Общение

Сейчас 974 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

  • Matrix-9

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

МАРК ТВЕН
ПРИНЦ И НИЩИЙ
Инсценировка Е. Ефимовского
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
Джон Кенти – глава семьи, житель двора отбросов, отец Тома
Его Жена, мать Тома.
Том Кенти – мальчик 13-15 лет
Король Англии Генрих У111 Тюдор
Его сын принц Уэльский Эдуард, в будущем король Эдуард У1
Лорд-протектор Гертфорд, дядя принца
МайлсГендон, дворянин
Гэмфри Марло, мальчик для битья
Стражник
Глашатай
Гонец
Слуга гостиницы, Дети Двора Отбросов, Жители Лондона, Учащиеся приюта, Придворные, слуги, стражники, бродяги– могут быть одни и те же актеры от 4 до 6 чел.
ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ

СЦЕНА ПЕРВАЯ
ДВОР ОТБРОСОВ
Выбегает группа ребят в лохмотьях. Двое сражаются на деревянных мечах.
1-ый. Сэр Гью, защищайтесь! Ваша смерть на кончике моего меча!
2-ой. Посмотрим кто кого! Вы заплатите мне за оскорбление моего древнейшего родаГринвулдов!
1-ая девочка. Перестаньте, господа! Его высочество идет!
Бой прекращается. Все встречают Тома с поклоном. Девочки делают книксен. Подставляют Тому табуретку. Он величественно садится.
Том. Подойдите, пожалуйста, старшая фрейлина. (Подходит  2-аядевочка с поклоном) Почему ваши  дамы недостаточно низко приседают. Позанимайтесь с ними!
2-ая. Слушаюсь, ваше высочество!
Том. Я объявляю о начале суда над государственными преступниками. Теперь я буду Главный судья. Пусть подойдет первый подсудимый.(подходит 1-ый)Генеральный прокурор, в чем его обвиняют?
2-ой. Он залез в карман к прохожему и вытащил у него два фартинга.
Том. Сколько раз я вам говорил Главный судья не занимается такой мелочью.
1-ая. Ничего себе мелко! Прохожий его догнал и так отколошматил…А потом и отец добавил за то, что в карман залез неловко, не так, как нас учат родители, незаметно все делать.
Том. Десять плетейи отпустить восвояси. (1 уходит. Ему дают условно10 ударов веревкой по спине. Он кричит) Следующий. (Подводят ещеодного)Так значит ты, как говорит прокурор, избил до смерти своего сына?
3-ий. Он схватил со стола кусок хлеба и стал запихивать себе в рот. А этот кусок надо было поделить с младшим братом.
Том. Но зачем же ты ударил его кулаком так сильно? Ведь ему всего десять лет.
«Обвиняемый». Я всегда его так бью, и жена еще добавляет.  Всегда было ничего, а тут не рассчитал. Уж больно он меня разозлил. За день ничего не украл, не выпросил у прохожих, а есть хочет. Как такого не избить до полусмерти.
Том. До полусмерти, но не до смерти. Итак, слушайте мой приговор, Джон Лендор, житель Двора отбросов, что на Помоечной улице, за убийство сына приговаривается к повешенью. Увести!
«Стража» хватает и пытается уволочь «подсудимого». «Подсудимый» бросается в ноги «принцу».
«Подсудимый» Пощадите, господин Судья! Я больше не буду бить своих детей. Их у меня еще трое.
Том. А заставлять воровать, просить милостыню?
«Подсудимый» Тоже не буду. Пусть лучше все умрем с голоду.
Том. Хорошо. Отпустите его на первый раз. Но если еще раз убьешь хоть одного своего ребенка, будешь утоплен в Темзе.
«Подсудимый» (падает в ноги) Спасибо, мой добрый повелитель.
Входит настоящий глашатай.
Глашатай.Жители города Лондона! Именем его величества, короля Генриха У111 и Его святейшества Епископа Кентерберийского по приговору высокого суда сегодня вечером вСмитфилде состоится публичное сожжение колдуньи Энн Эскью и трех ее малолетних дочерей. Они приговорены к смерти за то, что вызвали бурю в своей округе и оставили без крова 20 семей. (Глашатай уходит)
Все.
–Ура! Пойдем сегодня в Смитфилд!
–Пойдем! Пойдем! Посмотрим!
–А вдруг колдунья потушит огонь и улетит на метле. И дочки за ней! Вот будет здорово!
Том.Тише! Прекратите крики. Вы же пэры и сэрынашего королевства, а не рвань какая-нибудь. Игра еще не окончена. А сейчас я объявляю во дворце бал. Оркестр, музыка!
(Оркестр играет на «помоечных» инструментах», но эта какафония постепенно сменяется настоящей дворцовой танцевальной музыкой. «Кавалеры приглашают дам» Все по правилам. Оборванцы танцуют средневековый танец).
Том. Фрейлины держите прямо спину. Кавалеры будьте галантны. Как я вас учил…А меня священник, отец Эндрю.
Сам Том показывает, как танцевать. Внезапно врывается отец Тома. Музыка обрывается.
Отец. Ах вот ты где, ублюдок! (Хватает Тома) Танцуешь? (Ударяет кулаком. Все разбегаются).
Том. Мы в королевский дворец играли!
Отец. Дома есть нечего! А он играет! Во дворец! Вот когда принцем будешь, тогда и играй! А пока ты нищий, как все вокруг.
Том. А я и так принц! Меня во дворе все так называют. Я дворцовый этикет изучаю. Я читать и писать умею. И латынь немного знаю…. Ко мне иногда даже взрослые за советом обращаются.
Отец.Может быть мне совет дашь, как из пустого кармана сделать полный.Я знаю, кто тебя этой чепухе учит. Я знаю, к кому ты бегаешь. Это старый прохиндей священник Эндрю. Ну я его скоро отделаю так, что его господь Бог не узнает, когда он к нему после моего угощенияотправится. Выворачивай карманы, что сегодня выклянчил?
Том. Вот один фартинг.
Отец. А где остальные спрятал?
Том. Нигде. Омниамэамэкум порто.
Отец. Что ты сказал? Отца подальше послал, да еще не по-нашему, не по-английски. Убью!
Том. (убегая)Это латинское крылатое выражение. «Все свое ношу с собой».
Отец.(хватает сына)И я все свое ношу с собой. Вот эти мои кулаки. И я сейчас тебя так отделаю.
(Набрасывается на сына, выскакивает мать. Заслоняет Тома.)
Мать. Не бей его, прошу! Лучше меня бей!
Отец. Обоих убью! (Наносит тумаки жене и сыну, они падают плашмя. Отец уходит).
Мать. (Поднимает голову) Сынок, живой?
Том. Живой.
Мать. Вот я тебе поесть принесла корочку.  Поешь, ты же с утра голодный.  Домой сейчас не ходи… Отец с твоей бабушкоюсегодня особенно злые. Сестренки твои тоже совсем мало принесли.
Том. Он всегда злой и лупят меня с бабкой, так, что кости трещат.
Мать. А что же нам делать? Здесь все так живут. И родители наши воровали и милостыню просили. И деды. И нам так жить до конца. Смирись. Иначе забьет он тебя до смерти, как сосед своего сына.
Том. Мне бы на принца настоящего хоть одним глазком взглянуть…подойти ближе и всласть наглядеться на него. Я бы за это, что хочешь бы отдал. Поглядел бы одним глазком, а потом хоть пусть меня отец прикончит.
Мать. Выкинь ты из головы этих принцев. Нищие мы. Понимаешь! Иди сейчас на площадь, встань и проси милостыню. Хотя бы фартинг еще принеси.
Том. А воровать я не буду.
Мать. И не надо! Ну иди, с богом. (Том уходит) В принцев играет. Ох, к добру это не приведет!

СЦЕНА ВТОРАЯ
В ЗАМКЕ
На сцене Эдуард и лорд-протекторГертфорд.
Эдуард. Милорд я уже позанимался и латинским, и древнегреческим, изучал римское право. Я хочу поиграть в мячик.
Гертфорд. Ваше высочество! Но вы уже играли, с вашими сестрами, положенные вам по расписанию полчаса.
Эдуард. Но я не наигрался. Разве с этими девчонками побегаешь.
Гертфорд. Ваше высочество вам не подобает говорить так об их высочествах, ваших сестрах. И потом распорядок вашего дня утвержден его величеством. Вспомните, как он бранил вас, когда вы изволили играть в покоях его величества в мяч и попали им в витраж из венецианского стекла. Сейчас вы должны заняться чтением книг по римской истории. Цезарь, Антоний, Клеопатра, Цицерон, Август… Ну хорошо, хорошо,пока его величеством занимаются доктора, я разрешаю вам полчаса погулятьна лужайке перед дворцом. Но не подходите близко к ограде от толпы нищих и ротозеев всегда дурно пахнет!
Эдуард.Дядя, не отзывайтесь так при мне о подданных его величества.
Гертфорд. Хорошо. Хорошо, ваше высочество. Да, и в связи, с некоторым недомоганием, (надеюсь эти мои слова останутся междунами), король, приказал оставить у вас Большую королевскую печать. Вот я кладу ее вам на стол.  
Эдуард. Хорошо. Хорошо, я ее потом уберу на место. (Убегает).
Гертфорд. Сколько нужно потратить усилий, чтобы воспитать из принца-мальчишки будущего короля.Который потом, судя по его характеру, тебя ничем хорошим не отблагодарит. А то еще и посадит в Тауэр, как его величество Генрих восьмой Тюдор своего кузена Норфолка. К слову сказать, наш король совсем плох. Ой, что я говорю (Подходит, открывает дверь и кричит). Наш король здоров, как никогда! Каждый, кто в этом усомнится последует на плаху без промедления. Да, здравствует его величество король Генрих Восьмой! (Подходит к окну, открывает, смотрит) Играет сам с собой в войну, несчастный ребенок! А народу-то, народу, на него глазеет. (Уходит).
Слышен шум толпы. Голосастражника и Тома. «Куда полез, бродяга!» «Ой, за что? Ой, больно!» Хохот толпы. Голос Эдуарда: «Как ты смеешь обижать бедного отрока. Как ты смеешь так грубо обращаться даже с самым последним из подданных моего отца? Отвори ворота, и пусть он войдет! Пропусти его немедленно!»Голоса: «Да здравствует принц Уэльский»«Слава принцу!»

СЦЕНА ТРЕТЬЯ
ПРИНЦ И НИЩИЙ
Там же во дворце. Эдуард и Том входят в покои.
Эдуард.Ты кажешься голодным и усталым. (В дверь) Эй, кто-нибудь еды в мой кабинет! (К Тому) Тебя обидели. Сейчас ты поешь и все о себе расскажешь. (Слуги приносят еду, много еды).
Слуги. (хором) Кушать подано.
Эдуард. Идите и больше не появляйтесь. Как тебя зовут, отрок?
Том(жуя) Том Кенти, с вашего позволения, сэр.
Эдуард.Странное имя. Где ты живешь?
Том.В Лондоне, осмелюсь доложить вашей милости. Двор Отбросов, что на Помоечной улице за Обжорным рядом.
Эдуард. Двор Отбросов! Странное название… Есть у тебя родители?
Том. Родители у меня есть. Есть и бабка, которую я не слишком люблю, да простит мне господь, если это грешно!.. И еще у меня есть две сестры-близнецы — Нэн и Бэт.
Эдуард.Это значит родились в один день! (Как бы я хотел иметьбрата близнеца!) Должно быть, твоя бабка не очень добра к тебе?
Том.Она ни к кому не добра, смею доложить вашей светлости.
Эдуард. Обижает она тебя?
Том.Лишь тогда она не колотит меня, когда спит или затуманит свой разум вином. Но как только в голове у нее проясняется, она бьет меня вдвое сильнее.
Эдуард.Как? Бьет?
Том. О да, смею доложить вашей милости!
Эдуард.Бьет! Тебя, такого слабосильного, маленького! Слушай! Прежде чем наступит ночь, ее свяжут и бросят в Тауэр. Король, мой отец…
Том.Вы забываете, сэр, что она низкого звания. Тауэр — темница для знатных.
Эдуард. Правда! Это не пришло мне в голову. Но я подумаю, как наказать ее. А отец твой добр к тебе?
Том. Не добрее моей бабки Кенти, сэр.
Эдуард.Отцы, кажется, все одинаковы. И у моего нрав не кроткий. Рука у него тяжелая, но меня он не трогает. Хотя на брань он, по правде сказать, не скупится. А как обходится с тобою твоя мать?
Том.Она добра, сэр, и никогда не причиняет мне ни огорчений, ни боли. И Нэн и Бэт так же добры, как она.
Эдуард.Сколько им лет?
Том. Пятнадцать, с вашего позволения, сэр.
Эдуард. Леди Елизавете, моей сестре, четырнадцать. Леди Джэн Грей, моя двоюродная сестра, мне ровесница.Скажи, твои сестры запрещают служанкам смеяться, дабы те не запятнали свою душу грехом?
Том. Мои сестры? Вы полагаете, сэр, что у них есть служанки?
Эдуард. Как же, скажи на милость, могут они обойтись без служанок? Кто помогает им снимать на ночь одежду? Кто одевает их, когда они встают поутру?
Том. Никто, сэр. Вы хотите, чтобы на ночь они раздевались и спали без одежды, как звери?
Эдуард.Без одежды? Разве у них по одному только платью?
Том. Ах, ваша милость, да на что же им больше? Ведь не два же у них тела у каждой.
Эдуард. Ха-ха. Какая странная, причудливая мысль! Прости мне этот смех; я не думал обидеть тебя. У твоих добрых сестер, Нэн и Бэт, будет платьев и слуг достаточно, и очень скоро: об этом позаботится мой казначей. Нет, не благодари меня, это пустое. Ты хорошо говоришь, легко и красиво. Ты обучен наукам?
Том. Не знаю, как сказать, сэр. Добрый священник Эндрью из милости обучал меня по своим книгам.
Эдуард. Ты знаешь латынь?
Том. Боюсь, что знания мои скудны, сэр.
Эдуард. Как будет по латыни…ну, скажем, «Все свое ношу с собой»?
Том.«Омниамэамэкум порто».
Эдуард. Отлично! Греческий труднее, но, кажется, ни латинский, ни греческий, ни другие языки не трудны леди Елизавете и моей кузине.  Но расскажи мне о твоем Дворе Отбросов. Весело тебе там живется?
Том.Поистине весело, с вашего разрешения, сэр, если, конечно, я сыт. Нам дают там представления: актеры играют, кричат, дерутся, а потом убивают друг друга и падают мертвыми. Так занятно смотреть, и стоит всего лишь фартинг; только иной раз очень уж трудно добыть этот фартинг, смею доложить вашей милости.
Эдуард.Рассказывай еще!
Том.Мы, мальчики во Дворе Отбросов, иногда сражаемся между собою на палках, как подмастерья.
Эдуард. О! и я бы не прочь. Рассказывай еще!
Том.Мы бегаем взапуски, сэр, кто кого перегонит.
Эдуард.Мне пришлось бы по вкусу и это! Дальше!
Том.Летом, сэр, мы купаемся и плаваем в каналах, в реке, брызгаем друг в друга водой, хватаем друг друга за шею и заставляем нырять, и кричим, и прыгаем, и…
Эдуард.Я отдал бы все королевство моего отца, чтобы хоть однажды позабавиться так. Пожалуйста, рассказывай еще!
Том. Мы поем и пляшем,мы зарываем друг друга в песок; мы делаем из грязи пироги… О, эта прекрасная грязь! В целом мире ничто не доставляет нам больше приятностей. Мы прямо-таки валяемся в грязи, не в обиду будет вам сказано, сэр!
Эдуард.Ни слова больше, прошу тебя! Это чудесно! Если бы я только мог облечься в одежду, которая подобна твоей, походить босиком, всласть поваляться в грязи, хоть один единственный раз, но, чтобы меня никто не бранил и не сдерживал, — я, кажется, с радостью отдал бы корону.
Том.А я… если бы я хоть раз мог одеться так, как вы, ваша светлость… только один единственный раз… Ведь каждый день мы играем в королевский двор, где я изображаю принца.
Эдуард. О, вот чего тебе хочется? Что ж, будь по-твоему! Снимай лохмотья и надевай этот наряд. У нас будет недолгое счастье, но от этого оно не станет менее радостным! Позабавимся, покуда возможно, а потом опять переоденемся, прежде чем придут и помешают.
Уходят за ширму.
Заглядывает лорд – протектор.
Гертфорт. Ваше высочество! Через полчаса вас требует к себе его величество! Мне доложили, что вы прошли во дворец! Приготовьтесь к встрече.
Голос Эдуарда:  «Передайте его величеству, что я буду вовремя. Оставьте меня хоть на эти полчаса в покое.
Лорд. Конечно, конечно… (Уходит. Появляются из-за ширмы принц и нищий, они поменялись одеждами. Долго смотрят друг на друга)
Эдуард. Что ты об этом думаешь?
Том. Ах, ваша милость, не требуйте, чтобы я ответил на этот вопрос. В моем звании не подобает говорить о таких вещах.
Эдуард.Тогда скажу об этом я. У тебя такие же волосы, такие же глаза, такой же голос, такая же поступь, такой же рост, такая же осанка, такое же лицо, как у меня. Если бы мы вышли нагишом, никто не мог бы сказать, кто из нас ты, а кто принц Уэльский. Теперь, когда на мне твоя одежда, мне кажется, я живее чувствую, что почувствовал ты, когда грубый солдат… Послушай, откуда у тебя этот синяк на руке?
Том. Пустяки, государь! Ваша светлость знает, что тот злополучный часовой…
Эдуард. Молчи! Он поступил постыдно и жестоко! Не двигайся с места, пока я не вернусь! Таково мое приказание!Я ему покажу, как обижать моих подданных. Подожди! Надо куда-то убрать королевскую печать. А засунем-ка ее пока в эту рыцарскую перчатку. (Убегает. Входит Лорд- протектор).
Гертфорд. Ваше высочество! Пойдемте к Вашему отцу. Он требует вас немедленно.
Том. Я … не могу. Я должен быть здесь. Мне сказали.
Гертфорд. Что за глупости?  Что с вами?
Том.Я не тот, за кого вы меня принимаете…Я Том Кентисо двора Отбросов.
Гертфорд. Что за чепуха! Принц! Что с вами?

СЦЕНА ЧЕТВЕРТАЯ
В ГОРОДЕ
На площади около дворца (Это может происходит у одного из входов в зал или на авансцене перед занавесом)
Эдуард. Какое ты имел право бить мальчика?!Это мой гость!
Стражник. Что ты сказал… нищенское отродье? А ну, пошел вон!(выталкивает принца к толпе, на сцену)
Эдуард. Да как ты смеешь, я сын короля!
Толпа.
–Сын короля! Ха-ха!
– Вы слышали это принц Уэльский! Падайте все на колени!
-Ха!Ха!Ха! (Все толкаютЭдуарда)
- Поднимите его на трон. (Поднимают на руки!)
Эдуард. Отпустите меня! Я велю всех вас повесить! Вас четвертуют! Куда вы меня тащите! Эй стража! Охрана!
- На площадь Висельников его. Там он лично будет всех нас вешать по одному!
- Ха-ха-ха!(несут по кругу)
Эдуард. Куда вы меня тащите. Сейчас король вышлет за мной полк солдат.
- Уже выслал! Они все в таких же лохмотьях. Это мы и есть!
- Дорогу принцу нищих и голодных!
-  Дайте мне кусочек от его камзола обшитого бриллиантами.
- А мне перо от его шапочки.
- А мне его чулки с золотыми застежками.
- Оставьте меня! Я не нищий. Тому, кто доставит меня во дворец я дам дворянский титул! Я его озолочу!
- Бросьте это придурка здесь. Он всем надоел.
- Пойдем сегодня вечером в Смитфилд. Там ведьм будут жечь!
- Уже, наверное, костер сложен!
- Надо занять места поближе, чтоб слышнее были их крики!
- Да, не так близко, чтобы самому не сгореть и ведьмы с собой не утянули. (Уходят, бросив принца).
Принц лежит на земле, поднимает голову, садится.
Проходят люди, это молодые монахи.
1-ый. Мальчику плохо, ему надо помочь!
2-ой. Что с тобой. Ты весь в синяках! Где твой дом?
Эдуард.Добрые люди, вы, наверное, воспитанники церкви святого Иоанна, скажите вашему начальнику, что с ним желает беседовать Эдуард, принц Уэльский.
3-ий. Принц Уэльский! Ты, что ли, оборванец, посол его милости?
(Принц протягивает руку к бедру)
4-ый. Видали? Он и впрямь был уверен, что у него, как у принца, есть шпага!
Все. Ха-ха-ха
Эдуард (гордо) Да, я принц. И не подобает вам, кормящимся щедротами отца моего, так обращаться со мною.
Все:
-  Ха – ха - ха
1-ый – монах.Эй вы, свиньи, рабы, нахлебники царственного отца его милости, или вы забыли приличия? Скорее на колени, вы все, да стукайте лбами покрепче! Кланяйтесь его королевской особе и его королевским лохмотьям!  
Все падают на колени. Принц пихает ногой первого:
Эдуард:Вот тебе покуда задаток, а завтра я тебя вздерну на виселицу!
2-ой.  Ах, так!Бей его!
1-ый.Держи его!
2-ой.Волоки его в пруд!
Принц бежит за кулисы за ним гонятся… Принц выбегает и падает без сил.
Эдуард (размышляет) Когда я сделаюсь королем, они не только получат от меня пищу и кров, но будут учиться по книгам, так как сытый желудок немногого стоит, когда голодают сердце и ум.  Знание смягчает сердца, воспитывает милосердие и жалость.
Мне надо дойти, доползти до двора Отбросов. Родные этого мальчишки отведут меня во дворец. И скажут, что я не принадлежу к их семье, что я истинный принц.
Появляется Джон Кенти и мать Тома.
Джон.Ах, вот ты где! А мы его ищем. Может, пришибли где-нибудь. А он здесь отдыхает.Опять прошлялся до такого позднего часа, а домой, небось, не принес ни одного фартинга! Ну смотри! Если ты без денег, я переломаю тебе все твои тощие ребра, не будь я Джон Кенти!
Эдуард.О, ты его отец? Слава благим небесам! Отведи меня в родительский дом, а его уведи оттуда.
Джон.Его отец? Не знаю, что ты хочешь сказать, но знаю, что твой отец я… И скоро ты на собственной шкуре…
Эдуард. О, не шути, не лукавь и не мешкай! Я устал, я изранен, я не в силах терпеть. Отведи меня к моему отцу, королю, и он наградит тебя такими богатствами, какие тебе не снились и в самом причудливом сне. Верь мне, верь, я не лгу, я говорю чистую правду! Протяни мне руку, спаси меня! Я воистину принц Уэльский!
Джон. Спятил с ума, словно сейчас из сумасшедшего дома. В своем ты уме или нет, а мы с бабкой пересчитаем тебе все ребра, не будь я Джон Кенти! Пошли!
Эдуард. Я не пойду к тебе. Ты мне не отец!
Джон. Ах, вот как мерзавец! Ну ты у меня сейчас получишь!
Начинает бить Эдуарда.Мать заслоняет сына.
Мать. Не надо Джон. Я прошу тебя!
Джон. И ты получай.  И веди своего сумасшедшего сыночка домой. Он утверждает, что он не наш сын.
Мать. Что с тобой сыночек? Ты и впрямь не узнаешь свою мать и своего отца?
Эдуард. Я вас не знаю, я Принц Уэльский. Отведите меня во дворец!
Мать. Пойдем, мой несчастный сын, должно быть побои совсем исказили твой разум. (всматривается в сына, рассеянно) идем, идем домой. (Всторону) Это не Том.  У моего Тома за правым ухом была родинка! Что же мне делать! Надо молчать!
Джон. Идете вы или нет? Может вам еще надавать тумаков. (Все уходят)

СЦЕНАПЯТАЯ
ВО ДВОРЦЕ
Королевская зала. В кресле полулежит король Генрих У111. Он болен, ноги наверху, перебинтованы. Позади него стоят слуги, придворные. Король делает знак рукой. Слуга распахивает дверь. Появляются Лорд Гертфорд и Том.
Король.Ну что, милорд Эдуард, мой принц? С чего тебе вздумалось шутить надо мною такие печальные шутки, надо мной – твоим добрым отцом-королем, который так любит и ласкает тебя?
Том падает на колени.
Том. Ты–король? Ну, тогда мне и вправду конец!
Король (ошеломленно). Увы, я думал, что слухи не соответствуют истине, но боюсь, что ошибся. Подойди к отцу, дитя мое. Ты нездоров?   (Тома поднимают на ноги, подводят к королю. Король прижимает мальчика к себе) Неужели ты не узнаешь своего отца, дитя мое? Не разбивай моего старого сердца, скажи, что ты знаешь меня! Ведь ты меня знаешь, не правда ли?
Том.Да. Ты мой грозный повелитель, король, да хранит тебя бог!
Король. Верно, верно… это хорошо… Успокойся же, не дрожи. Здесь никто не обидит тебя, здесь все тебя любят. Теперь тебе лучше, дурной сон проходит, не правда ли? И ты опять узнаешь самого себя — ведь узнаешь?  Мне сообщили, что ты называл себя чужим именем. Но больше ты не будешь выдавать себя за кого-то другого, не правда ли?
Том. Прошу тебя, будь милостив, верь мне, мой августейший повелитель: я говорю чистую правду. Я нижайший из твоих подданных, я родился нищим, и только горестный, обманчивый случай привел меня сюда, хотя я не сделал ничего дурного. Умирать мне не время, я молод. Одно твое слово может спасти меня. О, скажи это слово, государь!
Король.Умирать? Не говори об, этом, милый принц, успокойся. Да придет мир в твою встревоженную душу… ты не умрешь.
Том с криком радости падает на колени.
Том.Да наградит тебя господь за твою доброту, мой король, и да продлит он твои годы на благо страны! (Поднимается. Весело кближайшему придворному) Ты слышал? Я не умру! Это сказал сам король!
Все опускают головы. Том смущенный подходит к королю.
Том. (боязливо) Теперь я могу уйти?
Король.Уйти? Конечно, если ты желаешь. Но почему бы тебе не побыть здесь еще немного? Куда же ты хочешь идти?
Том. (смущенно) Возможно, что я ошибся; но я счел себя свободным и хотел вернуться в конуру, где родился и рос в нищете, где поныне обитают моя мать, мои сестры; эта конура — мой дом, тогда как вся эта пышность и роскошь, к коим я не привык… О, будь милостив, государь, разреши мне уйти!
Король задумывается.
Король (с надеждой). Быть может, он помешался на одной этой мысли, и его разум остается по-прежнему ясным, когда обращается на другие предметы? Пошли, господь, чтоб это было так! Мы испытаем его! Как будет по латыни выражение, ну, скажем: «Все свое ношу с собой».
Том.«Омниамэамэкум порто», сэр.
Король. Молодец!
Все. Молодец. Он почти здоров.
Король. Его разум затмился, но не поврежден безнадежно. Как вы полагаете, сэр?
Гретфорд.  Ваша догадка верна, государь.
Король. Будем испытывать дальше. Парлефрансэ, месье?
Том. С вашего позволения, сэр, мне этот язык неизвестен.
(Король откидывается назад. Слуги бросаются к нему на помощь)
Король. Не тревожьте меня… это минутная слабость, не больше. Поднимите меня. Вот так, достаточно. Поди сюда, дитя, положи свою бедную помраченную голову на грудь отцу и успокойся! Ты скоро поправишься; это мимолетная причуда, это пройдет. Не пугайся! Скоро ты будешь здоров. (Ко всем) Слушайте, вы все! Сын мой безумен, но это помешательство временное. Оно вызвано непосильными занятиями и слишком замкнутой жизнью. Долой все книги, долой учителей! Забавляйте его играми, развлекайте такими забавами, которые служат к укреплению сил, это восстановит его здоровье! (Приподнимается наподушках) Он обезумел, но он мой сын и наследник английского престола. В здравом уме или сумасшедший, он будет царствовать! Слушайте дальше и разгласите повсюду: всякий говорящий о его недуге посягает на мир и спокойствие британской державы и будет отправлен на виселицу!.. Дайте мне пить… я весь в огне… горе истощает мои силы… Так. Возьмите прочь эту чашу… Поддержите меня. Так, хорошо. Он сумасшедший? Будь он тысячу раз сумасшедший — все же он принц Уэльский, и я, король, дам этому публичное подтверждение. Ныне же он будет утвержден в сане принца-наследника с соблюдением всех старинных церемоний. Повелеваю вам немедленно приступить к делу, милорд Гертфорд!
Гертфорд. (на коленях)Вашему королевскому величеству известно, что наследственный гофмаршал Англии заключен в Тауэр. Не подобает заключенному…
Король. Не оскорбляй моего слуха ненавистным именем. Неужели этот человек никогда не умрет? Неужели он будет вечной преградой моим королевским желаниям? И сыну моему не быть утвержденным в своих наследных правах лишь потому, что гофмаршал Англии запятнан государственной изменой и недостоин утвердить его в сане наследника? Нет, клянусь всемогущим богом! Предупреди мой парламент, чтобы еще до восхода солнца он вынес смертный приговор Норфолку, иначе парламент жестоко поплатится!
Гертфорд. У меня нет печати, чтобы утвердить решение парламента, ваше величество!
Король. Возьмете ее у принца, я ее ему отдал.
Гертфорд.Королевская воля — закон! — произнес лорд Гертфорд(поднимается с колен, отходит на место)
Король. Поцелуй меня, мой принц! Вот так… Чего же ты дрожишь? Ведь я твой отец, я люблю тебя.
Том. Ты добр ко мне, недостойному, о могущественнейший и милосердный государь, это поистине так. Но… но… меня удручает мысль о том, что кто-то должен умереть, и…
Король. А, это похоже на тебя, это похоже на тебя! Я знал, что сердце у тебя осталось прежнее, хотя рассудок твой помрачен; у тебя всегда было доброе сердце. Но этот герцог стоит между тобою и твоими высокими почестями. Я назначу на его место другого, кто не запятнает своего сана изменой. Успокойся, мой добрый принц, не утруждай напрасно этим делом свою бедную голову…
Том.Но не я ли ускорю его смерть, мой повелитель? Как долго мог бы он прожить еще, если бы не я?
Король.Не думай о нем, мой принц! Он недостоин этого. Поцелуй меня еще раз и вернись к твоим утехам и радостям! Моя болезнь изнурила меня, я устал; мне нужен покой. Поговори со своим дядей Гертфордом и приходи ко мне снова, когда тело мое подкрепится отдыхом! Отвезите меня в спальню (Короля увозят на кресле -каталке)
Гетфорд (пододвигая кресло) Садитесь ваше, высочество!
Том (садится и тут же встает. Всем) И вы тоже садитесь! Садитесь! Что же вы!
Гертфорд(на ухо Тому):Прошу тебя, не настаивай, милорд: им не подобает сидеть в твоем присутствии.
Том садится.
Том. Мне неудобно перед ними. Пусть они лучше уйдут.
Гертфорд.Вы должны им сделать знак рукой (Показывает)
Том стеснительно машет. Придворныекланяются и уходят.
Входит музыкант.
Гертфорд.Играй что-нибудь умиротворенное. Я должен успокоиться.
Музыкант играет. Гетфордобхватил голову руками. Том оглядывает зал.
Входит придворный, подает бумагу.
Придворный: Приказ короля.
Гертфорд (берет бумагу. Принцу.) Милорд отпустите музыканта, как я вас учил.
Том в машет рукой уже уверенно.Музыкант уходит.Гертфорд читает бумагу.
Гертфорд. (читает вслух)«Лорду Гертфорду. Совершенно секретно. Повелеваю, чтобы, в силу важных и веских государственных соображений, его высочество принц скрывал свой недуг, насколько это в его силах, пока болезнь не пройдет, и принц снова не станет таким, каким был прежде. А именно: он не должен ни перед кем отрицать, что он истинный принц, наследник великой английской державы, он обязан всегда соблюдать свое достоинство государя-наследника и принимать без всяких возражений знаки повиновения и почтения, подобающие ему по праву и древнему обычаю; Я требую, чтобы он перестал рассказывать кому бы то ни было о своем якобы низком происхождении и низкой доле, ибо эти рассказы суть не что иное, как болезненные измышления его переутомленной фантазии; чтобы он прилежно старался воскресить в своей памяти знакомые ему лица, и в тех случаях, когда это не удается ему, пусть он хранит спокойствие, не выказывая удивления или иных признаков забывчивости; во время же парадных приемов, если он будет в затруднении, не зная, что говорить или делать, пусть скрывает от любопытных свою растерянность, но советуется с лордом Гертфордом. (откладывает бумагу). Так повелевает его величество король, который шлет привет вашему королевскому высочеству, моля бога, чтобы он по своему милосердию послал вам скорое исцеление и осенил вас своей благодатью.
Том. Так повелел король. Никто не смеет ослушаться королевских велений. Желание короля будет исполнено.
Гертфорд.Так как его величество соизволил повелеть не утруждать вас чтением книг и другими серьезными делами подобного рода, то не угодно ли будет вашему высочеству провести время в забавах, дабы не утомиться к банкету и не повредить своему здоровью.
Том. Какой банкет?
Гертфорд.Память все еще изменяет вам, и потому мои слова кажутся вам удивительными; но не тревожьтесь, это пройдет, как только вы начнете поправляться. Я говорю о банкете от города; месяца два тому назад король обещал, что вы, ваше высочество, будете на нем присутствовать. Теперь вы припоминаете?
Том.Я с грустью должен сознаться, что память действительно изменила мне.
Гертфорд. Напрягите, ваше высочество последние силы и скажите, куда вы положили Большую Королевскую Печать.
Том.(мнется) Я не помню.
Гертфорд.Не знаю, как я оправдаюсь перед его величеством. Но, впрочем, надо выполнять главный приказ. Эй, кто-нибудь (Заходит слуга). Сопроводите его высочество в комнату для игр.
(Слуга и  Том уходят.)
Гертфорд (Размышляет) Пока здесь никого нет, я могу высказать сам себе предположения, что же произошло на самом деле. Настоящий Принц каким-то образом исчез. Если бы самозванец с самого начала преследовал цель занять место принца Эдуарда, то добившись желаемого, он бы выдавал себя за его высочество, а не просил его отпустить к каким-то нищим.Итак:Искать бывшего принца не нужно. Из нового принца я буду лепить то, что мне нужно. Тем более, что он не глуп и уже стал понимать, что другого выхода для него нет. А когда король умрет... А жить ему, по всей вероятности, осталось недолго, вот тогда мы посмотрим, кто будет править Англией. Одно меня смущает в этой истории, отчего они действительно так похожи, как могут быть похожи только братья-близнецы.

СЦЕНА ШЕСТАЯ
У РАТУШИ
Река Темза. Слева Ратуша с окном наверху.Слышна музыка. Народ на заднем плане, смотрит на реку. Все машут руками.  Кричат:
–Да, здравствует принц!
– Да, здравствует королевская семья!
– Да, здравствует лорд Гертфорд, дядя короля!
–Смотрите! Они плывут на барже и машут нам.
– Они плывут сюда, к ратуше, здесь будет пир.  
– Смотрите принц тоже машет нам.
–-Это он мне машет!
–-Нет мне!
– Ах, так! Получай!  (Драка)
Стражник у ратуши.
– Прекратить!
(Все успокаиваются)
– Смотрите, рядом с принцем его сестры! Какие хорошенькие!
– А где король?
– Почему нет короля?
– Ах, сколько золотых украшений!
– И вся баржа оббита золотом,
– А сколько цветов!
На переднем плане бегут Джон Кенти, держа за руку Эдуард, мать Тома.
Джон.А где бабка и две девчонки?
Мать. Они там чуть позади!
Джон.Бегите за мной. Если нас догонят мы пропали. Вы слышали, что сказал наш сосед: священник Эндрю, которого я огрел дубиной, умирает. Меня повесят, а вас посадят в тюрьму.
Эдуард. Пустите меня, я не ваш сын!
Джон. Смотри, сумасшедший дурак, не смей произносить наше имя. Я выберу себе новое, чтобы сбить с толку этих собак полицейских. Говорю тебе, держи язык за зубами!(к матери Тома) Если нам случится потерять друг друга, пусть каждый идет к Лондонскому мосту и, как дойдет до крайней лавки суконщика, пусть там поджидает других. Потом мы двинемся все в Саутворк.
Навстречу двое с факелами.
Джон. Пропустите, мы спешим.
1-ый.Куда ты так торопишься, друг? Зачем грязнишь свою душу какими-то пустыми делишками, когда у всех добрых людей и верноподданных его величества праздник?
Джон.Не суйся в чужие дела. Убери лапу и дай мне пройти.
1-ый.Нет, брат, коли так, мы тебя не пропустим, пока ты не выпьешь за здоровье принца Уэльского. Это уж я тебе говорю: не пропустим!
Джон.Так давайте чашу, да поскорей, поскорей!
Все в толпе.
– Чашу любви! Чашу любви!
– Заставьте этого грубияна выпить чашу любви, не то мы бросим его на съедение рыбам.
Приносят огромную чашу любви.
1-ыйподносит чашу, и Джон берет ее одной рукой, а второй приподнимает крышку и отпускает Эдуарда, тот исчезает в толпе.
Джон.Эй, где он! Держи его. Ищите его.
Все
-– Пей до дна за здоровье принца!
– Иначе не уйдешь!
Джон выпивает и шатаясь, исчезает в толпе, за ним мать Тома
На сцену выбегает Эдуард.
Эдуард.Самозванец уже говорит перед народом речи! Правда, пока по бумажке.Его чествуют вместо меня! Весь город приветствует самозванца! Он захватил власть. Я должен явиться в ратушу и разоблачить самозванца! Потом я дам ему несколько дней на покаяние, а потом за государственную измену, его вздернут на дыбу и четвертуют! (убегает)
Толпа людей вываливается на середину.В окне ратуши появляются Том и Гертфорд.
Все:
– Тише!
– Принц! Принц!
– О наш светоч!
– Наша надежда и наша любовь!
Том говорит речь смотря в бумагу. Гетфорд ему периодически что-то подсказывает на ухо.
Том.Мы пьем чашу любви. Во имя любви между мной, принцем Уэльским и вами, народ Англии. Всю свою жизнь, я клянусь посвятить Вам мои подданные. (Откладывает бумагу, горячо)Пусть меньше будет бедных и нищих, воров и убийц! Пусть не будет слез детей. Пусть даже самые бедные получат кров и пищу. Главное – это знания! Чем больше вы будете знать, тем больше вам захочется жить по-людски. Пусть все любят друг друга и во имя этой любви мы и пьем эту чашу. Отпивает, передает другим придворным.(Уходят с балкона.)
Все. Ура! Да здравствует принц!
Толпа расступается, начинаются костюмированный танец. Танцоры уходят. Все аплодируют. Толпа расступается появляется Эдуард. Он бежит к ратуше.
Эдуард. Пустите меня в ратушу, я настоящий принц!
Стражник отталкивает его.
Эдуард.Ты мне ответишь за оскорбление царственной особы. Я тебя повешу.
Толпа смеется.
–Ха-ха-ха.
–Это сумасшедший! Я уже видел его у дворца! Теперь он здесь!
– Гоните его! Он испортит нам праздник!
– Окуните его в Темзу!
Эдуард. (Отбивается)Вы, свора невоспитанных псов! Говорят вам, я — принц Уэльский! И хоть я одинок и покинут друзьями и нет никого, кто сказал бы мне доброе слово или захотел помочь мне в беде, все же я не уступлю своих прав и буду отстаивать их!
(Из толпы выходит МайлсГендон.)
Гендон. Принц ты или не принц — все равно: ты храбрый малый, и отныне не смей говорить, что у тебя нет ни единого друга! Вот я стану рядом с тобою и докажу тебе, что ты ошибаешься. И, клянусь тебе, МайлсГендон не худший из тех, кого ты мог бы найти себе в качестве друга. Дай отдохнуть своему языку, дитя мое, а я поговорю с этими подлыми крысами на их родном наречии.
Голоса:
–Вот еще один ряженый принц!
–Берегись, приятель, своего языка, не то наживешь с ним беды!
– У, какие у него злые глаза!
– Оттащи от него мальчишку, волоки щенка в реку! Утопим его в честь праздника!
Принца хотят схватить. Гендон закалывает одного, второго.
–Убить этого пса! Бей его! Бей!
Гендон. Ну мой мальчик! Тут их сотня!Прощайся с жизнью!
Звучание рога. Голос стражника.
Стражник.Расступись! Дорогу королевскому гонцу!
(Стражник рассеивает толпу. Она отходит на задний план)
Гендон.  Бежим, мой принц, пока нас не убили. (Убегают)
Из ратуши выходят Том, Гетфорд и придворные. Появляется гонец.
Гонец.Король умер!
Все склонили голову. И общий крик.
–ДАЗДРАВСТВУЕТ КОРОЛЬ!.
Все падают на колени перед Томом.
Том (Гертфорду) Скажи мне правду, по чести, по совести! Если бы я сейчас отдал приказ, какого никто не имеет права отдать, кроме короля, был бы этот приказ исполнен? Никто не встал бы и не крикнул бы «нет»?
Гертфорд.Никто, государь, ни один человек в целом королевстве. В твоем лице повелевает владыка Англии. Ты — король, твоя воля — закон.
Том (твердо) Так пусть же отныне воля короля будет законом милости, а не законом крови. Встань с колен и скорее в Тауэр! Объяви королевскую волю: герцог Норфолкский останется жив!
Все:
– Кончилось царство крови! Да здравствует король Эдуард У1

ВТОРОЕ ДЕЙСТВИЕ

СЦЕНА СЕДЬМАЯ
В ГОСТИНИЦЕ
Гендон и Эдуард проходят по авансцене за закрытым занавесом. Гендон крепко держит мальчика за руку.
Крики: Король умер! Да здравствует король!
Гендон: Ты плачешь! Ты разве не рад этой потрясающей новости: в Англии сменилась власть! Ушел из жизни беспощадный человек, наводивший ужас на всех подданных.
Эдуард: Это мой родной отец! Он любил меня! Я теперь круглый сирота.  (Крики за кулисами: «Да здравствует король Эдуард шестой).(Эдуард в сторону)Как странно – я король!
Гендон. Вот и мы пришли к харчевне, где я остановился. Здесь на Лондонском мосту.
(Появляется Джон – отец Тома)
Джон.А, пришел, наконец! Ну, теперь уж ты не убежишь, будь покоен! Вот погоди, я истолку твои кости в такой порошок, что, быть может, это научит тебя не запаздывать… Заставил нас ждать столько времени!.. (Хочет схватить мальчика)
Гендон. Не торопись, приятель! По-моему, ты напрасно ругаешься. Какое тебе дело до этого мальчика?
Джон.Если тебе так хочется совать нос в чужие дела, так знай, что он мой сын.
Эдуард. Ложь!
Гендон.Прекрасно сказано, и я тебе верю, мой мальчик, все равно, здоровая у тебя голова или с трещиной. Отец он тебе или нет, я не дам тебя бить и мучить этому гнусному негодяю, раз ты предпочитаешь остаться со мной.
Эдуард. Да, да… я не знаю его, он мне гадок, я лучше умру, чем пойду с ним.
Гендон. Значит, кончено, и больше разговаривать не о чем.
Джон. Ну, это мы еще посмотрим! (отталкивая Гендона) Я его силой возьму…
Гендон. (доставая шпагу)Только тронь его, ты, двуногая падаль, и я проколю тебя, как гуся, насквозь! Заруби у себя на носу, что я взял этого малыша под защиту, когда на него была готова напасть целая орава подобных тебе негодяев и чуть было не прикончила его; так неужели ты думаешь, что я брошу его теперь, когда ему грозит еще худшая участь? Ибо, отец ты ему или нет, — а я уверен, что ты врешь, — для такого мальчика лучше скорая смерть, чем жизнь с таким зверем, как ты. Поэтому проваливай, да поживее, потому что я не охотник до пустых разговоров и не очень-то терпелив от природы.
Джон. Мы еще встретимся! (Уходит)
Гендон. Не бойся, малыш, больше он сюда не сунется, пойдем в нашу комнату.
Открывается занавес, комната в харчевне. Кровать.  Стол. Умывальник.
Эдуард. (Бросается на постель). Пожалуйста, разбуди меня, когда слуги накроют на стол! (засыпает)
Гендон. Клянусь богом, этот маленький нищий расположился в чужой квартире и на чужой кровати с таким непринужденным изяществом, как будто у себя, в своем доме, — хоть бы сказал „разрешите мне“, или „сделайте милость, позвольте“, или что-нибудь в этом роде. В бреду больного воображения он называет себя принцем Уэльским, и, право, он отлично вошел в свою роль. Бедный, маленький, одинокий мышонок! Без сомнения, его ум повредился из-за того, что с ним обращались так зверски жестоко. Ну что же, я буду его другом, — я его спас, и это сильно привязало меня к нему; я уже успел полюбить дерзкого на язык сорванца. Как бесстрашно сражался он с обнаглевшею чернью — словно настоящий солдат!  (Смотрит на Эдуарда)И какое у него миловидное, приятное и доброе лицо теперь, когда во сне он забыл свои тревоги и горести! Я стану учить его, я его вылечу; я буду ему старшим братом, буду заботиться о нем и беречь его. И кто вздумает глумиться над ним или обижать его, пусть лучше сразу заказывает себе саван, потому что, если потребуется, я пойду за мальчугана хоть в огонь!»(Гладит лицоЭдуарда)Ох, ты как это не благородно с моей стороны — оставить его неукрытым! Чего доброго, простудится насмерть! Как же мне быть? Если я его возьму на руки и уложу под одеяло, он проснется, а ведь он так нуждается в отдыхе». (Снимает камзол и укрывает принца…) Ведь я привык и к стуже, и к легкой одежде, Холод и сырость мне нипочем.(Шагает покомнате) А тут холодно! Дров жалеют! …    В его поврежденном уме засела мысль, что он принц Уэльский. Странно будет, если здесь у меня останется принц Уэльский, в то время как подлинный принц уже не принц, а король… Но его бедный мозг свихнулся на одной этой выдумке и не сообразит, что теперь уж ему надо забыть о принце и величать себя королем… (Садится на стул, дремлет)
Стук в дверь. Входит слуга с дымящимся блюдом, ставит на столик и уходит.Эдуард просыпается. Радостный, озирает все вокруг, и вздыхает.
- Увы, это был только сон! Горе мне, горе! (Замечает на себе камзол.) Ты добр ко мне! Да, ты очень добр ко мне! Возьми свой камзол и надень, больше он мне не понадобится.
Подходит к умывальнику и останавливается.
Гендон: Какой у нас чудесный ужин! Мы сейчас поедим на славу, потому что еда горяча и вкусна. Не горюй: сон и еда сделают тебя опять человеком!  (Мальчик с досадой смотрит на Гендона). Чего не хватает тебе?
Эдуард. Добрый сэр, я хотел бы умыться…
Гендон.Только-то? Ты можешь делать здесь что тебе вздумается, не спрашивая позволения у МайлсаГендона. Будь как дома, не стесняйся, пожалуйста.
Эдуард топает ногой.
Гендон. Что с тобою? Скажи на милость?
Эдуард. Пожалуйста, налей мне воды и не говори столько лишних слов!
Гендон. Это восхитительно! (Наливает воды)
Эдуард. Полотенце!
Гендонподает полотенце, Эдуард вытирается, садится за стол и начинает есть.
Гендон(Умывается и тоже хочет сесть за стол.)
Эдуард.Остановись! Ты хочешь сидеть в присутствии короля?
Гендон.(В сторону) Бедняжка! Его помешательство с каждым шагом растет! Он уже воображает себя королем. Ну, что же, надо мириться и с этим, иного способа нет, а то он еще, чего доброго, велит заключить меня в Тауэр». (Прислуживает Эдуарду).
Эдуард. Ты, кажется, назвал себя МайлсомГендоном, так ли я расслышал?
Гендон. Так, государь. (в сторону) Если уж подделываться к безумию этого бедного мальчика, так надо именовать его и государем и вашим величеством; не нужно ничего делать наполовину; я должен войти в свою роль до тонкости, иначе я сыграю ее плохо и испорчу все это доброе дело, дело любви и милосердия.
(Король выпивает стакан вина)
Эдуард.Я хотел бы узнать тебя ближе. Расскажи мне свою историю. Ты храбр, и вид у тебя благородный, ты дворянин?
Гендон. Наш род не особенно знатный, ваше величество. Мой отец — мелкий барон, выслужившийся из дворян, сэр Ричард Гендон, из Гендонского замка, близ Монксголма, в Кенте.
Эдуард. Я не припомню такой фамилии. Но продолжай, расскажи мне свою историю.
Гендон. Рассказывать придется немного, ваше величество, но, может быть, это позабавит вас, за неимением лучшего. Мой отец, сэр Ричард, человек великодушный и очень богатый. Я сумасброден, по правде — даже очень сумасброден, хотя сумасбродства мои были невинного свойства, ибо никому не приносили вреда, — только мне. Я никого не опозорил, никого не разорил, не запятнал себя ни преступлением, ни подлостью и вообще не совершил ничего, не подобающего моему благородному имени.
Эдуард. Я верю тебе.
Гендон.Чтобы завладеть всем наследством, меня оклеветал перед отцом мой младший брат, и отец за мой, якобы своенравный поступок, решил отправить меня на три года в изгнание.
Эдуард. Твой брат негодяй! Что же дальше?
Гендон.«Эти три года, вдали от Англии и родительского дома, — сказал отец, — может быть, сделают из тебя человека и воина и хоть отчасти научат тебя житейской мудрости». За эти годы я участвовал в континентальных войнах, изведал суровую нужду, тяжкие удары судьбы, пережил немало приключений, а в последнем сражении я был взят в плен и целых семь лет томился в чужеземной тюрьме. Благодаря ловкости и мужеству я, наконец, вырвался на свободу и помчался прямо сюда. Я только что приехал. У меня нет ни приличной одежды, ни денег… Теперь, государь, с вашего позволения, вам известна моя жалкая повесть!
Эдуард.Ты жертва бесстыдной лжи.  Но я восстановлю твои права, клянусь святым крестом! Это говорит тебе король!
Гендон. (в сторону)Какое, однако, у него богатое воображение! Бедный свихнувшийся мальчик, покуда я жив, у него будет и друг, и убежище. Я не отпущу его от себя ни на шаг; он станет моим баловнем, моим малолетним товарищем. И мы его вылечим, мы вернем ему разум, он непременно прославится.
Эдуард.Ты избавил меня от стыда и обиды, а быть может, спас мою жизнь и, следовательно, мою корону. Такая услуга требует щедрой награды. Скажи мне, чего ты желаешь, и, насколько это в моей королевской власти, твое желание будет исполнено.
Гендон. Благодарю вас за милость, я сейчас подумаю!
Эдуард. Конечно, подумай! В таких делах лучше не торопиться!
Гендон.  (в сторону) Да, именно этой милости и надо просить. Иначе ее невозможно добиться.Да, предложу ему это; как хорошо, что я не отказался от такого благоприятного случая». (опускается на одно колено). Моя скромная услуга не выходит за пределы простого долга всякого верноподданного, и потому в ней нет ничего замечательного, но раз вашему величеству угодно считать ее достойной награды, я беру на себя смелость просить о следующем. Учитывая прецедент с потомками графа Де Курси, которому за большие заслуги перед Францией разрешили в присутствии его величества короля не снимать головной убор, я прошу у вас, ваше величество, одной только милости и привилегии, которая будет для меня больше чем достаточной наградой, а именно: чтобы мне и моим потомкам на все времена разрешено было сидеть в присутствии английского короля.
Эдуард. Встань, сэр МайлсГендон, я посвящаю тебя в рыцари, (Принц ударяет по плечу Майкла его же шпагой)встань и садись. Твоя просьба уважена. Пока существует Англия, пока существует королевская власть, это почетное право останется за тобой.
Гендон садится и начинает есть. Эдуард ходит в задумчивости.
Эдуард. (показывает на свою одежду)Убери эти тряпки! Я хочу спать.
Гендон раздевает Эдуарда, удивляясь, что под тряпьем прекрасное белье. Он укладывает Эдуарда в постель.
Гендон. (в сторону) А где лягу я?
Эдуард (засыпая) Ты ляжешь у двери и будешь охранять ее.
Гендон. Бедняжка! Ему, право, следовало бы родиться королем! Он играет свою роль в совершенстве. (Ложится на пол) Мне не привыкать и, жаловаться на теперешнее мое положение значило бы гневить всевышнего.
Засыпает. (музыка) (Свет почти гаснет и вскоре опять становится ярче. Наступает рассвет.
Гендон.(Просыпается. Потягивается. Умывается) Пока он спит, надо измерить его рост (измеряет веревочкой) И сбегать купить более приличное платье. (Уходит)
Эдуард(во сне).Дядя Гетфорд!  Велите запрячь лошадей! Мы едем кататься с леди Елизаветой!
Входит Слуга
Слуга. Вставайте, господин, вставайте!
Эдуард. Что уже пора ехать кататься! Где я! Как тяжело просыпаться! Ах! Я не во дворце! А где Гендон?
Слуга. От него пришел человек и просит вас прийти к нему на мост. Он ждет вас, чтобы отвести к вашему другу. С ним случилась беда.
Эдуард. Сейчас оденусь. А это не обман? Хотя МайлсГендон, не из тех, кто попусту гонял бы короля.
Слуга.Мне так передали. Он просил вас прибыть, как можно скорей.
Эдуард накидывает на себя тряпье.
Эдуард. Ладно. Пойду, хотя положено, чтобы к королю все шли, а не король к кому-то должен идти. (Уходит).
Входит Гендон
Ваше величество! Я купил вам костюм. Это не королевская мантия, но…А где он? Где мой мальчик! Украли! Увели! А-а-а! Это, наверняка, тот гнусный разбойник, который звал его своим сыном… Я потерял тебя, мой бедный, маленький безумный повелитель! Какая горькая мысль! Я так полюбил тебя! Нет! Клянусь всем святым, я тебя не потерял! Не потерял, потому что я обыщу всю Англию и все же найду тебя. Бедный ребенок! Там остался его завтрак… и мой… ну да мне теперь не до еды. Пусть он достанется крысам! Скорее, скорее, медлить нельзя! (уходит).  

СЦЕНА ВОСЬМАЯ
ВО ДВОРЦЕ
Королевская спальня и зал. Полутемно.
На кровати спит Том.  Он неожиданно просыпается. Садится.
Том. Эй, Нэн! Бэт! Сбросьте солому и бегите ко мне! Я сейчас расскажу вам самый дикий, безумный сон, какой только могут навеять ночные духи. Эй, Нэн, где же ты, Бэт?
Входит лорд-протектор.
Слуга открывает шторы, по знаку лорда и удаляется
Гертфорд.Вставайте, мой король! Вам надо продолжать ваши занятия! Сегодня у вас встреча с зарубежными послами. Надо позаниматься языками и правилами этикета.
Том. (понуро)Скажите мне, кто я такой?
Лорд. Вчера вы были принцем Уэльским. А сегодня, вы, августейший повелитель, король Англии.
Том.Увы, то был не сон! Иди отдыхай, добрый сэрГертфорд… Оставь меня одного с моим горем.
Гертфорд.Сейчас вас будут одевать.
Знатные придворные становятся вереницей и передают друг другу детали одежды, по очереди становясь на колени, и передаваядругу рубашку, камзол и т.д.
1-ый придворный. Застежка сломана на чулке.
2-ой. В Тауэр главного хранителя королевских чулок! Давайте новый чулок! (Подносят, надевают. Подносят тазик, полотенце)
Том умывается, отправляет всех придворных за дверь знаком руки, к нему подходит Гертфорд с бумагами.
Гертфорд. Вот подпишите акт о расходах покойного короля.
Том. (Заглядывая в бумагу) 28 тысяч фунтов стерлингов за полгода! И из них еще 20 тысяч не уплачены!  Уплатите немедленно! Нельзя, чтобы надо мной висел такой долг.
Гертфорд.  Королевская сокровищница почти пуста! И тысяча слуг вот уже шесть месяцев не получают жалования.
Том.Ясно, что этак мы разоримся к чертям. Нам следует снять домик поменьше и распустить большинство наших слуг, которые все равно ни на что не годны, только болтаются под ногами и покрывают нашу душу позором, оказывая нам такие услуги, какие нужны разве что кукле, не имеющей ни рассудка, ни рук, чтобы самой управиться со своими делами.  
Гертфорд. (сжимает руку Тома) Прошу вас оставить эти речи. Мы же с вами договорились. Все говорить по только по существу, никакой отсебятины. Вот еще одна бумага.
Том. (читает) Покойный король завещает пожаловать графу Гертфорду герцогский титул, возвести его брата, сэра Томаса Сеймура, в звание пэра, а сына Гертфорда сделать графом и, если на то будет соизволение ныне царствующего монарха, назначить Сеймуру «земель на пятьсот фунтов стерлингов», а сыну Гертфорда «на восемьсот фунтов стерлингов», прибавив к этому первый же участок земли «на триста фунтов стерлингов», «какой освободится за смертью какого-нибудь епископа». А как же долгикороля? (Дядя смотрит строго)
Гертфорд. Такова воля покойного короля, вашего отца.
Том.Конечно, конечно, я подпишу указ.Послушайте, как много бумаг!  Чем прогневал я господа бога, что он отнял у меня солнечный свет, свежий воздух, поля и луга и запер меня в этой темнице, сделал меня королем и причинил мне столько огорчений?
Гертфорд. Ладно, ладно. Сейчас я дам вам отдых. Играйте!
Том. Играть? Во что!
Гертфорд.Эй там! Позовите какого-нибудь придворного мальчишку! (уходит)  
Вбегает мальчик, бросается на колени
Том. Встань, мальчик. Кто ты такой?  Тебя прислали играть со мной! Давай побегаем вокруг трона.
Марло.Я побегаю, но сначала выслушай меня. Ты, конечно, помнишь меня, милорд? Я твой паж, мальчик для порки.
Том.Мальчик для порки?
Марло.Так точно, ваше величество. Я Гэмфри… Гэмфри Марло.
Том. Теперь, мне кажется, я немного припоминаю тебя… но мой разум отуманен недугом…
Марло. Увы, мой бедный господин!
Том.Странно, как память изменяет мне в последние дни, — сказал Том. — Но ты не обращай внимания… я быстро поправлюсь; часто мне достаточно бывает одного небольшого намека, чтобы я припомнил имена и события, ускользнувшие из моей памяти. Говори же, что тебе надо!
Марло. Дело мелкое, государь, но все же я дерзаю напомнить о нем, с дозволения вашей милости. Два дня тому назад, когда ваше величество изволили сделать три ошибки в греческом переводе за утренним уроком… вы помните это?..
Том.Д-д-да, кажется помню…(в сторону) Если бы я, а не он, стал делать такие задания, я, наверное, сделал бы не три ошибки, а сорок. Да, теперь вспомнил…продолжай!
Марло.Учитель, разгневавшись на вас за такую, как он выразился, неряшливую и скудоумную работу, пригрозил больно высечь меня за нее… и…
Том. Высечь тебя? С какой же стати ему сечь тебя за мои ошибки?
Марло. Ах, ваша милость опять забываете! Он всегда сечет меня розгами, когда вы плохо приготовите урок.
Том. Правда, правда… Я и забыл. Ты помогаешь мне готовить уроки, и когда потом я делаю ошибки, он считает, что ты худо подготовил меня… и…
Марло.О, что ты говоришь, мой государь? Я, ничтожнейший из слуг твоих, посмел бы учить тебя?!
Том. Так в чем же твоя вина? Что это за странная загадка? Или я и вправду рехнулся, или это ты сумасшедший? Говори же… объясни скорее.
Марло. Но, ваше величество, ничего не может быть проще. Никто не смеет наносить побои священной особе принца Уэльского; поэтому, когда принц провинится, вместо него бьют меня. Это правильно, так оно и быть должно, потому что такова моя служба и я ею кормлюсь.
Том (в сторону) Удивляюсь, как это не наняли мальчика, которого причесывали бы и одевали вместо меня. Дай-то бог, чтоб наняли!..  И что же, мой бедный друг, тебя высекли, выполняя угрозу учителя?
Марло.Нет, ваше величество, в том-то и горе, что наказание было назначено на сегодня, но, может быть, его отменят совсем, ввиду траура, хотя наверняка я не знаю; поэтому-то я и осмелился прийти сюда и напомнить вашему величеству о вашем милостивом обещании вступиться за меня…
Том. Перед учителем? Чтобы тебя не секли?
Марло. Ах, это вы помните?
Том. Ты видишь, моя память исправляется. Успокойся, твоей спины уж не коснется розга… Я позабочусь об этом.
Марло. О, благодарю вас, мой добрый король! Мне так не хочется сегодня подставлять свою спину.
Том. У тебя все. Теперь побегаем.
Марло.Может быть, с моей стороны это слишком большая смелость, но все же…
Том. Говори, говори! Не бойся!
Марло.В таком случае я выскажу все, что у меня на сердце. Так как вы уже не принц Уэльский, а король, вы можете приказать, что вам вздумается, и никто не посмеет ответить вам «нет»; и, конечно, вы не потерпите, чтобы вам и впредь докучали уроками, вы швырнете постылые книги в огонь и займетесь чем-нибудь менее скучным. Тогда я погиб, а со мною и мои осиротелые сестры.
Том. Погиб? Почему?
Марло.Моя спина — хлеб мой, о милостивый мой повелитель! Если она не получит ударов, я умру с голода. А если вы бросите учение, моя должность будет упразднена, потому что вам уже не потребуется мальчик для порки. Смилуйтесь, не прогоняйте меня!
Том.   Не огорчайся, милый! Я закреплю твою должность за тобою и за всеми твоими потомками.
(Слегка ударяет шпагой по плечу)
Том.Встань, Гэмфри Марло! Отныне твоя должность становится наследственной во веки веков. Отныне и ты, и твои потомки будут великими пажами для порки при всех принцах английской державы. Не терзай себя скорбью. Я опять примусь за мои книги и буду учиться так худо, что твое жалованье, по всей справедливости, придется утроить, настолько увеличится твой труд.
Марло. Спасибо, благородный повелитель! Эта царственная щедрость превосходит мои самые смелые мечты. Теперь я буду счастлив до гроба, и все мои потомки, все будущие Марло, будут счастливы.
Том. Теперь ты мне расскажешь о том, что творится во дворце, о всех людях которых ты знаешь, до мельчайших подробностей!О всем, что происходило в классной комнате со мной за этот год. Ведь я в конце концов должен восстановить свою память и править Англией, как настоящий король.
Марло. Ну так вот слушайте, милорд. Три дня назад учитель по латыни задал вам выучить крылатые выражения.
Том. Знаю, «Омниамэамэкум порто» - все свое ношу с собой.
Марло. Да, у вас восстановилась память. Вы как раз получили за него двойку. (Заходит лорд Гертфорт)
Гертфорт. Мой король, я жду вас, чтобы побеседовать о внутренней и внешней политике Англии перед встречей с послами.
Том. Вы же видите, что я занят! Зайдите позже.
Гертфорд. Может быть вы вспомнили, ваше величество, куда вы положили Большую королевскую печать?
Том. Я сейчас не готов ответить на ваш вопрос. Ко мне еще не совсем вернулась память. (К мальчику) Давай побегаем! Догоняй!  (Носятся друг за другом)
Гертфорд. Король показывает характер. Это мне не слишком нравится! Но может быть, это и к лучшему. В столице исчезнут слухи, что король не совсем в своем уме. Но где же королевская печать? Без нее нельзя утвердить пожалование мне очередного титула герцога.

СЦЕНА ДЕВЯТАЯ
В БАНДЕ
Лесная поляна. Костер. Входят принц и Джон.
Принц. Куда вы меня привели? Где же МайлсГендон? Вы сказали он раненый лежит в лесу.
Джон снимает бороду.
Джон. Неужели ты не узнал родного отца? Я теперь здесь живу в лесу. Эй, друзья, выходите!
Выходит шайка разбойников (5 человек), окружают Эдуарда, садятся, они самого неприглядного вида.
1-ый. Теперь ты с нами, малыш!
Джон. Знакомьтесь, это мой сын Джек.
Эдуард.Ты не отец мне. Я тебя не знаю. Я король. Если это ты похитил моего слугу, так найди и верни его мне, или ты горько раскаешься!
Джон.Я вижу, что ты сумасшедший, и мне неохота наказывать тебя; но если ты вынудишь меня, я тебя накажу…  Я убил человека и не могу оставаться дома, и тебя не оставлю, так как мне нужна твоя помощь. Я переменил свое имя— меня зовут Джон Гоббс, а тебя — Джек; запомни это покрепче! А теперь отвечай: где твоя мать, где сестры? Они не явились в условленное место; известно тебе, где они?
Эдуард. Не приставай ко мне со своими загадками! Моя мать умерла; мои сестры во дворце.
2-ой.Что, он мелет чушь? Его что дубиной огреть?
Джон.Тише, Гуго, не дразни его; он не в своем уме, а ты его раздражаешь. Садись, Джек, и успокойся; сейчас я дам тебе поесть.
Все садятся. Едят, пьют, Эдуард стоит в стороне
1-ый.(поднимает жбан с водкой) За то, чтобы с новым королем нам жилось чуть полегче!
2-ой. Ходят слухи, что его сынок, новый король, не в своем уме.
3-ий.Смотри, чтобы тебя никто не услышал!
Джон.(Эдуарду) Пей!
Эдуард.С бродягами и ворами не буду!
Джон. Не слишком тут выпендривайся! Если не я, то кто-нибудь другой тебя обязательно отколошматит!
Эдуард. Пусть только попробует
Джон. Хватит.Ты мне надоел.
1–ый.  Друзья, давайте споем, нашу! Давай, Летучая мышь, и ты хромоногий!
Поют песню
Притон, прощай, не забывай,
Уходим в путь далекий.
Прощай, земля, нас ждет петля
И долгий сон, глубокий.
Нам предстоит висеть в ночи,
Качаясь над землею,
А нашу рухлядь палачи
Поделят меж собою.
Джон. В Лондоне лучше, чем в деревне. Если б не это убийство, я остался бы в Лондоне. Я уже совсем решил навсегда остаться в городе, но этот несчастный случай все спутал.А где Уэн?  Когда я в прошлый раз с вами бродил он был среди нас.
2-ой.Бедняга, он теперь в преисподней. Его еще летом убили в драке.
Джон. Грустно мне это слышать. Уэн был человек способный и отважный.
3-ий.Правильно! Черная Бэсс, его подруга, все еще с нами, но только сейчас ее нет — ушла на восток бродяжить. Красивая девушка, хороших правил и примерного поведения: никто не видал ее пьяной больше пяти раз в неделю.
4-ый.Она всегда себя держала строго, я помню; хорошая девчонка, достойная всяких похвал. Мать ее была куда распущеннее,несносная старуха и злющая, но зато умна, как черт.
2-ой. Ум ее и погубил. Она была такой отличной гадалкой и так ловко предсказывала будущее, что прослыла ведьмой. Ее изжарили, как велит закон, на медленном огне. Я был даже растроган, когда увидел, с каким мужеством она встретила свою горькую участь; до последней минуты она ругала и кляла толпу, которая на нее глазела, а огненные языки уже лизали ей лицо, и ее седые космы уже трещали вокруг старой ее головы.
Джон. А больше никто не попался из наших приятелей?
4-ый. Кое-кто попался. Чаще всего попадаются новички, мелкие фермеры, которые остаются без крова и без куска хлеба, когда землю у них отнимают под овечьи пастбища. Встаньте-ка, Йокел, Бэрнс, покажите ваши украшения!
2-ый. Я - Йокел. Когда-то был я фермером и жил в довольстве, была у меня и любящая жена и дети. Теперь нет у меня ничего, и занимаюсь я не тем… Жена и ребята померли; может, они в раю, а может и в аду, но только, слава богу, не в Англии! Моя добрая, честная старуха мать ходила за больными, чтобы заработать на хлеб; один больной умер, доктора не знали, с чего, — и мою мать сожгли на костре, как ведьму, а мои ребятишки смотрели, как ее жгут, и плакали. Английский закон! Поднимите чаши! Все разом! Веселей! Выпьем за милосердный английский закон, освободивший мою мать из английского ада! Плети скоро выпили кровь моей Мэри. Она лежит в земле, не зная обиды и горя. А ребятишки… ну, ясно, пока меня, по закону, гоняли плетьми из города в город, они померли с голоду. Выпьем, братцы, — один только глоток, один глоток за бедных малюток, которые никогда никому не сделали зла!  Наконец, меня продали в рабство — вот на моей щеке под этой грязью клеймо; если смыть эту грязь, вы увидите красное Р, выжженное раскаленным железом! Раб! Понятно ли вам это слово? Английский раб! Вот он стоит перед вами. Я убежал от своего господина, и, если меня поймают, — будь проклята страна, создавшая такие законы! — я буду повешен.
Эдуард.Ты не будешь повешен! С нынешнего дня этот закон отменяется!
1-ый. Кто это? Что это? Кто же ты такой, малыш?
Эдуард. Я Эдуард, король Англии.
Дикий, долгий хохот
Эдуард.Вы невоспитанные бродяги! Так вот ваша благодарность за королевскую милость, которую я вам обещал!
Опять хохот
Джон. Друзья, это мой сын, мечтатель, дурак, помешанный; не обращайте на него внимания: он воображает, что он король.
Эдуард. (Джону) Разумеется, я король, и ты в свое время убедишься в этом себе ка горе. Ты сознался, что убил человека, тебя вздернут за это на виселицу.
Джон. Ты задумал выдать меня? Ты? Да я своими руками… (Набрасывается на Эдуарда)
1-ый.Потише, потише! (Джону)Ты, кажется, не уважаешь ни королей, ни атаманов? Если ты еще раз позволишь себе забыться в моем присутствии, я сам вздерну тебя на первый сук. (Эдуарду)А ты, малый, не грози товарищам и нигде не распускай о них дурной славы. Будь себе королем, коли тебе сдуру пришла такая охота, но пусть от этого никому не будет обиды. И не называй себя королем Англии, потому что это измена: мы, может быть, дурные люди и кое в чем; поступаем неладно, но среди нас нет ни одного подлеца, способного изменить своему королю; все мы любим его и преданы ему. Сейчас увидишь, правду ли я говорю. Эй, все разом: да здравствует Эдуард, король Англии!
Все.ДА ЗДРАВСТВУЕТ ЭДУАРД, КОРОЛЬ АНГЛИИ!
Эдуард.Благодарю тебя, мой добрый народ.
(Хохот)
1-ый. Брось это, мальчик, это неумно и нехорошо… Если тебе так уж хочется помечтать, выбери себе какой-нибудь другой титул.
2-ой. Фу-фу Первый, король дураков!
Все
—Да здравствует Фу-фу Первый, король дураков!
— Тащите его сюда, мы его коронуем!
— Мантию ему!
— Скипетр ему!
— На трон его!
Сажают на бочку. Надевают кастрюлю на голову, заворачивают в мантию- рогожу и дают в руки поварёшку. Куражатся над Эдуардом.
— Смилуйся над нами, о сладчайший король!
— Не попирай ногами твоих ничтожных червей, о благородный монарх!
— Сжалься над твоими рабами и осчастливь их королевским пинком!
— Приласкай и пригрей нас лучами твоей милости, о солнце единовластия!
— Освяти землю прикосновением твоей ноги, чтобы мы могли съесть эту грязь и стать благородными!
— Удостой плюнуть на нас, о государь, и дети детей наших будут гордиться воспоминанием о твоей царственной милости!
1-ый: Всем спать! Завтра у каждого рабочий день!   (Все расходятся)
Эдуард:И это мои подданные! Это мой народ! А народ, как известно, короли не выбирают!

СЦЕНА ДЕВЯТАЯ
КОРОНАЦИЯ.
За занавесом. Джон и Эдуард.
Джон. Сейчас я буду просить милостыню, а ты будешь кататься по земле и притворяться больным, ты, понял, Джек!
Эдуард. Я не Джек, а король Англии.
Джон. Ну все, я тебя предупреждал.
Хватает дубину, Эдуард тоже хватает дубину, сражаются, Эдуард явно искуснее, он выбивает дубину из рук Джона и наносит ему удар ногой
Джон. (падает) Кто тебя научил так драться?
Эдуард. Лучшие мастера фехтования и восточных единоборств!
(Появляется Гендон)
Гендон. Вот я и нашел тебя, малыш! Вижу, ты хорошо справляешься сам?  Пойдем скорее в Лондон! Сегодня там коронация! Может быть нам удастся увидеть это зрелище, и ты убедишься, что король не ты, а другой, и к тебе вернется твой ум. (Уходят)
Джон. (вслед) Я еще посчитаюсь с вами обоими! (Шатаясь, уходит)
Занавес открывается.
Толпа народу. Она расступается. Проходят Том и Гертфорд.
Все падают на колени:
—Да здравствует король! Слава королю!
—Милостыни! Милостыни!
Том кидает монеты! Все поют:
Да здравствует король! — поют тебе сердца.
Да здравствует король! — мы все тебе поем.
Да здравствует король! Да правит без конца!
Храни тебя господь в величии твоем!
Том. (В сторону) Неужели это все для меня и во славу меня. Я видел в толпе своих товарищей по Двору Отбросов. Знали бы они куда девался их друг Том Кенти!
Гертфорд. Наступает самый главный момент в вашей жизни, милорд, сейчас епископ Кентерберийский возложит на вашу голову корону, и вы станете коронованным правителем Англии. Сейчас вы уже обходитесь почти без моей подсказки. Вас уже хвалят учителя по французскому, по латыни и по древнегреческому. И по фехтованию и борьбе у вас только отлично. Надеюсь, и в дальнейшем вы будете слушаться только меня.
Том. Конечно, милорд.
(Подползает женщина, обхватывает ногу Тома. Это мать Тома)
Мать.Дитя мое! Любимое дитя мое!
Том.(растерянно) Женщина! Ты обозналась. Я не знаю тебя.
(Стражники отталкивают женщину)
Мать. Сынок. Том!
Гетфорд. Убрать ее отсюда!
Том. Подождите!
Гетфорд.  Ваше величество! (шепотом) Опомнитесь! (Стражникам) Убрать ее! В тюрьму! (Стражники уволакивают мать.)
Том. Я… приказываю…
Гетфорд. Вы хотите, чтобы народ и вправду, признал вас … нет, у меня язык не поворачивается. Ради какой-то жалкой нищенки. Выбросьте ее из головы и послушайте, меня, Ваше величество, это была не ваша мать…. Ваша мать королева родила двух близнецов. Вы родились на час позже и король, ваш отец, дабы избежать борьбы за трон между двумя братьями, велел вас умертвить сразу после рождения. Но по тайной просьбе моей сестры, вашей матери, кто-то из кормилиц,рискуя жизнью, отнес вас в бедный квартал, при этом завернув вас в тряпье, чтобы никто не догадался о вашем происхождении. Вас, очевидно, отдали этой женщине, у которой родился мертвый младенец. И она скрыла это от мужа и всех остальных… Я сам об этом недавно догадался. Не могут быть два человека, не близнецы, так похожи. Ведь даже ваш родной отец, Генрих У111 не заметил подмены.
Том. Я не хочу вас слушать,эти ваши фантазии. Я вам не верю. Это была моя мать, настоящая и единственная. Я совершил тяжкий грех. Я не знаю, как искупить его! Я не могу забыть мать и не могу бросить Англию на произвол судьбы!
Гетфорд. Все. Начинается коронация. Подойдите к епископу.
Том подходит, становится. Епископ поднимает корону над головой Тома. Появляется Эдуард.
Эдуард.Я запрещаю Вам возлагать корону на эту преступную голову. Я—король Англии.
Гертфорд.Схватить его! В Тауэр!
Стражники бросаются к Эдуарду, хватают его.
Том. Оставьте его. Он настоящий король.
Гертфорд. Не слушайте короля. У него временное помутнение. Убрать этого нищего!!!
Том. (стражникам) Под страхом смерти я запрещаю Вам двигаться с места. Подойдите ко мне ваше величество.
Эдуард подходит. Они становятся рядом.
Все. Как они похожи! Как близнецы!
Том.  О государь! Позволь бедному Тому Кенти первому присягнуть тебе на верность и сказать: вы истинный Король Англии!
Гетфорд (Эдуарду) С вашего позволения, сэр, я желал бы задать вам несколько вопросов…
Эдуард.Я отвечу на них, милорд!
Гертфорд. Где большая государственная печать?
Эдуард. В сейфе. А ключ под ковром.
Гертфорд. Эй быстро там! Проверить! Да! Задали вы нам задачу. Прямо не знаю, как быть. (В сторону.) Есть еще надежда, что он забыл, куда положил печать!
Вбегает слуга. В сейфе ничего нет!
Гертфорд. Арестовать самозванца! Отвести в Тауэр!
Том. Стойте! Ваше величество вспомните как все было. Мы с вами обменялись одеждой.
Эдуард.Да, обменялись.
Том. Вы обратили свое внимание на мой синяк на руке и хотели побежать к ограде, видимо, чтобы наказать охранника.
Эдуард. Да, именно, это я и хотел сделать.
Том. Но сначала вы что-то схватили со стола.
Эдуард. Я схватил со стола печать и положил ее временно… в рыцарскую перчатку, что висела на стене!
Том. Немедленно принести печать.
Гертфорд. Ноя же все время спрашивал про печать, ведь ваш указ… о пожаловании мне титула герцога подписан, но на нем нет печати!…А теперь, оказывается, что вы знали…
Том. Но вы мне ни разу ее не описали. А той печатью, что лежала в рукавице я (на ухо Гертфорду)колол орехи.
Гертфорд. Тише! Ведь, если печати не найдут… вы останетесь королем и ваш приказ о пожаловании мне титула герцога останется в силе…
(Вбегает слуга с печатью)
Все.
—Это большая королевская Печать!
— Это настоящий король.
— Король! Настоящий король!
Том. Вот ваша мантия! (Отдает королевскую мантию. Переодеваются)
Гетфорд. (показывает на Тома)Бросить мальчишку в Тауэр.
Эдуард. Стойте! Если бы не он, я бы не стал сейчас королем.
Епископ надевает корону на голову Эдуарда!
Все.
Да здравствует король Эдуард У1
(Вбегает Гендон)
Гендон. Мальчишка вырвался от меня и исчез в толпе. О господи! Который же из них мой? А вот сейчас проверим! (садится)
Все возмущены.
—Это преступление.
—Сидеть в присутствии его величества!
Гетфорд. Арестовать наглеца!
Эдуард. Сидеть в присутствии короля это его право! Оно закреплено мною за ним и за его потомками. К тому же приказываю вернуть моему спасителю МайлсуГендона все его имения. И наградить новым в 6000 акров.
Гертфорд. А мне? Мне пожаловали титул герцога. Вот этот самозванец…
Эдуард. Вам я подтверждаю титул герцога и другие привилегии, изложенные в завещании моего отца. А сейчас всех приглашаю на пир!(Все уходят, кроме Тома)
Том. А я? Можно я побегу к матери и сестрам.
Эдуард. Можно. Ты будешь жить в хорошем доме, жить безбедно, учиться в лучшей лондонской школе. Мы позаботимся о твоей матери и сестрах. А отец твой, если будет пойман, будет повешен.
Том. Благодарю Вас, ваше величество. Но отец…
Эдуард. Да, я понимаю, каким бы ни был он зверем – это твой отец. Это сыновнеечувство мне знакомо. Хорошо, ему дадут за неумышленное убийство 15 лет тюрьмы.
Том. Падает на колени. Спасибо Ваше величество.
Эдуард. (Поднимая Тома) А я тебе скажу спасибо за то, что ты так умело правил государством в мое отсутствие. Но и я время зря не терял. Я изучил на собственном опыте жизнь самых бедныхслоев населения и понял главное:законы с годами устаревают и их надо менять.В сторону милосердия. Парламент у нас не работает, ждет приказа короля, а мог бы и сам проявить инициативу. Только страхом нельзя управлять народом, и король должен быть милосердным к нему. (Кладет руку на плечо Тома. Оба становятся рядом) Старинный гимн Англии.

Конец

Принимаются заказы на инсценировки литературных произведений

Комментарии   

 
0 #1 Guest 23.01.2016 15:50
Заказы принимаются только от театров.
Ефим Ефимовский
 

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования