Общение

Сейчас 786 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

Сказка в двух действиях
Действующие лица
Андрей.
Л иза.
Принцесса.
Ежиха.
Кикимора.
Железные   рыцари — Правый  и Левый.

Действие лервое
Растет старый лес между двумя городами, У кого нет фантазии — для того он малень­кий и хилый, а у кого есть — для того большой и дремучий. Посреди леса три сосны, вокруг них кустики да кочки, а по краям два железных рыцаря, обго­ревших и проржавелых. Сразу видно, что давно они тут стоят. Очень давно] Только ветер гудит иногда в их пустых шлемах и латах, рассказывая на своем языке о пе­чальной участи этих металлических бе­долаг.
Кикимора (вводит). Ну что, лесочек род-ненький, привет! Давненько мы с тобой не виделись. (Принюхивается.) Вот и болот­цем моим родным попахивает. (Кричит ле­су.) Только не подумайте, что я по вас соскучилась! Меня нужда пригнала. (Сбра­сывает с плеч мешок.) Вот. Поручение у меня. Можно сказать —городской важно­сти. Мне Андрюшу-дурачка погубить надо. (Горестно вздыхает.) Нет, нет мне покоя на этой земле. (Разглядывает зал.) Чего уставились? Кикиморы, что ли, никогда не видели? Кикимора — это имя мое. А фа­милия моя Городская, в девичестве Бо­лотная. (Поет.)
Хоть родилась я в болотце, Но давно я городская, Отрицательных эмоций Всем соседям натаскаю. Пусть попрыгают, поплачут, Пусть попляшут и поскачут. Поскулят и потоскуют, Попищат и покукуют. Мне от ихнего расстройства На   душе   благоустройство. И пока весь мир не вымер — Зто музыка кикимор.
Только   где   же   этот    Андрюшка-дурачок - болтается? Меня за ним послали, а я впе­реди него бегу...
В кустах что-то зашуршало. (Насторожилась.)  Кто там?.. А, Ежиха... Ежиха выходит из кустов.
А ты все подглядываешь да подслушива­ешь?
Ежиха (фыркает от смеха). А как же!.. Я при дворе его величества возглавляла мини­стерство подробностей.
Кикимора. Тут тебе сейчас подробностей на­валом будет.
Ежиха (весело). Нет возражений. Без подроб­ностей жизнь, как дерево без листьев.— тоска. Подробность — это тон каждого ин­струмента в оркестре, это еле заметный мазок на картине художника, это неожи­данное слово в устах поэта...
Кикимора. Да знаю я, знаю... Сама не пер­вый год этим делом занимаюсь. Бывает, такую подробность человеку подкинешь, что он потом всю жизнь не очухается.
Ежиха. А ты-то чего в лес заявилась? В бо­лоте своем родном слегка поподличать или у тебя что посерьезней?
Кикимора. Куда еще серьезней. У меня по­ручение, можно сказать, городской важно­сти: Андрюшу-дурачка погубить. Злодей он, чистый злодей. Такого и погубить не грех.
Ежиха. Злодей? Это очень интересно! А нель­зя ли узнать какие-нибудь подробности его злодейства?
Кикимора. Подробности самые ужасные... В нашем городе живут три брата Андрю-шиных. Они главные мусорщики нашего города. За выдающиеся заслуги перед го­родом им даже присвоено звание мусор­ных королей! Братья эти все в дом тащат, а Андрюша в тот же день все их добро кому попало отдает. Ворота запирали — он в дверь отдает, дверь запирали — он в окно, окно запирали — в форточку отдает.
Ежиха. Больной он, что ли, или заклятье над ним висит?
Кикимора. Тайна это, но тебе скажу. Зак­лятье над ним такое: кто у него чего по­просит, то он тому и отдавать должен. Но лопнуло терпение у братьев, и послали они его в лес: «Вот, говорят, тебе вместо саб­ли прутик березовый, саблю тебе доверять нельзя — отдашь кому-нибудь. Иди, гово­рят, себе принцессу богатую завоевывать, а без полцарства даже и возвращаться не думай».
Ежиха (смеется). Как же ты губить его бу­дешь?
Кикимора (развязывает свой мешок, достает таблички с надписями «Налево», «Напра­во», «Вверх», «Вниз», молоток и гвозди). Первым делом я к деревьям таблички эти прибью. И все наоборот. (Прибивает.) Это чтобы он в трех соснах заплутался... Во-вторых, вот это у меня припасено. (Доста­ет что-то из мешка, разводит руки в сто­роны.)
Ежиха. Что это?
Кикимора. Веревочка невидимая. А вокруг нее камней острых набросаю. Он о вере­вочку споткнется и так шлепнется да грох­нется, что все кости себе переломает! (Во­сторженно.) Хороша подлость?
Ежиха (качает головой). Хороша... А если не разобьется?
Кикимора (достает из мешка лопату). Тогда я ему яму секретную в лесу выкопаю. Со дна ямы отдать нечего — вот он там и по­мрет от тоски. А яма не поможет — капкан на него медвежий поставлю. (Достает кап­кан, показывает, как он. страшно щелка­ет.) А когда попадется он в этот капкан, тогда уж я принцессе твоей приятного ап­петита пожелаю... Как она, красавица на­ша? Все ползает да прыгает?
Ежиха (вздыхает). Как всегда. Утром змеей
двухголовой, а вечером жабой.    v
Кикимора. Успевает она переодеваться-то? Из змеи в жабу, из жабы в змею?
Ежиха. А как же... Я ведь при дворе его ве­личества возглавляла также министерство переодеваний.
Кикимора. И чего это ее так по-чудному за­колдовали?
Ежиха. Чтоб трудней расколдовать было.
Кикимора. Да неужели такое колдовство кто-нибудь расколдовать сможет?
Ежиха. Сможет. Тот, кто змею на груди при­греет и жабу уродливую поцелует.
Кикимора. Ну, жабу-то с пьяных глаз мож­но и поцеловать. А вот змею на груди при­греть— это же надо полным дураком быть.
Ежиха (встревожилась). Погоди, погоди... Это довольно неожиданная подробность... Толь­ко нам и не хватало, как за дурака замуж выйти.
Кикимора. А что? С дураком жить веселей. Над ним хоть посмеяться можно. Вон у нас весь город над Андрюшей-дурачком от хохота надрывается. Даже по радио про него смешные новости передают.
Ежиха (заносчиво). Принцесса с приданым в полцарства может найти себе жениха и поумней.
Кикимора. Больно долго ищете. Скоро сто­летие праздновать будем.
Ежиха. Ну и подлая же ты баба, Кикимора! Все-то твои подробности из-за угла, ис­подтишка, незаметненько... Нет, мы по-другому сражаемся. У нас бой открытый и честный.
Кикимора (показывает на рыцарей). Вот они, следы вашего честного боя. Вы того только побеждаете, кто вас победить не может. Но и на вас сильный найдется.
Ежиха. Силу силой не перешибешь. Но есть штука и посильней силы.
Кикимора. Это что же?
Ежиха. Ишь, чего знать захотела. Такая под­робность может быть известна только ми­нистру подробностей... (Показывает на рыцарей.) Эти тоже за богатством гна­лись. Да куда гнались, там и остались... Ну что ж, видно, надо к бою готовиться. Раз он за полцарством идет —значит, он по нашей части.
Кикимора. А я как же?
Ежиха. А ты убирайся-ка поскорей из этого леса. Мы и без тебя справимся.
Кикимора. Да ты что? Ты знаешь, чего мне обещали, если я задание выполню? Спе­циально для меня при магистрате Бюро Подлых Услуг организуют.
Ежиха. Уходи. Нам самим поразмяться пора. А то уж к нам лет двадцать никто не за­глядывал. Не верят они, что ли, теперь в принцесс с полцарством?
Кикимора    (упрямо).  Не  уйду!
Ежиха. Не дури, Кикимора. С моей Принцес­сой шутки плохи. Она ведь не только твое­го Андрюшу, но и тебя саму может на ог­не поджарить.
Кикимора (жалобно). Пожалей ты меня, дай мне Андрюшу погубить. Ведь с магистра­том моим тоже шутки плохи. Если не удастся мне его погубить — меня наказание страшное ждет.
Ежиха (с иронией). Да ну? Какое же нака­зание?
Кикимора. Меня из отдельной квартиры пе­реселят в отдельный особняк.
Ежиха, Ты что же, теперь не в коммуналке живешь?
Кикимора (малнула рукой). Я коммуналь­ную свою квартирочку как сладкий сон вспоминаю. Кухня общая была — одно наслаждение. То огонь на плите подба­вишь— все горит, то соли в мясо насып­лешь— соседи едяг, давятся... (Мечтатель­но.) А то, бывало, кусок мыла соседке в. суп бросишь... Крик, шум, скандал — кра­сота! Так хорошо жили... Нет же, гады, выселили меня в однокомнатную.
Ежиха (хохочет). Кому же ты там теперь пакостишь? Самой себе?
Кикимора. Конечно, отдельноквартирные па­кости это тебе не общеквартирные, но и тут, если с умом, прожить можно. (Усме­хается.) Домишко-то у нас в двадцать этажей. Надо мной девять да подо мной десять. (Весело.) Я себе недавно туфли на
высоких каблуках купила. Вот таких. Два раза руку и ногу себе ломала. Но зато у соседей над головой ходишь —словно гвоз­ди в голову им вбиваешь!.. Слушай, а те­бя-то зачем заколдовали?
Ежиха. А я сама. Как узнала я, что девочку мою заколдованную одну в темный лес отправляют,—бросилась королю в ноги! А король мне говорит: «Нет, милая фрей­лина, нет. Она должна одна пройти свой крестный путь. По крестному пути вдвоем не ходят». Забилось мое сердце, задрожа­ло. Вынула я из ушей серьги чудесные. Та­кие дорогие и красивые серьги только у меня одной во всем королевстве были. Камни — как светлое небо в полдень, а бриллианты — как чистые звезды в пол­ночь.
Кикимора. Да ну? Вот бы взглянуть на та­кие!
Ежиха (горестно). Их теперь дочка волшебни­ка носит... А про меня король думает, что я в реке утонула.
Кикимора.  Так  ты,  значит,  добровольно?
Ежиха вздыхает.
Ну и ну!  Я думала, ты умней.
\ Где-то рядом  слышна песня Андрея.
Во! Явился не запылился. Надо скорей ве­ревочку незаметную натянуть. (Ставит Андрею первую ловушку.)
Ежиха. Ладно, Раз у тебя такое поручение — давай прокручивай свои мелкие подлости. А потом уж мы всерьез за него возьмемся.
Ежиха   и   Кикимора   прячутся.
Андрей (входит в огромном полушубке и ме­ховой шапке, осматривается). Тю!.. Ишь ты, лес-то какой перепутанный. Конечно, полцарства это хорошо. Да только в та­ком лесу и голову потерять недолго... (Яоет.)
Потерять можно все, Где — и сам не знаешь, Только то, что отдал, Ты не потеряешь.
Лиза (входит с коромыслом, на котором два ведра с водой).
Много денег скопил человек. Все вокруг бедняками казались. Да не вечен бывает и век,— Сам  он умер,  а деньги остались.
Андрей.Потерять можно все, где — и сам не знаешь, Только то, что отдал, Ты не потеряешь.
Тю... А ты откуда мою песню знаешь?
Лиза   (пожимает плечами). Ты поешь — и я за­пела.
Оба весело смеются.
Андрей. Ты кто такая?
Лиза. А ты кто такой?
Андрей. Я Андрюша-дурачок из Делового города.
Лиза. А... мусорный принц... Целый год уже прошел, как я впервые о тебе услышала...
Андрей.   Ну что, сильно тогда веселилась?
Лиза. Нет, я забилась в свой темный уголок и там тихо радовалась.
Андрей. Тю... Чему же ты радовалась?
Лиза. Что не одна я такая на всем белом свете.
Андрей. Ты что, тоже дурочка?
Лиза.  Угу.
Андрей. А как тебя зовут?
Лиза. Елизавета. Елизавета-дурочка из Весе­лого города.
Андрей. А... знаменитая сиротка... И я про те­бя слыхал. А чего это ты с ведрами? Что, у вас в городе водопровода, что ли, нет?
Лиза. Это меня кикиморина дочка — она те­перь в наш город переехала — попросила болотной воды ей для ванной наносить.
Андрей.   Хоть  заплатит  она  тебе?
Лиза. Дождешься от этой жадины. Да еще просит болотной водой все стены вымыть, чтобы душистые были.
Андрей. А самой небось дома полы помыть некогда?
Лиза (вздыхает). Сам знаешь... Кто меня чего помочь попросит —я никому ни в чем от­казать не могу. Видно, заклятье на мне такое. Я давно уж заметила: кто послабей да подобрей — на том и заклятье висит. А кто половчей да позлей — те без всяких заклятий по земле бегают.
Андрей (покачивает головой). Мудрено го­воришь... А может, оно и правда... Тогда за что же тебя люди дурочкой зовут?
Лиза    (смеется).  Значит,  знают за  что.
Андрей. Никак не пойму я, почему же тебя, дурочку, умные к себе в помощники зовут?
Лиза. А потому что я во всякой работе очень быстро соображаю.
Андрей. Тю... Так какая же ты дурочка, если хорошо соображаешь?
Лиза, Так ведь это я для других быстро сообра­жаю. А как начну про себя думать — как быть да жить, да что с собой делать — так ума не приложу. Стою как вкопанная, и-ни туда и ни сюда.
Андрей (смеется). А!.. Ну, тогда и вправду-дурочка.
Лиза (смеется). А как же! Люди знают, что. говорят... А тебя чего в лес понесло?
Андрей. Братья послали. На принцессе здеш­ней жениться. Говорят, за ней в приданое полцарста дают.
Лиза (испуганно). Ты что! Ты что! Ты на этих рыцарей погляди. Они за тем же сюда шли. Так от них даже косточек не оста­лось. Только ветер в пустых латах гудит.
Андрей. А ты откуда знаешь?
Лиза. Попробуй качни их легонько, и сразу тебе ветерок лесной в ответ песенку их пропоет.
Андрей качнул одного рыцаря, Лиза — дру­гого. И то ли ветер в них запел, то ли са­ми рыцари — толком не разберешь.
Правый рыцарь.
Я жаждал так богатства,
Что мне не сиделось на месте.
Мечтал захватить полцарства,
А вместе с ним и принцессу.
Но в этом лесу ужасном
Все оказалось напрасным.
Лишь ветер гудит зловеще
В моем заржавевшем теле.
Вещи!
Вещи!
Вещи!
Давно они все истлели. Левый  рыцарь,
Я там мечтал о короне,
Что мне не сиделось на месте.
Увидеть себя на троне.
Пусть даже вместе с невестой!
Но в этом лесу ужасном
Все оказалось напрасным.
Я рвался вперед к победе.
Но делась она куда-то.
Где ты?
Где ты?
Где ты?
Остались пустыми латы. Лиза.  Тут только два рыцаря стоят. А знаешь,
сколько их по всему лесу разбросано? Андрей    (задумчиво   отвечает  своей  давниш­ней песенкой).
Потерять можно все,
Где —и сам не знаешь.
Только то, что отдал,
Ты не потеряешь. Лиза   (усмехается). Давай, давай отдавай — не
задерживайся.  Сейчас   не   отдашь — потом
все равно отберут. Сначала руки-ноги свои
отдай, потом голову... И все   за   какую-то
злобную принцессу. Змея она подколодная,
принцесса   эта.   Небось  уродлива  так,  что
хуже жабы уродливой! Андрей. Мне домой возвращаться некуда. Так
что я все равно пойду.
Лиза. Вот и шубу свою вместе с шапкой то­же жабе этой отдай... Погоди-ка... (Смеется.) А ты чего это шубу посреди лета на­дел?
Андрей. А вдруг я ее до зимы не найду, прин­цессу эту? А зимой шуба ой как приго­дится.
Оба смеются.
Веселая ты, вот тебя все о чем-нибудь и просят.
Лиза. А чего же ты меня ни о чем не попро­сишь?
Андрей. Да некогда мне просить. У меня у самого все время просят. Да и о чем про­сить-то? Дурак дурачку не помощник.
Лиза. Да и не помеха. (А сама смехом зали­вается.) A ты попроси меня, чтобы я тебе невесту помогла найти.
Андрей. Так ведь я же в лес дремучий иду. Там страшно,
Лиза. А здесь больно весело. Вот я и отдохну немного в том дремучем лесу от здешне-го-то веселья! И от смеха устать можно. Особенно тому, над кем смеются.
Андрей. Ну, пошли так пошли. Все вдвоем веселей. А как же ведра? Тебе ж нести надо.
Лиза. А вот найду тебе в лесу невесту, потом и ведра занесу.
Андрей. Так с ведрами и пойдешь?
Лиза. А что? Я к ведрам привычная.   (Поет.) Сто кроватей купил человек, Но не знал, на какую ложиться. Целый год не смыкал своих век, И  пришлось  ему  с жизнью  проститься.
Андрей.
Потерять можно все,   ' Где — и сам не знаешь, Только то, что отдал, Ты не потеряешь.
Лиза.
Защищая друзей, человек Всех врагов у друзей уничтожил. Но под взглядом прищуренных век И друзья на друзей не похожи.
Андрей.
Потерять можно все, Где — и сам не знаешь. Только то, что отдал, Ты не потеряешь.
Вдруг раздается маршевая музыка, и ра­диоголос объявляет.
Голос. Внимание! Внимание! Говорит радио­станция Голос Делового города... Начина­ем минутку радиоотдыха.
Кикимора и Ежиха высовывают из кустов свои физиономии, внимательно слу­шают.

Из достоверных источников нам стало из­вестно, что Андрюша-дурачок отправился в лес искать Принцессу с приданым в пол­царства.
Слышен далекий смех,
В связи с этим ситуация для нашего горо­да складывается как при самой лучшей деловой конъюнктуре. Мы не можем ничего проиграть, а можем только выиграть. Если Принцесса победит дурачка, мы сможем поздравить мусорных королей с предстоя­щим разбогатением. А если дурачок побе­дит Принцессу и получит в приданое пол­царства— всем жителям нашего города на­долго хватит, что у него выпрашивать.
Взрыв дружного хохота.
И в результате наш город станет на пол­царства богаче.
Далекие крики «ypat».
Радиоотдых закончен. Желаем вам немно­го поработать и много заработать.
Одобрительный смех.
Лиза. Это ведь они над тобой смеются. Андрей,   Тю... Да пусть смеются, если им ве­село.
Зазвучала вальс и позывные другого радио: «Ха-ха-ха! Хо-хо-хо! Хе-хе-хе!»
Голос. Говорит РВГ — Радио Веселого горо­да... Нас часто спрашивают: где сейчас Елизавета-дурочка? И это понятно. Ведь сколько еще на свете есть милых добрых людей, которые хотят, чтобы им кто-нибудь помог.
Лиза. Было бы чем помогать, а кому помо­гать — всегда найдется.
Голос, Отвечаем на ваш вопрос. В настоящее время Елизавета-дурочка пошла в лес за болотной водой для кикимориной дочки.
Веселый смех.
Кстати о воде... Недавно прошел слух о том, что вода с Южного полюса — реко­мендуется три раза в день по десять ка­пель воды на стакан вина — делает чело­века настолько умным, что он бросает лю­бую работу и начинает веселиться днем и ночью.
Ликующие крики «ура!».
С просьбами о доставке воды просим обра­щаться к Елизавете-дурочке.
Дружный смех.
Желаем вам никогда   не   работать, а всю жизнь весело отдыхать.
Крики «ура!». Звучит вальс.
Лиза.   Ох, до чего же они мне все надоели!
Андрей (смеется). Ну, раз надоели, то пошли. (Делает несколько шагов, натыкается на невидимую веревочку и падает.)
Лиза   (испуганно). Ты ушибся?
Андрей (смеется). Да нет, я в этой шубе как на перину упал.
Лиза (исследует место, еде упал Андрей, на­щупывает невидимую веревочку). Чудно... Такая же веревочка невидимая у кикимо­риной дочки имеется. Она с ней аттракци­он придумала. Натянет поперек улицы эту веревочку, а вдоль улицы трибуны строит для тех, кто хочет посмотреть, как другие падают. (Грустно.) Одни падают, а другие над ними смеются. (Вздыхает.) Большие деньги ей этот аттракцион приносит... Ох, Андрюша, чует мое сердце, лучше бы нам не ходить в этот лес.
Андрей. Мне без принцессы никак нельзя — братья домой не пустят. А тебе что... Те­бя, вон слышала, весь город ждет.
Лиза. Куда ж я теперь от тебя денусь? Ведь ты меня помочь попросил... Ладно, пошли твою принцессу искать. (Сворачивает не­видимую веревочку.) В хозяйстве все при­годится. (Подходит к трем соснам, рас­сматривает кикиморины таблички.) Тут и разобраться-то невозможно...
Андрей. Тю... А чего разбираться? Пошли ку­да глаза глядят — вот и вся дорога.
Лиза   и  Андрей уходят. Из кустов вы­лезают Еж их а  и  Кикимора.
Ежиха    (смеется).   Не   сработала   твоя   под­лость, Кикимора! Кикимора   (угрюмо). Первая не сработала —
вторая сработает. Ежиха.   Сильно сомневаюсь.   Видно, придется
нам самим   их   поджарить   и   проглотить...
(Искренне.)  А жаль...  Добрые   они оба —
вот люди над ними и смеются...  (Поет.)
К добрым все пристают
По любому случаю.
Добрым жить не дают —
Беспрерывно мучают.
Просят те и не те,
Эти и не эти,
Просто нету житья
Им на белом свете. Кикимора   (поет).
Только злым хорошо —
Ходят грозной тучею.
И не их, а они
Всех на свете мучают.
Просят то и не то,
Это и не это.
И не их, а они
Всех сживут со света.
Ежиха.
Но у доброй души Дальний путник греется. К ней навстречу спешит, На нее надеется. Доброты красота Славится по свету: Ведь на добром лице Злых морщинок нету.
Кикимора. А без морщинок только кукла не­живая живет. Морщины у того, кто дума­ет. Вот у дураков морщин нет — им ведь думать-то нечем, да и не надо.
Ежиха (с иронией), А у тебя, значит, морщи­ны от дум?
Кикимора. Конечно.
Ежиха. О чем же ты думаешь?
Кикимора. О том, как бы в отдельный особ­няк не загреметь.
Ежиха, Да что ж на тебя отдельный особняк такой страх нагоняет?
Кикимора (чуть не плачет). Последней ра^-дости я в нем лишусь.
Ежиха (хохочет). Какой радости?
Кикимора. Телевизор от стенки к стенке пе­реставлять.
Ежиха (поражена). Зачем?
Кикимора. А как же... Вот я на той неделе поставила телевизор прямо экраном впри­тык к стене, чтобы звук в одном направле­нии шел, и включила его на самую пол­ную громкость... Ну, соседи за стеной, естественно, взвыли, прибежали в гости, кричат: мол, нельзя ли потише? А я им под нос конституцию: свобода слова, она же свобода звука... Они мне его разбить пригрозились, а я им — неприкосновенность жилища: «Закон такой, говорю. Со мной, хо-хо!.. шутки плохи. Я все законы на­изусть знаю!..» А они на меня глаза вы­таращили, словно с Луны свалились и и впервые о законах слышат. Да и то вер­но. Они люди тихие, мирные. Зачем им про законы знать, когда они и так всего боятся. Три дня они возмущались, а на четвертый, смотрю, кланяются. (Передраз­нивает соседей.) «Нельзя ли, глубокоува­жаемая?.. Мы были бы вам чрезвычайно признательны...» А я все поняла: дошли, значит... И сразу им говорю: «Не надо лишних слов!» — и в тот же вечер теле­визор к противоположной стене перестави­ла. Пускай теперь у меня и другой сосед тоже попрыгает... А в особняке кого я те­левизором глушить буду? Саму себя, что ли?
Ежиха (смеется). Ох, Кикимора, попадешься ты когда-нибудь!
Кикимора. Не попадусь. Я с детства привык­ла сухой из воды выходить. На то я и Ки­кимора.
Ежиха (смеется). Бывшая Болотная, а теперь Городская.
Яад лесом вспыхивает зарница.
Кикимора. Гроза, что ли, будет?
Ежиха. Да нет... (Нежно.) Это девочка моя ласковая с огнем играет. Пробует, как он из голов ее змеиных вылетает. Вроде ут­ренней зарядки.
Кикимора. Красивая она у тебя?
Ежиха. Очень. Только красоты ее уже много лет никто не видел.
Кикимора (просительно). Ты уж уговори ее, чтобы не торопилась она. Я и так Анд­рюшку-дурачка погублю... Ну ладно был бы он рыцарь какой. Рыцари — это по ва­шей части... А так что... дурачок город­ской— да и только.
Ежиха. Я сама с ним поговорю. Проверю, ры­царь он или нет. А тогда уж и решим, кто его губить будет: ты или мы.
Слышна приближающаяся песня.
Идут... А кто это с ним такая? Кикимора.    Елизавета-дурочка    из    Веселого города.  Да   на  нее  и  внимания  обращать не стоит.
Входят   Андрей    и    Лиза.   Ежиха    и Кикимора прячутся.
Лиза (продолжает рассказывать). И ведь по­нимаю, что другой раз глупость какую-ни­будь просят или просто так, для смеха... Мне бы повернуться, уйти... А я перебороть себя не могу — все равно делаю... Зато когда и вправду кому-нибудь поможешь — целый год душа поет, а когда душа поет, ноги сами собой приплясывают.
Андрей. Гляди-ка, опять туда же пришли... Я с крыши нашего дома смотрел, так ле­сок этот даже маленьким кажется. А тут ходим-ходим... Да брось ты хоть ведра-то свои! Найдем принцессу — за болотной во­дой дело не станет.
Лиза. Да набрала ведь уже. Чего ж выли­вать... А ты что хромаешь?
Андрей. Не знаю... Ногу чего-то потягивает, да и руки какие-то вялые.
Лиза. Может, посидишь?
Андрей. Сидя принцессу не дождешься. По­шли-пошли...
Ежиха (выходит из-за куста). Подожди, Анд­рей, мне с тобой поговорить надо.
Андрей. Ну?
Ежиха. Ты, говорят, Принцессу заколдован­ную ищешь?
Андрей. Угу.
Ежиха. Ты что, влюбился в нее, что ли?
Андрей. Тю!.. Как же я в нее влюблюсь, если я ее и не видел даже.
Ежиха. Принцессы на то и принцессы, чтобы в них не глядя влюблялись.
Лиза. Не глядя можно только в самого себя влюбиться.
Ежиха. А тебе, Елизавета, раз ты дурочка, умных вещей говорить не положено... Так, значит, не влюбился ты...
Андрей. Нет.
Ежиха. А может, ты королем стать мечтаешь?
Андрей. Не.
Ежиха.  Подвиг совершить хочешь?
Ан др ей. Не-е...
Ежиха.  Зачем же тебе тогда Принцесса?
Андрей.   Полцарства   в   приданое  получу.
Ежиха. Да что толку тебе от полцарства? Все равно ведь раздашь и опять нищим ста­нешь.
Андрей. Не... Полцарства надолго раздавать хватит.
Ежиха, Да ты хоть знаешь ли, как эта Прин­цесса заколдована? Утром она змея двух­головая, огнедышащая, а вечером жаба уродливая.
Андрей (сочувственно). За что ее так?
Ежиха, За то, что в хороших людей не вери-ла... Насмотрелась она при отцовском дво­ре на его придворных и чиновников и ре­шила, что хороших людей вообще нет на земле. Только плохие. А раз все плохие, решила Принцесса, если все равно выхо­дить замуж за плохого, так лучше уж за самого плохого на всем белом свете. Узнал об этом король, испугался, что она с пло­хим человеком несчастной будет, призвал самого знаменитого волшебника и закол­довал ее. Я как была при ней фрейлиной, так фрейлиной и осталась. Только теперь в виде ежихи.
Андрей. Эх, бедолаги!.. И кто же вас, бедня­жек, от такого колдовства избавить-то сможет?
Ежиха. Только очень хороший человек.
Андрей. А как?
Ежиха. Есть на земле два главных, два са­мых великих чуда. Тот, что их совершит, тот и принцессу расколдует.
Андрей. Тю... Да где ж их взять, чудеса эти?
Ежиха. Что верно, то верно. Это редкие чу­деса. Они не на каждой дороге валяются. А случается, кто и найдет, так мимо прой­дет. Чудеса эти хоть ничего и не весят, да иногда тяжелой ношей бывают. У кого их нет — от тех плачут, а у кого они есть — над теми смеются.
Андрей. Уж больно у тебя чудеса какие-то таинственные.
1О1
Ежиха. Был бы ты хороший человек, я бы те­бе эту тайну открыла.
Лиза.   Он  хороший.
Ежиха (сердито). Хорошие за чужим полцар­ством не гоняются. Хорошим и своего цар­ства хватает. Ладно, я своей дорожкой, а вы своей идите. Прощайте пока. А там, может, еще и увидимся. (Уходит.)
Лиза (расстроена). По-моему, мы ей не понра­вились...
Андрей. А чего нам ей нравиться? Мы с тобой не принц с принцессою.
Андрей  и Лиза   уходят.
Ежиха   (входит). Ты где, Кикимора?
Кикимора (вылезает из-под куста). Здесь я, куда я денусь.
Ежиха. Какую же ты им пакость теперь при­готовишь?
Кикимора. А ямку им на бугорке выкопаю. Глубокую. И листочками сверху прикрою. (Достает из мешка лопатку и начинает копать.) Они на бугорок влезут оглядеть­ся— и привет. Один попадется — другой ему помогать станет и тоже свалится.
Раздается карканье ворона.
(Злорадно потирает руки и поет.)
Ворон  закаркал,
Ворон   закаркал —
Вещая птица!
Что-то здесь будет,
Что-то здесь будет,
Что-то случится.
А как     начнут    вылезать — хе-хе-хе! — не
тут-то  было!     Я      стенки ямы    болотной
слизью вымажу.
Ежиха. Смотрю я на тебя и удивляюсь. Кикимора.   Чему? Ежиха.  Оказывается,  чтобы крупную пакость
сделать, тоже потрудиться  надо. Кикимора   (копает  яму,   все  быстрее  погру­жаясь в нее, и поет).
Хоть родилась я  в болоте, Но давно я городская, Отрицательных эмоций Всем соседям натаскаю. Пусть  попрыгают,  поплачут, Пусть попляшут и поскачут, Поскулят и потоскуют, Поп ища т и покукуют.
(Вдруг испуганно кричит.)  Ежиха! Ежиха. Чего тебе? Кикимора  (над ямой видны только кисти ее
рук).   Я  лесенку дома     забыла!     Помоги
мне... Дай руку.
Ежиха. Где же я тебе руку возьму? Меня сна­чала расколдовать надо.
Кикимора. А как?
Ежиха. Вот Принцессу расколдуют, а тогда уж я сама расколдуюсь.
Кикимора. Подвинься ко мне, я за тебя ух­вачусь.
Ежиха подвигается к краю ямы.. Кикимора пытается  ухватиться  за  нее,  вскрикивает.
Ежиха. Говорила я тебе. У меня вместо рук иголки.
Кикимора (всхлипывает). Ты что, их спе­циально затачиваешь?
Ежиха (смеется). Я ими Принцессочку мою по утрам причесываю.
Кикимора. Что же мне теперь делать?
Ежиха. А что тебе... Как в родном болоте. Сиди среди слизи и отдыхай. А высохнет слизь —может, вылезешь.
Кикимора. Не высохнет. Я со всего болота лучшую слизь собрала.
Ежиха   (смеется  и  поет).
Кто яму для других копал,
Тот сам в нее попался.
И  укусили  раз того,
Кто сам  всегда  кусался.
Солдат,  который убивал,    . ^
Был  сам убит однажды.
Однажды, друг мой, все умрут —
Никто не умер дважды.
Тот,  кто   построил  эшафот,—
Умрет на эшафоте.
А кто толкает в глубь болот —
Тот будет сам в болоте.
Вчера был там  (показывает вверх),
Сегодня — здесь   (показывает  вниз),
Хоть нес себя, как знамя,
Земля со всех сбивает спесь,
Хотя она под нами.
(Уходит.)
Андрей  и  Лиза    входят    и  замирают как  вкопанные — от  голоса  радио.
Голое. Внимание, внимание! Говорит радио­станция Голос Делового города. Наш кор­респондент узнал из достоверных источ­ников, что именно переполнило чашу тер­пения мусорных королей и привело к из­гнанию Андрюши-дурачка. Оказывается, братья наняли за двойную плату всех му­сорщиков, чтобы произвести генеральную чистку улиц, подвалов и чердаков. Ког­да к вечеру все их склады по переработке отходов были доверху набиты мусорным добром, братья поехали поразвлечься в Веселый город. А мусорщики тем време­нем вымазали себе рожи сажей, пришли к Андрюше и говорят: «Смотри, какая на нас болезнь напала. Доктора говорят, на­до всю ночь до утра лицо мусором тереть,
26
тогда вылечимся». Андрюша открыл склад, они все растащили и по улицам разброса­ли. Смех.
Придется теперь братьям снова им двой­ную цену платить.
Дружный хохот.
На этом мы заканчиваем веселую минутку. Делу время, а потехе час. Кстати, наш кор­респондент выяснил, что час потехи — эта час, когда все смеются над тем, кто не умеет зарабатывать деньги.
Одобрительный смех.
Лиза. Это правда?
Андрей. Так ведь они же просили.
Другой голос. Внимание, внимание! Гово­рит радио Веселого города. Наш коррес­пондент задал вопрос Главному Либералу нашего магистрата: правильно ли люди делают, что на дураках воду возят? Глав­ный Либерал ответил, что эксплуатация человека человеком, даже если этот чело­век дурак, в корне противоречит духу ра­зумного гуманизма... Когда же наш кор­респондент спросил об этом Елизавету-ду­рочку, то Елизавета ответила: «Правильно. Иначе бы люди умерли от жажды».
Дружный  веселый смех.
Лиза (возмущенно). Вот гады! Все врут. Ни­чего я такого не говорила... (Испуганно хватает Андрея за руку.) Нет, ты не по­думай, я не хотела,.. Я злобы ихней боюсь. Меня злоба эта обижает.
Андрей (устало гладит ее руку). А ты вместе с ними посмейся. Вот и будет тебе не обид­но, а, наоборот, — смешно. Смех с обидой в обнимку не ходит... Невесело им, вот они и тоскуют. Если бы им весело было., они бы так часто не хохотали. Злой над добрым без радости хохочет. А без радо­сти смех чужим смехом смеется. Какой смех без радости? Одно бульканье зву­ков, да и только.
Лиза (улыбается). И верно. Доброму-то и от маленькой смешинки весело... Заладили эти голоса: дурак с дурочкой, дурочка с дурачком... Как все равно сами дурачки какие.
Они посмотрели друг на друга и прысну­ли от смеха.
И чего это мы как только посмотрим друг на друга — сразу нас смех разбирает? Андрей. Дурак дурака насмешит издалека.
Лиза (поистально смотрит на него). Хороший ты... (Смутилась.) Ну, ладно, пошли, что ли...
Андрей (тяжко вздыхает). Не могу я идти. Тяжко мне чего-то... Совсем я ослабел... Дай хоть посижу немного.
Кикимора (из ямы). Помогите, люди доб­рые! Спасите!
Лиза (подбегает к. яме). Гляди-ка, Кикимора в яму попалась! Это она для нас яму вы­копала. Знаю я. Ее дочка в саду такие же ямы для гостей копает. Новый аттрак­цион готовит.
Кикимора. Чего зубы скалишь? Все равно я тебя сейчас о помощи попрошу — и никуда ты от меня не денешься.
Лиза (бросается к Андрею). Вот тебе веревоч­ка. Скорей меня к дереву привяжи. А то спасу я ее, а она потом нас же и погубит.
Андрей из последних сил привязывает Ли­зу к дереву и, обессиленный, падает на зем­лю.
Кикимора. Дай мне руку, Андрюша, вытащи меня из ямы.
Андрей. Не могу. Даже шевельнуться сил у
меня никаких нету.    v
Кикимора. Эх, Лиза, Лиза... Хотела ты спа­сти своего дружка, да по глупости своей сама же и погубила... Ползи, дурак, ко мне, из последних сил ползи... Ты не только ме­ня, но и самого себя спасешь. Хочешь, я те­бе тайну твоего заклятья открою?
Андрей. Ну?
Кикимора. Если ты целый день никому ни­чего не отдашь, то к вечеру от тоски пом­решь... Смотри, солнце к закату клонится, а тебе в этом лесу, кроме твоей руки, и дать-то нечего. А смерть —вон она, у тебя за плечами стоит,
Лиза. Не верь ей, Андрюша. Это все кикимори-ны хитрости.
Кикимора. Хочешь поклянусь?
Лиза. Чем?
Кикимора. Если вру, то пусть мне до конца жизни никому ни одной подлости не сде­лать!
Лиза. Да уж, подлее клятвы и не придумаешь.
Андрей. Надо дать ей, раз просит... Только силы нету.
Кикимора. Ползи, Андрюша, Ползи, пока чуть-чуть силы осталось.
Андрей   (ползет,  останавливается).  Не могу...
Кикимора. Ну, еще чуть-чуть... Совсем чуть-чуть.
Андрей (подползает к яме, протягивает Кики­море руку). На... держи...
Кикимора (хватает его руку). Полежи так... Полежи... Чувствуешь, как сила к тебе воз­вращается?
Андрей. Чувствую.   .
Кикимора. А теперь тяни меня.
Андрей вытягивает Кикимору из ямы. Спасибо тебе, Андрюша.
Лиза. Ты нас спасибами не корми. Ты лучш перестань нам пакости делать.
Кикимора. А этого не могу... Чего не могу
того не могу. На то я и Кикимора-Андрей. Зачем же ты мне от смерти спастис] помогла?
Кикимора. Случайно, друг мой, случайно. Од ной-то спастись трудно, вот и приходите? всегда вместе с кем-нибудь спасаться... Не ты особенно не расстраивайся. Это времен ное спасение, временное, Навечно еще ни-кто не спасся. Ну, идите свою Принцесс; искать. Только по сторонам получше смот­рите. Бывают вещи куда как пострашнее. чем глубокие ямы.
Андрей. Ты меня не пугай. Ко мне сейчас пол­ная сила вернулась.
Кикимора (испуганно). Тише, тише... Я разве что? Я ничего...
Лиза (смеется). Видел, Андрюша, как она пе­ред тобой залебезила? Знаю я этих мелких пакостников. Если перед ними человек роб­кий, так они от наглости, как пузырь, раз­дуваются. А топни на них ножкой да при­крикни разок — они сразу по кустам попря­чутся.
Кикимора. Да что ты, милая, что ты... Я вот тут в яме сидела, от тоски помирала: за целый день никто на меня не крикнул, не топнул... (Мечтательно.) А я ох как обо­жаю, когда на меня кричат и ногами топа­ют... Эх, думаю, значит, довела все-таки! Довела! И сразу у меня на душе весело становится, а на сердце тепло и необидно... И еще одна польза от этого крика есть. Ты дай на себя человеку накричать — он потом тебе в ножки поклонится, если со­весть у него есть.
Андрей (весело). А если нету?
Кикимора. А если у него совести нет, так его и мучить неинтересно. (Уходит.)
Андрей (развязывает Лизу). А ведь ожил я! Думал, уж совсем конец, а смотри-ка, ожил!
Лиза (задумчиво). Надо же, как в жизни бы­вает... Спасал негодяя, а выходит, что и сам спасся. Наверно, когда кого-нибудь спа­саешь, всегда чуточку спасаешь и самого себя...
Андрей. Да плюнь ты на нее! Главное — жи­вы-здоровы, а там чего-нибудь придумаем! Посмотри на меня.
Лиза и Андрей (смотрят друг на друга, пры­скают от смеха и поют на мотив плясовой песни).
Злой спросил добряка: «Часто ли бывает,
Что дающего рука Не оскудевает?» И добряк про добро Злому отвечает: «Как в реке серебро Никогда не тает, Как стремится река Беспрерывно к морю — Так дающего рука Помогает горю. Если б горя и зла Стало меньше вдвое — Жизнь добру бы дала Чуточку покоя. Ну, а горя пока Все не убывает — И дающего рука Не оскудевает».
Лиза. Ну, пошли снова твою Принцессу искать,
пока ноги ходят. Андрей. Пошли так пошли.
Лиза и Анд р ей уходят.
Ежиха  (входит).  Кикимора, ты где?
Кикимора (вылезает из-за куста). Здесь я,
куда я денусь?    v
Е ж и х а. А в яме кто?
Кикимора. Никто.
Ежиха. Плохо твое дело. Но ты не горюй. И в отдельном особняке жить можно.
Кикимора. Не хочу я в отдельный! Не хочу!
Ежиха. Ты и там какую-нибудь пакость при­думаешь.
Кикимора. Кому? Самой себе, что ли?.. Слу­шай, а можно, вы его убьете, а я доложу, что это я?
Ежиха. Ты что, свое же начальство обмануть хочешь? Смотри, Кикимора, не по себе де­рево ломишь. Начальству пакостить — все равно что против ветра плеваться.
Кикимора. Несчастная я, разнесчастная. Вот уж правду говорят: где умный сядет, там дурак встанет.
Над кустом появляются две огромных зме­иных головы, в которых светится огонь. Это заколдованная Принцесса.
Принцесса (грубым, громким голосом). Ежи­ха!
Ежиха. Я здесь, ваше высочество!
Принцесса (поворачивает головы в сторону Кикиморы). А это кто?
Ежиха. Кикимора Городская, бывшая Болот­ная.
Принцесса. Что ей надо?
Ежиха. Ее послали Андрюшу-дурачка погу­бить.
Принцесса (разочарованно). А я думала, в нашем лесу опять бродячий рыцарь поя­вился.
Ежиха. Он и есть рыцарь.
Принцесса. А почему ты думаешь, что он ры­царь? Ежиха.   Я сама видела, как он, умирающий и
полуживой, Кикимору из ямы вытащил. Кикимора. Дурачок он, вот и вытащил. Ежиха. Нет. Только настоящий рыцарь может
в  свой   смертный  час  галантно  протянуть
даме руку.
Принцесса.  Чего надо этому рыцарю? Ежиха. Как всегда — полцарства. Принцесса. Зачем ему полцарства? Ежиха.  Чтобы  было  что  раздавать налево  и
направо. Принцесса. Это что-то новенькое. Он что, и
глупый еще к тому же? Кикимора (услужливо). Дурак, чистый дурак,
ваше высочество. Принцесса. Рыцарь, жадина и дурак... Тогда
готовься к бою, моя верная фрейлина! Ежиха.  Слушаюсь, ваше высочество! Принцесса. Сражение назначаю здесь!
Ежиха   и   Принцесса    (поют  свою   боевую песню).
Вы не в тот попали лес — Не поможет вам коварство! Смерть захватчикам полцарства, Похитителям принцесс!
Занавес
Действие второе
Кикимора сидит под кустом, а Ежиха
с Принцессой — двухголовой змеей про­
должают свою боевую песню:
«Вы не в тот попали лес —
Не поможет вам коварство!
Смерть захватчикам полцарства,
Похитителям принцесс!»    .,
Принцесса. Сражение будет здесь! Ну, гос­пода рыцари, видно, соскучились- вы без нового товарища?
Ежиха. Вам, ваше высочество, даже и напря­гаться-то особенно не надо. Он ведь не в латы закован, а, можно сказать, почти что голенький. На него и полдыхания хватит.
Принцесса. Нет уж, бой так бой! Даю пробу левой головы.
Ежиха. Три... два... один... ноль!
Из левой змеиной головы вырывается пла­мя.
Принцесса. Ну как?
Ежиха. Сгорит! Дотла сгорит!
Кикимора (бросается на колени перед змеей). Пощади меня. Дай дурачка погубить. Не хочу я в отдельный особняк... Не хочу!.. Помру я там от тоски.
Ежиха. Ты веревочку невидимую натягивала? Яму копала? Ну и что толку?.. Видно, ра­зучилась ты в лесу подличать, потому что от родных мест давно оторвалась.
Кикимора. А вот и не оторвалась! Я свои род­ные места за собой в город приволокла. У меня в ванне вода тухлая с головастиками плещется, а в комнатах я лес дремучий из допотопной мебели устроила.
Принцесса (грозно). Не путайся под хвостом, Кикимора! А не то я сейчас вторую голову на тебе испробую. Ползи отсюда, дрянь ты этакая!
Раздается карканье ворона.
Кикимора (отползает за куст и жалобно по­ет).
Ворон закаркал, Ворон закаркал — Вещая птица!
Принцесса. Даю пробу второй головы.
Ежиха. Три... Два... Один... Ноль!
Из правой головы вырывается пламя.
Принцесса. Смерть жадинам!
Ежиха. Смерть женихам!
Принцесса, Смерть похитителям принцесс и полцарства!
Ежиха. Смерть!
Принцесса. Все люди негодяи. Хороших лю­дей нет, и правильно отец сделал, что за­колдовал меня в змею и жабу. Очень я этим довольна, очень... (Вздыхает.) Вот только почему-то мне сны человеческие снятся... Да и сладко потянуться так иног­да хочется... Нет, не по-змеиному и не по-жабьи, а по-человечески потянуться. Как в детстве —так, чтобы косточки слегка хру­стнули...
Ежиха (чуть не плачет). Девочка моя, Прин-цессочка милая... Я бы и рада тебе по­мочь, да чем? Знаю я, что нет в мире пре­краснее человека, чем тот, в ком живут со­страдание и чувство красоты... Да где же я возьму тебе такого человека? Переве­лись они, что ли, на земле? Или попрята­лись куда от страха?
Принцесса. Нет на свете добрых людей. Од­ни звери по земле бродят.
Ежиха. В каждом человеке живет зверь. Же­стокий, настороженный зверь, который ла­пами своими добро в дальний угол загнал, да и придавил его там. И кто сумеет в се­бе—сам ли, с чьей ли помощью — зверя этого победить, тот и освободит в себе доб­ро.
Принцесса (с иронией). И во мне добро есть?
Ежиха. Есть, есть!.. Только пока его зло всей своей тяжестью придавило.
Приближается песня:
«Потерять можно все, Где и сам не знаешь, Только то, что отдал, Ты не потеряешь».
Они идут!
Принцесса. В засаду!
Ежиха. Нападаем неожиданно?
Принцесса. Зачем? Сражение будет по всем правилам, с предварительным объявлением войны. Как подойдут они к трем соснам, так и начнем. (Поворачивает одну голову в сторону, откуда идут Андрей и Лиза.)
А у этого негодняя очень даже симпатич­ное лицо. Жалко его сжигать будет.
1:жиха. Не ты его в этот огонь ведешь, а та­щит его сюда его же собственная жадность.
Принцесса. А это кто с ним такая?
Кикимора (высовывает голову из-под куста). Елизавета-дурочка. Ее кто о чем попросит, она то для того и делает.
Принцесса. А зачем она за дурачком этим увязалась?
Кикимора. Невесту ему искать помогает.
Принцесса. А сама чем не невеста?
Кикимора. Какая же она для него невеста, если у нее даже полцарства нету.
Ежиха. Мало было рыцарю полцарства, да хва­тило и земли кусочка. Думал найти дво­рец в поднебесье, да нашел под землей из­бушку.
Кикимора. Вот они!
Принцесса. Все по местам!
Принцесса, Ежиха и Кикимора прячутся. Входят Андрей и Лиза.
Смотрят друг на друга и заливаются сме­хом.
Лиза. И чего это мы, как посмотрим друг на дружку, так от смеха заходимся? Ну ладно другие над нами смеются, а мы-то чего?
Андрей. Большая разница... Они над нами на­смехаются, а мы друг над дружкой смеем­ся... Известное дело: дурак дурака насме­шит издалека. (Хохочет так, что за живо­тик хватается.) Ой, умру от смеха...
Лиза. От смеха еще никто не помер. (И сама заливается.)
Андрей. Ну, пошли дальше Принцессу искать?
Лиза. Не надоело тебе еще?
Андрей. Надоело. А что делать? Надо... (Кри­чит.) Эй, Принцесса, появись! Да не за­будь с собой полцарства захватить!
Принцесса появилась: над кустом поднимаются две огромных змеиных голо­вы.
Принцесса. Я здесь, рыцарь!
Андрей (вздохнул с облегчением). Фу... Нако­нец-то я тебя нашел...
Принцесса. Еще неизвестно, кого ты нашел: меня или свою смерть.
Андрей. А ты меня не пугай. Меня мои братья так пуганули, что я теперь ничего не боюсь. Страшнее моих братьев никого нет.
Принцесса. Ой ли?
Андрей. А если ты Принцесса, то давай свадь­бу играть.
Принцесса (насмешливо). А чем играть бу­дешь?
Андрей. А пальцами на губах. (Показывает.) Тбруни-тбруни, тбруни-тбру...
Принцесса. Как же ты на мне женишься, ес­ли я в змею заколдована?
А н д р ей. Да хоть в змею, хоть в жабу... Мне без полцарства возвращаться никак нельзя — братья домой не пустят.
Ежиха (высовывается). Говорила я тебе!
Кикимора (высовывается). И я говорила!
Принцесса. Полцарства просто так не дают. Полцарства завоевать надо. Давай с тобой сразимся.
Андрей. Не люблю я ни с кем сражаться. С детства не люблю.
Принцесса. Любишь не любишь, а придется. Некуда тебе податься.
Андрей. Ну, раз некуда—давай. (Вынимает из-за пояса тоненький прутик, замахивается им.)
Принцесса (смеется). Хороший ты себе меч выбрал.
В змеиной пасти загорается пламя — пру­тик в руке Андрея вспыхивает и исчезает.
Андрей. Ты чего это, а?.. Вот как кину в тебя сейчас шапкой! (Снимает с головы шапку^ замахивается.)
Шапка вспыхнула и исчезла.
Принцесса. Не шути так, несчастный рыцарь. Шапка с прутиком полбеды. А я ведь и на тебя подышать могу.
Пламя в змеиных головах начинает снова вспыхивать.
Андрей. Ну, ты... Не балуй!.. Жарко мне... Ох, как жарко...
Лиза. Беги, Андрюша!
Андрей. Не могу... Ноги от жары разомлели.... Душно мне... Душно... Задыхаюсь я...
Лиза. Беги!
Андрей (пытается идти). Нет, не могу... (Яа-дает.)
Принцесса. Ха-ха! Ну и рыцарь! Другие ры­цари хоть шрамы от ран мне на память ос­тавили.
Лиза. Эй ты!.. Ты чего тут раздухарилась? Твой это лес, что ли? Это лес общий!
Змеиные головы поворачиваются в сторону Лизы, и пламя в них начинает снова вспы­хивать.
Но, но!.. Не пугай — не страшно! (Снимает с плеча коромысло, ставит ведра на землю, берет в руки одно ведро и выплескивает его в змеиную пасть.)
Раздается жуткое шипение, бульканье во­ды — и пламя гаснет. Лиза быстро берет второе ведро и выливает в другую пасть. Пламя и там с шипением гаснет. Змеиные головы исчезают за кустом. Лиза хватает пустые ведра и последние капли выливает на лицо Андрея. С тревогой смотрит на не­го, приподнимает голову.
Андрей (приходит в себя). Где я?
Лиза. Да все тут же, возле трех сосен.
Андрей. Это ты меня спасла?
Лиза (гордо). А то кто же?
Андрей. Спасибо тебе. (Обнимает Лизу и, по­жалуй, слишком долго для дружеских объя­тий задерживает ее в своих руках,.)
Лиза (легонько, даже чуть кокетливо сопро­тивляется). Ну, пусти... Вот привязался!.. Пусти, тебе говорят.,. (Больше не сопро­тивляется, но делает вид, что сердится.) Ты чего это себе позволяешь? А?
Андрей. Ничего... Просто слушаю, как сердце твое стучит.
Лиза. Интересно, что ли?
Андрей. Угу.
Несколько секунд стоят молча.
Лиза (прислушалась). А твоего сердца почему-то даже совсем не слышно.
Андрей. Я и сам удивляюсь. Словно замерло оно от чего-то,
Лиза (высвобождается из его рук, смеется). От страха, наверно! Видно, страх в тебе еще не прошел.
Андрей (он все еще очень серьезен, потому что продолжает с удивлением прислуши­ваться к самому себе). Нет, от страха оно совсем по-другому замирает.
Из-за куста появляется змея — Принцес­са. Она все еще в змеином обличье, но на лице ее уже просвечиваются человеческие глаза.
Принцесса (причитает). Бедная я, несчастная-разнесчастная змейка... Да что же я без огня делать буду? Всю силу я свою теперь растеряла. Каждый меня обидеть может. Любой ежик перегрызет, любой аист про­глотит... А холода придут —замерзну я без огня, совсем замерзну... Мне и сейчас уже холодно. (Всхлипывает.) Холодно, холодно, холодно! (Плачет.)
Андрей. Да не плачь ты... Я слез этих совсем не могу видеть. У меня от них душа на три части разрывается. Может, тебе дать чего?
Принцесса (скорбно). Да чего ты дать-то , можешь?
Андрей. Во!.. И впрямь дать-то нечего. Одна шуба осталась... Хочешь, возьми ее. Мо­жет, согреешься немного.
Принцесса. Нет-нет, ты ее не снимай, она от твоего тела греется. Давай я лучше под нее залезу.
Лиза. Ишь, чего захотела... Да разве станет ум­ный человек змею на груди пригревать?
Принцесса. Не станет, Лизанька, умный не станет. Только и осталось надежды, что на дурачка какого-нибудь!..
Андрей (обиженно). Ага. Сначала ты меня спа­лить хотела, а теперь на меня же и наде­ешься.
Принцесса. Ты первый на меня прутиком за­махнулся.
Андрей. Тю... Сравнила тоже. Я на тебя пру­тиком, а ты на меня огнем палящим.
Принцесса. Ох, Андрюша, сразу видно, что ты дитя неразумное. Все беды с этого то­ненького прутика начинаются. Сначала прутик за прутик, а потом огонь за огонь. А главный огонь на земле ударом вот та­кого прутика и высекают. Из обиды этот огонь рождается. Из обиды, А потом в пла­мя ненависти вырастает. А как оно, это пла­мя ненависти, горит, ты сейчас сам на себе испытал. (Дрожит.) Холодно мне, холодно...
Андр ей (махнул рукой). Эх, была не была! Залезай!
Ежиха. Ваше высочество! Вспомните, для чего
вас заколдовали. Принцесса (вызывающе). Для чего?
Ежиха. Для того, чтобы вы какому-нибудь за­морскому дураку не достались! Дураков-то и при отцовском дворе было хоть пруд пруди.
Принцесса. Что же мне, опять ждать умни­ков с мечами и стрелами! Вон они, умники твои... До сих пор на ветру звенят. (Ныря­ет под Андрюшину шубу.) Ох, какая у те­бя грудь теплая! И сердце в ней горячее, благородное сердце! (И вдруг выпархивает из-под шубы — тонкая, красивая, изящная, как и положено настоящей принцессе.)
Ежиха (всхлипывает). Девочка ты моя!..   Кра савица!.. Совсем как в детстве!..    Сколько лет прошло.,.
Принцесса. Бери, Андрей, бери что хочешь. Хочешь, полцарства вместе со мной, а хо­чешь — меня с полцарством. (Танцует и поет.)
Люди врут, люди врут, Люди врут нарочно, Будто добрых людей Вовсе нет на свете. Загляни, говорят, В каждое окошко, Там сидят в темноте Очень злые дети. Люди врут, люди врут, Люди врут напрасно-Просто надо на тьму Чуть направить света. И поймешь — у детей Лица так прекрасны, Как прекрасны они У больших поэтов. Люди врут, люди врут, Люди врут корыстно. Сделай шире окно, Не скупись на этом. И ребенок тебе Всей душою чистой Возвратит этот свет Бесконечным светом.
(Подбегает к рыцарю, тихонько стучит по латам.) Как печально они звенят... Прости­те, простите меня, мои несчастные рыца­ри... Вы даже не представляете, как мне хо­телось, чтобы кто-нибудь из вас оказался хорошим человеком... (С отчаянием.) Ну, почему люди так хотят разбогатеть?
Лиза. Бедные потому что...
Андрей. Тю... Богатые еще побольше бедных о богатстве мечтают.
Ежиха. Лиза права. Бедный не тот, у кого ни­чего нет, а тот, у кого сколько ни есть, а все мало.
Принцесса. Глупенькие, глупенькие рыцари... (Вдруг вся съеживается, хватается за серд­це.) Что это со мной? Мне снова холодно и страшно...
Ежиха (торопливо шепчет ей). Вечер наступа­ет... Пора в жабу превращаться.
Принцесса. Я не хочу! Я не хочу опять ста­новиться жабой и снова без разбора гло­тать всех подряд: людей, улиток, комаров... Я хочу петь! Я хочу танцевать! Я хочу сладко потягиваться по утрам, так, чтобы нежно хрустели косточки...
Ежиха. Тише, девочка моя, тише... Это Андрю-ша-дурачок так твое сердце разбередил.
Принцесса. Что же это выходит? (Горько.) Он меня человеком сделал, а я его за это проглочу, как проглотила уже тысячу бро­дячих рыцарей?
Ежиха. Не сделал он еще тебя человеком. Ему еще жабу надо поцеловать, если, конечно, жаба его перед этим не проглотит.
Принцесса (топает ножкой). Не хочу я в жа­бу, не хочу!
Ежиха. Хочешь не хочешь, а все равно станешь. (Вздыхает.) Ничего не попишешь, раз у тебя такая судьба.
Принцесса. Ну сделай что-нибудь, сделай! Ты моя любимая, верная, умная фрейлина!
Ежиха. Была фрейлина, а теперь ежиха.
Принцесса. Ну неужели на свете нет ни одно­го хорошего человека?
Ежиха. Есть, наверно.
Принцесса. Какая же из миллиона тропинок ведет к этому хорошему человеку?
Ежиха. Только одна.
Принцесса. Какая?
Ежиха. Та, которая проходит через тебя самое.
Принцесса (вздрагивает). Что это? (Испу­ганно.) Уже начинается?
Ежиха. Да.
Принцесса (грустно). Обидно... Очень обидно...
Ежиха. Убегай.,. Убегай отсюда скорее. А то увидит он твои судороги...
Принцесса   и  Ежиха   убегают.
Андрей (кричит ей вслед). Эй! Ты куда?.. А как же полцарства?
Кикимора (из-за куста). Не удалось ей спа­лить дурачка? Значит, теперь моя очередь.
Андрей (подходит к Лизе). А ты чего загрус­тила?
Лиза. Красивая она.
Андрей. А ты, что ли, не красивая?
Лиза. Она очень красивая.
Андрей. Ну, красота —дело такое... Кому и много, так мало, а кому и малого хватит... Ну что? Пошли снова эту Принцессу искать.
Лиза (покорно). Пошли.
Андрей  и  Лиза  уходят.
Кикимора (вылезает из-за куста, достает из мешка большой капкан). Вот здесь, на тро­пинке, мы этот капкан и поставим. В такой и слона поймать можно. А рядом малень­кий капканчик с птичкой пойманной. Не мо­жет такого быть, чтобы Андрюша-дурачок не бросился эту птичку из беды выручать.
Раздается карканье ворона.
Ворон закаркал,
Ворон закаркал —
Вещая птица!
Что-то здесь будет,
Что-то здесь будет,
Что-то случится.
(Устанавливает капкан.) А теперь пойдем
птичку поймаем. (Уходит.)
Возвращаются АндрейиЛиза.
Лиза. Чего искать ее? Сгорела твоя шапка, са­ма видела.
Андрей. Может, кусочек какой остался? Ведь не поверят братья. Скажут, опять кому-ни­будь отдал. (Вздыхает.) Опять бить будут... Я в прошлую зиму пять шапок отдал.
Лиза. Кому?
Андрей. А кто просил...
Лиза (смеется). А сам потом без шапки ходил?
Андрей. Ну раз просят они — значит, им надо...
Голос. Внимание, внимание! Говорит радио Ве­селого города.
Андрей. Тю... Давно не слышал.
Голос. Как стало известно нашему корреспон­денту, в прошлом месяце к Елизавете-ду­рочке пришел — не скажем кто и попросил ее — не скажем о чем...
Хохот.
МЫ  ТО-
А что из этого всего получилось же вам не скажем,
Дружный хохот.
Но если вы захотите узнать подробности — загляните в Веселый город, где, кстати, вчера открылся новый дворец игральных автоматов...
Крики «ура!».
В нашем городе никто не бывает в проигры­ше. Даже если ты проиграл все до послед­ней монетки — ты все равно выиграл весе­ло проведенное время... Кто хочет весело умереть — не уезжайте из нашего города!.. К тому же вы всегда сможете о чем-нибудь попросить нашу знаменитую Елизавету-ду­рочку.
Смех.
Желаем вам никогда не работать и всю жизнь весело отдыхать.
Крики «ура!».
Лиза, Хорошо быть глухим, чтобы гадостей этих не слышать.
Андрей (смеется), А еще и слепым к тому же, чтобы злые рожи не видеть.
Другой голос. Внимание, внимание^! Говорит радиостанция Голос Делового города, Толь­ко что к нам поступило сообщение, что Анд-рюша-дурачок заблудился в трех соснах. Мы спросили Главного Путешественника нашего города: возможно ли это? Главный Путешественник ответил, что дурак может заблудиться и вокруг одной сосны.
Смех.
Нас спрашивают: бывают ли деньги, приоб­ретенные в результате обмана? Отвечаем: нет. Все приобретенные деньги считаются приобретенными честным путем. А все поте­рянные деньги считаются потерянными в результате обмана.
Крики «ура!».
Радиоотдых закончен. Желаем вам немного
поработать и много заработать. Лиза. Давай, Андрюша, в этом лесу навсегда
останемся. Андрей. Тю... Да если я братьям полцарства
не принесу — они знаешь что со мной сде­лают? Лиза. А мы им скажем, что ты в трех   соснах
заблудился.
Андрей. Не поверят они.
Лиза. Так ведь об этом даже радио передало. Андрей. Братья мои это радио не слушают. Они
сами его придумывают. Л и з а. А ты не ходи — и все!
Андрей. Я не пойду, так Кикимора их сами? сюда приведет... Ладно, давай дальше ис­кать... Пойдем теперь вон по той тропинке (Показывает на тропинку, где Кикиморе поставила свой капкан.)
Лиза. Ну, пойдем так пойдем...
Слышен жалобный писк.
Андрей. Смотри-ка, Лиза!.. Птичка маленькая в капкан попалась. (Идет к птичке.)
Кикимора (из-за куста). Еще шаг... еще... ну!.. Еще шажочек... Хлоп!
Капкан с грохотом защелкивается, Андрей вскрикивает от боли.
Лиза (бросается к нему). Что с тобой? Андрей. Вот, в капкан медвежий попался.
Лиза пытается сломать капкан.
Кикимора (выглядывает из-за куста, хихика­ет.) И не пытайся. Капканчик-то фирмен­ный. Его никаким топором не перешибешь.
Появляются Принцесса в виде огромной жабы и Ежиха.
Принцесса. Смотри-ка, опять этот рыцарь в нашем лесу появился! Ну что ж... Придется и его проглотить.
Лиза (возмущенно). Что он тебе, комарик ка­кой-нибудь или улитка? Он человек... То­же мне, моду развели — людей глотать!
Принцесса. Комарики за полцарством не го­няются. Они в своем лесу живут.
Лиза. Что тебе, полцарства жалко, что ли? Да может, он тебя за эти полцарства раскол­дует, и ты снова человеком станешь. Хо­чешь стать человеком?
Принцесса. Мало ли что я хочу... Но пока я жаба, я буду глотать всех, кто гонится за моим полцарством.
Вы не в тот попали лес — Не поможет вам коварство! Смерть захватчикам полцарства, Похитителям принцесс!
(Разевает пасть.) Эх, проглочу!
Ежиха (подбегает к Андрею). Подожди гло­тать.
Принцесса. А в чем дело?
Ежиха. Он в железный капкан попался.
Принцесса. Проглочу вместе с капканом.
Ежиха. Вместе с капканом нельзя. Кишки себе попортишь, да и подавиться можно.
Принцесса. Тогда сними с него капкан.
Ежиха. Не так-то это просто. (Разглядывает капкан.) Кикимора! Ты где?
Кикимора (выходит из-за куста). Здесь я. Ку­да я денусь?
Ежиха. Опять ты не в свои дела лезешь?
Кикимора. А при чем тут я? Мало ли капка­нов по лесу валяется?
Ежиха. Не ври. Тут, на капкане, клеймо фир­менное стоит: «Кикимора с дочерьми». Ну-ка освободи сначала птичку!
Кикимора. Птичку освободить можно. (Рас-крывает силки.) Спасибо тебе, птичка. Ты свое дело хорошо сделала.
Раздается отчаянный писк птички.
Ну, лети, лети... Чего распищалась?
Ежиха. Она кричит, что она в этой подлости не виновата. А теперь освободи Андрея.
Кикимора. Нет уж. Пусть сидит в капкане. Жаба его не проглотит, так волки загрызут.
Ежиха. Освободи, а не то я скажу жабе, чтобы она тебя проглотила.
Кикимора. Я не рыцарь. Вы меня глотать не имеете права... (Злорадно потирает руки.) Пойду докладывать о выполнении задания. (Уходит.)
Принцесса. Ну что, рыцарь, начнем сраже­ние? Каким теперь оружием ты меня по­бедить хочешь?
Ежиха. Погоди сражаться. Может, пусть он тебя все-таки поцелует?
Принцесса. Зачем? Чтобы потом замуж За дурака выйти?
Ежиха. А может, он не такой уж и дурак? Да­вай ему умную загадку загадаем.
Принцесса. Загадку — это можно. Разга­дает — его счастье, а не разгадает — тогда смертельный бой.
Ежиха. Слушай загадку.,. Кто утром на четы­рех ногах, днем на двух, а вечером на трех?.. А ты, Лиза, не подсказывай. По подсказке считаться не будет.
Принцесса. Пусть думает, а я пока комарика­ми закушу. Аппетит себе разогрею.
Лиза (тихо). Не бойся, Андрюша. Они хит­рость придумали, а мы свою хитрость най­дем. (Убегает.)
Принцесса. Думай, Андрюша, думай... (Яа-смешливо.) Если ты, конечно, можешь ду­мать о чем-нибудь, кроме своего полцарства.
В это время зажужжал комарик. Жаба хлопнула пастью — и комарик исчез. Вто­рой загудел комарик — и тоже исчез. По­том третий, четвертый, пятый. Появилась Л из а и стала бегать вокруг жабы.
Е ж и х а. Ну что, Андрюша, отгадал? Андрей. Тю... Как же я могу отгадать, если я такого зверя никогда и не видел.
Принцесса. Тогда придется мне тебя про­глотить.
Лиза (насмешливо). Чтобы съесть суп, надо до него сначала ложкой дотянуться.
Принцесса. Вот я сейчас как прыгну! (Пыта­ется прыгнуть, но не может сдвинуться с места.) Эй! Это кто же меня привязал?
Лиза. Кто-кто... Я.
Андрей. Да как же ты смогла?
Лиза (смеется). А я на кикиморину веревочку невидимую комариков привязала и пустила у нее над головой. Она их наглоталась, а тогда я этой же веревкой ее к дереву при­вязала.
Принцесса. Признаюсь — опять вы меня по­бедили... Ладно, теперь целуй меня и заби­рай свои полцарства.
Андрей. Как же я к тебе подойду, когда я в капкане?
Принцесса. А я привязана.
Ежиха. Постой, постой... Лиза, есть у тебя ключ от квартиры кикимориной дочки? Ты ведь ей воду несла?
Лиза. Есть.
Ежиха. Ну-ка, попробуй этим ключом.
- Лиза вставляет в капкан ключик, и капкан со звоном раскрывается.
Андрей. Опять ты меня, Лиза, спасла. (Обни­мает ее.) И опять у тебя сердце как-то по-чудному бьется.
Лиза (пытается освободиться из его объятий). Не надо, Андрюша, люди же смотрят.
Андрей. Были люди, да стали звери.
Лиза. Тебе теперь надо их снова людьми сде­лать.
Принцесса. Эй вы! Хватит обниматься... Иди сюда, Андрей. (Торжественно.) Я разрешаю тебе меня поцеловать.
Андрей. Ладно. Только скажите сначала, про какого зверя вы мне загадку загадали?
Ежиха. Зверь этот — человек. В детстве на четвереньках ползает, вырастет — на двух ногах ходит, а в старости на палочку опи­рается.
Андрей. Тю... А ведь и верно...
Принцесса. Давай, давай не тяни — целуй быстрее.
Лиза (ревниво). Да неужели ты такую уроди­ну поцеловать сможешь? У меня от одного ее вида мурашки по спине.
Андрей. И у меня мурашки... Только все рав­но надо чего-то придумать... Слушай, раз у жаб жабята рождаются, значит, и у них любовь бывает. А если эту жабу кто-то лю­бит, выходит, она ему красивой кажется... Во! Придумал! Надо мне представить, как будто я сам жаба, — и тогда все получит­ся. (Зажмуривает глаза и закидывает го­лову.)
Лиза. Представил?
Андрей. Нет еще.
Лиза. Андрюша... Андрей!.. Ты что, заснул, что ли?
Андрей. Не мешай представлять.
1*71
Ежиха. И правда, не мешай ты ему, пусть по­мечтает.
Л и з а. А у ежей тоже любовь бывает?
Ежиха. Конечно. Разве ты не видела, как ма­ленькие ежата по лесу бегают?
Лиза. Видела. А ты тоже любишь какого-ни­будь ежа?
Ежиха. Нет.
Лиза. Почему?
Ежиха. Потому что я люблю их всех.
Лиза. А они тебя?
Ежиха. Они — нет.
Лиза. Почему?
Ежиха. Потому что во мне живут душа и ум человека, и я на человеческом языке гово­рю гораздо лучше, чем на ежином. Я пони­маю их, а они меня не понимают. Еж — умное животное. Ему многое понятно. Но если человека не может понять сам чело­век, то сможет ли его понять даже самый умный еж?
Андрей. Готово! Представил... Теперь возьми меня, Лиза, за руку. А когда подведешь к самой жабе — скажи. Я тогда глаза от­крою.
Лиза (подводит его к жабе). Открывай!
Андрей торопливо целует жабу. Ежиха стас­кивает с нее жабью шкуру, и жаба тут же превращается в прелестную Принцессу.
Ежиха. Кто змею озябшую на груди своей со­греет — значит, в том жалость к самой по­следней твари живет. А жабу уродливую только тот поцеловать решится, кто и сквозь уродство может чужую красоту увидеть... (Торжественно.) И нет в мире прекраснее человека, чем тот, в ком живут два вели­чайших чуда: чувство сострадания и чувство красоты! Наверно, это очень старомодные чудеса. Но сейчас, говорят, старые вещи все больше и больше входят в моду. (Смеется.) Так, глядишь, и чудеса старинные скоро к нам опять вернутся. (Сбрасывает с себя ежиную шкуру и превращается в очарова­тельную фрейлину.)
Принцесса (вздыхает). Значит, это моя судь­ба... (Кланяется низко.) Спасибо тебе, Анд-рюша, за то, что расколдовал ты меня от чар колдуна.
Андрей, Чудно... Чем же я тебя расколдовал-то?
Принцесса. Теплом своего сердца.
Андрей (смеется). Ну, это способ простой.
Принцесса. Кому простой, а кому и слож­ный... Ох, как же мне змеей и жабой быть надоело. Ну, боялись меня все, а что тол­ку? Даже поговорить во всем лесу не с кем было. Подползешь, бывало, к зайцу, спро­сишь его о чем-нибудь, а он глаза выпучит, трясется и молчит. Онемел от страха... (Ощупывает себя.) До чего же я по человеческой коже соскучилась. (Сладко потяги­вается.) Хорошо быть человеком. Очень хо­рошо. (Андрею.) Можно я тебя поцелую?
Андрей (смущенно). Ну, целуй. (Подставляет ей щеку.)
Принцесса  (целует его). А теперь ты меня.
Андрей чмокает ее в щечку.
Нет, не так. Ты крепко обними меня и неж­но поцелуй.
Андрей. Нет... Без любви так целовать нельзя.
Принцесса, А ты полюби меня.
Андрей. Не могу.
Принцесса. Почему?
Андрей. Я Лизу уже полюбил.
Принцесса, За что же ты ее полюбил?
Андрей. Я когда обнимаю ее, у нее сердце как-то по-чудному бьется. Тук-тук... И замрет. Тук-тук... И снова замрет.
Принцесса. А ты меня обними. Может, у ме­ня так же бьется?
Андрей (обнимает ее, прислушивается). Нет... У тебя ровно бьется.
Принцесса. А как же полцарства?
Андрей. Тю... У меня его никогда не было, ну, значит, и не будет.
Принцесса. Так тебя же братья домой не пустят!
Андрей. Здесь жить буду!
Принцесса. Где?
Андрей. А вот... Среди трех сосен.
Принцесса (печально). Если ты меня не по­целуешь, я опять в змею и жабу превра­щусь. Неужели тебе меня ни капельки не жалко?
Андрей. Жалко.
Ежиха. Чудо, конечно, что ты нашу Принцес­су от злых чар освободил, но всякое чудо полчуда, если его новым чудом не закрепить.
А н д р е и. Да где же я вам новое-то чудо возьму?
Ежиха. Дурачок ты, Андрюша. Нет на свете бо­лее сказочного чуда, чем волшебный по­целуй... А если ты не поцелуешь сейчас Принцессу — сам знаешь, что с ней будет... Да ты только погляди, какая она у нас красавица!.. А походка какая!.. А танцует как!.. А поет! Разве не хороша?
Андрей. Хороша.
Принцесса. И ты мне нравишься. Все в тебе есть: и отвага, и доброта, и честность... Да, видно, все это не для меня. Не я с тобой пошла, не я тебя и нашла.
Лиза (обиженно). А я и не искала никого. Просто я ему помочь хотела.
Принцесса (вздохнула). Это уже давно из­вестно. Кто с кем пойдет, тот того и найдет. (Печально.) Устала я, Андрюша... От злобы своей устала... От жестокости. Ты думаешь, легко это — родиться человеком, а потом всю жизнь диким зверем бродить по лесам и болотам? И всегда помнить, что когда-то ты был человеком. И уже потерять надеж­ду стать им снова... Каждому, Андрюша, хочется стать человеком, да не у каждого это получается. Кому судьба, а кому, вы­ходит, и не судьба. (Горестно.) Может, мне лучше опять в жабу или змею превратить­ся? Ежиха. Поздно, милая, поздно.
Принцесса. Что ж я теперь — всю жизнь под угрозой жить буду? Сегодня человек, а завт­ра, глядишь, опять змея или жаба? И за что только мне такие страдания?
Ежиха. Хороший человек без страданий не жи­вет. А к старости слаще этих страданий и вспомнить нечего. Старость памятью уте­шается.
Принцесса. Не хочу я страдать! Не хочу быть старой! Ох, до чего же мне на душе печаль­но... Так печально, что даже плакать хо­чется!
Ежиха (гладит ее). Не так-то просто стано­виться человеком, ох, как непросто...
Лиза тихо плачет.
Андрей. Ты чего?
Л и за. Жалко.
Андрей. Кого?    '
Л и за. И себя жалко... И ее... Ну, не становить­ся же ей снова змеей и жабой... И так она уже доверху настрадалась. (Вздыхает.) Ни­чего не поделаешь... Поцелуй ты ее, Андрю­ша. (Сердито.) Поцелуй, тебе говорят!
Андрей послушно обнимает Принцессу   и целует.
Принцесса (кланяется). Спасибо тебе, Анд-рюша... (Грустно.) Но нет, не так ты меня поцеловал. Не так... Поцелуй этот не от твоей любви идет, а от Лизиной доброты. Человеком-то я теперь, конечно, останусь, но счастья в жизни мне от него не будет... Ну да ничего. Говорят, и без счастья про­жить можно. Лишь бы несчастья не было. Пойдем-ка мы с тобой, верная моя фрей­лина, тетка Ежиха, по белому свету хоро­шего человека мне в женихи искать.
Ежиха. Ох, трудное это дело, Принцессочка, трудное дело.
Принцесса. Я после того, что было, никаких трудностей не боюсь. Да и надежда у ме­ня теперь появилась... Раз один хороший человек есть на земле, так, может, и дру­гой найдется... А вам дам я поле, и сад с пасекой, и лесу немного, и дом большой на перекрестке семи дорог. А по дорогам этим много народу пойдет. Очень много. По од­ной из них пойдут бедные, по другой — бо­гатые, по третьей — больные, по четвер­той здоровые, по пятой — несчастные, по шестой — счастливые. А по седьмой пойдут те, что и сами не знают, кто они такие.
На заднике появляется весело освещенный симпатичный домик.
А от заклятий ваших, уж вы простите ме­ня, я вас освободить не могу... Выходит, кто вас о чем попросит, то вы тому и отда­вать будете... Так что придется вам всю жизнь работать, работать и работать, что­бы всегда было что отдавать. Ежиха. А главное — смеяться не разучитесь. Зимой работа короткая, а ночь длинная. Зимой смех тепло напускает. С этого тепла все живое на земле начинается.
Входит Кикимора и жалобно всхлипы­вает. В руках у нее кусок картона, на кото­ром крупными буквами написано: «Ордер
на особняк».
Голос. Внимание, внимание! Работают радио­станции всех городов. Только что по город­ским улицам прошел невероятный, но впол­не достоверный слух из надежных источни­ков... Говорят, будто Андрюша-дурачок по глупости своей расколдовал заколдован­ную Принцессу, за что ему предложили зва­ние принца и полцарства, но он от всего этого отказался и вместо Принцессы же­нился на Елизавете-дурочке.
Взрыв смеха.
И вот вам урок, что дураку не впрок.
Опять взрыв смеха: <кХа-ха~ха!», <аХо-хо-хо!», чсХи-хи-хи! $ Вдруг смех обрывается, и наши герои с песней выходят поклониться ма­ленькому и большому, умному и доброму зрителю.
Все.
Люди врут, люди врут, Люди врут напрасно.
Артисты дают знаки осветителям, чтобы те направили свет на зал.
Просто надо на тьму Чуть направить света. И поймешь — у детей Лица так прекрасны, Как прекрасны они У больших поэтов.
Занавес

Комментарии   

 
-3 #1 Татьяна223 18.03.2014 20:27
Жесть этот ваш так называемый спектакль. И книжка тоже. Самим-то не тошно такие спектакли играть? мусорные короли; любит одну, а целует другую... Где мораль, где добро и зло? всё смешалось. Родители из зала в шоке выходят, что уж про детей говорить, какая каша у них в головах после этого бреда!!!!! Никому не советую смотреть. Автор, режиссеры, актёры - стыдно вам должно быть за такое!!!
 
 
+1 #2 Guest 19.03.2016 15:56
А мне так очень сценарий понравился - ново, остроумно и при этом серьезно, содержательно. И очень по-доброму. Просто он не для малышей, а для деток повзрослее.На мой взгляд, лет 11-13 - самая та аудитория для такого сюжета. Автору и сайту спасибо за хорошую пьесу!!! И отдельное спасибо - за характеры Лизы и Принцессы: есть, где развернуться хорошим актрисам.
 

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования