Общение

Сейчас 249 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

Лирико-философская композиция по мотивам повести А. Грина «Алые паруса»

Действующие лица:
Лонгрен – старый моряк
Ассоль – дочь Лонгрена
Трактирщик Меннерс
Его жена
Его сын Хин
Соседка Лонгрена
Эгль – собиратель песен, легенд, сказок, автор «сказки в сказке».
Издатель
Кэтти – его секретарша
Грэй – капитан и владелец «Секрета», он же Грэй – матрос
Грэй в юности, он же Грэй – юнга
Летика – моряк из команды Грэя
Польдишок – слуга Грэев, хранитель вин
Гоп – бывший капитан, учитель Грэя, впоследствии комендант замка Грэев
Циммер – музыкант и поэт, «Человек от театра»
Угольщик
Нищий
Моряки. Рыбаки. Девушки. Юноши. Жители деревни.

В тексте пьесы упоминание современных электронных устройств или современного сленга, с ними связанного, отмечено курсивом. Эту «модернизацию» можно при желании режиссера усилить или убрать совсем.

«Песни Циммера» в пьесе существуют, как некая лирико-философская связка между картинами, эпизодами, поэтически выраженная мысль автора инсценировки, театра. В случае использования оригинальной музыки, стихотворные тексты могут быть уточнены.В любом случае, они будут доводиться до окончательного варианта в зависимости от постановочного решения и дорабатываться поэтически.
ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
АССОЛЬ
На сцене освещается музыкант и поэт Циммер. Он выглядит вполне современно.
Циммер. Здравствуйте, господа зрители! Меня зовут Циммер. Я музыкант и поэт из города Лисса. Неужели, вы не слышали про такой город? А вы отыщите в Интернете одну волшебную книгу, и в ней вы обязательно найдетеэтот город, и заодно познакомитесь с двумя главными героями книги:юнойАссоль и капитаном Грэем.
Напевает:
Найдешь такие города
Лишь на страницах книги.
Остались там же навсегда
Фрегаты, шхуны, бриги.

Грэй-капитан – силен, суров,
В стихии волн, как дома.
Он весь из яростных штормов,
Из парусов и рома.

Ассоль – юна, чиста, скромна…
И объяснять не нужно,
Что против Пошлости она,
Конечно, безоружна.

И над ее судьбою тень
Сгущается, покуда
В один прекрасный летний день
Здесь не свершится чудо.

Здесь на прибрежной полосе
Страстей людских пучина.
Кто не желает жить, как все,
В страну спешите Грина.
( Циммер исчезает)
Картина первая
ДОМ ЛОНГРЕНА
Освещается дом Лонгрена.  На втором этаже открыто окно.  Дверь закрыта.
Голос за сценой. Лонгрен, матрос «Ориона», крепкого трехсоттонного брига, на котором он прослужил десять лет и к которому был привязан сильнее, чем иной сын к родной матери, должен был, наконец, покинуть службу.
Звучит музыка. На сцене появляется моряк Лонгрен.
Лонгрен. ( Подходит к дому и смотрит в открытое окно) Почему ты не выбежала меня встречать, Мери? Что случилось? Неужели ты разлюбила своего муженька Лонгрена? (Кладет котомку на лавку. Весело.) Кто мой соперник? Покажи. Я тотчас же обниму его и, ненароком, задушу в крепких моряцких объятьях.
Из дома выходит соседка.
Соседка. Не кричи так громко! Ты разбудишь свою дочь!
Лонгрен. ( радостно)  Дочь? У меня родилась дочь?
Соседка. Ей уже восемь месяцев! Она вылитая Мери! Три последних месяца я по-соседски ходила за нею, как за своей. Ты слышишь, Лонгрен?
Лонгрен. А Мери? Где Мери?
Соседка. (Вздыхая) Умерла наша голубка.
Лонгрен.( оторопев, глухо) Как? Когда?
Соседка. Я же говорю, с ребенком вожусь вот уже три месяца, да еще до этого неделю, пока Мери болела.
Лонгрен. (тихо)  Как это случилось?  
Соседка. Деньги, что ты ей оставил, в прошлое твое возвращение, почти все ушли на лечение после родов. Тяжелые у нее были роды.
Лонгрен.   Что случилось потом? .
Соседка. В тот день она зашла к владельцу трактира Меннерсу попросить денег в долг.
Лонгрен.  И Меннерс…
Соседка. Он сказал, что даст ей денег на долгий срок и сколько она пожелает, но взамен…
Лонгрен.  Что он попросил взамен?
Соседка.  Любви…Мерзавец! Я,помню, встретила ее, расстроенную, плачущую, на дороге. Она сказала, что в доме нет даже крошки съестного, что она сходит в город, заложит свое колечко, и они с девочкой тогда перебьются до твоего возвращения. Ну, я стала ее отговаривать, ведь в тот вечер была ветреная, дождливая погода. Но она меня не послушала.
Лонгрен. ( мрачнея) Дальше.
Соседка.  Она сказала: «Мне стыдно смотреть людям в глаза. И так уж нет почти ни одной семьи, где я не взяла бы в долг хлеба, чая, муки. Лучше я отдам колечко ростовщику». Она сходила, вернулась, а на другой день слегла. Двухстороннее воспаление легких. Так сказал врач из Лисса. Ну а через неделю… она была уже в Раю. Где ей еще быть, нашему ангелу! (Всхлипывает)
(Лонгрен садится на лавку. Обхватывает голову руками).
Соседка. Насчет девочки ты не беспокойся. Я как ухаживала за ней, так и буду, пока своими ногами не пойдет. Я у тебя в долгу, Лонгрен. Ведь ты однажды спас моего мужа.
Лонгрен. Когда это было? Что-то я не припомню.
Соседка. Двадцать лет прошло с тех пор. Мой покойный муженек, царство ему небесное, в тот вечер был изрядно пьян. Меннерс его с друзьями спаивал в трактире. А тут шторм начался. Мой побежал прямо из трактира на причал, посудину свою хотел на берег вытащить.
Лонгрен. Вспомнил! Я тогда на мостках стоял. А твой Нилс залез в лодку, веревку отвязал и стал перебираться от сваи к свае, к берегу. Да, видать, сильно перебрал в трактире, не сумел за следующую сваю ухватиться и его понесло в открытое море. А весел в лодке не было.
Соседка. Ты тогда кинул ему чал. Муж рассказывал, помню, что никто кроме тебя не добросил бы канат до его лодки. Его уже порядком отнесло от берега.
Лонгрен. Я тогда на двадцать лет был моложе. Теперь бы не докинул.
Соседка. Да, если бы не ты, он бы тогда погиб и не было бы у меня сейчас моего сынка, моего Ленса. Он уже два года служит на крейсере.   А муженька Меннерс, будь он трижды проклят, все-таки споил, и бедняга умер вскоре после того случая от белой горячки.
Лонгрен. ( сжимает кулаки) Опять Меннерс! Я убью его!
Соседка. Ты сейчас думай не о мести, не о себе, а о ребенке. Что же нам делать?  Подожди! Не уходи никуда! Я сейчас. ( Уходит. Лонгрен стоит все в той же позе).
Соседка. (Выбегает со стаканом водки). На-ка вот выпей!
Лонгрен. ( Залпом выпивает, мотает головой) Ладно, будем жить дальше. А как назвали девочку?
Соседка. Мери назвала ее Ассоль.
Лонгрен. ( повторяет машинально) Ассоль…
Слышна музыка. Появляется музыкант Циммер
Циммер. Здравствуйте, дорогие хозяева. Играю музыку веселую, грустную, классическую, народную, на свадьбу, на похороны, на рождение ребенка, сочиняю песни, а вообще, я ищу работу.
Соседка. Иди, иди отсюда! Сейчас не до тебя! В трактире нашем, «у Меннерса», тебя возьмут. Им музыкант нужен.
Лонгрен. На рождение ребенка можешь песню сочинить?
Циммер. Девочка? Мальчик? Как назвали?
Лонгрен. Девочка. Назвали Ассоль.
Циммер. Ассоль? Красивое имя… Настраивает инструмент. Ассоль…  Соль… Соль( тянет ноту, напевает)
Какое имя чудное – Ассоль!
В Театре Жизни Имя – это Роль.
В нем скрыта бытия земного соль.
В нем радость и печаль, и страсть, и боль!
Какое имя чудное – Ассоль!
Ты единица в жизни или ноль –
Решает имя, что значимо столь.
Сродниться с ним, понять его изволь…
Какое имя чудное – Ассоль!
Лонгрен. Сколько я тебе должен?
Циммер. Нисколько. Тебя ведь начисто списали с корабля?
Лонгрен. Начисто.
Соседка. Идите все в дом, я сейчас стол накрою.(Уходит)
Лонгрен. Пойдем с нами. (Циммер мотает головой)Ладно, как знаешь. ( Уходит )
Циммер.  Пойду к Меннерсу в трактир устраиваться.  
(Уходя, напевает под музыку)
Один у рыбаков – ориентир.
В воскресный день всегда идут в трактир.
Трактирщик – черт рогатый иль сатир.
Он созывает страждущих на пир.
Будь рубище на вас или мундир,
Для всех в трактире водка – командир.
Трактир для пьяниц – это целый мир!
Трактирщик – их единственный кумир.


Картина вторая
ТРАКТИР МЕННЕРСА.

Голос за сценой. Прошло четыре года.
За столами выпивают местные рыбаки и девицы.
1-ый рыбак ( пьянея).
А я в ту ночь был у руля. Нашу лодку бросало как щепку, мотало из стороны в сторону. «Лови волну!», кричал мне осипший Грег. Я сквозь шум ветра не слышал его голоса, но ворочал рулем, как мог, а оплеухи морского дьявола становились все сильнее.  И едва мы успели срубить мачту, как новая волна перевернула нас. …Только я один и выжил в той передряге.
Все. За погибших Грега и Лесса. ( выпивают)
1-ая девица. Ты самый смелый из всех рыбаков, которых я любила. Целуются.
2-ая девица. Дайте музыку. Я хочу плясать. Эй, Циммер! Где там твои танцы?
Циммер. Сейчас! (Заиграла музыка.)
Голоса.
– Давай повеселее.
– Эту музыку только на похоронах играть.
Меннерс. Давай, сыграй им, песенку!
Циммер. Какую?
Меннерс. Заводную, чтоб от нее им выпить и закусить захотелось.
Циммер.  Сейчас. (Подбирает музыку, поет песню, которую все подхватывают, приплясывают)  
Циммернапевает:
Нашим девам лучше нет улова:
Чем поймать на удочку хмельного.
Обними, девчонка, рыбака,
Все достанет он из кошелька.
Припев:
Выпьем же с судьбой не споря,
Кто от счастья, кто от горя.
Жару музыка поддаст,
Спляшем, кто во что горазд.  

Рыбу я вчера ловил из лодки.
Я поймал тунца на хвост селедки.
А в трактире здесь, как на живца,
На стакан меня поймали, молодца.
ПРИПЕВ:
Мы с волнами и с ветрами спорим,
Лодки наши пляшут вместе с морем.
Если же полюбит море нас,
Мы уйдем на дно под ветра пляс.
ПРИПЕВ:
(Танцуют под веселую музыку)
Все кричат: Эй! Меннерс! Давай еще водки! И закуску тащи!
Меннерс. Сию минуту! ( Носится с подносом).
Жена Меннерса. Сейчас, мои дорогие! (Носится с подносом).
(Вбегает жена 1- го рыбака).
Жена рыбака. Ах, вот ты где! Пьянчуга! Иди сейчас же домой!
1-ый рыбак. Что я не могу в воскресный день выпить с друзьями!
Жена рыбака. Работать надо! Скоро дожди пойдут. Кто будет огород вскапывать! Вон посмотри, как Лонгрен работает! Все успевает и кораблики свои делает, и в огороде возится, и за дочкой ухаживает!
1-ая девица. Чумной этот Лонгрен! Давно бы новую хозяйку в дом привел. Где это видано, чтобы мужик один маленькую девочку воспитывал.
1-ый рыбак. Всегда угрюмый. Ни разу в трактир не зайдет! Не выпьет с нами. В гости не зовет и к нам не ходит. Он таким раньше не был.
2-ой рыбак.  А ведь игрушки его почти не покупают. Объелись в городе его шверботами, шхунами, яхтами…пароходами.  Вырезал бы чудовищ, дьяволов морских – их бы лучше разбирали.
1-ый рыбак. Скоро ему опять придется на какой-нибудь корабль вербоваться. В море идти. Девчонке платьица красивые нужны, а не перешитое материнское старье!
2-ой рыбак. Кто его возьмет на корабль? Там нужны молодые моряки. А ему даже на нижнюю рею не забраться.
1-ый На какой-нибудь чайник с водяным колесом, может, и возьмут. Уголь в топку подбрасывать.
2-ая девица. Так ему и надо, сколько раз я к нему подходила на всех парусах. Хоть бы раз причалить подозвал. Смотрит на всех исподлобья. Будто мы виноваты в смерти его жены.
Трактирщик Меннерс (жене): Неси им побольше рому! Они сегодня здесь оставят свои кошельки.
1-ый рыбак ( жене ) Иди домой, Ремми, а то пирог сгорит, я еще посижу.
Жена рыбака. (машет рукой) Опять придешь под утро! (уходит).
Музыка. Все пляшут. Садятся.
2-ой рыбак. ( смотрит в окно) Смотрите! Лонгрен к причалу идет. Видно, море все еще его тянет!
1-ый рыбак.  Ветер поднимается. Будет шторм.
Жена Меннерса (мужу).  У тебя же лодка к свае привязана! Разобьет ее.
Меннерс. Надо вытащить на песок. (Убегает)
Циммериграет очень тревожную музыку или включает запись с классикой. Напряжение возрастает.
Голоса.
– Что-то тревожно на душе!
– Как будто кто-то где-то тонет!
– Надо бежать на берег! Там что-то случилось! ( уходят)
Циммер напевает:
У Гнева Небесного – разная форма.
То землетрясенье, то в образе шторма.
Убийства для шторма – не случай, а норма.
Акулам сегодня прибавится корма.
Небесные Силы! Нужна вам реформа.
Избавьте моря, океаны от шторма.
Но Небо смеется: «Шторма – это норма.
Ведь чайки морские зачахнут без корма.»
Картина третья
БЕРЕГ МОРЯ
Завыванье ветра. Волны. В волнах виден нос лодки. Он раскачивается. На пристани Лонгрен. Он смотрит вдаль. Пробегает Меннерс. Прыгает в лодку. Лодка исчезает.
Голос Меннерса. Господи, меня уносит от берега! А я без весел! Лонгрен!  Что же ты стал, как пень? Видишь, мою лодку уносит; брось чал!
Лонгрен. Сейчас! (Хватает канат, бросает, канат не долетает.) Ах, дьявол! А теперь! ( Бросает) Не добросить. Силы не те!
Меннерс.( издалека)Бросай еще раз. Ты ведь слышишь меня, я погибаю, спаси!
Лонгрен. Поздно. Не доброшу. Ты слишком далеко.
Меннерс. Умоляю! Спаси!(Голос удаляется)
Лонгрен. (кричитв даль)…Она так же просила тебя! А ты ей что сказал? Помни об этом, Меннерс!
Голос Меннерса. Будь ты проклят! Ты и твоя дочь!
Голос жены Меннерса. Люди спасите моего мужа!  Вот он там в волнах держится за обломок лодки.
Лонгрен. Ему уже никто не поможет. Теперь надо ждать, пока его не прибьет к берегу. ( Уходит)
Голос жены Меннерса. О, Господи! (Музыка достигает высшего накала) Спасите его!
(На берег люди выносят умирающего лавочника).
Голоса.
– Его много раз ударило о прибрежные камни!
– У него переломаны все кости.
Меннерс.(тяжело дыша)  Я пытался спасти лодку,…меня стало уносить течением. Лонгрен!  Он мог мне помочь. Бросить канат. Но не захотел…Он стоял молча и смотрел.  Он меня утопил… (умирает)
Жена Меннерса. Меннерс! Муж мой! Умер! Лонгрен приговорил его к смерти! За что?
Голоса.
– Он убийца.
– И на судна его больше не берут. Он, видно, и там кого-то убил.
– Висельник! Будем обходить его стороной.
– Не давайте детям играть с его дочерью!
– Гоните их отовсюду.
– Таким не место среди нас…
– Будь проклят этот людоед Лонгрен!
Жена Меннерса. Люди! Лонгрен убил моего мужа!
Голоса:
– Меннерс был добрый и честный малый. Он всегда давал нам в долг и выпивку, и закуску.
– Мы не забудем его.
– Наше презренье убийце Лонгрену!
(Мимо толпы, как сквозь строй, проходит Лонгрен. Все отворачиваются или плюют ему вслед.) Голоса.
– Висельник!
– Хладнокровный убийца!
– Гореть тебе в аду!
Освещается Циммер, напевает:

Накрыла лодку Цезаря волна.
А он сказал: «Пускай нас бьет, швыряет!
Кому на суше гибель суждена,
Тому на море смерть не угрожает.»

Жить вечно человеку – не дано,
И нас судьба одним лишь утешает:
Кому погибнуть в море суждено,
Повешенье тому не угрожает.

Кого-то выкинут в раскрытое окно.
А кто-то от простуды умирает.
Кому в пожаре сгинуть суждено,
Смерть от ножа тому не угрожает.

Кого-то губят водка и вино.
Кого-то весть недобрая сражает.
Кому погибнуть в давке суждено,
От пули смерть тому не угрожает.

Зарезан Цезарь был давным-давно.
Кому он верил, тот его пронзает.
Кому на море сгинуть суждено,
Тому от Брута смерть не угрожает.

Картина четвертая
КАБИНЕТ ИЗДАТЕЛЯ
Голос за сценой. Прошло еще четыре года.
(Кабинет Издателя. Стук в дверь)
Издатель. Входи, входи, Эгль. Ну как твои сказания, сказки? Нашел, что-нибудь новенькое?.
Эгль. Я брожу по нашим краям много лет. Недавно я провел в Каперне целый день.  У них в деревне не рассказывают сказок. У них не поют песен. А если рассказывают и поют, то, знаешь, это истории о ловких девицах и пьяных рыбаках – эти грубые, как урчание в животе, коротенькие четверостишия с ужасным мотивом…
Издатель. Так значит, ты ничего не принес в мой журнал?
Эгль. Я принес сказку.
Издатель. Сказку. Где ты ее нашел?
Эгль. По дороге в Лисс, когда уходил из Каперны.
Издатель. Тебе ее кто-нибудь рассказал?
Эгль. Нет, я сам ее сочинил, после того, как повстречал в лесу маленькую сказочную принцессу, лет 8 -10, она шла отдать в городскую лавку кораблики, сделанные из дерева ее отцом, и, представляя себя капитаншей, пустила по ручью маленькую красивую яхту с алыми парусами.
Издатель. С алыми парусами?
Эгль. Да, очевидно, у отца не хватило белой материи, тогда он взял алые лоскутки.
Издатель. А что было дальше?
Эгль. Яхта понеслась по ручью и скрылась из виду. Перепуганная девчушка бросилась вдогонку. И у самого устья ручья, у берега моря встретила меня с яхтой в руке. Я представился ей …волшебником. Ведь ты помнишь мой прежний вид – небритого и нечесаного путешественника.
Издатель. Она приняла тебя за волшебника, и ты сочинил об этом сказку?
Эгль. Сочинил историю, почти сказку. Хочешь я прочту тебе кусок.
Издатель. Читай. Я чувствую, читатели не останутся в этом месяце без трогательного, душещипательного материала.  
Эгль.  Представь себе героиню – это маленькая девочка, дочь местного мастера игрушек. Он делает яхты, бриги, фрегаты, крейсеры. Они как настоящие…только маленькие. Но его за какой-то мрачный проступок сторонятся и презирают все односельчане…
Издатель. Насчет мрачного поступка ты сам придумал?
Эгль. Это я предположил. Ну, мог спасти и не спас кого-то. Что-то вроде этого. И поэтому девочка ни с кем, кроме отца, не общается, и никто не растлевает ее своей грубостью, низкими шутками и играми. Она растет как цветок необыкновенной чистоты и наивной красоты…среди местных репейников, лопухов и крапивы. Ну, послушай отрывок из моей сказки.
Издатель. Я весь внимание.
Эгль. У тебя там в приемной Кэтти – секретарша. Пригласи ее в кабинет, и мы с ней сымпровизируем этот мой отрывок из сказки.
Издатель. (в открытую дверь или по телефону) Зайди, Кэтти.
(Заходит Кэтти).
Кэтти. Я вся внимание.
Издатель. Кэтти, помоги нашему другу Эглю прочитать сказку.  
Эгль. Я буду за волшебника, а вы за девочку Ассоль.
Кэтти. Хорошо. (читает по рукописи за Ассоль) Теперь отдай мне яхту. Ты уже поиграл. Как ты поймал ее?
Эгль. Клянусь всеми братьями Гриммами и Андерсеном впридачу, ты – что-то особенное. Это твоя яхта?
Кэтти. (Ассоль)Да, я за ней бежала по всему ручью; я думала, что умру. Она была тут?
Эгль. У самых моих ног. Я, в качестве берегового пирата, могу вручить тебе этот приз. Как зовут тебя, крошка?
Кэтти(Ассоль). Ассоль.
Эгль.  (В сторону) Я назвал ее в сказке тем же именем, каким она представилась мне на самом деле. (Продолжает чтение) Хорошо. Мне, собственно, не надо было спрашивать твое имя. Я бы и так догадался. Что у тебя в корзинке?
Кэтти. (Ассоль). Лодочки, потом пароход да еще три таких домика с флагами. Там солдаты живут.
Эгль. Отлично. Тебя послали продать. По дороге ты занялась игрой. Ты пустила яхту поплавать, а она сбежала – ведь так?
Кэтти (Ассоль) А ты разве видел? Тебе кто-то сказал? Или ты угадал?
Эгль.  Я это знал. А как же? Я волшебник. Хочешь, я угадаю, что с тобой будет дальше?
Кэтти( Ассоль) Хочу.
Эгль. ( Почти торжественно. Звучит музыка.)  Не знаю, сколько пройдет лет, — только в Каперне расцветет одна сказка, памятная с давних пор. Ты станешь большой, Ассоль. Однажды утром в морской дали под солнцем сверкнет алый парус. Сияющая громада алых парусов белого корабля двинется, рассекая волны, прямо к тебе. Тихо будет плыть этот чудесный корабль, без криков и выстрелов; на берегу много соберется народу, удивляясь и ахая: и ты будешь стоять там. Корабль подойдет величественно к самому берегу под звуки прекрасной музыки; нарядная, в коврах, в золоте и цветах, поплывет от него быстрая лодка. — «Зачем вы приехали? Кого вы ищете?» — спросят люди на берегу. Тогда ты увидишь храброго красивого принца; он будет стоять и протягивать к тебе руки. — «Здравствуй, Ассоль! — скажет он. Он посадит тебя в лодку, привезет на корабль, и ты уедешь с ним навсегда в блистательную страну, где всходит солнце и где звезды спустятся с неба, чтобы поздравить тебя с приездом.
Кэтти. (Ассоль) Может быть, он уже пришел… тот корабль?
Эгль.  Не так скоро. Ведь я сказал, сначалаты вырастешь. Потом… Да что говорить? Это будет, обязательно будет. Что бы ты тогда сделала?
Кэтти.(Ассоль)  Я? Я бы полюбила, этого принца. Если он, конечно, не дерется.
Эгль. Нет, он не будет драться, я ручаюсь за это. Иди, девочка, и не забудь того, что я сказал тебе. Иди.  Ну, как вам моя сказка? То есть, ее завязка? Первая глава?
Издатель. Великолепно! Спасибо, Кэтти, ты можешь идти.
Кэтти. Я только хочу сказать, что все девушки мечтают о принце, который увезет их в столицу. Некоторые из-за этой мечты так и остаются ни с кем и ни с чем. Работают секретаршами.  ( Кэтти уходит).
Издатель. (негромко вслед) А надо не принца ждать, а за соседа выходить, за рыбака, или в крайнем случае, за коллегу по работе. (Эглю)Акак ты думаешь, чем твоя сказка кончится?
Эгль. Чем кончаются все сказки на свете? Сбывшейся мечтой бедной героини, когда чумазая Золушка с помощью феи становится женой принца. И в моей сказке-феерии счастливый конец.  Прибудет корабль с алыми парусами и несчастная, осмеянная всеми, девушка выйдет замуж за принца. Или капитана этого корабля.
Издатель. А почему осмеянная? Разве кто-нибудь из местных узнает о ее мечте? Неужели она сама разболтает это?
Эгль. В моей сказке она поведает о нашей встрече отцу, и ее рассказ будет подслушан одним из случайных прохожих. Он и разнесет эту историю по всей деревне.
Издатель. А как было на самом деле? Ты простился с девчушкой, с Ассоль, и пошел в Лисс?
Эгль.  Нет, я вернулся в Каперну. Я боялся потерять охватившее меня чудное, возвышенное настроение. Я зашел в местный трактир, взял кружку эля, и стал быстро записывать то, что ты сейчас услышал. Обычно так я записываю народные сказки, песни. Я должен был сделать запись как можно быстрее, иначе улетучился бы этот замечательный настрой, вдохновение. Еще, по обыкновению, я прочел написанное вслух. Только так я мог понять, что я написал.
Издатель. Вокруг тебя были люди. Кто-нибудь мог подслушать.  Ты называл имя девочки, значит, ты рассказал всем посетителям, считай, всей деревне о Корабле с Алыми Парусами. Мрачным рыбакам, с огрубевшими от тяжелого труда, сердцами, их краснолицым, вечно злым женам. Ты дал им пищу для смеха над мечтой маленькой девочки. Сверстники станут дразнить ее. Я даже не могу предположить, что будет дальше! Хорошо, если она и другие жители вскоре забудут о твоем псевдопророчестве.
Эгль. Да, да! Ассоль забудет нашу встречу и потом, когда вырастет, найдет себе настоящего, а не выдуманного жениха…  ( задумывается)
Издатель. Сказку мы будем публиковать. По главам. Иди работай. О чем ты думаешь?
Эгль. ( задумчиво) А ведь ты прав. Я так громко читал мою сказку, что вокруг наступила тишина, и все глядели в мою сторону. Что же я наделал! Судя по ее глазам и всему, почти небесному, ее облику, эта мечта встретить принца, т. е. поверить первому встречному волшебнику, будет с ней навсегда. Она необыкновенный ребенок. Она – доверчива, умна и добра душою одновременно.  Это мечта окрылит ее. Придаст смысл ее существованию. Но ее за это все прозовут сумасшедшей. Ведь эта скучная, безрадостная, однообразная жизнь рыбацкого поселка пробуждается от спячки только сплетнями, травлей кого-нибудь из соседей. Я перепутал сказку с былью.  Я дал несбыточную надежду поверившему мне, чистому, невинному созданию. Это очень нехорошо с моей стороны. Сочинять сказку с таким настроением я не смогу. Надо бы как-то развеяться. Напиться что ли? (Собирается уходить.)
Кэтти.( входит с подносом)  Чай будете?
Эгль.( оглядывает ее) Нет, спасибо. Я и так вас утомил. Кстати, Кэтти, что вы делаете сегодня вечером? Я бы хотел обсудить с вами сюжет этой моей будущей повести-сказки. Вы свободны?
Кэтти.( вопросительно смотрит на Издателя) Еще не знаю.
Издатель. Свободна, свободна.
Кэтти. Значит, свободна.
Эгль. Тогда встретимся у трактира «Зеленый попугай», в семь. ( Уходит)
Издатель. Будем ждать продолжения этой сказочной или почти сказочной истории (обнимает Кэтти за талию). Правда, Кэтти? Ты должна помочь ему ( подмигивает) с сюжетом!
Кэтти. Как скажете…  
Циммер поет.
Бывает нам в детстве пророчат,
Несбыточный сказочный миг.
Мир детской мечты так непрочен,
Он – тонкий и гибкий тростник.
Он гнется под ветром событий,
Под градом вседневных забот.
И нет для мечты той укрытий
От сплетен, насмешек, невзгод.
Вот кончились детство и юность.
А годы бегут все быстрей.
Наивность ушла, не вернулась.
Все опытней мы, все мудрей!
Ну, словом, неплохо живется.
Покой на душе неспроста.
Но что-то вдруг в ней шевельнется,
То детская наша мечта.
Картина пятая
ДОМ ЛОНГРЕНА
Голос за сценой. Почти в то же время...
Дом Лонгрена. В освещенном окне за занавеской две тени: Лонгрена и маленькой Ассоль. К дому Лонгрена подходит нищий. Садится на лавочку.
Нищий. Табачку бы у хозяина достать. Вроде дома он. Болтает с кем-то. С дочкой, что ли? (Подслушивает).
Голоса Лонгрена и дочери.
Ассоль. Папа почему они так не любят меня, они не играют со мной, а только дразнят. Они кидаются в меня грязью. И говорят про тебя, что ты людоед. Почему они не любят нас?
Лонгрен.  А разве они умеют любить!  
Ассоль. А как надо любить?.
Лонгрен. А вот так ( В окне отец прижимает к себе маленькую дочь). Ну иди спать, мне надо сделать модель каравеллы. У каравеллы очень высокие борта. На этой каравелле сам Колумб открыл Америку. А сейчас мы приделаем грот-мачту…Это мачта – самая высокая на корабле.
Ассоль. А как Колумб открыл Америку?
Лонгрен. О, это долгая история… потом расскажу.
Ассоль. А я знаю какая мачта стоит ближе к корме брига. Бизань-мачта.
Лонгрен. А ближе к носу?
Ассоль. Фок- мачта. Папа, а какие паруса на шхуне?
Лонгрен. Косые. Под ними можно идти навстречу ветру. Спи.
Ассоль. Папа, я сегодня в лесу встретила волшебника. Он спас нашу яхту. Не дал уплыть в море. Он сказал мне, что, когда я вырасту большая, к нашему берегу подойдет корабль с алыми парусами. С него спустят лодку и на ней приедет мой жених. Принц. Он заберет меня отсюда. Папа, это правда, я выйду замуж за принца?
Нищий. Ишь чего захотела? За принца! Ну, сейчас папаша ей задаст.
Лонгрен. За принца? (Вздыхает) Ну, что ж, если это сказал тебе волшебник, то правда. Придет за тобой корабль с алыми парусами, и ты выйдешь замуж за принца. Спи.
Нищий. И папаша такой же дурной, как дочь! Корабль с красными парусами. Колдун предсказал! (кричит)Эй, Лонгрен, отсыпь мне табачку, ты слышишь Лонгрен? Я три дня уже не курил!
Лонгрен( высовываясь из окна) Нет у менятабака! Кончился! Иди прочь! Не кричи тут. Моя Ассоль только что заснула.
Нищий.  Ну, и оставайся со своей умалишенной дочерью! Вы друг дружку стоите! Корабль за ней придет с красными парусами! (кричит)Люди! Вы слышали! За дочерью Лонгрена придет корабль. С красными парусами… Отец – убийца! Дочь –сумасшедшая! Идите все сюда, я вам сейчас такое расскажу! Только мне табачку захватите!
Сбегается народ. (Музыка)
Голоса.
– Ну и ну! У нас в Каперну не то, что с алыми, а с обычными парусами не заходят.
– А за ней придет. За дурочкой!
– Черт с рогами за ними придет за обоими! И потащит в преисподнюю!
(Подходят к дому Лонгрена. Кричат).
– Бегите оба на берег, за вами пять кораблей пришли и все с красноносыми принцами и с бочонком водки! (Хохот).

Среди людей Циммер, поет с иронией:
«Вы слышали, наша скромница:
Принца хочу! И как топнет!»
Земля слухами полнится.
Когда переполнится, лопнет!

«Вы слышали: курица доится.
Вот-вот океан пересохнет!»
Земля слухами полнится.
Когда переполнится лопнет.

«Ну, как же! Принц ей отломится!
Под парусом красным! Ну, слов нет!»
Земля слухами полнится,
Когда переполнится –лопнет!»

Картина шестая.
НЕЛЕГКИЙ РАЗГОВОР
Голос за сценой. Прошло еще четыре года.
Берег моря.  ВыходитЭгль
Эгль. Где же она? Куда же я ее девал? Наверно, забыл там, где сделал привал. Там же окончание повести об Ассоль. Издатель уговорил меня все-таки дописать ту сказку, которую я начал и бросил четыре года назад. Но я решил написать реалистическую современную повесть. И вот-вот должен был переслать рукопись в издательство. … Для оживления чувств и памяти я решил посетить те места, где я когда-то предсказал незнакомой девочке, что ее, якобы, ждет в далеком будущем, и шел вдоль того самого ручья, вдоль которого когда-то шла маленькая Ассоль, и где-то тут я потерял рукопись..
Появляется Циммер с папкой.
Циммер. Вы случайно не это искали?
Эгль. Это. Где вы ее нашли?
Циммер. Там, где вы ее забыли. На том самом месте, где когда-то Ассоль пустила яхту по ручью. А это то самое место ( показывает вокруг), где вы под личиной доброго волшебника предсказали девочке ее чудесную судьбу.
Эгль. Ну, было дело. А откуда вы знаете? Вы что прочли рукопись повести?
Циммер. Прочел. А что мне оставалось делать? А вдруг там записки самоубийцы. И это надо передать в полицию.
Эгль. Прочли, ну, и бог с вами! Отдайте рукопись и дело с концом.
Циммер. Возьмите. ( Передает) В окончании вашей повести вы пишете, что Ассоль благополучно вышла замуж за Хина, сына бывшего владельца трактира, и они живут припеваючи. И Ассоль уже родила двоих чудных малышей.
Эгль. Вполне современная идиллия, а что вам не нравится?
Циммер. А как же «Алые паруса»? Как же мечта, так красиво описанная вами в предыдущем варианте?
Эгль. Мечта осталась где-то в глубине души героини, и Ассоль по-прежнему искоса посматривает в сторону моря. Она не любит Хина. Но не может оставаться из-за своей детской мечты старой девой. Должен же кто-то утешать старика Лонгрена.  Кто это сделает, как не внуки. Ассоль стала добродетельной матерью и рачительной хозяйкой. Трактир процветает.
Циммер. А если корабль с Алыми парусами с опозданием, но все-таки придет за ней, то она даже не выйдет его встречать. И принцу придется убираться отсюда, не солоно хлебавши.
Эгль. Совершенно верно. Моя подруга Кэтти консультировала меня. Она практичная молодая женщина, но когда-то тоже мечтала, как Ассоль выйти замуж, условно, за принца.
Циммер. А вам не интересно, как живет сейчас Ассоль, не выдуманная вами, а настоящая – та, которую вы встретили здесь четыре года назад?
Эгль. Представьте, не очень. Я думаю, девочкаАссольдавно забыла ту встречус «волшебником», и она осталась в памяти только у меня, как оригинальная завязка сюжета.
Циммер. Теперь послушайте, я только что из Каперны, уволился из трактира, иду в Лисс. Поищу там работы или завербуюсь куда-нибудь на пассажирский пароход. Там музыканты тоже нужны. Так вот,Лонгрен и его дочь по-прежнему окружены забором из сплетен, обидных кличек, дразнилок юных сверстников Ассоль и прочего, что можно только себе представить в этом роде. Стоит девочке пойти в лавку за хлебом, как она слышит вслед: « Эй, висельница! Ассоль! Посмотри-ка сюда! Красные паруса плывут!» Я пару раз навестил этих двоих отшельников, так об этом тут же узнали в деревне и жена трактирщика, покойного Меннерса, пригрозила мне увольнением. Тогда я решил уволиться сам.
Эгль. А чем они живут? Лонгрен и его дочь?
Циммер. Отец режет свои кораблики и постепенно обучает этому мастерству Ассоль.  Лонгрен не умеет торговаться, и приказчики за добротный товар платят ему совсем мало. Старый моряк хотел бы опять уйти в плавание, но не на кого оставить дочь. Вы писатель и вам легко вообразить такой разговор между ними.
Освещается окно в доме Лонгрена. Там две тени. Отец и дочь.
Лонгрен. Это рулевое колесо ты сама сегодня вырезала? И бушприт? Молодчина! У тебя золотые руки!
Ассоль. Папа, а ты никогда не видел «Летучего голландца»?
Лонгрен. Я не видел. А другие видели. Ты уже устала работать. Иди отдыхай.А мне еще надо белье постирать, да развесить.
Ассоль. Не надо. Я завтра это сделаю сама. Сегодня я опять слышала, как тебя называли «фальшивомонетчиком», а меня «невестой краснокожего». Они говорят, что на корабле с алыми парусами за мной может прийти только индеец. А вчера, когда я шла на берег, в меня снова бросались грязью.
Лонгрен. Не переживай. Год, два, ты подрастешь, я уйду в плаванье. Вернусь с деньгами, и мы уедем отсюда. Переберемся подальше. Я куплю домик. И будем с тобой вместе жить долго и счастливо.
Ассоль. Папа! Зачем нам куда-то уезжать? Мнечерез шесть лет будет восемнадцать, и за мной придет принц на корабле, и я его уговорю взять и тебя с нами.
Лонгрен. Ты опять об этом. Неужели ты не понимаешь, что это сказка не очень доброго человека, который решил подшутить над ребенком?
Ассоль. Нет, это был настоящий волшебник с длинной густой бородой и вот с такой прической.И слова его были такие волшебные. «Это произойдет, – сказал он,–точно, подойдет к Каперне корабль с алыми пару…»
Лонгрен. Перестань. Я больше не могу об этом слышать!...(Дом гаснет, опять берег)
Эгль. Перестань! Я больше не могу об этом слышать! Господи, что я натворил!Но я знаю, что я сделаю! Когда ей исполнится семнадцать или чуть больше, она станет умнее, я опять явлюсь к ней в образе того волшебника. Я отращу волосы и отпущу бороду. Я ей скажу, что тогда это был розыгрыш, шутка! Что жизнь интересней любой сказки… Прощайте. (Уходит)
Циммер. ( вслед) И тогда вы снова начнете писать волшебную сказку. И в конце ее за вашей юной героиней придет корабль под алыми парусами с принцем на борту.

Циммернапевает:

Конечно, автор пьесы не Шекспир,
Не Лопе, согласитесь, не де Вега.
Но если удивить не хочешь мир,
Тогда зачем вы пишете, коллега?

На белом свете много есть чудес.
Поэзия и музыка, вот – чудо!
А сколько гениальных в мире пьес!
А сколько книг чудесных есть повсюду!

Мы выбрали из них всего одну.
Была на это веская причина.
Нам захотелось показать страну
Надежды и Любви из книги Грина.

Картина седьмая
НА БЕРЕГУ МОРЯ
Голос за сценой. Прошло еще пять лет.
На берег выходит Ассоль. Ей уже семнадцать лет.
Ассоль. Каждый день я выхожу сюда на берег и всматриваюсь вдаль. Скоро ли он придет: корабль с алыми парусами и скоро ли заберет меня мой суженый. Меня дразнят сумасшедшей принцессой. И еще похуже. Теперь я осталась одна. Отец ушел в плаванье, чтобы заработать денег. А я мастерю кораблики из дерева, как отец, и несу в город на продажу. Но их берут плохо.  Скоро зима, и я не знаю, что буду есть завтра.
На берег выходит сын Меннерса - Хин. Это молодой человек, лет 25, он подходит к Ассоль.
Хин. Ассоль. ( Ассоль вздрагивает, хочет убежать). Постой,Ассоль. Я не буду тебя дразнить. Я хочу сказать тебе что-то важное.
Ассоль. Говори, Хин. Только побыстрее. Мне надо идти работать. Я должна убраться у соседки.
Хин. Зачем тебе убирать у соседки. Ты же вон какая красавица.
Ассоль. Скажешь тоже. А соседка больная лежит. У нее никого нет. Она всегда нам помогала.
Хин. Ты только не обижайся, Ассоль. Но ты мне нравишься.
Ассоль. Я сейчас уйду.
Хин. Пока ты дождешься своего принца, ты умрешь с голоду. А я богат, я владелец лавки и трактира. Я дам тебе денег. Не насовсем, а в долг, но без всяких процентов.
Ассоль.  Спасибо, Хин. А когда я должна буду их вернуть?
Хин. Ну… Ну, скажем, когда вернется из плаванья твой отец. Или появится этот твой принц под алыми парусами.
Ассоль.( Горячо) Принц должен прийти на корабле не раньше, чем через год, когда мне исполнится восемнадцать.
Хин. Ну. вот видишь. Значит через год ты мне и отдашь долг. Согласна?
Ассоль. Согласна.
Хин. Вот деньги. ( Достает кошелек) Они твои. Но… ( прячет кошелек за спину)я прошу  тебя всего лишь о маленьком одолжении.
Ассоль. О каком? Что могу, я сделаю для тебя, Хин.
Хин. Это тебе будет совсем нетрудно. Сейчас мы одни, поцелуй меня, прямо в губы. Ты согласна? Всего один поцелуй – и деньги твои. (Ассоль отшатывается, хочет уйти)Постой! Ну, хорошо, без возврата. Один страстный поцелуй и деньги твои!
Ассоль. Да как! Да что ты такое говоришь! Я не люблю тебя.
Хин. Не любишь. Но для этого и не надо любить! Надо просто поиграть в любовь! Ни разу не играла? А вот мы сейчас тебя обучим. Эй, друзья выходите! ( Выходят пятеро молодых юношей и девушек в наушниках, с айпадами в руках. Они окружают Ассоль. Звучит музыка. Парни и девушки  полуобнажаются и совершают малопристойные движения. Ассоль пытается вырваться из их круга.)
Песня танцующей молодежи:
Не красавцы, не уроды-
Дети мы живой Природы.
У природы есть закон:
«Всех важней Она и Он».
Этого целого две части:
Созданы они для страсти.
Так давайте не стесняться,
И открыто, целоваться.
Раздеваться, обниматься
И любовью наслаждаться
Это ведь природы дар,
Если ты еще не стар!
Хин.  Смотри, дурочка, как это просто делается, ты и принца этому научишь!(Целуются друг с другом.)
Ассоль. (Кричит, рвется, пытаясь вырваться из круга рук вокруг нее.) Пустите! Пустите! Помогите!
Появляется Эгль с бородой, громадной шевелюрой, он выглядит, как «тот волшебник»
Эгль. Эй, вы! А ну, катитесь прочь! Пока я не отделал вас палкой!
Хин. Еще один сумасшедший! Бежим! ( Все разбегаются)
Эгль. Не плачь, Ассоль. Все будет хорошо!
Ассоль. (плача) А вы кто?
Эгль. Я собиратель сказок и песен, Эгль.  
Ассоль. Вы чем-то похожи на волшебника, который мне встретился в лесу. Вы …
Эгль.  Я не волшебник. Но я хочу помочь тебе, Ассоль. Что тебя мучает, скажи?
Ассоль   Никто не верит, что за мной придет корабль с алыми парусами. Это мне в детстве предсказал один человек, который знал, что с кем случится.  А вы? Вы верите, что это сбудется?
Эгль. Понимаешь, Ассоль… Ну как тебе сказать. Волшебников не бывает. Это я тогдана берегу сыграл роль волшебника. Теперь я прошу у тебя прощения. Жизнь – это ведь сложная штука.…Ассоль Вы… вы такой же как они! Как все вокруг! Даже Лонгрен, мой родной отец, уговаривал меня забыть эту, как он сказал, ерунду… Я не верю, что тогда были вы. У того, у настоящего волшебника были другие глаза, добрые…(Закрывает лицо руками)
Эгль.(Всматриваясь в Ассоль и преображаясь. Звучит музыка.) Он придет, моя девочка, он обязательно придет за тобой. Примерно через год, Ассоль, утром в морской дали под солнцем сверкнет алый парус.  (В сторону) Ой, что я говорю!
Ассоль. (Вытирая слезы) Спасибо! Вы говорите, как тот волшебник ( Целует в щеку) Спасибо! Прощайте! ( убегает)
Эгль( в растерянности) Я не мог ее переубедить. Слова того самого предсказания, как будто сами вырывались из моих уст. Как будто я видел перед собой страницы какой-то волшебной книги! Нет, это наваждение! Мой жизненный опыт говорит мне, что все кончится для Ассоль гораздо хуже, чем я предполагал. Кто это там? Какой-то шарманщик. Он что-то поет.На фоне песни идет пантомима «старухи».
Освещается шарманщик – это Циммер.
Циммер крутит шарманку и напевает:
Я песню спою иль сказанье,
Всей правды трагичной не скрыв.
Прощенья прошу я заранее
За старый потертый мотив.
У самого синего моря,
Где лес, ручеек и скала,
Где ветер шумит на просторе,
В деревне старуха жила.
На берег она то и дело,
Ходила с тяжелой клюкой.
И в даль та старуха смотрела,
От солнца закрывшись рукой.
Болтают, что долгие годы
Старуха, забыв про дела,  
Ждала не у моря погоды,
А юного принца ждала.
Такая, на уровне слуха,
Дошла до меня чепуха:
Что, спрыгнув с катушек, старуха
У моря ждала жениха.
Что будто бы с самого детства
Узнала, что ей повезет:
Что с принцем плавучее средство
За нею однажды придет.
Поверила в сказку когда-то,
С надеждою в юных глазах,
Что принц тот, владелец фрегата,
На алых придет парусах.
Она все глаза проглядела,
Ни принц не пришел, ни король.
Так лет пятьдесят пролетело.
Все ходит на берег Ассоль.
Мечты нам приносят страданья,
У сказки печальный конец.
Девчонки! К чему ожиданья!
Идите скорей под венец!
Не ждите заморского принца,
Ведь годы так быстро идут.
Вам надобно поторопиться,
Ведь замуж старух не берут.
( Видение исчезает)
Эгль (крестится )  Господи! Не допусти такой развязки!Сделай так, чтобы Ассоль навсегда забыла о моем предсказании!  
Конец первого действия
ВТОРОЕ ДЕЙСТВИЕ
Голос за сценой. Прошло еще около года
Пролог
Освещается рабочий стол Эгля.
Эгль работает над сказкой, сидя за компьютером. Циммер, в качестве «Человека от театра» говорит, стоя как бы в стороне или за спиной Эгля.
Циммер. Что ты сейчас пишешь?
Эгль. Вот уже две недели, как я опять работаю над старой повестью-сказкой, которую начал писать десять лет назад. Потом остановился, поменял жанр, хотел сделать реалистическую повесть, но бросил ее…в море. Потом узнав, что девочка Ассоль все еще ждет принца, снова начал писать сказку со счастливым концом, но тут долгие интересные командировки в разные части света отвлекли меня и я вспомнил о своей повести только встретившись на берегу с семнадцатилетнейАссоль. Ее вера, ее мечта опять вдохновили меня.
Циммер. И ты взялся за старое. Сочиняешь романтическую сказку. А ведь тебе уже, по моим подсчетам, пятьдесят пять. Неужели ты можешь еще сопереживать чувствам юных?
Эгль. А ты телевизор смотришь? Сейчас и в семьдесят еще ухлестывают за двадцатилетними. Кэтти моложе меня на двадцать лет. Но мы весьма довольны друг другом.
Циммер. Это тебе так хочется думать.
Эгль. Не мешай! Издатель требует через месяц сдать рукопись сказки со счастливым концом в Интернет- журнал. Даже оплатил мне еще не оконченную работу. Всем хочется дождаться между моими героями романтических отношений.
Циммер. А что происходит с настоящей Ассоль сейчас, тебя не интересует?
Эгль. Я не в силах изменить ее судьбу.  Но, чувствуя свою вину, я готов в любую минуту прийти ей на помощь.
Циммер. А что ты можешь сделать для бедной девушки?   
Эгль. Яготов помочь ей уехать вместе с отцом в другой город или даже в другую страну, где ее никто не знает, и где она сможет забыть свои мечты и начать новую жизнь.  У меня много друзей повсюду. Они найдут ей работу. А тем более, модели парусных кораблей–это сейчас ходовой товар.
Циммер. А если еще твоя повесть-сказка соберет миллион лайков, то парусники с алыми парусами станут брендом и трендом и еще чем угодно.
Эгль. Наконец-то, ты понял замысел Издателя, моего главного продюсера.
Циммер. Ну и о чем ты сейчас размышляешь?
Эгль.  Я думаю о судьбевымышленной Ассоль.  В моей повести-сказке в Каперну обязательно должен прийти корабль с алыми парусами. Но каким должен быть этот принц – будущий супруг Ассоль? Капитаном, прошедшим огонь и воду, т. е. морским волком? Или романтиком, способным сопереживать и сочувствовать другой душе, тонкой и чистой? А лучше бы и тем, и другим? Но таких людей не бывает! Поверит ли мне читатель?  Я отложу пока эту работу, мне надо ехать по срочному заданию издателя в замок каких-то Грэев.
Сейчас уточню адрес. ( звонит по мобильнику) Кэтти, это я, Эгль. Пришли мне, пожалуйста,« смс-ку» с адресом замка Грэев. Хорошо. Вернусь, позвоню.
Картина восьмая
В ЗАМКЕ ГРЭЕВ
На заднике вид замка с садом.
Циммер напевает:
У богатых все не так, как у людей:
Замок, слуги. Не работай, лишь владей!
Целый день ты можешь в потолок плевать!
И любовь любую можешь тоже заказать!
И покажется тебе, что счастлив ты.
Только счастья не бывает без мечты.
Без такой, к которой зА день не дойдешь.
А в пути сто раз споткнешься, упадешь.
И поднимешься сто раз и снова в путь.
Ни поесть, ни отдохнуть, глаз не сомкнуть.
А когда дойдешь до цели, до Мечты.
Вот тогда на миг счастливым станешь ты.
Лишь на миг увидишь ты тот чудный край,
Где сбываются мечты, увидишь Рай.
Лишь мгновенье ты пробудешь в сказке той…
А назавтра в путь за новою мечтой…
(Освещается замок. Сад. Входят слуга Польдишок и Эгль)
Польдишок. Проходите, сэр, садитесь, сейчас я доложу о вас, хозяйке, но навряд ли она вас примет.
Эгль. У вас что-нибудь случилось? Может быть, мне лучше уйти?
Польдишок.  Случилось ли что-нибудь у нас? Случилось, сэр! И причем давно! Единственный наследник этого имения семь лет назад сбежал на корабль, дабы стать там простым юнгой. Это графский-то наследник– юнга! Начитался книг про морские приключения, Жюль Вернов разных. Мы все думали, что через месяц, ну в крайнем случае, через полгода, он не выдержит этой каторги и прибежит обратно. Ведь он рос хилым, изнеженным мальчуганом. Ему достаточно было поднять свой маленький указательный пальчик, чтобы с десяток слуг бросились исполнять его прихоти. Его оберегали от дуновения ветра, от чрезмерной беготни, от общения с простолюдинами…А как он любил пирожные!
Эгль. И такой мальчик сбежал на корабль? Это удивительно!
Польдишок. Да, сэр! Все удобства он променял на грубый, почти рабский труд моряка с его ежеминутными страхами: утонуть в шторм в морской пучине, быть захваченным в плен пиратами… Мы не могли себе представить нашего Артура Грэя в окружении сквернословящих, полупьяных матросов.  А поднятие и спуск парусов.  Эти пудовые шкоты, которые надо ежечасно натягивать, завязывать в узлы, развязывать и сматывать!…Представляете каково матери денно и нощно думать о своем единственном сыночке, неизвестно для чего рискующем своей драгоценной для всех нас жизнью.
Эгль.  Так что ж он до сих пор не навестил мать?
Польдишок.  Нет, два раза в год он бывает здесь. Графиня на время успокаивается. А когда он опять уходит в плавание, она места себе не находит, она поседела до времени и не принимает никого. Отец – высокородный Грэй-старший недавно умер от сердечного приступа. Он мечтал, что его сын станет, как и он сам, Главным судьей нашего графства, а тот… Хотя Артур сейчас уже не юнга, не матрос и даже не боцман, а настоящий капитан, он купил себе корабль, набрал команду и возит чай, шерсть, экзотических животных…и другую всячину из страны в страну, через моря и океаны.
Эгль. Из богатого, избалованного мальчишки он смог превратиться в морского волка, да еще по собственной воле – это бывает только в сказке. У него необыкновенный характер, достойный уважения. Неужели никогда в детстве, он не совершал поступки, которые бы вызывали у вас удивление, которые предвосхищали бы его дальнейшее поведение?
Польдишок. Один его поступок на моей памяти был связан с историей бочки старого- престарого вина…из нашего погреба.
Эгль.  Собственно, из-за этой истории я и позвонил в ворота вашего замка. Я собираю старинные песни, сказания, ( вздыхает) сказки…недавно, совершенно случайно, я услышал легенду о хранящемся в вашем винном погребе старинном бочонке, над которым тяготеет якобы проклятие рода Грэев…Что это за проклятие?… Что это за вино? Не поведаете ли вы мне эту историю, раз уж я к вам пришел?
Польдишок. Так и быть, сэр, расскажу, тем более, что я и есть погребник – хранитель вин. Мы сейчас с вами спустимся в винный погреб Грэев, и я изложу вам все по порядку.


Картина девятая
В ВИННОМ ПОГРЕБЕ.
ПОЛЬДИШОК
На заднике бочки и бочонки и одна большая бочка торцом к зрителям, на ней кран.
(Польдишок  иЭгль)  
Польдишок. Вот так, как сейчас вас, я повел когда-то на экскурсию в погреб маленького Артура. Кстати, не хотите ли попробовать крепчайшего хереса 1845 года?
Эгль. С превеликим удовольствием. Но только глоток. (Польдишок наливает. Чокаются, выпивают). Как тут у вас холодно и сыро!
Польдишок. Зато вина сохраняются превосходно. Хотите еще?
Эгль. Спасибо. Сердце, знаете ли, пошаливает. И потом я должен хорошо все запомнить, и, записать вашу историю в свой блокнот.
Польдишок. А я выпью. ( Наливает, пьет) Ну так слушайте! Однажды я привел маленького Артура Грэя в этот подвал на экскурсию.( Уходит.)
Освещается дно, лежащей к нам днищем одной из больших бочек. Там видны две тени: Польдишока и маленького ( восьми лет) мальчика Артура Грэя.
Польдишок. Артур! Здесь лежит такое вино, за один глоток которого, любой пьяница дал бы себе отрезать себе язык. Его цвет темнее вишни. Оно густо, как хорошие сливки. Оно заключено в бочку черного дерева. На медных обручах латинская надпись: «Меня выпьет Грэй, когда будет в раю.»
Артур. Это какой Грэй? Я что ли?
Польдишок. Может быть, и ты. Но сначала его задумал попробовать твой прадедушка, высокородный Симеон Грэй. Пусть будет ему земля пухом! ( Выпивает)
Артур. А где он взял рай?
Польдишок. В этом-то и дело! Он решил обхитрить судьбу. Построил дачу и назвал ее «Рай». Но только в этом его «Раю» стали сбивать с бочки обручи, как твой прадедушка умер от разрыва сердца. Царство ему небесное ( Выпивает).
Артур. А еще кто-нибудь из Грэев пробовал?
Польдишок. Боже упаси! Больше никто из Грэев не стал рисковать жизнью. Все поняли, что над этим вином тяготеет проклятье! А вот над этим, которое я пью, нет! ( Выпивает.)
Артур. Так что же значит это «выпьет в Раю»?
Польдишок. Никто не может понять! Ведь в Рай человек попадает после смерти! Или не попадает. (Выпивает.) А если решить, что Рай – это означает «огромное счастье», то подумав, каждый скажет, что вряд ли хоть одно «счастье» выдерживает сравнение с понятием Рай! А это мое вино выдерживает. Потому, что выдержанное. ( Выпивает.)
Артур. А что еще это может означать?
Польдишок. Еще? Это когда человек одной ногой стоит на земле, а одной в Раю. На Земле выпить нельзя, а в Раю – можно. ( Выпивает). Или наоборот ( Выпивает)
Артур. Я выпью это вино!
Польдишок. Ты? Сейчас?
Артур. Нет. Когда вырасту!
Польдишок. А где ты возьмешь Рай? (выпивает).
Артур. А вот где он у меня! ( сжимает кулачок) а теперь его нет! ( разжимает) А теперь он опять здесь!( сжимает).
Окно гаснет. К Эглю выходит Польдишок совершенно пьяный!
Польдишок. Это был необыкновенный м-ма-мальчик. Что-то я сегодня перехватил.
Эгль. Да, Артур Грэй родился с живой неиспорченной богатством, душой, и совершенно не склонный продолжать фамильную судьбу предков.
Польдишок (пьянея) Вот и я об этом говорю, а я, Поль -поль- поль -дишок, кое- что понимаю в людях . А как он любил книги про пуш-пуш
Эгль Пушки?
Польдишок. Нет. Пуш- пуш…
Эгль Пушистых зверей?
Польдишок. Нет. Пуш-пуш…пуштешествия морские. Особенно про пира…пира…
Эгль. Пираний…
Польдишок. Нет. Пира.. пира…
Эгль. Про пиротехнику?
ПольдишокПро пиратов!
Эгль. Любил книжки про пиратов…Да, про пиратов я и сам любил читать. Жестокие, но сильные люди…
Освещается Циммер с повязкой на глазу.
Напевает:
Мы –  санитары моря. Мы – пираты.
Неправда, что мы дьявольски богаты.
А правда то, что мы наводим страх.
Поэтому со всеми на ножах.

Порой мы вежливы и просим разрешения:
–Позвольте, дама ваши украшения!
–А что у вас, простите, в сундуках?
Кто не отдаст, мы с теми на ножах.

И зрячие, и те, что одноглазы.
Не слышали вовек мы доброй фразы.
Эмблема наша – череп на костях.
Со смертью – дружим. С жизнью – на ножах.

Мы –  санитары моря. Мы – пираты.
Что нас боятся, мы не виноваты.
Чтоб выжить, мы на вас наводим страх.
Поэтому вы с нами на ножах.
Выскакивает юный Артур Грэй (лет пятнадцати) и сражается с пиратом на деревянных мечах.
«Пират»( Циммер ) «смертельно раненый» пятится за кулисы. Артур Грэй убегает за ним.
На сцене Эгль и Польдишок.
Эгль. И все-таки, как изнеженный, благовоспитанный мальчик превратился в эдакого заправского капитана?
Польдишок. А об этом вам лучше всего расскажет кум- кум- кум- куменадант нашего замкА. То есть зАмка. Капитан Гоп. А вот он и сам идет сс-да. Гоп тут к тебе…Прри–шшшш-ли ( засыпает).
(появляется Гоп)
Картина десятая
В ВИННОМ ПОГРЕБЕ
КАПИТАН ГОП


Гоп. Опять наклюкался. Каждый раз, когда ходит сюда проверять сохранность вина, сам обратно выйти не может, приходится выносить его отсюда… А вы кто такой? Как сюда попали? Это–  охраняемый объект.
Эгль. Это я уже понял. Но я не пью. Сердце, знаете ли, пошаливает.
Гоп. А я как раз для восстановления здоровья… ( Наливает. Выпивает) Итак, цель вашего визита?
Эгль. Я собираю, легенды, сказания, пишу сказки.
Гоп. Здесь как раз просто сказочные вина. Столетняя выдержка. Я обошел на корабле вокруг Земли несколько раз, а таких нигде не пил.
Эгль. Я, собственно, хочу у вас поинтересоваться, как вы сумели из юнги Грэя сделать бравого капитана. Мне это нужно для моей статьи, для Интернет- журнала.
Гоп. О, эта была долгая история… ( выпивает)
ЭгльЯ весь внимание.
Гоп. Грэй тайно покинул дом и прибыл ко мне на шхуну «Ансельм» на пятнадцатом году своей сытой жизни. Он был в лакированных сапожках, в костюмчике для прогулок в парке, с саквояжиком, годящимся скорей для благородных девиц, чем для юноши избравшим морскую дорогу. Все это он вскоре промотална пирожные, от которых полгода не мог отвыкнуть, или проиграл в карты. ( Протягивает кружку Эглю)
Эгль. Спасибо! Я не пью.
Гоп. Ах, да сердце у вас. У всех сердце, только я его не имел, когда гонял этого неженку. (Выпивает) Юнга Грэй пытался пить водку и нырять в океан вниз головой с двух саженей. Я думал, что через полгода он заскулит, попросится к маме отмывать пальчики от смолы одеколоном «Роза-мимоза»(Выпивает) Но он все терпел, и лицоего ничего не выражалокроме презрения.
На сцене четыре матроса и юнга Артур Грэй. Матросы издеваются над Грэем.

1-ыйматрос. Смотрите, он ободрал локотки, ползая по снастям. Ай –я-яй! Няню с йодиком сюда, быстро!
2- ой  матрос. А вчера петлей якорной цепи его сшибло с ножек! Бедняжка! Ударился лобиком о палубу! Бо-бо лобик!
3-ий матрос А канатиком ему содрало кожицу с ладошек. Как же теперь ему в ладошки хлопать в театре или на концерте скрипача.
4-ыйматрос. А по личику его ударило мокрым углом паруса, да с вшитым железным колечком и чуть не выбило зубик! Парус – бяка!Бяка!
1- ый матрос У него болят бока и спинка. Сделайте ему массажик.
2- ой матрос Пальчики не разгибаются, головка трещит, а ножки трясутся. Скорей бы к мамочке под юбку!
3-ий матрос. А по ночам мальчика мучают страхи Он кричит во сне ненавистные ему слова: леера! Ванты! Брашпили! Тросы! Стеньги! Саллинги! И обливается холодным потиком!
4-ыйматрос Еще хуже того, каждую ночь наш мальчик мочится в постельку от ужаса.
Все хохочут.
( Юнга проходит весь строй, уходит за кулисы и возвращается уже молодым матросом Грэем. Подходит к четвертому)
Грэй. Я Артур Грэй! Ты, по-моему, что-то сказал против меня?( Ударяет кулаком. Начинается бокс. Грэй нокаутирует соперника) Кто против меня еще что-то имеет?
Все. Мы – ничего! Ты стоящий парень! Ты стал моряком!
Грэй. Наливай! ( Ему наливают стакан рому, он выпивает) Еще рому!( Еще выпивает стакан.) Уходит за кулисы.
Все. ( Смотрят наверх!)Смотрите! Он полез по вантам на рею! Он идет по верхней рее, ни за что не держась!  Ты спятил, Грэй, разобьешься! Мы признаем, что ты среди нас лучший моряк!Ты можешь стать настоящим капитаном
Голос за сценой. Матроса Грэя ко мне!
1-ый матрос. Грэя к капитану Гопу!
( Матросы и Грэй исчезают)
На сцене Эгль и Гоп
Гоп . Однажды я увидел, как он мастерски вяжет на рею парус, и сказал себе: «Победа на твоей стороне, плут». А когда он спустился на палубу, я вызвал его в каюту и сказал: «Слушай, внимательно! Брось курить! Начинается отделка щенка под капитана»( Выпивает.)
Эгль. Ну и…
Гоп. В течение года я обучал его навигации, кораблестроению, морскому праву, лоции и бух- бух (ударяется головой) бух- галтерии. (Засыпает и ложится рядом с Польдишоком).
Эгль. ( поднимаясь наверх из подвала) Все ясно. Когда он выучился всему, он взял у матери денег и купил галиот. А когда капитана Гопа списали вчистую, Грэй по доброте душевной взял его к себе в замок комендантом.
Выходит из подвала в сад.
Картина одиннадцатая
В САДУ ГРЭЕВ
Эгль.  Грэй! Вот кого я сделаю прототипом моего лирического героя, вот кто придет на алых парусах и сделает счастливой мою лирическую героиню. (Появляется издатель)
Издатель. Звоню тебе, звоню, а у меня все «абонент – вне зоны действия сети».
Эгль. А я был в винном погребе. Там мобильная связь не работает.
Издатель. Публика закидала нас «коментами» и вопросами к заметке о таинственной бочке со смертельно опасным напитком. Все хотели бы попробовать! Самоубийцы! Итак, есть у тебя материал о бочонке Грэев? Что там за проклятие, которое лежит на этом вине?
Эгль. На бочонке написано: «Меня выпьет Грэй, когда будет в раю.»
Издатель. То есть, когда умрет что ли?
Эгль. Так и считается до сих пор. Один из Грэев отдал душу Богу, когда только помыслил об этом. Но якобы сегодняшний наследник замка еще в младенческом сопливом возрасте, лет двадцать тому назад поклялся, что выпьет это вино.
Издатель. Мне сообщили, что этот Грэй сейчас в Лиссе, ремонтирует свой корабль. Вот бы взять у него интервью.  А как с продолжением сказки об алых парусах?
Эгль. Я его скоро напишу. Теперь образ капитана, который приедет за Ассоль, мне предельно ясен. Он, морской, волк, но воспитанный на хороших книгах, с благородной и возвышенной душой, и поэтому, сохранивший романтический взгляд на мир и, отзывчивое к бедам других людей, сердце. Это Грэй!
Издатель. Я все думаю об этом вине. Хорошо, если б кто-нибудь привез Грэю эту бочку, и он пригубил бы из нее вина. Мы бы это все засняли на камеру.  И констатировали, правдиво это предсказание или нет. Ведь на Земле, как известно, Рая нет. Ну, а если бы что-то, не дай бог, с ним случилось, «скорая» бы откачала, я думаю. Есть много современных антидотов. Но зато сколько рекламодателей мы получили бы на наш сайт после этого фильма. Сколько лайков! В ютубе было бы миллиона два просмотров. ( Уходит)
Выходят Циммер в обнимку с Польдишоком и Гопом, и с бочонком.
Циммер. Вытащил их из подвала. А то бы они там окочурились.
Польдишок. Мы все поедем в Лисс к капитану Грэю. Мы получили от него эс…
Циммер.Эсминец?
Польдишок.Эс..с-с
Циммер. Эскадрон?
Польдишок. Эс –эсэмэсэмэску. И на всякий случай дос-с тали из под земли наш б-а –ба-очонок.
Циммер. Там райский уго-го-голок. Там и разобьем. То есть разопьем!
Польдишок. Нет, первым должен выпить капитан Грэй. Яс-с-сно? Так написано на боч-ч-чке!
Гоп. Только Грэй, а мы со…грЭемся следом.
Циммер (поет, все подпевают).
Бочонок, наш бочонок.
В нем старое вино.
Питье не для девчонок!
По мнению ученых,
Для Грэя лишь оно.

Когда обнимет нежно,
Невесту он свою.
То дух его мятежный,
Покинув ад кромешный,
Окажется в Раю.

И в этот миг счастливый,
Когда весь мир вверх дном.
Вино темнее сливы,
И гуще всяких сливок.
Мы с Грэем разопьем…

Дно выбьем у бочонка,
Как сказки всей итог.
Грэй счастлив и девчонка!
Судьба, что собачонка,
Уляжется у ног!
( Уходят, но Циммер возвращается в качестве человека от театра).
Эгль. Я не знаю, что будет дальше? Последняя, глава, которую напишу, будет называться «В замке Грэев». А что дальше? Я не знаю, как подвести моих героев к счастливому финалу? В волшебной книге, из которой я черпал вдохновение, утрачены последние страницы.
Циммер. А ты не торопись! Подожди немного.
Эгль А что, если, вправду, подождать и получить подсказку из реальной жизни. До совершеннолетия настоящей Ассоль осталось два месяца. События развиваются так стремительно, что история с распитием вина из бочонка может стать финалом всей моей сказки или трагическим, или счастливым. А может быть и тем, и другим. И мы сейчас с вамине будем мешать нашим главным героям!  Посмотрим, что они будут делать дальше.
Циммер. Посмотрим, что будет дальше в нашей сказке. Сказка ложь, да в ней намек…
Напевает:
Говорят, что сказка – это ложь.
Только в этой сказке есть намек.
Если этот ты намек поймешь,
То получишь неплохой урок.

Пусть в кармане только медный грош.
В русской сказке бедность – ерунда!
Хоть ты нищий – счастье обретешь!
Это в сказке. В жизни – не всегда.


Вот опять стою здесь и пою.
Что же дальше? Людям невдомек.
В сказке все найдут любовь свою.
Вам прозрачный делаю намек.

Картина двенадцатая
АССОЛЬ  И ГРЭЙ
Красивый уголок природы прямо на берегу моря. Ассоль идет, трогая растения и деревья и говорит с ними, как живыми…
Ассоль. Здравствуй, Ирис, ты совсем заболел. Опять эти дармоеды, не заплатив ни монетки построили на тебе свои домики и поселились в них со своими детьми -обжорами. А это, что за толстый пассажир уселся на ромашку? Давай-как, милая, стряхни его! Вот так, пускай летит отсюда! А ты куда направился, господин еж? Неужели тебя пригласили на бал сусликов? Тогда, пожалуйста убери свои колючки. И оставь свои «фук-фук», ты разбудишь спящего гнома. Совсем запутались в траве мои колокольчики, надо чтобы и вам досталось немного солнца. (Подходит к деревьям)
Здравствуйте мои дорогие и ты, дедушка каштан, и ты, мой старший брат, орешник! Как много же вас, братцы мои! Я иду, спешу, пустите меня. Я вас узнаю всех, всех помню и почитаю. Спасибо, листочки, спасибо за вашу нежность. Я тоже хотела бы погладить вас, как вы меня, но извините, спешу! (Выходит на берег, стоит над морем, простирает руки к небу. Звучит торжественная музыка).
Господи! Спасибо тебе за эту красоту! За эти деревья, за эти луговые травы, за птиц и зверей! За бесконечное небо! За солнце! За этот могучий бескрайний океан, играющий всеми красками жизни! Спасибо тебе, Господи! За то, что я живу на этом свете! И еще, я знаю, если ты захочешь, ты сотворишь  для меня маленькое чудо! Ведь это ты предсказал мне его, я знаю, что это был ты, когда встретил меня у ручья там совсем маленькую. Я приняла тебя за волшебника, а это был ты, Господи! И знаю, что все, что ты обещал мне, обязательно сбудется! Я верю тебе, Господи!
Напевает:
Знаю, все пройдут напасти,
Бриг прибудет в гавань счастья,
Ты тогда судьбе своей не прекословь.
Белый парус – символ моря.
Черный парус – символ горя.
Алый парус – это море и любовь.
Как тогда предсказал мне волшебник: утром в морской дали под солнцем сверкнет алый парус, тогда ты увидишь храброго красивого принца; он будет стоять и протягивать к тебе руки. — «Здравствуй, Ассоль!» — скажет он. (Напевает)
Я увижу алый парус.
С милым в дальний путь отправлюсь.
Тьма рассеется, и солнце выйдет вновь.
Белый парус – символ моря.
Черный парус – символ горя.
Алый парус – это море и любовь.
( Музыка постепенно затихает, Ассоль обессиленно опускается на землю и засыпает.  Появляются Грэй и Летика с удочками)
Грэй.  И там тоже не клюет. Значит, меня обманули, что у этой, как ее, черт побери, Каперны много голодных мурен. Давай здесь попробуем!( Садится, кладет удочку).
Летика.  (в сторону) Первый раз плаваю с таким капитаном. Капитан дельный, но на других непохожий. Впрочем, люблю его. ( Садится, достает бутылку и кружки)
Грэй.  Ну-ка, —выпей, друг, Летика, за здоровье всех трезвенников. Кстати, ты взял не хинную, а имбирную.
Летика. Простите, капитан.  Я знаю, что вы любите хинную. Только было темно, а я торопился. Имбирь, понимаете, ожесточает человека. Когда мне нужно подраться, я пью имбирную. ( Пьют, закусывают). Правда ли, капитан, что говорят, будто бы родом вы из знатного семейства?
Грэй. Это не интересно, Летика. Бери удочку и лови, если хочешь.
Летика. А вы?
Грэй. Я? Не знаю. Пойду пройдусь, осмотрю окрестности.
Летика.( уходит, напевая )  Ночь тиха, прекрасна водка, трепещите, осетры, хлопнись в обморок, селедка, удит Летика с горы!
Грэй встает, задумчиво идет, звучит музыка. Грэй оборачивается и замирает. Он видит спящую девушку. Гаснет общий свет. Освещается только круг в центре сцены. В нем появляется Ассоль.
Это видение Грэя. Она танцует вальс, кружится. К ней подходит Грэй, они танцуют вместе. Грэй надевает ей на палец кольцо со своей руки. Они смотрят в глаза друг друга. Но вот Ассоль выскальзывает из рук Грэя и исчезает. Грэй тянет к ней руки. Музыка обрывается. Зажигается полный свет. Ассоль спит на том же месте, Грэй с любовью смотрит на нее.
Летика. ( появляется из-за кустов). «Капитан, где вы?»
Грэй. Тише, Летика! Посмотри-ка на нее. Что, хороша?
Летика. Дивное художественное полотно!  Я поймал четыре мурены и еще какую-то толстую, как пузырь.
Грей. Тише, Летика. Уйдем отсюда. Я не знаю ни ее, ни ее имени, ни, тем более, почему она уснула на берегу, но я, кажется, влюбился в нее с первого взгляда. А первый взгляд, он самый безобманный, самый ненавязчивый. Тем более, что я люблю картины без объяснений и подписей. Но сейчас одну подпись под этой картиной хотелось бы сделать. Не определишь ли ты, Летика, где здесь трактир? Нам нужно именно туда… Там я узнаю ее имя. И где она живет.
(Уходят)

Картина тринадцатая
В ТРАКТИРЕ У МЕННЕРСА
(Рыбаки и девицы пьют вино, играют в карты, шумят, спорят. За одним из столов угольщик.  Хин-трактирщик разносит спиртное. Входит Грэй, подходит к Хину)
Грэй.  Вы, разумеется, знаете здесь всех жителей. Меня интересует имя молодой девушки в косынке, в платье с розовыми цветочками, в возрасте от семнадцати до двадцати лет. Я встретил ее неподалеку. Как ее имя?
Хин. Гм! Это, должно быть, «Корабельная Ассоль», больше быть некому. Она полоумная.
Грэй. (отпивая крупный глоток). Как же это случилось?
Хин. Извольте послушать. Как болтают в деревне: ей в лесу, когда она была еще совсем девчонка, встретился проходимец, которого она приняла за колдуна. И он посулил ей, что ровно в день ее совершеннолетия прибудет корабль с алыми парусами, и ее, дурочку,( хихикает) заберет на лодке не кто иной, как принц!  С тех пора она свихнулась и все думает об этом красном корабле, и поэтому все ее зовут «Ассоль корабельная».  Еще могу сообщить вам, что ее отец сущий мерзавец. Он утопил моего папашу, как кошку какую-нибудь, прости господи.
Угольщик. Кончай завираться, Хин Меннерс!
Хин Меннерс. Опять ты нагрузился, вельбот проклятый! Уходи вон!
Угольщик. Я нагрузился вином, а ты еще грузишь меня враньем!
Хин Меннерс (возмущенно) Вот ведь дрянь, а не человек, каждый раз с ним такая история, не обращайте внимания! Такая вот семейка, я продолжаю: дочь – сумасшедшая, а отец – мерзавец.
Угольщик. Ты врешь, Хин Меннерс, так гнусно и ненатурально, что я даже протрезвел. ( Грэю) Его отец тоже врал; врала и мать. Такая порода. Можете быть покойны, что Ассоль так же здорова, как мы с вами. Я с ней разговаривал. Когда девушка идет пешком, а я продал свой уголь, я уж непременно посажу девушку на повозку. Я вам говорю, как на духу, у нее хорошая голова. Вот помнится, едем мы однажды…(Звучит музыка, гаснет свет, освещаются сиденья, на них, как на телеге сидят Угольщик с поводьями и Ассоль)
Угольщик. Но-о-о, дохлятина! Так мы к ночи с ней не доедем.
Ассоль.  Дай-ка мне поводья! Давай, прибавь, моя красавица! Моя умница! Вот так, моя хорошая!
Угольщик. И, вправду, побежала! А я таких слов и не знаю! Думал, она только ругань понимает, да плеть!
Ассоль! Я тебе вот что скажу, знаешь, моя работа не скучная, только все хочется придумать что-то особенное. Вот скажем, чтобы у меня в тазу сама плавала лодка, а гребцы гребли бы по-настоящему; потом они пристают к берегу, отдают чал и, точно живые, садятся на берегу закусывать.
Угольщик. Закусывать! А стаканчик доброго рому нельзя хватить перед этим! Это ты от того городишь ерунду, что заработалась со своими корабликами… Отец твой скоро вернется, сам все будет делать. А ты огородом да садом займешься.
Ассоль. Нет, не ерунда это. У каждого в работе своя сказочная, несбыточная мечта есть. Вот рыбак ловит рыбу и думает, сейчас такую поймаю, которую еще никто не ловил. Вот все удивятся в деревне…
Угольщик. Ну, а я о чем по- твоему, о таком думаю?
Ассоль. А ты о том, что твоя корзина, в которую ты уголь наваливаешь, зацветет, из прутьев поползут почки, они лопнут, появятся листочки, а потом и цветы …
Угольщик. Из корзины – цветы… Что ты выдумываешь!
Достает из-за спины корзину, разглядывает, звучит музыка, внезапно корзина покрывается листочками и цветами.
Гаснет свет, все исчезает, за столом сидит угольщик.
Угольщик. Не поверите, мне и впрямь показалось, что прутья моей корзины зацвели. Я малость протрезвел даже! А Хин Меннерс врет и денег за это не берет; я его знаю!
Меннерс.( Грэю) Прикажете подать что-нибудь?
Грэй. Нет, (доставая деньги и расплачиваясь) Мы встаем и уходим.  (У края сцены Летикенаедине)   Запомни, Летика, скоро вы увидите на моем корабле девушку, которая не может выйти замуж, как только таким способом, какой я разыграю на ваших глазах. Я прихожу к той, которая ждет и может ждать только меня, я же не хочу никого другого, кроме нее.
Летика Но вокруг столько …
Грэй ( музыка)Я понял одну нехитрую истину. Она в том, чтобы делать чудеса своими руками. Когда другая душа хочет чуда, сделай ей это чудо, если ты в состоянии. Новая душа будет у него и новая у тебя.
Летика. Я ничего не понял, капитан, но я все сделаю как вы захотите! Пойду, еще пока вы не заказали алый шелк для парусов, выпью стаканчик хересу.
Грэй ( показывает ему пальцем поперек губ ) Будь нем, как рыба.
Летика.  Есть, мой капитан!(уходит)
Грэй напевает:
Я от моря ждал чуда,
С детства мечту храня.
И море еще покуда
Не подводило меня.

Я стал капитаном судна,
Доверился я парусам.
Сам я добился чуда,
А кто-то не может сам.

Твоя душа жаждет чуда,
А не женитьбы простой.
И я мелочиться не буду.
Как чудо, приду за тобой.

И жив человек покуда,
В жилах играет кровь,
Море останется чудом.
Останется чудом любовь.

Картина четырнадцатая
АЛЫЕ ПАРУСА
На заднике корабль с алыми парусами.
На сцене Издатель и Эгль.
Издатель. Ты знал, что так будет? Что так счастливо будет заканчиваться эта история?
Эгль. Все вышло так, как я написал в своей сказке. Точнее, как написано в той волшебной книге, что была у меня перед глазами, из которой я волей-неволей черпал и сюжет, и диалоги. Я нашел те утерянные страницы. Они возникли у меня прямо перед глазами.
Издатель. Ну и как там описано это событие? Прочти, пока никого на берегу нет.
Эгль. Слушай. ( Читает из книги. Звучит музыка. Идет пантомима Ассоль) «Не помня, как оставила дом, Ассоль бежала уже к морю, подхваченная неодолимым ветром события; на первом углу она остановилась почти без сил; ее ноги подкашивались, дыхание срывалось и гасло, сознание держалось на волоске. Временами то крыша, то забор скрывали от нее алые паруса; тогда, боясь, не исчезли ли они, как простой призрак, она торопилась миновать мучительное препятствие и, снова увидев корабль, останавливалась облегченно вздохнуть».
Издатель А что сейчас происходит в Каперне?
Эгль. (Читает. Пантомима: бегут люди, хватаясь за головы и т.п.) «Тем временем в Каперне произошло такое замешательство, такое волнение, такая поголовная смута, какие не уступят аффекту знаменитых землетрясений. Никогда еще большой корабль не подходил к этому берегу; у корабля были те самые паруса, имя которых звучало как издевательство; теперь они ясно и неопровержимо пылали с невинностью факта, опровергающего все законы бытия и здравого смысла. Мужчины, женщины, дети впопыхах мчались к берегу, кто в чем был; жители перекликались со двора в двор, наскакивали друг на друга, вопили и падали»;
Издатель. Стой! Сюда и в самом деле бежит толпа, сейчас они сметут нас! Жизнь и литература, Эгль, это две абсолютно разные вещи.
Все жители деревни выбегают на сцену, все персонажи.
Хин. Черт побери! За полоумной пришел корабль!
1-ый Рыбак. Чтоб мне провалиться.  С красными парусами. Наваждение какое-то!
2-ой Рыбак. Откуда он тут?! Надо сообщить военному крейсеру. С такими парусами не положено!
1-ая женщина. Неужели за этой нищенкой?
2-ая женщина. Чтоб она пошла на дно вместе с этим кораблем!
Угольщик. Где же она? Где же наша Ассоль?
Польдишок. Меня попросили прибыть на встречу с тем самым старинным бочонком вина. Все-таки боюсь, как бы оно не сыграло с Грэем злую шутку.
Циммер. А меня набрать оркестр и играть торжественно -веселую музыку. (Циммер взмахивает палочкой-смычком — играет оркестр)
Гоп. А меня прислали следить за порядком. Разойдись, не мешайте проходу главного героя!
Все. Лодка! Лодка причаливает к берегу!
Выходит Грэй.
Грэй.  Где  мояАссоль?( Все смыкают ряды)
Хин. Ее нет. Она вчера уехала.
Все. Ха-ха-ха.
1-ый рыбак Она вышла замуж за продавца магазина игрушек. Теперь у нее будут брать все ее кораблики.
Лонгрен. Неправда! Моя дочь бежит сюда со всех ног! Ей просто преграждают дорогу те, кто травил ее и меня все это время.
Ассоль. Это за мной. Здесь, я здесь! Это я! Пропустите.(Эгль, Гоп, Издатель и Лонгрен вступают в потасовку с толпой, и освобождают проход). ( Ассоль выбегает, смотрит на Грэя) Здравствуй!
Грэй. Вот, я пришел за тобой. Значит, ты узнала меня?
Ассоль. Конечно, узнала! Ты возьмешь меня с собой?
Грэй.Возьму. Ведь я за тобой и пришел.
Ассоль. Ты возьмешь к нам моего Лонгрена?
Грей.  Да. ( Целуются. Все замирает)
Летика. Не хотите ли отведать райского напитка? ( Моряки выкатывают бочонок).
Грэй ( Наливая стакан, читает надпись) «Меня выпьет Грэй, когда будет в Раю»  Ну пока Рай со мной, (обнимает Ассоль) надо успеть выпить это вино. (Грэй выпивает). Угощайтесь друзья! Если я не умер, значит, вино для всех безопасно. (Играет музыка).
Крики:
– Дайте и мне глоток!
–  Я еще не пробовал!
Хин.  Я больше всех хотел, чтобы это сбылось!
Нищий. И я верил!
Голоса, говорящих по мобильникам жителей.
–Ты слышишь, Софи, теперь все в Каперне будут выходит за принцев.
– Я на громкую включил, слышишь кое-кто кричит  « Да здравствуют Ассоль и Грэй!» Спятили!
– Представляешь, они уже на корабле и Лонгрен с ними! А говорят, пришел воздушный корабль, с крыльями алого цвета. Капитан аэроплана – летчик.
– Да, будь они прокляты вместе с их алыми парусами, людям есть нечего, а они выпендриваются!
– Чтоб они провалились вместе с их сказками и с их любовью! Чтоб у них эти паруса ветром пообрывало!
Вдруг все исчезает
На авансцене Издатель и Эгль, у них по бокалу вина. У Эгля в руках книга.
Издатель. Это то самое вино из подвала Грэев! За твою сказку. (Чокаются, выпивают).
Эгль. ( хватается, за сердце.) Ах!
Издатель. Что с тобой Эгль. Эй, врача!
Эгль. ( Умирая) Мне уже никто не поможет. Ведь автор живет вместе со своими героями и каждый раз умирает, заканчивая свое произведение. Я – автор сказки - пьесы. Вино из бочки Грэев – это ружье, которое должно было выстрелить в конце. Прощай.
(Падает. Книга выпадает из рук).
Издатель . Подожди, Эгль, не умирай! Ведь твоя сказка должна закончиться счастливо! (Берет книгу, читает).  АЛЕКСАНДР ГРИН «АЛЫЕ ПАРУСА» повесть -феерия.
Выбегает Кэтти.
Кэтти: Постойте! Постойте! Зачем вы убили моего Эгля?  Он был такой хороший. Он обещал со временем на мне жениться.
Появляется Циммер
Циммер. Никто его не убивал, это он сам придумал такой финал. Вставайте, Эгль, вы теперь не автор своей сказки, а только персонаж повести Александра Степановича Грина. И вы будете жить, пока живы Ассоль и Грэй, пока люди мечтают, ждут, надеются, верят, любят друг друга и… читают хорошие книги. ( Звучит тихая музыка, корабль надвигается на зрителя).  
Эгль встает, обнимает Кэтти. На передний план выходят Ассоль и Грэй. Музыка. Все исполняют финальную песню.
Найдешь такие города
Лишь на страницах книги.
Остались там же навсегда.
Фрегаты, шхуны, бриги.

Здесь на прибрежной полосе
Страстей людских пучина.
Кто не желает жить, как все,
В страну спешите Грина.

Занавес.

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш e-mail dramateshka.ru@gmail.com

 

Яндекс.Метрика Индекс цитирования