.
Разбойник в третьем поколенье.
Как подлинный артист,
Едва услышав свист,
Шёл на любое преступленье.?
Отчаянный герой
И для него разбой
Был как игра и вдохновенье.
Удачлив и удал...
Любой его удар
Проезжих повергал в смятенье.
И вдруг на склоне лет
Разбойничий обет
Подверг тяжёлому сомненью.
И к старости своей
Он стал жалеть людей -
Всех жертв невинных нападенья.
В земле оставил плоть,
Чтоб душу взял Господь
И ниспослал ему прощенье.
Вечная память...

Маттис. Как мне его не хватает! Просто сердце останавливается в груди.
Ловиса. Хочешь, я тебя обниму?
Маттис. Да! Обними, обними поскорей! И Рони пусть тоже обнимет.
Ловиса. Скоро снова придёт весна, и тебе станет легче.
Бирк. А мы с Рони весной опять переберёмся в нашу пещеру. Маттис. Моя старая пещера - великолепное место! (Рони). А осенью ты ведь вернёшься домой, как всегда?
Рони. Ага, как всегда.
Свет. Когда он снова зажигается, мы видим Рони и Бирка у Медвежьей пещеры.
Рони и Бирк.

Полон тайн и чар волшебных,
Родников и трав целебных,
Вот уж тысячу веков
Лес родной для всех на свете:
Для волков, лисиц, медведей,
Гусениц и пауков.
Но он стал столом и домом
Злобным друдам, серым гномам,
Троллям - нечисти лесной.
Лучше с ними не встречаться,
Если встретишь - не бояться?
Злобной силы никакой!
После паузы:
Бег по лесу босиком,
И ещё езда верхом,
И купанье до рассвета
В это солнечное лето!

Рони. Я пеку пирог из всего, что есть лето! Бирк. Отличный пирог из лета. Пеки такие всегда!

*

Приложение

Юлий Ким Разбойничья песня
Эй, прохожий, погоди.
Постой, проезжий!
Ну-ка, денежку гони –
Не будь невежей.
Ради нас не пожалей
Ни сапог, ни платья:
Ничего нет тяжелей
Нашего занятья!
Припев
То не конь вороной
Проскакал стороной,
То не коршун по небу плывёт.
То разбойник лесной
Точит ножик стальной
И про Родину песню поёт.
Целый день сиди в кусту
При большой дороге.
Дрожь в коленках, сушь во рту –
Тюрьма в итоге.
Рви подмётки, падай с ног,
Ползай по болотам...
Так что я твой кошелёк
Честно заработал!
Припев.

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования