Общение

Сейчас один гость и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

АКТУАЛЬНО!

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

по мотивам сказки братьев Гримм


      ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

      ГВЕНДОЛИН
      ТРОЛЛЬ
      ЖИЛЬБЕР
      НЯНЯ

      ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ

      Картина 1

      Ночной лес. На поляну выходит ТРОЛЛЬ.

      ТРОЛЛЬ: Дрянная ночь! Светло в лесу, как днем...
      Любую паутинку видно в нем!
      Тут чудесам не время и не место:
      Все ясно, все понятно, все известно,
      Озарено сияющей луной...
      Я сызнова один - в тиши лесной.
      Проклятие! В глазах - сплошная резь!
      Полуослепший, наконец, я здесь,
      Где двести девяносто девять лет
      Тому назад явился я на свет...
      Как мало тролли все-таки живут!
      Лишь триста лет, три дня и пять минут...
      Не проживу я ни секундой боле
      Лишь потому, что я родился троллем.
      (Печально.)
      Промчится год, закончится мой срок -
      И превращусь в болотный огонек.
      Подумать страшно - на исходе эти
      Три жалких, мне отпущенных столетья.
      Остался лишь один, последний год!
      Какая мука знать - сейчас, вот-вот
      Свершится... И не станет даже сил,
      Чтоб мысленно произнести: "Я был!"
      Как душат, навалясь, воспоминанья!
      Напрасны были все мои старанья...
      Ведь я бы мог бессмерье обрести
      И вечно жить в богастве и в чести,
      Когда бы человеком - хоть одним! -
      За эти триста лет я был любим!
      Чудовищный, безнравственный закон -
      Наследие прадедовских времен!
      Я пробовал искать людской любви,
      Но эти люди... Их хоть удави
      В объятиях до смерти - все без толку.
      Глупы, как полевые перепелки!
      Я им дарил рубины и алмазы -
      Они меня боялись, как заразы!
      А за спиной шептали все подряд:
      "Ах, у него такой недобрый взгляд!"
      Вот благодарность за мои щедроты...
      Ждать их любви - достойно идиота!
      Мой взгляд, по их понятьям, нехорош!
      О, твари бессердечные! Ну, что ж...
      Любви я не добился. Тем не менее,
      Есть у меня надежда на спасение.
      Недаром был мне подан тайный знак
      Явиться в этот лес, где лунный зрак
      Когда-то я впервые увидал...
      Расположусь, пожалуй, на привал...
      (Прислушивается.)
      Что слышу я? Журчащая вода?
      Как будто дверца хлопает... Да, да!
      Там мельница, конечно, как и встарь!
      Живет ли там какая-нибудь тварь
      Людская? Ей, конечно, невдомек,
      Что не хочу в болотный огонек
      Я превратиться... Подчиняюсь силе,
      Сюда меня призвавшей. Или - или!
      Пока еще хоть что-то в моей власти,
      Последний раз я попытаю счастья!..
      (Удаляется.)

      Картина 2.
      (Дом мельника. На крыльце сидит молодая девушка - это ГВЕНДОЛИН.
      Она вертит в руках тряпичную куклу, разговаривает с ней и сама же отвечает
      себе голосом куклы...)

      ГВЕНДОЛИН: О, если бы еще был жив отец -
      Он мог бы мной гордиться, наконец.
      Заправский мельник - вот кто я теперь,
      Здесь каждый человек и каждый зверь
      Знакомы мне. И в этом - вся беда!
      Что ждет меня? Обычный век труда...
      КУКЛА: Замужество, детишек полный дом,
      Болезни, сплетни, пара спиц с клубком
      И старость - на коленях дремлет кот...
      ГВЕНДОЛИН: Запавшие глаза, беззубый рот...
      И на кладбище здешнем обретут
      Мои останки бренные приют.
      КУКЛА: Здесь все и каждый знают наперед
      Что с ними через год произойдет.
      ГВЕНДОЛИН: И оттого так счастливы они...
      КУКЛА: Завидуешь
      ГВЕНДОЛИН: Нет! Боже, сохрани,
      Как от чумы, от их благополучья!
      КУКЛА: По-твоему, бывает что-то лучше?
      ГВЕНДОЛИН: По-моему... Что знаю я о мире?
      Мы тут живем с тобой, как мыши в сыре.
      Наверное, за лесом, где-нибудь
      Живут совсем иначе. Заглянуть
      Туда - мне прямо до смерти охота!
      КУКЛА: А что ты хочешь там увидеть?
      ГВЕНДОЛИН: Что-то
      Такое... ну, о чем поют в балладах -
      О рыцарях, волшебниках и кладах,
      О благородных дамах...
      КУКЛА: Да, я знаю!
      На ярмарку в честь сбора урожая
      Их нищие всегда приходят петь.
      ГВЕНДОЛИН: (мечтательно)
      О, ярмарка... Плясал ручной медведь
      И семечки хрустели на зубах..
      Ты на качелях вскрикивала: "Ах!"
      Бродячие актеры! Помнишь их?
      Таких веселых! праздничных! таких
      Необычайных! В этом весь секрет...
      О, как же я стремилась им вослед!
      КУКЛА: В скитанья? В унижения?
      ГВЕНДОЛИН: Наверно...
      КУКЛА: Мне кажется, живут они прескверно,
      Кочуя по дорогам круглый год,
      Не сетуя на то, что бог им шлет...
      ГВЕНДОЛИН (восторженно подхватывает):
      Питаясь черствым хлебом и водой,
      И слушая, как плачет козодой,
      В ночной тиши, у жаркого огня,
      Как лошади, уздечками звеня,
      Пасутся...
      КУКЛА: Ну, допустим. А зимой?
      Под вьюгой? В поле? Ночью? Боже мой...
      ГВЕНДОЛИН (печально):
      Какие пустяки - лишенья, боль.. .
      Я за одну-единственную роль
      Отдать готова руку. Или ногу...
      КУКЛА: Ну, ты преувеличила...
      ГВЕНДОЛИН: Ей-богу!
      Клянусь, чем хочешь!
      КУКЛА: Ужас-то какой!
      А как ты будешь жить с одной рукой?
      ГВЕНДОЛИН: Я буду жить с двумя руками, но -
      Быть королевой мне не суждено...
      КУКЛА: Так ты мечтаешь королевой стать?
      ГВЕНДОЛИН: Покуда дважды два еще не пять,
      Я королевой нипочем не стану!
      КУКЛА: Стать королевой... Даже слышать странно!
      Зачем это тебе? Ну, что за вздор?
      ГВЕНДОЛИН: Давай оставим этот разговор.
      КУКЛА: Поведай мне, мечтательная дева,
      Что значит для тебя - стать королевой?
      ГВЕНДОЛИН: Ну, это значт... Быть прекрасней всех,
      Носить парчу, шелк, золото и мех!
      Чтоб всем повелевать! Движеньем пальца
      Счастливым сделать всякого страдальца!
      Чтоб, не смолкая, музыка играла!
      Чтоб каждый день мой начнался с бала,
      И завершался балом! Чтоб веселье
      Все лица озаряло! В колыбели
      Младенцы и у доски гробовой
      Старухи - чтобы все наперебой
      Смеялись, веселились, хохотали!
      Ты представляешь это?
      КУКЛА: Я? Едва ли...
      ГВЕНДОЛИН: Чтоб пели все! И ноги чтоб несли
      Меня - и не касались бы земли!
      И главное, чтоб знала я с утра,
      Что завтра будет все, не как вчера!
      Я, знаешь, это чувствую - всей кожей...
      Но сбыться, к сожалению, не может
      Мое желанье... Надо быть взрослей.
      КУКЛА: (меланхолично) Возьми ведро, да огород полей.
      ГВЕНДОЛИН: (кивая) Сготовь обед, одежду почини,
      И этот день, как все другие дни,
      Закончится, а вскоре минет год,
      И два, и три... И жизнь моя пройдет,
      Как не была. Не лучше и не хуже,
      Чем у соседей.
      КУКЛА: В помыслах досужх,
      Наверное, искать не стоит смысла...
      ГВЕНДОЛИН: Смотри, какое облачко повисло
      Над ивняком! Похоже на дракона.
      Прощай, моя жемчужная корона...
      Горите синим пламенем дотла -
      Мои мечты! Возьмемся за дела.
      (Скрывается в доме)

      (Из кустов выглядывает ТРОЛЛЬ)

      ТРОЛЛЬ: А у нее чудесный голосок...
      Он не визглив, приятен и высок.
      Да и собой малютка недурна.
      Быть королевой вздумала она!
      Ишь, светятся глаза, как у чертенка!
      Какая сумасбродная девчонка!
      По-моему, она... Да что со мной?
      Должно быть, возраст - он всему виной!
      Признаюсь - деревенская глупышка
      Мне нравится... Нет, право, это слишком!
      Да что со мной?! Какая ерунда!
      Не нравились мне люди никогда!
      С рождения они мне были мерзки...
      Мечты ее, конечно, очень дерзки,
      Но разве не люблю мечтать я сам?
      Так не пора ли перейти к делам
      От сладких грез? Итак, смелей! Вперед!
      В моей судьбе свершился поворот!
      Я за любовь ее начну борьбу!
      Она достойной спутницей мне бу...
      (Прислушивается.)
      Что там такое? Кажется, шаги...
      Кто б это ни был - все они враги...
      Мне, стало быть, опять пора в кусты...
      Какое униженье! Что за стыд!

      (Поспешно исчезает в кустах. С противоположной
      стороны появляются король Жильбер и Няня.)

      ЖИЛЬБЕР: "Вот мельница - она уж развалилась..."
      Где это я слыхал, скажи на милость?
      А мельники скупы, как всем известно.
      Их дочери - богатые невесты.
      (Няне.)
      Достоин ли меня сей мезальянс?
      НЯНЯ: Здесь надобно раскидывать пасьянс.
      Мы так бедны - хотя ты и король,
      Что свадьбы не предвидтся. Позволь
      Сказать одно - для королевских дочек
      Ты не такой уж лакомый кусочек.
      Чтоб королевство в карты эдак ловко
      Продуть - большая надобна сноровка.
      ЖИЛЬБЕР
      (садится на траву, развязывает узелок с едой, ест.)
      Ах, нянюшка! Как пусто в животе...
      Вернемся к первозданной простоте -
      Охота, сон, обед под сенью ивы...
      Я чувствую себя почти счастливым!
      Покуда не износятся штаны,
      Мне никакие деньги не нужны.
      НЯНЯ: (насмешливо)
      Так стал король отшельником. Аминь!
      Смотри, зимой, бедняжка, не простынь!
      Зима и королю не даст поблажки...
      ЖИЛЬБЕР: Не надо называть меня бедняжкой!
      Добуду этот... как его...
      (Выразительно машет руками.)
      НЯНЯ (участливо). Топор.
      ЖИЛЬБЕР: Срублю шалаш, и как последний вор
      Уйду от мира, полного врагов
      Дурных воспоминаний...
      НЯНЯ: И долгов...
      ЖИЛЬБЕР: Да будет так! Шумна и весела,
      Как быстро моя молодость прошла...
      НЯНЯ: А помнишь...
      ЖИЛЬБЕР: Никаких воспоминанй!
      Всем детям суждено расстаться с няней
      Когда-нибудь. Я вырос, понмаешь?
      Я помню! Помню, помню, что одна лишь
      Ты после смерти мамы и отца
      Меня растила. Тяжелей свинца
      Мне будет предстоящая разлука.
      Но я мужчина! Пить, стрелять из лука,
      Владеть мечом и ездить на коне
      Я должен, как любой мужчина. Мне
      Такому было негде научиться!
      Да, я умею шить, вязать на спицах,
      Я аккуратно штопаю чулки,
      Варю варенье, чищу котелки...
      Умею все, чему учила ты!
      НЯНЯ: Ну, хочешь, научу сажать цветы?
      ЖИЛЬБЕР: Смеешься?
      НЯНЯ: Я согласна, есть пробелы
      В твоем образовании. Что делать!
      Ты знаешь сам, что опустел дворец
      С тех пор, как твоя мать и твой отец
      И слуги все погибли в одночасье
      А нас с тобою - к счастью ли, к несчастью,
      Помиловала страшная чума.
      ЖИЛЬБЕР: (прерывая) С тех пор меня растила ты сама
      В пустом дворце... Слыхал сто тысяч раз!
      Прости, но мне приелся твой рассказ.
      Король- невежда! Экая потеха!
      Кому сказать - небось, умрет от смеха
      Любой и каждый! А король Франциск
      От смеха бы совсем, мерзавец, скис...
      Вот бы смеялся...
      НЯНЯ: Я тебя учила
      Всему, что только было в моих силах!
      ЖИЛЬБЕР: И в карты эти чертовы меня
      Играть учила...
      НЯНЯ Перестань!
      ЖИЛЬБЕР Три дня
      Тому назад... Сама припомни, ну-ка!
      Я нищим стал! Спасибо за науку!
      Заехал погостить король Франциск
      И как мальчшка, я пошел на риск...
      Поставил все!
      НЯНЯ: Жильбер, ведь ты сначала
      Выигрывал...
      ЖИЛЬБЕР: (горестно) А мне все было мало!
      НЯНЯ: За разом раз выигрывал подряд!
      ЖИЛЬБЕР: До самого рассвета был богат!
      Давно остановиться было можно,
      А я играл еще... Какого рожна?!
      Король Франциск лишился всех перстней,
      Нагрудной цепи, стал еще бледней
      И предложил сыграть в последний раз,
      Чтобы Фортуна рассудила нас,
      Поставить королевства наши оба
      На кон...
      НЯНЯ: (мрачно) И ты ответил "да".
      ЖИЛЬБЕР: Еще бы!
      Хотел я отказаться, видит бог,
      И рот уже раскрыл...да вот, не смог.
      Подумал я - что, если этот случай
      Мне послан свыше?
      НЯНЯ: Ох, Жильбер, не мучай
      Себя...
      ЖИЛЬБЕР: Подумал, вдруг мне повезет
      Из вязкой тьмы забвения наш род
      Возвысить, завладев землей Франциска!
      Мне показалось, что удача близко,
      И вот - я здесь... Когда искать начнут,
      Скажи: король в лесу обрел приют.
      НЯНЯ: Жильбер, какой в тебя вселился черт?
      Проси отсрочки!
      ЖИЛЬБЕР: Нет! Я слишком горд.
      НЯНЯ: По-моему, так чересчур упрям.
      Оставить трон без боя - стыд и срам!
      Борись, мой мальчик! Пробуй все подряд -
      Скажись больным, перехвати деньжат,
      Втяни в свою интригу всех соседей,
      Франциска отрави!
      ЖИЛЬБЕР: Ты, няня, бредишь.
      Соседи - деревенщина, они
      Просты и незатейливы, как пни.
      Все их богатство - сорная трава.
      Достойных королевства только два.
      Одним из них король Франциск владел,
      Другое было мне дано в удел.
      Теперь оно к Франциску отойдет...
      Я вел себя, как сущий идиот!
      И надо ж было мне пойти с туза...
      Где были в этот миг мои глаза?!
      (После паузы.)
      Пора. Пойду.
      НЯНЯ: К чему такая прыть?
      Тебя никто не властен торопить.
      До осени Франциск, по уговору,
      Обязан долга ждать? Прекрасно! Скоро
      Добудем денег...
      ЖИЛЬБЕР: Няня, это бред.
      Мы оба знаем, что надежды нет.
      Скорее расцветет засохший веник,
      Чем мы с тобой достанем столько денег.
      НЯНЯ: Пожалуйста, Жильбер, не уходи!
      Ты мой хозяин, ты мой господин...
      ЖИЛЬБЕР: Осточертели мне твои страданья!
      Поэтому - простимся.
      НЯНЯ (хладнокровно) До свиданья.
      ЖИЛЬБЕР: О, няня, как ты холодна!
      А я-то думал, ты лишишься сна
      И будешь плакать ночи напролет
      О том, кто безвозвратно в лес уйдет!
      (Cкрывается в лесу.)
      НЯНЯ (задумчиво).
      И смех и грех. Жаль, рассказать не дал,
      Когда король еще был глуп и мал,
      Он что ни день, обидится на всех
      И жить уходит в сад. И смех и грех!
      А ввечеру, как выпадет роса,
      Уже крадется тихо, как лиса -
      К себе в кроватку - шасть! - и засопел...
      Вернется на рассвете мой пострел,
      А то и раньше. Ох, пойду, посплю...
      Пошли, господь, смиренья королю!

      (Уходит. Из кустов выскакивает ТРОЛЛЬ.)

      ТРОЛЛЬ: О, эти люди! Что за идиоты...
      Король - отшельник! Мне бы их заботы!
      Девчонка, верно - перст моей судьбы!
      А я-то все вздыхал - о, если бы...
      Я постигаю замысел, который
      Идти меня заставил через горы
      И унижаться, спрятавшсь в кустах
      От любопытных взглядов... Впопыхах,
      Предавшись неразумным рассужденьям,
      Я не заметил руку Провиденья!
      Но что я должен сделать, чтоб девица
      Могла в меня без памяти влюбиться?
      Да, Провиденью надобно помочь
      И это сделать, право, я не прочь!
      (Торопливо роется в карманах, в сумке, извлекая самые разнообразные
      мелочи.)
      Вот, например, волшебный порошок!
      (Читает ярлычок.)
      "Способен вызывать любовный шок"!
      И надобна его одна щепоть!
      "В железной ступке жабу истолочь
      Посыпать порошком, полить горчицей
      И выдержать три года... Не годится!
      Что там еще? Волшебный перстенек,
      Который приближает свадьбы срок...
      (Силится надеть на палец.)
      Не лезет! Так... Волшебная игла!
      (Читает.)
      "Кольните прямо в сердце..." Ну, дела!
      И если жертва не сыграет в ящик,
      Полюбит вас любовью настоящей
      И искренней..." Какая ерунда!
      Волшебное вино... (Пробует.) Ну и бурда!
      Волшебный уксус...Мне не повезло.
      (Вытряхивает мешок на землю.)
      Зачем я нес все это барахло?!
      Проклятие! Надежды нет, похоже...
      Надежды больше нет...А это что же?
      (Поднимает что-то с земли.)
      (Пауза. Радостно.)
      Веревочка! Чтоб дергать за язык,
      Который скажет глупость в тот же миг!
      Клянусь ночным погибельным цветком -
      Мне не бывать болотным огоньком!
      Я начинаю страшную игру -
      Коль выиграю - значит, не умру!
      (Исчезает со вспышкой и дымом.)

      Картина 3

      (Комната в доме мельника. Входит ЖИЛЬБЕР.)

      ЖИЛЬБЕР: Эй, мельник! Мельник! Отзовись! Ты дома?
      (Осматривается.)
      Да... Тут не жди роскошного приема.
      Всегда мне было жалко бедный люд.
      О, как убого здесь они живут!
      Но вместе с тем по-своему опрятно...
      Повсюду чистота - взглянуть приятно.
      А котелки так весело блестят
      И пахнет вкусно...
      (Заглядывает в один из котелков, вылавливает ложкой еду и пробует.
      Появляется ГВЕНДОЛИН.)

      ГВЕНДОЛИН: Положи назад.
      Не лазай в суп немытыми руками!
      ЖИЛЬБЕР: (роняя ложку)
      Они - прошу прощенья! - как-то сами
      Собой полезли... Я не виноват!
      ГВЕНДОЛИН: Ты кто такой? Наверное, солдат?
      А может быть, бродяга?
      ЖИЛЬБЕР: Скажешь тоже!
      ГВЕНДОЛИН: Ты не бродяга. Не солдат. А все же -
      Кто ты? Откуда? Для чего ты здесь?
      ЖИЛЬБЕР: Мне нужен мельник.
      ГВЕНДОЛИН: Ты хотел поесть?
      ЖИЛЬБЕР: Учти, что я не вор!
      ГВЕНДОЛИН: Ты хочешь супа?
      ЖИЛЬБЕР: Да! То есть, нет...
      ГВЕНДОЛИН: Звучит довольно глупо.
      Чего стесняться?
      (Наливает суп в миску, ставит на стол.)
      На, поешь, бедняжка.
      Мне, знаешь, все равно, что ты бродяжка.
      Считай, что ты мой гость. Прошу к столу!
      А руки сполосни. Кувшин в углу.
      Расскажешь о краях, где ты бывал?
      Я отнесу тюфяк на сеновал,
      Живи там, сколько хочешь...
      ЖИЛЬБЕР: Ради бога,
      Прошу тебя - не говори так много!
      Ты, верно, дочка мельника?
      ГВЕНДОЛИН: Ну, да.
      Скорее расскажи про города,
      О королях, и замках, и принцессах!
      О чудесах земных, морских, небесных,
      О королевах... Слушай, как смешно-
      Мне кажется, что мы с тобой давно
      Знакомы, что тебя я знаю годы!
      Ты не из этих мест, случайно, родом?
      ЖИЛЬБЕР: Наверно, легче съесть живого краба,
      Чем столковаться с неразумной бабой...
      Красотка! Позови-ка ты отца!
      ГВЕНДОЛИН (мрачно). Чего еще изволите?
      ЖИЛЬБЕР: Винца
      Бутылочку и хлеба каравай.
      Что засмотрелась? Быстро подавай!
      Да выбери барашка пожирней
      На ужин, уток парочку - и к ней
      С десяток яблок и ведерко слив.
      Как видишь, твой король неприхотлив.
      ГВЕНДОЛИН: Я вижу, сударь, вы большой наглец.
      ЖИЛЬБЕР: Возможно. Ну, так где же твой отец?
      ГВЕНДОЛИН: Зачем тебе отец?
      ЖИЛЬБЕР: Ну, ты зануда...
      Зови его, иначе будет худо!
      (Гордо.) Я - твой король! Теперь зови отца...
      ГВЕНДОЛИН: При виде королевского лица
      Меня покинул слух, а также разум,
      К тому же я еще ослепла сразу...
      ЖИЛЬБЕР: Но речь твоя по-прежнему бойка.
      Так ты бы шла, позвала старика!
      ГВЕНДОЛИН (теряя терпение):
      Не раньше позову его я, плут,
      Чем ты ответишь, как тебя зовут.
      ЖИЛЬБЕР (снисходительно):
      Дитя природы! Милая красотка!
      Как жаль, что ты вдобавок идиотка!
      Как носит до сих пор тебя земля?
      Неведомо ей имя короля!
      Меня зовут - запомни этот миг! -
      Жильбер Август Орландо Фредерик!
      ГВЕНДОЛИН (спокойно): Мое короче имя - Гвендолин.
      Добавлю я к нему еще с аршин
      Других имен. Направо и налево
      Всем буду заявлять: "Я королева!"
      ЖИЛЬБЕР: К чему ты клонишь?
      ГВЕНДОЛИН: Я не верю вам!
      ЖИЛЬБЕР: Как?! Я король! Позор тебе и срам!
      ГВЕНДОЛИН (хладнокровно). А докажи.
      ЖИЛЬБЕР (возмущен до глубины души):
      Вот слово короля!
      ГВЕНДОЛИН (со смехом): Вот слово королевы! Вуаля!
      ЖИЛЬБЕР (растерянно).
      Во мне течет кровь сотни королей.
      Кровь голубая...
      ГВЕНДОЛИН (азартно): Капельку пролей!
      (Мгновенно выхватывает булавку, тычет Жильбера в палец. Разочарованно.)
      Ну, где же голубая - цвет зари...
      ЖИЛЬБЕР (в ярости): А, черт тебя, паскуду, побери!
      Вот королевский перстень и печать!
      ГВЕНДОЛИН (принимая то и другое, назидательно).
      Вам следовало с этого начать!
      (Разглядывает.)
      Ну, ладно. Так и быть. Прошу прощенья.
      Скажу отцу о вашем появленье

      (Уходит в другую комнату. Какое-то время оба мечутся - каждый по своей
      комнате.)

      ГВЕНДОЛИН: О, господи! Взаправдашний король!
      ЖИЛЬБЕР: Нет, какова мерзавка!
      (Хватается за руку.)
      Что за боль!
      ГВЕНДОЛИН (соображая):
      Позвать отца... Он умер в прошлом мае!
      Совсем забыла!..
      ЖИЛЬБЕР: Короля не знает!
      Ну, чертова страна! Ну и народ!
      ГВЕНДОЛИН: Ну и король! Жильбер! Август! Урод!
      Но что же делать?
      ЖИЛЬБЕР (кричит): Сколько можно ждать?!
      ГВЕНДОЛИН (вытаскивает отцовскую одежду):
      Не надо было, папа, умирать.
      Теперь не обессудь: бросаюсь в бой.
      Отчасти мне придется стать тобой...
      (Напяливает костюм мельника.)
      ЖИЛЬБЕР: Как я устал! Потратив столько сил,
      Я кровью свое имя подтвердил!
      И только-то...
      ГВЕНДОЛИН (заканчивая преображение):
      Кудели клок - сюда...
      (Рассматривая себя в зеркале.)
      Почтенная седая борода.
      ЖИЛЬБЕР: Брести ли мне и дальше наугад
      Или достойно отступить назад?
      Пока не поздно?
      ГВЕНДОЛИН (перед зеркалом): Шлавный штарикан!
      Жабыл, фто прихватить? Вина штакан?
      Куфочек шыра? Мяфа?
      ЖИЛЬБЕР: Ну, дела!
      Она заснула или померла?
      ГВЕНДОЛИН: Я не боюсь! Я просто старый мельник!
      (С досадой.)
      Ну, почему он так красив, бездельник?!
      ЖИЛЬБЕР (в отчаянии): Я просижу до Страшного Суда!
      (Кричит.)
      Хоть кто-нибудь появится?!
      (Входит Гвендолин в одежде мельника и с бородой.)
      ГВЕНДОЛИН: Да, да!
      О, мой король! Я счастлив видеть вас
      Под этой кровлей...
      ЖИЛЬБЕР: Я на первый раз
      Тебя простить изволю благосклонно.
      Я полчаса, клянусь своей короной,
      Звал...
      ГВЕНДОЛИН (смиренно): Чем я вам могу помочь?
      ЖИЛЬБЕР (гневно): Воспитывай свою нахалку-дочь!
      ГВЕНДОЛИН: Чем оскорбило вас мое дитя?
      Должно быть, невзначай или шутя?
      ЖИЛЬБЕР: Ну, если хочешь выслушать, изволь:
      Просила доказать, что я король!
      И мне при этом повредила руку!
      Что? Каково?
      ГВЕНДОЛИН: Лесная глушь и скука
      Тому виной. Живем, как дикари...
      ЖИЛЬБЕР: Она дикарка, черт ее дери!
      ГВЕНДОЛИН: Мне дочка толковала про обед,
      Да я не понял. Выпьете вина?
      (Достает из корзинки припасы.)
      Хлеб, мясо, сыр...
      ЖИЛЬБЕР (ест): Послушай, старина,
      Не обессудь! Но бабы - это зло.
      Сочувствую! Тебе не повезло.
      Мечтал, небось, о сыне, а, старик?
      Но дочка родилась...
      ГВЕНДОЛИН: (кротко) Да я привык.
      ЖИЛЬБЕР: Семья без сына - это не семья.
      Давай-ка выпьем! Наливай.
      ГВЕНДОЛИН (наливает): Но я...
      ЖИЛЬБЕР: Мое здоровье. (Поясняет)
      Значит, пьем до дна...
      (Пьют.)
      А ты хороший парень, старина!
      Теперь за дружбу!
      (Наливает.)
      (Гвендолин отодвигает стакан.)
      Не желаешь пить?
      ГВЕНДОЛИН: Вино такое может с ног свалить...
      ЖИЛЬБЕР: Ты, верно, шутишь! Мы ведь - мужики!
      Ты что - не можешь приподнять руки?
      ГВЕНДОЛИН (с сомнением): М-могу...
      ЖИЛЬБЕР: Так пей! Довольно болтовни!
      (Пьют.)
      Есть дело. Только дочери - ни-ни...
      (Неопределенно машет рукой.)
      Такая штука... До смерти нужна...
      Ее ты, верно знаешь, старина...
      Такая, ну... на ручке... Нету сил!
      Поверишь ли, название забыл!
      Такая, из железа...
      ГВЕНДОЛИН: Может, нож?
      ЖИЛЬБЕР: Совсем не то! Хотя чуть-чуть похож...
      Но, в общем, нет.
      ГВЕНДОЛИН: Тогда, быть может, меч?
      ЖИЛЬБЕР: Ты что! Нет-нет. А у тебя есть печь?
      ГВЕНДОЛИН: Печь? У меня? Наверно, есть. Ну, да!
      ЖИЛЬБЕР (радостно): И эта штука тоже есть тогда!
      Осталось только вспомнить...
      ГВЕНДОЛИН: Не пила?
      ЖИЛЬБЕР: Какое там! Ну, право, и дела!
      Ведь я же помнил! С эдаких вот пор!
      ГВЕНДОЛИН: Мне кажется... По-моему...
      ГВЕНДОЛИН И ЖИЛЬБЕР (победным хором): Топор!
      ЖИЛЬБЕР: Какое счастье! Ты - мой друг навек
      И в государстве - первый человек!
      За это расцелую я тебя!
      ГВЕНДОЛИН (вяло сопротивляясь): Но разве можно?
      Cразу, так...
      ЖИЛЬБЕР (целует): Любя!
      Открою тайну! Только никому
      Не говори! Не то запру в тюрьму.
      ГВЕНДОЛИН: Я только дочке расскажу...
      ЖИЛЬБЕР: О, нет!
      Пусть это будет наш с тобой секрет.
      ГВЕНДОЛИН: Сегодня дурно дочь себя вела,
      Но я молю вас- не держите зла
      На шалости моей любимой крошки.
      ЖИЛЬБЕР: Она глупа, как пресная лепешка!
      ГВЕНДОЛИН: Ну, отчего вы к ней неблагосклонны?
      ЖИЛЬБЕР: Причина есть, клянусь своей короной!
      ГВЕНДОЛИН: А можно ли вопрос задать вам?
      ЖИЛЬБЕР: Да.
      ГВЕНДОЛИН: Скажите, вы влюблялись?
      ЖИЛЬБЕР: Никогда!
      Хотя, вообще-то, часто. Даже очень!
      А ты зачем спросил?
      ГВЕНДОЛИН: Так - между прочим.
      ЖИЛЬБЕР (наливает еще стакан):
      Но есть предмет получше для беседы.
      Ты приобрел отменного соседа!
      Твоим соседом будет - знаешь, кто?
      ГВЕНДОЛИН: Не знаю.
      ЖИЛЬБЕР: Я, король. Инкогнито!
      ГВЕНДОЛИН: Мне показалось, вас не так зовут...
      ЖИЛЬБЕР: Ин-ког-ни-то! Скрываюсь, значит, тут.
      Понятно? Ну, давай топор.Пойду...
      ГВЕНДОЛИН: Признаюсь к превеликому стыду,
      Не понимаю, как это возможно?
      А от кого вы скрылись?
      ЖИЛЬБЕР: Это сложно
      И долго объяснять. Охоты нет.
      ГВЕНДОЛИН: (с пониманием)
      Должно быть, государственный секрет?
      ЖИЛЬБЕР: А ты как думал? Жизнь монарха - это
      Сплошные, братец, тайны и секреты...
      (Пьет.) Прекрасное вино! Ты винодел!
      ГВЕНДОЛИН: Я мельник. Королевских ваших дел
      Не разумею. Вы укрылись здесь.
      А кто сидит на троне, ваша честь?
      ЖИЛЬБЕР: Какой глубокомысленный вопрос!
      Сейчас мы за него поднимем тост...
      ГВЕНДОЛИН: Но если нету короля в стране...
      ЖИЛЬБЕР: Прошу прощенья, это не ко мне!
      ГВЕНДОЛИН:(упрямо)
      Кто будет королевством управлять?
      Ведь вы - король?
      ЖИЛЬБЕР: О, господи! Опять!
      Подумать только - я пустился в путь
      Затем, чтоб от нотаций отдохнуть.
      Не слышать ни упреков, ни похвал...
      Я королевство в карты проиграл!
      ГВЕНДОЛИН: Не может быть! Все королевство? В карты?
      ЖИЛЬБЕР: Все! Целиком! Как есть! В пылу азарта
      Забылся я... И проигрался - вдрызг!
      ГВЕНДОЛИН: А кто вас обыграл?
      ЖИЛЬБЕР: Король Франциск!
      ГВЕНДОЛИН: Не тот, который прозван Справедливым?
      ЖИЛЬБЕР: Он самый! Тот, чьи земли вдоль залива.
      (Задумчиво.) Завидный край... Поля... и лес... и море!
      А здесь он тоже будет править вскоре.
      Увидишь сам - король он неплохой...
      ГВЕНДОЛИН: А как же вы?
      ЖИЛЬБЕР: Пойду махать сохой...
      Ну, то есть... как его там, а? Багром?
      Ножом, мечом... Ну, вспомни!
      ГВЕНДОЛИН: Топором.
      А как же королевство?
      ЖИЛЬБЕР: Бог-то с ним.
      Мы что-то слишком много говорим.
      Нальем и выпьем.
      ГВЕНДОЛИН: А зачем топор?
      ЖИЛЬБЕР: Срублю шалаш. И кончен разговор!
      ГВЕНДОЛИН: Вы, значит, жить собрались в шалаше?
      ЖИЛЬБЕР: А это что, тебе не по душе?
      ГВЕНДОЛИН: Признаться, нет!
      ЖИЛЬБЕР: Меня ты огорчил!
      Сейчас умру от горя! Свет не мил!
      Сейчас пойду топиться в винной бочке!
      Старик, а ты позвал бы свою дочку.
      Пускай споет! Она умеет петь?
      Ей на ухо не наступил медведь?
      ГВЕНДОЛИН (оскорбленно):
      Все говорят, поет она отлично.
      ЖИЛЬБЕР: Зови ее!
      ГВЕНДОЛИН: Нет, это неприлично.
      Ночной порою спать должна девица.
      А песни петь... Нет, это не годится!
      (Пауза.)
      ЖИЛЬБЕР: А скучно вы живете, старикан!
      ГВЕНДОЛИН: Что ж веселиться, если пуст карман?
      ЖИЛЬБЕР: Ты прожил жизнь и в ней, помилуй бог,
      Ничем ты похвалиться бы не мог?
      ГВЕНДОЛИН: Есть дочка у меня...
      ЖИЛЬБЕР: Да, я видал!
      Немногое тебе Всевышний дал.
      (Насмешливо.)
      Усерднее ты должен был молиться!
      ГВЕНДОЛИН (гневно): Да моя дочь - такая мастерица,
      Что из соломы - золото прядет!
      ЖИЛЬБЕР (смеясь): Скорей на землю рухнет небосвод,
      Чем я поверю этому вранью!
      ГВЕНДОЛИН: Вам лучше знать, конечно, дочь мою.
      ЖИЛЬБЕР: Солома - это, вроде бы, трава...
      Девчонка знает тайны колдовства?!
      А ты молчал об этом, старый гриб?
      Помилуй, бог! Во что это я влип?..
      ГВЕНДОЛИН: Вы поняли слова мои превратно.
      ЖИЛЬБЕР: Я понял все, что надо! На попятный
      Решил пойти? Старик, а ты хитрец!
      (Крестится.) Спаси от колдовства меня, творец!
      ГВЕНДОЛИН: Вам, верно, поговорка незнакома -
      "Прясть золото умеет из соломы"?
      Так говорится, это лишь слова...
      Тут нету никакого колдовства!
      ЖИЛЬБЕР: Ты хочешь, чтобы я тебе поверил?
      ГВЕНДОЛИН: Там лесенка на сеновал - за дверью.
      ЖИЛЬБЕР: Всего лишь поговорка?
      ГВЕНДОЛИН: Да. Пустяк.
      Я отправляюсь спать. Вот ваш тюфяк.
      ЖИЛЬБЕР: Эй, как тебя! Постой!
      ГВЕНДОЛИН: Пойду в постель,
      А то в глазах такая карусель!
      Мне, как-никак, уже немало лет.
      Прощайте, коронованный сосед.
      (Уходит.)
      ЖИЛЬБЕР: Она - колдунья! Господи, прости...
      Но ты не пожелал меня спасти.
      И в этой ситуации унылой
      Я вынужден дружить с нечистой силой.
      ГВЕНДОЛИН (Кукле): А как король-то выпучил глаза!
      (Прыскает.)
      Ни дать, ни взять - речная стрекоза!
      КУКЛА: Так, стало быть, ты золото прядешь?
      ГВЕНДОЛИН: Не скрою от тебя, что это ложь.
      Однако, не ударив в грязь лицом,
      Я только что была себе отцом!
      (Смеется.)
      ЖИЛЬБЕР: Была б моей женой такая пряха -
      Я роздал бы долги единым махом!
      Обрел бы счастье, золото и власть..
      Купил коня и меч... Тогда бы всласть
      Я порезвился! Пил бы до упаду,
      Закусывал швейцарским шоколадом!
      Устроил бы охоту на медведя!
      Завоевал бы всех своих соседей!
      Потом... потом... Придумал бы, наверно!
      Чего-нибудь такое... Как безмерно
      Я был бы счастлив! Право, я не струшу
      Продать за это счастье черту душу!
      (Появляется Тролль, прячется в тени. Жильбер его не видит.)
      ТРОЛЛЬ: Какой ты смелый...
      ЖИЛЬБЕР: Кто здесь?!
      ТРОЛЛЬ: Голос ночи.
      ЖИЛЬБЕР: Оставь меня в покое!
      ТРОЛЛЬ: Между прочим,
      Я мог бы дать тебе простой совет...
      ЖИЛЬБЕР: (дрожащим голосом)
      Уйди, не то я выхвачу стилет!
      ТРОЛЛЬ: Король, я вижу, вы полны отваги.
      ЖИЛЬБЕР: Ты - нечисть? Место нечисти - в овраге!
      Пошел отсюда!
      ТРОЛЛЬ: Выслушай, глупец!
      (Зайдя сзади, хватает Жильбера за плечо.)
      Вернуть долги ты мог бы, наконец.
      ЖИЛЬБЕР: Но как?
      ТРОЛЛЬ: Ты знаешь!
      ЖИЛЬБЕР: Нет... Пусти плечо!
      ТРОЛЛЬ: Женись на ней - и станешь богачом.
      (Исчезает.)
      ЖИЛЬБЕР: Старик был прав: коварное вино!
      Вон, что со мною делает оно!
      (Укладывается в кровать.)
      А вдруг вино здесь вовсе не при чем?
      "Женись на ней - и станешь богачом"...
      Сказал - и в тот же миг его не стало...
      Залезу поскорей под одеяло.
      И если от вина я не помру,
      То, верно, полегчает мне к утру!
      (Засыпает.)

      ГВЕНДОЛИН (Кукле):Я спятила... И знаешь, я так рада!
      Ведь это прямо, как поют в балладах!
      КУКЛА: "Любовь настигла их, как лев барашка"?
      Должно быть, это бремя очень тяжко.
      ГВЕНДОЛИН: Нисколечко! Хотя... черт побери!
      Меня щекочет что-то изнутри.
      Мне хочется хихикнуть...
      КУКЛА: (сочувственно) Сделай это.
      ГВЕНДОЛИН: Или всплакнуть? Он моего секрета
      (Плачет)
      КУКЛА: Прости, ты что, всерьез?
      Ты плачешь? Он довел тебя до слез?
      Смотри, я вся промокла, как в ненастье!
      ГВЕНДОЛИН: По-моему, я плакала от счастья,
      Хотя не поручусь наверняка.
      Он смел принять меня за старика...
      И так поцеловал меня тогда,
      Что чуть не отвалилась борода!
      Любя... Меня он любит, словно брата.
      И я сама же в этом виновата! (Рыдает.)
      КУКЛА: "Любовь настигла их, как лев барашка..."
      О, Гвендолин! Не плачь, моя дурашка!
      (В стороне появляется ТРОЛЛЬ.)

      ТРОЛЛЬ: Проклятие! Нелепая помеха
      Пришла, когда я близок был к успеху!
      Что я мог сделать? Заслужить позор,
      Пойдя своей судьбе наперекор?
      Да, роковое вылетело слово,
      Но любит она все-таки другого!
      Ну, что ж, тогда... тогда пускай она
      Получит все, что хочется - сполна!
      Пускай завоет от такого счастья!
      О, эти человеческие страсти...
      Подумать только! Мне была нужна
      Волшебная веревочка одна!
      Я потянул ее - и все готово!
      Слетело необдуманное слово!
      Захлопнулась со звоном западня!
      Теперь вы не уйдете от меня...
      Я научу вас многому - и даже
      Прясть из соломы золотую пряжу!


      Картина 4

      (Дом мельника. Появляется НЯНЯ:.)

      НЯНЯ: И смех и грех! Вот этот дикий лес,
      Где мой король обиженный исчез.
      Как я могла Жильбера отпустить?
      И он хорош! Помчался во всю прыть!
      А если с королем случилось что-то?
      Тут, говорят, есть топкое болото...
      В лесу таком, наверное, должны
      Водиться змеи... волки... кабаны...
      А вдруг случилась с королем беда?
      Да мне и жить-то незачем тогда!
      И смех, и грех! Ни охнуть, ни вздохнуть -
      Такую на себя нагнала жуть.
      Утру-ка слезы. Развела тут сырость!
      Как жаль, что мальчик мой так быстро вырос!
      А хорошо сидеть в лесной тени,
      Перебирая давешние дни,
      Когда Жильбер цеплялся мне за юбку
      И хныкал... То крапивница, то зубки,
      То ссадина, то шишка, то синяк...
      Не отходила, помню, ни на шаг!
      А он какой был ласковый парнишка!
      Как скажет "Няня!" тонким голосишком,
      Так сердце и подскочит до небес!
      А нынче он ушел в дремучий лес,
      Предпочитая общество зверей...
      Я слышала, что дети матерей
      Порой бросают, их не уважая...
      А я ему не мать. Никто! Чужая!
      Хоть по миру иди теперь с сумой...
      А ведь когда-то был он только мой!
      (Появляется Жильбер.)
      ЖИЛЬБЕР: Эй, нянька! Неужели это ты?
      О, эти ненавистные кусты!
      (Отряхивается.)
      НЯНЯ: Жильбер! Какое счастье! Побледнел,
      Осунулся... Но главное- ты цел!
      И ты провел в лесу всю эту ночь?
      ЖИЛЬБЕР: Я знаю, как делам моим помочь.
      НЯНЯ: Ну, не иначе, как нашел ты клад?
      Похоже, ты ему не слишком рад.
      ЖИЛЬБЕР: Тебя я увидал через окно.
      Едва догнал! Вчерашнее вино...
      НЯНЯ: Ты пьянствовал?! Жильбер, какой кошмар!
      Ты мне нанес ужаснейший удар!
      А может, и курил еще? Разврату
      Предался? Что ты смотришь виновато?
      ЖИЛЬБЕР: С ума сошла ты, няня? Я женюсь!
      (Элегически.)
      На сердце у меня - такая грусть...
      Тебе не интересно, кто она?
      НЯНЯ: Твоя скоропостижная жена?
      Да, господи помилуй, хоть русалка!
      Скажу по чести, мне тебя не жалко.
      ЖИЛЬБЕР: Для королевства жертвую собой!
      НЯНЯ: (пожав плечами):
      Ну, стало быть, так велено судьбой!
      ЖИЛЬБЕР: Да ты ревнуешь?
      НЯНЯ: К нечисти лесной?
      ЖИЛЬБЕР: Ты что, пришла поссориться со мной?
      НЯНЯ: (обиженно): И смех, и грех... А я ждала другого...
      (Всхлипывая) Всего-то мне и нужно было - слово
      Одно - "благослови"...
      ЖИЛЬБЕР: Да брось ты, няня!
      Совсем другими мыслями я занят!
      НЯНЯ: Ты женишься без моего совета!
      ЖИЛЬБЕР: Еще денек-другой, и минет лето,
      Настанет срок выплачивать мой долг.
      На кой мне этот лес, ведь я не волк!
      НЯНЯ: Теперь понятно. Но твоя жена
      Окажется тогда разорена?
      ЖИЛЬБЕР: А вот и нет!
      НЯНЯ: Мне что-то непонятно...
      Ее наружность очень неприятна?
      ЖИЛЬБЕР: Отнюдь! Она красавица!
      НЯНЯ: Тогда
      Душой черна. Я угадала, да?
      ЖИЛЬБЕР: Не думаю.
      НЯНЯ: Тогда глупа на диво?
      ЖИЛЬБЕР: Не знаю... (Жалобно.)
      Я не выгляжу счастливым?
      НЯНЯ: Выходит, что в нее ты не влюблен.
      ЖИЛЬБЕР: Зато разумен, словно Цицерон.
      И в этом нахожу я утешенье,
      Прощай свобода! Здравствуйте, мученья!
      НЯНЯ: Ну, полно! Отчего такая грусть?
      ЖИЛЬБЕР: Она колдунья! Я ее боюсь.
      Она умеет... Как бы объяснить?
      Прясть из соломы золотую нить!
      Ты представляешь?
      НЯНЯ (растерянно): Вот как?.. Очень мило...
      (Соображая.) Так ты напал на золотую жилу?
      (Быстро.) Но колдовство - ведь это преступленье?
      Женись на ней без всякого сомненья!
      Когда тебе колдунья надоест,
      Ее ты будешь вправе выгнать в лес.
      ЖИЛЬБЕР: Да ну?
      НЯНЯ: Ну да! И сызнова жениться!
      ЖИЛЬБЕР (с сомнением):
      Она такая сильная. Как львица!
      НЯНЯ: Подумаешь! Упрячем за решетку.
      Тогда она овечкой станет кроткой.
      Ну? Соглашайся!
      ЖИЛЬБЕР: Дело решено
      Хотя меня не радует оно.
      Я отдаюсь течению реки!
      Пойди и попроси ее руки.
      НЯНЯ: А ты не хочешь сам пойти к невесте
      И предложить ей руку - честь по чести?
      ЖИЛЬБЕР: Помилуй бог! Еще недоставало,
      Чтобы она меня приколдовала!
      Ты лучше сладишь с этим пустяком.
      В тебе я так уверен, как ни в ком.
      НЯНЯ: (просияв): Не сомневайся, выполню приказ.
      Еще сегодня обвенчают вас!
      Ну, я уж порыдаю! Ну, поплачу!
      Ах, боже! Не взыщи со старой клячи!
      (Смеются.)

      Картина 5.

      ( В доме мельника Гвендолин говорит с куклой.)

      КУКЛА: (поет пронзительно):
      "Любовь настигла их, как лев барашка,
      И сердце загорелось, как бумажка
      В дрожащем желтом пламени свечи..."
      ГВЕНДОЛИН: Ты, моя радость, лучше помолчи.
      КУКЛА: Ах, вот как ты теперь заговорила?
      Мне с королем тягаться не под силу,
      Я понимаю... С этих пор, небось,
      Пойдет вся наша жизнь и вкривь, и вкось!
      Теперь и днем и ночью - ежечасно
      Ты будешь о любви мечтать напрасно
      И с головой уйдя в воспоминанья,
      Ты станешь смаковать свои страданья,
      Швырнешь меня куда-нибудь на полку,
      И там я буду плакать втихомолку,
      Страдая и томясь под слоем пыли...
      ГВЕНДОЛИН: Мы станем жить с тобой, как прежде жили.
      Не беспокойся. Видишь, он ушел,
      Не попрощавшись.
      КУКЛА: (важно) Худшее из зол,
      Изобретенных в наказанье людям -
      Любовь! "Она настигла..."
      ГВЕНДОЛИН: (зажимая кукле рот) Петь не будем!
      (Задумчиво.) К чему бы этот сон? Не понимаю.
      Всю ночь мне снилась пряжа золотая.
      (Появляется Няня.)
      НЯНЯ: Должно быть к свадьбе, девочка моя!
      ГВЕНДОЛИН: Кто вы такая? Вас не знаю я.
      НЯНЯ: Теперь я - твоя лучшая подружка.
      (Усаживается на стул, роняет куклу, поднимает и кладет на место.)
      Какая некрасивая игрушка!
      ГВЕНДОЛИН: (холодно) Мне нравится.
      НЯНЯ: По-моему, в ней нет
      Изысканности. Дай-ка мне ответ.
      Ты столь мила, серьезна и прелестна.
      Как смотришь ты на то, чтоб стать невестой,
      А позже, - что естественно, - женой?
      ГВЕНДОЛИН: Вы, вероятно, шутите со мной?
      НЯНЯ: Какие уж тут шутки, право слово..
      Ну, что, ты под венец пойти готова?
      ГВЕНДОЛИН: Скажи, а мой жених... он кто такой?
      НЯНЯ: При виде твоих глаз забыл покой...
      ГВЕНДОЛИН: Как мило! И ценитель моих глаз
      Сказать об этом посылает вас?
      А может быть не знает мой жених,
      Что сватовство касается двоих?
      НЯНЯ: Голубка, тише! Не спугни удачу.
      Жизнь королей устроена иначе.
      Их свадьбы...
      ГВЕНДОЛИН (с ужасом): Боже мой, так он - король!
      НЯНЯ (довольно): Ты угадала! В этом и вся соль!
      ГВЕНДОЛИН: Король... Ведь это, право, сущий бред!
      НЯНЯ: Ты королю отказываешь?
      ГВЕНДОЛИН: Нет!
      Но это так... ну... так необычайно!
      НЯНЯ: Король в тебя влюблен. Давно и тайно.
      ГВЕНДОЛИН: Влюбленным он не выглядел!
      НЯНЯ: И все же
      Тебя он позабыть никак не может.
      Вздыхает, сохнет, тает день за днем...
      ГВЕНДОЛИН: Вчера мы повстречались с королем
      Впервые.
      НЯНЯ: Да? Возможно. Только он,
      Тебя увидев, вмиг утратил сон,
      Весь побледнел, зачах и изнемог.
      Король, бедняжка, очень одинок...
      ГВЕНДОЛИН: Я поняла. Скажите королю,
      Что я его... Что я ему велю
      Сюда придти.
      НЯНЯ: И только?
      ГВЕНДОЛИН: Ну, скажи...
      Что я согласна.
      НЯНЯ: Воля госпожи -
      Закон для добродетельной прислуги!
      (Уходит.)
      КУКЛА: Приятней не встречала я подруги!
      ГВЕНДОЛИН: (кукле) Скажи скорее - я, наверно, сплю?
      Зачем на мне жениться королю?
      КУКЛА: Тебе же объяснили! Все так ясно -
      Король в тебя влюблен давно и страстно.
      ГВЕНДОЛИН: Как я могу поверить в эту чушь?
      КУКЛА: Пока что он тебе еще не муж,
      Ты можешь...
      ГВЕНДОЛИН: Не могу! Помилуй, бог!
      Я чувствую какой-то здесь подвох.
      Но у меня нет никого дороже
      На целом свете, я клянусь!
      КУКЛА: И что же?
      ГВЕНДОЛИН: Предчувствую жестокую расплату.
      КУКЛА: Ты думаешь, он счел тебя богатой?
      ГВЕНДОЛИН: Не знаю, что и думать...
      КУКЛА: Между тем
      Тебя берет он в жены.
      ГВЕНДОЛИН: Но зачем?
      КУКЛА: Спроси его сама!
      ГВЕНДОЛИН: Я не посмею.
      КУКЛА: Конец спокойной жизни.
      ГВЕНДОЛИН: Пес-то с нею!
      КУКЛА: Ты во дворец возьмешь меня с собой?
      ГВЕНДОЛИН: Нет, друг мой верный, милый, дорогой.
      Игрушки королеве не к лицу.
      КУКЛА: Счастливого пути тебе к венцу!
      ГВЕНДОЛИН: Как только у меня родятся дети,
      Приеду в позолоченной карете.
      До той поры закутайся в платок
      И слушай, как журчит речной поток.
      (Закутывает куклу, усаживает ее поудобнее.)
      (Появляется Жильбер.)
      ЖИЛЬБЕР: Я рад тебя увидеть, Гвендолин.
      ГВЕНДОЛИН: Благодарю тебя, мой господин.
      (Пауза.)
      ЖИЛЬБЕР: Где твой отец?
      ГВЕНДОЛИН: Он в роще за болотом.
      Там нынче првеосходная охота.
      ЖИЛЬБЕР: Как неудачно вышлло... Ты согласна?
      ГВЕНДОЛИН: Да.
      ЖИЛЬБЕР: Времени не тратя понапрасну,
      Мы во дворец поедем сей же час
      И там священник обвенчает нас.
      Поторопись. Отцу оставь письмо.
      ГВЕНДОЛИН (пожав плечами):
      Известие найдет его само.
      ЖИЛЬБЕР: А впрочем, как угодно. Дело ваше.
      В конце концов, ведь это твой папаша!
      (Выходит.)
      ГОЛОС ЖИЛЬБЕРА:
      Чего ты ждешь? Забыла что-нибудь?
      Скорее! До дворца не близкий путь.
      ГВЕНДОЛИН: Я чувствую к нему такую жалость,
      Что сердце, как лесной орешек, сжалось.
      Прости меня, мой милый старый дом!
      Увидимся когда-нибудь потом.
      (Быстро выходит вслед за Жильбером.)


      Картина 6.

      (Башня. Высится гора соломы. Входят Жильбер и Гвендолин.)

      ЖИЛЬБЕР: Теперь я муж твой, - ты моя жена.
      ГВЕНДОЛИН: Так для чего же я тебе нужна?
      ЖИЛЬБЕР: Ты что же - так глупа или невинна?
      Я, некоторым образом, мужчина.
      ГВЕНДОЛИН: Любви не вижу я в твоих глазах,
      А вижу... Извини, какой-то страх.
      ЖИЛЬБЕР: Ты говоришь такое королю?!
      ГВЕНДОЛИН: Но ты мой муж. И я тебя люблю.
      ЖИЛЬБЕР (искренне): Благодарю. Ну, а теперь пора.
      Ты справишься с работой до утра?
      ГВЕНДОЛИН: Ты хочешь рассмешить меня?
      ЖИЛЬБЕР: Постой!
      Должна напрясть ты пряжи золотой
      Из той соломы, что лежит в углу.
      ГВЕНДОЛИН (иронически):
      Вот эта, что ли, кучка на полу?
      ЖИЛЬБЕР: Да-да. Ну, как? Успеешь до утра?
      ГВЕНДОЛИН (смеясь): Перепряду за час - за полтора.
      Возьму метлу, слетаю на луну
      Икоту напущу на всю страну.
      Вернусь к себе в кровать, под одеяло,
      И буду спать, как ангелочек... Мало?
      ЖИЛЬБЕР (шокирован): Метла... ведь это очень...
      ГВЕНДОЛИН (игриво): Недостойно?
      ЖИЛЬБЕР: Все сделаешь - и спать ложись спокойно.
      Пожалуйста! Вот свечка. Вот еда.
      Прошу - летать не надо никуда.
      На всякий случай я тебя запру.
      Пряди, трудись. И жди меня к утру.
      (Быстро уходит, слышен лязг замка.)

      ГВЕНДОЛИН (подбегает к запертой двери, стучит.)
      Жильбер! Ведь это шутка? Мы шутили?
      Довольно! Отвори! Здесь столько пыли!
      Здесь мыши. Я боюсь их! Отопри!
      Я не хочу сидеть тут до зари!
      Какая-то дурацкая игра...
      Жильбер! Жильбер! (Пауза.) Придется ждать утра.
      (Пауза.)
      О, неужели он поверил... Нет!
      Не мог же он поверить в этот бред!
      (Горько.)
      Я так и знала - кончится бедой
      Вся эта авантюра с бородой!
      Прясть золотую пряжу из соломы..
      О, лучше бы я оставалась дома!
      (Пауза.)
      Ну, видит бог, достаточно нытья.
      Пора припомнить - королева я!
      (Бодрится.)
      Мне прясть солому - пара пустяков.
      Он хлопнул дверью, да и был таков.
      Чудесно! Он не будет мне мешать!
      (Примеривается к прялке, стоящей здесь же.)
      Так, кажется, меня учила мать?
      Сесть прямо... руку вытянуть сюда...
      Совсем не помню! Что за ерунда!
      Пошли мне чудо, Дева Пресвятая!
      Услышь, как королева умоляет!
      (Пауза.)
      Сначала пальцы надобно сложить,
      Потом крутить, сучить, свивая нить.
      (Пытается прясть.)
      Король... он совершил безумный шаг.
      Но осудить его нельзя никак.
      Он лишь хотел вернуть свои долги.
      Его глаза взывали: "Помоги!"
      Я отдала бы все, чтобы помочь!...
      (Всхлипывает, пытается прясть. Появляется ТРОЛЛЬ.)
      ТРОЛЛЬ: О чем ты плачешь, мельникова дочь?
      ГВЕНДОЛИН: Я королева! Кто здесь? Выходи!
      ТРОЛЛЬ (из темноты): Как бьется сердце у тебя в груди!
      ГВЕНДОЛИН: Повелеваю - подойди сюда!
      ТРОЛЛЬ: Тебе я не подвластен - вот беда!
      Что дальше будешь делать, Гвендолин?
      ГВЕНДОЛИН (насмешливо):
      На свет боишься выйти? Ты один?
      ТРОЛЛЬ: Я выйду!
      ГВЕНДОЛИН: Выходи!
      ТРОЛЛЬ: Предупреждаю -
      Подумай! Ты такая молодая..
      А вдруг мой необычный внешний вид
      Рассудок твой навеки помрачит?
      ГВЕНДОЛИН: Посмотрим! Выходи.
      (Появляется Тролль.)
      ГВЕНДОЛИН Помилуй, боже...
      А у тебя причудливая ...
      (Пауза.)
      ТРОЛЛЬ (ухмыляясь): Рожа?
      ГВЕНДОЛИН (смутившись): Я отгадала, для чего ты тут!
      Наверное, ты королевский шут?
      Я угадала?
      ТРОЛЛЬ: Как сказать... Почти.
      Ты, в общем-то, на правильном пути.
      ГВЕНДОЛИН (грозно): Я королева!
      ТРОЛЛЬ (скучающе): Это я слыхал.
      Ногою топни, закричи: "Нахал!"
      И прогони. Лей слезы до утра.
      Ну, что же ты? Прясть золото пора.
      ГВЕНДОЛИН: Чего ты хочешь?
      ТРОЛЛЬ: Я хочу... ну, скажем,
      Помочь тебе.
      ГВЕНДОЛИН: Ты золотую пряжу
      Умеешь прясть?
      ТРОЛЛЬ: Да. Дело мне знакомо.
      Перепряду я в золото солому.
      ГВЕНДОЛИН: Что ты попросишь?
      ТРОЛЛЬ: Бусы с твоей шеи.
      Согласна ли? Так по рукам скорее!
      ГВЕНДОЛИН (пересиливая страх):
      И только-то? Вот бусы. Я согласна.
      ТРОЛЛЬ: Теперь не бойся. Все идет прекрасно.
      (Рассыпает по полу цветные порошки, чертит линии, что-то жжет.)
      О, духи неба, вод, лесов, земли!
      Чтоб мои руки вместе вас свели,
      Я нарисую здесь заветный знак.
      (Бормочет.)
      Сатурн в четвертом доме, слева - Рак...
      Магическое око посреди...
      О, всякий, кто слыхал меня - приди!
      (Вскидывает руки, сводит их вместе, сверкает электрический разряд.)

      Теперь трудись, полуночное племя!
      Да побыстрее! Не теряйте время!
      Вы обратить должны солому эту
      Всю в золотую пряжу до рассвета.
      При том не пропустив ни стебелька!
      Не то расправа будет коротка.
      (Прялка сама собой начинает жужжать. Готовый моток пряжи ТРОЛЛЬ подает
      Гвендолин.)
      Что скажешь, королева? Каково?
      ГВЕНДОЛИН: Но бусы стоят мало...
      ТРОЛЛЬ: Ничего.
      С тобою мы в расчете. А теперь...
      (Делает мгновенное властное движение рукой. Гвендолин опускается на пол и
      засыпает. Невидимым пряхам.)
      Король под утро постучится в дверь.
      Пока не собрался петух пропеть -
      Поторопитесь! Мы должны успеть.
      (Прялка жужжит, невидимый хор бормочет, из бормотания вырастает мелодия,
      становятся слышны слова).
      ХОР: Кружится прялка, тянется нить.
      Ветви и травы - все хочет жить.
      Волны и звери, люди и птицы...
      Тянется нить, и прялка кружится!

      Картина 7.

      (Утро в той же башне. Солома превратилась в золотую пряжу. На полу спит
      Гвендолин. Открывается дверь, входит Жильбер.)

      ЖИЛЬБЕР (оглядывается, растроганно):
      О, Гвендолин! Как я тебя люблю!
      Ты жизнь и честь спасаешь королю!
      (Подбирает моток пряжи, в восхищении рассматривает.)
      Как тонко ты прядешь!
      ГВЕНДОЛИН (просыпаясь): Ну, да?
      ЖИЛЬБЕР: Ей-богу!
      Как тонко!
      ГВЕНДОЛИН (все еще в полусне): Да?
      ЖИЛЬБЕР: И, главное, как много!
      А знаешь ли, я по тебе скучал.
      (Осматриваясь.) Ах я, болван! Здесь нету одеял,
      Подушек нет, перины, простыни.
      Как ты смогла уснуть?
      ГВЕНДОЛИН (озираясь, протягивает Жильберу руку.):
      На, ущипни.
      (Жильбер щиплет. Гвендолин вскрикивает.)
      Нет, я не сплю! То странное созданье -
      Оно свое сдержало обещанье!
      Исчезли бусы...
      ЖИЛЬБЕР (не слушая): Что за благодать!
      Позволь скорей тебя поцеловать!
      Кругом, повсюду пряжа золотая!
      Как ты ее прядешь?
      ГВЕНДОЛИН (мрачно): Сама не знаю.
      ЖИЛЬБЕР (сгребая пряжу):
      Великолепно! выше всех похвал!
      Сегодня мы с тобой устроим бал.
      ГВЕНДОЛИН (живо): Кто будет приглашен?
      ЖИЛЬБЕР: Лишь мы с тобой.
      ГВЕНДОЛИН: А как же гости? Погоди, постой!
      А герцогини? Графы? Высший свет?
      ЖИЛЬБЕР: Да ведь у нас, мой ангел, денег нет.
      А эти гости за день раз по шесть
      Хотят задаром выпить и поесть -
      Креветок, устриц... как их там? спагетти...
      Обосноваться хочет каждый третий
      Навечно... Надоел мне вечный бал,
      И я гостей к чертям поразогнал!
      ГВЕНДОЛИН: Как это грустно!
      ЖИЛЬБЕР: Грустно? Да ничуть!
      Мне за всю жизнь от них не отдохнуть!
      Когда есть деньги, гости нипочем...
      (Пауза.)
      Да! Я ведь стал сегодня богачом!
      Совсем забыл...
      (Смеется.)
      (Входит Няня.)
      НЯНЯ (назидательно): Нельзя так долго спать!
      ЖИЛЬБЕР (Няне): Сегодня ты могла бы постучать.
      НЯНЯ (невинно):
      Что, нынче день какой-нибудь особый?..
      Ах, да! Надеюсь, счастливы вы оба.
      (Осматривается.)
      Посмотрим, что напряла наша пряха...
      Я б в этой башне умерла со страха.
      (Оценивая пряжу.)
      А королева вправду мастерица:
      Так нитка к нитке ровненько ложится...
      ЖИЛЬБЕР: О, няня! Это золото, пойми -
      Ручаюсь перед богом и людьми!
      Не понимаешь? Мы теперь богаты!
      И заживем беспечно, как когда-то...
      НЯНЯ (считает про себя, шевеля губами, мотки.):
      Не выйдет. Двадцать семь... Еще моток...
      И смех и грех. Вон там, в углу пяток.
      Да твой...
      (Отбирает у Жильбера моток, который он держит в руках.)
      (Гвендолин)
      Изволь-ка юбку подобрать.
      (Из-под ног Гвендолин достает еще несколько мотков)
      Ну, стало быть, немного. Тридцать пять.
      ЖИЛЬБЕР (восторженно): Да о таком я даже не мечтал!
      НЯНЯ (Жильберу): Да ты, голубчик, больше промотал!
      (Гвендолин) Должник в семье - ужасная напасть!
      (Жильберу) Теперь всю жизнь бедняжка станет прясть -
      С таким-то муженьком!
      ЖИЛЬБЕР (Няне): Да ты не лги!
      Что - этого не хватит на долги?
      НЯНЯ: Какое там! Не хватит и на треть!
      (Гвендолин.) Такую кучу денег просвистеть
      Как и сумел?.. Уму непостижимо!
      Ну, отчего он не проехал мимо -
      Король Франциск? Зачем явился к нам?
      Зачем его ты принял?.. Стыд и срам!
      ЖИЛЬБЕР (важно): С тех пор, как я женат на Гвендолин,
      Для треволнений больше нет причин!
      НЯНЯ: Ну, разве только этой самой пряжи
      Моточков сто она накрутит, скажем.
      ГВЕНДОЛИН (в ужасе):
      Что?! Я должна заняться этим снова?!
      НЯНЯ (Гвендолин): Дитя мое, ну что же здесь дурного?
      Тебе господь дал золотые руки,
      Вот и пряди!
      (Раздается тихий смех ТРОЛЛЯ.)
      ГВЕНДОЛИН: Ах! Что это за звуки?
      НЯНЯ (крестясь): На чердаке хохочет старый филин.
      ЖИЛЬБЕР: Недобрый знак! И конь вчера был взмылен,
      Хотя шел шагом. А из-под моста
      Слыхали стоны. Это неспроста!
      НЯНЯ: Спроста ли, неспроста - а надо прясть.
      Приметы - вздор! У золота есть власть.
      И где оно блеснет, там больше нет
      Ни сглаза, ни проклятий, ни примет.
      (Размышляет вслух.)
      Добуду воз... нет, пять возов соломы.
      Сдеру, коль повезет, и крышу с дома.
      А то и с двух...Я оставляю вас!
      Да... Пять возов придется в самый раз.
      А может, шесть? Нет, хватит и пяти.
      (Гвендолин.) Ну, полно, королева, не грусти.
      Сидеть за прялкой - это не беда.
      Я помню, как сейчас - в твои года
      Ночами тоже пряла, только шерсть,
      Не золото... Нет, лучше будет шесть!
      Жильбер в кроватке спал - еще мальчонкой,
      И я когда-то пряла так же тонко...
      Нет! Пять возов.
      (Жильберу.) Ей покажи дворец
      И порезвитесь оба, наконец.
      (Уходит.)
      ГВЕНДОЛИН (после паузы): Она права.
      ЖИЛЬБЕР Она бывает грубой...
      Но знаешь, из манер хороших шубы
      Не шьются. Ты привыкнешь к ней потом.
      Пойдем, я покажу тебе наш дом.
      (Уходят. Появляется ТРОЛЛЬ.)
      ТРОЛЛЬ: Все получилось в точности, как надо.
      Не понимаю - что она не рада?
      Сменяв свою дешевку из стекла
      На золото - она не весела!
      Грустит, молчит и грезит наяву...
      (Пауза. Хихикнув.)
      Пожалуй, я подольше проживу.
      (Хихикает.) Пожалуй, да - подольше! И намного!

      Картина 8.

      (Дворец. Жильбер показывает Гвендолин остатки фамильного богатства.)

      ЖИЛЬБЕР: Вон над камином - рог единорога.
      А гобелен соткала моя мать.
      Она любила петь, плясать и ткать.
      ГВЕНДОЛИН: Давно их нет - родителей твоих?
      ЖИЛЬБЕР: Мне помнится, чума сгубила их,
      Когда мне только шел четвертый год.
      (Указывая на ряд портретов.)
      А это, видишь, доблестный наш род
      Глядит с портретов.
      ГВЕНДОЛИН: Как они суровы!
      ЖИЛЬБЕР: А вот наш герб - дерущиеся совы.
      ГВЕНДОЛИН (задумчиво):
      И во дворце ты рос совсем один?
      ЖИЛЬБЕР: Конечно! Видишь этот вон камин?
      Я здесь всегда любил сидеть мальчишкой,
      Глядеть на пламя... Засиделся слишком
      Однажды... и явилось мне виденье.
      Клянусь, я видел в пламени оленя!
      Я испугался до смерти! Еще бы...
      Я не забуду этого до гроба.
      Давай начнем охоту на оленей?
      ГВЕНДОЛИН: (задумчиво)
      Быть может, в это самое мгновенье,
      Представь себе, олень заходит в лес,
      Пьет из ручья и листья ивы ест.
      В нем столько силы, гордости, покоя!
      Ты хочешь сделать из него жаркое?..
      А ты слыхал старинное поверье
      Насчет оленей - будто эти звери
      Когда-то были, веришь ли, людьми..
      ЖИЛЬБЕР: Так это бабьи сказки, черт возьми!
      ГВЕНДОЛИН: В оленей, говорят, обращены
      Они во искупление вины...
      Нет, кажется, в награду за мученья...
      Короче, это грех - убить оленя.
      Я так считаю.
      ЖИЛЬБЕР: Может быть. Но ты
      Прекрасней, чем олень. Твои черты
      Божественны...
      ГВЕНДОЛИН; Ты почему умолк?
      ЖИЛЬБЕР: Любуюсь... Твои волосы - как шелк.
      Позволь до них дотронуться. Позволь!..
      ГВЕНДОЛИН: А если не позволю?
      ЖИЛЬБЕР: Я король!
      ГВЕНДОЛИН: Да что ты говоришь? Дотронься. На!
      ЖИЛЬБЕР: Какое счастье... Ты - моя жена!

      Картина 9.

      (Утро в башне. Еще больше золотой пряжи на полу. Гвендолин спит. Входит
      няня.)

      ГВЕНДОЛИН (просыпаясь): А где король?
      НЯНЯ (оборачиваясь): Жильбер! Иди скорей!
      (Снаружи доносится грохот, появляется Жильбер, отряхивающий колени.)
      ЖИЛЬБЕР: О, мантия - проклятье королей!
      ГВЕНДОЛИН (Жильберу): Ты не ушибся?
      ЖИЛЬБЕР (демонстрируя гордо мантию):
      Видишь? Горностай!
      Лионский бархат!
      НЯНЯ (Жильберу): Лучше помогай!
      Мне сосчитать все это не под силу.
      Я знаю счет лишь до ста...
      ГВЕНДОЛИН (Жильберу, о мантии): Очень мило
      И этот цвет весьма тебе к лицу.
      ЖИЛЬБЕР (раздуваясь от гордости):
      Она досталась моему отцу
      От деда. А тому ее когда-то
      На Пасху подарил купец богатый.
      НЯНЯ (сгребая пряжу в корзину):
      Теперь богаче нас на свете нет.
      Закончилась пора невзгод и бед!
      А дел как много появилось вдруг.
      Найму-ка я сперва надежных слуг.
      Давненько не бывало здесь людей.
      Потом куплю карету, лошадей
      И прочее, что королю под стать...
      ЖИЛЬБЕР: Да, многое придется покупать!
      НЯНЯ (с энтузиазмом): Не сомневайся!
      ЖИЛЬБЕР (озабоченно): Золота не хватит.
      НЯНЯ: Пускай король наш многое потратит,
      Тем много обретя в людских глазах.
      ЖИЛЬБЕР (Гвендолин): О ты, непревзойденная из прях!
      Позволь монарху преклонить колено
      Перед твоим талантом и смиренно
      Тебя просить - не покладая рук,
      Пряди еще, мой златоносный друг!
      ГВЕНДОЛИН (в отчаянии):
      Жильбер, Жильбер! Ведь я две ночи пряла!
      Ты хочешь мне сказать, что это - мало?
      (Обводит рукой гору золота.)
      ЖИЛЬБЕР: Послушай, Гвендолин... Послушай...
      ГВЕНДОЛИН: Мало?!
      ЖИЛЬБЕР (мягко): Я бы сказал, что это - лишь начало.
      Долги мы уплатить, наверно, сможем.
      А дальше что?
      ГВЕНДОЛИН: О, всемогущий боже!
      Я что, обречена теперь всю жизнь
      Прясть золото и в этом видеть счастье?!
      Да лучше под мостом встречать ненастье,
      Чем жить в тепле, при этом твердо зная,
      Что нет работе ни конца, ни края!
      ЖИЛЬБЕР: Прости меня! Я худший из людей!
      Я негодяй, повеса и злодей!
      НЯНЯ: Жильбер! Молчи! Я умоляю... Это -
      Прямое нарушенье этикета!
      ЖИЛЬБЕР: А, что мне этот чертов этикет!..
      (Гвендолин.) Ну, отчего ты не сказала "нет".
      Когда я попросил твоей руки?
      Какие мы с тобою дураки!
      НЯНЯ: (холодно) Она - вполне разумная девица...
      ЖИЛЬБЕР: (Гвендолин) Пойми! Я не могу остановиться!
      Взамен "довольно" я кричу "еще"...
      Дай опереться на твое плечо...
      Мне нужно это золото! Я жажду
      Все отыграть, что потерял однажды!
      До самого последнего гроша!
      Пускай сгорит в аду моя душа
      Или пойдет блуждать в оленьей шкуре -
      Я совладать не в силах с этой дурью!
      (Няне.) Ну, что ты смотришь? Ты же виновата!
      Ведь это ты сама меня когда-то
      И научила карточной игре!
      НЯНЯ: (сокрушенно) Тогда метель крутила на дворе..
      А чем еще убить зимою время?!
      (Гвендолин.) Воспитывать монарха - это бремя
      Познала я, воистину, сполна!
      ЖИЛЬБЕР: (Гвендолин) Послушай, моя милая жена...
      Я, твой король, молю тебя сейчас
      Помочь мне - я клянусь, в последний раз!
      Признайся честно, я любим тобой?
      ГВЕНДОЛИН (сквозь слезы):
      Да... В мантии вот этой голубой
      Ты так прекрасен, как посланник рая...
      ЖИЛЬБЕР (мягко): Ты мне поможешь? Да?
      ГВЕНДОЛИН (беспомощно): Я... я не знаю...
      Я чувствую, что ждет меня беда...
      И все-таки я отвечаю - да!
      (Пауза.)
      ЖИЛЬБЕР: У нас вчера был превосходный бал.
      ГВЕНДОЛИН: Да.
      ЖИЛЬБЕР: Век бы так с тобой протанцевал!
      ГВЕНДОЛИН: Да.
      ЖИЛЬБЕР: Станем же навеки неразлучны.
      ГВЕНДОЛИН: Да!
      ЖИЛЬБЕР: Нынче нам с тобой не будет скучно.
      ГВЕНДОЛИН: Да!
      ЖИЛЬБЕР: По лесу гуляет наш олень.
      ГВЕНДОЛИН (улыбаясь сквозь слезы): Да...
      ЖИЛЬБЕР: Ждет нас бесконечный, дивный день!
      (Смеются.)

      Картина 10

      (Все та же башня. Гора соломы фантастических рамеров. Рядом сидит
      печальная Гвендолин.)

      ГВЕНДОЛИН: Я чувствую, ты рядом. Отзовись!
      (Пауза.)
      Как будто птица свистнула: свись! свись!
      И замолчала. Сколько можно ждать?
      (Кричит.) Повелеваю: приходи опять!
      (Пауза.) Ах, видимо, все это безнадежно.
      (Появляется ТРОЛЛЬ.)
      ТРОЛЛЬ: Сегодня ты была неосторожна.
      Пообещать такое королю
      За то, что он сказал тебе: "молю"?...
      ГВЕНДОЛИН: Но не могла же я ответить "нет"!
      ТРОЛЛЬ: Тогда он был бы честным, твой ответ.
      ГВЕНДОЛИН: Но иногда так хочется соврать...
      ТРОЛЛЬ: И вот, с тобой мы встретились опять.
      Чего ты хочешь?
      ГВЕНДОЛИН (тихо): Пряжи золотой.
      ТРОЛЛЬ: Из этой вот соломы?
      ГВЕНДОЛИН: Да. И той (указывает).
      Еще в углу насыпано.
      ТРОЛЛЬ (задумчиво): Немало.
      Небось все это нянька натаскала?
      ГВЕНДОЛИН (вдруг): С тобой я расплатиться не могу!
      ТРОЛЛЬ (невозмутимо):
      Ну, значит, будешь у меня в долгу.
      Не ты ли говорила, помню, здесь -
      "Отдам я за него все, что ни есть,
      Чтобы помочь..." И вот, спустя три дня..
      ГВЕНДОЛИН: Ах, почему ты мучаешь меня?
      ТРОЛЛЬ: Ну, это, знаешь ли, не разговор!
      Подумать можно, я пришел, как вор -
      Украсть цыплячью ножку со стола!
      Ведь ты меня звала... Звала?
      ГВЕНДОЛИН (вздыхая): Звала.
      Я не скупа, не поскуплюсь и впредь.
      ТРОЛЛЬ: Ни серебро, ни золото, ни медь
      Мне ни к чему. Произноси за мной -
      Клянусь перед всевидящей луной,
      Я человеку этому отдам
      Любое, что он пожелает сам.
      (Гвендолин повторяет сказанное им. Пауза.)
      ГВЕНДОЛИН: И только?
      ТРОЛЛЬ: Если ты нарушишь слово...
      ГВЕНДОЛИН: Я не нарушу. По рукам?
      (Бьют по рукам. Электрический разряд.)
      ТРОЛЛЬ: Готово!
      ГВЕНДОЛИН: Когда придешь за долгом?
      ТРОЛЛЬ: В свой черед.
      Довольно скоро. Года не пройдет. (Хихикает.)
      ГВЕНДОЛИН: Ты, наконец, откроешь свое имя?
      ТРОЛЛЬ (отмахивается):
      Сейчас делами занят я другими.
      ГВЕНДОЛИН: Я вижу, ты уходишь от ответа...
      ТРОЛЛЬ: Мы встретимся с тобою нынче летом.
      Сейчас мне не до праздной болтовни!
      Спи, королева! Спи! Скорей усни!
      (Гвендолин засыпает.)
      (Задумчиво.) Теперь все встало на свои места...
      Конечно же, она совсем не та,
      Кому любить меня бы суждено...
      И это жаль... А впрочем - все равно...
      Я получил заветную разгадку
      Спасенья своего. Но как мне гадко!
      И я не понимаю, почему,
      Но я не рад спасенью своему!
      Я отомщу ей, это безусловно,
      Но почему же чувствую я, словно...
      Да что со мной?! Мне грустно... Одиноко...
      Быть может, умираю прежде срока?
      Навряд ли. О, минуты роковые!
      Я людям позавидовал впервые
      С тех пор, как на земле обрел приют:
      Они, счастливцы, долго не живут!
      (Жужжит прялка, бормочет Хор.)
      ХОР: Кружится прялка, тянется нить,
      Снег будет падать, дождь будет лить.
      С миром навеки надо проститься,
      Тянется нить и прялка кружится...
      Кружится прялка, тянется нить,
      Ветви и травы - все хочет жить,
      Волны и звери, люди и птицы,
      Тянется нить и прялка кружится!

      Картина 11.

      (Утро в башне. Гвендолин спит на мотках золотой пряжи, которая лежит
      теперь повсюду.)

      ГВЕНДОЛИН (просыпаясь):
      Жильбер! Ты был сейчас со мною рядом!
      Мы двое на холме у водопада
      Стояли молча, за руки держась,
      И прочная невидимая связь
      Сплетала наши пальцы все тесней...
      А вдруг и он видал меня во сне?
      Жаль, не узнаешь... Впрочем, почему?
      Сейчас узнаю! Побегу к нему!
      (Бросается к дверям, но прислушивается и замирает. В стороне, за дверью
      показываются Няня и Жильбер.)
      ЖИЛЬБЕР: Прогнать ее? Зачем? Не понимаю...
      НЯНЯ: Ты впрямь наивен, как посланец рая!
      Король Жильбер, ну, будь ты поумней!
      ЖИЛЬБЕР: Мне будет тяжело расстаться с ней.
      Позволь, но ведь она - моя жена!
      НЯНЯ: Ты что, не видишь, как она смешна?
      Теперь богаче нас, наверно, нет.
      Таких супруг не одобряет свет...
      ЖИЛЬБЕР: Каких - "таких"?
      НЯНЯ: Давай начнем все снова...
      Я перечислить в сотый раз готова -
      Она колдунья - это хуже прачки, -
      С характером, к тому же, и гордячка.
      И, - извини! - не блещет красотой.
      Да что в ней, кроме пряжи золотой,
      Такого необычного? Она
      Супругой короля быть не должна.
      Пойми, она другая от природы!
      Ей не хватает главного- породы,
      Изысканности, грации, манер...
      Она тебе не пара, мой Жильбер!
      Ты женишься, голубчик, на принцессе!
      Сама найду жену тебе, повесе.
      Глаза - чтобы синей лесных озер.
      А личико - как зальцбургский фарфор!
      Притом, понятно, королевской крови.
      Тогда женись, мой милый, на здоровье!
      Твоя жена по-своему мила,
      За эту пряжу честь ей и хвала.
      Пока не поздно, попрощайся с нею
      И проводи свою лесную фею...
      Пообещай ей почести, подарки,
      Как хочешь, но избавься от дикарки!
      ЖИЛЬБЕР: (задумчиво)
      Да, ты в какой-то степени права...
      ГВЕНДОЛИН:(выступая вперед)
      На редкость справедливые слова!
      Мне услыхать все это было лестно.
      Я тронута!
      НЯНЯ: Подслушивать нечестно!
      ГВЕНДОЛИН (сдерживая ярость):
      Да что вы говорите? Я не знала.
      НЯНЯ: Да, мельниковы дочки знают мало.
      ГВЕНДОЛИН: Зато они наслать умеют порчу,
      От коей умирают в жутких корчах!
      (Подступает к Няне.)
      НЯНЯ: Я не боюсь тебя, хоть ты чертовка
      И золотую пряжу крутишь ловко.
      Закон карает строго колдовство -
      Тебя повесят!
      ГВЕНДОЛИН (зловеще): Только и всего?
      ЖИЛЬБЕР: Вы обе! Замолчите, я велю!
      ГВЕНДОЛИН: О-о! Надо подчиняться королю.
      Молчу.
      ЖИЛЬБЕР: Зачем ты слушала все это?
      ГВЕНДОЛИН: Ты оправданий ждешь?
      ЖИЛЬБЕР: Я жду ответа!
      ГВЕНДОЛИН: Поскольку, черт возьми, имею уши,
      Я слушала тебя и эту клушу!
      Я чувствую, лицо мое горит...
      Теперь я знаю, что такое стыд!
      Спасибо вам обоим за науку.
      Я обещаю не входить без стука,
      Чтоб ненароком, как на этот раз,
      Не услыхать всю правду - без прикрас!
      Я ухожу от вас в объятья леса!
      Пошли вам бог достойную принцессу!
      ЖИЛЬБЕР (недоверчиво): Ты так решила?
      ГВЕНДОЛИН: Да, представь себе.
      ЖИЛЬБЕР: Да?
      ГВЕНДОЛИН (тихо): Так угодно, видимо, судьбе.
      ЖИЛЬБЕР: Я для тебя, должно быть, мало значу?
      ГВЕНДОЛИН (свирепо): Неважно!
      ЖИЛЬБЕР (так же): Отвечай мне! А иначе...
      ГВЕНДОЛИН: Иначе мой король меня повесит?
      (Пауза.)
      НЯНЯ: Откуда у крестьянки столько спеси?
      Мне, впрочем, по душе ее слова,
      Хотя она простая, как трава.
      (Жильберу) Ну, слава богу, видишь, все само
      Уладилось...
      (Жильбер бормочет.)
      Что ты сказал?
      ЖИЛЬБЕР: Дерьмо!
      НЯНЯ: (укоризненно)
      Жильбер! Насчет нее давным-давно
      Все было между нами решено.
      Заранее, еще до сватовства,
      Чтоб избежать последствий колдовства. -
      Мы говорили - после всех чудес
      Ее вернуть необходимо в лес...
      ЖИЛЬБЕР: Неправда!
      НЯНЯ: Это правда.
      ГВЕНДОЛИН (спокойно): Я вам верю.
      Прощай, Жильбер! (Уходит.)
      НЯНЯ: Невелика потеря!
      Поторопись, Жильбер!
      Скорее в башню.
      Чтоб насладиться прибылью вчерашней.
      ЖИЛЬБЕР: Я не хочу.
      НЯНЯ: Обиделся? Как мышь
      Надулся на крупу? Прости, малыш...
      Должно быть, я сегодня обезручу,
      Перебирая золотую кучу.
      И смех, и грех... Ну, брось, Жильбер, ей-богу!
      Придешь потом, поможешь хоть немного?
      (Пауза)
      Ох, прошлый раз перетрудила спину...
      Да не забудь с собою взять корзину!
      Я буду ждать, мой славный мальчуган!
      (Уходит.)
      ЖИЛЬБЕР: Как будто бы пронесся ураган,
      Развеяв все, что выглядело прочно...
      (Пауза.)
      Она приснилась мне сегодня ночью.
      Мы двое на холме у водопада -
      Я и она с ее небесным взглядом -
      Стояли молча, за руки держась,
      И прочная, невидимая связь
      Сплетала наши пальцы все тесней...
      Я думал, что мы вместе будем с ней
      Всю жизнь, как в этом сне - всегда, повсюду...
      (Кричит.) Проваливай! Я горевать не буду!
      Черт побери, мне это нипочем!
      Плевать! Я стал сегодня богачом!

      (Уходит.)

      Второе действие

      Картина 12

      (Дом мельника. На крыльце сохнет кукла. Из дома выходит Гвендолин.)

      ГВЕНДОЛИН (Кукле): Ах он, негодник! всю тебя облил!
      Но все же согласись, он очень мил.
      Как ты считаешь?
      КУКЛА: В общем, я согласна,
      Хотя к нему ты чересчур пристрастна.
      ГВЕНДОЛИН: О, ты ревнуешь!
      КУКЛА: Капельку, быть может.
      Мне скучно. Каждый день одно и то же!
      Тебе самой не надоело?
      ГВЕНДОЛИН: Нет.
      Как может мне наскучить солнца свет?
      КУКЛА: Он спит, и ест, и оставляет лужи
      А ты ему весь день усердно служишь.
      ГВЕНДОЛИН (торжественно):
      Он улыбнулся мне позавчера
      И так лукаво!
      КУКЛА: Это все игра
      Воображенья!
      ГВЕНДОЛИН: Нет! Уж я-то знаю.
      КУКЛА: Такой тебя я не припоминаю.
      ГВЕНДОЛИН: Такой счастливой?
      КУКЛА: Глупой и довольной.
      (Гвендолин надирает ей уши.)
      Ой-ой-ой-ой, не надо, мне же больно!
      (Слышно, как кто-то продирается сквозь кусты к дому.)
      ГОЛОС ЖИЛЬБЕРА: О, господи! О, черт! О, Гвендолин!
      ГВЕНДОЛИН: Не может быть!
      (Появляется Жильбер.)
      Жильбер? Ты? Ты один?
      ЖИЛЬБЕР: Ну, в общем, да.
      ГВЕНДОЛИН: Без няни? Как же так?
      ЖИЛЬБЕР: О, Гвендолин, прости! Я был дурак.
      Ты сердишься?
      ГВЕНДОЛИН: Мне некогда сердиться.
      ЖИЛЬБЕР: Наверно, я кажусь тебе тупицей...
      Я ждал тебя увидеть грустной, но..
      ГВЕНДОЛИН: Увидел, что теперь мне все равно.
      Ты удивлен?
      ЖИЛЬБЕР: А где же твой отец?
      ГВЕНДОЛИН: Он умер.
      ЖИЛЬБЕР: Жаль. Безвременный конец.
      ГВЕНДОЛИН: Спасибо за сочувствие.
      ЖИЛЬБЕР (указывая на куклу): Что это?
      ГВЕНДОЛИН: У нас, колдуний, есть свои секреты.
      Зачем ты здесь?
      ЖИЛЬБЕР: Ну, пригласи же в дом,
      И мы поговорим о том-о сем.
      ГВЕНДОЛИН: Еще чего! Мне некогда!
      ЖИЛЬБЕР: Постой!
      Ты рассердилась?
      ГВЕНДОЛИН: Да господь с тобой!
      Ты разве не слыхал? Мне недосуг!
      Придется снова раздувать утюг
      Из-за тебя! Чего ты хочешь? Пряжи?
      ЖИЛЬБЕР: И на порог меня не пустишь даже?
      ГВЕНДОЛИН: Что надо? Говори, да поскорей!
      ЖИЛЬБЕР: Да разве так встречают королей?
      ГВЕНДОЛИН: Прости, король, тебя сюда не звали.
      ЖИЛЬБЕР: Скажи, по мне скучала ты?
      ГВЕНДОЛИН: Едва ли.
      ЖИЛЬБЕР: Скажи еще... Тебе здесь хорошо?
      ГВЕНДОЛИН: Прекрасно!
      ЖИЛЬБЕР: Ну, пожалуй, я пошел...
      Но ты хоть вспоминаешь? Иногда?
      ГВЕНДОЛИН: Конечно, нет!
      ЖИЛЬБЕР: Понятно.
      ГВЕНДОЛИН: Впрочем... да.
      А сам ты вспоминаешь?
      ЖИЛЬБЕР: Ежечасно!
      Мне думается, ты ушла напрасно.
      И я пришел, чтоб попросить прощенья.
      ГВЕНДОЛИН: У няньки получил благословенье?
      ЖИЛЬБЕР: Я и не знал, что ты такая злая.
      ГВЕНДОЛИН: Теперь ты знаешь.
      ЖИЛЬБЕР: Да. Теперь я знаю.
      Так, значит, не простишь?
      ГВЕНДОЛИН: Ну, почему же?
      Как христианка, я прощаю мужа.
      Теперь ты счастлив?
      ЖИЛЬБЕР: В том-то все и дело!
      Душа моя как будто отлетела
      Вслед за тобою. Я не счастлив, нет.
      Порой я, как старик преклонных лет,
      Перебираю прошлое часами...
      (Высокопарно.) Мы наше счастье растоптали сами.
      ГВЕНДОЛИН: Не мы, а ты! Вообще, какого беса
      Явился ты? Иди к своей принцессе!
      ЖИЛЬБЕР: Какая там принцесса? Гвендолин!
      Ведь я же не китайский мандарин,
      Чтобы жениться раз по восемь кряду!
      ГВЕНДОЛИН: Да, в самом деле... Экая досада!
      Ты все сказал?
      ЖИЛЬБЕР: Еще один смешной
      Вопрос... Скажи, ты хочешь быть со мной?
      Не торопись! Подумай...
      ГВЕНДОЛИН: Нет! Нет! Нет!
      ЖИЛЬБЕР: И это - окончательный ответ?
      ГВЕНДОЛИН: Надеюсь!
      ЖИЛЬБЕР: Извини. Тогда пойду.
      (Всматривается.)
      Что это там, за яблоней в саду?
      ГВЕНДОЛИН: Наверно, дрозд?
      ЖИЛЬБЕР: А может быть, олень?
      ГВЕНДОЛИН (насмешливо): Такой большой?
      ЖИЛЬБЕР (с достоинством): Я видел чью-то тень -
      И только. Гвендолин! Прощай.
      ГВЕНДОЛИН: Прощай.
      (Жильбер уходит.)
      (Кукле.) Мне кажется, пора готовить чай.
      Как ты считаешь?
      ТРОЛЛЬ (внезапно появляясь): Думаю, пора!
      ГВЕНДОЛИН (испугана): О, боже мой!
      ТРОЛЛЬ (указывая на куклу): Прелестная игра.
      Не ожидала?
      ГВЕНДОЛИН: Нет-нет-нет-нет-нет!
      (Пауза.)
      Не знала, что выходишь ты на свет.
      ТРОЛЛЬ: Я выхожу. Хотя с большим трудом.
      Я думаю, МЕНЯ ты впустишь в дом?
      ГВЕНДОЛИН: Конечно. Я тебе безмерно рада.
      ТРОЛЛЬ: Ты помнишь? Я явился за наградой.

      Картина 13.

      (В доме мельника. В углу колыбель, накрытая платком.)

      ГВЕНДОЛИН (ТРОЛЛЮ): Входи.
      ТРОЛЛЬ: Какое тесное жилье...
      Тут, если помнишь, что-то есть мое.
      ГВЕНДОЛИН: Я помню.
      ТРОЛЛЬ: Замечательно... (Озираясь.) Огниво...
      (Перебирает вещи.) Так... Зеркало висит немного криво...
      (Поправляет зеркало.)
      Часы. Щипцы. Жестянка с табаком...
      (Вдруг.) А кто там в колыбельке, под платком?
      ГВЕНДОЛИН (пытаясь выглядеть небрежной):
      Там? Да?.. Ну... это, собственно... мой сын.
      (Берет сверток с ребенком на руки.)
      ТРОЛЛЬ (равнодушно):
      Да? Поздравляю. Миленький кувшин.
      (Рассматривает поочередно предметы в доме.)
      ГВЕНДОЛИН: Из чистой глины! Тонкая работа...
      ТРОЛЛЬ: О, шапка из лисы!
      ГВЕНДОЛИН: Нет. Из енота.
      ТРОЛЛЬ: А на гвозде у двери - что?
      ГВЕНДОЛИН: Силки.
      ТРОЛЛЬ: Ну, птиц ловить мне как-то не с руки.
      Чья вышивка? Твоя? Как хороша!
      Заметно сразу - шила, не спеша.
      ГВЕНДОЛИН (нервничая): Что ты возьмешь?
      ТРОЛЛЬ: Не видишь - выбираю.
      Не подгоняй! Я на дороге к раю.
      ГВЕНДОЛИН: Взгляни-ка - вот двуствольное ружье.
      ТРОЛЛЬ: Стрельба, охота - это не мое...
      Мне не по нраву эта жизнь лесная.
      ГВЕНДОЛИН: Так что ты выбрал?
      ТРОЛЛЬ: Я еще не знаю.
      А впрочем... если хочешь - угадай!
      ГВЕНДОЛИН: (после паузы)
      Ты попросту безбожный негодяй!
      ТРОЛЛЬ (довольно): Я вижу, что ты верно угадала.
      Ты это знала с самого начала?
      ГВЕНДОЛИН: Наверно...
      ТРОЛЛЬ (протягивая руки к ребенку):
      Ну, давай его сюда.
      ГВЕНДОЛИН (твердо): Его ты не получишь никогда.
      ТРОЛЛЬ: Сейчас ты мне сама его подашь,
      Как даме подает перчатку паж,
      Едва я прочитаю заклинанье...
      (Нравоучительно.) Как я не пренебрег твоим желаньем,
      Так ты мне не откажешь в свой черед.
      Поторопись! Я жду.
      ГВЕНДОЛИН: Нет. Не пойдет.
      ТРОЛЛЬ: Все справедливо! Ты клялась! И значит...
      ГВЕНДОЛИН: Ну, извини, я думаю иначе.
      Как можно разлучить с ребенком мать,
      И это справедливостью назвать?
      ТРОЛЛЬ (грозно): Ты - помнишь, королева? - обещала...
      ГВЕНДОЛИН (плача): Я помню...
      ТРОЛЛЬ: Королева, помнить - мало.
      "Я человеку этому отдам
      Любое, что он пожелает сам".
      Ты обещала?
      ГВЕНДОЛИН: Да...
      ТРОЛЛЬ: Все справедливо.
      ГВЕНДОЛИН (вкрадчиво):
      Смотри, какой бокал! Хорош на диво.
      Чистейшее богемское стекло.
      Считай, тебе сегодня повезло.
      (Всучивает бокал ТРОЛЛЮ.)
      ТРОЛЛЬ: О, женщина! К чему мне твой бокал?
      С тобою препираться я устал.
      Возьми его обратно!
      (Отдает Гвендолин бокал.)
      ГВЕНДОЛИН: Нет, он твой!
      ТРОЛЛЬ: Он мне не нужен!
      ГВЕНДОЛИН: Ну, возьми с собой!
      Вдруг пригодится...
      ТРОЛЛЬ: Вспыльчивость - порок.
      Но больше я стерпеть уже не мог...
      (Разбивает бокал об пол.)
      ГВЕНДОЛИН (торжествующе):
      Спасибо, что настаивать не стал
      И выбрал не младенца, а бокал.
      Теперь могу сказать: все справедливо.
      Твой выбор сделан. Уходи. Счастливо!
      ТРОЛЛЬ (после паузы): Я вижу, королева, ты хитра.
      Но твоего не надо мне добра!
      (Делает несколько странных движений руками, поднимает с пола целый бокал.)
      Пришел я за другим...
      ГВЕНДОЛИН: Я не отдам!
      ТРОЛЛЬ: Ты хочешь, чтобы взял его я сам?
      ГВЕНДОЛИН: Я не отдам!
      ТРОЛЛЬ: Боишься? Ерунда!
      Клянусь не причинять ему вреда.
      ГВЕНДОЛИН: Скажи, зачем тебе он нужен?
      ТРОЛЛЬ: Тайна.
      ГВЕНДОЛИН (жалобно):
      Я не отдам! Я поклялась нечаянно!
      ТРОЛЛЬ (раздраженно):
      Нечаянно ли, нет - ты поклялась,
      И клятва над тобой имеет власть.
      ГВЕНДОЛИН: Ну, пощади! Дай мне хоть тень надежды!
      ТРОЛЛЬ: Какая мысль у маленькой невежды...
      Вы, люди, на надежду слишком падки.
      Ну, ладно. Загадаю я загадку.
      Коль ты ее сумеешь разгадать,
      То я не разлучу дитя и мать.
      Великодушно дам тебе три дня,
      Чтоб угадала, как зовут меня.
      ГВЕНДОЛИН (медленно): И если угадаю...
      ТРОЛЛЬ: Долг прощен.
      ГВЕНДОЛИН: А если нет...
      ТРОЛЛЬ: Со мною будет он. (Указывает на младенца.)
      Ну, согласись, что это справедливо!
      (Пауза.) Сегодня ты на редкость молчалива.
      Я бы хотел услышать твой ответ.
      ГВЕНДОЛИН: Могу я отказаться?
      ТРОЛЛЬ: На здоровье!
      Отказывайся! Но с одним условьем -
      Ребенка я тотчас же заберу.
      ГВЕНДОЛИН: А если соглашусь?
      ТРОЛЛЬ: Начнем игру.
      ГВЕНДОЛИН:(после паузы)
      Пусть будет так. Да, я согласна. Пусть.
      ТРОЛЛЬ: Назавтра в полночь я к тебе явлюсь.
      И послезавтра, и на третий день.
      Жди так, как ждет охотника олень!
      Тебе сегодня будет не до сна -
      Припоминать ты будешь имена,
      Что слышала за всю былую жизнь.
      Надейся, королева, и борись!
      (Уходит, Гвендолин бежит за ним.)
      ГВЕНДОЛИН: Послушай... а нельзя никак иначе
      Мне откупиться?
      ТРОЛЛЬ: Твой младенец плачет.
      Ему, должно быть, очень одиноко...
      Ступай и жди назначенного срока.
      (Уходит.)
      ГВЕНДОЛИН (вышагивая по комнате, укачивает ребенка):
      Альберт, Альфонс... а где мое перо?
      (Ищет перо, записывает.)
      Гаспар, Этьенн, Гораций, Руджеро...
      (Плачет ребенок.)
      Не плачь, мой милый, а не то забуду
      Из-за тебя вписать еще Иуду.
      Ему бы это имя подошло!
      Так и дала бы в рожу помелом!
      Пока не поздно, не сбежать ли нам?
      Бартоломью, Натаниэл, Бертрам...
      Нет, он колдун. Догонит нас, шутя.
      Не плачь, мое несчастное дитя!
      Не то с тобой и я заплачу разом.
      Гийом, Мигель, Рауль, Труэльс, Томмазо...
      Филип, Эмиль, Йоландо, Симеон...
      Петр, Павел, Иоанн, царь Соломон...
      Как называли в пьесе той актера,
      Что отчима зарезал так неспоро?
      (Пауза.) Принц Гамлет! Вряд ли так его зовут,
      Но для порядка запишу вот тут...

      Картина 14.

      (Полночь. Возле домика мельника появляется ТРОЛЛЬ.)

      ТРОЛЛЬ: Сойдутся стрелки через пять минут.
      (Хихикает.) Ну, как же меня все-таки зовут?
      Сейчас повеселюсь я. Эй, хозяйка!
      Гость на пороге, слвшишь? Открывай-ка!
      (Колотит в дверь.)
      ГОЛОС: Поосторожней, ты обрушишь дом!
      (На пороге появляется Гвендолин, переодетая мальчиком, которую ТРОЛЛЬ не
      узнает.)
      ТРОЛЛЬ (растерянно): А... где она?
      ГВЕНДОЛИН: Ушла за молоком.
      Вот, нянчусь...
      ТРОЛЛЬ (неуверенно): Я готов держать пари,
      Что это тяжело...
      ГВЕНДОЛИН: Не говори!
      Одних пеленок целый воз сменил.
      И как у этих баб хватает сил?
      ТРОЛЛЬ: А ты кто будешь?
      ГВЕНДОЛИН: Что, не видишь сам?
      Стекляшки прицепи себе к глазам! (Хохочет.)
      ТРОЛЛЬ: Задаром нянчишь?
      ГВЕНДОЛИН: Разве я дурак?
      Я сговорился с ней за четвертак!
      ТРОЛЛЬ: Вот три четвертака. Ступай домой,
      И никому ни слова, милый мой.
      ГВЕНДОЛИН (берет деньги): Фальшивые, небось!
      ТРОЛЛЬ (разъяренно): Ах ты, щенок!
      Да я тебя скручу в бараний рог!
      ГВЕНДОЛИН (засучивая рукава):
      Попробуй только, старый таракан!
      Меня он скрутит! Щщас, держи карман!
      Смотри, не растеряй своих костей!
      ТРОЛЛЬ: Да, славно вы встречаете гостей...
      ГВЕНДОЛИН: Уж как умеем, старая ты вошь!
      ТРОЛЛЬ (внезапно хватает "мальчика", выкручивает ему руку):
      Посмотрим, что теперь ты запоешь!
      ГВЕНДОЛИН (вырвавшись):
      Ты руку мне сломал? Ну, молодец!
      Теперь тебе, развалина, конец!
      Скажу братьям, чтобы хватали вилы.
      Какую хочешь надпись для могилы?
      (Хватает ТРОЛЛЯ за ворот и трясет.)
      "Здесь упокоен человек прохожий.
      Он звался..."
      ТРОЛЛЬ: Ру...
      ГВЕНДОЛИН: Ру?
      ТРОЛЛЬ: Ру...
      ГВЕНДОЛИН: А дальше что же?
      ТРОЛЛЬ (вырвавшись): Рудольф!
      ГВЕНДОЛИН (делово): Добавь-ка пару золотых!
      За упокой души мы спустим их!
      (ТРОЛЛЬ швыряет "мальчику" деньги, тот выбегает.)
      ТРОЛЛЬ: Какой, однако, гнусный сорванец!
      (Входит Гвендолин.)
      Ну, вот ты и явилась, наконец!
      Где ты была?
      ГВЕНДОЛИН: Купила молоко.
      ТРОЛЛЬ: Да, в полночь это было нелегко!
      Чтоб никого я здесь не видел впредь!
      ГВЕНДОЛИН: С ребенком должен кто-то посидеть...
      ТРОЛЛЬ: Не этот же отъявленный нахал!
      ГВЕНДОЛИН: Он за услуги меньше денег брал.
      ТРОЛЛЬ: Не жадничай! Найди себе подругу.
      Вот деньги - заплати ей за услугу.
      Запомнила? Отгадывай живей!
      ГВЕНДОЛИН: Рудольф.
      ТРОЛЛЬ: Нет.
      ГВЕНДОЛИН: Николас.
      ТРОЛЛЬ: Нет.
      ГВЕНДОЛИН: Одиссей.
      ТРОЛЛЬ: Нет.
      ГВЕНДОЛИН: Ингмар! Бергман! Господи, прости...
      Доминго, Джамбаттиста, Аугустин,
      Артур, Люсьен, Клодель.
      ТРОЛЛЬ: Нет.
      ГВЕНДОЛИН: Люцифер.
      ТРОЛЛЬ (под впечатлением от последнего):
      Ты мне польстила свыше всяких мер.
      Благодарю. Я не разочарован.
      Надеюсь, завтра встретимся мы снова.
      (Гвендолин машинально потирает руку.)
      Болит рука?
      ГВЕНДОЛИН (пряча руку за спину): Записывать устала.
      ТРОЛЛЬ (важно): Конечно: потрудилась ты немало.
      Но до разгадки очень далеко.
      Не покупай так поздно молоко!
      (Исчезает со вспышкой и дымом.)
      ГВЕНДОЛИН (стягивая поспешно из-под юбки брюки от предыдущего наряда):
      Наверняка лишилась я рассудка,
      Коль с ним шутить осмеливаюсь шутки...
      А вдруг он догадался? Старый кочет!
      (Стук в дверь.)
      Кого там принесло безлунной ночью?
      ГОЛОС: Я возвратился!
      ГВЕНДОЛИН (отпирая): Что он так орет...
      (Входит Жильбер)
      ЖИЛЬБЕР: Не узнаешь? Ну, где он, твой урод?
      ГВЕНДОЛИН: Какой урод?
      ЖИЛЬБЕР: Ты знаешь!
      ГВЕНДОЛИН: Он исчез.
      ЖИЛЬБЕР (понимающе):
      Что, из окошка прыгнул прямо в лес?
      Ну и приятель! До чего хорош!
      Я отроду таких не видел рож...
      Приобрела, я вижу, ты немало.
      На чучело меня ты променяла!
      Что ж, поздравляю. Ты...
      ГВЕНДОЛИН: Жильбер, потише.
      ЖИЛЬБЕР: Пускай хоть целый мир меня услышит.
      "Изменница!" - я крикну, что есть сил...
      (Ребенок плачет.)
      ГВЕНДОЛИН (яростно):
      Ну, вот! Я так и знала! Разбудил!
      ЖИЛЬБЕР (обморочно): Откуда здесь... оно?
      ГВЕНДОЛИН (укачивая ребенка): Дай полотенце!
      (Жильбер подает ей полотенце, она вытирает ребенку лицо.)
      Оттуда же, откуда все младенцы.
      Чего трясешься, словно холодец?
      ЖИЛЬБЕР: Скажи немедля - кто его отец?
      ГВЕНДОЛИН: Держи! (Сует ему ребенка.)
      Не бойся. На кого похож?
      ЖИЛЬБЕР: Скажи скорее!
      ГВЕНДОЛИН: Стало невтерпеж?
      Не догадался?
      ЖИЛЬБЕР: Нет...
      ГВЕНДОЛИН: Ну, стыд и срам...
      ЖИЛЬБЕР (рассматривает ребенка):
      Я... я не верю собственным глазам!
      Мои глаза! Мой нос! И остальное -
      Мое! Когда родился он?
      ГВЕНДОЛИН: Весною.
      ЖИЛЬБЕР: Так неужели я - его отец?
      ГВЕНДОЛИН: О, счастье! Догадался, наконец!
      ЖИЛЬБЕР: Подумать только, родился весной,
      И до сих пор не виделся со мной!
      ГВЕНДОЛИН: О, это, право, не его вина!
      Я скоро год, как здесь живу одна.
      ЖИЛЬБЕР: Да что ты врешь? Я приходил вчера!
      ГВЕНДОЛИН: И я должна была кричать "ура"?
      Мне и ему, поверь, ни кто не нужен.
      ЖИЛЬБЕР: Но я не перестал быть твоим мужем!
      ГВЕНДОЛИН: Ты так считаешь? (После паузы.)
      Едем во дворец!
      ЖИЛЬБЕР: Прости... Но проигрался я вконец.
      ГВЕНДОЛИН (недоверчиво): Такую кучу пряжи золотой
      Ты проиграл?
      ЖИЛЬБЕР: Ну, в общем, да.
      ГВЕНДОЛИН: Постой!
      Все проиграл? Опять?!
      ЖИЛЬБЕР: Ты угадала...
      Все! Подчистую! Вплоть до одеяла!
      ГВЕНДОЛИН: И королевство?
      ЖИЛЬБЕР: Тоже!
      ГВЕНДОЛИН: А дворец?
      ЖИЛЬБЕР: Так вышло, понимаешь... Он,шельмец,
      Уговорил сыграть меня... И вот...
      ГВЕНДОЛИН: Кто - он?
      ЖИЛЬБЕР: Король Франциск.
      ГВЕНДОЛИН: Ну и везет
      Франциску! (Пауза.) Вы остались без жилья,
      И ты тотчас пошел узнать, как я?
      Лишившись крова, без гроша в кармане...
      И, вероятно, взял с собою няню?
      ЖИЛЬБЕР: Конечно! Она там, в деревне - ждет.
      ГВЕНДОЛИН: А ты, король, отправился вперед?
      Чтоб разузнать, не пустит ли вдвоем
      Вас королева в свой роскошный дом?
      ЖИЛЬБЕР: М, в общем-то, уже нашли ночлег
      В деревне -... ну.. в сарае для телег.
      ГВЕНДОЛИН: Ты, верно, наигрался в карты всласть?
      ЖИЛЬБЕР: Клянусь, отныне в прошлом эта страсть!
      В тот самый миг, когда увидел сына,
      Я понял вдруг, что значит быть мужчиной...
      Ты веришь мне?
      ГВЕНДОЛИН: Я верю. Поспеши
      За нянькой. Но спасением души
      Клянусь - теперь все будет по-другому
      Под крышей моего лесного дома.
      ЖИЛЬБЕР (расстроганно): Благодарю! Я мигом! Я бегом!
      Как мы с тобою славно заживем!
      Корову купим! Разведем овец!
      Я буду их пасти!
      ГВЕНДОЛИН: Ты молодец!
      ЖИЛЬБЕР: Работать буду с ночи до утра...
      Наоборот! Прости, но мне пора!
      (Убегает.)
      ГВЕНДОЛИН: Беги, король. И мне пора трудиться.
      Дописываю первую страницу...
      (Хватается за перо, записывает.)
      Жильбер... Уилфред, Карлос, Себастьян,
      Гамейлиел, Альгесте, Адриан,
      Фритьоф, Ульф, Олаф, Эдвард, Эстебан,
      Вильгельм, Тобайес, Исидор, Стефан...

      Картина 15.

      (ТРОЛЛЬ сидит на поляне в лесу и смотрит на луну.)
      ТРОЛЛЬ (в упоении): Гадай, гадай! Имен на свете много!
      И каждое по-своему убого.
      Зато в моем изъяна не найдешь -
      Оно опасно, словно острый нож.
      Сияет в лунном свете лезвие,
      Как имя потаенное мое!

      Картина 16

      (В доме мельника сидят, клюя носами, Гвендолин, Жильбер и Няня.)

      ГВЕНДОЛИН (записывает):
      Не знаю, что и делать... Аполлон.
      ЖИЛЬБЕР: Авось, да угадаем. Соломон!
      ГВЕНДОЛИН: Был Соломон...
      НЯНЯ (робко): Я знаю. Джонатан!
      Уж как был гнусен!
      ЖИЛЬБЕР: Максимилиан!
      ГВЕНДОЛИН (кивая): Запишем.
      ЖИЛЬБЕР: Может, хватит?
      ГВЕНДОЛИН (неумолимо): Антуан.
      НЯНЯ: Алоис!
      ЖИЛЬБЕР: Отмар!
      НЯНЯ: Пауль!
      ГВЕНДОЛИН: Кристиан.
      (Ребенок плачет.)
      НЯНЯ: Я укачаю бедного малютку!
      (Разглядывает маледенца.)
      А до чего похож - ну, прямо жутко!
      Он даже плачет точно, как отец!
      Ой! Улыбнулся, маленький шельмец!
      (Внезапно кричит.)
      Смотри! Смотри!
      ЖИЛЬБЕР: (подскакивая, хватается за сердце) Что с ним?!
      НЯНЯ: (в экстазе) Пустил слюну...
      (Гвендолин) Не знаю, как избыть мою вину...
      О, королева! Я твоя должница!
      Простишь ли мне?
      ГВЕНДОЛИН: (пишет) Девятая страница...
      НЯНЯ: Я знаю, что безмерно виновата..
      Все то, что я утратила когда-то,
      Вернула ты! Скажи, я прощена?
      ГВЕНДОЛИН: Конечно! Вспоминайте имена!
      ЖИЛЬБЕР: Ты говоришь, обмолвился он - "Ру"?
      ГВЕНДОЛИН: На всякий случай пишем все.
      ЖИЛЬБЕР: К утру
      Мы точно спятим. Что, всю ночь не спать,
      Сидеть и имена припоминать?
      ГВЕНДОЛИН (жестко): Всю ночь, весь день, весь вечер.
      Гидеон.
      НЯНЯ: Жюльен... Луи... Жозеф...
      ЖИЛЬБЕР: Рене. Гастон.
      Ив. Нужно вспоминать на "Ру"!
      (Пауза.)
      Марсель.
      ГВЕНДОЛИН: Марсель на "ру"?
      ЖИЛЬБЕР: Спать хочется.
      НЯНЯ: Мишель.
      ГВЕНДОЛИН:
      Рейф, Реджинальд, Рольф, Роланд, Рафаэле.
      НЯНЯ: Ромео!
      ЖИЛЬБЕР: Рональд. Родерик.
      НЯНЯ: Микеле!
      (Пауза. Смущенно)
      Ритс!
      ЖИЛЬБЕР: Я такого имени не слышал.
      НЯНЯ (вздыхая):
      Он был голландец. Он свалился с крыши
      И помер, бедный...
      (Постепенно засыпает сидя.)
      ЖИЛЬБЕР: Раньери, Раймон.
      Рольф.
      ГВЕНДОЛИН: Было. Рихард. Рюдигер. Ральф. Рон.
      ЖИЛЬБЕР: Рон - это Рональд. Вычеркни.
      ГВЕНДОЛИН: Сейчас
      О, господи, за что ты мучишь нас?
      ЖИЛЬБЕР (внезапно): За то, что мы играем на ребенка!
      ГВЕНДОЛИН: Молчал бы ты, любитель пряжи тонкой!
      ЖИЛЬБЕР: Розарио?
      ГВЕНДОЛИН: Он не настолько мил.
      ЖИЛЬБЕР: Ты говоришь, он испугался вил?
      Я кое-что придумал, Гвендолин.
      Я не отдам его. Ведь он - наш сын.
      (Засыпает сидя.)
      ГВЕНДОЛИН: Робертомильо... Есть такое имя?
      (Пожимая плечами.)
      На всякий случай запишу с другими.

      Картина 17.

      (В лесу ТРОЛЛЬ смотрит в сторону дома мельника.)

      ТРОЛЛЬ: Сквозь ветки, вижу, светится окошко...
      Не спится в эту ночь прелестной крошке.
      Она сидит совсем, совсем одна,
      И знай припоминает имена:
      "Быть может, это? Да-да-да, оно!"
      Навряд ли. Мое имя мне дано!
      (Треск кустов. Появляется Жильбер, переодетый капитаном гвардии, с лицом,
      закутанным в плащ.)
      ЖИЛЬБЕР: Стой, негодяй! И руки подними!
      ТРОЛЛЬ (надменно): Ты очень груб.
      ЖИЛЬБЕР: С хорошими людьми
      Я сам хорош. Быть вежливым с тобой -
      Пустая трата времени.
      ТРОЛЛЬ: Постой!
      Прости, но чем тебе я досадил?
      ЖИЛЬБЕР: Тем, что по лесу ночью ты бродил.
      Разбойник, значит, или браконьер.
      А я, как видишь, бравый офицер.
      И ночью я люблю залечь в перину,
      А не царапать рожу об малину.
      Ступай вперед!
      ТРОЛЛЬ (испуганно): Куда?
      ЖИЛЬБЕР: Куда? В тюрьму!
      ТРОЛЛЬ: Но как же так?... За что? И почему?
      Ведь право же, я честный человек!
      ЖИЛЬБЕР: Таких я не встречал за весь свой век.
      ТРОЛЛЬ (в отчаянии): Но я такой!
      ЖИЛЬБЕР: Ты можешь доказать,
      Что ты не Жан-Луи-На-Шее-Пять?
      ТРОЛЛЬ: На шее пять... чего?
      ЖИЛЬБЕР (мрачно): Убитых жен!
      ТРОЛЛЬ: О боже! Безусловно, я - не он!
      ЖИЛЬБЕР: Расписывайся здесь, на этом месте!
      (Сует ТРОЛЛЮ карандаш и бумагу.)
      ТРОЛЛЬ: Ру... (Поспешно пишет.)
      ЖИЛЬБЕР (читая написанное): Рут-гер?
      ТРОЛЛЬ: Да! Ей-богу! Слово чести!
      ЖИЛЬБЕР: Допустим...
      (ТРОЛЛЬ пытается уйти, но Жильбер заступает дорогу.)
      ТРОЛЛЬ (робко): Я могу идти?.
      ЖИЛЬБЕР: Бедняжка!
      Ты отдохнешь сегодня в каталажке.
      ТРОЛЛЬ: За что?
      ЖИЛЬБЕР: А ты не понял ни бельмеса?
      За то, что ночью ты бродил по лесу
      Без документов!
      ТРОЛЛЬ (вдруг): Капитан! Смотри!
      Мелькнула тень! Нет, две! Нет, даже три!
      ЖИЛЬБЕР (всматриваясь в лес): Наверное, олени...
      (ТРОЛЛЬ внезапно бьет его кинжалом в спину. Жильбер падает.)
      ТРОЛЛЬ: Получай!
      Не обессудь, мне некогда! Прощай!
      (Уходит.)

      Картина 18

      (В доме мельника Гвендолин и Няня.)

      НЯНЯ: Он заблудился.
      ГВЕНДОЛИН: То-то и оно,
      Что заблудиться было мудрено!
      Прямая тропка, полная луна,
      Ни облачка на небе. У окна
      Горит свеча...
      НЯНЯ: Лукавый лунный свет
      Во всем виновен.
      ГВЕНДОЛИН: Час, как его нет...
      Но если заблудиться он не мог -
      Беда случилась с ним!
      НЯНЯ: Избави, бог!
      Ты плохо знаешь моего Жильбера!
      Ему дана удача полной мерой.
      ГВЕНДОЛИН: Мне кажется... Прислушайся.
      НЯНЯ: Шаги!
      (Стук в дверь.)
      ГОЛОС ТРОЛЛЯ: Открой!
      ГВЕНДОЛИН (Няне): Возьми фонарь и в лес беги!
      Ищи его! Найди скорее!
      ГОЛОС ТРОЛЛЯ: Дверь
      Мне отвори!
      (Гвендолин отпирает дверь.)
      ТРОЛЛЬ (Гвендолин, указывая на Няню.): А это кто?
      ГВЕНДОЛИН (Няне): Теперь
      Ступай домой, подружка! (Выпихивает Няню на двор.)
      (ТРОЛЛЮ.) Мы болтали
      О том, как раньше жили без печали.
      ТРОЛЛЬ: Она, должно быть, редкая уродка.
      Вон, как лицо платком закрыла кротко!
      Что смотришь? Неужели я не прав?
      ГВЕНДОЛИН (медленно):
      А это в чем испачкан твой рукав?...
      ТРОЛЛЬ (в замешательстве): Здесь?
      ГВЕНДОЛИН: Да, и тут...
      ТРОЛЛЬ: А, это сок малины.
      Тебя еще заботит участь сына?
      ГВЕНДОЛИН: Заботит ли меня.. Да.
      ТРОЛЛЬ: Говори.
      Отгадывай!
      ГВЕНДОЛИН (читает): Адам, Роже, Анри,
      Как рано для малины... Сальваторо.
      Она не поспевает в эту пору.
      ТРОЛЛЬ: Год на год не приходится.
      ГВЕНДОЛИН: Мартин.
      Ксавьер, Томас, Мельчор, Пьо, Серафин.
      ТРОЛЛЬ: Нет.
      ГВЕНДОЛИН: Леандро, Оскар, Мариано, Пьер,
      Эрмино.
      ТРОЛЛЬ: Нет.
      ГВЕНДОЛИН: Диего, Фауст, Тьер.
      (Входит Няня.)
      НЯНЯ (в упор глядя на ТРОЛЛЯ.): Ты Рутгер.
      ТРОЛЛЬ: Нет! Не Рутгер.
      НЯНЯ: Поклянись!
      ТРОЛЛЬ: Клянусь - не Рутгер я! Порукой жизнь!
      ГВЕНДОЛИН (Няне): Пойди и подожди меня за дверью.
      (ТРОЛЛЮ.) На ком остановились мы?
      ТРОЛЛЬ: На Тьере.
      Итак?
      ГВЕНДОЛИН: Траян, Иосиф, Йоган,
      Георгий, Айриш, Машимьяну, Ян.
      ТРОЛЛЬ: Нет.
      ГВЕНДОЛИН: Осмуин, Гуторм, Эскил, Енс, Эжен,
      Боргхилль, Нильс, Отто, Сигурд, Людвиг, Свен?

      Картина 19.

      (Возле дома мельника Няня и раненый Жильбер.)

      ЖИЛЬБЕР: Как тяжело! Ты вытащила нож?
      НЯНЯ: Вот он!
      (Показывает.)
      ЖИЛЬБЕР: Я умираю ни за грош.
      Каков мерзавец - значит, он солгал!
      Ну, кто бы мог подумать! Он так мал,
      Против меня... А я был полон сил.
      Но хитростью меня он победил.
      Хочу, чтобы... ох, няня, что за боль!
      Хочу быть похоронен, как король!
      Ты обещаешь?
      НЯНЯ (грозно): Попробуй мне умри, Жильбер!
      ЖИЛЬБЕР: Однако...
      НЯНЯ: Тебя я закопаю, как собаку!
      Вот! Так и знай! И плюну на могилу!
      (Плачет.) Прости, Жильбер! Не умирай, мой милый!

      Картина 20

      (В доме мельника Гвендолин продолжает читать имена Троллю.)

      ГВЕНДОЛИН: Андреас, Аренд, Аристарх, Антон,
      Йост, Зигфрид, Хартмут, Харальд, Лу, Эдмон.
      Эме, Арсис, Васья, Миша, Гутьерро,
      Беато, Эудженио, Гильермо.
      ТРОЛЛЬ (после паузы, зевая): Имен ты знаешь много.
      ГВЕНДОЛИН: Больше ста.
      ТРОЛЛЬ: Сто двадцать семь. А ты не так проста,
      Как это показалось мне вначале...
      (Светски.) Все имена чарующе звучали
      В твоих устах - как пенье ручейка.
      Но правда, к сожалению, горька.
      Тебя опять постигла неудача.
      Ты не смогла решить мою задачу.
      Хотя, должно быть, очень постаралась...
      Сочувствую тебе. Какая жалость!
      И главное, всего одна попытка
      Осталась...
      ГВЕНДОЛИН: (сквозь зубы, распахивая дверь)
      Не забудь закрыть калитку.
      ТРОЛЛЬ: Ты, королева, чересчур смела.
      ГВЕНДОЛИН: (хватая метлу, воинственно)
      Не хочешь ли отведать помела?
      ТРОЛЛЬ: Пожалуй, это наглость, а не смелость.
      Встань, милая. Ты что это расселась?
      (Гвендолин подчиняется помимо собственной воли.)
      Конечно, я не более, чем гость,
      Но на гостях не вымещают злость.
      Тебя я мог бы, как пылинку, сдуть
      С лица земли. Но не спешу. Отнюдь!
      Я жду, когда наступит час расплаты,
      В которой ты сама же виновата.
      Тебе скажу я завтра - поделом!
      Меня не испугаешь помелом...
      Открой мне дверь и отойди в сторонку.
      До скорой встречи, наглая девчонка!
      (Уходит... Гвендолин скрывается за дверью, вскоре они вдвоем с Няней
      вносят Жильбера.)
      ГВЕНДОЛИН (Няне): Без памяти?
      НЯНЯ: Ох, да.
      ГВЕНДОЛИН (осматривает рану): Плохая рана.
      НЯНЯ (саркастически): Бывают и хорошие?
      ГВЕНДОЛИН: Да. Странно -
      Он прямо в сердце должен был попасть,
      Но промахнулся...
      НЯНЯ: Экая напасть!
      ГВЕНДОЛИН: Почти нет крови.
      НЯНЯ: Вытекла в лесу.
      След от нее похож был на росу
      Или, скорей, на ягоды малины.
      ГВЕНДОЛИН:
      По счастью, ножик был не слишком длинный.
      Держи его!
      НЯНЯ: Зачем?
      ГВЕНДОЛИН: Я так велю!
      (Няня держит Жильбера в то время, как Гвендолин поливает рану какой-то
      жидкостью из кувшина.)
      ЖИЛЬБЕР (пытаясь встать): О, небо! Помогите королю!
      (Снова падает без сознания.)
      НЯНЯ: Что это было? Колдовское зелье?
      ГВЕНДОЛИН: Гораздо лучше. Эликсир веселья.
      (Подносит к лицу Няни кувшин.)
      Понюхай! Не желаешь ли хлебнуть?
      (Няня пьет.)
      Не жадничай! Оставь и мне чуть-чуть.
      (Гвендолин достает с полок всевозможные сосуды, свертки, готовя
лекарство.)
      НЯНЯ: Что будем делать?
      ГВЕНДОЛИН (подает ей какую-то баночку):
      На-ка, размешай.
      НЯНЯ (с сомнением): А что это такое?
      ГВЕНДОЛИН: Ведьмин чай.
      НЯНЯ: Не лучше ли за лекарем пойти?
      ГВЕНДОЛИН: Нет времени. (Читает какие-то свои записи.)
      Ага, один к пяти...
      Понятно... (Снимает со стены пучок травы.)
      Обдери-ка этот веник.
      У нас с тобой ни времени, ни денег.
      К тому же здешний лекарь-костоправ
      Не знает и десятой доли трав,
      Что знаю я. Увы!
      НЯНЯ: Собачья жизнь!
      ГВЕНДОЛИН: Ты на меня без страха положись.
      (Собирает вместе все части лекарства, смешивает, греет лучиной в железной
      чашке и т.п.)
      Клянусь, что ни единый коновал
      Об этой мази в жизни не слыхал!
      (Обрабатывает рану Жильбера.)
      Готово.
      НЯНЯ: А... что будет дальше с ним?
      ГВЕНДОЛИН: Что будет, то и будет. Поглядим.
      Болтай поменьше.
      НЯНЯ: Но... он не умрет?
      ГВЕНДОЛИН: Мне не дано заглядывать вперед.
      НЯНЯ (настырно): Но все же?
      ГВЕНДОЛИН (яростно): Я не знаю!
      ЖИЛЬБЕР: Гвендолин!
      ГВЕНДОЛИН: Я здесь.
      ЖИЛЬБЕР: Я самый глупый из мужчин.
      (Видит Няню.) А это кто? Архангел Гавриил?
      Уйди! Тебя я сроду не любил.
      НЯНЯ: Он не в себе.
      ГВЕНДОЛИН: Я вижу.
      ЖИЛЬБЕР: Гвендолин!
      Я вел себя, как истинный кретин!
      Не уходи. Я очень одинок.
      ГВЕНДОЛИН: Я догадалась, кажется... мой бог!
      Я поняла, зачем ему ребенок!
      Ах, он, паршивый тролль! Ах он, подонок!
      (Торжествующе): Назавтра, всемогущий старичок,
      Как рыбка, попадешься на крючок!

      Картина 21.

      (ТРОЛЛЬ пробирается по лесу.)

      ТРОЛЛЬ: В моем лесу, однако, стало людно.
      Ведь было время - спали беспробудно
      Ночной порой. Работали весь день.
      Не шастали тут все, кому не лень!
      (Осматривает подошву, счищает с нее конский помет.)
      И не таскали кляч на водопой!
      ГОЛОС: Эй! Помогите женщине слепой!
      ТРОЛЛЬ: Вот разве что слепых недоставало,
      Как будто здесь без них народу мало!
      Поможет кто-нибудь. А я пойду.
      (Навстречу ему выходит из леса Гвендолин,переодетая слепой побирушкой - с
      невероятно закутанным и перепачканным лицом, сильно хромая.)
      ГВЕНДОЛИН: Спасите! Ох! Попала я в беду!
      ТРОЛЛЬ: Что ты вопишь?
      ГВЕНДОЛИН: Спаситель! Боже мой!
      ТРОЛЛЬ: Да объясни ты толком, а не вой.
      Что за беда?
      ГВЕНДОЛИН (плаксиво): Я подвернула ногу...
      ТРОЛЛЬ: Подумаешь! Я позову подмогу.
      (Хочет уйти, но Гвендолин вцепляется в него.)
      ГВЕНДОЛИН: О, не бросай меня в лесу одну!
      ТРОЛЛЬ (раздраженно): Не беспокойся, я не обману.
      ГВЕНДОЛИН: Постой! Знакомый голос. Ты, Гастон?
      Не помнишь? Ты ведь был в меня влюблен.
      ТРОЛЛЬ: Гастона никакого я не знаю!
      ГВЕНДОЛИН: Не бойся, мы одни. А глушь лесная
      Не выдаст никому твое признанье.
      Ты слышишь, как шумят воспоминанья?
      Я знаю - ты по-прежнему красив...
      ТРОЛЛЬ: Еще бы!
      ГВЕНДОЛИН: Помнишь, после сбора слив
      Мы встретились в лесу? Я словно вижу -
      В рубашке серой, коротко подстрижен -
      Ты был неотразим. Но и теперь
      Твой образ я в душе храню, поверь.
      ТРОЛЛЬ (растроганно): Да что ты говоришь?
      Как интересно...
      ГВЕНДОЛИН: А ты меня забыл?
      ТРОЛЛЬ: Ну, если честно -
      Я все-таки не твой дружок Гастон.
      ГВЕНДОЛИН: Не может быть! Ты говоришь, как он!
      Нагни лицо.
      (ТРОЛЛЬ подставляет ей лицо, она его ощупывает.)
      Да, ты не он - другой,
      Но как же ты прекрасен, дорогой!
      Какие благородные черты!
      Какой образчик редкой красоты!
      Подобных лиц я прежде не встречала.
      ТРОЛЛЬ (скромно): Да, нас, таких, осталось очень мало.
      ГВЕНДОЛИН (восторженно):
      Позволь перед тобой склонить колена...
      Да будет красота твоя нетленна!
      (Встает на колени.)
      ТРОЛЛЬ: Ну, что уж так...
      ГВЕНДОЛИН: Нежнейшая рука! (Берет его руку.)
      Ах, до чего изящна и мягка!
      Когда бы я могла стать снова зрячей,
      От счастья я зашлась бы, верно, в плаче.
      Я стала бы твоей слугой покорной,
      Не убоявшись ни работы черной,
      Ни горестей, а только слепоты,
      Что скрыла от меня твои черты.
      Прости, что я тебя так задержала...
      Ты недоволен, ангел мой?
      ТРОЛЛЬ: Нимало.
      Но, впрочем, мне пора. Прощай!
      ГВЕНДОЛИН: Постой!
      Так за кого молиться мне, открой!
      ТРОЛЛЬ (гордо): Я - Румпельштильцхен! Так зовут меня.
      (Раскланивается.)
      ГВЕНДОЛИН (в экстазе): Какое имя! Словно светоч дня!
      Оно мне на земле всего дороже!
      Пребудь с тобой благословенье божье!
      (Расходятся.)

      Картина 22

      (ТРОЛЛЬ перед входом в дом мельника.)

      ТРОЛЛЬ: Я промысел господень превозмог,
      Мне отомкнется вечности чертог.
      О, боже! Как кружится голова
      В предчувствии момента торжества...
      ГВЕНДОЛИН (появляется на пороге):
      Входи-входи. Заждалась.
      ТРОЛЛЬ: В добрый час!
      Мы видимся с тобой в последний раз.
      ГВЕНДОЛИН: Надеюсь, что в последний.
      ТРОЛЛЬ: Ну - и что же?
      Давай игру достойно подытожим.
      ГВЕНДОЛИН (читает): Аарне, Хейкки, Тойво, Лемюэл,
      Кюести, Калле, Якко, Вэнс, Жоэл?
      ТРОЛЛЬ: Нет.
      ГВЕНДОЛИН: Зайналабдин, Ильшат, Лабиб, Равшан,
      Наджар, Оразгельды, Салаш, Мигран,
      Милутин, Предраг, Войислав, Владан,
      Стояден, Младен, Милодраг, Вукан.
      ТРОЛЛЬ: Нет-нет!
      ГВЕНДОЛИН: О, горе мне! Салиш, Гарсан,
      Салсу, Кловиш, Лудолфу, Леонан.
      (Пауза.)
      ТРОЛЛЬ: Ушам своим не верю! Вышел срок,
      Иссяк имен бесчисленных поток?
      (Торжествующе.) Не угадала!
      ГВЕНДОЛИН: Экая беда!
      Ну, стало быть, ты Румпельштильцхен. Да?
      ТРОЛЛЬ: Кто подсказал тебе?!
      ГВЕНДОЛИН Ты удивлен?
      (Голосом слепой): Но это же так просто, мой Гастон!
      (Из-за двери доносится хохот.)
      НЯНЯ (просовывает голову в дверь):
      Он - Румпельштильцхен?
      Что-то не пойму,
      Так удружила мамочка ему?
      ЖИЛЬБЕР (появляется, шатаясь):
      Что? Румпельштильцхен? Вот как? Ни хрена...
      Бывают же такие имена!
      Немало есть забавного на свете,
      Но имени смешнее я не встретил!
      ГВЕНДОЛИН: Да, Румпельштильцхен!
      (Передразнивает)
      Так его зовут!
      (Внезапно.) Жильбер! Невероятно! Встал! Ты тут!
      НЯНЯ: Какое счастье! Он совсем здоров!
      ЖИЛЬБЕР: Готов пасти дрова, рубить коров...
      (Внезапно свет меркнет.)
      ТРОЛЛЬ: Ты, королева, угадала поздно.
      ЖИЛЬБЕР: О чем ты, Румпель? Это несерьезно.
      (ТРОЛЛЬ взмахивает рукой. Вспышка. )
      (Все валятся на пол.)
      ТРОЛЛЬ: О, духи леса, гор, подземных недр -
      Свидетели! Я был излишне щедр.
      Но я не повторю своей ошибки.
      (Гвендолин.)
      Дай мне младенца с милою улыбкой,
      Не то король твой, бравый молодец,
      В огне найдет мучительный конец.
      Да будет так! Разверзнется земля
      У самых ног Жильбера-короля!
      (ТРОЛЛЬ взмахивает рукой, Жильбера окружает огненная трещина в полу.)
      ( Гвендолин.) Ты, Гвендолин, одна во всей Вселенной
      Его спасешь или швырнешь в геенну.
      Все от тебя зависит.
      ГВЕНДОЛИН: Я должна...
      ТРОЛЛЬ (рассудительно): Ребенку мать и королю жена -
      Не много ли? Но у тебя есть право -
      Ты выберешь, что более по нраву.
      Подумай хорошенько. Не спеши...
      НЯНЯ: О, Гвендолин! Спасенем души
      Я заклинаю - выбери Жильбера.
      Не дай ему погибнуть...
      ЖИЛЬБЕР (Няне): Ты, мегера!
      Молчи! (Гвендолин) Ее не слушай никогда!
      Не отдавай его!
      НЯНЯ (Гвендолин): Ты молода.
      Еще детей родишь ему без счета.
      ЖИЛЬБЕР (Няне): Кого ей выбрать - не твоя забота!
      ТРОЛЛЬ (Гвендолин): Не лучше ли, чтоб оба были живы?
      ГВЕНДОЛИН (ТРОЛЛЮ):
      По-твоему, вот это справедливо?
      ТРОЛЛЬ: Ты, наглая и хитрая крестьянка,
      Прикинулась слепою спозаранку.
      А я тебе поверил! Как я мог?..
      Я должен был почувствовать подвох...
      Что может быть глупей, чем верить людям?!
      Болтать о справедливости не будем.
      По счастью, все на свете поправимо.
      Ну, выбирай! Ты чуешь запах дыма?
      Даю тебе еще одно мгновенье.
      Учти - мое кончается терпенье.
      ЖИЛЬБЕР: Не отдавай!
      ГВЕНДОЛИН: (молча идет к колыбели, достает оттуда запеленутого ребенка)
      Мой сын еще так мал,
      Ни радости, ни горя не познал
      Считай, что не родился он на свет.
      ЖИЛЬБЕР: Но он родился!
      ГВЕНДОЛИН: Ну, а если нет?
      НЯНЯ: Пожалуй, это правильная мысль...
      Так выбери Жильбера и смирись!
      ТРОЛЛЬ (раздраженно):
      Довольно вы крутили кренделя!
      Кого ты выбираешь?
      ГВЕНДОЛИН: Короля!
      (Протягивает сверток ТРОЛЛЮ.)
      ЖИЛЬБЕР: Нет, Гвендолин! В Огонь я брошусь сам,
      Но колдуну ребенка не отдам!
      (Бросается к трещине. ТРОЛЛЬ взмахивает рукой, трещина исчезает.)
      ЖИЛЬБЕР (лежа на полу): Я опоздал! (Плачет.)
      ТРОЛЛЬ (принимая сверток у Гвендолин):
      Ты опоздал, сопляк.
      Счастливо оставаться!
      ГВЕНДОЛИН: Нет, не так!
      Клянись - как там? Всевидящей луною
      Что навсегда оставишь нас в покое!
      Что больше ничего ты не возьмешь
      Вовеки в нашем доме, слышишь?
      ТРОЛЛЬ: Что ж...
      Клянусь!
      ГВЕНДОЛИН: Ребенку моему вреда
      Клянись! - Не причинишь ты никогда!
      Клянись - ни нас не тронешь, ни Жильбера.
      ТРОЛЛЬ (посмеиваясь):
      Ты, право, подозрительна не в меру.
      Но, может быть,отчасти и права.
      Да сбудутся - клянусь! - твои слова.
      И если эту клятву я нарушу,
      То в тот же миг пускай утрачу душу
      И бледным огоньком среди болот
      Пойду блуждать... По-моему, сойдет.
      ГВЕНДОЛИН: Как ты сказал? Болотный огонек?
      Придумано неплохо, да, сынок?
      (Вынимает из кроватки младенца.)
      В болотный огонек, в наперсток. в дратву...
      ТРОЛЛЬ (разматывает сверток, оттуда падает кукла.)
      Обманщица!
      ГВЕНДОЛИН: Смотри, нарушишь клятву -
      С тобой случится страшная беда.
      В кого там превратишься ты тогда?
      НЯНЯ (кивая): В болотный огонек.
      ЖИЛЬБЕР: О, боже правый!
      По-моему ты влип, старик лукавый!
      Влип, Румпельштильцхен?
      ГВЕНДОЛИН: Полагаю, да.
      ТРОЛЛЬ (Гвендолин): Меня ты обманула без стыда!
      ГВЕНДОЛИН: Ты этот сверток взял своей рукою.
      Теперь оставь навеки нас в покое!
      (Смех младенца.)
      НЯНЯ: Дитя смеется, слышите, смеется!
      ГВЕНДОЛИН: Ну, хоть какая польза от уродца...
      ТРОЛЛЬ: Ликуйте! О, какие вы глупцы!
      Еще глупей, чем деды и отцы!
      Ликуйте! Будьте счастливы и впредь!
      Вам все равно придется умереть.
      В улыбке вечной осклабляя рот,
      Безносая ваш дом не обойдет!
      Хотел бы я увидеть ваши лица,
      Когда она к вам в двери постучится...
      Ликуйте! Ваша хитрость удалась -
      Я побежден, повержен, втоптан в грязь.
      Взлететь так высоко и пасть так низко...
      Я вижу письмена на лунном диске,
      Но прочитать их мне невмоготу...
      Я чую под ногами пустоту,
      Как висельник на полпути к расплате.
      Я жалкий неудачник... О, проклятье!
      Под самым горлом холод - как клинок.
      Что чувствует болотный огонек?
      Об этом мне подумать не случалось,
      Но знаю твердо - ни любовь, ни жалость,
      Ни состраданье людям не известны...
      (Пауза.)
      Кто ты ни есть, земной или небесный
      Владыка мира! Погляди сюда!
      Любви людей не знал я никогда.
      Не видел даже ласкового взгляда.
      Да, я искал совсем другой награды...
      Ты знаешь сам. Неважно! Объясни -
      Мои страданья - для чего они?
      Ища в них хоть какого-нибудь смысла,
      Я складывал магические числа
      И травы жег в сиянии луны...
      Зачем тебе страдания нужны?
      (Пауза.)
      Не слышу ничего. Ответа нет!
      Как это мало - жалких триста лет!
      Прощайте - голос, тело, сердце, ум...
      Я птичий посвист, отзвук, отсвет, шум
      Листвы... Игра теней... и запах тленья!
      Настало время... Время превращенья!
      (Уходит.)
      НЯНЯ: (боязливо) Ущел?
      ЖИЛЬБЕР: Ушел...
      ГВЕНДОЛИН: Ушел.
      НЯНЯ: Какое счастье!
      Ах, чтоб он разорвался бы на части!
      Как напугал, бессовестный урод!
      Меня до сей поры еще трясет.
      ГВЕНДОЛИН: Он умирает.
      НЯНЯ: Вот как? Дай-то бог!
      ГВЕНДОЛИН: Не говори так! Он был одинок.
      Судить его теперь- не наше дело.
      ЖИЛЬБЕР: Не хочешь ли сказать, что пожалела
      Его, который...
      ГВЕНДОЛИН: Он искал любви
      И не нашел.
      ЖИЛЬБЕР: Ну, знаешь... Се ля ви!
      За что любвить такую образину?
      Да у него же морда, как корзина!
      Душа, как сажа! Сердце, как кремень!
      Любви он захотел, трухлявый пень...
      (Гвендолин.) И ты могла бы полюбить такого?
      Ты спятила.
      ГВЕНДОЛИН: Я повтряю снова -
      Мне жаль его..
      ЖИЛЬБЕР: Осиновым колом
      Таких жалеют!
      НЯНЯ: Ты простила зло,
      Какое он недавно нам принес?
      ГВЕНДОЛИН: Да. Я его простила.
      ЖИЛЬБЕР: Ты всерьез?
      ГВЕНДОЛИН: Взгляните - все мы счастливы в итоге,
      А он?
      ЖИЛЬБЕР: А он пускай протянет ноги,
      Прожив, как он сказал, три сотни лет.
      Ты хочешь, чтобы он вернулся?
      ГВЕНДОЛИН: (вздрогнув) Нет!
      ЖИЛЬБЕР: За упокой души мы выпьем грогу...
      Нальешь?
      ГВЕНДОЛИН: Налью.
      НЯНЯ: (срывается с места) Я посолю дорогу!
      (Бежит в дом, возвращается с пригоршней соли, рассыпает ее по дороге.
      Скрывается в лесу.)
      ЖИЛЬБЕР: Поможем ей? Посолим все до света.
      Чтоб он не возвратился? Есть примета!
      На всякий случай!
      (Бежит в дом, возвращается с мешком соли.)
      ГВЕНДОЛИН: Ты такой дурак!
      ЖИЛЬБЕР (разбрасывая соль горстями): Посолим!
      ГВЕНДОЛИН (отмахивается): Ничего, сойдет и так.
      (Подбирает с пола куклу, усаживает ее.)
      ЖИЛЬБЕР: Ну, посоли чуть-чуть своей рукой!
      ГВЕНДОЛИН (высыпает ему на голову пригоршню соли):
      Ты этого хотел, мой дорогой!
      ЖИЛЬБЕР (сыплет соль ей на волосы):
      Теперь тебя посолим, Гвендолин...
      Скажи, что я дурак, балбес, кретин...
      (Гвендолин хватает его за шиворот, колотит.)
      ЖИЛЬБЕР: Эй! Ты своротишь шею королю!
      ГВЕНДОЛИН: Ну, я тебя, паршивец, посолю!
      Ну, я тебе, Жильбер, задам! Ну! Ах!
      (Вдруг.) Жильбер! Там кто-то прячется, в кустах!
      ЖИЛЬБЕР: Не бойся! Рассветет, наступит день,
      Осмотрим все кусты...
      ГВЕНДОЛИН: Жильбер...
      ГВЕНДОЛИН и ЖИЛЬБЕР (хором): Олень!
      (В окно просовывается оленья голова.)
      ГВЕНДОЛИН: Смотри, какой красивый!
      (Оленю.) Хочешь соли?
      ЖИЛЬБЕР: Смотри-ка, лижет соль! Ручной он, что ли?
      Какой-то у него знакомый взгляд...
      ГВЕНДОЛИН: Его глаза как будто говорят
      О долгой, горькой жизни без веселья.
      И в них, как в озерке на дне ущелья,
      Отражены так странно наши лица.
      ЖИЛЬБЕР: Взгляни - он нас нисколько не боится.
      Я и не знал, что эти звери смелы...
      ГВЕНДОЛИН:Я думаю, не только в этом дело.
      ЖИЛЬБЕР: Ты думаешь... По-твоему, похоже...
      О, господи! Мороз идет по коже,
      Когда он на меня вот так глядит!
      (Оленю.) Ступай-ка ты, приятель! Ты ведь сыт?
      Ступай, приятель!
      (Хлопает в ладоши, голова оленя исчезает.)
      ЖИЛЬБЕР: (высунувшись в окно) Прыгнул за ограду.
      (После паузы ) Не дух ли это тролля-старика?
      ГВЕНДОЛИН: Нам не дано узнать наверняка,
      Как это, так и многое другое.
      Но если... что ж, дай бог ему покоя.
      ЖИЛЬБЕР: Аминь! (После паузы.)
      Я счастлив, прямо как мальчишка,
      Когда гляжу на этот наш домишко...
      Поверишь ли, но я не огорчен,
      Утратив власть, и золото, и трон...
      Теперь я знаю, что такое счастье -
      Свобода от ненужного! От власти!
      Моей и надо мною. Поняла?
      Теперь я - как летящая стрела,
      Несусь по небу ярко-голубому!
      ГВЕНДОЛИН: Куда же ты, стрела?
      ЖИЛЬБЕР: Мчусь прямо к дому!
      ГВЕНДОЛИН: А где твой дом?
      ЖИЛЬБЕР: Мой дом стоит в лесах.
      Там пенье водяного колеса
      Меня разбудит завтра на рассвете.
      Там ждут меня жена моя и дети...
      ГВЕНДОЛИН: Ах, даже так?
      ЖИЛЬБЕР: Чудесные детишки!
      Две дюжины!
      ГВЕНДОЛИН: (скептически) По мне, так это слишком -
      Две дюжины!
      ЖИЛЬБЕР: Согласен на одну.
      ГВЕНДОЛИН: Двенадцать ребятишек! Ну и ну...
      ЖИЛЬБЕР: Ты не согласна?
      ГВЕНДОЛИН: Ну... хоть бы шесть.
      Иначе в доме негде будет сесть.
      ЖИЛЬБЕР: И только-то? Какие пустяки!
      Подумаешь! Развесим гамаки!
      Я обучусь ремеслам понемножку.
      Расширим дом. Посадим здесь картошку,
      Там - спаржу... Купим лошадь и овец,
      И пса, чтоб с ним резвился наш малец -
      И он, и остальные наши чада...
      Клянусь, другого счастья мне надо,
      Чем это, мной добытое с трудом,
      Которое зовется словом "дом"!
      ГВЕНДОЛИН: Да будет так! Какая тишина...
      ЖИЛЬБЕР: Земля как будто не сотворена.
      А мы с тобой - от облаков две тени.
      Ты не боишься светопреставленья?
      ГВЕНДОЛИН: Не очень. Я боюсь мышей и крыс.
      И с высоты мне страшно глянуть вниз.
      ЖИЛЬБЕР: А незачем смотреть. Закрой глаза.
      Что там такое теплое? Слеза?
      ГВЕНДОЛИН: Вообще-то я всегда от смеха плачу.
      (Выходят на крыльцо, глядят в небо.)
      ЖИЛЬБЕР: О, господи! Пошли нам с ней удачи.
      Чтобы от смеха плакала она,
      А не иначе.
      ГВЕНДОЛИН: Я, его жена,
      Прошу тебя за нас и за ребенка.
      Не дай порваться нити жизни тонкой.
      Не разлучай нас и позволь дожить
      До старости... (Жильберу, шепотом.) О чем еще просить?
      ЖИЛЬБЕР: Не знаю. Ни о чем. Нет-нет, постой!
      Спроси моточек пряжи золотой,
      Колоду карт...
      ГВЕНДОЛИН: А может, хочешь соли?
      (Потасовка.)
      ЖИЛЬБЕР (отбиваясь): Спасибо, нет!
      ГВЕНДОЛИН: Всучу помимо воли!
      ЖИЛЬБЕР: Помиримся?
      ГВЕНДОЛИН: Не раньше, чем зимой!
      ЖИЛЬБЕР (подхватывает ее на руки и несет в дом):
      Молчи, жена! Тебя несут домой!
      (Уходят.)

      ГОЛОС ЖИЛЬБЕРА: Устроим завтра самый лучший бал?
      Гостей бы вовсе я не приглашал...
      ГОЛОС ГВЕНДОЛИН: Да.
      ГОЛОС ЖИЛЬБЕРА: Станем мы скучны и неразлучны...
      И заживем совсем благополучно.
      ГОЛОС ГВЕНДОЛИН: Да.
      ГОЛОС ЖИЛЬБЕРА: По лесу гуляет наш олень.
      Нас ждет благословенный долгий день!

      К О Н Е Ц

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования