Общение

Сейчас один гость и один зарегистрированный пользователь на сайте

  • lissi

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

ОН – Возраст непонятен. Это то пятнадцатилетний подросток, то молодой мужик лет двадцати трех. Неопрятный, голос хриплый, одет в когда-то модные, а сейчас старые и грязные вещи. Позже выясняется, что его зовут Петька.

ОНА - Молодая девушка, возраст непонятен. Временами это подросток лет пятнадцати, а иногда – взрослая  двадцатилетняя женщина. Красивая, стройная, то, что в народе называется «кровь с молоком». Держится замкнуто, «себе на уме».

Клаша, она же Клавдия Ивановна. Мать Петьки.  Сколько ей лет? Около 40. Но она и говорит, и одевается, и ходит, как старуха. Недалекая, суетливая, привыкшая всем угождать.

Василий Павлович, начальник (все равно чего). Молодящийся мужчина с военной выправкой, шумный, большой, обаятельный, «душа компании».

Андрей, сын Василия Павловича. По возрасту он ровесник Петьки. Красивый, «городской» мальчик, постоянно рефлексирующий.

Пластические композиции – это продолжение снов.  И, как во сне, в них все перемешано – люди, звери, то, что было и то, что будет.
А можно сказать, что -
Сны – это пластические композиции, которые заданы лишь общей идеей
Сон перед пластической композицией рассказывает тот, кому он снится.
Музыкальный ряд строго оговорен. Предполагается, что будет использована музыка Алексея Айги и ансамбля «4.33» с диска «Слава, счастье и богатство». Нумерация отрывков, приведенная в тексте, соответствует нумерации музыкальных пьес (треков) на компакт-диске. Конечно, музыку можно заменить, но это должна быть идентичная по стилю и воздействию музыка


Сон 1.
В любом месте на затемненной сцене в луче света сидит ОН. Рядом с ним – старенький приемник-магнитофон. Он включает его, вначале слышится шум настройки, потом выделяется музыка (отрывок 3)

ОН. Мне сегодня снилось, что, как будто, осень и я иду в обход по своему участку леса. И вот выхожу на поле, то, второе, за большим ельником, и вижу, что сбоку на опушке, где дерево упало, стоит ОНА. Я раньше ее видел, но только мельком, она никогда близко не подпускала. И всегда была со всеми вместе, в центре, и уходила, даже не взглянув в мою сторону. А тут, я вижу, она одна. А у меня как назло с собой ничего нет, чтоб ее угостить: ни хлеба, ни соли, ничего. И вот я  начинаю подходить поближе к ней и понимаю, что надо идти осторожно, чтоб не вспугнуть. Я вытягиваю руку,  чтоб видно было, что у меня ничего в руке нет, а сам думаю, подпустит ближе или не подпустит? ОНА не двигается. И я подхожу почти вплотную к ней с вытянутой рукой. Останавливаюсь, и начинаю говорить: «Не бойся, не бойся,  я тебе ничего плохого не сделаю, ты такая красивая, сильная, умная…» ОНА вроде прислушивается, но стоит так, что в любую минуту раз – и нет ее. И вот я делаю еще шаг, и еще шаг и тихо-о-онько, осторо-о-жно начинаю гладить ее по голове. ОНА такая мягкая, теплая, я это рукой чувствую. Я продолжаю ее уговаривать: «Не бойся меня, не бойся, видишь, я же не страшный, а  ты такая красивая, такая умная….» И ОНА  вроде поняла, что ей вреда не будет, подвинулась так, чтоб место для меня появилось. Я встал рядом, а ноги ватные, только что сам не дрожу, пошевелиться боюсь, понимаю, что могу вспугнуть ее. А ОНА уткнула голову мне в плечо.  И во сне мы смеялись.
Постепенно освещается сцена внизу и музыка усиливается.
Пластическая композиция.
На сцене танцует ОНА. Появляется ОН. ОН идет осторожно, чтоб не вспугнуть ее. Подходит и пытается дотронуться до нее. Любопытство у нее пересиливает страх. ОНА подвигается ближе. И разрешает дотронуться до себя.
Темнота. Музыка еще усиливается, а потом резко обрывается.

1.
Комната в домике для гостей Н….ского лесхоза, небольшая, но чистая и уютная. Простой деревянный стол, стулья, большая печь – камин по–деревенскому. В комнату входит Василий Павлович, что-то насвистывая или напевая. Присаживается к камину, протягивает к огню руки. Появляется Клаша.
Клаша. Василий…
ВП А, здрасьте, здрасьте…эээ…
Клаша. Клаша я, Клаша.
ВП, Да, конечно, Клаша!
Клаша. Наконец-то, я уж чего только не передумала.
ВП. Вот, добрался до родных мест.
Клаша. С приездом тебя, Василь Палыч.
ВП,. Что-то холодновато у вас. Как живется-то, Клаш?
Клаша. Да слава богу, все ничего. А ты-то как? Забыл совсем нас.
ВП. Не до охоты было. Хозяйка у меня умерла, Клаш. Как раз четыре года назад, в это время, как на охоту ехать, она и умерла.
Клаша. Ой, ты, Господи! Несчастье-то какое! Ведь совсем молоденькая еще была, такая хохотушка, упокой    господь ее душу.
ВП. Да, Клаша, тут уж молод – не молод, кому какое время отпущено.
Клаша. Как же ты, Василь Палыч, один- то теперь живешь?
ВП. Почему один? Сын у меня уже взрослый, друзья.
Клаша. Ой, горе-то какое!
ВП, Да, Клаша, четыре года прошли, как во сне. Как их и не было.
Клаша. Ой, ой, ой!
ВП. Одни умирают, другие остаются. Не поймешь, кому хуже. Жизнь, как говорится, продолжается. А как ее жить дальше, никто не объясняет.
Клаша. А сыночек-то как?
ВП. Ничего,  Клаша. Школу на следующий год заканчивать будет, с медалью, потом – в ВУЗ! Учиться.
Клаша. Ой, бедный, как же он без матери-то, а?
ВП. Ничего, справляемся.  И сын меня радует, и остальное все в порядке.
Клаша. Как вы дома-то управляетесь?
ВП. Хорошо, Клаш. Нечего жаловаться. Дружно живем. Я в главке теперь бо-о-льшой начальник, и сын у меня, ого-го! Вон идет, видишь? Эй, Андрюха! Давай, заходи! Я тебя  с Клашей познакомлю  Главный человек здесь.
Клаша. Ой, ну уж вы скажете тоже! Вот вы, видать, и впрямь начальником большим сделались.
ВП, Это как ты угадала? Вроде я не разжирел.
Клава. Так раньше все на Жигулях приезжали, а теперь – вон – на Жипе.
ВП. На джипе, Клаш, джи-пе.
Клаша. Хорошая машина. Красивая.
ВП. И мощная. Так какие новости будут, Клаш?
Клаша. Корова отелилась, теперь молока раньше, чем через месяц не жди. Потом  Данилу зарезали.
ВП. Это брата, что ль?
Клаша. Каково брата? Ты чего? Чур меня.! Да борова нашего, борова, таково симпатичного, может, помните?
ВП  Ты меня прямо напугала, Клаша. Я думал, какого-такого Данилу зарезали? У тебя ж брат был Данила? Или путаю?
Клаша. Так борова-то в честь брата и назвали!
ВП. Надо же! Борова!
Клаша. Ну, я и говорю – жалость! В доме  крыша текет. Менять пора, а денег-то нет! Ныне дожжей мало было, ягоды на кусту ссохлись, грибы все счервились. Огурцы намаялась поливать, пока выростила…
ВП. Клаш, лады, расскажешь еще. Давай теперь на ночь устраиваться. Не ближний свет к вам добираться. По трассе-то еще ничего ехать, а вот как свернули… Часа четыре до вас пробивались. Устали.
Клаша. Так я все устроила уже. Как всегда: наверху комната  и внизу. Как велено было. Счас чайку вот…(Клава уходит)
ВП. Андрюш, иди сюда. Чего ты там застрял?
Входит Андрей.
Андрей. Черт, грязища… (пытается вытереть сапоги).Пап, ну  и чего мы сюда притащились?  Я, пока к дому шел, все лужи наверно промерил. Ни одного фонаря. А холодюга…У них что, всегда так?
ВП. Ничего, лужи это мелочь. Зато каких зверей по дороге видели, а?! Ты разве раньше когда-нибудь лосей так близко видел?
Андрей. Да, зверюги отличные, ничего не скажешь. Как они рванули через поле!…. ух!
ВП. Вожак хорош! Рога какие! Во!
Андрей. Мне еще этот Бэмби понравился. Который с мамой  был.
ВП. Почему ты думаешь, что это был теленок с матерью?
Андрей. Так он же маленький совсем. Гораздо меньше других.
ВП. Хм, наверно.
Андрей. Их что, тоже телятами зовут, как у коров?
В,П, Ну да.
Андрей. А она все время около него ходила и носом еще его подталкивала, помнишь? Смешно так.
ВП. Мамаша, понятно, что заботится. А может, учила.
Андрей. Помнишь, как они встали на пригорке и на нас уставились. И не боятся!
ВП. Чего им бояться. Здоровые такие. Если б они все на нас рванули, смяли бы запросто.
Андрей. Неужели они такие сильные?
ВП, А ты представляешь, сколько в таком вот лосе весу? Больше тонны. В каждом. А их там целое стадо.
Андрей. (Чихает) Ну вот, простыл.
ВП.А ты знаешь, между прочим, что лосей называют «ходячими компасами»?
Андрей. Это почему?
ВП А они когда по лесу передвигаются, могут угол между вектором своего движения и силовыми линиями магнитного поля поддерживать постоянным.
Андрей. Ничего себе!
ВП. И поэтому всегда знают, где находятся и куда им идти.
Андрей. (Снова чихает) Точно простыл. Откуда ты все это знаешь?
ВП. Так… интересовался когда-то…
Андрей. Я и не знал, что ты этим тоже интересуешься.
ВП, Да так, немного. По молодости лет баловался.
Андрей. Поближе хочется к ним подойти.
ВП. Ближе они не подпустят.
Андрей. Жаль! Погладить бы. Они, наверно, теплые, мягкие.
ВП. Нет, у  них шерсть жесткая.
Андрей. Все равно мягкие. По другому мягкие. Ну, ты понимаешь, что я имею в виду.
ВП. Наверно,  понимаю.
Андрей. От них пар шел! Они сколько – наверно минут пятнадцать стояли и на нас смотрели?
ВП. Да нет, минут пять от силы.
Андрей. Ты что! Вспомни: вначале стояли просто смотрели, а потом еще шли медленно – помнишь, вдоль дороги?
ВП. Ну, может и пятнадцать.
Андрей. А что, их  здесь так запросто увидеть можно?
ВП. Нет. Это нам просто повезло.
Андрей. А я думал, в такой глуши звери толпами по лесу бродят.
ВП. Нет, зверья даже в этих лесах почти не осталось. Всех постреляли. Редко когда увидишь кого-нибудь. Они теперь пугливые стали.
Андрей. Пап, ведь здесь вроде заповедник. Так просто не постреляешь.
ВП, Господи, Андрюх, ты что, совсем маленький? Кому нужно, тот любое разрешение достанет.
Андрей. Свинство, конечно, таких красавцев стрелять.
ВП. Трудно сказать.
Андрей. Пап, они ж живые.
ВП. Охота - такое дело, пока сам не попробуешь, других не поймешь.
Андрей. Нет, я бы не смог.
ВП. Ты же не пробовал.
Андрей. Древнее зверство. А потом еще это есть… Бэээ…
ВП. Ты ж не вегетарианец. Все равно мясо ешь.
Андрей. Пап, ну это другое дело. Я же его в магазине беру. Оно там безличное.
ВП, Ладно, философ. Считай, нам повезло, что лосей так близко увидели.
Андрей. Пап, но если зверья больше не увидеть, то зачем мы сюда притащились?
ВП. В  лесу побродим, зайцев погоняем.
Андрей.  Ненавижу такое времяпрепровождение.
ВП. Ты совершенно не дышишь воздухом в городе. А тут – раздолье! Воздух!
Андрей. (Чихает). Все, заболею, наверняка. Пап, а нельзя горячего  чаю?
ВП. Все можно. Клаша! Клаш!
Входит ОНА.
ОНА. Клавдия Иванна за электрическим чайником побегла.
ВП. Вот тебе и чай. А ты чья же такая  будешь?
ОНА. Васильева дочка.
ВП. Так ты Колькина старшая, что ли?
ОНА. Нет, я средняя.
ВП. Какая красавица выросла!  А четыре года назад  -  во, от стола не видать и тощая…. А сейчас – огого! Приятная неожиданность. Хороша! Все на месте.
ОНА. Прекратите.
ВП. Да я так, по-дружески.
ОНА .Вы чего звали?
ВП. Клаша ушла и пропала. А мы с утра ничего не ели. Еды какой-нибудь сообрази нам.  И чаю.
ОНА. Вам на двоих подать?
ВП. Ух ты, какая! Фу-ты, ну-ты. Ну, на двоих подать.
ОНА. Закуску только или и горячее будете?
Андрей. Пап, время два часа, давай спать ложиться. Неудобно, люди же тоже устали.
ВП. Удобно, они специально для нас дом открыли, кухню наладили, повара вызвали, печь истопили. Нас не будет – у них работы вообще не будет. Правильно я говорю?
ОНА. Так горячее подавать или нет?
Андрей. Ну, хорошо, что-нибудь. Все равно, что. А чаю горячего обязательно. Если это не сложно.
ОНА. Вам с молоком или с лимоном?
Андрей. Мне с лимоном. Если это не сложно.
ОНА. Не сложно.
ВП А мне, если не сложно…. водочки с грибами. Не сложно?
ОНА. Это уж как водится. Счас подам (уходит).
Андрей. Пап, опять?
ВП. Я чуть-чуть, для здоровья.
Андрей. Знаю я  это «для здоровья».
ВП. Нет, правда, Андрюшка, я  маленькую только приму, чтоб не простыть,  и все. Завтра же на охоту, забыл?
Андрей. Пап, а обязательно на эту…охоту…. идти?
ВП. Снова здорова! Ты мужиком вообще становиться собираешься?
Андрей. О, господи!
ВП. Не господи, а пока ружье в руке не подержишь, зверю в глаза не заглянешь, мужиком не станешь, я тебе точно говорю.
Андрей. Пошло-поехало.
ВП. Я и так никого с собой не взял по твоей просьбе. Мои друзья, видите ли, тебе не нравятся.
Андрей. Мог бы с ними поехать, а меня дома оставить.
ВП. Сейчас! С чужими - на охоту, а сына родного дома оставлю. Без него поехать!
Андрей. Пап, я стрелять не умею.
ВП. Научишься.
Андрей. Даже если и научусь, все равно я не буду их убивать.
ВП. А ты не зарекайся. Охотничий азарт – знаешь, он штука такая…
Андрей. Неужели тебе их не жалко?
ВП. Кого? Зайцев? А чего их жалеть? Это их жизнь такая: в них пух-пух, а они – шмыг-шмыг. Кто в кусты убежал – до следующей охоты, а кто нет – в кастрюлю!
Андрей. Гадость какая!
Входит ОНА с подносом. На подносе – водка, закуска, пироги, все как надо.
ВП. Вот это дело! Давай сюда, ставь…
Андрей. А чай?
ОНА. Счас подам и чай. Погодите немного.
ВП. Вот ты мне скажи – тебе зайцев жалко?  (ОНА пожимает плечами). Вот то-то же. А этому (указывает на сына) - жалко!
ОНА (впервые смотрит на Андрея прямо). А чего их жалеть? Нас бы кто пожалел, а то – зайцев.
ВП. Слышишь? Вокс попули, так сказать.
ОНА. А вообще-то жалко. Особенно, когда их за так стреляют.
Андрей. Что значит «за так»?
 ОНА. Не в кастрюлю. А так.
Андрей. А в кастрюлю, значит, не жалко.
ОНА Вкусно же.
Андрей. Вы ведь красивая девушка, и умная, наверно, а говорите…  говорите…
ОНА (снова  пожимает плечами). Да ведь вправду вкусно. Ежели потушить.
ВП (смеется) Вот так сказала! Ну ладно, может, ты с нами посидишь?
ОНА, Посижу.
Андрей. Может, ты нас познакомишь?
ВП. С удовольствием. Это мой сын, Андрей, умница и добряк.
Андрей. Пап!
ВП. Что «пап»? Разве я что не так сказал? А это – царица лесного хозяйства Н…ской губернии.
ОНА. Ну, вы уж прямо!
ВП, А что? Вон какая выросла!. За хозяйку будешь?
ОНА. Что ж это у вас хозяйки нет?
ВП. Эх,.милок, была да сплыла.
ОНА. Новую бы нашли. Мужчина вы представительный…
ВП. Не твоего ума дело.
ОНА молча разливает водку, раскладывает на тарелки часть еды и направляется к выходу.
ВП (вслед) Ты куда?
ОНА. За чаем (уходит).
Появляется Клаша.
ВП. Представительная девушка.
Клаша. Вот я тут огурчиков… капустки…
ВП. Я ее совсем маленькой помню. А сейчас хороша стала.
Клаша. Хороша, да только толку чуть. Как школу окончила, так на триста рублев в хозяйство и определили. И все.
ВП. Что ж она учиться дальше не идет? Сейчас выучится на кого угодно можно.
Клаша. Да куда идтить то? Это надо в город ездить, учиться. Вон Галка Петрова решила дальше образование продолжать, стала в город ездить, так связалась с черненькими и сейчас в городе арбузами торгует. И все тебе образование. Говорят,  уже пузатая.
ВП. Не все ж такие.
Клаша. Так  я и говорю, что не все. Она спервоначалу тоже ездить стала в медучилище, на сестру учиться. Так однажды с ней такая неприятность случилась...
ВП. Что такое? (Клаша.что-то шепчет ВП на ухо.) Дела у вас тут творятся. Я думал хоть в глуши потише.
Клаша. Да куда там! Мой  заступаться полез, так потом месяц в больнице лежал.
В.П. Жаль девушку!
Клаша. Весь живот ему ножом изрезали.
ВП. Да-а-а…
Клаша. Вот и вся учеба. Хорошо еще жива осталась.
Андрей. Все. Пап, я пошел.
ВП. Ты куда?
Андрей. Устал.
ВП. Ладно, иди, завтра рано вставать.
Андрей. Ты тоже долго не сиди.
Входят ОН и ОНА. ОН  несет одеяла, а ОНА чайник.
ОНА. А чаю?
Андрей. Я в кровати выпью, спасибо (наливает себе чашку чая, Клаша хлопочет около него)
ОНА. Одеяло возьмите. Вы на втором этаже будете?
Андрей. Да. (Берет одеяло, разбирает рюкзак)
ОНА уходит с оставшимися одеялами в комнату на первом этаже.
ВП. А ты кто такой?
ОН. Лесничий.
ВП. Не маловат ты для лесничего?
ОН. Какой есть. Мне велено вас на охоту прогулять.
ВП. А Кузьмич чего ж?
ОН. Кузьмич стар уже, ноги не ходят.
ВП. А! Как сейчас со зверьем то?
ОН. Нормально. Вы завтра в котором часу выходить будете?
ВП. Это ты мне, браток, скажи, во сколько нам выходить надо.
ОН. Если по делу, так можно уж и не ложиться.
ВП. Можно и не ложиться. Была б компания хорошая.
ОН. Известное дело.
ВП. Ну что, присядешь, лесничий?
ОН. Обязательно.
Входит ОНА.
ОНА. Клавдия Ивановна, мы вас можем отпустить.
Клаша. Да нет, как же я….
ОН. Мамаш, давай шагай к дому, устала целый день бегать.
Клаша. А посидеть?
ОН. Так нам все одно не спать. Мы и посидим.
Клаша. Ну ладно тады. Побегла я, Василь Палыч, ежели что, они управятся. Прощевайте.
ВП. Лады, Клаш, до завтра. А мы с молодежью еще посидим. Да?
Клаша уходит. ОН и ОНА садятся за стол.  
ВП. Андрюш, а ты?
Андрей. Я спать (начинает подниматься в свою комнату).
ОНА. Может, посидите, все-таки? Я пироги вкусные принесла.
Андрей. Спасибо, я обязательно попробую ваши пироги.
ОНА. Ну?
Андрей. Я с собой возьму. В комнату.
ОНА. Как хочите. Тогда вот еще, возьмите (протягивает Андрею старенький приемник.) Музыку послушаете.
Андрей. Спасибо, не надо, я буду спать. Устал очень по такой дороге.
ОНА. Берите, берите, а то как же вы там один. Вам же, небось, скучно будет.
Андрей. Хорошо, спасибо. Спокойной всем ночи.
ОНА. А то спускайтесь, если заскучаете!
ВП. Да, ты, если не заснешь, то спускайся.
Андрей. Пока.
ВП. Ну, наливай, хозяйка.

 Сон 2.
( Комната на первом этаже затемнена.)
Андрей на втором этаже в луче света  Около него стоит приемник. Он крутит ручки настройки, слышатся  шумы, потом вырисовывается музыка (отрывок 8)
 
Андрей. Спать хотелось до чертиков, а сон не шел. В комнате было слишком жарко, матрац – слишком мягкий. Я ненавидел охоту и боялся завтрашнего дня. Внизу слышался пьяный смех, звон посуды, разговоры. Вышедшая из-за туч кривобокая луна светила, как назло, прямо в окно и, отражаясь в зеркале, ярким бликом ложилась мне на лицо. Я встал и задернул занавеску. Пьяный шум внизу постепенно замолкал. Я сбросил одеяло, вытянулся на кровати и забылся странным  тяжелым сном.

Мне снилось, что мы с отцом сидим на краю высокого обрыва, и он ножом выстругивает для меня самолетик. Небо обложено низкими тяжелыми тучами, внизу под обрывом вода с грохотом перекатывает камни.  Мне страшно так сидеть и я боюсь пошевелиться, чтобы не  упасть в серую мглу под нами. И вдруг мы слышим сзади шум, оборачиваемся и видим, как прямо на нас несется стадо лосей. Я понимаю, что сейчас они столкнут нас с обрыва своими огромными рогами! Отец достает из кармана куски хлеба и кидает их как можно дальше в сторону, чтобы стадо свернуло. Но куски летят прямо в обрыв, лоси подбегают к краю и совершенно бесшумно валятся вниз вслед за этими жалкими кусками хлеба. Отец кричит мне, чтоб я убегал, я понимаю, что мне надо встать, но не могу даже пошевелиться, потому что медленно сползаю по обрыву все ниже…ниже….ниже… Я смотрю вверх, и фигура отца становится все меньше, меньше, как в перевернутом бинокле. Он не смотрит на меня и продолжает кидать лосям хлеб. Я пытаюсь кричать, но горло перехватывает,  и из него вырывается  лишь странный хрип. В этот миг я почувствовал страшную невыносимую беспомощность. И во сне я кричал.


Пластическая композиция.
Изломанными движениями выходит Охотник. Вслед за ним идут то ли другие охотники, то ли  звери, на которых он охотится. Они двигаются, как роботы, повторяя за Охотником его движения. Постепенно они образуют квадрат  вокруг Охотника.  Музыка непрерывно убыстряется, но движениями всех невидимо управляет Охотник. Постепенно музыка затихает, Охотник остается один,  резко обрывает свои движения. Видно, что он вымотан физически и душевно.
Темнота.Музыка некоторое время еще звучит, а потом резко обрывается.

2.
Комната внизу освещена лишь огнем из печки. Поздняя ночь.
У печки сидят ОН и ВП. ОНА неторопливо, бесшумно убирает со стола.
ВП. И все же есть в охоте на зайцев своя прелесть.
ОН. Я не спорю. Просто объясняю, что заяц - зверь несерьезный. Дурной зверь.
ВП. Что значит – дурной?
ОН. Его стрелять просто. Вот  кабан – это дело другое.
ВП. Ну, ты хватил! Тебе сразу больших зверей подавай. Поменьше тоже  есть стоящие, кроме зайцев – лиса, енот…
ОН. Лиса! (Хмыкает) Вы бы еще тетерева вспомнили!
ВП. Кто что стрелять любит.
ОН. Настоящий охотник от настоящего зверя никогда не откажется.
ВП. Может, ты и прав.
ОНА подает еду и выпивку, ОН и ВП молчаливо выпивают и закусывают.
ВП. Почему ты так уверен, что мы их найдем?
ОН. Профессиональный секрет.
ВП. Хорошо, найдем – а если они нас к себе не подпустят?
ОН. Куда ж они денутся? Подпустят!
ВП. Откуда в тебе такая уверенность?
ОН. Они меня знают.
ВП.  Знают – это другое. Вот подпустят ли?
ОН. Я их целый год подкармливал.
ВП. Чего так?
ОН. Лето было сухое, пожаров много, еды  мало.
ВП. А инстинкт, а страх?
ОН. Меня зверь не боится.
ВП. Откуда ты знаешь?
ОН. Я им никогда ничего плохого не делал.
ВП. Да я помню. К тебе всегда зверь шел.
ОН. Я с детства в лесу.
ВП. Вот такой еще  был - а уже с ружьем бегал.
ОН. Вы никогда меня с охоты не прогоняли.
ВП. Да?
Он. Ага. И из палки разные игрушки стругать учили. Помните?
ВП. Да… И сколько?
ОН. Что – сколько?
ВП, Ты же не за так меня на них выведешь.
ОН. Мне деньги нужны.
ВП. Сколько?
ОН. Мне деньги очень нужны.
ВП. Меня твои дела не интересуют. Сколько?
ОН. Сколько дадите.
ВП. Так не пойдет. Ты мне свою цену скажи.
ОН. Снаряжение мое?. С вашим мы его не завалим.
ВП. У меня нужное ружье есть. .
ОН. А! Тогда ладно. Значит, ружье ваше.
ВП. Так.
ОН. Считаем - разрешение на отстрел, раз.
ВП. Ты что ж, мне бумагу принесешь, что ли?
ОН. Нет, это надо по-тихому, сами же понимаете.
ВП. Тогда какое это разрешение? Ты не дури, назови свою цену.
ОН. 30.
ВП. Что тридцать?
ОН. 30 тысяч.
ВП. У тебя губа не дура.
ОН. За меньшее мне рисковать смысла нету.
ВП. Да…30 тысяч. Что6 такую махину, да всего за 30 тысяч… Сказать кому – не поверят.
ОН. Раньше 55 брали.
ВП, Ха-ха-ха. Так он мне по дешевке достанется. Ты что, думаешь, у меня денег мало?
ОН. Я ваших денег не считал.
ВП. Чудак-человек. Одни рога чего стоят.  Я их в кабинете повешу. А рядом шкуру.
ОН. Для вас у меня такая цена.
ВП. Народу приходит много, пусть все видят.
ОН.  Шкуру надо выделать хорошо, а то завоняет.
ВП, Да уж найду специалистов, будь спокоен.
ОН. Главное, чтоб жил не осталось.
ВП. Еще будешь?
ОН, Не могу больше.
П. Чего так?
ОН. Хватит уже.
ВП. Давай по последней.
ОН. Если только малость самую.
ВП.  Когда сегодня утром  стадо вышло на нас, я по правде сказать, немного испугался. Уж больно они велики. Наш-то тоже большой будет?
ОН. Какой скажете.
ВП. За такие бабки я с рогами хочу.
ОН. Мне без разницы кого приманивать. С рогами, так с рогами. А мясо тоже брать будете?
ВП. Не знаю. Наверно. Куда его девать?
ОН. Могу устроить продать прямо здесь, в поселке.
ВП. И купят?
ОН, Еще бы!
ВП, Но ведь заповедник, нельзя, ты сам говорил.
ОН. За это вы не бойтесь.
ВП. А если мясо продавать начнем, все узнают.
ОН. Все узнают, да никто не скажет. У нас народ дурной, жадный, своего не упустит
ВП. А когда?
ОН. Как притащим, сразу и продавать.
ВП. Фу ты черт! Ты что, только о деньгах и думаешь? В лес когда пойдем?
ОН. Аа-а-а! Это… Мне день нужен, чтоб приготовиться.
ВП. Тогда – завтра?
ОН. Ночью уйдем. Вроде, кричит кто-то?
ВП. (Прислушивается) Наверно, Андрей. Он у меня впечатлительный. Во сне часто кричит.
ОН. А у него ружье какое?
ВП. Никакое.
ОН. С чем же он пойдет?
ВП. Ты вообще не трепи, куда и зачем мы пойдем.
ОН. Что я – дурак, что ли, по-вашему?
ВП. Нет, я в том плане, что и Андрею не очень рассказывай.
ОН. Чего так?
ВП, Сказал, не говори, и все.
ОН. Мне-то что… Так он, значит, не пойдет?
ВП. Нет.
ОН. Тогда мы вдвоем пойдем, что ли?
ВП. Ты и я. Вдвоем.
ОН, Мне еще лучше.
ВП. Но если  зверя не подстрелим, то денег никаких не получишь.
ОН. А если вы промахнетесь?
ВП, Я – не промахнусь.
ОН. А если рука дрогнет?
ВП. Не надейся, у меня не дрогнет.
ОН. Вы большого зверя когда-нибудь брали?
ВП, Не твое дело.
ОН. Ясно.
ВП. Все. Договорились. Если моя вина будет, деньги я тебе все равно отдам.
ОН, Чтобы все было по-честному.
ВП. Мог бы и не говорить. Давай еще по одной - и спать.
ОН. Я больше не буду.
ВП. Здесь немного осталось.
ОН. Мне больше нельзя.
ВП. Да ладно, пей, пока я угощаю. Я теперь твой должник.
ОН. Почему?
ВП.  Как почему? Вон какого зверя мне обещаешь!
ОН. Вы же за него заплатите.
ВП. А тебе их не жалко?
ОН. Жалко.
ВП. И зайцев жалко?
ОН. И зайцев. Тоже душу имеют. .
ВП, Да ты пей, пей.
ОН. Сказал, больше не буду. Я лучше поем немного.
ВП, Ну, как знаешь
ОН, Не вы, так другой кто приедет.
ВП, А ты бы и другому вывел? (ОН пожимает плечами) Да. брат, чего-чего, а с совестью своей ты дружишь.
ОН, Чего?
ВП, Да так, ничего. Так не будешь больше?
ОНА. Василий Палыч, ему пить совсем нельзя. У него операция была, живот зашивали.
ОН. Не лезь, когда не спрашивают.
ОНА. Вы бы шли спать,  Василь Палыч, поздно уже.
ВП.  Эх, компаньоны из вас никудышные…
ОНА. И ты бы шел.
ОН. Уйду, когда не нужен.
ВП.  Посиди еще. Может, расскажешь чего?
ОНА. Ему завтра рано вставать.
ВП, Зверей прикармливать?
ОН Снаряжение готовить.
ОНА. Вот и иди.
ВП. Да отстань ты от парня. Баба должна свое место знать.
ОН. Мне взаправду пора.
ВП. Давай по последней - и спать.
ОНА. Василь Палыч, я вам внизу постелила.
ВП. Огурчики у тебя хороши.
ОН. Если я не нужен, то пошел. (Направляется к двери. ОНА провожает его). А ты?
ОНА. Я приберу и тоже пойду.
ОН. Ты того… не задерживайся.
ОНА. Иди уж.
ОН. Тебя подождать? А то темно.
ОНА. Иди.
ОН. Поздно, давай я подожду.
ОНА. Иди, сказала.
ОН. Ты останешься, что ли?
ОНА. Сказала же, приберу и пойду.
ОН. Ну, как знаешь.
ВП. Я, пожалуй, сосну немного.
ОНА. Иди. ( Он выходит) Василь Палыч, вам еще чего нужно?
ВП. Нам  еще чего всегда нужно.
ОНА. Я сумки в комнаты занесу.
ВП. Воды поставь мне на ночь.
ОНА берет сумку ВП, уносит  в комнату на первом этаже, выходит уже в халате, берет рюкзак Андрея и уходит в комнату на втором этаже. ВП засыпает прямо за столом, уронив голову на руки.
Появляется ОНА с приемником в руках, оттуда доносится мелодия.(Мелодия 7)
ОНА ставит приемник на стол, смотрит на ВП.
ОНА. Василий Павлович! Василий Павлович! Пойдемте в комнату!
ВП не просыпается. Осторожно, чтобы не потревожить, ОНА накрывает его платком, устраивает поудобнее. Садится рядом, смотрит на спящего ВП. постепенно голова ее опускается, и ОНА тоже засыпает.

Сон 3.
Луч света освещает ВП.
ВП. Я  устал и спал как убитый, без сновидений. Только чуть приоткрыл глаза, когда кто-то стал тормошить меня за плечо. Это была ОНА. ОНА сказала, что с утра  метель, на улицу выйти нельзя. В лес идти тем более. И сказала, что мне надо лечь в постель. Я послушно пошел за ней в комнату.
В луче света ОНА.
ОНА. Мне всегда снится только солнце. Наверно, потому что я  его неделями не вижу. Метель, метель, а потом сразу дожди. В городе, наверно, не так. Там метелей нет. И солнца больше. Да там солнце и не нужно. Там люди, свет, магазины, театры. И все куда-то торопятся, спешат, смеются. Сейчас мне тоже солнце снилось, только какое-то угрюмое, тоскливое. И оно все светило, светило, светило, и мне было очень, очень жарко.
Музыкальная тема  постепенно плавно переходит  в отрывок 11.
ВП и ОНА встают и расходятся в разные стороны. Они поворачиваются спиной друг к другу и завязывают себе глаза.

Пластическая композиция.
ОНА и ВП стоят, протянув руки навстречу друг другу. Медленно они сходятся, как бы притягиваемые друг к другу невидимой нитью. Когда их руки соприкасаются, они ощупывают  друг друга, и танцуют стилизованное танго, не прикасаясь друг к другу. Потом  они отворачиваются и садятся, прижавшись спинами и затылками. Снимают повязки и некоторое время сидят. Потом встают и расходятся. Повторяется несколько раз.

 3..
Та же комната внизу. Утро. В ней уютно, светло и тепло. В окна пробиваются солнечные лучи. Выпал первый снег и от этого свет в комнате необыкновенно чистый и яркий.На диване сидит ОНА и крутит ручку  приемника.
Из комнаты на втором этаже появляется Андрей.

Андрей. А где все?
ОНА. Ой, чего это вы встали? Вам лежать надо.
Андрей. Да я себя нормально чувствую.
ОНА. А мы уж испугались за вас. Такая температура высокая! Никак справиться не могли.
Андрей. А где все?
ОНА, Василь Палыч на охоту ушли.
Андрей. Один?
ОНА. Зачем один.
Андрей. Вернуться скоро должен?
ОНА Трудно сказать. Может, вы поесть хотите?
Андрей. Не….Попить бы чего-нибудь, теплого.
ОНА, Я сейчас чаю подам, как вы любите, с лимоном.
Андрей. Спасибо.
ОНА встает и наливает Андрею чай. В комнате все изменилось. Диван застелен одеялом. На столе термос, чайник, банка меда, посуда, пакеты с лекарствами, около дивана – чемодан.
ОНА. Как вы себя чувствуете?
Андрей. Да вроде ничего. Только слабость и ноги ватные.
ОНА. Это от температуры. Такая высокая была, ой-ой-ой! Бредили все время,  Мы хотели вас в город в больницу везти, только метель трое суток,  даже на вашей машине не смогли проехать.
Андрей. Вот забрались!
ОНА. Василь Павлович  очень волновался за вас.
Андрей. Да?
ОНА. Две ночи от вас ни на минуту не отходил.
Андрей. Что ж он сейчас ушел?
ОНА. Вчера вечером стало понятно, что с вами все в порядке будет.
Андрей. Я, можно сказать, чуть не помер, а он на охоту ушел.
ОНА, Да вы что такое говорите! Да мы разве допустили бы…
Андрей. Допустили… Дай-ка я лучше сяду.
ОНА, Вот сюда, от окна подальше, чтоб не надуло.
Андрей. Вот так бы ап – и все!
ОНА. Давайте я вас одеялом закутаю, ноги  сюда можно, вот так…
Андрей. А он – на охоту! Развлекаться…
ОНА, Две ночи не спал, все у вашей постели сидел.
Андрей. Ничего не помню.
ОНА, А на третью свалился – прямо на полу уснул.
Андрей. А ты тоже около  меня ночью дежурила?
ОНА. Ага. Я все время здесь была. Дома  трое суток не появлялась.  
Андрей. Спасибо тебе.
ОНА. Да чего это вы! Разве мы не понимаем. Так вас жаль было!
Андрей. Ничего себе я заболел.
ОНА. Боялись, чтоб воспаление легких не случилось.
Андрей. (Берет книгу со стола.) Это ты читаешь?
ОНА, Да, Василь Палыч  дал. Говорит, чтоб образовывалась.
Андрей. А-а-а…Снег выпал…
ОНА. Первый он долго не пролежит. Стает. Еще раза два нападает и все стаивать будет.
Андрей. Сегодня какой день?
ОНА. Четверг.
Андрей. Я что, два дня пролежал?
ОНА. Сегодня третий день, как вы заболели.
Андрей. Фу-у-у… Дай еще чаю, что ли.
ОНА А хотите в шахматы поиграть?
Андрей. А ты  умеешь?
 ОНА. Меня Василий Павлович учит. Чтоб не скучно со мной было.
Андрей.  Василий Павлович, он научит.
ОНА. У вас отец добрый такой.
Андрей. Да? Ну, я бы не сказал, чтоб очень добрый. Меня тут бросил, а сам в лес ушел.
ОНА, Так вы ведь поздоровели!
Андрей. А вдруг рецидив?
ОНА. Трое суток носу никуда не высовывал. Надо и ему пройтись немного.
Андрей. Все рассчитал.
ОНА. Да что вы такое говорите!.  Он у вас такой молодец!. И расторопный, и внимательный, и рассудительный.
Андрей.  Вот я и говорю - скорее рассудительный, чем добрый.
ОНА. Зря вы так на него.
Андрей. Мог бы с сыном дома посидеть.
ОНА. Так он же сидел.
Андрей. Никакого сочувствия больному человеку.
ОНА  Да вы что! Он такой понимающий, такой… такой участливый.
Андрей. Ты того, поосторожней, насчет участливого.
ОНА. Чего это вы такого говорите?
Андрей. Мое дело предупредить.
ОНА. Да тут и предупреждать не о чем.
Андрей. Знаешь, как бывает, вначале участливый, а потом?
ОНА. Между прочим, я уже совершеннолетняя. Чаю еще будете?
Андрей. Буду, совершеннолетняя.  Однако, скучно.
ОНА, Книгу хотите?
Андрей. Не, глаза болят. Может, я тебя тоже немного поучу?
ОНА. Что это вы такое говорите?
Андрей. Шахматам.
ОНА, А… давайте.
Андрей. Ты хоть, как фигуры ходят, знаешь?
ОНА. Немного.
Андрей. Ты белыми, я черными.
ОНА, Я хожу первая. Пешкой. Вот так. Теперь вы.
Андрей. А я  тоже пешкой. Вот так. Теперь ты.
ОНА. Так можно?
Андрей. Можно. Я так.
ОНА. Метель была – ужас какая! Дорогу совсем  завалило. Теперь к нам не проехать, пока снег не ляжет. Вот так.
Андрей. Вот забрались! А ты чем вообще по жизни занимаешься?
ОНА. Я после школы на медсестру учиться хотела. Даже поступила в училище в городе.
Андрей. Ну и что потом?
ОНА. Пришлось бросить.
Андрей. Продолжай.
ОНА, Так ведь ваш ход сейчас.
Андрей. Учиться продолжай. А я вот так пойду.
ОНА, А можно?
Андрей. Можно. Не всю же жизнь тебе в этой дыре сидеть.
ОНА. В смысле, офицером так можно?
Андрей. Не офицером, а слоном.
ОНА, Мне нравится.
Андрей. Так нельзя.
ОНА. Нельзя сказать, нельзя нравиться.
Андрей. Да я про слона. Нельзя так ходить Чего тебе здесь нравится? Ни компании, ничего.
ОНА. Мне компания не нужна. Так?
Андрей. Правильно. Через пару лет выйдешь замуж и вообще в жизни ничего не увидишь.
ОНА. А мне ничего и не надо видеть! Я все уже видела
Андрей.  Ну и сказанула. Что ты здесь видела? Грязь и срач.
ОНА. Здесь люди хорошие.
Андрей. Ага, хорошие. Клава тут рассказывала, какие они хорошие…
ОНА. Замолчи!
Андрей. Да я так, не обижайся.
ОНА. Плохие бы не полезли один на троих!
Андрей. Значит, один хороший на трех плохих.
ОНА. Сказала, замолчи!
Андрей. Не злись, я ж по дружбе.
ОНА. Вам все смешки, а некоторые потом в больнице месяц целый лежали.
Андрей. Это ты, что ли?
ОНА. Нет, не я.
Андрей. Месяц! Это он еще легко отделался. Втроем они могли его так уделать…
ОНА. Они бросили его. Не успели.
Андрей. Спугнул кто?
ОНА. Нет.
Андрей. Пожалели?
ОНА. Нет.
Андрей. Извини. Давай чаю попьем, хочешь?
ОНА. Может, я еще куда поступать надумаю. Попозже.
Андрей. Твой ход. Сиди уж здесь.
ОНА. Можно заочно учиться. Так можно?
Андрей. Можно. Ты девушка эффектная. Выйдешь замуж, нарожаешь детей…
ОНА. Как это вы все ловко придумали. А если по-другому?
Андрей. А по-другому не выйдет.     
ОНА. У меня уж и фигур не осталось.
Андрей. Да-а. Вариантов немного. Продолжаем?
ОНА, Делать нечего.
Андрей. Тогда вот так.  Небось, этот спит и видит тебя замуж взять.
ОНА. Ой, ой, так я и пошла.
Андрей. Неправильно, так нельзя.
ОНА. Почему?
Андрей. По правилам.
ОНА, Тогда так?
Андрей. А почему бы и нет? Тут у вас природа! Красота! Дом построите.
ОНА. Я ж не за дом замуж пойду.
Андрей. Звери огромные прямо по дороге ходят.
ОНА.  Мне ж не со зверями жить. Я сейчас вашего слона съем.
Андрей.  На глазах умнеешь.
ОНА. Это вы взаправду или насмехаетесь?
Андрей. Ладно, давай дальше играть.
ОНА. Мне расхотелось (отодвигает шахматы)
Андрей. А мне захотелось. Давай (придвигает шахматы обратно) А чаю можно еще?
ОНА, Можно. (Встает, наливает чай)
Андрей (оглядывается). Спасибо. Не знаешь, это чей? (Показывает на чемодан)
ОНА. Мой.
Андрей. Ты что, сюда переехала?
ОНА. Я же вам уже говорила.
Андрей Я думал, ты приходящая сиделка.
ОНА. Так и за Василь Палычем присмотреть надо было.
Андрей. А-а-а… Кажется, я много чего проболел.
ОНА. Да нет, три дня всего.
Андрей. Значит, это ты такая быстрая.
ОНА. Я с детства скорая. У меня и мамаша такая.
Андрей. Нет, еще и мамаши нам не надо.
ОНА. Снова насмехаетесь, что ль?
Андрей. Да нет, я так.  С болезни.
ОНА, Вот я и говорю, что надо бы вам еще полежать. После болезни человек очень сердитый бывает.
Андрей. Ох, уж нет. Надо домой ехать. Там я сразу поправлюсь.
ОНА, Говорю, не проехать, не дай бог застрянете, прохватит вас, тогда уж воспаленье точно подхватите.
Андрей. Отец придет, и поедем.
ОНА, Не пущу. Я и Василь Палычу сказала, что раньше, чем через неделю, вам ехать нельзя.
Андрей. Да ты что? Я тут помру за неделю
ОНА, Ничего, полежите, книжки почитаете, музыку послушаете.
Андрей. … с тобой поиграю…
ОНА. Чего это вы такое говорите?
Андрей. В шахматы.
ОНА, В шахматы  я с Василием Палычем играю.
Андрей.  Ты время зря не теряешь.
ОНА, Что это вы такое говорите?
Андрей. О, смотри, тапочки, халат…
ОНА. Не трогайте.
Андрей. Только, хоть у тебя паспорт есть, хочу предупредить, чтоб на место в моей квартире ты не рассчитывала.
ОНА, Как вам не стыдно!
Андрей. Нашлась еще одна дура.
ОНА, Я не дура.
Андрей. Вижу. Знала, зачем около меня дежурила.
ОНА. Мне вас жалко было.
Андрей. Да неужели?
ОНА, Я ж на медсестру училась. Кое-что помню.
Андрей. А в город, ухаживать за папашей, собираешься? Ну, скажи по-честному, мысль такая у тебя появилась?
ОНА, Что это вы такое говорите? Василий Павлович обещал меня в общежитие медучилища устроить.
Андрей. Значит, уже собралась.
ОНА. Василий Палыч сказал, что поможет экзамены сдать.
Андрей. Сейчас!
ОНА. И на работу устроит.
Андрей. Ой, уморила! Василий Павлович с тобой возиться будет!
ОНА. А со мной возиться не надо. Только так, приглядеть немножко.
Андрей. Да он за мной, родным сыном, и то не очень-то приглядывает. Я его вижу  раз в год по обещанию. Он начальник – бо-о-ольшой начальник! Понимаешь? Ему все время некогда. Он тебя в город привезет и бросит.
ОНА. Он добрый.
Андрей. Когда ему что-то нужно, то добрый.
ОНА, Что это ты такое говоришь?
Андрей. А то! Сама знаешь, что.
ОНА, Он добрый, а ты – злой.
Андрей. Мне тебя, дуру, жалко.
ОНА. Сам говорил, что мне терять нечего.
Андрей. Я так не говорил. Я говорил, что нельзя всю жизнь в этой дыре сидеть.
ОНА. А может, мне нравится в этой дыре?
Андрей. Что тебе здесь нравится?
ОНА, А может, я природу люблю?
Андрей. Сама говорила, что не со зверями жить, а с людьми.
ОНА, А может, я экологом стану?
Андрей. Ну и загибайся здесь, эколог.
ОНА. А куда мне деться? Куда?
Андрей. А я-то тут при чем? Ты сама должна решить, куда тебе ехать и что делать. Я не могу за твою жизнь на себя ответственность брать.
ОНА. А он может.
Андрей. Кто – он?
ОНА, Василий Палыч. Он ответственности не боится.
Андрей. Да плевать Василию Павловичу на всех с высокой колокольни! И на тебя тем более!
ОНА. Не надо так о нем говорить. Мать мне рассказывала, что он многим добро делает.
Андрей. Знаешь, добро надо делать аккуратно. А то можно так удружить…
ОНА. Да ты-то никак не можешь, а?.
Андрей. Я тебе предупредил насчет отца.
ОНА. Так нельзя..
Андрей. Мой отец, что хочу, то и говорю.
ОНА. Я не про него, я про слона.  Ты говорил, так нельзя ходить.
Андрей. Где? Извини, я случайно.
ОНА. А ты всегда такой?
Андрей. Я же сказал, извини.
ОНА. Пожалуйста.
Андрей. Что-то их долго нет. Уже темнеет.
ОНА. Они далеко пошли. За второе поле, в ельник.
Андрей. Господи, на старости лет, как дурак, за  зайцами по полю бегает!
ОНА. Кому что нравится.
Андрей. Уже темно,  ехать надо.
ОНА, Сегодня  не успеть.
Андрей. Где же они?
ОНА. Я же сказала -  они далеко пошли.
Андрей. А что, ближе зайцев нет?
ОНА. Так они не за зайцами.
Андрей. Вот уж не поверю, что папаша погулять в такую даль отправился.
ОНА, Он тебе ничего не говорил?
Андрей. О чем?
ОНА. Ну, куда они пойдут.
Андрей. Я, между прочим,  два дня без сознания провалялся..
ОНА. Может, раньше разговор какой был.
Андрей. Нет-нет.
ОНА, Раз Василий Палыч ничего не говорил, значит, тебе и знать не нужно.
Андрей. Я про слона. Ты его снова не туда поставила.
ОНА. Извини. А так можно?
Андрей. Так можно. И что он мне не говорил?
ОНА. Я не скажу.
Андрей (смахивает шахматы на пол.) Хватит, надоело.
ОНА. Чего это ты?
Андрей. Ты что, как слон ходит, запомнить не можешь?
ОНА. Только не волнуйся.  
Андрей. Ты идиотка или как?
ОНА. Василь Палыч предупреждал, что ты впечатлительный.
Андрей. Я чего?
ОНА. Впечатлительный. И нервный.
Андрей. Это я – нервный? Да с вами любой в психушку попадет. Что ни день, то новые фокусы. Темно уже, метет, куда они поперлись на ночь глядя?
ОНА. Так они давно ушли, еще засветло.
Андрей. Ты скажешь, куда или нет?
ОНА, Или нет.
Андрей. Издеваться надумала?
ОНА. Я? Да никогда!
Раздается шум за дверью. Вваливаются совершенно мокрые, усталые и измученные ВП и ОН. Они грязные, мрачные, злые.
Андрей. Наконец-то!
ОНА. Слава богу! А то мы уж волноваться начали!
Андрей. Я решил, что с тобой что-то случилось.
ВП. Случилось…
Андрей. Отец, ты вообще о чем думал?
ОНА. И метель снова поднялась.
ВП. Да не суетись ты…
Андрей. Я уж такое здесь напредставлял
ОНА. Я помочь только… Ой, насквозь промокли!
ВП. Отстань! Не суетись. Я сам. Ты как, Андрюх?
Андрей. Да я ничего. Вот видишь, встал.
ВП. Надо бы тебе еще полежать (продолжает раздеваться)
Андрей. Раньше надо было обо мне думать.
ОН молча раздевается в стороне, стаскивает сапоги, мокрую куртку, свитер, бросается все на пол. Садится у печки, пытается согреться. Андрей очень заботливо и нежно суетится около отца, помогает ему раздеться, устраивает поближе к огню.
ВП. Ох, Андрюх, ох, худо как …
Андрей. Хоть бы предупредил меня.
ВП. Ты спал. Первый раз за двое суток заснул нормально.
Андрей. Записку б написал, что ли.
ОНА. И ветер сильный, прямо бьет.
ВП. Сказал, не суетись! Лучше водки дай. Сейчас Андрюш, ноги, ох, ног совсем не чувствую…
ОНА. Сейчас подам, сейчас….(Уходит и вскоре появляется с подносом.)
Андрей. Теперь ты простынешь.(Отцу) Садись ближе к огню. (Петьке) Подвинься!
ВП. Да не волнуйся, переоденусь, водки выпью. Все и пройдет.
Андрей. Отличное лекарство от всех бед!
ВП. Не сердись, видишь, и так я …вон какой…. Никакой…
Андрей. Чудило ты со свой охотой. Неймется тебе на старости лет.
ВП. О-о-о, понемножку отпускает…
Андрей. Давай я ноги разотру.
ВП. Лучше скажи, как ты? Чувствуешь себя как?
Андрей. Слабый весь, голова кружится и пот все время. Но температуры нет.
ВП. Ну, напугал ты меня!
Андрей. Пап, я еще по дороге почувствовал, что заболеваю.
ВП. Надо было сразу сказать.
Андрей. Я тебе говорил, а ты не слушал.
ВП. Ох, ноги отходят, ох, больно, Андрюш потри, да не так, посильней.
Андрей. Пап, может тебе сразу в постель?
ВП. Не волнуйся, я уже в порядке. (обращается к  Пете) Ты как?
ОН. Ничего, выживу.
Андрей. Хочешь теплый свитер? У меня есть запасной.
ОН. Не надо, у меня свой есть.
Андрей. Пап, давай я тебя еще закутаю.
ВП. Ох, как хорошо!
Андрей. Ты есть будешь?
ВП, Отойду немножко, Андрюш.
Андрей. Носки вот эти надевай, они потеплее.
ВП. Да все уже, не волнуйся.
Андрей. Ну, пап, как же ты так!
ВП. Да ничего, Андрюш, сейчас все в порядке будет.
Андрей. Себя не жалеешь, так хоть обо мне бы подумал.
ВП. Я же не один ходил. Что случиться может?
Андрей. Что может, что может! Да все может! Знаешь, как я волновался!
ВП. Вернулся я, все уже, успокойся.
Раздается стук в дверь.
Клаша.(заглядывает в дверь) Можно?
Андрей. Дверь только закрывайте сразу, пожалуйста, а то дует.
Клаша. Вернулись, слава богу. Говорят, удачно сходили.
ОН. Позже приходи. Видишь, устали. Не до тебя.
Клаша. Да я на минутку только…
ОН. Тебе чего?
Клаша. Петь, там насчет мяса спрашивают….
ОН. Позже, сказал же
Клаша. Петь, нехороша так, надо поделиться.
ВП. Сказали тебе, позже приходи. Ты что, русский язык не понимаешь?
Клаша. Так ведь и бухгалтер, и училка, и все уже собрались. С полудня ждут. А тут услышали, что вы вернулись.
ОН. Да пошла ты! Нет мяса, нет! Поняла?
Клаша. Нехорошо, так, Петь, у нас народ, сам знаешь, небогатый. Каждому куску рад.
Андрей. Пап, да отдай ты им этих зайцев. Ну, на что они нам?
Клаша. Зайцев нам не надобно. За зайцами мы и сами сходить можем. Нам бы мясо.
ВП. Замолчи!
Андрей. Какого мяса?
Клаша.  Так ведь вы зверя  стрелили?
ОН. Уйди!
Андрей. Какого зверя?
Клаша  А мясо?
ОН. Убирайся! Давай отсюда, сказали тебе! Давай! (выталкивает Клашу за дверь)
ВП. Вот послал бог дуру на мою голову.
Андрей. Пап, ехать надо. Мы в этой дыре сгинем заживо, я чувствую.
ВП, Сейчас, Андрюшка, поговорим, наконец-то руки-ноги чувствовать стал.
Андрей. Сегодня уже не успеем, по-видимому, но завтра прямо с утра давай уезжать.
ВП, Теперь можно бы и поесть. Ты как? (обращается к Петьке)
ОН. Выживу.
ВП, Поедим - и в постель.
Андрей. Пап, а чего эта приходила?
ВП. Да так, Андрюш. Дура баба.
Андрей. А о чем она спрашивала?
ВП не отвечает. Входит ОНА, накрывает на стол, суетится, как Клаша.
ОНА. Вот, сюда давайте, здесь теплее. Вот, и это еще попробуйте, это я для вас… И вот еще….
ВП, Не суетись…
Андрей. Пап, вы зачем так далеко ходили? (ВП не отвечает.) Пап, я тебя спрашиваю. Па-ап!
ОН. Отец чуть не замерз, а он его на голос берет…
Андрей. Чего ты лезешь? Я же не с тобой разговариваю.
ВП. Андрюш, давай    потом.
Андрей. А ты что, сейчас ответить не можешь?
ВП. Ты же видишь, я устал, голоден. И вообще еле на ногах стою.
Андрей. Просто ответить меньше сил надо, чтоб вот так препираться.
ВП. Все, отстань. Сказал, потом, значит, потом.
Андрей. Ей богу, лучше б я дальше болел.
ОН. Ну и шел бы… в постель.
Андрей. Тебя не спросил.
ОН.А зря. Я бы тебе сказал.
ВП. А ну, прекратить!
Андрюша. Не понимаю, чего я такого спросил. Просто поинтересовался, куда вы ходили.
ВП, А я просто ответил – давай потом.
Андрей. Ладно, все, ешь – и баиньки.
ОН. Выздоровел тут на нашу голову. Распоряжается.
Андрей. Это ты мне?
ОН. Печке.
Андрей. Ты б помолчал лучше. Случись что, тебе бы не отвертеться.
ВП. Андрюш, ну что могло случиться? Что ты, ей богу, прямо как маленький…
ОН. Он и есть маленький. Ма-а-аленький, ма-а-аленький.
Андрей. А нельзя, чтоб он ушел?
ВП. Сейчас Андрюш, он согреется, поест и пойдет. Видишь же, в каком мы виде.
.Андрей. Ну, его мне не жаль. Знал, на что идет.
ОН. А я твоей жалости и не просил.
ВП. Прекратите, я сказал! Лучше расскажи, что ты делал, пока нас не было.
Андрей. Да ничего не делал…Так.
ВП. Здорово тебя прихватило, давно ты так не болел.
Андрей.  Пап, уезжать надо. Не нравится мне здесь.
ВП. Да я понимаю… Надо.
ОН. По такой погоде  на трассу не выбраться.
ВП. Не всю ж жизнь так будет.
Андрей. А, может, на джипе прорвемся?
ВП. Не знаю. Сам видел, какие тут дороги.
ОН. Если застрянете, можно и машину потерять.
Андрей. Давай завтра все-таки попробуем.
ОН. Ты на улицу выходил?
Андрей. Нет еще.
ОН. А ты выйди. Погляди, что творится. Снова метет.
Андрей. Вы же смогли вернуться.
ОН. Мы пешком ходили.
Андрей. Но ведь далеко?
ОН. Далеко.
Андрей. И пришли?
ОН. С трудом.
Андрей. Вот и мы с трудом поедем.
ВП. Андрюш, давай этот вопрос попозже  решим. Черт, сигареты все размокли. (встает и уходит в комнату)
Андрей. За фигом вы в такую даль-то поперлись?
ОН. Нужда была.
Андрей. Если б с отцом что случилось, я бы тебя… не знаю, что сделал бы.
ОН. А ты меня не пугай. Я пуганый.
Андрей. Это и видно.
 ОН. А ходили мы, если тебе это так интересно, на охоту. Это пока ты здесь валялся.
Андрей. Я не валялся. Я болел.
ОН, Болел он!  Уж прямо все на ушах стояли. (Передразнивает) «Температура такая высокая!»
Андрей. Хотели и стояли. Тебе что, завидно, что ль?
ОН. Было бы чему завидовать!
Андрей. Да видно, что есть чему.
ОН. Даже  если б ты не болел, отец тебя все равно бы не взял.
Андрей. Куда?
ОН. В лес. На охоту.
Андрей. Почему это?
ОН. Потому.
Андрей. Ну почему?
ОН. Потому, что мы  на  большого зверя ходили.
Андрей. На какого такого зверя?
ОН. Настоящего.
Андрей. Понятно, что не на игрушечного.
ОН. А  у тебя кишка тонка для этого.
Андрей. Для чего – для чего?.
Появляется ВП с пачкой сигарет.
ОН. Для настоящей охоты.
ВП. Эй, ты, поаккуратней!
Андрей. Пап, ты же хотел со мной в лес пойти?
ОН. Слабак ты на большого зверя ходить.
ВП. Ведь договаривались же!
Андрей. Пап, что значит на большого зверя?
ВП. Ничего не значит.
Андрей. Что за дурацкий заговор? Непонятно, куда ходил, непонятно с кем, не хочешь ничего мне рассказать.
ВП. Андрюш, я тебе, конечно, все расскажу. Только попозже. Ладно?
ОН. Да что вы с ним цацкаетесь, Василь Палыч!
ВП. Не твое дело.
ОН. А вот и мое.
ВП. Я тебя просил…
ОН. На лося.мы ходили. Ло - ся.
ВП. Черт!
Андрей. Пап, вы что, ходили охотиться на лосей?
ОН. Представь себе. А тебя не взяли.
Андрей. Я не с тобой разговариваю. Отец, я спрашиваю, ты ходил стрелять лосей?
ВП, Ну, предположим.
Андрей. Вот этих… которых мы видели?
ВП. Почему обязательно «которых видели»?
ОН. В лесу не поймешь, которых видел, а которых нет.
Андрей. Не лезь, сказали тебе.
ВП, Андрюш, там много лосей. Разных.
Андрей. Подожди, я что-то не пойму… Выходит, что ты, пока я болел, пошел в лес, чтобы подстрелить тех животных, которых мы видели, когда ехали сюда?
ВП (начинает раздражаться) Не этих. У меня не было идеи выйти именно на этих лосей. Я просто пошел охотиться…
Андрей. Постой, постой. Ты же говорил «погоняем зайцев».
ВП. Говорил!
Андрей. И как же тогда?
ВП. Андрюш, ну представилась возможность на большого зверя поохотиться.
Андрей. Мы когда ехали… они еще стояли… от них пар шел…
ВП. Не  весь век мне зайцев стрелять.
Андрей. Как ты мог!
ВП.  Как мог, как мог! Лоси тоже звери. Такие же, как заяц, только чуть побольше. Просто звери.
Андрей. Да разве… ты же говорил…
ВП,  Может, я вообще последний раз на охоту выезжаю.  Мне лет вон уже сколько.
Андрей. Их же мало!
ВП. Тем  более. Я всю жизнь на зайцев проохотился. Могу себе позволить один раз и на большого зверя сходить.
Андрей. Да как ты …ты…ты же мне про них рассказывал!
ОНА. Вы бы дали отцу отдохнуть, Андрей.
Андрей. Заткнись.
ОН. Не видишь что ли, что отец устал и замерз?
ВП. Не лезьте не в свое дело. Андрюх, позже поговорим.  Наедине.
Андрей. Да как ты мог!
ОН. Во дела! На отца родного орет.
ВП. (встает из за стола, ходит по комнате, останавливается около печки, греет руки.) Не кричи на меня! Что ты заладил «Как мог, как мог!» Вот мог и все!
Андрей. У меня в голове это не укладывается.
ВП. Не понимаю, из-за чего ты крик поднимаешь!
Андрей. Не понимаешь.
ВП. Да, представь себе, не понимаю! Глупая истерика на пустом месте!
Андрей. Они же живые.
ВП. Но охотятся всегда на живых, а не на мертвых. Это охота, понимаешь?
Андрей. Нет.
ВП. А! Что с тобой разговаривать!
Андрей. Зачем тебе это? Кому ты что хочешь доказать?
ОН. Во псих!
ВП. Не лезь, сказал. Лучше водки принеси. Знаешь где, под кроватью.
ОН уходит в комнату ВП.
Андрей. Прекрати немедленно глушить водку. Я с тобой разговариваю. Я! Твой сын!
ВП, Я сказал, не кричи на меня.
Андрей. Если ты не хочешь, чтоб я на тебя кричал, ответь мне по-человечески – как ты мог стрелять в этих зверей?
ВП. Не ори на меня!
Андрей. Нет, погоди. Ты что, притащил меня в эту дыру, чтоб продемонстрировать какой ты настоящий мужик? Да?
ВП. Замолчи!
Андрей. Не замолчу! Ты сам прекрасно понимаешь, что это подло – иначе бы ты сказал мне об этом раньше!  
ВП, Я не сказал тебе, потому что ты болел.
Андрей. А раньше?
ВП.  А раньше я сам еще не знал.
Андрей. Врешь. Ты давно это решил, боялся мне признаться.
ВП, Ты не очень-то заговаривайся. Бояться мне тебя пока не за что.
Андрей. А еще плел мне разные байки про них!
ВП. Иди в свою комнату и успокойся. Поговорим позже (ВП отворачивается от Андрея, садится снова за стол и яростно ест.)
Андрей. А ты меня не гони! Где хочу, там и сижу! (усаживается напротив отца)
Появляется ОН с бутылкой водки в руках.
ОН. Подвинься!
Андрей. Чего вяжешься? Ты кто такой?
ОН. Не твоего ума дело.
Андрей. Убери эту гадость.
ОН. А ты мне не приказывай, я к тебе не нанимался.
Андрей. Убери, кому сказал.
ОН. Но-но, поосторожней.
Андрей. Два сапога пара, дерьмо к дерьму липнет.
ОН. Ты кому такие слова говоришь?
ВП. А ну отойди! Сами разберемся!
Андрей. А что мне с тобой разбираться? Ты такой, как он.  Дерьмо, понял? Дерьмо!
ВП. Ты как меня назвал, а? (Вскакивает со стула и хватает Андрея за ворот рубахи)
Андрей. Дерьмом я тебя назвал!
ВП. Я тебя своими руками придушу, щенок…
Андрей. Давай, давай, только еще кто кого.
ВП. Ах, ты, подлец! Я  тебя кормлю, один бьюсь, надрываюсь…
Андрей. Надрывается он! Ну, давай, давай…
ОН бросается между ними, пытаясь  развести Андрея и ВП в разные стороны. Но те продолжают наскакивать  друг на друга.
ВП. Щенок!
Андрей. Не надо мне твоей кормежки!  
ВП. Убирайся с моих глаз!
Андрей. Я тебя не просил!
ВП. Пошел вон!
Андрей. Сволочь ты, сволочь!
ВП. Ах, ты…(ОН наконец растаскивает ВП и Андрея и усаживает  по разные стороны от стола)
ОН. Василь Палыч, успокойтесь, не слушайте его…
Андрей. Воспользовался тем, что я заболел.
ВП. Я не ты! Я ничем никогда не пользовался. Я все в жизни своими руками делал!
Андрей. Я сам от тебя уйду.
ВП. Орет он на меня, щенок!
Андрей.  Не нужен ты мне!
ВП. На отца родного с кулаками!
ОН. Василь Палыч!
Андрей. Ты зачем их стрелял? Ты что, голодный?
ВП. Давно мне говорили, распустил я тебя.
Андрей. Повыпендриваться захотел, вон, глядите, я какой.
ВП. Посмотрим, как ты без меня проживешь.
Андрей. Такой «настоящий» мужик.
ВП. Заткнись, у, гаденыш.
Андрей. От такого и слышу! (Снова  лезут драться друг на друга.)
Подскакивает ОНА и вместе с Петькой разнимают дерущихся. Петьке удается, наконец, оторвать Андрея от рук ВП и он утаскивает его в сторону. ВП плюхается обратно на стул. ОН остается рядом с его стулом, придерживая его за плечи.
Теперь Он держит Василия Павловича, а ОНА держит Андрея.
Андрей. Придурялся, расписывал, какие они умные, красивые.
ОНА Андрей, не надо, ой, что ж такое делается-то?
ВП. Заткнись, немедленно!
Андрей (передразнивает). «Я ими интересовался! Книжки читал!» На хрен теперь твои книжки нужны?
ВП. Убирайся, я сказал, пошел вон, чтоб глаза мои тебя не видели, вонючка.
ОНА. Андрюшенька, не надо, не надо так… пожалуйста….
Андрей. Да я сам с тобой ни минуты не останусь. Я сам с твоих глаз уйду, чтоб тебя никогда не видеть больше.
ВП. Давай, давай, вперед.
ОН. Василь Палыч!
Андрей. Мне с тобой рядом стоять противно…как ты мог, как мог!
ВП. Мал еще меня учить. Указчик нашелся.
Андрей. Ни минуты больше не останусь, понял? Ни минуты! Все (хватает куртку, хватает первый попавшийся под руку  стакан с водкой, шмякает его об пол, и выскакивает за дверь)
ВП. Иди, иди. Скатертью дорога.
ОНА. Андрей! (бросается за Андреем.)
ВП, Ты куда? А ну назад. Убери здесь.
ОНА. Замерзнет же.
ВП. Водки еще принеси.
ОНА уходит в комнату. ОН вздыхает и начинает медленно одеваться. ВП нервно ходит по комнате, заглядывает в окна.
ВП. Далеко собрался?
ОН. Метет сильно. Замерзнуть может.
ВП. Ну и черт с ним! Пускай мерзнет
ОН. Мерзнет это конечно. Но может и совсем замерзнуть (выходит из комнаты).
ВП. Щенок Нюня. Маменькин сынок. Недотепа.
Входит Клаша.
Клаша. Можно? Куда это они побегли? Метель такая на дворе. Замерзнут в один миг.
ВП. Вот ты их и останови!
Клаша. Чего такого приключилось-то?
ВП. Может, твой тебя и послушает. Сын все же.
Клаша. То-то я слышу, крик стоит на всю округу!
ВП. А меня мой не послушал!
Клаша. Ой, беда, ой, беда!
ОНА. (Выходит из комнаты с бутылкой) Клавдия Ивановна, шли бы вы отсюда. Не видите, что ли, не до вас.
Клаша. Да что ты говоришь? Надо за ними бечь, а ты  глупости говоришь.
ВП. Если тебе хочется за этими сосунками всю ночь по лесу гоняться, то и беги. А к другим не лезь.
ОНА. Василь Палыч, вы только успокойтесь.
Клаша  Ой беда, вот на старости лет заслужила!
ВП. Не ори тут! Одежду прибери.
ОНА. Сказали же вам, идите отсюда! Василь Палыч! Может, какое лекарство дать?
ВП. Лекарство, лекарство… Водки дай. И вообще, поздно. Спать пора.. (ВП уходит в свою комнату. ОНА идет вслед за ним)
ОНА. Василий Павлович…
Клаша. Ой-ой-ой, что же это такое творится-то….
В комнате остается только  Клавдия Ивановна.  Она поднимает опрокинутые стулья, вытирает лужу, сметает осколки разбитого стакана. Ненароком задевает приемник и начинает звучать музыка (отрывок 4). Клаша испуганно поправляет приемник и устало садится на диван.
Клаша. Ой, беда, беда. Что ж это такое творится-то, а? В груди ломит страшно. Ничего, ничего, это я так. Сейчас все пройдет, сейчас. Куда они денутся, до поля дойдут и вернутся. Только до поля. И вернутся. Куда ж еще-то. В темень такую. И метет так. До поля только. Ничего, молодые, до поля - и вернутся. Темно ж дальше-то. В лесу сейчас темно. (Подходит к окну, протирает его.) Луны нет. А я тут полежу. Подожду.
Клаша подбирает одежду с пола, развешивает ее около печки. Поднимает куртку Пети, прижимает ее к лицу.

Сон 4.
Клаша. Плохо спать я стала. Лягу и все ворочаюсь, ворочаюсь, никак не засну. А потом - как провалюсь в колодезь бездонный. Темнота и все. А потом сразу утро. Не снятся мне сны. Давно не снятся.. (…) Мне сны больше не снятся. (…) Не снятся мне больше сны. (…) Сны мне больше не снятся. (…) Сны не снятся. (…) Не снятся. (…) Сны. (…) А они только до поля – и вернутся.(…)

Пластическая композиция.
ОН, ОНА и Андрей. Они составляют единство. Движение одного передается другому и так далее. Первое движение делает ОНА – его подхватывает Андрей и передает Петьке. Следующим начинает Андрей – его движение подхватывает Петька и передает ЕЙ. Одно и то же движение каждый делает в своем ритме. В конце концов они образуют некое целое, которое движется, как один организм. И когда один из них пытается вырваться, другие затягивают его обратно в свое сплетение.

4.
На авансцене в сугробе, сидит, скрючившись, Андрей.
Подходит ОН.
ОН. Ты, что ль?
Андрей. Кати отсюда.
ОН.  Не далеко ушел.
Андрей. Не твоего ума дело.
ОН. Давай, шагай к дому, пока не замерз.
Андрей. Ты меня лучше не трогай, а то схлопочешь по-настоящему.
ОН. Ой, как мне страшно. Двигай, я сказал. Отец волнуется.
Андрей. Он тебе не отец.
ОН. Если б не Василий Павлович, бросил бы тебя здесь, и все.
Андрей. Сволота.
ОН. От такого слышу.
Андрей. Достал ты меня.
ОН. Не пойдешь, еще не так достану.
Андрей. И не подумаю.
ОН, Лучше иди.
Андрей. А то что?
ОН. Решил, небось, что отец за тобой побежит? А?
Андрей. Не твое дело, что я думал.
ОН. Он бы побежал, если б ты его при всех не обидел.
Андрей. Заткнись. И давай, вали отсюда.
ОН. Что, твой сугроб, что ль?
Андрей. Мой.
ОН. Хорошо дрожишь!
Андрей. Холод собачий.
ОН. Настоящий он у тебя мужик, твой отец.
Андрей. (Вскакивает) Чего ты приперся? Он послал?
ОН. Меня послать только в одно место можно. Да и то… промахнешься.
Андрей. Тогда чего тебе надо?
ОН. Не знаю. Жаль мне вас.
Андрей. Ему, видите ли. нас жаль. А мне лося жаль. (Ходит туда-сюда, пытаясь согреться.)
ОН. По весне новый вырастет.
Андрей. Ну конечно, если так рассуждать. Мы их всех сейчас перестреляем, а по весне они новые наплодятся.
ОН. Я ж не так сказал.
Андрей. Мы  вместе стояли, когда они на нас вышли.
ОН. Ты все в одну кучу валишь.
Андрей. Он мне еще рассказывал про них, какие они умные, какие смелые, свободные! Лапшу на уши вешал.
ОН. Ладно, забудь.
Андрей. А я, как дурак, все это слушал.
ОН. Сказал, забудь. Чего по мелочам гавкаться  с родным отцом.
Андрей. Кому как. Кому мелочи
ОН. Ты радуйся, что он у тебя есть.
Андрей Лучше б не было.
Он. Но-но, ты это, ты такого не говори. Ты это не знаешь, как оно без отца.
Андрей. А ты знаешь!
ОН. Когда никакого – ни хорошего, ни  плохого.
Андрей. Такого зверюгу, лохматого, с рогами, от них еще пар шел! У них глазища - во! С  мою ладонь!
ОН. Забей. Мелочи все это
Андрей. Ну, для тебя, может, и мелочи.
Андрей снова усаживается в сугроб.
Андрей. Дай закурить.
ОН, У меня только такие.
Андрей. Какие есть.
ОН. Ты б минутку о нас, а не о лосях подумал.
Андрей. А что о вас думать?
ОН. Как мы тут живем.
Андрей. Что ж теперь, поэтому можно всякие подлости делать?
ОН. Да я с тобой как с человеком, а ты опять за свое…
Андрей. Везде гадит, куда не попадет. Девицу с толку сбил.
ОН. Сейчас все девки сбитые. Не все одно - он ли, другой ли.
Андрей. Да нельзя же так рассуждать! Ну, пусть в бедности, пусть впроголодь, но можно ведь  красиво жить.
ОН. Красиво! Она тоже жить хорошо хочет, а не красиво.  Твой хоть увезет ее отсюда, может, работать пристроит. Поселит где.
 Андрей. Жди! Как же!
ОН. Не он, так другой приедет. У твоего хоть совесть есть. А то так, побалуется да и уедет, а она… будет потом еще один такой, как я.
Андрей. А что ты?
ОН,  Я своего тоже никогда не видел, не слышал.
Андрей. Она ж красивая.
ОН. А  я урод?
Андрей. Я не то хотел сказать
ОН, Красивая. Мамаша тоже когда-то первая красавица была. А сейчас – видел? Руки – во!-  все ревматизмом перекручены, ходит в тряпки одетая… ай, да что там! Старуха, одно слово.
Андрей. Эта по-настоящему красивая.
ОН. Год назад еще лучше была.
Андрей. А ты-то что?
ОН. А что я?
Андрей. Куда смотришь?
ОН, А у нас свобода личности.
Андрей. Неправильно все это.
ОН, Давай домой двигать.
Андрей. А лося зачем?
ОН. Да как тебе сказать… В тепле лучше рассуждается. Пошли.
Андрей. Они у меня перед глазами стоят, понимаешь?
ОН. Зверь, конечно, хорош.
Андрей.  Как они вышли, как потом стороной уходили…
ОН. Красивый зверь.
Андрей. Их же мало осталось.
ОН, Наверно..
Андрей. Ну ты - ладно, ты здесь с детства живешь, может, ты и привык. А он-то как мог?
ОН. Мог - и все.
Андрей. И зачем ему это было?
ОН, Трудно сказать, зачем человек что делает.
Андрей. Я его видеть не хочу.
ОН. Да ладно, пройдет.
Андрей. Нет, не пройдет. Достал он меня, понимаешь?
ОН. То жили, жили, а то сразу и достал.
Андрей. Может, и не сразу.
ОН, Дурной ты какой-то. Из ничего черт те что делаешь.
Андрей. Я с ним больше жить не смогу.
ОН. А куда ты денешься?
Андрей. Как-нибудь устроюсь.
ОН, Тю-ю-ю…
Андрей. Работать пойду.
ОН. Ты себе как это представляешь?
Андрей. Голова есть, руки есть,  на что-нибудь сгожусь.
ОН. Вот, люблю я этих городских. Ни фига не понимают, как деньги даются, а туда же – лезут.
Андрей. В конце концов, пойду работать дворником. Буду снег разгребать.
ОН. Да в городе все теплые местечки приезжими забиты.
Андрей. Слушай, все, сказал, что хотел – и иди. Иди, иди.
ОН. Когда захочу, тогда и пойду. А что ты никогда копейки не заработал, так это сразу видно.
Андрей. А ты заработал?
ОН. Представь себе!
Андрей. Ну конечно!  Ты у нас такой работящий, такой мудрый, такой …
ОН. Какой? Ну, говори, какой?
Андрей. А! Да что там…
ОН. Так вот, деньги, которые сам заработал, они очень другие. И если я их заработал сам, то точно знаю, сколько они стоят.
Андрей. Да, да!
ОН, Да, да! А если б деньги эти проклятые так просто давались, меня бы тут ты уже не встретил. Я бы тут ни на минуту не задержался.
Андрей. Ты же пел, что зверей обожаешь? Без них - ну никак не можешь?
ОН. Я пел, чтоб твой папаша мне эти самые деньги заплатил, понял?
Андрей. А-а-а! Так вот где собака зарыта!  Теперь я многое начинаю понимать. Значит, тебе отец еще и приплатил за эту… мерзость?
ОН. И я точно знаю, зачем мне эти деньги.
Андрей. И много он тебе заплатил?
ОН. Сколько ни заплатил, все мои.
Андрей. Нет, ну все- таки, сколько?
ОН. А тебе какое дело?
Андрей. Просто интересно.
ОН, Вот и ему было просто интересно на большого зверя пойти.
Андрей. И как ты их разыскал?
ОН. Их и разыскивать особо не надо. Я всех наперечет знаю: кто где мох разгребает, кто где ивняк гложет.
Андрей. Они ж думают, что ты за них.
ОН, А я ни за кого. Я сам за себя.
Андрей. Ловко устроился.
ОН. А ты не очень-то нарывайся (встает, затаптывает сигарету)
Андрей. Все-таки мне интересно, сколько ты за предательство берешь
ОН. Пошли!
Андрей. Что, не говоришь? Стыдно?
ОН рывком поднимает Андрея с земли.
ОН.  От такого говнюка, как ты, мне стыдно быть не может.
Андрей. Тогда скажи, сколько, скажи, что ж ты?
ОН. Жаль мне отца твоего.
Андрей. А ты себя лучше пожалей.
ОН. Уже пожалел. Вот деньги получу и больше, надеюсь, тебя не увижу.
Андрей. Мир маленький, столкнемся.
ОН. Не хотелось бы!
Андрей. Значит, деньги…
Он. Пошли.
Андрей. А если бы я тебе так денег дал?
ОН, А так мне не надо.
Андрей. Но все- таки?
ОН. Я пошел. Ты, бедненький, в тепле, ухоженный три дня болел, а я по кустам шарахался, деньги зарабатывал. Немного устал, понимаешь?
Андрей. А за нее тогда, в городе,  тебе сколько заплатили?
ОН  бьет  Андрея, тот падает.
ОН. Еще что скажешь, тут и останешься.
Андрей. (Садится, вытирает снегом лицо): Сссу-у-ука…
ОН. Подъем! Шагай! (тянет Андрея за воротник за собой, тот упирается)
Андрей. Никуда я не пойду. Пусти!
ОН. Шагай, сказали! Мне тут мертвяков лишних не нужно.
Андрей.  Так тебе ж не привыкать!
Он. Давай, шевелись! (грубо, пинками поднимает Андрея)
 Андрей. Думаешь, за меня отец тебе тоже заплатит?
ОН. За такое дерьмо не платят.
Внезапно ОН отпускает Андрея, сгибается и медленно валится на снег.
Андрей.(встает, отряхивается). Допился..(ОН не отвечает) Есть все же справедливость на свете! (Он молчит) Подонок! (пинает его ногой)
ОН. Ох…
Андрей. Пить меньше надо.
ОН. Заткнись.
Андрей. И руки не распускать.
ОН. Отстань.
Андрей. Так и подохнешь здесь. Мешок с дерьмом.
ОН. В кармане…достань…
Андрей. Сейчас! Что я дурак, что ли?
ОН. Таблетки
Андрей Ага, так я и поверил.
ОН. Мне не достать…
Андрей. Вот и замерзай здесь.
ОН. В заднем…
Андрей. Эй, ты чего?
ОН. Лекарство…
Андрей. Подойду, а ты мне еще врежешь?
ОН. Пожалуйста….
Андрей. (подходит к Петьке, переворачивает его, достает из заднего кармана пузырек с таблетками, вынимает несколько).Это, что ль?
ОН. Дай! (Тот запихивает таблетки в рот и скрючивается на снегу)
Андрей. И долго ты собираешься тут валяться?
ОН. Иди. Я скоро.
Андрей. Вставай, замерзнешь (пинает его ногой)
ОН. Не могу.
Андрей. И чего теперь делать?
ОН. Надо немного полежать.
Андрей. И часто у тебя так?
ОН. Чаще, чем хотелось бы.
Андрей. Замерзнем, пошли. Я уже ни рук, ни ног не чувствую.
ОН. Не могу, подожди минутку.
Андрей. Черт! Вот еще радость на мою голову.
ОН. Попробуй тащить.
Андрей. Тебя?
ОН. Волоком…
Андрей. Я тебя один не дотащу. Черт!
ОН. Попробуй.
Андрей. Давай я за отцом сбегаю.
ОН. Не…
Андрей. Да я вернусь.
ОН. Не дойдешь… заблудишься. Луны-то нет.
Андрей. Я по следам.
ОН. Где они, следы?
Андрей.(оглядывается) Да-а-а… И что делать будем?
ОН. Поди сюда. (Андрей подходит) Руку дай. Нет, не так. Ага, теперь выпрямись… так… Тяжело?
Андрей. Много не пройду.
ОН, Давай хоть сколько. Только бы не замерзнуть.
Андрей. А ты, я вижу, смелый.
ОН. Я уже умирал один раз, Больше не хочу.
Андрей. Черт, черт! Вот уж не думал.
ОН. А лучше бы думал. Пошли. Потихоньку.
Андрей. Черт, глупо получилось.
ОН, Да уж куда как глупо.
Андрей. Больно?
ОН. Больно.
Андрей. У тебя от чего это?
ОН. После операции.
Андрей. А когда прихватывает?
ОН. Когда не жрешь долго. Или от холода.
Андрей. Ты на меня особенно не наваливайся, а то я упаду.
ОН. Так лучше?
Андрей. Лучше. А все-таки, сколько он тебе обещал?
ОН. Кто?
Андрей. Отец.
ОН. Снова здорово!
Андрей. Ну, скажи!
ОН. Ты дыши лучше, а не разговаривай.
Андрей. Так сколько?
ОН. Обещал много.
Андрей. И заплатил?
ОН. Пока нет. Сказал, завтра заплатит.
Андрей. А сколько?
ОН. Тебе-то зачем знать?
Андрей. Все-таки, это и мои деньги.
ОН. Ты же от него уходить собрался.
Андрей. Ладно, не умничай. Мне просто интересно.
ОН..(останавливается) Давай посидим минутку. (Садятся в сугроб) Не попали мы. Зря ты орал.
Андрей. Как - не попали?
ОН. Да так! Промахнулись!
Андрей. Чего же вы не сказали?
ОН. А ты не слушал. Сразу на голос брать стал
Андрей. Постой, значит, вы никого не убили?
Он. Да как сказать…
Андрей. Зря ходили?
ОН. Считай, что зазря.
Андрей Черт! Черт, черт! А я так на него наорал.
ОН. Да уж. Нехорошо получилось.
Андрей. Черт! И ты пролетел?
ОН. Василий Павлович обещал все равно заплатить. Поменьше, правда.
Андрей. Черт!
ОН. Пошли, вроде полегчало.
Андрей. Подожди, что ж я ему скажу?
ОН. Все уже спать легли.
Андрей. А если не легли?
ОН. Да легли, легли.
Андрей. Может, где-нибудь еще переночуем?
ОН. Больше негде.
Андрей. Все равно – он хотел, просто не получилось.
ОН. Ну ты и зануда! Пошли! Завтра  Василий Павлович уезжать собрался.(поднимается)
Андрей. Дорогу завалило.
ОН, На вашей машине до трассы по светлому можно добраться. А там уж пробьемся.
Андрей. Холодюга…. Тоска тут у вас…
ОН, Тут и у вас, и у нас тоска.
Андрей. И луны нет (встает)
ОН.  Только не быстро пойдем.
Уходят.

6.
Свет. Комната внизу. Раннее утро.
За столом сидят и играют в карты  Андрей и ОНА.
Она. А я вот так.
Андрей. А я отвечу.
Она. А я вот так.
Андрей. А я снова отвечу.
ОНА. И еще вот так.
Андрей. А я еще отвечу.
ОНА. Ну-у-у, какой ты неинтересный.
Андрей. И вот так еще
ОНА. Василь Палыч. еще не вставал?
Андрей. Вроде, нет.
ОНА. Он вчера расстроился из-за вас – ужас как.
Андрей. Я тебе уже сказал – личные вопросы я с тобой обсуждать не собираюсь.
ОНА. Ну и зря. У него, между прочим, сердце слабое.
Андрей. Узнала уже!
ОНА. Представь себе. Вообще-то, ехать пора, а то ведь рано сейчас темнеет.
Андрей. Не боись, уедем.
ОНА. Успеть бы на трассу выехать, а то застрянем, не дай бог.
Андрей. Не застрянем. Я пустой.
ОНА. Давай еще разок?
Андрей (сдает карты). Ты где в городе жить собираешься?
ОНА.  Василь Палыч обещал помочь где-нибудь устроиться..
Андрей. Мой ход. Интересно, у кого это.
ОНА. Не бойся, я у вас жить не стану.
Андрей. Да я тебя и не пущу.
ОНА. Даже если я  в другом месте жить буду, все равно в городе нет-нет да и столкнемся.
Андрей. Что-что?
ОНА. Встретимся в городе хоть раз, говорю.
Андрей. Город большой. Надеюсь, что не встретимся.
ОНА. У меня последняя.
Андрей. Вот и не последняя.
ОНА. Да. А у тебя девушка есть?
Андрей. Я же сказал, что о личном с тобой говорить не собираюсь.
ОНА. Жалко!  О личном всегда самое интересное поговорить.
Андрей. Нда? Может быть, может быть.
ОНА. Вот ты, например, с кем личное обсуждаешь?
Андрей. Отстань,  Христа ради.
ОНА. Ну скажи, с кем?
Андрей. Ты меня достала. Ни с кем не обсуждаю!
ОНА. У тебя личной жизни, видно, совсем нет.
Андрей. Есть, только я ее ни с кем не обсуждаю!
ОНА. Чего ты сердишься? Я ж по дружбе.
Андрей. Ходи.
ОНА. Сейчас. А ты домой поедешь или куда еще?
Андрей. Не знаю.
ОНА. Такие слова вчера отцу наговорил.
Андрей. Да… может, и не домой. Может, придется мне и в другом месте пожить некоторое время.
ОНА. Если ты на другом, тогда, может, я пока на твоем?
Андрей. То есть?
ОНА. Какой же ты непонятливый. Ну, если ты на другое место переедешь, то твое освободится?
Андрей. Но-но! Ты не того… не очень…Я скоро  закончу.
ОНА. А чего месту-то пропадать? Я и приберу, и постираю, и за отцом твоим присмотрю. Уж не молодой он…
Андрей. Сказал, и не думай про это.
ОНА.  Я ж как лучше хочу.
Андрей. Я  вижу….Все. Ты выиграла.
ОНА. Давай еще разок.
Андрей. Не, ехать пора. Может, все-таки папашу разбудить?
ОНА, Что ты, он сердитый такой бывает, когда его будят.
Андрей. Все то ты знаешь.
Входит ОН,
ОН. Привет!
ОНА. Ох!
Андрей. Чего это с тобой?
ОН. А чего?
ОНА. Побрился.
Андрей. Чистый такой.  
ОН. Не все ж мне в грязном ходить.
ОНА. Ты куда-нибудь собрался?
ОН. Собрался.
ОНА. А что, автобус будет?
ОН. Нет, автобуса не будет
ОНА. А-а-а…
ОН. Можно мне с тобой поговорить?
Андрей. Я пойду вещи соберу (уходит наверх)
ОН. Ты точно ехать решила?
ОНА. Говорили же вчера. Точно.
ОН. А может, не поедешь?
ОНА. Поеду.
ОН. Но ведь действительно…
ОНА. Не твое дело.
ОН А если мое?
ОНА. Тогда дал бы лучше мне денег.
ОН. Каких денег?
ОНА. Ну, у тебя сбережения какие-то есть?
ОН. Откуда у меня?
ОНА, Так за лося тебе ведь заплатили?
ОН. Обещали сегодня, но только  половину.
ОНА. Вот и отдай мне.
ОН. Тебе?
ОНА. Мне.
ОН. Эти деньги мне самому нужны.
ОНА. А тогда сиди и не рыпайся. Я свою жизнь как-нибудь сама устрою.
ОН. Бросит он тебя.
ОНА. Ну и бросит. Ну и пускай.
ОН. Куда ты тогда денешься?
ОНА. На кудыкину гору.
ОН. Я ж не все время буду здесь жить.
ОНА. Ну и что?
ОН. Устроюсь, потом тебе буду помогать.
ОНА. Может, да, а может, и нет.
ОН. Да.
ОНА. Или нет.
ОН. Останешься?
ОНА. Вот привязался! Уеду, сказала же!
Сверху спускается Андрей с рюкзаком.
Андрей. Ты куда едешь?
ОН. А что?
Андрей. Просто интересно. Случайно, не ко мне собрался?
ОН. ( усмехается).Не бойся. Не к тебе.
ОНА. А чего им боятся. Они  люди гостеприимные.
ОН. Ладно вам. Меня  Василь Палыч обещал до трассы подбросить.
Андрей. Та-а-ак. Значит, и  тебя тоже…
ОНА.  А ты – только ДО города?
ОН. Только до. А потом – пишите письма! Мне в противоположном направлении.
Андрей. То есть?
ОН. В противоположном.
Андрей. Ну, а куда в противоположном, если не секрет?
ОН. Уже не секрет (садится к столу, вынимает бумаги из папки)
ОНА. А раньше был секрет?
ОН. Раньше был секрет.
ОНА. Не знала,  что у тебя от меня секреты были.
ОН. Были, были, как не быть.
ОНА. И что ж это за секреты такие?
ОН. Вот, смотри. Вот сюда. Читай.
ОНА. Здесь не по-нашему написано.
ОН. Да ты переверни.
ОНА (переворачивает). Это что?
ОН. Контракт. Ну, это вроде как вызов.
Андрей. Что-что?
ОН. Вызов. На работу.  
ОНА. Куда?
ОН. На работу. В Улудаг.
Андрей. Извини, я что-то не расслышал. Куда?
ОН. В Улудаг.
ОНА. Петь, ты чего?
ОН. А чего?
ОНА. В какой такой Улудаг?
ОН. В эту, как его, во – в Турцию.
ОНА. Петь, ты что, в Турцию собрался?
ОН. Ну, я же и говорю, что в Турцию, в Улудаг.
ОНА. Челноком?
ОН. Не-е-е…  Там инструктора по горным лыжам нужны.
ОНА. А…по лыжам… в Турцию…
ОН. Ага. Отдыхающих учить. Или лыжи выдавать. Точно не знаю.
Андрей. И ты… это… узнал все уже… про Турцию?
ОН.  Не все, конечно. Некоторые неясности существуют.
Андрей. Некоторые.
ОН. Вот хотел, кстати,  у тебя спросить, может, ты разберешься, а то непонятно написано. Вот здесь, посмотри. Сколько они платят за комнату, а сколько вычитается из моей зарплаты, а?
ОНА. Тебе только это не понятно?
ОН, Нет, вот еще (перелистывает бумаги). Вот еще неточно написано, как с едой будет. Завтрак за их счет, а вот ланч? Ты как думаешь?
ОНА. Ланч.
Андрей. А остальное все ясно?
ОН. Вроде все.
Андрей. Понятно. В Турцию. На лыжах. Пойду погоду погляжу. Ехать пора (выходит из комнаты)
ОНА. Ты откуда это взял?
ОН. Что? А-а-а! Анкету! В городе реклама была. Ну, и написал. А они прислали.
ОНА, Давно прислали? (ОН молчит.) Мне, значит, не сказал. (ОН молчит.) Я, значит, тут из сил выбиваюсь, голову ломаю, как нам место в городе забить, а он, значит, в Турцию на лыжах собрался. (Он молчит.) Ты хоть горные лыжи в глаза когда видал?
ОН. Лыжи они и есть лыжи. Разберусь.
ОНА. Он разберется!
ОН. Прошлым летом Пашка из училища ездил.
ОНА. Тоже на лыжах?
ОН. Нет, на катере.
ОНА. На чем?
ОН. На катере.  
ОНА. По снегу?
ОН. Зачем по снегу. Он же летом ездил.
ОНА. И что?
ОН. Говорит,  как на тракторе.
ОНА. Ага, на тракторе.
ОН. Почти. На тракторе я тоже могу. А на катере не пробовал.
ОНА. А лыжи?
ОН. А что лыжи?
ОНА. Тоже, как на тракторе?
ОН. Нет, конечно.
ОНА. Значит, ты и на катере можешь?
ОН.  Почему на катере? Говорю тебе, лыжи они  везде лыжи. Доска с палками.
ОНА. Ага, доска.
ОН. Да конечно!
ОНА. Билет они тоже оплачивают?
ОН. Билет за свой счет.
ОНА. И за чей же это свой ты едешь?
ОН. Василий Павлович сейчас деньги за охоту отдаст, я и поеду.
ОНА. А я?
ОН. Там женщин не берут. Если только танцовщицей.
ОНА. Ага, танцовщицей.
ОН. Ну, я тоже так подумал, что ты не умеешь.
ОНА. Я не умею, а ты значит, умеешь.
ОН. Так я же на лыжах.
ОНА. И много он тебе обещал?
ОН. Кто?
ОНА. Ты дурака то из себя не разыгрывай. Понятно кто. Сколько?
ОН. Договоренность была, что если  с рогами, то 30.
ОНА. Чего тридцать?
ОН. Тысяч ясное дело. Но раз не попали, значит вполовину.
ОНА. А мне?
ОН. Что тебе?
ОНА. А мне деньги?
ОН. А тебе за что?
ОНА. Ты же обещал.
ОН. Я говорил, что когда заработаю, тебе помогу.
ОНА. Так вот и заработал.
ОН. Эти мне на билет нужны. Не весь век мне здесь сидеть.
ОНА. А мне?
ОН. Что тебе?
ОНА. Здесь сидеть..
ОН. Тебе проще. Вон Василь Палыч в город захватит.
ОНА. Причем здесь Василий Павлович!
ОН. Но он же обещал?
ОНА. А если бы он не приехал?
ОН. Не он, так другой бы приехал.
ОНА. И что?
ОН. Тоже  чего-нибудь такого захотел бы.
ОНА, Это ты про что?
ОН. Про охоту.
ОНА. И ты вот так готов на все?
ОН. А ты?
ОНА. Ты мне зубы не заговаривай. Сам  весь год  твердил, что мне здесь не место…
ОН. Да кому здесь место?
ОНА  ….что я умная, красивая…
ОН. Я и сейчас это сказать могу.
ОНА  ….что мне в город надо, учиться…
ОН. В городе многие работают, а по вечерам учатся.
ОНА. Обещал, что устроиться поможешь.
ОН. Когда это я тебе обещал?
ОНА. Да только что говорил!
ОН. Ты с Василь Палычем ехать собралась.
ОНА. Я же не могу вот так уехать, совсем без денег!
ОН. Дело твое, не уезжай.
ОНА. Как это не уезжай?
ОН. Оставайся. Через полгода я вернусь.
ОНА. Значит, ты там с разными будешь на лыжах развлекаться, а я тут хребет надрывай?
ОН. Почему хребет?
ОНА. Ах, ты, гадина такая! (замахивается полотенцем)
ОН. Ты чего? Ты чего? Я ж тебя в город не гоню.
ОНА. Не гонишь? А что мне здесь делать прикажешь?
ОН. Я то тут при чем?
ОНА, Как - ты при чем? Ты говорил, что любишь меня?
ОН. Очень.
ОНА. Так любишь, что бросаешь?
ОН. Ты на меня не кричи. Криком меня еще никто не брал.
ОНА. А чем мне тебя брать, чем?
ОН. Ты тоже говорила, что любишь. А сама в город с этим едешь
ОНА. Ах, ты сволочь.
ОН. Чемоданчик, вижу, собрала уже?
ОНА. Собрала.
ОН. И с мамкой попрощалась?
ОНА. Не твое дело!
ОН. Ну-ну…
ОНА. Я же не с ним еду, я от вас от всех еду.
ОН, Вот и я от всех еду.
ОНА, Но ты же говорил?
ОН, Я говорил, что я тебя люблю и я действительно….
ОНА, Нет, ты скажи, ты говорил?
ОН…. я говорил, что я…
ОНА, Так ты  говорил?
ОН, … я говорил…
ОНА. Говорил?!
ОН.   Не отдам  я эти деньги. Их и вышло то самую малость. Только - только, чтоб до места добраться!
ОНА. Сволочь, сволочь, клялся, божился (хватает полотенце со стула и лупит Петьку по голове, спине, тот пытается увернуться)
Он. Нет, ты погоди…
ОНА. Ты такой же, как все!
ОН. Нет, ты погоди…
ОНА. Мне годить некогда! Мне с мамкой попрощаться надо! (Направляется к двери и сталкивается с входящей Клавдией Ивановной)
Клаша.  Ох, господи, что это вы тут снова разорались!
ОНА. Пусти, видишь, я спешу, чего на дороге встала?
Клаша. Погодь, а убираться? Развиднелось, может, кто из города на охоту приедет.
ОНА. Вот и убирайся сама.
Клаша. Ты чего это разговорилась-то, а, девка?
Появляется Андрей.
Андрей. А я вас ищу. Вроде распогодилось, надо ехать. Клавдия  Ивановна, отец говорил, когда его будить?
Клаша. Никаких поручений мне Василий не давал.
ОНА. Пусти!
Андрей. Ты куда? Мы тебя ждать не собираемся.
ОН. По пути к твоим завернем. А то здесь письмо им оставь.
ОНА отходит от двери
Клаша. Какое такое письмо? Чего это тут происходит то? А? Может, скажете все-таки?
Андрей. Клавдия Ивановна, завтрак соорудите какой-нибудь, побыстрее. Мы уезжаем.
Клаша  Так автобусы не ходят Завалило все.
Андрей. Клавдия Ивановна!  Поесть! И побыстрее!
Клаша. Погодь, а чего это ты вырядился? Тоже куда собрался?
ОН. Собрался.
Клаша. В город, что ль?
ОН. Мелко мыслишь Не в город, а в дальние края.
Клаша. В какие такие края? Русским языком вам говорю, автобус не ходит, завалило дорогу.
ОН. Пришлю, мамаш,  открытку на Новый Год.
Клаша. Ты мне тут мозги-то не вкручивай! Люди со вчерашнего дня  мясо ждут, а он  видишь ли открытки посылать вздумал!
Андрей. О! Я сейчас с ума сойду! То Турция, то мясо.
Клаша. Про Турцию не знаю, а они не уйдут, пока мясо не получат. Давай  бери топор и иди рубить.
ОН. Чего рубить-то? Прежде чем рубить, убить надо
Клаша Свет не без добрых людей. Уже в  сарае лежит
Пауза.
ОН. Что ж там такое лежит?
Клаша. Мясо.
ОН. Какое такое мясо?
Клаша. Туша.
ОН, Да откуда она взялась?
Клаша. Из леса принесли. С утра распогодилось чуток, так на санках и перетащили.
ОН.  Мы же только задели.
Андрей. Как задели? Ты же сказал, что промахнулись?
ОН. Ну?!
Андрей. Так промахнулись или попали?
ОН. Зацепили слегка.
Андрей. Вы что, его все же ранили?
ОН. Наверно.
Андрей. А мне почему  не сказал?
 ОН. Я только что пришел, между прочим.
Андрей. А вчера почему не сказал?
ОН. Я говорил, только ты не слушал!
Андрей. Ты говорил, что вы промахнулись.
ОН. В этого промахнулись, другого – зацепили. Это охота, понимаешь?
Андрей. Вчера ты сказал, что вы промахнулись. Я поэтому в избу вернулся. Выходит,  ты мне врал?
ОН. Опять ты  только себя слушаешь!
ОНА. Андрюш, Петь, ехать пора, пора не затемнело.
Андрей. Никуда я с места не сдвинусь, пока мне все не расскажете.
ОН. Подумаешь, напугал…
Андрей. Рассказывай, как вы его ранили.
 Клаша  Не его, а ее. Телку. Они  ранили,  а наши с утречка того …(делает жест)
Молчание.
Андрей Ее? Маму??
Клаша. Телку.
Андрей. Маму Бэмби?
Клаша. Чего?
ОН. Откуда я знал, что эти потащатся в лес в такую погоду!
Андрей. Вот оно как выходит…
Клаша. Что-то совсем не пойму, чего вы здесь бормочете.
ОНА. Да расскажи ты ему все, Петь.
ОН. Пожалуйста. Вожак на нас не пошел, умный черт. А маленький, как меня увидел, так и побег ко мне за хлебом.
Клаша. Мой-то чудной, он летом все лизунцы им таскал, так они его и не боятся вовсе.
Андрей. Ну?
ОН. Не нукай, не запряг еще! С маленького пользы никакой - ни мяса, ни рогов. Я бы его стрелять и так не стал. А Василь Палыч испугался, что я его стрельну и толконул меня в сторону.
Андрей. Ну?
ОН. Не нукай, сказал. Я и выстрелил. Случайно, понимаешь? Случайно!
Андрей. Ну?
ОН. В телку, она рядом с ним была.
Андрей. Убил?
ОН. Ранил.
Андрей.  И что, вы ее там раненую бросили?
ОН. А что нам было делать? Она убегла, между прочим. Не стояла, не ждала, пока мы ей первую помощь оказывать будем. Она же зверь. Сначала мы по следам шли, а потом и след потеряли.
Андрей. Зачем по следу шли?
ОН. Ну, не знаю. Посмотреть, сильно ли зацепили.
Андрей. И что?
ОН. А то, что ушла она. Все стадо ушло.
Андрей  А Бэмби?
Клаша  Слышишь? Это кто такой будет-то?
ОНА. Помолчите, Клавдия Ивановна!
ОН. Он по кустам ховался. Боялся.
Андрей. Он что, со стадом не ушел?
ОН. Да он несмышленый еще, ломанулся в другую сторону, а там ивняк низкий, пока продрался, все уже убегли.
ОНА. Мальчики, если мы сейчас не поедем, то уже поздно будет на трассу выезжать. По темному нам не выбраться
Клаша. Да на какую такую трассу-то? Автобусы не ходят, говорю вам. Завалило дорогу. Кердык!
Андрей. Подождите вы!
Клаша. Чего ждать-то? Берите топор и идите рубить. Сколько можно народ мучить?
Андрей. Замолчите! А что будет  с ним – без мамы?
Колаша. Это он про кого?
ОНА. Про Бэмби… тьфу! Про теленка.
Клаша. А! Не выживет, так помрет. К ноябрьским мясо будет.
Андрей. Мясо… Уезжать надо, срочно уезжать! Куртка…, куртка… (убегает наверх в комнату)
Клаша. Петь, где топор?
ОН. Мамаш, какой топор? Ты же видишь, что я при параде. Пусть сами  рубят. А я – все, отрубился.
Клаша. Так они не смогут.
ОНА. Ладно, лыжник, уважь народ, в последний раз.  
ОН. Ты что, я ж в костюме.
ОНА. На, халат накинь. А я пока Василь Палыча разбужу. Ехать надо (направляется в комнату)
Клаша. Ты куда?
ОНА, Василия Павловича разбудить.
Клаша. Какого такого Василь Палыча? Ты чего, девка?
ОНА. Уже поздно, а он ехать сегодня собрался.
Клаша. Так нету его там.
ОНА. Что?
Клаша. Нету его, говорю.
ОНА. А где он?
Клаша. Уехал он.
ОНА. Как уехал? (бросается в комнату.)
Сверху спускается Андрей.
Андрей. Кто?
Клаша. Что «кто»?
Андрей. Уехал кто?
Клаша Папаша твой.
Андрей  Куда это он?
Клаша Ясно куда. Домой.
Андрей. Как домой?
Клаша. Сказал, что устал тут от такого отдыха.
Андрей. Погодите, Клавдия Ивановна, то есть, как это он домой уехал. Когда?
Клаша. Утром еще.
Андрей. А как же я?
Клаша. А он не сказал.
Андрей. Как не сказал?
Клаша. Я ж сказала, никаких поручений мне Василий не давал. Велел только вам конверт передать. Вот.
Андрей (берет конверт) Пятьсот рублей. И все. Без записки.
Андрей опускается на стул, из комнаты появляется ОНА, садится рядом с Андреем.
Андрей. Ну?
ОНА молча отрицательно качает головой
Клаша.  И правильно. Нечего на отца родного так кричать, у-у-у-у, срамота….
ОНА. Да замолчишь ты наконец!
Клаша.  Безобразничать только и умеют. Ты чего расселась? Ведро бери, тряпку, пол вымыть надо.
ОНА. Чего-то я не понимаю, как это он уехал.
Клаша. Тьфу ты, и она туда же.
ОНА. Даже не попрощался. Ну ладно они  его достали – а меня за что?
Андрей. Он в меня целился. А  тебя так… промахнулся, случайно задел.
ОНА. Не понимаю.
Клаша.  А тут и понимать нечего -  сел на жип и уехал.
Андрей. На джип Клаша, на джип.
Клаша. Печь затопи, всю комнату выстудили.
ОНА  встает, подходит к печке, вынимает из корзины полено, внимательно рассматривает его, потом подходит к Петьке.
ОНА. Петь, в печь не залезет, разрубить надо.
Петька подскакивает, хватает полено, бросается к Клаше, хватает ее за грудки.
ОН. Где он? Где?
Клаша. Ты чего? Ты чего? Отстань, слышишь, отстань!
ОН. Я спрашиваю тебя, куда он делся?
Клаша. Не брала я, Петюнь.
ОН. Лучше по-хорошему говори, куда дела?
Клаша. Да пусти ты, черт!
ОН. Где он?
Клаша. Да на кой ляд он мне нужен, твой топор-то?
Петька рывком толкает Клашу на диван.
ОН. Он должен был МНЕ конверт оставить Мне. Он мне должен!
 Петька убегает в комнату, оттуда доносится шум падающих вещей.
Клаша. Совсем сдурел паря. (Тихо поднимается и бочком выходит из комнаты)
Из комнаты появляется ОН, присаживается на стул рядом с Андреем.
Андрей. Ну?
ОН. Ничего.
Андрей вздыхает, лезет в карман, достает конверт с деньгами, потом лезет в другой карман, достает смятые бумажки, кладет сверху конверта.
Андрей. Может, хватит?
ОН отрицательно качает головой. Андрей вытряхивает остатки денег из карманов куртки, брюк, из кармашков рюкзака. Но Петька продолжает отрицательно мотать головой. Приоткрывается входная дверь,  высовывается Клашина голова.
Клаша. Все уже собрались.
Андрей. Цыц!
Петька встает, снимает пиджак, аккуратно вешает его на спинку стула, развязывает галстук, ОНА протягивает ему халат, ОН берет из под корзины топор и выходит за дверь.
ОНА (берет ведро, тряпку). Я пойду приберусь.
Андрей. Чего?
ОНА. Пойду пол помою.
Андрей. А!
ОНА. Ночевать же.
Андрей. Автобусов, говоришь, нет?
ОНА. Развезло.
Андрей. А когда будут?
ОНА. Когда подсохнет.
Андрей. А когда подсохнет?
ОНА, Кто ж знает.
Андрей. А может, кто из города приедет? (ОНА отрицательно качает головой и уходит в комнату.)
Андрей остается один. Ходит по комнате. Смотрит на свои вещи. В окно. Садится.  Начинает машинально крутить ручку приемника. Слышится шум настройки, а потом мелодия (отрывок 10). Андрей некоторое время сидит, потом вскакивает и начинает спешно переодеваться – снимает красивый свитер, ботинки, натягивает сапоги и куртку.
Андрей. Петь, погоди, я с тобой! Петь! (Выбегает из комнаты.)

Сон последний.
На авансцене сидят ОН и Андрей .Между ними стоит приемник, лежит топор, какие то рваные тряпки, ружье. Внешний вид Андрея резко изменился, он одет в старую Петькину куртку, на ногах  грязные сапоги. На Петьке – свитер Андрея, его бейсболка. Им снился одинаковый  сон, и они рассказывают его, перебивая и дополняя друг друга.
Андрей. Мне вчера сон снился.
Петька. Мне тоже вчера сон снился.
Андрей.  Как будто мы едем в поезде: я, ты и Светка.
Петька. Точно! И мне тоже самое снилось. Утро, мы уже проснулись, а Светка еще спит.
Андрей. В купе солнечно, на столе чай в звенящих подстаканниках, печенье, неровно нарезанный лимон, а мы играем …
Петька. В карты.
Андрей. В шахматы.
Петька. А на полке - лыжи!
Андрей. Горные.
Петька. Пускай горные. Все равно.
Андрей. Лыжи - они лыжи и есть. И вот остановка и  мы выходим на перрон, немного погулять.
Петька. А Светка все спит.
Андрей.  На перроне народу – видимо-невидимо, и все тоже с лыжами едут.
Петька. А у меня - только мы с лыжами.
Андрей. Ну, пускай так.  На перроне  солнечно, снег лежит такой чистый, белоснежный, искрящийся, что слепит глаза.
Петька. И мы с тобой прохаживаемся по перрону  и спорим.
Андрей. Нет, просто разговариваем.
Петька. Да спорили мы, вспомни, спорили  об очень важных вещах. И ты понимал, что не прав, но признаться в этом  тебе было неудобно.
Андрей. Не то чтоб неудобно, просто я был не уверен, что не прав.
Петька. Да ладно тебе! Понятное дело, что признаваться всегда неудобно.
Андрей.  И тогда я сделал вид, что мне надоело разговаривать. И начал лепить снежки. И кидать - в тебя и в нее.
Петька. А Светка как на перроне оказалась?
Андрей. Не помню. Наверно, проснулась и вышла.
Петька. Да нет, мы ей в окно стучать стали, чтоб разбудить.
Андрей. Этого я не помню.
Петька. Ладно, давай с того  момента, как Светка на перрон вышла.
Андрей. Так вот, я леплю снежки и кидаю в тебя и в нее.
Петька. А Светка смеется и тоже кидается в нас снежками.
Андрей. И вдруг я вижу, что около станции стоят лоси.
Петька. Нет, лоси так близко к месту, где людей много, не подойдут.
Андрей. Ну, а  эти подошли. Это же сон.
Петька. Не подойдут.
Андрей.  Хорошо, пускай это большая станция, и там около вокзала как бы маленький зоопарк.
Петька. Где это ты такую станцию нашел?
Андрей. Ты не понимаешь что ли, это сон!
Петька. Хорошо, давай дальше.
Андрей. Так вот, стоят там лоси, и от них пар идет. Все стоят – и вожак, и телка с малышом.
Петька. Ну не подойдут они, тем более с малышом, так близко.
Андрей. Ты же согласился, чтобы там зоопарк был.
Петька. Ладно, проехали. Только тогда пусть Светка снежками в них тоже кидается.
Андрей. Можно. И мы бежим к ним, чтобы дать им лизунец…
Петька. Печенье лучше. Они печенье соленое очень любят.
Андрей. Печенье. И вдруг мы видим, что поезд начинает медленно двигаться…
Петька. И что ж, мы опять везде опоздали?
Андрей. Нет, почему же. Мы естественно, поворачиваем и бросаемся  догонять поезд, вскакиваем  в него на ходу и машем лосям. Поезд набирает ход, в лицо летит снежная пыль, в глаза бьет солнце, и так здорово от всего от этого.
Петька. А хорошо, что мы на поезд успели.
Андрей. Только мне становится очень обидно, что я так и не смог их погладить.
Петька.. А мне снилось, что смог.
Андрей. Нет, не смог.
Петька. Смог.
Андрей. Не смог.
Появляется Света.
Света. А вот и я!
Андрей. Быстро ты обернулась!
Света. А я скорая. У меня и мама такая.
Петька. Чего принесла?
Света. Что заказывали (начинает вынимать из сумки бутылку, консервы, хлеб, что-то завернутое в бумагу)
Андрей. О-о-о, сколько всего вкусного!
Света. Сдача еще осталось, вон сколько.
Андрей. Себе оставь.
Петька. Свет, открывашки нет?
Света. Вот, я на всякий случай прихватила.
Андрей. Молодец! За  хозяйку будешь.
Света раскладывает  на газете еду, открывает банки консервов
Света. Андрюш, там в магазине штуку такую завезли интересную.
Андрей. Да?
Света. Все брали.
Андрей. Ну?
Света. Я тоже купила, она не дорогая. Ты не сердишься?
Андрей. Купила - и молодец.
Петька (достает карты). Партеечку будем?
Света (разворачивает бумагу, достает «Летающую тарелку»). Вот.
Петька. Это что?
Света. Тарелка.
Петька. И что?
Света. Турецкая.
Андрей. Это играть. Кидай мне.
Светка бросает «тарелку», та неуклюже катится в сторону.
Андрей. Да не так (встает, поднимает тарелку). Я кидаю, а ты лови. (кидает Светке «тарелку», та не очень ловко ловит ее). Теперь ты мне. (Она кидает Андрею, тот ловит и снова кидает). И еще разок!
Петька. Эй, эй, а мне?
Музыка усиливается. Ребята вскакивают, кидают тарелку друг другу, смеются.
Андрей. А теперь мне…
Света. И мне…
Петька. А мне-то, мне!
 

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования