Общение

Сейчас 689 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

ПРОЛОГ Эпизод 1
Замок Артура Грея. У камина сидят – Артур, Ассоль. Рядом играют их дети – маленькие Артур и Асссоль.
За стенами замка – буря. Льёт дождь, сверкают молнии, гремит гром.
Вдруг молния вспыхивает с невероятной силой. Ассоль вздрагивает. Артур встаёт. чтобы успокоить её. Дети бегут к отцу.
Раздаётся смех, и в зале появляется Бам-Гран.

Бам-Гран. А ты, Артур, стал домоседом !
Артур и Ассоль. Циммер ?!
Бам-Гран. С вашего позволения, это я.
Артур. Не забыл-таки нас, старый бродяга. Чем занимаешься ? Где твои товарищи ?
Бам-Гран. Скучаю…А товарищи…/делает неопределённый жест./
Артур. Ассоль, принеси, пожалуйста, вина !
Бам-Гран /указывает на детей./ Твои ?
Артур /представляет детей/. Артур ! Ассоль !
Бам-Гран. Прекрасный эпилог не менее красивой истории. А может быть, пролог новой,
ещё более увлекательной ?!
Артур /обнимая его/. Ты всё такой же ! Ты не был у нас тысячу лет. Где тебя носило ? Мы с Ассоль часто вспоминаем о тебе…
Ассоль приносит вино.
Бам-Гран. Вот это кстати ! Погода мерзкая. Весь промок и продрог. Благодарю !
/Берёт бокал./ За ваше счастье !
Артур, Ассоль. Спасибо !
Пьют.
Бам-Гран. Вот и прекрасно !/Садится к камину./ Ты говоришь, Артур, что часто
Вспоминал обо мне ?
Ассоль. Да. Тебя и твоих друзей.
Бам-Гран. О, вы всего ещё не знаете…
Артур. У меня были подозрения, но я не решался спросить.
Бам-Гран. А дело было так : однажды вечером меня одолела
страшная хандра. Меня мучал один вопрос, на который я никак не мог найтиответа. И для удобства выяснения истины я, как обычно, растроился -разделился натрое.
За свою долгую жизнь я испробовал множество способов решения разнообразнейших вопросов. И опыт показал, что этот способ – самый лучший.
Итак, повторяю, я разделился натрое !
Всё исчезает.

ПЕСНЯ ПРЕВРАЩЕНИЯ Эпизод 2

Бам-Гран. Я дух самой природы
Без имени и чисел,
Живу я вместе с жизнью,
Не облечённый в мысли.

На солнце я пылаю
И в пустоте витаю,
Среди теней мелькаю
И с облаками таю.
Втроём. Снег на вершинах горных,
Огонь береговой,
Волна в безкрайнем море
И пена под скалой.
/Молния. Гром./
Бам-Гран. Я – свист огня и ветра,
Я – гром стремнины горной,
Слепящих молний росчерк
И грохот бури чёрной.
Бам. Я золотою нитью
Тончайшей паутины
Тянусь среди деревьев
В горячий полдень синий.
Гран. Я проникаю в сферы,
Где звук ещё не создан,
Где ждут движенья мысли
Безформенные звёзды.

ЧАСТЬ 1
Сцена 1 Эпизод 3

Появляется карточный стол. За ним сидят Бам-Гран, Бам и Гран. Бам-Гран раскладывает пасьянс. Бам и Гран наблюдают за ним. Около стола сидят Цыганка с девочкой. Цыганка что-то колдует. Девочка наблюдает за ней.

Бам. Мне кажется, вы ошибаетесь, дорогой маэстро, этой карте здесь не место !
Гран. Совершенно с вами согласен, но и там, куда вы её хотите положить,
ей тоже не место.
Бам-Гран. Вы сбиваете меня с мысли !
Бам. О боже ! Для чего вы нас позвали, маэстро ??! Если вам не интересно наше мнение,вы можете послать нас туда, откуда вызвали.
Гран. Успокойтесь, милая Бам, маэстро позвал нас, чтобы обсудить важный вопрос,а для этого необходимо сосредоточиться. Я правильно вас понял, маэстро ??
Бам-Гран. Отчасти. А! Чёрт побери! Ничего не выходит!.. Ну что же…
Итак. Меня интересует ваше мнение по одному очень сложному вопросу. Вот человек. Он живёт на земле. Трудится. Страдает. Говорит разную чепуху.Однако каждый из них рано или поздно задаёт себе вопрос: «Для чего я живу?» И тут же отвечает: «Чтобы стать счастливым!» Некоторые останавливаются на этом. А некоторые идут дальше и спрашивают: «Что такое счастье?»
ЧТО ТАКОЕ СЧАСТЬЕ ? – спрашиваю я вас в свою очередь. И можете ли высделать человека счастливым?
Гран. Вот так вопрос… Я думаю…
Бам. А что такого? Я чувствую, в какую сторону вы гнёте, маэстро!
Бам-Гран. В какую?
Бам. Попробовать на деле!
Гран. Эксперимент?! Это хорошая мысль.
Бам. Словами сложно объяснять…
Гран. Как говорят люди: дайте потрогать руками.
Бам-Гран. Что ж, каждый из нас понимает счастье по-своему. Давайте попробуем и увидим, кто прав. Пусть судьями нам будут люди.
Гран. Итак, осталось выбрать место. Я предлагаю действовать локально.
Пусть это будет небольшая деревушка.
Бам. На берегу моря! Только чур, каждый выбирает человека по своему вкусу!
Бам-Гран. Договорились! Внимание! Пошли!

Исчезают.
Цыганка поднимается, берёт девочку за руку и медленно уходит.
Сцена 2 Эпизод 4

Трактир Меннерса. Меннерс, Филипп, Хин, Дьюг и Роберт. Время к закрытию трактира.

Меннерс/Филиппу./ Долго ты ещё будешь цедить свой стакан?
Филипп. Корзинщик, корзинщик,
Дери с нас за корзины!..
Меннерс. Опять ты нагрузился, вельбот проклятый!
Филипп. Но только бойся попадать
В наши Палестины!..
Меннерс. Уходи вон!
Филипп. Меннерс, посмотри мне в глаза! Я хочу, чтобы ты посмотрел мне в глаза.
/Засыпает./
Хин. Погоди, отец. /Берёт свечу и подносит к руке угольщика./
Филипп. А-а! Пожар!
Хин, Дьюг и Роберт /создают панику./ Пожар! Спасите! Помогите!
/Выталкивают Филиппа на улицу./
Филипп. Пожар! Пожар! /Бежит. За ним, улюлюкая, бегут Хин с Дьюгом и Роберт./
Появляется Лонгрен.
Лонгрен. Оставьте его!
Хин. Не суйся не в своё дело, Лонгрен!
/Лонгрен раздаёт ребятам подзатыльники. Подбегает Молли./
Молли. Отец!
Филипп. Молли! Пожар! /Падает./
Лонгрен. Пошли. /Вместе с Молли уводят Филиппа./
Ребята разбегаются. Хин возвращается в трактир.
Меннерс. Займись делом, паршивец!
Хин начинает прибираться в трактире.
Меннерс подсчитывает выручку.

Сцена 3 Эпизод 5

Трактир Меннерса. Раздаётся стук в дверь.

Меннерс. Чёрт подери! Кого это ещё нелёгкая несёт? Хин! Открой!
/Хин нехотя идёт открывать дверь. Входит Гран. Его одежда даёт понять,
что он – состоятельный человек./
Эй, куда? Разве не видишь – закрыто!
Гран. Именно поэтому я здесь.
Меннерс. Проваливай, пока я тебе шею не намылил.
Гран. Вот! Вот ваше глупейшее заблуждение. Грубость! Вот что может погубить такое прекрасное начинание. Вы ещё не узнали, зачем я пришёл, откуда и куда иду, а уже нагрубили мне. Может статься, что я принесу вам счастье, а вы хотите намылить мне шею. Однако, я не какой-нибудь ханжа, я прощаю вас, ибо ваша грубость есть результат общения с такими же грубиянами. Моя же миссия состоит как раз в том, чтобы избавиться от этого явления.
Меннерс. Простите, господин…
Гран. Тран. Силь Тран.
Меннерс. Хин! Вина господину Трану. Прошу, господин Тран.
Гран. Вот это другое дело, господин Меннерс.
Хин приносит вино и закуску. Один стакан.
В трактире появляется Цыганка.

Гран. Я был бы рад, господин Меннерс, если бы вы присоединились ко мне.

Хин приносит ещё один стакан. Гран наливает Меннерсу и себе.
Гран. За наше успешное сотрудничество! /Пьёт./
Меннерс. Теперь, господин Тран, позвольте узнать, что вам от меня надо?
Гран. Я ценю вашу деловую натуру, господин Меннерс. Да, дело прежде всего!
Я, господин Меннерс, хотел приобрести у вас лодку. Я хорошо заплачу.
Меннерс. Лодку?
Гран. Да, мне очень нужна лодка. Я осмотрел все лодки, имеющиеся в вашем селении.
и пришёл к выводу, что ваша лодка самая хорошая.
Меннерс. Да. Но у меня только одна лодка…
Гран. Что с того? Я дам вам хорошие деньги. Сто фунтов вас устроит?
Гран. Да, сто фунтов. Что? Мало? Я могу добавить…
Меннерс. Ну что ж, если вам угодно. Хорошо, я согласен.
Гран. Ой! Ну-у! Ай-ай-ай! Так всё хорошо началось. Вы так прекрасно начали торговлю,
Так чудесно прикинулись, солгав, что у вас всего одна лодка и вдруг…
Нет, дорогой мой, так дело не пойдёт.
Меннерс. Но, господин Тран, сто фунтов!..
Гран. Да, действительно, ваша лодка стоит впятеро меньше. Тем более вы должны былизадуматься – почему это я ни с того ни с сего отваливаю вам такую сумму. Разве япохож на мота или на человека, который швыряет деньги на ветер? Будьте осторожны, внимательны и каждое слово, каждое движение ваших противников оценивайте со всех сторон.
Вот первое. Чему я должен был вас научить. Давайте выпьем за то, чтобы в будущем ни один прохвост не сумел обвести вас вокруг пальца. /Пьют./
Продолжим. Вас уже не интересует, зачем я явился к вам?
Меннерс. Да, господин Тран, позвольте узнать – что вас интересует?
Гран. Меня интересует ваш трактир и ваша лавка.
Меннерс. В каком смысле?
Гран. Вам не нужен помощник? Я с удовольствием взялся бы за ваше хозяйство и через
Некоторое время умножил бы ваше состояние в несколько раз. У меня даже план
есть…
Меннерс /смеётся/. Господин Тран, с лодкой вы меня провели, признаю, а вот здесь –другое дело. Я выжимаю из этого трактира и этой лавки ровно столько, сколько они могут дать, и не вам меня учить. И помощники мне не нужны. Я не намерен делиться своими доходами ни с кем.
Гран. Прекрасно. Вот этот разговор мне больше нравится. Жаль, господин Меннерс, что вы отказываетесь от помощника, - ну что ж, в таком случае вы можете купить у меня план, который поможет вам самому умножить ваше состояние.
Меннерс. Меня не интересуют ваши планы. У меня самого в голове тысяча планов.
Гран. Знаю, но к сожалению ваши планы мелки по масштабу по сравнению с моим.То, что вы хотите построить коптильню – это лишь часть моего плана.
Меннерс. Кто вам сказал про коптильню?
Гран. Никто. Я определил это по вашим глазам.
Меннерс. Хин! Пойди сюда! /Хватает сына за ухо./ Кому ты рассказывал про коптильню?
Гран. Господин Меннерс, отпустите ребёнка. Он здесь ни при чём.
Меннерс. Ни при чём? А это мы сейчас узнаем. Кому ты говорил про коптильню?!
Хин. Оо0й! Никому! Честное слово, никому!
Гран. Отпустите ребёнка! Вам же хуже будет! /Делает какой-то хитрый приём, и
Менерс, выпустив Хина, остаётся некоторое время неподвижным./
Меннерс /оживая/, Фу! Что это было?
Гран. Я предупреждал. /Наливает Меннерсу вина./ Итак, мы остановились на моём плане преобразования вашего трактира в центр Каперны. Послушайте, господин Меннерс, вы же не можете не признать, что в наше время мысль стоит намного дороже всего, что имеет цену. А хорошая мысль – тем более.
Меннерс. Хорошо. Сколько вы хотите за вашу мысль?
Гран. О цене мы столкуемся позже. Сначала вы должны узнать, в чём состоит мой план.
Итак, мы имеем: трактир, лавку, две лодки. Всё это находится в деревне Капернана берегу моря. В четырёх верстах от деревни расположен город Лисс – это тоже имеет немаловажное значение. Далее – жители деревни в основном занимаются промыслом рыбы. Это, так сказать, исходные данные. Теперь откроем желаемое: в недалёком будущем господин Меннерс хочет стать главной фигурой Каперны, а может быть, и всего побережья вплоть до Лисса. Что для этого необходимо?
Меннерс. Что?
Гран. В первую очередь – купить лошадь!
Меннерс. Лошадь?!
Гран. Да, ло-шадь! Как известно, город потребляет рыбу на 80% в свежем и лишь на 20% в копчёном состоянии. Имея лошадь, мы в любой момент и очень быстро доставляем свежую рыбу в город в любом количестве. Здесь нужно только продумать вопрос о полной реализации.
Меннерс. У меня есть один знакомый торговец.
Ран. Прекрасно. Дальше дело надо повернуть так, чтобы ни одна рыбёшка не проплывала мимо нас в город сама по себе.
Меннерс. Это трудно.
Гран. Нелегко. Но возможно. И здесь снова нам помогает та же…лошадь! В город она везёт рыбу, а из города – всё необходимое рыбаку в его повседневной жизни.
Дело надо поставить так, чтобы все жители Каперны забыли о существовании Города Лисса, а знали,что всё необходимое можно приобрести в лавке Меннерса.
Меннерс. Ловко!
Гран. И вот мы уже точно знаем – сколько рыбы поглощает город в день, а у нас есть излишки. Куда их девать? Вот тут-то и понадобится коптильня, ваша коптильня, дорогой Меннерс. Вот и всё. Ну как?!
Меннерс. Да, господин Тран, развернулись вы здорово! Хин! Давай-ка ещё бутылку!
Хотя не надо, я сам. Для такого господина нужно вино получше.
Гран. Я рад, господин Меннерс, что вам понравился мой план.
Меннерс /отходит за стойку, подсыпает в бокал Грана сонного порошку и возвращается на место./ Ума не приложу – что бы я без вас делал, господин Тран. Вы, как благодать с неба. Разрешите выпить за ваше здоровье.
Гран. Спасибо. /Пьют./
Меннерс. За своё здоровье до дна надо пить.
Гран. Теперь самое время поговорить о цене. Как на ваш взгляд – сколько стоит мысль о вашем прекрасном будущем? /Зевает./ И давайте не тяните с ответом – уже поздно. Хин!
Хин. Да, господин Тран.
Гран. Ты пошёл бы приготовил мне постель, пока мы с твоим папашей столкуемся о цене.
Хин. Да, господин Тран. /Делает вид, что уходит./
Гран /зевает./ Да. Чуть не забыл, господин Меннерс, есть одно условие, которое вы должны соблюдать при выполнении нашего плана. У вас есть одна склонность. Вы понимаете, на что я намекаю? Ваша репутация должна быть, как стёклышко.
Меннерс. Что вы, господин Тран…
Гран. Не упирайтесь. Мне известно, что Мери, жена Лонгрена, приходила /зевает/
Просить у вас денег… И про Хейзе, жену Филиппа, мне также всё известно.
Могу рассказать вам ещё несколько занимательных историй…/Засыпает./
Меннерс. Господин тран! Господин Тра-ан! Спит!
/Берёт верёвку и связывает Грана. Появляется Хин./
Хин. Ты что?! С ума сошёл,отец?
Меннерс. Тихо, ты! Иди лучше помоги – здоровый боров.
Хин. Отец! Не надо!
Меннерс. Заткнёшься ты или нет?! Иди, помогай!
/Тащат Грана. Кладут около стойки. Отдыхают./
Тяжёлый. Иди открой погреб.
Хин. Зачем ты это делаешь?
Меннерс. Он думал. Что за красивые слова получит деньги. Ан нет! Это он заплатит мнеза своё освобождение. И за то, что живым ушёл отсюда. Он меня ещё учить будет!
Хин. А вдруг…
Меннерс. Никаких «вдруг». Давай ,бери!
/Цыганка исчезает на глазах у Меннерса и Хина. Они поворачиваются к Грану. Тот какни в чём не бывало стоит около стойки./
Гран. Прекрасно, господин Меннерс, именно такого поступка я ожидал от вас. Что ж, я доволен – мой план попал в надёжные руки. И ещё одно немаловажное обстоятельство – у вас есть сын, достойный приемник ваших дел. Поздравляю вас. мне осталось только вручить вам небольшую сумму на покупку лошади. Кстати, когда купите лошадь, назовите её – Основа. Я уверен, что имя этой лошади, так же как и ваши имена, войдёт в историю развития этого края. Прощайте! Желаю вам успеха. Вы должны стать счастливым человеком, Меннерс, и составить счастье вашего сына. Пора! /Исчезает./
Меннерс. Кажется, кто-то стучал?! Хин! Паршивец! Открой дверь!
Хин. Нет, отец, это ветер поднялся на море. Завтра будет шторм.
Меннерс/подходит к стойке./ Хин, смотри-ка, кто-то шляпу забыл.
/Поднимает шляпу, видит деньги./ А-а?!

Исчезают.

Лонгрен раскуривает трубку. Затягивается. О чём-то думает.

Сцена 4 Эпизод 6

Раннее утро. Лачуга Филиппа. Молли сидит на кровати Филиппа и делает ему
Мокрые повязки на голову. Филипп бредит.

Филипп. Огонь!... Огонь!... Склад горит! Уголь горит! Мы погибли!
Молли /меняет повязку./ Отец! Успокойся! Ничего не случилось. Тебе это кажется.
Успокойся, Филипп!
Филипп. Это ты, Хейзе, ты всегда была так заботлива. Прости меня, Хейзе.

Возникает Бам в образе жены Филиппа – Хейзе.
Филипп. Я виноват, я это… Хейзе! Что ты так смотришь на меня?!
Молли. Успокойся, отец. Здесь никого нет. Это я, Молли, твоя дочь.
Хейзе. Нет, так он у нас ни за что не очнётся. Подай-ка, Молли, ведро воды.

Молли стоит и смотрит на Хейзе. У Филиппа тоже немного прояснилось сознание.

Хейзе. Жалеешь?! Вот и сколько раз его жалела, а теперь поняла – пора. /Берёт ведро воды и выливает на голову Филиппу.//Молли./ Смотри и учись! /Берёт полотенце и начинает растирать голову Филиппу./ Что стоишь? Беги за водой – сейчас мы приведём его в человеческое состояние.

Молли берёт ведро и выходит.

Филипп. Осторожней! Эй! Голову оторвёте!
Хейзе. Разве ты не заслужил, чтобы тебе её оторвали? Такую дурацкую башку давно пора оторвать.
Филипп. Хейзе!
Хейзе. Что?
Филипп. Хейзе!!! Что ты сказала про мою голову? Что-то я малость не расслышал?
Хейзе. Я сказала, что такую дурацкую башку давно пора оторвать и выбросить.
Филипп. Хейзе! Это ты?!
Хейзе. А то кто же? Что? Забыл уже как твоя жена выглядит?
Филипп. Погоди! А где Молли?
Хейзе. За водой пошла. Для твоей дурацкой башки.
Филипп. Ой! Ты знаешь, Хейзе, мне такой ужасный сон приснился. И так мне это в голову вошло, что я сейчас никак не соображу, где правда.

Появляется Молли с ведром воды.

Хейзе. Ты слышала, Молли, Филпп-то наш совсем свихнулся – ему, видишь ли, стали сниться сны.
Филипп. Да в том то и дело, что было это как бы наяву.
Постой-постой, Молли, сколько тебе лет?
Хейзе. Это надо же до чего допился ! Забыл, сколько лет собственной дочери!
Молли. Что же тебе приснилось?
Филипп. Ужасно! Лучше не рассказывать.
Молли /смотрит на Хейзе./ А ты расскажи. Не бойся.
Филипп. Нет! Не могу!
Хейзе. Я как чувствовала, что у вас тут что-нибудь случится. Как дети малые. Нельзя на минутку оставить. Живу у матери, а сердце так кровью и обливается. Поехала на месяц, а вернулась через неделю. Да-а! Будь я там месяц, вы бы здесь уже на голове ходили. Ладно, хватит! Молли, помоги-ка мне. /Выходят с Молли и возвращаются с большой корзиной./
Вот! Это посылает вам моя матушка. Живёт она, слава богу, хорошо, только одной ей скучно. Я обещала, что Молли через месяц поедет её навестить.
А теперь давайте устроим пир! Молли, ты займись столом, а я приведу это чучело в человеческий вид.
Молли. Хорошо, мама.
Хейзе /Филиппу./ Вставай. /Снимает с него всю его грязную одежду./ Так. А теперь – сюда. /Поливает его водой. Филипп моется./
Филипп. Холодная.
Хейзе. Ничего. Не простудишься. Одевайся. /Подаёт ему чистую белую рубашку,брюки./
Садись. /Берёт расчёску, причёсывает./ Вот. Совсем другое дело. Посмотри, Молли, это кто у нас такой красивый?
Молли. Ой!
Хейзе. Такого и поцеловать не грех! /Целует./
Молли. А мне можно?
Филипп. Можно, Молли. /Целуются./ Ха,ха,ха!
Молли. Всё готово. Садитесь за стол.
Филипп. Ай да стол! Ветчина! Окорок! Сыр! Каштаны! Ба-а! А это что такое?!
Хейзе. Попробуй – язык проглотишь! /Все садятся за стол./
Филипп. Ох! Вкуснота. Только чего-то здесь не хватает? Хейзе, а?
Хейзе. Всего хватает. /Незаметно передаёт Молли бутылку./
Филипп. Молли, а как по-твоему?
Молли /показывая бутылку./ Вот этого!
Филипп. Вот этого самого. Давай её сюда.
Молли. Может, не надо?
Филипп. Хейзе, ну что за праздник без вина?
Хейзе /подмигивает Молли./ Дай ему, Молли. Только пусть он даст слово, что с сегодняшнего дня будет пить только это вино.
Филипп. Даю, даю. За твоё возвращение, Хейзе! /Пьёт залпом./
Фу, что за чертовщина?
Хейзе и Молли смеются.
Филипп. Да это же вода, чистая вода. Ах плутовки, ну проказницы! /Смеётся вместе с ними./ А мне всё равно весело, как от вина. Эх, если бы каждый день пить такую воду!

У Хейзе в руках появляются кастаньеты. Она начинает потихоньку играть. Встаёт,
танцует. Филипп, не выдержав, тоже идёт танцевать, за ним – Молли. Все кружатся
в вихре танца. От усталости падают на пол.

Филипп. Хейзе! /Целует./ Молли! /Целует./ Родные вы мои. Вот истинное СЧАСТЬЕ! Пойдёмте к морю! Я хочу запомнить этот день навсегда! Пусть море будет свидетелем нашего СЧАСТЬЯ !

Все поднимаются.

Хейзе. Вы идите, я догоню вас. Только со стола приберу.
Филипп. Хейзе, мы тебя ждём.
Хейзе. Не ждите, я догоню.
Молли. Пойдём, пойдём ! Она нас догонит!

Филипп и Молли уходят.

Хейзе. Вот и всё! Он сказал главные слова: «Я хочу запомнить этот день навсегда!»
Ты будешь помнить, Филипп! Будешь помнить всегда! Прощайте! /Исчезает./
Филипп /возвращается./ Хейзе! Где же ты?! Хейзе! Хейзе-е!

Слышатся кастаньеты.

Молли. Отец, мы с тобой сошли с ума. Твоя Хейзе умерла 18 лет назад !
И ты это прекрасно знаешь!
Филипп. Но она только что была здесь!
Молли. Это нам с тобой показалось. Приснилось!
Филипп. Вот же её корзина и еда на столе. Она просто куда-то вышла!!! Хейзе!!!
Молли. Мама! Мамочка!
Филипп. Хейзе! Нет! Никого нет! Мы с тобой одни! Все 18 лет – одни!
Молли. И всё же я верю – это была она! И ты верь! Иначе…
Филипп. Да, Молли, да, я верю. Это была она, только она. Ты так похожа на неё, Боже мой, Молли. /Плачут./ Я никогда не рассказывал тебе, но теперь ты
должна знать всё.
Это было ровно 18 лет назад. Я всегда говорил тебе, что Хейзе умерла от того, что заболела, когда ты родилась. Это неправда. Это я, я виноват в её смерти. В тот год, когда Хейзе носила тебя под сердцем, нам особенно не везло. Я был тогда рыбаком. Как все. Мы с товарищами решили разведать новое место ловли. Поднялся шторм. Мы сопротивлялись, боролись. Ты сама знаешь, что такое шторм на море. Я чудом уцелел. Меня выбросило на островок, который я обошёл за четверть часа. Целый месяц я провёл на этом острове. Питался корнями травы и пил дождевую воду. Через месяц меня сняло с острова торговое судно. На удачу, оно шло в Лисс. Не помню, как я дошёл до дома. Переступивпорог, я упал без памяти. О том, что было, мне рассказали потом соседи. Хейзе к тому времени уже отчаялась ждать меня. За два дня до моего появления в Каперне она пошла к Меннерсу – занять денег. Меннерс! Меннерс, дочка, потребовал от Хейзе…любви. Ей некуда было деваться. Родных у неё поблизости не было. Я был её единственной опорой. Она думала, что больше не увидит меня.
Она согласилась! Молли!
Молли. Да, отец.
Филипп. Меннерс дал ей денег. Этих денег хватило на то, чтобы мы с тобой остались живы. Как только я встал на ноги, Хейзе уговорила отпустить её к матери. Мать её живёт в Зурбагане. И я, Молли, я согласился! Она ушла. Я ждал её неделю, месяц, а она не возвращалась. Я кинулся к соседям. Они и рассказали мне про Меннерса. И я понял КУДА ушла Хейзе. Ты слышишь, Молли. Она не смогла перенести своего позора. Глупышка! Я бы её простил! Ты слышишь, Молли! Я простил бы её!
Молли. Слышу, слышу. Тебе надо отдохнуть, ты устал. Ложись.
Филипп. Кто стучит в дверь? Молли, открой! Это Хейзе вернулась!
Молли. Нет, отец. Это ветер поднялся на море. Завтра будет шторм. Ты спи, спи.
Филипп. Огонь!.. Огонь!.. /Падает без чувств./

Молли рыдает. Появляется цыганка. Гладит Молли по голове. Что-то шепчет.
Поёт песню.
Лонгрен курит свою трубку.

Цыганка. Всё дрожит ещё голос,
Одинокая ветка,
От минувшего горя
И вчерашнего ветра.

Ночью девушка в поле
Тосковала и пела
И ловила ту ветку,
Но поймать не успела.


Ах, луна на ущербе!
А поймать не успела.
Сотни серых соцветий
Оплели её тело.

И сама она стала
Как певучая ветка,
Дрожью давнего горя
И вчерашнего ветра.

Всё исчезает.

Сцена 5 Эпизод 7

Лес, пронизанный солнцем. Ассоль идёт по дорожке в город Лисс. Останавливается
около камня. Стучит по нему ключом, слушает. Прикладывает ухо и снова слушает.

Ассоль. /Поёт./

Присаживается рядом с камнем и достаёт из корзинки кусок пирога. Жуёт пирог и
Перебирает игрушки, что лежат в корзинке. Достаёт гоночную яхту с алыми парусами.

Ассоль. Если я спущу её на воду поплавать немножко, она ведь не промокнет, а я её
потом вытру. /Спускает судёнышко на воду./
«Ты откуда приехал, капитан?»
«Я приехал…приехал…приехал из Китая.»
«А что ты привёз?»
«Что привёз, о том не скажу.»
«Ах, ты так, капитан! Ну тогда я тебя посажу обратно в корзину.»
/Судёнышко отплывает на середину ручья. И плывёт, несомое течением./
Ах, господи! Ведь случись же…
/Ассоль бежит за корабликом. Лес сгущается. Ассоль поражена густотой леса. Она продолжает преследование. Вдруг лес расступается, и перед ней синее море.

В устье ручья на плоском камне сидит человек и держит в руках яхту. Человек
изучает лесной сюрприз./

Ассоль. Теперь отдай мне. Ты уже поиграл. Ты как поймал её?
Бам-Гран. Клянусь Гриммами, Эзопом и Андерсеном, это что-то особенное! Слушай-ка ты, растение! Это твоя штука?
Ассоль. Да. Я за ней бежала по всему ручью; я думала, что умру. Она была тут?
Бам-Гран. У самых моих ног. Кораблекрушение причиной того, что я в качестве берегового пирата могу вручить тебе этот приз. Яхта, покинутая экипажем, была выброшена на песок трёхвершковым валом – между моей левой пяткой и оконечностью палки. Как зовут тебя, крошка?
Ассоль. Ассоль. /Кладёт игрушку в корзинку./
Бам-Гран. Хорошо. Мне, собственно, не надо было спрашивать твоё имя. Хорошо, что оно так странно, так однотонно, музыкально, как свист стрелы или шум морской раковины; что бы я стал делать, называйся ты одним из тех благозвучных, но нестерпимо привычных имён, которые чужды прекрасной неизвестности? Тем более я не желаю знать, кто ты, твои родители и как ты живёшь. К чему нарушать очарование?Я, милая, поэт в душе – хоть никогда не сочинялстихов. Что у тебя в корзинке?
Ассоль. Лодочки, потом пароход да ещё три таких домика с флагами. Там солдаты живут.
Бам-Гран. Отлично. Тебя послали продать. По дороге ты занялась игрой. Ты пустила яхту поплавать, а она сбежала. Ведь так?
Ассоль. Ты разве видел? Тебе кто сказал? Или ты угадал?
Бам-Гран. Я это знал.
Ассоль. А как же?
Бам-Гран. Потому что я – самый главный волшебник.
Тебе нечего бояться меня. Напротив, мне хочется поговорить с тобой по душе. Ну-ка, Ассоль, слушай меня внимательно. Я знаю ту деревню, откуда ты идёшь, словом Каперну.
Не знаю, сколько пройдёт лет, только в Каперне расцветёт одна сказка, памятная надолго. Ты будешь большой, Ассоль. Однажды утром в морской дали под солнцем сверкнёт алый парус. Сияющая громада алых парусов белого корабля двинется, рассекая волны, прямо к тебе. Тихо будет плыть этот чудесный корабль, без криков и выстрелов; на берегу много соберётся народу, удивляясь и ахая; и ты будешь стоять там. Корабль подойдёт величественно к самому берегу под звуки прекрасной музыки; нарядная, в коврах, в золоте и цветах поплывёт от него быстрая лодка. «Зачем вы приехали? Кого вы ищете?» - спросят люди на берегу. Тогда ты увидишь храброго красивого принца, он будет стоять и протягивать к тебе руки. «Здравствуй, Ассоль! – скажет он, - Далеко-далеко отсюда я увидел тебя во сне и приехал, чтобы увезти тебя навсегда в своё царство. Ты будешь жить со мной в розовой глубокой долине. У тебя будет всё, что только ты пожелаешь; жить с тобой мы станем так дружно и весело, что никогда твоя душа не узнает слёз и печали.» Он посадит тебя в лодку, привезёт на корабль, и ты уедешь навсегда в блистательную страну, где восходит солнце, и где звёзды спустятся с неба, чтобы поздравить тебя с приездом.
Ассоль. Это всё мне?
Может быть, он уже пришёл…тот корабль?
Бам-Гран. Не так скоро, сначала, как я сказал, ты вырастешь. Потом…что говорить?
Это будет, и кончено. Что бы ты тогда сделала?
Ассоль. Я? Я бы его любила, если он не дерётся.
Бам-Гран. Нет, не будет драться, не будет, я ручаюсь тебе за это. Иди, девочка, и не забудь того, что сказал тебе я. Иди. Да будет мир пушистой твоей голове!

Ассоль делает несколько шагов, оглядывается и видит, что Сказочникуже исчез.

Сцена 6 Эпизод 8

Хин с помощью Дьюга и Роберта облачается в нечто, похожее на одежду
Сказочника. Дьюг одевается под Ассоль. Переодетый Хин показывается Ассоль.

Хин. Кх, кхе!
Ассоль. Ах, это ты. Ты что-нибудь забыл мне сказать?
Дьюг /изображает Ассоль./ Ах, это ты?
Хин /открывает лицо./ Я? Я самый главный волшебник. Я – генерал всех волшебников!
Ассоль. Это ты, Хин, перестань!
Хин. Дура! Ты чего напугалась? Я добрый генерал.
Ассоль хочет убежать, ног Роберт не даёт ей.
Дьюг. А чего ты мне дашь, генерал?
Хин. Я дам тебе…сказку!
Дьюг. Сказку? А чего-нибудь повещественней у тебя нет?
Хин. Тогда…прынца!
Дьюг. От, это другое дело.
Хин. Ты будешь большая и длинная, Ассоль. Однажды утром, продрав глаза, ты увидишь на море большой корабль. А паруса на том корабле будут…красными.
Дьюг. Ах, неужто красными?!
Хин. Слушай, дура, а то не скажу про Прынца.
Дьюг. Ах, Прынц! Давай про Прынца!
Хин. Много соберётся на берегу народу. И начнётся великая драка. Девки будут рвать друг другу волосы, царапаться ногтями, пинаться ногами. Каждой захочется, чтобы Прынц её осчастливил. И ты, Ассоль, побьёшь всех!
Дьюг. Всех-всех!
Хин. И, схватив Прынца в охапку, прыгнешь вместе с ним на белый корабль и…только тебя и видели.
Дьюг. Я его любить буду. А если он будет приставать, я его так пристукну, что он у меня как шёлковый будет.
Хин. И привезёт тебя Прынц в глубокую яму, и на обед у вас будет сколько пожелаете… лягушек.
Дьюг. Вот спасибочки! Подавай сюда своего Прынца!
Хин. Так ещё не время.
Дьюг. Подавай, тебе говорят, а то я тебе быстро кости пересчитаю, старый хрыч.
Хин. Иди, девочка, иди- иди. Иди, тебе говорят, дубина неотёсанная. /Даёт Дьюгу пинка.
Тот притворно падает. Все трое смеются над Ассоль. Ассоль упорно молчит./

Втроём. Иди, девочка, иди. И не забудь, чего тебе сказали.
/Образуют вокруг Ассоль хоровод и скандируют:/
Привезёт тебя Прынц в яму, в яму, в яму!
На обед тебе Прынц принесёт лягушек!
Сколько пожелаешь, сколько пожелаешь!
Хин /протягивает руку к корзинке./ Дай сюда.
Ассоль. Нет.
Хин. Дай!
Ассоль. Нет!
Хин. Давай сюда, тебе говорят! /Тянет на себя корзинку, все игрушки высыпаются на землю. Хин хватает яхту с алыми парусами./
Ассоль. Отдай!
Хин. Лови! /Кидает яхту Дьюгу./

Ассоль бежит за корабликом, а ребята кидают его по кругу.
Ассоль, выбившись из сил, садится на землю. Плачет.

Роберт /яхта у него в руках./ На, возьми.
Хин /выхватывает у него яхту./ Хоп! /Торжественно обходит всех с поднятым
в рукекорабликом./
Роберт. Хин, не надо!
Хин /свободной рукой бьёт Роберта в лицо, тот падает./ Надо!
Роберт. Я прошу тебя, Хин!

Начинается драка. Хин с Дьюгом бьют Роберта. В драке ломается кораблик. Ассоль вскрикивает, закрывает лицо руками и падает на землю. Ребята бросают Роберта и
кораблик и убегают. Роберт поднимается и, собрав останки кораблика, подносит их
Ассоль. Та лежит не двигаясь.

Сцена 7 Эпизод 9

Домик Лонгрена. Ассоль лежит больная. Бредит. Цыганка невдалеке гадает на картах.

Ассоль. Мама, мамочка… Как я рада, что ты пришла. Я так давно тебя ждала. Садись.
Ты устала? Сейчас я приготовлю тебе чай. Сейчас…/Встаёт с постели, делает несколько шагов./ Куда же ты, мама? А чай? Мама, мамочка…
/Бежит к двери, падает. Входит Лонгрен. Зажигает свечу./
Лонгрен. Ах ты, боже мой. Ассоль, дочка. Почему ты встала?
Ассоль. Мама, только что здесь была мама. Она очень торопилась. Я хотела… Чай…
Да вот же она, она ещё не ушла. Мама, мамочка…
Лонгрен. Успокойся, Ассоль, успокойся, дочка. /Берёт её на руки. Кладёт на постель.
Делает холодный компресс./
Лонгрен. Ну вот, так-то лучше.
Ассоль. Папа, это ты?
Лонгрен. Я, Ассоль, я. Не беспокойся. Всё хорошо.
Ассоль. Ты ходил в город…
Лонгрен. Нет, Ассоль. Поднялся сильный ветер – я решил, что схожу завтра.
Ассоль. Скажи, почему нас не любят?
Лонгрен. Э, Ассоль, разве они умеют любить? Надо уметь любить, а этого они не могут.
Ассоль. Как это – уметь?
Лонгрен. А вот так! /Целует её глаза./
Спи, Ассоль. Завтра встанешь и будешь здорова. Спи.

Ассоль засыпает. Лонгрен принимается за работу. Входит Филипп.

Филипп. Как она?
Лонгрен. Всё так же.
Филипп. Спит? Это хорошо. Сон – лучшее лекарство. Тут Молли прислала ей кой-чего. Проснётся – пусть покушает.
Лонгрен. Спасибо, Филипп.
Филипп. Товар у тебя – загляденье! Хорошую ты себе работу нашёл, Лонгрен.
Посмотришь на тебя – аж завидки берут. Я это, когда маленький был – тоже моряком мечтал стать. А стал рыбаком. Если бы не несчастье, до сих пор бы рыбачил. А от рыбака до моряка – один шаг. Так я говорю?
Лонгрен. Угу.
Филипп /прислушивается./ Слышишь, как завывает? Я хоть и не моряк, но погоду умею определять. Шторм нынче будет.
Лонгрен. Будет.
Филипп. Ну, малость погрелся я у тебя – пойду, пока шторм не начался, а то ни приведи Господь в круговерть попасть. Будь здоров, Лонгрен
Лонгрен. Будь здоров, Филипп.
Филипп. А Хейзе у меня правда была. Зря не веришь.
Лонгрен. Почему? Верю. Кланяйся Молли.
Филипп. Правда?
Лонгрен. Правда.

Филипп уходит. Лонгрен некоторое время сидит неподвижно. Прислушивается
к ветру. Встаёт, поправляет одеяло на Ассоль.

Ассоль /бредит./ Корабль! Корабль плывёт! Смотрите! Смотрите все! Я же говорила ! Смотрите, какие у него паруса!
Лонгрен /гладит Ассоль по голове./ Спи, моя девочка, спи! /Ассоль успокаивается./
Вырастет, забудет, а пока…не стоит отнимать у тебя ТАКУЮ игрушку. Много ведь придётся в будущем увидеть тебе не алых, а грязных и хищных парусов; издали – нарядных и белых, вблизи – рваных и наглых.

Поправляет на Ассоль одеяло. Берёт трубку и выходит. Цыганка подсаживается
поближе к Ассоль. Тихонько напевает свою песенку.

Сцена 8 Эпизод 10

На сцене двое: Меннерс и Лонгрен. Ассоль спит в глубине.

Лонггрен. Шторм начался недавно…
Меннерс. Меннерс забыл вывести лодку на песок. Он немедленно отправился к воде. Меннерс прошёл по мосткам до середины мола, спустился в бешено
плещущую воду и отвязал шкот; стоя в лодке, он стал пробираться к берегу, хватаясь руками за сваи. Вёсел он не взял, и в тот момент, когда пошатнувшись, упустил схватиться за очередную сваю, сильный удар ветра швырнул нос лодки от мостков в сторону океана. Меннерс хотел броситься в воду, чтобы плыть к берегу, но решение его запоздало – значительная глубина воды и ярость валов обещали верную смерть.
Лонгрен! Что же ты стал как пень? Видишь, меня уносит, брось причал!
Лонгрен. Лонгрен молчал, спокойно смотря на метавшегося в лодке Меннерса, только его трубка задымила сильнее, и он, помедлив, вынул её изо рта, чтобы лучше видеть происходящее.
Меннерс. Лонгрен, ты ведь слышишь меня, я погибаю, спаси!
Лонгрен. Но Лонгрен не сказал ему ни единого слова; казалось, он не слышал
отчаянного вопля.
Меннерс. Меннерс рыдал от ужаса, заклинал матроса бежать к рыбакам, позвать на помощь; обещал деньги, угрожал и сыпал проклятиями…
Лонгрен. Но Лонгрен только подошёл ближе к самому краю мола, чтобы не сразу потерять из вида метания и скачки лодки.
Меннерс. Лонгрен, - донеслось к нему глухо, как с крыши сидящему внутри дома, - Спаси!
Лонгрен. Тогда, набрав воздуха и глубоко вздохнув, чтобы не потерялось в ветре ни единого слова, Лонгрен крикнул: - Она так же просила тебя! Думай об этом, пока ещё жив, Меннерс, и не забудь!

Тишина. Лонгрен в изнеможении опускается на табурет.

Ассоль/просыпается/. Папа, папа!
Лонгрен/подходит к ней, крепко целует и прикрывается одеялом./
Спи, милая, до утра ещё далеко.
Ассоль. Что ты делаешь?
Лонгрен. Чёрную игрушку я сделал, Ассоль, спи!
Лонгрен молча курит. Думает. Ассоль засыпает.
Цыганка подходит к Лонгрену и кладёт руки на плечи.
Лонгрен оборачивается, но никого не видит.

Сцена 9 Эпизод 11

Вновь Бам-Гран, Бам и Гран за карточным столом. Тут же Цыганка с девочкой.

Гран. Это безобразие! Вы сорвали весь эксперимент!
Бам. А при чём здесь мы?
Гран. Неужели не понятно? Вы не дали мне довести мою мысль до логического конца. Прошло бы всего несколько лет, и Меннерс стал бы самым счастливым…
Бам. Богатым.
Гран. Богатым и счастливым человеком всего побережья вплоть до Лисса.
Бам. Что-то мне сомнительно! Что вы молчите, маэстро?
Гран. Это нечестно. Нечестно! Это вы подстроили ситуацию так, что Меннерс утонул.
Бам-Гран. Послушайте, Гран, вы напрасно кипятитесь. У Меннерса остался сын. Надеюсь, он пойдёт по стопам отца. У нас ещё есть шанс увидеть окончание всего эксперимента. Тем более, что моя история ещё не закончена. Тут тоже нужно время.
Гран. Уж не хотите ли вы сказать, что Бам лучше нас с вами понимает – что такое счастье человека? Ведь она добилась от своего угольщика заветных слов.
Бам. Да, и теперь он всю жизнь будет вспоминать эти мгновения.
Гран. Это бред! А вы посчитайте, сколько вы принесли ему горечи и разочарования.
По-моему, оно явно перетягивает ваше мгновение счастья. Скажите ей, маэстро!
Бам-Гран. Извините, но вы оба себя неправильно ведёте. Мы решили, что судьями нам будут люди. Пусть они сами судят. А мы – должны смиренно ждать их приговора.
Гран. Слишком долго ждать!
Бам. Хорошо! Что вы предлагаете? Я чувствую: у вас есть какая-то мысль.
Гран. Я предлагаю повторить эксперимент. Только одно условие: эксперимент должен быть чистым. Я признаю, что слишком многое открыл Меннерсу. Я понял, что счастье должно быть преподнесено в коробочке. Человеку самому доставляет удовольствие доставать своё счастье из коробочки. Да и кому понравится, если счастье запихнут тебе в рот. Это я признаю.
Итак, я повторяю, эксперимент должен быть чистым, то есть – нелокальным.
Каждый пусть выберет себе любое место по вкусу.
Бам. Я не могу этого допустить. Это противоречит закону триединства.
Бам-Гран. Да, прошу не забывать, что все мы – одно лицо!
Гран. Хорошо! Тогда я прошу вас ограничиться пассивным присутствием.
Бам. Пассивным?!
Гран. Да, пассивным.
Бам-Гран. Хорошо, мы постараемся. Куда прикажете переселяться?
Гран. Я уже подобрал прекрасное местечко. Это замок. Люди там воспитанные, интеллигентные, культурные. Не то, что в этой Каперне. Получите истинное наслаждение.
Бам-Гран. Согласен! Внимание! Пошли!

Исчезают.
Цыганка, чуть помедлив, вместе с девочкой уходит.
КОНЕЦ ПЕРВОГО АКТА

Интермедия

Мы одновременно видим весь замок. Лионель Грей в своём кабинете занят каким-то важным делом. Лилиан (она же Бам) примеряет новое платье (т.е. осваивает новую роль). На кухне работа идёт полным ходом.

Конфор. Клис, мороковь! Дэзи, лук. /Помешивает в кастрюле./ Клис, картофель! Пошевеливайся! /Пробует./ Дэзи, соль!

Поварята снуют туда-сюда. Конфор и Бетси стоят у плиты. Цыганка в углу кормит девочку. Артур наблюдает за всем происходящим.

Конфор. Клис, капуста! Бетси, если у тебя опять подгорит жаркое, как вчера, я буду вычитать у тебя из жалованья. /Пробует./

Постепенно центр внимания перемещается в кабинет Лионеля Грея.

ЧАСТЬ 2

Сцена 1 Эпизод 1

Кабинет Лионеля Грея. Входит лакей Джим.

Джим. Господин Грей, вас желает видеть господин Браун.
Л.Г. Браун? Не знаю такого. Я занят.
Джим. Он говорит, что имеет важное дело, которое касается ваших интересов.
Л.Г. Хорошо, проси.

Джим уходит. Появляется Гран.

Гран. Доброе утро, господин Грей. Честь имею представиться – Сионель Браун, коммерсант.
Л.Г. Очень приятно, господин Браун. Вы с дороги? Желаете чашечку кофе?
Гран. Буду очень признателен.
Л.Г./звонит, появляется Джим./ Кофе, пожалуйста, мне и гостю.

Джим уходит.

Гран. Сколько раз проезжал мимо вашего замка, а сегодня думаю – а почему бы не заехать? И так мне понравилась эта мысль, что, подъезжая к вашему великолепному замку, я приказал шофёру свернуть. И вот я здесь.

Входит Джим. На подносе – кофе.

Гран. О! Благодарю! /Некоторое время молча пьют кофе./ Благодарю! Чудесный кофе!

Джим уходит.

Гран. Теперь, если разрешите, перейдём к делу.
Л.Г. Пожалуйста.
Гран. Я знаю, что вы, господин Грей, очень занятой человек, и постараюсь изложить суть дела как можно короче. Я понимаю – ваши фамильные процессы, государственные дела, дела поместий… Я от всего сердца сочувствую вам.
Так вот – душевная энергия должна восполняться, господин Грей. Мне кажется, я мог бы быть вам полезен в этом вопросе. Видите ли в чём дело, я не простой коммерсант. Я устраиваю такие дела, которые ДЕЙСТВИТЕЛЬНО нужны людям.
Вся эта суета привычного купи-продай меня мало интересует.
Грэй. Уж не хотите ли вы сказать, что вы можете продать мне душевную энергию?
Гран. Вы совершенно правильно меня поняли.
Грэй. Но как это возможно? И сколько это будет стоить?
Гран. Стоит это не так дорого, как вы думаете, а насчёт возможности… Для меня нет ничего невозможного. Вы должны будете только неукоснительно соблюдать те условия, которые я вам предложу, и до поры до времени задавать как можно меньше вопросов.
Грэй. А вам не кажется, господин Браун, что это пахнет…
Гран. Афёрой?
Грэй. Мягко говоря, да.
Гран. Это ваше право – сомневаться, но попробовать, я думаю, вы не откажетесь?
Грэй. Но…
Гран. Я вижу – вы согласны. Давайте приступим к обсуждению условий.
Грэй. Хорошо. Я слушаю вас.
Гран. Прежде всего вам необходимо приобрести хорошую прогулочную яхту.

Сцена 2 Эпизод 2

Кухня в замке. Готовится обед. Артур наблюдает за происходящим. Поварята снуют туда-сюда, Конфор и Бетси стоят у плиты. Цыганка в углу кормит девочку.

Конфор. Клис, морковь ! Дэзи, лук! /Плмешивает в кастрюле./ Клис, картофель! Пошевеливайся! /Пробует./ Дэзи, соль! Клис, капуста! Бэтси, если у тебя опять подгорит жаркое, как вчера, я буду вычитать у тебя из жалованья. /Пробует./
По-моему, готово! Бетси, а ну-ка помоги !/Берут большую кастрюлю, снимают с плиты. Конфор резче, чем Бетси, ставит свой край, и выплеснувшаяся из кастрюли жидкость попадает на руку Бетси./
Бетси. Ой! О-о-о!
Конфор. Что? Ошпарилась! Так тебе и надо, криворукой!
Дэзи. Бетси, смажь руку маслом.

Бетси мажет. На глазах от боли появляются слёзы.

Дэзи. Не плачь, Бетси. /Дует ей на руку./ Клис, сбегай-ка за Джимом. Только он может её вылечить.
Конфор. Вы что? С ума сошли? Обед на плите, а они…/Нюхает./ Жаркое! Опять жаркое подгорает. Я тебя предупреждал, Бетси! Хватит сырость разводить, берись за жаркое. Подгорит – всё. Выгоню к чёртовой матери!
Бетси /встаёт и идёт к плите./ Не ругайтесь, дядя Конфор, я уже встала.
Артур /выскакивает из убежища./ Бетси, я приказываю тебе сесть. А вам, Конфор, я делаю последнее предупреждение – ещё одно грубое слово, и вы будете уволены, /Бетси./очень ли тебе больно?
Бетси. Попробуй, так узнаешь.
Джим/вбегает./ Что случилось, Бетси?
Дэзи. Бетси ошпарила руку. Только ты ей можешь помочь, Джим.
Джим. Покажи, Бетси! /Бетси показывает./ Да, дело серьёзное. Ну ничего, сейчас мы что-нибудь придумаем…

За это время Артур успел зачерпнуть ложкой из кастрюли жидкости и плеснуть себе на руку. Обожжённую руку он засунул в карман.

Джим. Самое лучшее лекарство – это хорошие новости. Ты знаешь, Бетси, очень скоро нам удастся сделать то, о чём мы мечтаем.
Бетси. Тебе удалось достать денег?
Джим. Нет, вчера у хозяина был один человек…
Артур. Мне кажется, что тебе очень больно. Пойдём, Бетси, к врачу. Пойдём же !
/Уводит Бетси./
Дэзи. Эх ты, Джим.
Клис. «Самое лучшее лекарство – это хорошие новости.»
Дэзи. Вот Артур – настоящий мужчина.
Клис. А ты, Джим – болтливая баба.
Конфор. А вы кто есть такие? А ну живо за работу. Хотите, чтобы господа остались безобеда?

Все разбегаются по своим местам. Джим некоторое время сидит, потом встаёт и идёт к выходу. Цыганка останавливает его, предлагая погадать. Он отмахивается от неё.
Вдруг в кухню вбегает Бетси. За ней незаметно прокрадывается Артур. У обоих завязаны руки.

Джим. Что с тобой, Бетси?!
Бетси. А-а!
Джим. Доктор сделал тебе больно? Я же говорил, что не надо ходить ни к каким докторам.
Бетси. Там! Там!
Джим. Что? Что, Бетси? Уж не привидение ли тебе повстречалось?
Бетси. Там! У меня в сундучке. Я хотела взять тряпочку… А там…
Джим. Что?
Дэзи. Что там, Бетси?
Бетси. Тс-с!
Дэзи. Джим, ты должен пойти и посмотреть – что там в сундучке.
Джим. Хорошо, я пойду. Посмотрю. Ты только не волнуйся, Бетси.
Дэзи. Успокойся, Бетси. Джим сейчас вернётся.
Бетмси /удерживая Джима./ Нет, Джим, не ходи туда, яумоляю тебя, не ходи.
Клис. Давайте я схожу!
Бетси. Нет, нет. Пусть лучше Джим.

Джим уходит. Все с нетерпением ждут возвращения. Наконец он появляется. В руках у него мешочек и бумажка.

Джим. Здесь деньги и какая-то записка.
Бетси Вот! Читай!
Джим /читает./ «Бетси, это твоё. Предводитель шайки разбойников Робин Гуд».

Пауза.

Джим. Да! История. Постой, Бетси, так ведь теперь нам ничто не мешает, я же говорил…
Бетси. Нет! А вдруг этот разбойник придёт и потребует назад свои деньги?
Да ещё возьмёт, да убьёт тебя! /Плачет./
Джим. Зачем же ему то давать. то забирать?
Бетси. Нет, Джим! Давай положим всё на место и напишем ему: мол так и так, а принять такого дара не можем.
Джим. Ты права, Бетси. Мы сами заработаем то, что нам надо.
Конфор. Дураки! Раз дают, значит надо брать. Если не хотите – давайте мне.
Бетси. Нет! Нет, мы всё положим на место. Иди, Джим.
Артур /не выдержав, выскакивает./ Бетси, эти деньги твои!
Бетси. Нет, Артур, я не могу их взять.
Артур. Можешь, потому что эти деньги…эти деньги мои!
Это я их дарю тебе на свадьбу! ,Вот!

Убегает, Немая сцена. Цыганка пляшет вокруг Бетси и Джима.

Сцена 3 Эпизод 3

Винный подвал. Польдишок возится около бочек. Вбегает Артур.

Артур. Здравствуй, Польдишок.
П. Здравствуй, Артур. Входи, садись, я всегда рад такому дорогому гостю. Давненько ты ко мне не заглядывал. Совсем забыл старого Польдишока.
Артур. Я не забыл. Просто в последнее время случилось много разных событий. Я должен был…понимаешь?
П.Что ж ты такого натворил?
Артур. Послушай, Польдишок, давай не будем об этом. Ты знаешь. Кран вон той бочки немного подтекает.
П. Что ты говоришь? Пойду проверю.
Артур. Польдишок, а где место, на котором зарыты те бочки, помнишь?
П. Так вот же оно.
Артур. Послушай, Польдишок, расскажи мне ещё раз эту историю. Как всё тогда было.
П. С удовольствием. /Усаживается на пустой бочонок, набивает нос табаком./
Эти бочки привёз в тысяча семьсот девяносто третьем году твой предок, Джон Грэй, из Лиссабона, на корабле «Бигль».
Артур. Он был моряком?
П. Да, он был капитаном! Это уж потом ваша фамилия обосновалась на берегу.
Артур. Раньше ты мне этого не говорил.
П. А ты раньше не спрашивал. За вино было уплачено две тысячи золотых пиастров. В каждой бочке сто литров вещества, взрывающего душу и превращающего тело в неподвижное тесто. Его цвет темнее вишни и оно не потечёт из бутылки, оно густо, как хорошие сливки. Заключено оно в бочки чёрного дерева, крепкого как железо. На них двойные обручи красной меди. На обручах латинская надпись :»Меня выпьет Грэй, когда будет в раю». Кажется, опять капает из крана…/Встаёт и возвращается от бочки немного веселее./
Артур. Надписи на бочках…
П. Да, надписи на бочках сделаны оружейным мастером Вениамином Эльяном изПондишерии. Твой прадедушка, высокородный Симеон Грэй, построил дачу, назвав её «Рай», и думал таким образом согласить загадочное изречение с действительностью путём невинного остроумия. Но что ты думаешь? Он умер, как только начали сбивать обручи, от разрыва сердца, так волновался лакомый старичок. С тех пор бочку не трогают. Возникло убеждение, что драгоценное вино принесёт несчастье. Капает, опять
капает, ну что ты будешь делать?../Встаёт и возвращается от бочки в полном
блаженстве./
П. «Меня выпьет Грэй, когда будет в раю», как понять? Выпьет, когда умрёт, что ли?
Странно. Следовательно, он святой, следовательно, он не пьёт ни вина, ни простой водки. Допустим, что «рай» означает счастье. Но раз так поставлен вопрос, всякое счастье утратит половину своих блестящих пёрышек, когда счастливец искренне спросит себя :рай ли оно? /Делает неосторожное движение и чуть не падает./
Артур. Осторожней, Польдишок!
П. Сегодня на море шторм! Слишком сильная килевая качка! Но мы твёрдо стоим на ногах.
Есть ещё третье предположение: что когда-нибудь Грэй допьётся до блаженно-райского состояния и дерзко опустошит бочечку. Но это, мальчик, было бы не исполнение предсказания, а трактирный дебош.
Бочки погружены в грунт на шесть футов и засыпаны золой из виноградных стеблей. Это вино никто не пил, не пробовал и не попробует.
Артур. Я выпью его.
П. Вот храбрый молодой человек! Ты выпьешь его в раю?
Артур. Конечно. Вот рай!.. Он у меня, видишь? /Показывает свою ладошку./ Вот он, здесь!.. То тут, то опять нет…/Смеётся, довольный своею шуткой./
Польдищок, я тоже должен открыть тебе одну тайну. Я решил стать моряком и капитаном, как мой прапрадедушка. У меня есть к тебе одна просьба, Польдишок.
П. Я сделаю для тебя, мальчик, всё, что ты пожелаешь.
Артур. Нет ли у тебя знакомых моряков?
П. Моряков?! Постой, постой, Артур! Не-ет…Нет.

Появляется Бам-Гран.

Бам-Гран. Здравствуй, дружище Польдишок! Здравствуй и ты, маленький герой. Как тебе не стыдно, Польдишок, забывать старых друзей. Лучшего моряка, мой мальчик, тебе не сыскать на всём белом свете. Что, Польдишок, смотришь на меня, или не узнал своего старого друга – это же я, Проктор!
П. Проктор! Это ты, дружище, дай я тебя обниму! Артур, это друг моих юных дней - Проктор. А это – Артур, он мечтает стать моряком.
Бам-Гран. Похвально, друг мой. Я приветствую твою мечту. Море! Что может быть прекрасней и притягательней! По твоим глазам я вижу, что ты будешь хорошим моряком и капитаном.
Я кое-что повидал в жизни, и поверь мне – твоя судьба ясна мне, как линии этой ладони. В твоём будущем я вижу море, - там, сея за кормой пену, двигаются корабли. Одни из них теряют паруса, мачты и, захлёбываясь волной, опускаются в тьму пучин, где мелькают фосфорические глаза рыб. Другие, схваченные бурунами, бьются о рифы; третьи благополучно грузятся в одном порту и выгружаются в другом. Целый мир откроется тебе в скором времени. И в этом мире, естественно, возвышается над всем фигура капитана. А ты им непременно станешь, я уверен в этом. Он есть судьба, душа и разум корабля.
Его характер определяет досуги и работу команды. Он обладает в глазах подчинённых магическим знанием, благодаря которому уверенно ведёт свой корабль, скажем, из Лиссабона в Шанхай, по необозримым пространствам. Он отражает бурю противодействием систем сложных усилий, убивая панику короткими приказами; плавает и останавливается, где хочет; распоряжается отплытием и нагрузкой, ремонтом, отдыхом; большую и разумнейшую власть в живом деле, полном непрерывного движения, трудно себе представить. Эта власть замкнутостью и полнотой равняется власти Орфея. Никакая другая профессия, кроме этой, не может так удачно сплавить в одно целое все сокровища жизни, сохранив неприкосновенным тончайший узор каждого отдельного случая СЧАСТЬЯ. Опасность, риск, власть природы, свет далёкой страны, ЧУДЕСНАЯ НЕИЗВЕСТНОСТЬ, мелькнувшая любовь, цветущая свиданием и разлукой, увлекательное кипение встреч, лиц, событий; безмерное разнообразие жизни, между тем как высоко в небе то Южный Крест, то Медведица, и все материки – в зорких глазах. Хотя твоя каюта полна непокидающей родины с её книгами, картинами, письмами.
Артур. Я обязательно стану капитаном.
Бам-Гран. А сколько таинственных историй придётся услышать тебе в морских путешествиях и о плавающих бутылках, и о встречаемых ночью ледяных горах, бунтах экипажей и потрясающих шквалах. А загадка «Марии Целесты»!
А история о девушке, которая ждёт принца под Алыми Парусами, и которая…
Артур. Под Алыми Парусами?!
Бам-Гран. О, это удивительная история, но говорят, что до сих пор она не имеет конца. Три года прошло с тех пор, как некий прорицатель предсказал девочке этого принца. Тогда ей было десять лет. Значит, ей осталось не так уж долго ждать. А сколько тебе, Артур?
Артур. Пятнадцать.
Бам-Гран. Самый подходящий возраст, чтобы стать моряком. Возьми вот этот конверт. Когда желание твоё созреет окончательно, ты покинешь замок и возьмёшь курс на порт Дубель. Там тебя будет ждать шхуна «Ансельм». Она и откроет тебе золотые ворота моря. Конверт вскроешь, когда станешь капитаном.
Желаю удачи тебе, Артур!
/Артур представляет себя капитаном./

О, если ты покоен, не растерян,
Когда теряют голову вокруг,
И если ты себе остался верен,
Когда в тебя не верит лучший друг,

И если ты способен всё, что стало
Тебе привычным, выложить на стол,
Всё проиграть и всё начать сначала,
Не пожалев того, что приобрёл.

И если можешь сердце, нервы, жилы
Так обуздать, на карту ставить жизнь,
Когда с годами изменяют силы
И только воля говорит: «Держись!»

И если будешь мерить расстоянье
Секундами, пускаясь в длинный бег, -
Земля – твоё, мой мальчик, достоянье!
Земля твоя, а ты – ты человек!

Артур. Завтра – день рождения моей мамы, а ночью я уже буду в дороге!
П. Иди сюда, мой мальчик, дай мне обнять тебя последний раз.
Может быть, уж не свидимся.
Артур. Я даю тебе слово, Польдишок, что через несколько лет ты вместе со мной отведаешь вина из тех бочек. Прощай!

Артур уходит. Польдишок опять идёт к своим бочкам.

Сцена 4 Эпизод 5

Мостик на яхте.

Л.Г./ведёт Лил.Г за руку/. Иди, иди сюда, Лилиан. Ты только посмотри – какая красота.
Кто сказал, что «море без берегов – скучное однообразное зрелище»? Нет берегов, - Правда, но такая правда прекрасна. Горизонт чист, правилен и глубок. Кто сказал, что это пустыня, лишённая смысла и направления?
Смотри – какие краски, какие оттенки. А ветер? Ты чувствуешь, какие ароматы несёт этот ветер? С каждым глотком этого воздуха во мне пробуждаются неведомыесилы.
Лилиан, этот Браун наверное волшебник. Как ему удалось разгадать эту загадку?
Я был уверен, что он просто шарлатан, а теперь, когда моя душевная энергия вновь возвращается ко мне, я готов принести ему свои извинения.
Лил.Г. Жаль, что с нами нет нашего мальчика.
Л.Г. Лилиан, ты же знаешь, что в условиях Брауна было указано, что взять с собой я могу только одного, самого дорогого мне человека. Я выбрал тебя, хотя и Артура, честно говоря, мне тоже хотелось взять.
Лил.Г. Я думаю, что ты мог бы и отстоять это желание.
Л.Г. Дорогая, в следующий раз я обязательно настою на этом. Однако, уже три часа –пора вскрывать следующий конверт. Интересно, какой сюрприз приготовил наш любезный господин Браун. Спустимся в каюту, дорогая?
Лил.Г. Нет, я побуду здесь.
Л.Г. Хорошо, я принесу конверт сюда. /Уходит./

Артур поднимается на мостик.

Артур. Добрый день, мама!
Лил.Г. Артур, мальчик мой, как ты сюда попал?
Артур. Я сам не знаю. Какое красивое море! Именно таким я его себе и представлял.
Л.Г./поднимается на мостик./ Артур?!
Лил.Г. Лионель. Я прошу тебя, не надо сердиться. Это я взяла Артура с собой. Ведь в твоих условиях ничего не было сказано относительно меня. Значит, я могла себе позволить взять мальчика с собой.
Л.Г. Мы нарушили условия договора! Я чувствую, что силы начинают покидать меня.
Лил.Г. Лионель! Подумай, что ты говоришь! Ведь не высадишь же ты мальчика за борт посреди океана?!
Артур. Отец, я должен с тобой поговорить.
Л.Г. Ничего не хочу слушать!
Лил.Г. Лионель, силы начали покидать тебя, потому что ты не делаешь следующего шага. Уже давно пора распечатать конверт.
Л.Г. Прости, дорогая, ты права. Не знаю – что это на меня нашло. /Распечатывает
конверт./ «Сегодня в 15 часов 37 минут пополудни на горизонте появится небольшой остров. На этом острове растут необыкновенные цветы. Они окончательно вернут вам вашу душевную энергию.»
Лил.Г. Сколько сейчас времени?
Артур. 15 часов 36 минут.
Л.Г. Подзорную трубу! Скорее!
Артур. Пожалуйста, отец.
Л.Г. Спасибо.

Некоторое время Л.Г. внимательно изучает горизонт.

Л.Г. Вижу! Вот он! Прямо по курсу!
Артур. Отец, можно я тоже посмотрю?
Л.Г. Смотри.
Лил.Г. Он красивый, Артур?
Артур. Да, мама.
Л.Г. Ещё немного, и мы сможем рассмотреть его невооружённым глазом. Вон там, видишь это пятнышко?
Лил.Г. Дикая, нетронутая природа. Там действительно могут быть необыкновенные цветы, о которых написано в записке.
Артур. Отец, посмотри!
Л.Г. Что там? /Берёт подзорную трубу./
Артур. Кажется, это рифы.
Л.Г. Ты прав, мой мальчик, это действительно рифы. Они окружают весь остров непреодолимой стеной. Как же мы сможем подойти к острову?
Артур. А может быть, на шлюпке?
Л.Г. Нет, это невозможно – на море слишком большое волнение. Гребцам не справиться с волнами.
Лил.Г. Я вижу, вижу его. Какие красивые деревья!
Л.Г. К сожалению, ближе мы подойти не сможем. Артур, передай капитану, чтобы он бросал якорь, иначе…

Сильный удар. Все падают.

Л.Г. Поздно. Кажется, мы сели на мель. Ты не ушиблась, Лилиан?
Лил.Г. Нет, Лионель. Мне всё больше и больше нравится наше путешествие.
Л.Г. Кажется, на этом оно уже кончилось. Нужно сниматься с мели и отправляться в обратный путь.
Лил.Г. А цветы?
Л.Г. Бог с ними, я и так чувствую себя прекрасно. Можно сказать даже, что…
Лил.Г. Нет, мой дорогой, ты получишь эти цветы.
/Лил.Г. легко вскакивает на борт и прыгает в воду./
Артур. Мама!
Лил.Г. Я скоро буду, не скучайте без меня.
Артур. Она бежит по волнам, как по земле!
Л.Г. Неужели это тоже сюрпризы Брауна?! Мы ждём тебя, Лилиан!
Артур. Отец, я должен с тобой поговорить.
Л.Г. Ну что ж. сын, я готов тебя выслушать.
Артур. Прежде всего, отец, я хотел сказать тебе, что я всё узнал о моём прапрадедушке.
Л.Г. Это должно было когда-нибудь случиться.
Артур. Отец, мне почему-то кажется, что ты тоже, когда был маленьким,
хотел стать капитаном.
Л.Г. Может быть, Артур.
Артур. Очень жалко, что мечта твоя не сбылась.
Л.Г. А когда ты это понял?
Артур. Я понял это тогда, когда ты не наказал меня за испорченную картину. Я помню, как ты снял меня со стула за уши и спросил:
Л.Г. Зачем ты испортил картину?
Артур. Я не испортил.
Л.Г. Это работа знаменитого художника.
Артур. Мне всё равно. Я не могу допустить, чтобы при мне торчали из рук гвозди и текла кровь. Я этого не хочу.
Л.Г. А я скрыл под усами улыбку, узнал себя и не наложил наказания.
Артур. А потом, в библиотеке, я увидел картину. Она изображала корабль,
вздымающийся на гребень морского вала. Пена неслась в воздухе. Разорванные облака низко трепетали над океаном. На баке корабля стоял человек – он расставил ноги и взмахнул руками. Завёрнутые полы его кафтана трепались ветром; белая коса и чёрная шпага вытянуто рвались в воздух. Это был капитан!
Л.Г. Я понимаю тебя, мой мальчик. Когда?
Артур. Завтра.
Л.Г. Она возвращается, Артур. Я прошу тебя, давай забудем обо всём до возвращения домой.
Артур. Хорошо, отец.
Лил.Г. /появляется с охапкой цветов./ Это не остров – это сказка! Держите!
/Бросает цветы./
Артур. Мама!
Л.Г. Лилиан!
Лил.Г. Это не так трудно, как я думала.

Сцена 5 Эпизод 6

Бам-Гран, Бам, Гран. Тяжёлая пауза. Гран в унынии. Цыганка танцует безмолвный танец. Тихонько позвякивают её украшения.

Бам. По-моему, я честно старалась ни во что не вмешиваться.
Гран. Да при чём здесь вы? Это я виноват. Ошибка в расчёте.
Бам. А если не секрет – чего вы хотели добиться с помощью этой картины?
Я примерно чувствую, но не до конца…
Гран. Мысль была тривиальна. Лионель Грей имеет много прекрасных деловых качеств. До полного совершенства ему не хватало маленькой чёрточки – какого-нибудь страстного увлечения, которое, как цемент, скрепило бы все его прекрасные качества. Однако, почему-то этого не случилось. Слишком рано созрело мировоззрение его сына. Если бы не Артур…
Бам. Позвольте, а чем вам не нравится Артур?
Гран. Хороший мальчик… Вот! Понял, когда я планировал эксперимент, у меня совсем выпал из головы этот мальчишка. Вот в чём ошибка!
Бам-Гран. Извините, Гран, но это произошло с моего ведома. Я специально оградил мальчика от вашего влияния, так как имел на него виды.
Бам. Маэстро?!
Гран./взрывается/. Тогда какого чёрта!
Бам-Гран. Не сердитесь. По-моему. Всё чудесно! Всё погружено в Прекрасную Неизвестность!
Бам. Что же нам делать?
Бам-Гран. Ждать.
Гран. Пять лет? Маэстро, мы за это время сойдём с ума от этой вашей Неизвестности.
Бам-Гран. Прекрасной!
Бам. Действительно, маэстро, раз уж мы начали вмешиваться в их жизнь, так давайте, пока у нас сохранился пыл, посмотрим, что выйдет. За пять лет мы охладеем и…
Бам-Гран. Но таковы условия игры!
Гран. Я умру от Неизвестности. Пять лет!
Бам. Я сгораю от желания узнать окончание этой истории. Пожалейте нас, маэстро!
Бам-Гран. А их вам не жалко?
Гран и Бам. Маэстро! Маэстро!
Бам-Гран. Ну что ж, если вы…
Гран и Бам. Да, да! Маэстро!
Бам-Гран. Так и быть. Пусть пройдёт пять лет!
Наши подопечные стали взрослыми, и вот-вот должно произойти событие…
Да, хочу сказать вам, что мечта Артура – сбылась! Он стал капитаном, купил себе корабль и назвал его «Секрет». Сегодня он распечатал мой конверт и прочёл там два слова: «Лисс, Каперна.» И направил свой корабль к указанному месту. И знаете, что самое удивительное? По-моему, он чувствует, что скоро должно произойти что-то необычное. Судите сами – сегодня, едва проснувшись, он уже почувствовал, что этот день начался в чёрных лучах. Он мрачно оделся, неохотно позавтракал, забыл прочитать газету и долго курил, погружённый в невыразимый мир безцельного напряжения.
Гран. Маэстро, а каким образом вы хотите организовать встречу?
Бам. Это будет чрезвычайно трогательная сцена!
Бам-Гран. Этого я не знаю. Пусть всё будет, как будет.
Итак, он провёл целый день раздражительно и печально: его как-бы позвал кто-то, но забыл – кто и куда. Ночью Грей очнулся, захотел движения и вышел на палубу. Здесь ему и пришло решение – прокатиться с матросом в шлюпке.

Все исчезают.

Сцена 6 Эпизод 7

Артур с Летикой в лодке.

Летика. Куда прикажете плыть, капитан?

Артур промолчал. Летика стал грести. Артур всматривается в темноту, как будто хочет различить что-то.

Голос Артура. Что со мной происходит? Не понимаю –что на меня сегодня навалилось? Удивительно устроен человек. В течение дня он внимает такому множеству мыслей, впечатлений, речей и слов, что всё это составило бы не одну толстую книгу. Лицо дня приобретает определённое выражение. Я вглядываюсь в него. В его смутных чертах светится одно из тех чувств, каких много, но которым не дано имени. Как их ни назвать, они останутся навсегда вне слов и даже понятий, подобные внушению аромата.
Я могу сказать: «Я жду, я вижу, я скоро узнаю…» - но эти слова равняются не большему, чем отдельные чертежи в отношении архитектурного замысла. И никто на свете не может мне сказать – что же это?
Летика. Слева по борту неизвестная деревушка.
Артур. Греби!
Летика. Есть, капитан!
Голос Артура. Никто не может мне сказать – что же это? Но я чувствую, что это не случайно. Из всего этого должна выплыть какая-то суть. Однако не
будем усердствовать. Если в этом действительно что-то скрывается, оно выйдет наружу по своей воле во время, ему предназначенное..
Артур. Греби к берегу, Летика. Здесь будем ловить рыбу.

Выходят из лодки. Разводят костёр.

Артур. Ну-ка, выпей, друг Летика, за здоровье всех трезвенников. Кстати, ты взял не хинную, а имбирную.
Летика. Простите, капитан. Разрешите закусить этим…/Закусывает цыплёнком./
Я знаю. Что вы любите хинную. Только было темно, а я торопился. Имбирь, понимаете, ожесточает человека. Когда мне нужно подраться, я пью имбирную.

Едят и пьют.

Летика. Правда ли, капитан, что говорят, будто бы родом вы из знатного семейства?
Артур. Это не интересно, Летика. Бери удочку и лови, если хочешь.
Летика. А вы?
Артур. Я? Не знаю. Может быть. Но…потом.
Летика. Из шнурка и деревяшки я изладил длинный хлыст, и, крючок к нему приделав, испустил протяжный свист. /Достаёт червяка./ Этот червь в земле скитался и своей был жизни рад, а теперь на крюк попался – и его сомы съедят. Ночь тиха, прекрасна водка, трепещите осетры, хлопнись в обморок, селёдка – удит Летика с горы!

Летика уходит. Артур остаётся у костра. Ложится и засыпает.

Сцена 7 Эпизод 8

Лонгрен дома. Сидит у очага. Ассоль входит в дом. В руках у неё корзина, полная игрушек.

Ассоль. Вот и я. Ты ужинал?
Лонгрен. Ещё нет. Жду тебя. /Видит корзину, которую принесла Ассоль./
Что, плохи наши дела?
Ассоль. Отец, хозяин игрушечной лавки больше не возьмёт нашего товара. Мы много задолжали ему. Он показал мне доходную книгу. Жалостно и обидно было смотреть. Я с радостью убежала бы, но, честное слово, сил не было от стыда. Я видела по его лицу, что он груб и сердит. И он говорит: «Мне, милая, это больше не выгодно. Теперь в моде заграничный товар, все лавки полны им. А эти изделия не берут», так он сказал. Он говорил ещё много чего, но я всё перепутала и забыла. Должно быть, он сжалился надо мной, так как посоветовал сходить в «Детский базар» и «Аладинову лампу». /Лонгрен тяжело вздыхает./
Ничего, всё это ничего, ты слушай, пожалуйста. Вот я пошла. Ну-с. Прихожу в большой страшнейший магазин: там куча народу. Меня затолкали; однакоя выбралась и подошла к чёрному человеку в очках. Что я ему сказала. Я не помню; под конец он усмехнулся, порылся в моей корзине, посмотрел кое-что. Потом снова завернул, как было, в платок и отдал обратно. Я заходила ещё в «Аладинову лампу» и две другие лавки, но как видишь…

Лонгрен. Раз нам так не везёт, надо искать. Я, может быть, снова поступлю служить – на «Фицрой» или «Палермо». Конечно, они правы. Теперь дети не играют, а учатся. Они все учатся, учатся и никогда не начнут жить. Всё это так,право жаль.
Сумеешь ли ты прожить без меня время одного рейса? Немыслимо оставить тебя одну.
Ассоль. Я тоже могла бы служить, вместе с тобой; скажем в буфете.
Лонгрен. Нет! Пока я жив, ты служить не будешь. Впрочем, есть время подумать.

Он хмуро умолкает. Ассоль примостилась рядом с ним на углу табурета. Она, приговаривая что-то про себя, разгладила его спутанные волосы, поцеловала в усы и заткнула мохнатые отцовские уши своими маленькими тоненькими пальцами.

Ассоль. Ну вот, теперь ты не слышишь, что я тебя люблю.
Лонгрен /захохотал./ Ты милая./Треплет её по щеке./ Пойду на берег. Посмотрю лодку.
/Уходит./

Ассоль занялась уборкой в доме. Потом села шить. Подойдя к зеркалу, примеряя намётанное, она увидела в нём спящего у костра Артура.

Сцена 8 Эпизод 9

Артур у костра. Он немного вздремнул. Вдруг он поднимет голову и видит Ассоль.
Артур видит, что Ассоль тоже заметила его.

Артур. Вот я пришёл.
Ассоль. Пришёл…
Артур. Узнала ли ты меня?
Ассоль. Совершенно такой.
Артур. Здравствуй, Ассоль!
Ассоль. Здравствуй!..
Артур. Далеко-далеко отсюда я увидел тебя во сне…
Ассоль. Во сне…
Артур. И приехал, чтобы увезти тебя навсегда в своё царство.
Ассоль. Навсегда!
Артур. Ты будешь там жить со мной в розовой глубокой долине.
Ассоль. В розовой долине…
Артур. И жить с тобой мы станем так дружно и весело, что никогда твоя душа не узнает слёз и печали!
Ассоль. Никогда!..

Артур и Ассоль танцуют волшебный танец.

Давней ночью,
Ночью, полной ароматов, полной шёпота и плеска птичьих крыльев;
Давней ночью,
Ночью свежей, освещённой колдовскими светляками,
Через сонную равнину, по тропе в цветах и травах,
Шла со мною ты,
И луна светлей опала
В небесах тёмно-лиловых, безконечных и глубоких, свет молочный разливала;
Наши тени -
Лёгким стройным силуэтом, обрисованные белым, белым лунным светом,
На равнине безпредельной
Сочетались,
И, сливаясь воедино,
И, сливаясь воедино,
И, сливаясь воедино, стали тенью нераздельной… - (3 раза)

После танца Артур и Ассоль оказываются там, где были в начале сцены.

Сцена 9 Эпизод 10

Ассоль вновь около зеркала. Входит Лонгрен.

Лонгрен. Ты больна?
Ассоль. Нет, я здорова…Почему ты так смотришь? Мне весело. Верно. Мне весело, но это от того, что мир так хорош. А что ты надумал? Я уж вижу по твоему лицу, что ты что-то надумал.
Лонгрен. Что бы я ни надумал, ты, я знаю, поймёшь, в чём дело. Жить нечем, я не пойду снова в дальнее плавание, а поступлю на почтовый пароход, что ходит между Кассетом и Лиссом.
Ассоль /издалека/. Да… Это очень плохо. Мне будет скучно. Возвращайся поскорей. Да, поскорей, милый; я жду.
Лонгрен. Ассоль! Выкладывай, что случилось?
Ассоль. Ты странный. Решительно ничего.
Лонгрен. Тогда уложи мне мешок. Я вернусь дней через десять, а ты заложи моё ружьё и сиди дома. Если кто захочет тебя обидеть – скажи: Лонгрен скоро вернётся. Не думай и не беспокойся обо мне: худого ничего не случится.
Ассоль /подаёт Лонгрену мешок/, Знаешь. Я тоже скоро уеду. Мы вместе уедем отсюда насовсем.
Лонгрен. Куда это мы уедем?
Ассоль. Не знаю. Всё это мне неизвестно. Я не знаю ни дня, ни часа и даже не знаю куда.
Ты знаешь, о чём я говорю! Возвращайся поскорей. Я буду ждать. Неизвестно – кто придёт раньше…
Лонгрен. Ассоль…
Ассоль. Больше ничего не скажу. И ты молчи. Молчи и помни – скоро!

Лонгрен, взяв мешок, выходит. Ассоль остаётся одна.

Ассоль /поёт/. Мне снился сон.
Во сне моём
Плескался синий водоём,
И в этой странной синеве
Скользили рыбы по траве…
А в глубине
На самом дне
(Так мне привиделось во сне)
Мелькнуло светлое лицо…
Рука… И палец…И кольцо.



Сцена 10 Эпизод 11

Далее мы одновременно видим и Ассоль, и Артура.

Летика. Капитан, проснитесь! Смотрите туда. Что это?
Артур. Где?
Летика. Вот – от маяка направо. Смотрите! Уж не пожар ли в гроде?!
Артур. Тогда почему не видно дыма? Ты же видишь, что свет чист; он почти прозрачен.
Летика. Капитан, у нас есть шлбпка!
Артур. Вперёд, Летика!

Садятся в шлюпку. Приближаются к городу. Постепенно появляется музыка. Выстрелы.

Артур. Стреляют и играют! Стреляют довольно бойко.
Летика. Я никогда не видел таких вещей. Смотрите, ракета! Ещё! И там, а вот – сразу две.
Три! Ура!
Артур. Да ведь это карнавал. Смотри, Летика. Все люди в костюмах, а женщины в масках!
Карнавал!
Летика. Карнавал! Карнавал! Я такого не видал!

За это время Ассоль успела прилечь, но сон не шёл. Она встала, оделась и со словами: «Карнавал!» вздрогнула и, поняв, что ей надо делать, выбежала из дома.

Сцена 10 Эпизод 12

Всё исчезает в карнавальной суматохе. Некоторое время Карнавал владеет пространством. И мы замечаем, что все наши герои уже здесь, в этом вихре. Музыканты поют песню:

В Зурбагане, в горной дикой удивительной стране,
Я и ты, обнявшись крепко, рады бешеной весне.
Там весна приходит сразу, не томя озябших душ, -
В два-три дня установляя благодать, тепло и сушь.
Там в реках и водопадах, словно взрывом сносит лёд;
Синем пламенем разлива в скалы дымчатые бъёт.
Там ручьи несутся шумно, ошалев от пестроты;
Почки лопаются звонко, загораются цветы.

Летика. Послушайте, капитан, если здесь и водится рыба, то только жареная.
Вряд ли будет нам здесь удача.
Артур. Удача обязательно будет. Только запасись терпением, Летика. /Надевают маски и
исчезают в толпе./

Музыканты. Там ты женщин встретишь юных, с сердцем диким и прямым,
С чувством пламенным и нежным, безкорыстным и простым.
Если хочешь быть убийцей – полюби и измени;
Если хочешь встретить друга – смело руку протяни.
Если хочешь сердце бросить в увлекающую высь, -
Их глазам, как ворон чёрным, покорись и улыбнись.

Карнавал отступает, как отлив в море. Остаются Ассоль и Грэй – оба в масках. Артур подходит к Ассоль и смотрит на неё, как бы узнавая.

Ассоль. Кто вы?
Артур. Не знаю…
Ассоль. Но как же так?
Артур. Это не имеет значения, вернее, пока не имеет…
Ассоль. Понимаю…
Артур. А я ещё ничего не понимаю. Да это и не важно.
Ассоль. Мне кажется, что я вас знаю. Знаю давно…
Артур. Постойте! Не сердитесь на меня. Я вижу нашу встречу. Она будет прекрасна.
И это будет скоро. Дайте срок.

Ассоль хочет что-то сказать, но Артур прикладывает палец к губам. Протягивает Ассоль руку и, сняв кольцо со своей руки, надевает на палец Ассоль. Некоторое время они смотрят друг на друга. Снова появляется Карнавал. Артур исчезает в толпе. Ассоль некоторое время стоит неподвижно, снимает маску. Из толпы появляются Артур и Летика.

Артур. Видишь ты эту девушку?
Летика. Дивное художественное полотно! В соображении обстоятельств есть нечто
располагающее.
Артур. Следуй за ней по пятам. Вернёшься утром или через день и будешь молчать.
Узнав всё, что сможешь, передай мне. Ты понял? /Даёт ему несколько золотых./
Летика. Добрейший капитан, не понять ЭТОГО может только глухой.
Артур. Прекрасно. Запомни также, что ни в одном из тех случаев, какие могут тебе представиться, нельзя ни говорить обо мне, ни упоминать даже моё имя. Прощай!
/Исчезает в толпе./

Из толпы появляется Хин Меннерс. Он пьян.

Хин. Ба! Кого я вижу! Ассоль?! Что? Надоело сидеть дома? Какого чёрта ты сюда припёрлась? А? Понимаю! Мерзавец Лонгрен ушёл в рейс и ты свободна, как птичка.
Что? Не дождалась своего Прынца. Решила попытать счастья меж нас смертных?!
Ха-хаха! Вы посмотрите на неё… Чучело! Висельница! Корабельная крыса!

Ассоль даёт ему пощёчину.

Хин. Дура! Полоумная! Я тебе покажу, как руки распускать! Ты мне ответишь за это.
Я тебя…/Пытается схватить Ассоль, но здесь из толпы появляется Артур и лёгким движением сшибает Хина с ног. Карнавал уносит всех. Ассоль, опомнившись, убегает. За ней следует Летика.

Из карнавальной толпы выделяются Бам-Гран, Бам и Гран – это музыканты. Под их аккомпанимент Цыганка танцует весёлый танец.

Бам. По-моему, маэстро, всё идёт прекрасно.
Гран. Лучше некуда. Я преклоняюсь перед вами, маэстро. Я считаю, что вы, маэстро,
лучше всех на свете знаете, как сделать человека счастливым.
Бам-Гран. Самое интересное ещё впереди.
Бам. Ах, как хочется быть поближе к этому событию.
Бам-Гран. Это возможно.
Гран. Каким образом?
Бам-Гран. Вы меня удивляете, Гран! Пожалуйста!

Появляется Артур. Он явно чем-то доволен. В руках у него кусочек алого шёлка.

Артур. Эй, музыканты!
Бам-Гран. Мы к вашим услугам, господин капитан. Я и мои друзья.
Артур. Вот что, у меня мало времени, а дело не терпит. Я предлагаю вам хорошо заработать. Я надеюсь, вы не из тех щеголей с парадными лицами мертвецов, которые в музыкальном буквоедстве или – что ещё хуже – в звуковой гастрономии забыли о душе музыки и тихо мертвят эстрады своими замысловатыми шумами?
Мне нужны музыканты, заставляющие плакать простые сердца, кухарок и лакеев.
Бам-Гран. Вы попали в самую точку, капитан.
Артур. Я с удовольствием посидел бы с вами и даже не за одной бутылкой, но нужно идти. У меня много дела. Возьмите это и пропейте за букву А. Если вам нравится моё предложение, приезжайте повечеру на «Секрет»; он стоит неподалёку от головной дамбы.
Бам-Гран. Мы согласны! Дусс, кланяйся, скажи «да» и верти шляпой от радости!
Бам. Капитан хочет жениться!
Артур. Да! Все подробности я вам сообщу на «Секрете». Вы же…
Дусс/он же Гран,/ За букву А! Но… как многог букв в алфавите! Пожалуйте что-нибудь и на фиту…
Артур даёт ещё денег и исчезает.

Бам. Маэстро, вы…маэстро! /Целует Бам-Грана./
Бам-Гран. Ну-ну! Довольно! Пойдёмте лучше порепетируем. Ведь нам играть на свадьбе.
Гран, ты ещё не разучился держать смычок?

Исчезают.

Сцена 11 Эпизод 13

Артур в задумчивости стоит у борта. Звучит песня.


Небосвод безконечно прозрачен,
Как ещё никогда до сих пор.
Этой ночи, глядящей в упор,
Мой душевный настрой равнозначен.

Напряжённая тянется нить
Меж звенящей Вселенной и мною.
С безотчётной её глубиною
Мне сегодня дано говорить.

Я бы мог промолчать, как тогда,
Притворившись травой или тенью.
Но горящая строго звезда
Призывает меня к откровенью.


Эпизод 14

Летика/Появляется на палубе./ Хоп! А вот и я, капитан!
Артур. Летика! Я ожидал тебя. Стой! Лил ли ты на затылок холодную воду?
Летика. Лил. Не столько, сколько было принято внутрь, но лил. Всё сделано.
Артур. Говори.
Летика. Начну рассказ с того, как ловко вы расправились с верзилой.
Артур. Сейчас не время это вспоминать.
Летика. Он пригодится нам позднее. Так слушайте:
Она домой летела, как бы на крыльях.
За ней я еле-еле поспевал, хоть и зовусь я Летикой.
Однако, она вошла в деревню,
Которую мы с вами проплывали два дня назад.
А может быть, и вечность прошла с тех пор..
Артур. Нельзя ли покороче. И рифма что-то у тебя хромает.
Летика. Прекрасно! Я вам стремлюсь здесь излить лишь суть,
А вы торопите меня. Напрасно!
Я проследил за ней до самого порога.
Она вошла и больше – ни гу-гу.
Наутро я пошёл в трактир, известно,
Что эти бестии, что поят нас вином,
К тому же всё про нас и знают.
Здесь встретил я того…верзилу,
Что неудачно так столкнулся с вашим кулаком во время карнавала.
Печать сего удара была заметна на лице.
И я, не сомневаясь, понял, что это он и есть
Владелец этого трактира.
Я приступил к расспросам и узнал
Со слов верзилы: девушка – Ассоль.
Артур. Ассоль!
Летика. Живёт со стариком отцом,
Прозвание её довольно странно,
Её там называют…
Артур. Ну же – не тяни!
Летика. Да «Корабельною Ассоль» её там называют
И полоумною к тому же все считают.
Артур. Да отчего же?
Летика. Этот вопрос был мною задан,
А ответ почище всяких сказок был:
Она ждёт принца в Алых парусах!
Артур. Как? В алых?
Летика. Я, капитан, вот так же удивился…
Артур. Нет, Летика! Я, значит, не ошибся!
Летика. Что с вами, капитан?!
Артур. Взгляни сюда, хотя ещё темно, да неужел ты не видишь?
Летика/подняв голову./ Разрази меня гром, вы сущий дъявол, капитан. Откуда вы узнали?
Артур. Пусть это будет доя тебя секретом. Теперь, когда мои паруса рдеют, ветер хорош, а в сердце моём больше счастья, чем у слона при виде небольшой булочки, а ночь так хороша, я открою тебе, Летика, свой секрет. Я еду к жене. Она ещё не жена мне, но будет ею. Мне нужны были Алые паруса, чтобы ещё издали она заметила меня.
Летика. Не много ль чести?!
Артур. Молчи! Ты, Летика, хороший парень, но ты, как и большинство, слушаешь голос нехитрых истин сквозь толстое стекло жизни; они кричат, но вы не услышите.
Я делаю то, что существует, как старинное представление о прекрасном – несбыточном, и что, по существу, так же сбыточно и возможно, как загородная прогулка. Ты видел девушку, которая не может, НЕ ДОЛЖНА ИНАЧЕ выйти замуж, как только таким способом.
Я прихожу к той, которая ждёт и может ждать только меня, я же не хочу никого другого, кроме неё, как может быть именно потому. Что благодаря ей я понял одну нехитрую истину. Она в том, чтобы делать так называемые чудеса своими руками.
Когда душа человека таит зерно пламенного растения – чуда, сделай ему это чудо, если ты в состоянии.
Есть не меньшие чедеса: улыбка. веселье, прощение и –вовремя сказанное, нужное слово. Владеть этим – значит владеть всем. Что до меня, то наше начало – моё и Ассоль – останется навсегда в алом отблеске парусов, созданных глубиной сердца, знающего, что такое любовь! Понял ты меня?
Летика. Да, капитан. Я всё понял. Вы меня тронули. Пойду вниз и попрошу прощения у Никса, которого на днях ругал за потопленное ведро. И дам ему табаку – свой он проиграл в карты.
Пртур. Иди и пригласи сюда музыкантов. Уже скоро рассвет и мы снимаемся с якоря. Убей бог, я не доживу до рассвета.

Музыканты ударяют в смычки. Артур улыбается.

Эпизод 15

И под звуки чудесной музыки на берег выбегают все жители Каперны. Слышны возгласы: «Корабль!», «Паруса!», «Красные!», «Алые паруса!». Всех как бы взрывной волной отбрасывает назад. Только Ассоль остаётся впереди. Она срывает с головы косынку и машет ей.

Ассоль. Я здесь, я здесь! Это я!

Все расступаются и исчезают. В глубине стоит Артур и протягивает руки Ассоль.

Ассоль. Совершенно такой.
Артур. И ты тоже, дитя моё! Вот я пришёл. Узнала ли ты меня?

Ассоль опускается на колени и закрывает глаза.

Всё исчезает.

ЭПИЛОГ

Вновь обстановка пролога.

Бам-Гран. И скоро Ассоль увидела, что стоит в каюте – в комнате, которой лучше уже не может быть.
Тогда сверху, сотрясая и зарывая сердце в свой торжественный крик, вновь кинулась огромная музыка. Опять Ассоль закрыла глаза, боясь, что всё исчезнет, если она будет смотреть. Грэй взял её руки, и, зная уже теперь. Куда можно безопасно идти, она спрятала мокрое от слёз лицо на груди друга, пришедшего так волшебно.
Когда на другой день стало светать, корабль был далеко от Каперны. Часть экипажа как уснула, так и осталась лежать на палубе, поборотая вином Грэя, которое он обещал Польдишоку выпить и сдержал своё слово. Держались на ногах лишь рулевой да вахтенный, да сидевший на корме с грифом виолончели у подбородка задумчивый и хмельной ваш покорный слуга. Он сидел, тихо водил смычком, заставляя струны говорить волшебным, неземным голосом, и думал о СЧАСТЬЕ…
Ассоль. Счастье, дорогой Бам-Гран, у каждого своё!
Артур(обнимает Ассоль и детей). Совершенно с тобой согласен.

Артур, Ассоль и дети подходят к креслу, в котором сидел Бам-Гран, но его там уже нет. Остался только его голос.

Плыву я в кольцах дыма,
Встающего над далью,
Растущего до неба
Огромною спиралью.

Смеюсь я на высотах,
Шепчу в траве густой,
Вздыхаю в чистых струях
И плачу в сухостой.

Ищу в веках минувших
Следы былых событий,
Такие страны знаю,
Чьи имена забыты.

В безудержном полёте
Слежу миров круженье,
Охватываю взором
Всемирное строенье.

Я – мост над чёрной бездной,
Я – свет над вечной мглою,
Неведомая лестница
Меж небом и землёю.


КОНЕЦ
Август 1978

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш e-mail dramateshka.ru@gmail.com

 

Яндекс.Метрика Индекс цитирования