Общение

Сейчас 605 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ  ЛИЦА

Действие 1.

Сцена 1

Лес. На краю сцены – пни.
Грохот. Удары повторяются несколько раз. Затем все стихает.
Появляется Кузя.

К у з я. Ну вот. Дом снесли. Что теперь делать? Куда податься? А ведь все так хорошо начиналось… Где теперь все своих искать? Афоньку, Адоньку, Вуколочку, Лутонюшку, Кувыку… Эх, житье мое разнесчастное! (Оглядывается) Нафаня! Нафаня!

С другой стороны появляется Нафаня.

Н а ф а н я. Чего кричать-то? Здесь я…
К у з я. Как жить теперь будем, Нафанюшка?!
На ф а н я. Как жили, так и будем.
К у з я. Но дом-то снесли! А ведь хоромы-то какие были!
Н а ф а н я. Да уж, хоромы хоть куда! С потолка сыплется, стены вываливался, потолок проваливается…
К у з я. Но теперь-то ведь вообще ничего нет!
Н а ф а н я. Да, Кузьма, засиделся ты на одном месте. Вот поди да новое поищи. Глядишь, отыщутся и для тебя хоромы.
К у з я. Где это видано, чтобы домовой себе хоромы искал?!
Н а ф а н я. а где это, кузька, видано, чтобы хоромы тебя, домового такого распрекрасного сами разыскивали?!
К у з я. ты действительно считаешь, что я распрекрасный?
Н а ф а н я. Короче, хватит ныть. Шагай дом себе искать!
К у з я. А если не найду?
Н а ф а н я. А если не найдешь, то какой ты домовой без дома-то?
К у з я. А ты куда?
Н а ф а н я. Тоже пойду пройдусь, Глядишь – и хоромы подвернутся…
К у з я. А давай вместе!
Н а ф а н я. Нет! Не бывать такому, чтобы в одном доме двое домовых жило. По соседству – пожалуйста, а под одной крышей – ни-ни! Кстати, ты сундук-то не потерял?
К у з я. Нет, со мной мой сундук. (Достает, показывает)
Н а ф а н я. Смотри не потеряй. А то без сундука кому ты нужен?!
К у з я. Да как же можно, Нафанюшка?!
Н а ф а н я. Ладно, Кузя. Заболтался я с тобой.
К у з я. Ну Нафаня!
Н а ф а н я. Слушай, Кузьма, тебе уже восьмой век пошел, а ты все ноешь. Не надоело еще?
К у з я. Тебе просто говорить. Самому-то уже тринадцатый…
Н а ф а н я. Не перестанешь ныть – больше не приду. Все понял?
К у з я. (Вздыхает) Куда уж тут не понять?
Н а ф а н я. Счастливо оставаться.  (Уходит)

Кузя поднимается в глубь сцены.
Из-за дерева появляется Ворона.

В о р о н а. Ну и дела! Дом снесли, домовые теперь по улицам бродят, спать не дают. А с собой еще и сундук с сокровищами носят! Нет, тут без меня ну никак не обойдется. Только вот как бы этот сундук-то стащить? (Пытается подкрасться, не получается) Нет, придется, за помощью к самой обращаться… А что, неплохая идея, да и дом для этого разнесчастного найдется… на курьих ножках – но чем тебе не дом?! (Скрывается)

Сцена 2.

К у з я. Вот в какую сторону идти? Ой горе-несчастье, ой горе-несчастье… (Садится на пенек)
Г о л о с. Эй, это кто там?
К у з я. (Вскакивает) Что это было? Почудилось, наверное… (Садится опять на пенек)
Г о л о с. Да вы что там с ума посходили что ли?!
К у з я. (Вскакивает) Да кто тут?
Г о л о с. Это там кто?
К у з я. Где?
Г о л о с. Там.
К у з я. Где там?
Г о л о с. Фу, какой бестолковый! (Из-за пня появляется Лешичка) И откуда ты такой красивый нарисовался-то?
К у з я. А ты кто?
Л е ш и ч к а. Я? Я-то Лешичка, внучка деда Диадоха. А ты кто?
К у з я. А Дед Диадох кто такой?
Л е ш и ч к а. Да… Крепко тебя, видать… Деда Диадоха не знать!
К у з я. Можно подумать, ты Нафаню знаешь.
Л е ш и ч к а. Какого такого Нафаню? Нету среди нас такого. И отродясь не бывало.
К у з я. Среди вас? Да кто вы есть-то?
Л е ш и ч к а. Мы-то? Лешие-лесовики. Мне уже пять веков. А моему деду Диадоху целых сто!
К у з я. Врешеньки-врешь! У леших клыки до самого носа торчат, язык во рту не помещается, а живот на сторону мешком висит!!! Не похож ты на них! Нечего на себя наговаривать!
Л е ш и ч к а. Ты перепутал, это про домовых рассказывают, что у них язык наружу и живот мешком. Мой тятя выше этой елки! Он в обгорелый лес ушел – лет на 50, как управится, может, и больше даже. Мы с дедом Диадохом в этом лесу хозяева.
К у з я. А правда, что твой дед – старый леший – лихой злодей? Зря народ пугает, в болоте топит, на деревья забрасывает, детей крадет, коров угоняет. А рявкнет – уши не успеешь загородить и оглохнешь!
Л е ш и ч к а. Да ты что! Леший в бору что хозяин в дому. Хороший хозяин любит, чтобы гости погостили у него подольше, вот и водит он прохожих, чтоб заблудились.
К у з я. (После паузы, разглядывает Лешичку) Слушай, а может, ты и не из леших вовсе?
Л е ш и ч к а. Ты упал что ли откуда-то?! Говорят тебе: из леших! Сам-то на домового не сильно смахиваешь…
К у з я. (Оглядывает себя со всех сторон) А по-моему, самый что ни на есть домовой… Вот Нафаня говорит…
Л е ш и ч к а. Стой, так ты что, действительно что ли домовой?!
К у з я. Неужто сама догадалась? Али подсказал кто?
Л е ш и ч к а. А в лес-то ты чего забрел тогда?
К у з я. Да этих людей вообще не поймешь: то им жить негде, то еще добротные хоромы сносят…
Л е ш и ч к а. Так твои снесли что ли?
К у з я. Ты поражаешь меня своей проницательностью.
Л е ш и ч к а. Так а тут-то что ты делаешь?
К у з я. Слушай, не разочаровывай меня. Куда мне деваться-то прикажешь?
Л е ш и ч к а. Нечто домов мало?
К у з я. Мало-немало, а на каждого домового не всегда и хватает. Вот я теперечи бездомный домовой…
Л е ш и ч к а. Бездомных домовых не бывает.
К у з я . Вот и Нафаня так сказал…
Л е ш и ч к а. Какой Нафаня?
К у з я. да друг мой. Он, похоже, один у меня и остался.
Л е ш и ч к а. Что же ты к нему не подашься?
К у з я. Да к нему-то тоже некуда! Тем более с таким богатством…
Л е ш и ч к а. С каким богатством?
К у з я. А не проболтаешься?
Л е ш и ч к а. Век с дедом Диадохом жить!
К у з я. Мне определенно уже начинает нравиться этот самый дед Диадох… Ну ладно, смотри! (Достает сундук)
Л е ш и ч к а. Вау! Что это?
К у з я. Сундук. Разве не похож?
Л е ш и ч к а. Похож, а что в нем? (Пытается открыть)
К у з я. Ээээ, не про твою честь. (Отнимает и убирает)
Л е ш и ч к а. Ну что там, скажи… Богатства-сокровища?
К у з я. Эх, несметные!
Л е ш и ч к а. И не страшно тебе их так по лесу носить?
К у з я. А ты как предлагаешь носить? По-другому?
Л е ш и ч к а. Ну можно же ведь спрятать куда-нибудь…
К у з я. Куда, если у меня дома нет?!
Л е ш и ч к а. Да, проблема… Слушай, а можно у деда Диадоха оставить. У него ничего никогда не пропадает!
К у з я. А он согласится?
Л е ш и ч к а. Ну если ты попросишь, сомневаюсь, а вот если я, Лешичка, любимая внучка…
К у з я. Пошли. (Собирается идти) Ну идем что ли? (Лешичка стоит на месте) Ну пожалуйста!
Л е ш и ч к а. Вот так-то лучше! А с домом мы тоже разберемся. Можно и у Бабы Яги перекантоваться… Только сундучок у нас оставь: Яга что сорока – все стащит, что блестит…

Уходят, появляется Ворона.

В о р о н а. А не она – так я стащу! Ну где ты там, старая карга?

Выходит Баба-Яга

Б а б а – Я г а. Ой, щас я тебе такую каргу старую покажу! Ну, хвостатая, ты у меня живо каркать забудешь!
В о р о н а. Ну порезвилась – и будет! Тебе счастье надо?
Б а б а – Я г а. Какое такое счастье?
В о р о н а. Лохматое. По крайней мере, пока. Надо или не надо?
Б а б а –Я г а. Какое лохматое?! Чего ты меня сюда вообще притащила?!
В о р о н а. Эх, туго ты соображаешь, бабуля… В общем, так. Дом, что у дороги стоял, снесли…
Б а б а – Я г а. Давно пора было…
В о р о н а. Да ты помолчи! Домовой оттуда сбежал.
Б а б а – Я г а. Язык наружу да живот мешком?
В о р о н а. Кто?
Б а б а – Я г а. Домовой.
В о р о н а. Обалдела что ли?
Б а б а – Я г а. Да не знаю… Сказывают…
В о р о н а. А ты поменьше верь всему тому, что сказывают. В общем нормальный такой домовой, лохматенький… Только вот жить ему теперь негде. А тут еще и зима не за горами... Сечешь?
Б а б а – Я г а. Чего?
В о р о н а. О боги! Бабуля, перегрузи файлы!
Б а б а – Я г а. Какие?
В о р о н а. Не заморачивайся. В общем, слыхала я, что, если в доме каком домовой поселился, быть тому дому счастье…
Б а б а – Я г а. Так где ж его взять-то?
В о р о н а. Кого?
Б а б а – Я г а. Домового!
В о р о н а. Как все запущено! Повторяю сначала. Местный домовой, без клыков и лохматенький, остался без дома… Ну, смекаешь?
Б а б а – Я г а. Ага…
В о р о н а. Ну!
Б а б а – Я г а. Чего?
В о р о н а. Слушай, и как ты ступой-то управляешь с такими-то мозгами?! Бери домового!
Б а б а – Я г а. Куда?
В о р о н а. Домой к себе. И будет тебе счастье!
Б а б а – Я г а. А, так бы сразу и сказала!
В о р о н а. Как будто я не так сразу и говорила.
Б а б а – Я г а. Куда лететь-то?
В о р о н а. Зачем?
Б а б а – Я г а. Файлы перегрузи! За домовым!
В о р о н а. А, Лешичка сказала ему, что можно и у тебя перекантоваться… По дороге разберемся!
Б а б а – Я г а. А я его там-то тепленьким и возьму…
В о р о н а. Главное – с обедом его не перепутай! Домовые в съеденном состоянии никакого счастья не приносят. Одни проблемы.
Б а б а – Я г а. Какие?
В о р о н а. Пищеварительные!
Б а б а – Я г а. Ну так полетели?
В о р о н а. Стой. При нем – сундук. с тебя и счастья одного будет довольно. А сундук – мой.
Б а б а – Я г а. А я-то все думаю, и чего она так о моем счастье вдруг забеспокоилась…
В о р о н а. Уговор не забывай. А то ведь счастье и ноги сделать может…
Б а б а – Я г а. Не сделает: я его не выпущу…





Действие 2.

Сцена 1.

Лес, коряги. По лесу пробираются Кузя и Лешичка.

К у з я. Ой, как я устал! Ой, не могу! Где это мы?
Л е ш и ч к а. На болоте! Тише, а то услышат!
К у з я. (Усмехается) Кто? Злое эхо?
Л е ш и ч к а. Что ты! В черном болоте даже злое эхо глохнет. Кикимора болотная услышит, она тут хозяйка!
К у з я. Ох-ох! Грязненький я, как поросенок! Ох, бедненький я, несчастненький!

Из-за кочки появляется Кикимора.

К и к и м о р а. Ах – ах ! (Дразнится) Миленький он, прекрасненький!
К у з я. Вот беда-беда, огорчение!
К и к и м о р а. Вот вода-вода-обмочение!
К у з я. Устали мои резвы ноженьки!
К и к и м о р а. Оторвали ему ноженьки, разбросали по дороженьке! Ух-ух! Весь распух! Глазки окривели, комары заели! (Щекочет его) И-и-и!
К у з я. Перестань сейчас же! Перестань дразниться! Тебе говорят! Апчхи!
Л е ш и ч к а. Здравствуй, кикимора болотная!
К и к и м о р а. Здорово, коль не шутишь. Кто это с тобой такой сытенький?
Л е ш и ч к а. Домовенок это. Кузя.
К и к и м о р а. А где язык и живот мешком?
К у з я. Да что вы все заладили язык да мешок?! Нормальные мы все!
К и к и м о р а. А в салочки играть умеешь?
К у з я. Какие салочки? Устал я!
К и к и м о р а. Салочки-попрыгалочки, салочки-утащалочки, салочки-прибиралочки (Хватает сундук Кузи и вертит им перед ним. Прячет за спину)
К у з я. Отдай сейчас же!
К и к и м о р а. А ты догони!
К у з я. А еще чего сделать?
К и к и м о р а. Да много всего! Коли сундук, конечно, нужен… (Убегает)

Кузя спотыкается, падает.

К и к и м о р а. Салочки, ковырялочки, салочки-спотыкалочки!
К у з я. Отдай сундук!
Л е ш и ч к а. С ней лучше не спорить, а то в болото заманит…
К у з я. да какой же  домовой без сундука-то своего волшебного?! Сокровища ведь там несметные!
К и к и м о р а. Ну так догони, касатик, догони, миленький!

Появляется Ворона.

В о р о н а. Вот теперь главное – своего счастья не упустить! (Выхватывает сундук у Кикиморы) Вот счастье-то привалило!

Ворона вертит сундуком, сундук падает. Кузя хватает его.

К у з я. Спасибо, черненькая! Уж не знаю, как и благодарить тебя!
Л е ш и ч к а. Схватил свои сокровища? Так бегом отсюда!

Убегают

В о р о н а. Сокровищ не досталось – так хоть «спасибо» получила. Ерунда – а приятно! (Смахивает слезу)
К и к и м о р а. (Залезает на кочку) Только мне, как всегда, ничего. Ну, доберусь я когда-нибудь до тебя, носатая!
В о р о н а. Доберись - доберись… Как из своего болота вылезешь, так сразу и милости прошу к нашему шалашу!

Уходят

Сцена 2.

Кузя и Лешичка идут по лесу.

К у з я. И что у вас тут всегда так?
Л е ш и ч к а. Как так?
К у з я. Одни нападают, другие сундуки воруют…
Л е ш и ч к а. Насколько я понимаю, на тебя и напала, и сундук собиралась украсть  исключительно Ворона…
К у з я. Да ну, все равно, как-то не по-нашему… Ой беда-беда, огорчение…
Л е ш и ч к а. Вообще-то в чужой монастырь со своим уставом не ходят. А у нас тут свои законы…
К у з я. И что же это за законы такие, чтобы у маленького домового сундук красть?! (Опирается на пень)
Л е ш и ч к а. Что же пришел тогда, если законы наши не нравятся?!
К у з я. А куда мне деваться-то, добру молодцу?!

Раздается скрип

К у з я. Что это?
Л е ш и ч к а. Как что? Лес!
К у з я. Да нет, что за звук?
Л е ш и ч к а. Да тут постоянно что-то скрипит, скрипит…

Из-под пня, на который оперся Кузя, появляется Дед Диадох

Д е д  Д и а д о х. да что тут постоянно скрипит-то? И не скрипело бы ничего, если бы некоторые добры молодцы своими филейными частями на честных леших не опирались.
Л е ш и ч к а. Дедушка?
Д е д  Д и а д о х. Да уж не бабушка!
Л е ш и ч к а. А мы тебя и ищем.
Д е д   Д и а д о х. Час от часу не легче… Что тебе понадобилось?
К у з я. Он всегда такой?
Л е ш и ч к а. Какой?
К у з я. Неприветливый…
Л е ш и ч к а. Кто?
Д е д  Д и а д о х . Кто??
К у з я. Да так, никто…
Д е д   Д и а д о х. А это кто?
Л е ш и ч к а. Кто?
К у з я. Нет, вы издеваетесь что ли?
Л е ш и ч к а. А, это-то? Это Кузя…
Д е д  Д и а д о х. Вижу, что не Клава… Откуда ты такой красивый?
К у з я. А он вроде бы не такой уж и неприветливый…
Л е ш и ч к а. Он домовой.
Д е д   Д и а д о х. Так у домовых же…
К у з я. Только не надо про язык наружу и живот мешком!
Д е д   Д и а д о х. Хорошо, молчу. (Разворачивается, собирается уходить)
Л е ш и ч к а. Ты куда, дедушка?
Д е д  Д и а д о х. А сама-то как думаешь?
Л е ш и ч к а. Ну дедушка!
К у з я. Нет, ну это на самом деле ни в какие ворота не лезет! Я к нему в гости – а он мне спину.
Д е д  Д и а д о х. Так ты в гости?
К у з я. А что так что ли просто зашел, на огонек?
Д е д    Д и а д о х. А я-то грешным делом думаю, что домовые в лес переехать решили.
К у з я. Упаси господи! Нам бы печку, крышу, домик, столик… Эх, мечты мои сладкие!
Д е д  Д и а д о х. Ну а я-то тогда тут при чем?
Л е ш и ч к а. Дедушка, у него сундук с сокровищами…
Д е д   Д и а д о х. И что ты задумала?! Да я ж тебя, коряжка малолетняя…
Л е ш и ч к а. Да что ты такое выдумал, дедушка? Спрятать бы этот сундук. А то Кикимора на него уже охотилась…
Д е д  Д и а д о х. Так вот в чем дело… Значит, вы уже и по болоту прогулялись?
К у з я. Прогулялись…
Д е д   Д и а д о х. Спрятать-то, конечно, спрячу. Но только до весны потом ты его не получишь.
К у з я. Что это так?
Л е ш и ч к а. Да просто мы с дедушкой на зиму спать ложимся.
Д е д   Д и а д о х. Вот-вот. А кто-то все по болотам шастает.
Л е ш и ч к а. Ну я же пришла, дедушка.
Д е д  Д и а д о х. И что стоишь?
Л е ш и ч к а . Иду…
К у з я. Ты куда?
Л е ш и ч к а. Как куда? Спать.
К у з я. Нет, вы что, серьезно что ли всю зиму спите?
Д е д   Д и а д о х. Вполне. А что еще делать-то? Лес спит, деревья спят, люди сюда разве что за хворостом приходят… Вот весна придет – тогда и проснемся…
К у з я. А если не проснетесь?
Л е ш и ч к а. Ты что, не проснемся! Тогда весна в лесу так и не наступит! Дед Диадох весь лес будит, как только сам просыпается.
Д е д  Д и а д о х. Весной повеет – мы сразу и проснемся. А за нами и лес весь. (Оглядывается) А сейчас всем спать.
К у з я. А сундук-то?
Д е д  Д и а д о х. Сундук? А что сундук? Давай его сюда. Никуда он до весны не денется. А ты тоже времени зря не теряй: с нами спать ложись. А весной со свежими силами да со своим сундуком… кстати, ты куда шел-то?
К у з я. Дом себе новый искал.
Д е д   Д и а д о х. так вот весной-то со свежими-то силами да со своим сундуком такой дом себе отыщешь – загляденье! (Зевает) Все, спать.

Дед Диадох и Лешичка ложатся спать. Кузя пытается пристроиться рядом.

К у з я. (Толкает Лешичку) Лешичка!
Л е ш и ч к а. А?
К у з я. Не могу спать не поемши…
Л е ш и ч к а. Там в уголке листочки вкусные лежат. Возьми пожуй.
Д е д  Д и а д о х. Спать я сказал.
Л е ш и ч к а . Сплю, сплю уже!

Кузя поднимает листочки, пробует их жевать, плюет.

К у з я. Нет, эдак я с голодухи тут помру.

Уходит.

Сцена 3.

Появляются Ворона и Баба-Яга

Б а б а – Я г а. Ну и где твое счастье-то?
В о р о н а. Во-первых, не совсем даже и мое, а во-вторых, меня эти поиски тоже уже утомили.
Б а б а – Я г а. Что значит не совсем даже и твое? Кто мне уже все уши про это счастье прожужжал?
В о р о н а. Стоп. так тебе нужно счастье или нет?
Б а б а – Я г а. Да кому ж оно не нужно-то?
В о р о н а. Ты от ответа не уходи.
Б а б а – Я г а. Да нужно, елки-метелки, нужно!
В о р о н а. Тогда хватит хныкать. Не пойму, баба-Яга ты или нет?!
Б а б а – Я г а. Тебе продемонстрировать?
В о р о н а. Спасибо, обойдусь. Еще после прошлых демонстраций перья не все отросли.
Б а б а – Я г а. Тогда не умничай. Где его носит?

Появляется Кузя.

В о р о н а. А вот и счастье наше!
Б а б а – Я г а. Какое упитанное!
В о р о н а. Эй, ты особенно-то не облизывайся!
Б а б а – Я г а. Да я не о том! С таким упитанным счастьем, наверное, счастья привалит…
В о р о н а. Главное – его теперь схватить.
Б а б а – Я г а. А сундук-то у него где?
В о р о н а. Где-то у него. Поэтому задача максимум – поймать домовенка. На счет три?
Б а б а – Я г а. А ты считать медленно или быстро будешь?
В о р о н а. Это имеет значение? Значит, на счет три?
Б а б а – Я г а. Только не очень быстро, чтобы я не пропустила.
В о р о н а. Если пропустишь, я так тебе на ухо каррркну!
Б а б а – Я г а. Три!

Хватают Кузю и скрываются.

Сцена 4.

Появляется Нафаня.

Н а ф а н я. Морозит, однако. Знать, зима не за горами. Лешие, наверное, уже спать легли… Как там Кузьма? Эх, пропадет ведь без меня! И чего я его одного отпустил? А с другой стороны… Седьмой век ведь уже… Сколько мне его еще пасти?! (Отходит, садится) А вдруг с ним что случится? Нет, пусть сам набивает шишки и учится их залечивать. (Собирается уходить) А все равно сердце не на месте!

Уходит.

Появляется Кикимора

К и к и м о р а. Брр, ну и слякоть. Скорее бы зима что ли пришла… Спать лягу… А то куда ни плюнь – везде сплошное болото. В общем, все как всегда: ни сундука, ни друзей, ни … Тьфу, ничего! Что бы поделать? Брр, ничего неохота. Хоть бы Ворона что ли прилетела… Ага, дождешься… В общем, пошла, в болото…

Уходит

Действие 3

Сцена 1

Дом Бабы-Яги. На пороге Баба-Яга и Ворона заталкивают Кузю в дом.

Б а б а – Я г а. Ой, ну и счастье мне привалило!
К у з я. Куда вы меня тащите?
Б а б а – Я г а. Домой, касатик, домой.
К у з я. Что за дом-то?
Б а б а – Я г а. А мой, касатик, мой.
К у з я. Твой?
Б а б а – Я г а. Ну да! Пусть на курьих ножках, но чем не хоромы?
К у з я. Да не хочу я тут жить!
Б а б а – Я г а. А ты, касатик, раньше времени, носа-то не вороти. Обживешься – может, и понравится.
К у з я. Да не понравится мне тут, точно знаю!
В о р о н а. Не карррркай!
К у з я. (Подпрыгивает от неожиданности) А ты-то кто?
В о р о н а. Да местная жительница. Не бери в голову.
Б а б а – Я г а. Да Ворона это. Вот раскаркалась!

Заходят в дом

К о ш к а. Одно мяучение с тобой! Кого ты там еще притащила?
Б а б а – Я г а. А ну, Клепа, брысь отсюда!
К о ш к а. Мяу! ладно, посмотрим, что ты с ним потом станешь делать! (отходит, начинает умываться)
К у з я. Глянь, кошка-то гостей намывает!
Б а б а – Я г а. Она не гостей намывает, она шерстью своей везде швыряется. Клепа, а ну брысь сказала!
К о ш к а. (Шипит на нее, с места не сдвигается) Размяучталась!
К у з я. А как кличут-то ее?
Б а б а – Я г а. Бральянтовый ты мой, да тебе никак моя Клепа понравилась?
К у з я. Да мы с ней в некоторой степени родственники… Дальние, правда. Так как звать скотинку-то?
Б а б а – Я г а. Клеопатрой кличут. Я – Клепой зову. Ох ты мой изумрудненький! ты ведь точно мне счастья принесешь?
К у з я. Уж не быстра ли ты, бабулечка?! Сначала хлопца накорми, а потом уже и расспрашивай!
Б а б а – Я г а. Ой, ты мой бральянтовый, угощу я тебя пампушечками с морковкой. (Выносит еду) Кушай-кушай. А вот тебе и ватрушечки, и крендельки, и пирожные кремовые…
К у з я. (Разглядывает угощение, отставляет от себя пирожные) Это я не ем: я не козел.
Б а б а – Я г а. Да ты только попробуй, сладенький мой!
К у з я. Э, ты поосторожнее! (Пробует на вкус еду) Ладно, делать нечего, давай, раз больше есть нечего! У-у-у! Ням-ням-ням! Фафа фефеф или фто фофофаеф?
Б а б а – Я г а. Что?
К у з я. Сама, говорю, печешь? Или кто помогает?
Б а б а – Я г а. Сама, сладенький, сама. А уж для тебя-то я так расстараюсь! Только поживи уж у меня…
К у з я. Ну, если расстараешься…
К о ш к а. Завела дарррмоеда!
В о р о н а. Карррр!
Б а б а – Я г а. Ты все еще здесь?
В о р о н а. А не должна быть?
Б а б а – Я г а. Тебе что-то нужно?
В о р о н а. Хороши дела! Отдавай сундук!
Б а б а – Я г а. Какой-такой сундук?
К о ш к а. О-мяу! – чаровательно!
В о р о н а. Сейчас кто-то домяукается!
К о ш к а. Вымяутайся отсюда! (Шипит) Пока все перья не повыдергала… Мяу…
В о р о н а. Вот и помогай людям после этого!
К у з я. Что-то меня в сон клонит…
Б а б а – Я г а. Ах ты мой бральянтовый, сейчас, сейчас! Клепа, подушку принеси. Помягче какую выбирай!
К о ш к а. Самую мяугонькую!

Кузя ложится спать

В о р о н а. Каррр!
Б а б а – Я г а. Не видишь, дите засыпает?
В о р о н а. А сундук-то?
Б а б а – Я г а. (Осматривает Кузю) Да нет у него никакого сундука! Вот заладила!
В о р о н а. Обманули! Обхитрили! По миру пустили!
К о ш к а. Да что же это такое? Мяу! Брысь отсюда, пернатая!

Ворона с криками улетает. Кошка сворачивается клубочком, ложится у кровати
Кузя ворочается

Б а б а – Я г а. Что случилось, сладенький?
К у з я. Что-то неудобно мне как-то… (Садится на кровать)
Б а б а – Я г а. Плюшечек? Ватрушечек?
К у з я. Нет… Сам не знаю, чего мне хочется…
К о ш к а . Ррремня!
К у з я. Брысь, блохастая!
Б а б а – Я г а. А ну под лавку!
К у з я. Бабусь, а бабусь!
Б а б а – Я г а. Что, бральянтовый?
К у з я. Может, ты отпустишь меня?
Б а б а – Я г а. Отпущу, обязательно отпущу (укладывает его в постель) Вот Весна-красна придет…
К у з я. А когда она придет?
Б а б а – Я г а. А как лешие проснутся, так и придет.
К у з я. (Зевает) И тогда отпустишь?
Б а б а – Я г а. Обязательно, сладенький, непременно, бральянтовый! (В сторону) Отпущу, непременно отпущу…

Баба-Яга выходит вперед, Кошка трется около нее

К о ш к а. Ну не сердчай, хозяйка! Посмотри, как я мурлыкать умею!
Б а б а – Я г а. Ох, не до тебя сейчас, Клепа…
К о ш к а. (Обижается) А когда до меня-то? Вон новую игрушку себе притаранила!
Б а б а – Я г а. Как будто не для тебя стараюсь. Ворона накаркала, что домовые в дом счастье приносят… Соображаешь?
К о ш к а. То есть и мышей будет ловить не обязательно? И сметана всегда будет водиться? Ладно, потерплю тогда дармоеда…
Б а б а – Я г а. Потерпи, Клепа, потерпи. А я полечу в лес, дупло в котором лешие спят, снегом припорошу. Тогда они и весну проспят!
К о ш к а. Проспят?
Б а б а – Я г а. И счастье у нас навсегда останется!
К о ш к а. А искать его не будут?
Б а б а – Я г а. Да может, и будут, но не в избушке же у Бабы-Яги!

Баба-Яга улетает.

К о ш к а. (Подходит к Кузе, толкает его) Счастье, а счастье, с тебя полная лохань сметаны, учти!

Звук метели.

Действие 3

Сцена 1

Идет Нафаня.

Н а ф а н я. Где же ты, Кузька? И куда ты запропастился? (Ежится от мороза) Ну и весна в этом году… Как будто и не собирается к нам идти… (Оглядывается) Э, да дупло-то, в котором Лешие спят, снегом завалено. Эдак они вообще никогда не проснутся… Ау, братцы Лешие! Тьфу ты, от этой стужи уже Леших братьями называть начал… А с другой стороны – а какая разница, где твой дом?! Какая разница, есть ли крыша над головой или крыша – голубое небо? Может, они действительно не такие страшные, как старики сказывают? (Подходит к пню) Ау, Лешие, просыпайтесь! Нет, N
 ?ак дело не пойдет… Ни весны, ни Кузьки…

Появляется Ворона

В о р о н а. Кар! Ну и холодрыга! и чего Весна не торопится?
Н а ф а н я. Ты кто?
В о р о н а. А ты кто?
Н а ф а н я. Я – домовой.
В о р о н а. Еще один?
Н а ф а н я. Что значит «еще один»?
В о р о н а. Да бродил тут по осени один такой, домовым себя называл…
Н а ф а н я. Что значит называл?
В о р о н а. Да обманщиком оказался!
Н а ф а н я. Это с чего вдруг?
В о р о н а. Да какой же он домовой, если у него сундука волшебного нет?!
Н а ф а н я. Как нет?!
В о р о н а. (Вздыхает) Вот и я говорю, как это нет…
Н а ф а н я. А выглядел-то он как?
В о р о н а. Да такой лохматый, в лаптях…
Н а ф а н я. Кузька!
В о р о н а. Во-во, и Баба-Яга его так же кликала…
Н а ф а н я. Так он у Бабы-Яги что ли?
В о р о на . Кстати, как тебя-то звать-величать?
Н а ф а н я. Нафаней кличут. А Кузя-то… Он до сих пор… у Бабы-Яги?
В о р о н а. Наверное, если она его, конечно, еще не съела… Хотя вряд ли…
Н а ф а н я. Почему?
В о р о н а. Да она прознала, что домовые счастье в дом приносят. Вот она его к себе и заманила.
Н а ф а н я. Сама?
В о р о н а. Да куда она без меня?
Н а ф а н я. А тебе-то это зачем?
В о р о н а. Эх, за зря! Сундука при нем все равно не оказалось… Или Баба-Яга врет…
Н а ф а н я. Да куда же он сундук-то дел?!
В о р о н а. Вот и я хочу это знать…

Некоторое время сидят молча

Н а ф а н я. (Резко встает) Веди меня!
В о р о н а. Куда?
Н а ф а н я. К Бабе-Яге, конечно!
В о р о н а. Зачем?
Н а ф а н я. За кузькой!
В о р о н а. И за сундуком?
Н а ф а н я. И за ним, родимым!

Уходят

Сцена 2

Дом Бабы-Яги. Баба-Яга накрывает на стол. Кузька спит. Кошка лежит  у кровати.

К о ш к а. Сколько еще дарррмоеда кормить будем?
Б а б а – Я г а. Чем он тебе мешает-то?
К о ш к а. Да живет-живет тут, а счастья все нет… (Переворачивает миску)
Б а б а – Я г а. Это тебе нет, а мне – самое оно.
К о ш к а. Самое оно?! Смяутана где, спрашиваю?!
Б а б а – Я г а. Тебе бы все смяутана да смяутана! Посмотри, какой он хорошенький, как он спит сладенько.
К о ш к а. Да хоть сладенько, хоть кисленько! Смяутану хочу!

Появляется Ворона

В о р о н а. Твоих рук дело, костеногая?
Б а б а – Я г а. Это ты кому?
В о р о н а. Ну не ей же! (Кивает на Кошку) Твоих рук дело, спрашиваю?
Б а б а – Я г а. Ты о чем, пернатая?
В о р о н а. Где сундук Кузькин?
Б а б а – Я г а. Да почем я знаю? Как он с Лешичкой расстался, так никакого сундука я у него не видела!

Появляется Нафаня

Н а ф а н я. С Лешичкой? Которая спит до сих пор?
В о р о н а. Так ты все-таки специально?
Н а ф а н я. Что с Кузькой?
В о р о н а. Где мой сундук?
Н а ф а н я. Чем ты его усыпила?
В о р о н а. Ах ты, обманщица!

Просыпается Кузя.

К у з я. Что происходит?
Б а б а – Я г а. Ничего, сладенький, ничего, спи дальше!
Н а ф а н я. Кузя!
К у з я. Нафаня!
Н а ф а н я Уж не разоспался ли ты, братец?
К у з я. А что там на дворе?
Н а ф а н я. Да уже зиме конец!
К у з я. (Вскакивает) Как конец? А что же Лешие не проснулись?
В о р о н а. Лешие-лешие! Вот доверяйся после этого людям!
К у з я. Весна пришла?
К о ш к а. Да уже на пороге! А ты все дрыхнешь!
К у з я. Все, Баба-Яга, отпускай меня. Сама обещала…
Б а б а – Я г а. Не помню такого, не обманывай старушку.
В о р о н а. Да ты сама кого хочешь обманешь!
Б а б а – Я г а. Не каркай!
В о р о н а. Где мой сундук?
К у з я. Какой сундук?
В о р о н а. Который у тебя был. Куда она его задевала?
К у з я. А зачем он тебе?
В о р о н а. Сам же говорил, что он с сокровищами. Кому нынче сокровища не нужны?! За них я Бабе – Яге и помогла…
К у з я. Что помогла?
В о р о н а. Тебя заманить!
К о ш к а. Так вот кого благодарить за дарррмоеда надо!
К у з я. Да зачем я вам?
Б а б а – Я г а. Так домовые же счастье в дом приносят…
Н а ф а н я. Да, да только в тот дом, который они сами себе выберут. Ты выбирал эту хату, Кузька?
К у з я. Нет.
К о ш к а. Так и проваливай!
В о р о н а. А сундук-то мой где?
К у з я. Не твой, а мой, простите, пожалуйста.
Б а б а – Я г а. Какие мы вежливые стали! Как ватрушки у меня уминать – так пожалуйста, а как счастье в дом… (Отходит, плачет)
К у з я. А ты добрей становись. Нехорошо это: весна идет, а ты все козни плетешь…
Б а б а – Я г а. Никуда она не придет. Не придет, пока я Леших не разбужу.
К у з я. Так вот и разбуди.
Б а б а – Я г а. И что я потом делать буду? Да кто же ко мне по своей воле пойдет?
Н а ф а н я. (Рассматривает избу) Ватрушки, говоришь? А еще что у тебя есть?
К о ш к а. Есть, да не про твою честь!
Б а б а – Я г а. А что это ты, касатик, интересуешься?
Н а ф а н я. Да вот думаю, не остаться ли мне у тебя?
Б а б а – Я г а. Самому? По доброй воле?
Н а ф а н я. А то как же?! Иначе счастья тебе не видать! Что скажете?
К о ш к а. Да по мне кто хотите, лишь бы не дарррмоед!
Н а ф а н я. Ну, за этим дело не станет! Только, Кузя, куда ты сундук-то свой дел?
К у з я. Он в надежном месте спрятан.
В о р о н а. Значит, еще не все пропало?
К у з я. Баба-Яга, разбуди Леших, а то весна-то так и не придет.
Б а б а – Я г а. (Нафане) Так ты остаешься?
Н а ф а н я. Остаюсь. Буди давай.
Б а б а – Я г а. А не обманешь?
Н а ф а н я. Домовые не обманывают. Буди.

Баба-Яга свистит. Начинается метель, затем звук капели. Все выглядывают в окно. Дупло в дереве под окном дома Бабы-Яги оттаивает. Оттуда появляется Дед Диадох, затем – Лешичка.

Д е д   Д и а д о х. Весна пришла…
Л е ш и ч к а. Не проспали?

С другой стороны просыпается Кикимора

К и к и м о р а. Ой, теплом повеяло! И болото сразу потеплело! Эй, сучки да коряги, здоровеньки булы!
Д е д   Д и а д о х. И тебе не хворать, нечисть зеленая.
К и к и м о р а. да что тут! Что хворай, что не хворай – болото оно и есть болото! Главное – вы не проспали.
Д е д    Д и а д о х Лешие не могут весну проспать. Она без них не наступит.
Л е ш и ч к а. Значит, вовремя?
Д е д   Д и а д о х. Конечно, вовремя. А где этот, лохматый?
Л е ш и ч к а. Какой лохматый?
Д е д   Д и а д о х. Который сундук у нас на сохранение оставил.
К и к и м о р а. С сундуком который?
Л е ш и ч к а. (Оглядывается) Не знаю… (Видит в окне Кузю) Кузя!
К у з я. Лешичка!
Л е ш и ч к а. Так ты себе дом нашел?
К у з я. Да нет, как там мой сундук поживает?
Л е ш и ч к а. Да вот он!

Лешичка вылезает, протягивает Кузе сундук. Все выходят из дома.

К у з я. Вот он, мой сундук…
В о р о н а. С сокровищами…
К у з я. Еще с какими!
Л е ш и ч к а. Так а ты жить-то теперь где будешь? У Бабы-Яги?
К у з я. Нет, там место занято.
Б а б а – Я г а. Занято, занято. Ведь правда, касатик?
Н а ф а н я. Занято-занято!
К о ш к а . (Облизывает миску) Занято-занято!
К и к и м о р а. Аж мурашки по коже! Даже болото родным кажется.
Д е д   Д и а д о х. А какое оно тебе? Ты-то тепереча куда, лохматый?
К у з я. Пока не знаю… Может, кто-нибудь из вас, ребята, меня к себе пригласит? Я вообще-то добрый… и хороший… А еще я сладости люблю. У вас дома есть сладости? Тогда ждите меня обязательно! Услышите непонятный шорох – знайте: это я спешу к вам. вы ведь теперь меня обязательно узнаете, правда?!
К и к и м о р а. Аж прослезилась!
В о р о н а. Да правда, правда. Сундук-то, сундук…
К у з я. Да что тебе этот  сундук дался?
В о р о н а. Мне не сундук, мне сокровища…
К у з я. Сокровища? Только ведь сокровища у нас, у домовых не простые! Нам ведь главное – счастье в дом принести…
В о р о н а. Не разглагольствуй! Открывай!
К у з я. Ну как скажешь! (Открывает сундук)

Слайд-шоу

Финальный танец

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования