Общение

Сейчас 645 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

  • solnishko

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

Волшебная история в двух действиях
по мотивам татарских народных сказок

Пьеса предназначена для постановки как в кукольном, так и в "человеческом варианте".

Действующие лица:

Ахмет
Хадича
Карунбай
Хозяин Алмазной Горы
Дочь падишаха
Див
Акбай, пёс
Шаян, кот
Слуги, стража

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

СЦЕНА 1

Добротный деревенский дом с пристройками. На заднем плане  Алмазная гора. Утро. Раздаётся петушиный крик, и вскоре из дверей выходит Хадича. Из-за сарая навстречу ей выбегает Акбай. Хадича между тем принимается за свои дела.  Видно, что девушка работящая – в руках у неё то таз, то ведро; она развешивает бельё, заскакивает в курятник, откуда слышно квохтанье кур, в хлев к коровам, что также можно понять по мычанию, выносит косточки Акбаю, который всё время вертится рядом, –. и всё это  делает легко, в буквальном и переносном смысле припеваючи, –  протирает стёкла и поёт:

ХАДИЧА:
Как родную любит меня
Добрый дядя мой Карунбай.
Говорит он мне: «Хадича,
Целый день лежи- отдыхай!
Целый день лежи-отдыхай –
Только все полы подмети,
Ложки-вилки все перемой,
За капустой в погреб сходи!

Только все подушки набей,
Прибери амбар и сарай,
С родника воды принеси –
А потом лежи-отдыхай!
Только всех коров подои.
Только всё бельё постирай,
Уток да гусей покорми –
А потом лежи-отдыхай!»

Перестаёт петь и начинает перечислять, загибая пальцы):

«Баню поскорей истопи, простыни сушиться повесь, все окошки в доме протри, чаю самовар вскипяти, пироги-блины испеки, в погреб за вареньем сходи, скатерть на столе расстели... А потом – лежи-отдыхай!..»  Уф!.. В самом деле, отдохну-ка я маленько ( садится на скамейку).

Из глубины дома слышатся богатырской силы зевки. Затем из дверей, кряхтя и переваливаясь с боку на бок, выбирается толстый и румяный Карунбай.

КАРУНБАЙ (потягиваясь изо всех сил ): Ох!.. Ох!.. Ну вот, снова не выспался. Опять эта бестолковая Хадича своей беготнёй разбудила. Сколько раз ей говорил, чтоб на цыпочках ходила, когда я сплю!.. (замечает сидящую на скамейке девушку, подкрадывается к ней). Хадича!
ХАДИЧА: Ай!.. ( отскакивает от него).
КАРУНБАЙ: Хадича!.. Ты чем же это занимаешься, лентяйка?!
ХАДИЧА: Да я только на минутку присела, дядюшка.
КАРУНБАЙ (воздевая руки к небу): Чтоб мне лопнуть!.. Она присела! В то время как я даже во сне думаю о её благе, она  загорает на скамейке!.. Позор, чтоб мне лопнуть!..
ХАДИЧА: Но я  всё сделала...
КАРУНБАЙ: Всё?.. У такой молодой девушки, как ты, дела вообще не должны кончаться! (в сторону) Ай, хорошо сказал!.. (Хадиче) Всё сделала, говоришь?.. (вынимая что-то из кармана) А это что такое?
ХАДИЧА: Это... Это бусинка.
КАРУНБАЙ: Это не бусинка! Это янтарная бусинка, чтоб мне лопнуть! Ты вчера перебирала бусы и потеряла её!.. Так-то ты заботишься о моём добре, неблагодарная?.. Кто тебя, сироту, в дом взял? Карунбай! Кто тебя всё это время кормит-поит? Карунбай! А ты что  делаешь? Сегодня бусинка, завтра бусинка, а послезавтра я голый! Чтоб мне лопнуть! Переберёшь всё ещё раз! А пока сходи к соседке. На той неделе она занимала у меня десяток яиц, значит, теперь должна отдать...  Должна отдать... Сколько яиц она должна отдать, Хадича?
ХАДИЧА: Десять, дядюшка.
КАРУНБАЙ: Неправильно! Чтоб мне лопнуть!.. Взяла десять – значит отдать должна пятнадцать! Учишь вас, учишь... Бестолковщина! Ладно, иди, а мне надо ещё немного подрема... (зевает и потягивается) то есть подумать! (уходит в дом досыпать).

Хадича забегает в дом, выбегает с корзиной для яиц и в сопровождении Акбая уходит к соседке.

СЦЕНА 2

Спустя несколько мгновений появляется старик-нищий. Он в лохмотьях и с клюкой. Из дома раздаётся могучий –  крыша трясётся –  храп Карунбая. Старик прислушивается, а потом стучит в дверь. Храп на мгновенье прекращается, а затем возобновляется. Старик стучит громче. Та же реакция. Старик очень громко стучит посохом. Храп прекращается, и в окне возникает недовольный Карунбай.

КАРУНБАЙ (протирая глаза): Ну кто там ещё?! Чего надо?
СТАРИК: Здравствуй, добрый человек! Ну и здоров же ты спать!
КАРУНБАЙ: Не твоё дело. Ты кто такой?
СТАРИК: Я? Вольный человек. Хожу себе по свету, на чудеса его гляжу, ем что добрые люди подадут, сплю где постелят...
КАРУНБАЙ: Бродяга, значит.
СТАРИК: А это как для кого. Кому – такой-сякой, а кому – гость дорогой...
КАРУНБАЙ: Мне такой гость – что в горле кость. Убирайся!

Появляется Хадича с корзиной (за ней бежит Акбай) и тихо останавливается в сторонке.

СТАРИК: Стар я уже без передышки ходить, добрый человек. А в обузу я не стану, мне ведь много не надо. Водицы кружка, хлеба краюшка, да сеновал на ночь... А утром я уйду.
КАРУНБАЙ: Правильно про таких говорят: жизнь прожил, а ума не нажил. Ты подумай пустой своей головой: тебе кружка, другому ведро – вот тебе и целый колодец! Тут воды не напасёшься! Убирайся, я тебе сказал!..
СТАРИК: Всего на одну ночь, добрый человек!
КАРУНБАЙ: Проваливай, не то я собак спущу!
СТАРИК: Ладно, ладно... Как скажешь. (медленно уходит)
КАРУНБАЙ (вдогонку): Ишь, хлеба моего захотел! Гость! Голь перекатная! ( с треском захлопывает ставни и скрывается в доме).
ХАДИЧА (выступая из-за сарая): Дедушка!

Старик оборачивается к ней.

Пойдём, я тебя покормлю. Ты, наверное, голодный?
СТАРИК: Да не сказать чтобы сытый, дочка. Три дня во рту маковой росинки не было.  А ты, кажется, девушка добрая....
ХАДИЧА (уводя его): Пойдём скорей, а то Карунбай увидит... А вечером я тебе в сарае постелю...
СТАРИК: Иду, дочка, иду. Стар я стал, ноги уже не те...

Уходят.


СЦЕНА 3

На дворе темнеет, загораются звёзды, восходит луна. В ночном свете Алмазная гора видна особенно хорошо.
Дверь сарая приоткрывается, оттуда выходят Хадича и Старик.

ХАДИЧА (вполголоса): Спокойной ночи, дедушка. Хлеба на дорогу тебе хватит. Только утром уходи пораньше. Да гляди, чтобы Карунбай не проснулся, а то мне попадёт (уходит в дом).

Музыка. В доме гаснут окна. Старик, выходит, кряхтя садится на скамейку у дома, снимает тюбетейку и кладёт рядом, сидит вздыхая: «Э-хе-хе...», а затем опять удаляется в сарай.
Лают собаки.  Они лают долго, и в доме просыпается Карунбай. Слышно, как он кряхтит: «Ох!.. Ох!..». Затем он раскрывает окошко и высовывается.

КАРУНБАЙ (зевая): Тьфу на вас! Молчать! Разбрехались, проклятущие, спать не дают! Пойти что ли двор проверить?

Исчезает, а затем выходит из дверей и осматривается.

Тут ведь держи ухо востро! Вся деревня только и думает, как бы у Карунбая чего-нибудь украсть!.. ( ходит по двору, проверяет, как заперты  ворота, и поёт)

Говорил мне отец,
Когда был я малай:
«То, что плохо лежит –
Всё к рукам прибирай!
А потом не зевай –
Хоть собакою лай,
Хоть ходи на цепи –
Стереги, Карунбай!»

Пусть богат Карунбай
И не мальчик он пусть,
Золотые слова
Помнит он наизусть:
«Не зевай, Карунбай –
Всё к рукам прибирай.
И потом не зевай –
Стереги, Карунбай!»

Ходит по двору и собирает всякую всячину.

КАРУНБАЙ: Так, скорлупа яичная! Моя скорлупа. Так, тряпочка! Моя тряпочка. Все мои работники – бездельники и растяпы. Они .меня вконец разорят... (замечает что-то на скамейке)  А это что?.. (поднимает тюбетейку)  Тюбетейка! Не моя тюбетейка. Да она золотом и жемчугом расшита!.. Чтоб мне лопнуть!.. Кто ж это тут такие носит?..

Дверь сарая приоткрывается, оттуда выходит Старик. Карунбай, поглощённый созерцанием тюбетейки, его не видит.

СТАРИК: Добрый человек!
КАРУНБАЙ (подскакивая от испуга): Ай! Кто тут?
СТАРИК: Это я, добрый человек.
КАРУНБАЙ  (пряча тюбетейку за спину): Ты кто?
СТАРИК: Да гость твой.
КАРУНБАЙ: Какой такой гость?..(присматривается) Постой, постой...  Чтоб мне лопнуть! Бродяга!.. Ах, ты...(наступая на Старика) Кто тебя сюда пустил?!.. Кто тебя привёл?!..
СТАРИК: Зачем меня приводить? У меня у самого ноги есть.
КАРУНБАЙ: Знаю, знаю! Хадича постаралась! Все тут сердобольные  за мой счёт!  Ну ничего, я ей покажу!..
СТАРИК (спокойно): Зачем шумишь среди ночи, добрый человек? Скажи лучше, не видел ли ты здесь моей тюбетейки?
КАРУНБАЙ (после паузы): Какой такой тюбетейки? (старается встать так, чтобы не было видно, что у него за спиной)
СТАРИК: Моей тюбетейки. Чёрная, вышита жемчугом и золотыми нитками.
КАРУНБАЙ (пришел в себя): Ничего я не видел!.. А откуда у тебя, бродяги, такая тюбетейка? Украл где-нибудь?
СТАРИК: Я-то ничего не крал А вот ты, Карунбай (подходит к Корунбаю ближе, тот отодвигается) украл её прямо сейчас!.. (неожиданно ловким движением выдёргивает из-за спины Карунбая тюбетейку)
КАРУНБАЙ: А-а! А-а! Караул, грабят! Все сюда!

Старик сбрасывает лохмотья, и под ними оказывается одежда волшебника. Он поднимает посох, и от посоха исходит сияние. Музыка.

СТАРИК: Слушай меня, Карунбай!.. Я думал, ты просто жадный человек. Но ты ещё и вор! Ты недостоин своего счастья, Карунбай.  Поэтому я, Хозяин Алмазной Горы, отдам твоё счастье первому, кто попадётся мне на пути (поворачивается, чтобы уйти. Потом ещё раз оборачивается) И попробуй хоть пальцем тронуть эту добрую девушку!..

Величаво удаляется. Перепуганный Карунбай нерешительно следует за ним.

КАРУНБАЙ (из-за ворот): Эй, как тебя... куда ты? Постой! Пошутил я! Пошутил!..(возвращается) Хозяин Алмазной Горы!... Чтоб мне лопнуть!.. Ай-ай-ай... (ходит взад-вперёд ) Рассказывали старики про него, только не верил я... Говорят, на горе этой всё камнями самоцветными усыпано... И Алмаз-шах там лежит... (ходит взад-вперёд)  Ай-ай-ай... (останавливается) Ничего, мы ещё поглядим!.. Узнать бы, кому он моё счастье отдаст, а  уж там я что-нибудь придумаю, не будь я Карунбай... (уходит в дом, на самом пороге оборачивается). Поглядим ещё!..

Последнее окно в доме гаснет. Музыка. Быстро проходит ночь, поёт петух, светает, поднимается солнце.


СЦЕНА 4

Из дома выходит Хадича и напевая снова принимается за всегдашние дела. Рядом, как всегда, вертится Акбай, ожидая, что ему что-нибудь перепадёт. Вдали слышится песня Ахмета..

АХМЕТ (поёт, выходя к дому):
Хорошо живёт бедняк –
Денег не считает!
Ещё лучше – весельчак:
Он не унывает!

В синем небе просто так
Солнышко гуляет...
Я бедняк и весельчак –
Лучше не бывает!

Подходит к воротам и наблюдает за девушкой. На протяжении всего дальнейшего разговора Хадича продолжает хлопотать по хозяйству – развешивает бельё, выбивает ковёр и так далее. Акбай бегает вдоль забора и что-то вынюхивает.

АХМЕТ (в сторону): В жизни такой симпатичной девушки не видел!.. (Хадиче) Эй, красавица!
ХАДИЧА: Ой!.. Кто это?
АХМЕТ: Да тут парнишка один. На меня похож.
ХАДИЧА (приняла игру):А зовут его как?
АХМЕТ: И зовут как меня – Ахметом.
ХАДИЧА: Так может, это ты и есть?
АХМЕТ: Сейчас спрошу. Точно, я! А тебя как зовут, красавица? (заходит в калитку).
ХАДИЧА: Мама Хадичой назвала. А Карунбай всё больше лентяйкой кличет.
АХМЕТ: Не похожа ты на лентяйку. Мне бы жену такую ленивую, как ты, – я бы совсем счастливый стал.
ХАДИЧА: А сейчас что – почти счастливый?

Тихо раскрывается окно, в нём появляется Карунбай. Он внимательно прислушивается к разговору.

АХМЕТ: (Хадиче) Конечно, счастливый! Ноги-руки есть, голова на плечах тоже вроде имеется, и делать много чего умею. Это ли не счастье! А нынче так и вовсе везёт.
ХАДИЧА: Как это?
АХМЕТ: А так! Как старику одному утром речку по броду перейти помог, так и везёт. Сначала рыба на пустой крючок клевала, потом на дикий улей набрёл, мёду набрал, а пчёлы меня не тронули. А возле горы смотри что нашёл!

Ахмет вытаскивает из кармана камень. Камень ярко светится. Карунбай далеко высовывается из окна. Акбай рычит на него. Парень и девушка поворачиваются к окну, Карунбай прячется. А когда они отворачиваются, вновь высовывается.

ХАДИЧА: Акбай, ты что?.. (Ахмету) Какой камень красивый!..
АХМЕТ: Нравится? (протягивает ей камень) Это тебе.
ХАДИЧА: Ой!
АХМЕТ: А самая главная удача – это...
ХАДИЧА: Какая?
АХМЕТ: Тебя встретил! Ну как, пойдёшь за меня замуж?
ХАДИЧА (опомнившись): Ишь какой быстрый!.. Скажи, а старик тот такой худой был, и с посохом дубовым?
АХМЕТ: Верно! Ты что, его знаешь?
ХАДИЧА: Знать не знаю, а видать видала.

Карунбай опять скрывается в окне.

КАРУНБАЙ (из дома): Хадича!
ХАДИЧА: Ой, проснулся!.. Иду, иду! (Ахмету, вполголоса) Попробуй к нам работником наняться. Только учти: у Карунбая  много не заработаешь!..

Хадича убегает в дом, затем оттуда поспешно выходит, зевая, Карунбай. На пороге он спотыкается об Акбая и падает..

КАРУНБАЙ (отряхиваясь, встаёт и злобно пинает Акбая): У, дармоед! Вечно под ногами вертится!..
АХМЕТ: Мир дому твоему, хозяин!
КАРУНБАЙ (почти ласково): И ты здравствуй, джигит. Зачем пожаловал?
АХМЕТ: Да вот, работником к тебе наняться хочу.
КАРУНБАЙ: Хотеть не вредно. А что ты делать умеешь?
АХМЕТ: Да всё, что нужно. И плотником могу, и поваром, и пастухом...
КАРУНБАЙ: Есть у меня и плотник, и повар, и пастух. Но ты мне понравился, джигит. Только дело у меня для тебя малость потруднее будет...
АХМЕТ: Я  работы не боюсь.
КАРУНБАЙ: Вот и хорошо (показывает на Алмазную гору) Вон видишь вон тот холмик?
АХМЕТ: Какой?
КАРУНБАЙ: Вон тот! (встаёт на скамейку, чтобы показать, и с грохотом шлёпается) Ай! Да что ж это такое!.. (поднимается) Тьфу!.. Вон тот!
АХМЕТ: Вижу, а что?
КАРУНБАЙ: Не торопись.  Иди скажи Хадиче, чтоб она тебя покормила. А завтра мы с тобой к этому холмику и сходим...
АХМЕТ: Хорошо, хозяин (уходит)
КАРУНБАЙ (глядя ему вслед, самому себе): Ишь, жених нашёлся! Думаешь, я для тебя, голодранца, Хадичу растил?

Акбай, оторвавшись от своих собачьих дел, пытается проскользнуть мимо Карунбая вслед за Ахметом.

А ты куда? Пошёл прочь! (хватает палку и прогоняет Акбая, затем возвращается). Тьфу! Тоже мне волшебник! Чтоб мне лопнуть! Нашёл кому моё счастье отдать!.. Ну ничего, ничего. Я тут кое-что придумал... (уходит в дом, на пороге ещё раз спотыкается и падает) Опять! Да будь оно всё проклято!

На дворе темнеет, загораются звёзды. Быстро проходит ночь. Восходит солнце.


СЦЕНА 5

Музыка. Утро. На сцене поляна у подножия Алмазной Горы. Появляются Карунбай и Ахмет. На входе Карунбай спотыкается и падает, Ахмет его поднимает. Акбай вертится тут же и лает на Карунбая.

КАРУНБАЙ (отряхиваясь): Уф!.. Уф.. (Акбаю) Пошёл прочь! (Ахмету) Значит, собираешь самоцветы и сбрасываешь сюда! Самое главное – Алмаз-шах найди. Сделаешь – отдам за тебя Хадичу (в сторону) Конечно, если не передумаю...
АХМЕТ: Верно говоришь? Поклянись!
КАРУНБАЙ: Чтоб мне лопнуть!
АХМЕТ: А что это за алмаз такой? И как я его от других камней отличу?
КАРУНБАЙ (явно хитря): Э-э, алмаз как алмаз, ничего особенного. А узнать ты его сразу узнаешь, не беспокойся. Да что тебе за разница – всё равно ведь не себе берёшь.
АХМЕТ (глядя вверх): А холмик-то высоковат!.. Как же я туда попаду?
КАРУНБАЙ: А это моя забота. Ну-ка, надень...
АХМЕТ: Это? Шкуру овечью?
КАРУНБАЙ: Надевай, говорю! Карунбай знает что делает.

Ахмет закутывается в овечью шкуру и садится на пенёк. Акбай вертится рядом. Ахмет берёт его на руки и гладит.

АХМЕТ: Ты что, Акбай? Может, ты со мной хочешь?
КАРУНБАЙ ( в сторону): Вот-вот, оба убирайтесь! С вами хорошо, а без вас лучше! (Ахмету) Теперь жди. И не забудь про алмаз! (отходит и прячется за дерево).

Тревожная музыка. С высоты спускается огромный орёл и, покружив над поляной, хватает когтями добычу – человека в овечьей шкуре – и снова взлетает. Ахмет, изловчившись, подхватывает бегущего за ними Акбая..

АХМЕТ (в когтях у орла): Эй, Карунбай! Погоди-ка! А как же я обратно спущусь?
КАРУНБАЙ: Спустишься, спустишься! Ты ещё не сделал ничего.

Орёл с ношей взмывает ввысь. Акбай с высоты лает на Карунбая. Карунбай смотрит им вслед.

КАРУНБАЙ: Лети, птичка, лети... (потирая руки) Надо же, такой смышлёный парень, а не догадался самое главное пораньше спросить. Правильно говорят: любовь человека совсем глупым делает. А я-то какой молодец! Чтоб мне лопнуть! Хитрее меня в наших краях никого нет!.. (смотрит вверх) Эй, Ахмет!.. (дважды пытается забраться  на пень, чтобы увидеть, что делается на вершине, и дважды с проклятьями падает) Тьфу! (прекращает попытки) Эй, Ахмет!.. Как ты там? До вершины добрался?
ГОЛОС АХМЕТА: Добрался!
КАРУНБАЙ: Камни видишь?
ГОЛОС: Вижу!
КАРУНБАЙ (его распирает от жадности): Много?
ГОЛОС: Много!
КАРУНБАЙ (нетерпеливо): Бросай скорей сюда!

С неба на поляну летит сверкая зелёный камень. Карунбай бросается к нему, ползает по земле.

КАРУНБАЙ: Мой! Мой изумруд! (хватает камень и суёт в мешок)

С неба падает сверкая сиреневый камень.

КАРУНБАЙ (хватая его): Мой! Мой аметист!

Теперь камни сыплются драгоценным разноцветным дождем. Карунбай беспорядочно мечется от одного к другому, крича: «Моё!.. Моё!..»  Наконец поток иссякает, и Карунбай замирает, глядя вверх.

ГОЛОС АХМЕТА: Всё, камни кончились!
КАРУНБАЙ (собирая последние камни): Ещё поищи!
ГОЛОС: Больше нет! Как мне спуститься?
КАРУНБАЙ (в сторону): Ишь чего захотел! (Ахмету) А алмаз где?
ГОЛОС: Здесь нет!
КАРУНБАЙ: Ничего не знаю! Не найдёшь – не спустишься. И Хадичу не получишь.
ГОЛОС: Карунбай, это нечестно!
КАРУНБАЙ (смеётся): А кто тебе сказал, что Карунбай честный? Карунбай хитрый – это да. Карунбай (поглаживает себя по животу) толстый... нет, лучше сказать не худой – это да. А про честность и речи не  было. Короче,  найдёшь  до завтра  Алмаз-шах –  помогу спуститься!..
( в сторону) Может быть...  ( закидывает мешок с камнями за плечи) А может быть, и нет, хе-хе...(глядя на гору) А пропадёшь в этом колдовском месте – мне ещё лучше... (отворачивается) Ай молодец я!.. Чтоб мне лопнуть!..

Уходит под музыку своей песни («Говорил мне отец...»), на краю поляны снова падает и с возгласом «Тьфу! Чтоб мне лопнуть!» исчезает со сцены.

КОНЕЦ ПЕРВОГО ДЕЙСТВИЯ



ДЕЙСТВИЕ  ВТОРОЕ

СЦЕНА 6

Музыка. На сцене мрачная дикая местность на вершине Алмазной горы – валуны да сбоку небольшая рощица. Слышится песня Ахмета..

АХМЕТ (входя): Три часа по горе иду – ни одной живой души не встретил (смотрит по сторонам, затем свистит)   Акбай!.. Бегает где-то, дурачок... (садится на камень и копается в мешке) Посмотрим, что у нас есть... Мясо и хлеб – это хорошо. А это что?.. А-а, это же мне Хадича на прощанье подарила. «Дарю тебе, –  говорит, – платок, чтобы было чем лоб вытереть, гребешок, чтобы на человека был похож, и зеркальце, в которое я часто смотрелась, – чтобы ты меня не забывал...» Да как же я её забыть-то могу?

Вбегает Акбай и начинает кругами носиться вокруг хозяина.

АХМЕТ: Ладно, ладно, ешь давай. (ест сам и кормит пса).
АКБАЙ: Благодаррю, хозяин! Гав!
АХМЕТ: А?!.. Никак ты сказал что-то?!..
АКБАЙ: Спасибо, говоррю. Гав!
АХМЕТ: Так ты разве по-человечьи разговариваешь?!
АКБАЙ: Подумаешь, по-человечьи!.. Рраз плюнуть!.. Гав!.. Я и по-кошачьи могу!.  Мррряу!..  Гав!
АХМЕТ: А внизу чего ж молчал?
АКБАЙ: Так тут ведь кррая совсем дрругие... Волшебные!.. Мрряу!.. Гав!..

Музыка. Из рощицы появляется тот самый старик, который заходил к Карунбаю.

АХМЕТ (встаёт): Здравствуй, дедушка!
СТАРИК: Здравствуй, джигит.
АХМЕТ: Милости прошу к столу нашему. Дороги тут дальние, перекусить лишний раз не помешает.
СТАРИК: И то правда ( садится рядом с Ахметом ). А далеко ли ты, парень, собрался?
АХМЕТ: Да Карунбай меня за камнем каким-то послал. Алмаз-шах называется. Ты, дедушка, много чего в своей жизни, наверно, повидал. Не знаешь ли, где мне этот алмаз искать?
СТАРИК (спокойно): Отчего ж не знать? Знаю.
АХМЕТ: Знаешь?!.. (присматриваясь к старику) Постой-ка... Я ведь тебя уже видел. .. А не тот ли ты человек, которого я через речку в лесу переводил?
СТАРИК (поднимаясь): Спасибо за угощение, Ахмет... Что тебе сказать? И тот, и не тот.
АХМЕТ: Как это?

Музыка. Старик сбрасывает лохмотья и преображается, как это было на дворе Карунбая. Ахмет сидит раскрыв рот.

СТАРИК: А так. Через речку ты нищего старика переводил, а тут я всему хозяин (поёт):

В дремучем краю, где ползучие корни
И кроны до самых небес,
Лишь слово скажу я - и сразу покорно
Могучий расступится лес.

Здесь речка, что льётся, и птица, что вьётся,
И звери, чьи зубы остры,
Навеки подвластны тому, кто зовётся
Хозяин Алмазной Горы!

АХМЕТ: Хозяин! Хозяин Алмазной Горы!А я думал, сказки это всё...
СТАРИК: Слушай меня, джигит. Алмаз, который ты ищешь – волшебный. Стоит взять его в руки и сказать: «Я хочу, чтобы..» –  и он исполнит любое желание.  Любое, но только одно. А потом исчезнет..
АХМЕТ: А где он сейчас?
СТАРИК:  Его украл у меня один див для дочери падишаха, которой он служит. А дочь эта – злыдня, каких даже я на свете мало видывал.
АХМЕТ: А живёт она где?
СТАРИК: А живёт она во дворце золотом, что на поляне в дремучем лесу стоит.  И алмаз бережёт как зеницу ока.
АХМЕТ: Это ничего! Что-нибудь придумаю. Вот только даже кинжала я с собой не взял... А в мешке всего-то и есть что зеркальце, платочек да гребешок, что невеста моя подарила. Да ещё вот Акбая в помощь дала.
СТАРИК:  Главное твое оружие – сердце чистое да голова разумная. А зеркальце, платочек и гребешок тоже сгодятся. Когда совсем трудно придётся – брось их за спину себе и погляди что будет.
АХМЕТ: За науку спасибо. А как же мне до этого дворца добраться?
СТАРИК: А Акбай у тебя на что?
АКБАЙ: Гав!.. Прравильно! А я-то на что?.. Во дворрцах тоже иногда хоррошенькую косточку во двор выбррасывают. А уж я эту косточку за сто вёррст учую!.. Запрросто!..

Принюхивается, обегает вокруг Старика и Ахмета, а затем мчится в одному ему известном направлении. Ахмет закидывает за плечо мешок и  уходит за ним.

АХМЕТ: Прощай!
СТАРИК: Счастливой дороги,  джигит! (в сторону) Может, свидимся ещё...

Уходит


СЦЕНА 7

На сцене лес, тёмный и мрачный, в каких любит селиться нечистая сила. Посередине большое старое дерево. Музыка, в паузах которой то и дело слышатся странный шёпот и свист.
Появляются Ахмет и Пёс. У Ахмета в руках палка. Акбай немедленно принимается всё обнюхивать.

АХМЕТ (осматриваясь): Ничего не скажешь – весёленькое местечко (свистит Акбаю) Ладно, пошли дальше!

Путники уходят. Музыка. С дерева соскакивает Див.

ДИВ: Знал бы этот простофиля, куда попал, – бежал бы отсюда куда глаза глядят ( поёт, и две последние строчки куплетов за ним, как эхо, повторяют голоса):

Где бы кто ни бывал, кочевал, воевал,
Хоть у мира на самом краю,
Если к нам попадал – навсегда пропадал
В заколдованном нашем краю.

Будь ты шах или хан, и джигит, и герой –
Если к нам невзначай забредёшь,
Ты уже никогда не вернёшься домой –
Пропадёшь, пропадёшь, пропадёшь!

ДИВ: Эй, слуги!
ГОЛОСА: Слушаем, господин!
ДИВ: Ещё один герой к нам пожаловал. Ветром шумите, эхом отзывайтесь, птицей кричите – сбивайте его с дороги!.. Пусть поплутает маленько, страху натерпится...
ГОЛОСА: Слушаем и повинуемся!
ДИВ: В кого бы это мне превратиться? В змея, пожалуй. Змея все боятся. И-эх! (исчезает на дереве).

Музыка. С другой стороны выходят Ахмет и Акбай,

АХМЕТ: Эй! Тут кто-нибудь есть?..
ГОЛОСА (с разных сторон): Есть!.. Есть!..
АХМЕТ: Куда нам идти? Эй! Куда?
ГОЛОСА: Туда!.. Сюда!..

Ахмет и Акбай уходят,  а затем снова появляются с другой стороны. Они явно заблудились.

АХМЕТ (останавливаясь): Постой-ка! По-моему, я это дерево уже видел.

Акбай подбегает к дереву и задирает лапу. Затем он начинает бегать вокруг дерева и что-то вынюхивать. Потом вдруг останавливается и лает, глядя на верхние ветки).

АХМЕТ: Что там? Ты что, сказать не можешь?
АКБАЙ: Пррости, хозяин. Прривычка. Прросто там кто-то пррячется!
АХМЕТ (подбирая несколько камней): Прячется? Помню, мальчишкой я неплохо камни кидал... (бросает камень)
ГОЛОС ДИВА: Ой!
АХМЕТ: Ещё попробуем (бросает).
ГОЛОС ДИВА: Ай!..
АХМЕТ: И ещё раз! (бросает)
ГОЛОС ДИВА: Ох! Ох! Перестань, деревенщина!..

Через мгновение сверху, обвивая ствол, сползает огромный змей. Он шипит и разевает пасть. Ахмет поднимает палку.

ДИВ (в образе змея): Что, испугался?
АХМЕТ: Подумаешь!.. Что я – змей лесу не видал? Одна разница: у тебя от головы до хвоста идти дольше.
ДИВ: В зубах главная разница, в зуба, дурачина ты деревенская!
АХМЕТ (подкидывая в руке палку): Я дурак, а ты дурнее, значит, я тебя умнее! А зубы, между прочим, и выбить можно.
ДИВ: Ладно, я с тобой шутки шутить не собираюсь. И-эх!

Див взлетает вверх по стволу и спустя мгновение с рёвом спрыгивает с дерева уже в собственном обличье. Акбай рычит на него.

ДИВ (с угрозой): Ну здравствуй, джигит. Зачем к нам пожаловал?
АХМЕТ: Здравствуй. Да я не то чтобы к вам – так, по пути зашёл Но раз уж я здесь, может, приютите на ночь?
ДИВ: Да я бы тебя хоть прямо сейчас (хлопает себя по животу) приютил...  Жаль, госпожа мне не разрешает. Я всех путников должен сначала к ней доставлять. Для беседы. Скучно ей.
АХМЕТ: Ну так за чем же дело стало? Пошли!
ДИВ: Знал бы ты, бестолочь, куда спешишь. Ну пойдём, если такой смелый!

Вдали высвечивается золотой дворец. Див и Ахмет уходят, за ними бежит Акбай.


СЦЕНА 8

Перед дворцом. Дворец окружен частоколом, на котором вперемежку  головы казненных и горшки. Вбегает озабоченный Акбай. Он принюхивается.

АКБАЙ: Так. Во дворрец меня не прропустили, гав! Это скверрно  (принюхивается) А чем это пахнет так хоррошо? (Громко нюхает воздух).  Как говоррил мой бывший хозяин Каррунбай, чтоб мне лопнуть, если это не курриная ножка!. ( убегает).

Музыка. Зал во дворце. Вдоль стен диваны, на стенах зеркала. В кресле сидит Дочь падишаха. Это черноволосая девушка с красивым, но злым лицом. В руках у неё большая ромашка.  Рядом трётся Кот. Два слуги качают опахала.

ДОЧЬ ПАДИШАХА (отрывая лепестки): Любит, не любит, любит, не любит, любит, не любит... Не любит!.. Мне сегодня во сне джигит приснился, так и он меня не любит!... Тоска, ой тоска! И во сне, и наяву. И все женихи, как назло, куда-то пропали... А  я им этого не разрешала!.. (поёт)

Я и красива, и умна,
Но целый день сижу одна,
И почему-то как огня
Боятся женихи меня!

Одета в бархат и парчу,
Любого я озолочу.
Ну почему же как огня
Боятся женихи меня?

(Вставая, коту) Эй,  Шаян, ты у нас везде лазишь,  всё знаешь, скажи, отчего женихи мой дворец стороной объезжают?
ШАЯН: Мрряу!  Как это «отчего»? Ты вспомни, что ты с последним из них сделала! С принцем персидским!
ДОЧЬ ПАДИШАХА (ходит и смотрится в зеркало): Ничего особенного.
ШАЯН: Мрряу! Как это "ничего"? Ты же его казнила!
ДОЧЬ ПАДИШАХА (смотрится в другое зеркало): Ну, немножко казнила...
ШАЯН: По-твоему, голова – это немножко?
ДОЧЬ ПАДИШАХА: Но ведь он был такой глупый. Голова ему совсем не шла.
ШАЯН: Мрряу! А предпоследний?
ДОЧЬ ПАДИШАХА: Он слишком много разговаривал. Я ему этого не разрешала.
ШАЯН: Тогда зачем ты казнила того, который всё время молчал?
ДОЧЬ ПАДИШАХА: А зачем мне жених, который молчит как рыба?  Я ему этого не разрешала. И мне это надоело!.. И ты мне тоже надоел со своими упрёками!.. Противный!..  (Садится на трон, и слуги вновь начинают обмахивать её опахалами).И прекрати точить когти о мой любимый диван!  Брысь!
ШАЯН (отбегая): Мрряу! (в сторону) А уж ты мне как надоела! Правда-то глаза колет!  Все плохи, одна она хороша. А не кормила, между прочим, с самого утра!.. И кошку который год обещает!.. (подкрадывается к дивану и с наслаждением  точит об него когти) Не ей одной тут скучно... Мрряу! (убегает).
ДОЧЬ ПАДИШАХА:  Куда девался этот глупый Див? Терпеть не могу, когда он вот так пропадает!.. Я ему не разрешала!
СЛУГИ: Он пошёл в лес, госпожа.
ДОЧЬ ПАДИШАХА: В лес? А зачем? Люди туда и показаться боятся... А мне скучно! Может, он наконец приведёт кого-нибудь?
ДИВ (издалека): Иду-у! Веду-у!..

Появляются Див и Ахмет. Дочь падишаха молча обходит их, рассматривая джигита. Потом усаживается на трон.

АХМЕТ (с поклоном): Здавствуй, госпожа.
ДОЧЬ ПАДИШАХА :  Здравствуй, джигит. Как зовут тебя?
АХМЕТ: Ахмет, госпожа.
ДОЧЬ ПАДИШАХА : Что тебя сюда привело, Ахмет?
АХМЕТ: Любовь, госпожа.
ДОЧЬ ПАДИШАХА: Любовь? Терпеть не могу! И кого же ты любишь?
АХМЕТ: Свою невесту.
ДОЧЬ ПАДИШАХА (кокетливо): А меня ты бы смог полюбить? Посмотри на меня.

Встаёт и прохаживается вокруг джигита, демонстрируя свою красоту.

АХМЕТ: Нет, госпожа.
ДОЧЬ ПАДИШАХА: Вот как? Почему?
АХМЕТ: А ты сама кого-нибудь любишь, госпожа?  Видел я частокол вокруг твоего дворца. На каждом колу голова. Красивая ты, госпожа. Но злая. Что за радость тебя любить?

Аккорд. Дочь падишаха разгневана, но виду не показывает.

ДИВ: Ах, ты... Разреши мне, госпожа...
ДОЧЬ ПАДИШАХА: Не нужно. Ну что ж, джигит, ты всё сказал. Теперь моя очередь. Разгадаешь мою загадку – проси что душа пожелает, ошибешься – завтра и твоя голова на колу окажется... Слушай меня. (Торжественно и зловеще) В этом ларце лежит самая важная вещь в моём дворце. Она даст тебе всё, а сама станет ничем.  Скажи мне, джигит: что в моём ларце?

Музыкальный аккорд. Дворец приходит в движение, как ранее лес: шёпот, шелест, голоса, вой ветра – но слов не разобрать. Шум и гул угрожающе нарастают, пока Ахмет думает, а потом внезапно обрываются.

АХМЕТ (изображая полную растерянность):  Уж не знаю, что и сказать...
ДИВ (радостно, надвигаясь на джигита): Ага!
АХМЕТ: Сначала я подумал одно...
ДОЧЬ ПАДИШАХА: Ага!
АХМЕТ: Потом другое...
ДИВ: Ага-а! Эй, слуги!

Весь зал приходит в движение. Ещё мгновение  - и Ахмета схватят.

АХМЕТ: А потом понял, что это алмаз! Волшебный алмаз, который может исполнить любое желание!..

Аккорд. Пауза. Дочь падишаха и Див смотрят друг на друга.

ДОЧЬ ПАДИШАХА: Откуда он узнал?! Терпеть не могу, когда мои тайны узнают!
ДИВ: Сам понять не могу, госпожа.
АХМЕТ: Ты обещала! Отдай мне алмаз!
ДОЧЬ ПАДИШАХА: Мало ли что я обещала! Я  тебе не разрешала отвечать правильно! Ты будешь сурово наказан! Эй, слуги!

Музыка. Сверху на джигита падает сеть, слуги хватают его и уносят.

Бросьте его в подземелье! Я завтра решу, что с ним делать...

Музыка. Затемнение. Див уходит. Дочь падишаха направляется в свои покои. На пороге она останавливается.

ДОЧЬ ПАДИШАХА: Почему это я никого не люблю? Себя же я люблю! А раз я себя люблю, значит, меня полюбить можно!...  Какой он глупый!.. (удовлетворённая этим доводом удаляется).


СЦЕНА 9

Перед дворцом. Поздний вечер. Слышны шаги, это навстречу друг другу идут два стражника с саблями. Поравнявшись друг с другом, они со звоном ударяют саблю о саблю.

ПЕРВЫЙ: Никого?
ВТОРОЙ : Никого.

Стража расходится. Осторожно выглядывает, а потом выбирается из кустов Акбай.

АКБАЙ: Скверрное дело. Хозяин под замком. И, главное, ни одной собаки в окрруге... Совсем прропащее место. А может, здесь кошки есть? Ну-ка... (откашливается) Мряу!.. (нет ответа). Мрряу!!.. (тишина) И кошек нет. .Мррряуу!!.. (тишина)

Акбай, вздохнув, собирается уходить. И в это время откуда-то раздаётся ответное «Мрряуу!»  На другом конце лужайки появляется Шаян. При виде пса он фырчит, и спина у него сама собой выгибается. Однако видя, что Акбай не собирается его атаковать, Кот успокаивается.

ШАЯН: Ты кто?!
АКБАЙ: Я  – друг (подходит ближе. Кот вскакивает на дерево).
ШАЯН: Друг? Но ты же... ты же собака!
АКБАЙ: Во-первых, не собака, а пёс. Мрряу!. А во-вторых, ну и что?.. Я  пёс, но я друг! Мрряу!..
ШАЯН: Мрряу! Друг! А чем докажешь?
АКБАЙ: Известно чем! (достаёт припрятанный деликатес). Вот.
ШАЯН: Что это?
АКБАЙ: Куриная ножка, что же ещё! Для друга не жалко.

Кот спрыгивает с забора и вцепляется в ножку. Акбай из деликатности отходит в сторону.

ШАЯН (закончив с едой): Спасибо. Слушай, а там, где ты живёшь, кошки есть?
АКБАЙ: Кошки? Да сколько хочешь! Тебе, наверно, скучно одному?
ШАЯН: Да уж, весёлого мало.
АКБАЙ: Ну так мы уже вдвоём!

(Танцуют и поют).

Не ладят наши племена
И ссорятся, как дети,
Но для тебя и для меня
Смешны раздоры эти.

Четыре лапы, уши, хвост –
Ведь мы с тобой похожи!
Пусть кто-то Кот, а кто-то Пёс –
Мы подружиться сможем!

ШАЯН: А зачем ты меня звал?
АКБАЙ: Хозяина выручать надо. Ты не знаешь, у кого ключи от подземелья?
ШАЯН: Див носит их на поясе. А пояс никогда не снимает.
АКБАЙ: Никогда-никогда?
ШАЯН:  Ну разве что в бане...
АКБАЙ: И когда же он...
ШАЯН: Совсем скоро. Вот только стражу проверит.
АКБАЙ: А ты можешь принести мне ключи?
ШАЯН: Прямо сейчас?! Я попробую. Мрряу! (убегает).
АКБАЙ: Мрряу!

Акбай прячется. Вновь навстречу друг другу идёт стража. Из дверей дворца показывается Див.

ДИВ: Эй, стража! Всё спокойно?
ПЕРВЫЙ: Всё спокойно. Если не считать, что где-то орали кошки.
ВТОРОЙ: Да. Если не считать кошек.
ДИВ: Какие ещё кошки? Госпожа никому не разрешает держать кошек. Здесь всего один кот  – у неё самой.
ПЕРВЫЙ: Да, господин. Наверное, нам показалось.
ВТОРОЙ: Почудилось, господин.
ДИВ: Мне надо отлучиться. Глядите в оба!
СТРАЖНИКИ: Да, господин!

Со звоном ударяются друг о дружку сабли, и стражники  расходятся. Див тоже удаляется.


СЦЕНА 10

Подземелье. Тусклый свет. По темнице ходит Ахмет – то проверит прочность засовов, то постучит в стену. Затем он садится и задумывается.

АХМЕТ: Засовы крепкие,  стены прочные, полы каменные. Ничего, что-нибудь придумаю, время у меня есть. А пока сосну-ка я маленько . (ложится и засыпает).

Музыка. Высвечивается противоположный угол темницы, и там  возникает фигура Старика –  Хозяина Алмазной Горы.

СТАРИК: Ахмет!
АХМЕТ (поднимаясь и садясь): Кто меня звал?
СТАРИК: Я.
АХМЕТ: Хозяин Алмазной Горы!
СТАРИК: Он самый. Как дела, Ахмет?
АХМЕТ: Да пока не жалуюсь, абый. Сижу вот, думаю...
СТАРИК: Ну думай, думай, это дело хорошее. Только побыстрей!
АХМЕТ: А побыстрей-то зачем? Вся ночь впереди. Не горит.
СТАРИК: А вот это как сказать. Это как пожар. Сначала не горит, а потом вдруг горит. И тогда уж думать поздно, надо вещи выносить. Ну, прощай!
АХМЕТ: Прощай! Постой!.. Ты зачем приходил-то?

Фигура Старика бледнеет.

СТАРИК: А я не приходил, Ахмет. Я тебе снился!.. (исчезает)

Затемнение. Затем снова высвечивается подземелье, где спит Ахмет.

АХМЕТ (просыпаясь и садясь): А снился – зачем?


СЦЕНА 11

Перед дворцом. Ночь. В нижнем этаже дворца загорается тусклое  окошко рядом с вросшей в землю дверью. Это та самая темница, где томится Ахмет. Из своей засады выбирается Акбай и подбегает к окошку.

АКБАЙ: Потерпи, хозяин! Мы сейчас!

Появляется Кот со связкой ключей.

ШАЯН: Мрряу! Принёс!
АКБАЙ: Мрряу! Молодец! Джигит! (хватает ключи, подбегает к двери, и та со скрипом открывается внутрь).  Выходи, хозяин!..
АХМЕТ (выходя): Я  уж тебя заждался... (заметив Шаяна) А чей это кот?
АКБАЙ: Был хозяйский, стал наш! (принюхавшись): Тихо! Прячься! Стража идёт!

Все прячутся в кустах. Опять проходят двое с саблями и со звоном ударяют их друг о дружку.

ПЕРВЫЙ: Никого?
ВТОРОЙ: Никого!

Удаляются. Ахмет, Пёс и Кот вновь выходят.

АКБАЙ: А теперь бежим, хозяин!
ШАЯН: Мрряу! И я с вами! У вас точно кошки есть?
АКБАЙ: Точно, точно.
АХМЕТ(решительно): Я без алмаза не уйду.
ШАЯН: Да как ты его достанешь! Там знаешь какая стража!
АХМЕТ: Постой-ка...(Пауза. Ахмет о чём-то напряжённо размышляет) Постой-ка! Я понял, зачем мне сейчас Хозяин Алмазной Горы снился!.. Они нам сами ларец отдадут!..

Шепчутся о чем-то втроём. Затем Кот забирается на дерево рядом со стеной дворца, а Ахмет и Пёс расходятся в разные стороны.
И вновь движется стража. Но на этот раз в момент, когда они почти сблизились, вдалеке вдруг слышатся грохот и звон. Это возвращаются Ахмет и Акбай. Они бегут с разных сторон – один с  ведром, другой с медной тарелкой.

АХМЕТ (бьёт в тарелку): Пожар! Пожар! Спасайтесь!..
АКБАЙ: (бьёт в ведро): Горим! Горим! Сундуки, сундуки выносите!..

Одно за другим загораются  окна во дворце, становятся слышны беготня, крики, шум – в общем, начинается переполох. То же самое творится перед дворцом, где мечутся взад-вперёд какие-то тени, летят из окон  разнообразные предметы –  кастрюли, стулья, тарелки, мётлы, одеяла, подушки,  вёдра и пр.
Общий переполох достигает апогея. В окне на самом верху возникает силуэт Дочери падишаха. В руках у неё ларец.

ДОЧЬ ПАДИШАХА: Эй, слуги! Держите ларец! Крепче держите! Головой отвечаете!..

Ларец на верёвке спускается вниз. Но когда он достигает уровня веток рядом растущего дерева, на него слетает Шаян. Он хватает из ларца алмаз и вновь прыгает на ветку. Алмаз светится.

ДОЧЬ ПАДИШАХА: Алмаз! Мой алмаз! Поймать! Схватить!

Ахмет и его спутники убегают.


СЦЕНА 12

Заколдованный лес. Выбегают Ахмет и Акбай. Музыка. Слышен шум погони.

АКБАЙ (принюхиваясь): Хозяин, нас догоняют!

На другом краю появляются Падишахская дочь верхом на Диве.

ДОЧЬ ПАДИШАХА: Ага, вот они! Держи!..
АХМЕТ(достаёт из мешка платок): Ну, платочек, выручай! (бросает платок через плечо).

И тут же там, где упал платок, возникает глубокая пропасть с шумящей на её дне бурной рекой. Див и его хозяйка останавливаются, едва удержавшись на краю.

ДИВ: Не беспокойся, госпожа! Это я мигом. И-эх!..

И Див превращается в огромного змея, который как мост перекидывается через пропасть.

ДИВ (в образе змея): Спеши, госпожа!

Дочь падишаха переходит по живому мосту. И вновь  появляются с противоположной стороны беглецы, и вновь Акбай прислушивается, далеко ли погоня.

АКБАЙ: Хозяин, опять догоняют!
АХМЕТ (доставая гребень): Ну, гребешок, помогай! (бросает)

И там, где упал гребень, вдруг с громом опускается с неба железная решётка. На неё и натыкается погоня.

ДИВ: Ничего, хозяйка, это я сейчас!

И Див превращается в огромную пилу, которая со скрежетом и визгом начинает выпиливать в решетке дыру. Что ей и удаётся.

ДИВ (скрипучий голос непонятно откуда): Проходи, госпожа!

Дочь падишаха проходит сквозь отверстие.
И в третий раз выбегают беглецы, и вновь Акбай чует погоню Но на этот раз преследователи совсем близко. Вот они уже появились.

ДИВ и ДОЧЬ ПАДИШАХА: Ну, всё! Конец вам пришёл!
АКБАЙ: Берегись, хозяин!
АХМЕТ: Ну, зеркальце, твоя очередь! (бросает зеркало)

Но зеркальце не падает, а повисает в воздухе и начинает сиять. Оно сияет всё сильнее, и вдруг из него падает широкий луч света прямо на преследователей.

ДИВ: Ай! Ай!Госпожа! Этот свет очень горячий!.. Ещё немного, и я загорюсь, как свечка!..
ДОЧЬ ПАДИШАХА: Не смей гореть! Я тебе не разрешаю!
ДИВ: Я не могу, госпожа! Он слишком горячий! Ай! Ай, как жжётся! Бежим, госпожа!..

И они с криками мечутся по лесу, а потом убегают, а луч не даёт им даже оглянуться.


СЦЕНА 13

Поляна у подножия Алмазной Горы. Утро. Появляется Карунбай. За ним, стараясь идти неслышно, следует Хадича. Она прячется за деревом.

КАРУНБАЙ (спотыкается и падает): Двадцать два! Двадцать два раза сегодня упал! Чтоб мне лопнуть! Пятнадцать шишек и семь синяков! (смотрит вверх) Зато алмаз будет мой. И мы ещё посмотрим, кто тут счастливый!.. Ахмет! Ты здесь?
ГОЛОС АХМЕТА: Здесь!
КАРУНБАЙ (в сторону): Надо же, живой! (Ахмету) Принёс алмаз?
ГОЛОС АХМЕТА: Принёс.
КАРУНБАЙ: Бросай сюда!
ГОЛОС АХМЕТА: Э нет, Карунбай, я тебя знаю! Сначала спуститься помоги!
КАРУНБАЙ (поколебавшись): Ладно. Найди там гнездо орла! В нём верёвочная лестница должна быть. Он её вместе с овцой туда принёс.

Музыка. С вершины горы падает верёвочная лестница,  и по ней спускаются Ахмет, Акбай и Шаян. Как только они достигают земли, Карунбай подскакивает к Ахмету.

КАРУНБАЙ: Где алмаз?
АХМЕТ (показывает. Алмаз ярко светится): Вот он.
КАРУНБАЙ: Ух ты! Чтоб мне лопнуть!.. Давай сюда!
АХМЕТ: Погоди. А где Хадича?
ХАДИЧА ( выступает из-за дерева) Я здесь.
КАРУНБАЙ (делая вид, что её приход он и организовал) Ну вот, видишь! Давай алмаз!
ХАДИЧА: Не верь ему, Ахмет!
АКБАЙ: Гав! Гав!
ШАЯН: Мрряу!
АХМЕТ: Жаль, что вы опять говорите только по-своему. Вы думаете, что он обманщик?
АКБАЙ: Гав! Гав!
ШАЯН: Мрряу!
КАРУНБАЙ: Да не слушай ты этих дармоедов!
АХМЕТ(Псу и Коту): Но если я не отдам камень, я тоже буду обманщик. А я не обманщик. Хадича, иди сюда!

Хадича подходит, Ахмет обнимает её.

АХМЕТ (протягивает алмаз баю): Держи, Карунбай.
КАРУНБАЙ ( с победным рёвом хватая алмаз): Ага-а! Вот оно, моё счастье!

Музыка. Карунбай бегает с алмазом  взад-вперёд. И вдруг опять спотыкается и падает. Ахмет и Хадича смеются.

КАРУНБАЙ (возбуждённо и злорадно): Сейчас вы у меня перестанете смеяться! Хочу, чтобы...  Хочу, чтобы... Что бы такое пожелать? Что бы такое пожелать? Может, всё золото на свете? Может, чтоб враги мои сквозь землю провалились?  Может, всё счастье себе забрать? Тьфу ты! Ох как трудно, оказывается, желание придумать!.. Хочу, чтобы.. Тьфу!.. (забирается на пенёк) Хочу, чтобы.. Тьфу!.. Хочу, чтобы... ЧТОБ МНЕ ЛОПНУТЬ!.. А-а! А-а! А-а!..

Карунбай помимо своей воли начинает раздуваться, как большой воздушный шар, накачиваемый насосом. Карунбай-шар поднимается в воздух, к вершине Алмазной горы, и там со звоном лопается. С неба летит что-то вроде конфетти.

АХМЕТ(после паузы): По-моему, он получил что хотел. (обнимая Хадичу) И мы тоже.
АКБАЙ и ШАЯН: Гав! Мрряу! И мы тоже!
СТАРИК (появляясь на сцене): И я тоже.
АХМЕТ: Хозяин Алмазной Горы! А что же получил ты? Ведь алмаза больше нет...
СТАРИК: Я получил самое ценное. Хотя это нельзя положить в ларец или надеть на палец.  А называется это очень просто: справедливость!..

Поют. К ним присоединяются остальные герои.

Богатство – не дом, не табун и не сад,
Не жемчуг и злато.
Лишь тот на земле в самом деле богат,
Чьё сердце богато.

И в самом большом сундуке серебро
Растает, как свечка,
А верность и дружба, любовь и добро –
С тобою навечно!


ЗАНАВЕС

Комментарии   

 
0 #1 chibis 18.04.2019 10:55
Пьеса как для кукольного, так и для обычного театра.
 

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования