Общение

Сейчас 834 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

Сказка в двух действиях
Действующие лица
Доктор.
М а стер.
Танцор.
Математик.
Король.
Принц.
Генерал.
Король   Нитонисен.
Принцесса   Нитонисенка.
Генеральша.
Действие первое
Слева королевский замок, на верхней пло­щадке которого стоят Король и его Ге-нерал и рассматривают в подзорные трубы замок завоеванного ими короля Ни-тонисена, откуда король Нитонисен и его Генеральша тоже наблюдают за замком Короля. Оба замка соединены переходом, а между замками стоит малень­кий домик, отграниченный двумя белыми полосами, в котором живут и работают Доктор и Мастер.
Нитонисен. Что там у них происходит?
Генеральша. Король с Генералом вышли на утреннюю прогулку, а все слуги в замке заняты тем, что умывают и одевают принца.
Нитонисен. Становись возле пушки для при­ветствий и начинай дрожать.
Генеральша и Нитонисен дрожат от страха.
Король. Что там у них происходит?
Генерал. Ничего особенного. Король Нитони­сен с Генеральшей вышли на утреннюю прогулку, увидели вас и трясутся от страха.
Король. Не думаю, что они так уж сильно боятся меня. Просто хотят показать, как они почтительно дрожат от страха.
Нитонисен (кричит). Доброе утро, ваше ве­личество! Желаю вам новых великих за­воеваний.
Король. И вам доброе утро, ваше величество. Желаю вам, чтобы вас больше никто не завоевывал.
Нитонисен (подобострастно хихикает). Спа­сибо, мы — уже. И под вашей могущест­венной рукой мы живем совершенно спо­койно.
Генеральша. Ваша могущественная рука заслонила нас от всех бед.
Король (смотрит в трубу). А, это ты, Гене­ральша?
Генеральша.   Так   точно,   ваше   величество!
Король (тихо, своему Генералу). Надо будет во всех завоеванных королевствах вместо генералов назначить генеральш. Так будет спокойнее.
Генерал. Но у этой Генеральши есть один серьезный недостаток.
Король. Какой?
Генерал. Она умна.
Король. Ум генералу не помеха. И поверьте мне: глупые генералы гораздо хуже умных.
Генерал. Простите, ваше величество, но я не понял вашей мысли.
Король. Поясняю: глупые генералы гораздо хуже умных, потому что глупые — храбрее.
Генерал. Генерал всегда генерал! И я не вижу большой разницы между умным и глупым генералом.
Король. А я вижу. Глупые генералы хотят воевать, а умнк° получать ордена. Вот по­чему я предпочь Лы в завоеванных стра­нах иметь умных . алов, а у себя глу­пых. (Громко.) Я награждаю нашу очаро­вательную Генеральшу золотым орденом Покорности первой степени.
Генеральша. Рада стараться, ваше величест­во!
Король    (тихо). Главное, не жалеть орденов.
Нитонисен (усмехаясь). Поздравляю с на­градой.
Генеральша. На что мне его награда? Пусть лучше снизит налоги.
Нитонисен. Тише!
Генеральша. Ничего, придет день свободы, и я переплавлю этот золотой орден на серьги.
Нитонисен. Я тебя умоляю: тише!
Принцесса (высовывает голову из двери). Принц не выходил?
Нитонисен. Зачем он тебе?
Принцесса. Я хочу для него станцевать.
Нитонисен.    Отстань ты со своими танцами!
Принцесса. Нет-нет... Я для него так здорово станцую, что он в меня тут же влюбится. А как только влюбится, так сразу и же­нится.
Нитонисен. От женитьбы принцев и принцесс зависят судьбы государств. И я очень тебя прошу не лезть в государственные дела со своими дурацкими танцами... О господи! Неужели я должен бояться твоих танцев? Я и так всего на свете боюсь.
Принцесса   прячется.
Из домика Доктора доносится шипение и грохот взрыва.
Король.    Опять у них шипит.    А что шипит?
Знаешь?
Генерал. Никак нет, ваше величество! Король. Почему? Генерал. На территорию Доктора могут вхо-
дить только больные. Все короли подписа­ли это соглашение.
Король. Что же, у нас нет больных шпионов?
Генерал. К сожалению, на сегодняшний день все шпионы здоровы.
Король. Под самым носом — территория этого Доктора. Ни солдат, ни пушек, ничего...
Генерал. Нельзя, ваше величество.
Король. Сам знаю, что нельзя. А хочется... Наглый докторишка! На прошлой неделе его на придворный бал пригласили, так он ответил, что некогда.
Генерал. Боится. Пока он у себя — его никто тронуть не может.
Король. Шипит... Взрывается... А вдруг он там бомбу изобретает?
Генерал. Да какую бомбу?.. Таблетки, мик­стуры, варево всякое варят. Вот и шипит у них на кухне.
Король. А взрывы почему?
Генерал. Недоглядят на кухне — вот и взры­вается. Химия ...
Король. Химия?.. Вот нахимичат они там бом­бу, подложат под наш замок ...
Генерал. Да у него и в мыслях   такого   нет.
Король. Мне его мысли неизвестны. Приказы­ваю срочно заразить чем-нибудь шпиона и подослать.
Генерал. Трудно. Всех шпионов подбирали с крепким здоровьем.
Король. Тогда сломайте ему ногу или руку или шею сверните!
Генерал. Слушаюсь!
Король. Кстати, пора уже Принцу казнить кого-нибудь из своих друзей. Пусть зака­ляется.
Генерал. Он все время грозится казнить учи­теля математики.
Король. Хватит грозиться. Надо действовать.
Генерал. Хорошо. Я подскажу ему эту мысль.
Нитонисен. Смотри... Уставили свои трубы на домик Доктора. Вид недовольный, рас­сержен чем-то. Ох, несдобровать этому Доктору! Врежет ему Король ...
Генеральша. Не дотянется. Руки коротки. Сам соглашение подписал. А в соглашении сказано, что никто не имеет права обижать Доктора на его территории. Вот если он, конечно, выйдет за территорию ...
Нитонисен. Тут они ему устроят — всю жизнь помнить будет.
Король. Сцапать бы этого Доктора да выпо­роть. А еще лучше — повесить.
Генерал. Нельзя. А вдруг заболеет кто.
Король. Другого найдем.
Генерал. Другого такого нету. Он все может.
Нитонисен (смотрит в трубу). Что-то сегодня по дворцу мало солдат бегает.
Генеральша. Основные королевские войска еще вчера ушли в неизвестном направле­нии. Опять кого-нибудь завоевывать. Все мало им, мало!
Нитонисен (испуганно). Iише!
Генеральша. Лопнут они когда-нибудь от обжорства.
Нитонисен. Тише!.. Я тебя умоляю не гово­рить таких вещей!..
На башне появляется   Принц.
Поздравляю вас, ваше величество! Король. С чем? Нитонисен. Ваш наследник с каждым днем
становится выше ростом ... Генеральша. Мужественней... Принцесса    (вбегает).    И симпатичней. И я
сейчас станцую для него самый красивый
танец.
Нитонисен. Немедленно уходи отсюда. Принц. Пускай спляшет. Нитонисен. Конечно, конечно. Танцуй, дочка,
танцуй.
Принцесса только  начала  танцевать,   как тут же упала и застонала от боли.
Принц (хохочет). Ух как она шлепнулась., грохнулась, шмякнулась, приложилась! Так звезданулась, что теперь вся в синяках хо­дить будет! (Презрительно.) Синяя прин­цесса ... (Королю.) Пошли завтракать.
Король,    Принц   и   Генерал уходят. Нитонисен. Говорил я тебе ... Принцесса всхлипывает.
И почему только мы такие невезучие? Генеральша.   Потому что Принцесса надела
на ноги две левые туфли.   Вот  смотрите...
Правая нога не знала, куда ей двигаться,
споткнулась, запуталась и ... Принцесса. Теперь меня никогда не полюбит
Принц. И все из-за этой противной левой
туфли! Папочка, сейчас же прикажи, чтобы
во всем нашем королевстве все выбросили
свои левые   туфли! И если я увижу   хоть
одну левую туфлю... Генеральша.    Но если у всех будут только
правые туфли ... Принцесса.    Папочка, прикажи, или я буду
плакать день и ночь, день и ночь ... Нитонисен.   Хорошо, хорошо... Я сейчас же
напишу такой приказ. Идем!
и   Гене-
Нитонисен,     Принцесса р алый а   уходят.
А в домике Доктора на столе, на бархат­ной подставке, стоит хрустальное сердце us тонкого-тонкого стекла, и Доктор с Ма­стером прилаживают к нему только что сделанный клапан. Над ними очень яркая
лампа, и в комнате много света. Они увле­ченно работают и поют  песню  о чудаках:
«На свете жил один чудак —
Чужого он не брал.
Над ним смеялись: ты дурак!
Он отвечал: наверно, так...
Но все-таки не брал.
На свете жил один чудак —
Все людям отдавал.
Над ним смеялись: ты дурак!
Он отвечал: наверно, так...
И снова отдавал.
Большой построил дом чудак,
А жить ушел в шалаш.
Над ним смеялись: ты дурак!
Он отвечал: наверно, так...
Но жить ушел в шалаш.
За друга как-fo раз чудак
На плаху сам пошел.
Ему кричали: ты дурак!
Он отвечал: наверно, так...
Но все-таки пошел.
Один чудак, второй чудак
И третий был чудак.
Им всем кричали: ты дурак!
Они вздыхали: это так...
Наверно, так... Конечно, так...
Быть может, точно так...»
Мастер. Не очень-то веселая песня. Что-то в мире становится все больше и больше не­веселых песен.
Доктор. Ты неправ, мой друг, ты неправ. Да­же у самой печальной песни мог бы быть веселый конец... Но подожди немного. Со­всем немного. Скоро мы сделаем клапан, не пропускающий в сердце злобу, мы сде­лаем сердце без злобы, мы сделаем доброе сердце, и мир станет другим, мир напол­нится веселыми песнями.
Мастер. Похоже, что это будет не очень скоро. Мы опять сделали хороший клапан, и опять будет то же самое.
Доктор. Да, да... Если клапан пропустит хоть капельку злобы — доброе сердце разорвет­ся на части.
Мастер. Но этот клапан не пропускает злобу. Оставьте все как есть.
Доктор. Нет, нет. Надо проверить под давле­нием. На доброе сердце всегда оказывают давление... Запиши в журнал: проба вто­рого варианта.
Мастер. Второй вариант триста семьдесят пер­вого способа.
Доктор. Начнем эксперимент... Опустить клапан!
Мастер.   Клапан на месте.
Доктор. Добавляю в раствор капельку злобы.
Белый раствор в сосуде быстро чернеет.
Мастер. Готовность номер один. Доктор. Насос! Мастер. Насос включен. Доктор, Раствор! Мастер.   Раствор пошел. Доктор. Давление! Мастер. Есть давление! Доктор. В стороны!
Мастер и Доктор отбегают в дальние углы. Раздается нарастающее шипение и взрыв. Хрустальное сердце разлетается на мелкие кусочки.
Мастер. Опять...
Доктор. Что поделать... Придется снова думать.
Мастер. Это я во всем виноват. Не могу как следует притереть клапан.
Доктор. Терпение, мой друг, терпение.
Мастер. С таким недотепой, как я, вы не скоро это сделаете. Вы бы, Доктор, нашли себе настоящего мастера. Есть же у нас хоро­шие мастера.
Доктор. Хороший мастер умеет хорошо делать только то, что умеет. А мне нужно сделать то, чего никто еще не умеет делать. Кла­пан, не пропускающий в сердце злобу.
Мастер. Но у меня тоже ничего не получается.
Доктор. Пусть лучше ничего не получается, чем получается ерунда.
Мастер, Не связывайтесь вы со мной, отпусти­те меня на все четыре стороны.
Доктор. Ты неправ, мой друг, ты неправ. Ни­когда не надо унывать. Вспомни, как на конкурсе стеклодувов ты выдул такую лам­пу, что от одной этой лампы хватило света на целый город.
Мастер. А, это было давно, в далекой юности.
Доктор. А потом ты выдул кастрюлю, в кото­рой никогда не остывал суп.
Мастер. Но от лампы до кастрюли прошло десять лет, и все эти десять лет у меня ни­чего не получалось. Да и после кастрюли прошло уже десять лет...
Доктор. Десять лет, десять лет... Если бы все мастера мира раз в десять лет совершали бы чудо, мир стал бы удивительным и прекрасным.
Мастер. А с лампой просто случай такой под­вернулся. Повезло.
Доктор. Да, иногда великие открытия прихо­дят случайно, но они приходят только к тем, кто знает, что это великое открытие.
Мастер. Два года мы работаем вместе с утра до поздней ночи. Как это мы еще не надое­ли друг другу?
Доктор. Мы не надоели друг другу потому., что нам не надоела наша работа.
Мастер. Но и дружбы у нас тоже не получа­ется.
Доктор.   Так  ведь и работа  не  получается...
Математик (входит). Я принес вам новые расчеты клапана и сердца.
Доктор. Покажите-ка... (Углубляется в листо­чек с расчетами.) Прекрасно... Отлично... В этом что-то есть...
Математик. Ничего в этом нет. Пустая затея. Каким человек родился, таким он и оста­нется. Никакое доброе сердце не сделает принца Злючека добрым.
Мастер. Опять он вас мучает?
Математик. Ну, чем же я виноват, что дваж­ды два — четыре, трижды три — девять, а пятью пять — двадцать пять? И каждый раз, когда ответ Злючека не сходится с моим, он обещает меня повесить, казнить, утопить и сжечь.
Доктор. Тот, кто слишком много грозит, никог­да не поднимет руку. Казнят тех, кого боятся.
Математик. Тогда мне сильно повезло. Пока что не он меня, а я его боюсь.
Доктор. Прекрасно... Прекрасно... Замеча­тельная идея! (Мастеру.) Смотри, я тебе сейчас нарисую.
Математик. Не верю я в это дело.
М а с т ер. Тогда почему же вы нам помогаете?
Математик (вздыхает). Очень хочется помо­гать тому, кто делает доброе дело... Или хо-бы тому, кто хочет его делать...
Доктор (Мастеру). Видишь?
Мастер (рассматривает рисунок). Ого! Но ведь такую штуку надо выдувать тремя трубка­ми одновременно.
Доктор. Это невозможно?
Мастер. Нет.
Доктор. А если попробовать?
Мастер. Что толку пробовать, если...
Доктор. Если не подумать. А если сначала подумать?
Мастер. Думать — это по вашей части.
Доктор. Ты неправ, мой друг, ты неправ. Если всю жизнь только думать и ничего не при­думать, то и думать не стоит. А насколько мне известно, кто-то из нас двоих придумал лампу для всего города и кастрюлю, в ко­торой никогда не остывал суп... Так что по­пробуем думать вместе.
В комнате появляется Танцор. Он делает приветственный пирует, реверанс и зами­рает в поклоне. Все смотрят на него с удивлением.
Мастер. Ты кто такой?
Танцор. Если в доме открыта дверь, значит, в доме кого-то ждут. А если в доме кого-то ждут, значит, кому-нибудь что-то дадут. И мои чуткие ноги сказали мне...
Мастер. Что тебе здесь могут дать по шее. Ты что же, не знаешь, что на территорию ве­ликого Доктора могут входить только больные?
Танцор. Ну, на этот счет у вас не должно быть никаких сомнений. Я болен и, кажется, неизлечимо.
Доктор. Что с вами?
Танцор. Я ненормальный.
Доктор. Но почему вы решили, что вы не­нормальный?
Танцор. Нормальные люди сеют, пашут, стро­ят дома, лечат людей... Так?
Доктор. Ну так...
Танцор. Ая — танцую. И мало того, что я сам всю жизнь танцую, я еще учу этому и дру­гих...
Доктор. Вы извините, но у нас важное дело...
Танцор. Тогда желаю вашему делу удач­ного па.
Мастер. А с чем его едят, это ваше па?
Танцор. С грацией. Хорошее па при хорошей грации — это, как нежный гарнир к изыс­канному блюду. Кстати, у меня с утра ма­ковой росинки во рту не было.
Мастер. Иу нас тоже.
Танцор. Все понятно. Значит, придется ждать до вечерней росы. Тогда пробежка вперед с поклоном на финал.
Доктор. И далеко?
Танцор. К Принцу.
Математик. Вы учитель танцев, которого ждут в замке?
Танцор. С кем имею честь?
Матем'атик. Учитель математики.
Танцор. Какой приятный уверт!
Математик. Что вы сказали?
Танцор. Я сказал: какое приятное открытие! Надеюсь, что мы кое-чему научим нашего Принца.
Доктор. Вам есть о чем поговорить, а нам есть о чем подумать. Извините.
Мастер и Доктор уходят в другую комнату.
Танцор (серьезно). Мучает?
Математик (вздыхает). Еще как! Но я почти привык. Я всю жизнь преподаю принцам. Ужасная работа!.. Как чуть что, так сразу казнить или повесить. Один раз уже поста­вили на табуретку, накинули петлю на шею, но вдруг началась война и все ушли вое­вать. Целый год простоял с петлей на шее. Они сказали, что если победят, то меня по­милуют.
Танцор. Они победили?
Математик. Да. И ни один человек в коро­левстве так не желал королю победы, как учитель с петлей на шее... Потом мне объ­явили, что я, как и все,— победитель, а по­бедителей не судят.
Танцор. Смешная история.
Математик. Вы думаете?.. Когда меня выни­мали из петли, все весело смеялись. Все, кроме меня. И потом я больше уже не
смеялся. Никогда... Разучился, наверное... За тот год...
Танцор. Да... Раз в жизни пережить такую историю...
Математик. Если бы только раз... В другой стране меня решили утопить в реке. Но, на мое счастье, там началась такая страшная засуха, что река пересохла до основания и меня не в чем было топить. Третий принц велел сжечь меня на костре... Но там по­лагалось сказать последнее слово... Я го­ворил три дня подряд, ни на секунду не останавливаясь. Это был блестящий трак­тат о пользе арифметики, алгебры, геомет­рии и тригонометрии. К концу третьего дня в костре сгорели все королевские запасы дров — и я опять спасся.
Танцор. Вы везучий человек!
Математик. Надеюсь, вы знакомы с теорией вероятности?
Танцор. Нет.
Математик. Так вот, по этой теории есть ве­роятность, что в какой-то раз мне может и не повезти.
Танцор. Ну неужели у вас ни разу не было умного принца?
Математик. Один был. Он прекрасно учился. Он уже знал почти столько же, сколько и я... Но в самый последний момент, когда он вот-вот должен был сесть на трон, его свергли.
Танцор. А вы не пробовали преподавать бед­ным детям? Это гораздо спокойней.
Математик. Пробовал... Но я почему-то очень устаю от спокойной жизни. Я начинаю ор­ганизовывать кружки, математические со­ревнования, стараться, чтобы мои дети учились лучше всех...
Танцор. Но это же прекрасно!
Математик. Нет, дорогой коллега, это печаль­но. Мои дети действительно начинают учиться лучше всех. Меня сразу же заме­чают, отмечают, включают, повышают и... снова забирают во дворец. Увы, если кри­вые линии однажды пересеклись, то они, как и в жизни, пересекутся еще раз. И если человек начал считать, он может прекра­тить счет, но закончить его не может... Так что, дорогой коллега, у вас еще есть время повернуть обратно.
Танцор. Ну нет! Мне во дворце ничего не гро­зит. Я всегда умел внушить принцам и принцессам, что это не я от них завишу, а они от меня. Я рассказываю им историю о том, как принцесса, которую считали очень некрасивой, научилась танцевать. Она при­шла на бал, сделала пируэт, плие, батман-тандю — и все замерли от восторга, и даже палочка в руках дирижера задрожала от удивления. А короли и королевы — сколько их там было на балу! — зашептали: «Как она грациозна! Как стройна! Как величест-
Театр № 7
венна! Как красива!» А самое главное, что и она увидела себя такой, какой ее увидели другие. И конечно, в принцессу танца тут же влюбились все принцы. И все было бы прекрасно, но среди этих принцев был один ужасно некрасивый принц. Вы ведь знаете, коллега, что даже на самом веселом пиру где-нибудь в маленькой-маленькой чашечке обязательно прячется печаль. Стоит только . эту чашечку нечаянно задеть и опрокинуть, как печаль разольется по всей белоснежной скатерти ... Так вот, этот принц был такой некрасивый, что никто не считал его прин­цем и даже собственный отец не хотел при­знавать его наследником престола. Увы, жизнь устроена несправедливо: и краси­вым и некрасивым она дает сердце, как бокал до краев, наполненное любовью. И стоит только сердцу на мгновение сжать­ся от жалости или восторга, как любовь выплескивается через край... И некрасивый принц так же, как и все красивые принцы, полюбил принцессу бала. Но куда уж тут приглашать ему ее на танец... Весь вечер он стоял за колонной и грустно вздыхал. А потом пошел домой и всю ночь проплакал от обиды. А утром решил утопиться. Бро­ситься в море с самой высокой скалы... Он закрыл глаза и уже занес ногу над про­пастью, но... Но даже самому невезучему человеку когда-нибудь может повезти... Как раз в этот момент я сидел под скалой и ловил удочкой рыбу. И я сказал ему: «Мо­лодой человек, не надо заканчивать жизнь, если вы еще не пробовали ее начать. А жизнь, дорогой мой принц, начинается с танца...» И я научил его танцевать. И он пришел на бал. И принцесса танца взвол­нованно спросила: «Кто этот прекрасный принц?» И он вежливо с ней поздоровался, и они стали танцевать вместе... Так они танцуют до сих пор. Они все время танцу­ют, и им очень весело... Как видите, доро­гой коллега, у этой истории счастливый конец. А принцы больше всех других детей любят счастливые концы, потому что счаст­ливые концы встречаются им гораздо чаще, чем другим детям. И я стараюсь ловко внушить им мысль о том, что искусство танца может сделать урода красивым, а красивого божественным.
Математик. А разве это не правда?
Танцор. Но если бы вы знали, сколько надо ловкости, смелости, выдумки, а главное, умения рассказать правду так, чтобы все поверили, что это правда.
Математик. Но принц Злючек только и де­лает что целый день марширует с солда­тами. Захочет ли он танцевать?
Танцор. Захочет... У меня есть верный способ...
Математик. Очень интересно. Какой же это способ?
Танцор.   Профессиональная тайна.
Возвращаются Доктор и Мастер. Они несут новое хрустальное сердце, клапан и со­суды с жидкостью.
Доктор. Попробуем, попробуем... Может быть, на этот раз...
М а сте р. Ну и работка! Даже губы от огня по­трескались.
Доктор. Ставим сердце на испытательный стенд... (Математику и Танцору.) Прошу отойти в дальние углы... (Мастеру.) Запи­ши в журнал: проба первого варианта три­ста семьдесят второго способа... Закройте лица вот этими прозрачными щитами... Опу­стить клапан!
Мастер. Клапан на месте.
Доктор. Добавляю в раствор капельку злобы.
И опять раствор быстро чернеет.
Мастер. Готовность номер один. Доктор. Насос! Мастер. Насос включен. Доктор. Раствор! Мастер. Раствор пошел. Доктор. Давление! Мастер. Есть давление! Доктор. В стороны!
Мастер и Доктор отбегают. Слышно ровное шипение, но взрыва нет.
Математик. Неужели получилось?
Доктор. Усилить давление!
Мастер. Доктор, не надо. Оно и так прекрасно
работает.
Доктор. Усилить давление. М а с т е р. Не надо, Доктор, не надо! Доктор. Я сказал: усилить давление!
Мастер махнул рукой, поворачивает рыча­жок, шипение усиливается. Все, не отрыва­ясь, смотрят на сердце. В сосуде черная жидкость, а в хрустальном сердце сверкает бледно-розовая кровь, освещая всю комнату своим нежным цветом.
Мастер (кричит). Доктор, пора! Доктор. Теперь пора... Снять давление! Мастер (радостно). Есть снять давление! (По­ворачивает рычажок.)
В комнате наступает тишина. Доктор устало опускается в кресло.
Математик (тихо). Это великое открытие. Это самое грандиозное открытие за всю ис­торию науки.
Мастер. Давайте крикнем «ура»...
Д о к т о р. Ты неправ, мой друг, ты неправ. Вели­кие открытия надо встречать тишиной. Они достойны тишины. Они достойны того, что­бы к ним прислушались.
Танцор. Надо же... Доброе сердце... У всех лю­дей будут добрые сердца, и все человечест­во сделает поразительный пируэт в своей жизни... От восторга мне даже хочется тан­цевать!
Доктор (устало). Ну и танцуйте себе на здо­ровье...
Т а н ц о р. И вы со мной! И вы!
Доктор. Нет, дорогой мой друг, нам рано пля­сать от радости. Впереди еще много, много работы.
Танцор. Ну, хорошо, тогда я сам станцую для вас. Если я этого не сделаю, я разорвусь от восторга. (Танцует и поет.)
«Танца не бывает без секрета. Не узнаёшь, если не покажут. Это удивительно, но это Многие не знают даже. Легкая нога нужна для танца, Легкая рука нужна для танца, Легкая душа нужна для танца -Вот и все и больше ничего».
И хотя учитель танцев собирался танцевать один, но во время танца из рук Мастера упа­ла стеклодувка, из рук Доктора — стето­скоп, из рук Математика — защитное стек­ло, и все они стали танцевать.
Доктор. Что вы делаете? Что вы с нами дела­ете? Танцор (остановился). Ах, извините меня.
Все останавливаются.
Извините меня, пожалуйста. Я совсем забыл, что это волшебный танец... Когда я его тан­цую — все вокруг тоже танцуют. Не могут не танцевать...
Мастер (удивленно). Вот это да!
Доктор. С волшебными танцами, как и со все­ми другими волшебными чудесами, надо быть очень осторожным.
Танцор (виновато). Я знаю, я знаю...
Математик. Я поздравляю вас, Доктор. И вас.. Мастер. Это было сработано, как дважды два.
Доктор. Без ваших расчетов мы бы ничего не сделали. Не уходите. Это и ваш праздник.
Математик. К сожалению, мне пора кормить принца Злючека. (Танцору.) Вы со мной, коллега?
Танцор (вздыхает). Конечно, с вами. Батман жете во дворец.
Математик и Танцор уходят. Доктор. Ну что ж... Проверим все еще раз...
Открываются комнаты в замках Короля и Нитонисена. В одной кормят завтраком Принца, в другой Принцессу. В ком­нате Принца — Генерал и Танцор.
12*
Генерал. Разрешите представить вам учителя
танцев. Принц. Учитель танцев раз-два-трис обожрался
дохлых крыс!.. Ты обиделся? Танцор. Что вы, ваше высочество! Я слушал
вас с громадным интересом. Первая фраза
нового ученика всегда говорит мне об очень
многом. Принц. Жаль, что ты не обиделся. А то бы я
тебя тут же повесил... Ну, ладно. Сначала
поедим, потом попляшем. Танцор. После еды танцевать вредно. Принц. Мне ничего не вредно. Мне все полезно.
Входит Математик с большим блюдом.
Генерал (объявляет). Котлеты из крокодилье­го мяса!
Математик ставит перед Принцем блю­до, кланяется и уходит. Принц жадно пожи­рает котлеты.
Приятного аппетита, ваше высочество!
Принцесса. Ну, папочка... Ну, почему я не мо­гу выйти замуж за Принца?
Нитонисен. Тебе должно быть стыдно от од­ной этой мысли!
Принцесса. Почему мне должно быть стыдно?
Нитонисен (тихо). Он завоевал наше коро­левство. Он — захватчик.
Принцесса. Ну и пусть... Зато он красивый.
Нитонисен. Его отец снял с моей головы ко­рону, и теперь вместо короны я ношу соло­менную шляпу.
Принцесса. Эта шляпа тебе очень идет.
Нитонисен. Но у него злое сердце. Его всю жизнь кормят мясом змей и крокодилов.
Принцесса. А я умею готовить пирожные. Сладкие, нежные и совершенно воздушные...
Нитонисен. Не станет он есть твоих пирож­ных...
Принцесса. А я приготовлю ему пирожное в виде крокодила. Он проглотит его и станет добрее...
Нитонисен. Что ты понимаешь! У человека только одно сердце. У кого доброе, так доб­рое, а у кого злое, так злое. И злое сердце нельзя сделать добрым. Это не удалось еще никому на свете.
Генеральша (входит с подносом). Пирож­ные для принцессы из лучших сортов муки, сахара и сливок!
Принцесса. Ой, какая вкуснотища!
Генеральша. И чай, настоенный на лучших чаинках мира. (Ставит перед Принцессой поднос.) Вы чем-то недовольны, ваше вели­чество?
Нитонисен. Эта дурочка мечтает выйти замуж за Принца.
Принцесса (жалобно). Он такой красивый...
Генеральша. Принц — наш враг. Выбрось его из головы. Уж если выходить замуж, то лучше за такого принца, как ты сама.
Принцесса. Чтобы он потом стал завоеван­ным королем. Вроде нашего папочки.
Нитонисен. Ну и пускай! Ну и пускай! Заво­еванным быть даже лучше, чем незавоеван­ным, потому что завоеванным никого не на­до завоевывать. Вот! А свободен только тот, кто забыл, что когда-то он был свободным. И разрешите вам напомнить, что... (Поет.) «Когда свободным был король, Он выбирал любую роль В спектакле королевства. А завоеванный король Играет только эту роль. Но эта роль без действия».
Генеральша.
«Когда в сраженье шел король, Он выбирал, конечно, роль Того, кто побеждает».
Нитонисен.
«А завоеванный король Играет только эту роль — Того, кто угождает».
Генеральша.
«Когда на свадьбу шел король, Он выбирал, конечно, роль Быть женихом невесты».
Нитонисен.
«А завоеванный король Играет только эту роль, Но эта роль без места».
Генеральша.
«Когда свободным был король...»
Нитонисен. Хватит! Не трави мне душу. Про­сто плакать хочется...
Генеральша. Надо не плакать, а ждать... И он настанет, наш час... Потому что ра­дость и победа делают человека пьяным, а поражение и горе — мудрым.
Нитонисен (испуганно). Тише!..
Генеральша. Настанет час! Потому что по­бежденный всегда умней победителя.
Нитонисен. Тише!
Генеральша. Настанет час! Потому что гря­дущая победа рождается из опыта пораже­ний... Настанет час! Потому что сильный по­беждает слабого, но придет время и умный все-таки победит дурака.
Нитонисен. Я умоляю тебя, замолчи. Я прика* зываю тебе!
Генерал. Паштет для Принца из змеиного мя< са под соусом из волчьего сердца!
Математик вносит блюдо, ставит его пе~ ред Принцем.
Король (входит). Как еда, сын? Принц. Вкуснее нет ничего на свете! Король. Может быть, ты хочешь конфет или
пирожных?
Принц. Терпеть не могу эту гадость. Король. Отлично! Пора прощаться, мой Принц.
Последний отряд уже готов к походу.
Принц. Желаю тебе победить!
Король. Тогда скажи мне формулу победы.
Принц. Когда генерал не жалеет солдат, тогда солдаты не жалеют врагов.
Король. Спасибо, генерал!
Генерал. Не стоит благодарности. Просто принц Злючек очень способный ученик.
Король. Я иду завоевывать страну, где леса полны ядовитых змей, а реки до краев на­биты злыми, беспощадными крокодилами. Я хочу, чтобы ты всегда ел отборное мясо змей и крокодилов. Я хочу, чтобы твое серд­це было злым, как у крокодила.
Принц. Оно будет злым!
Король. И ядовитым, как укус змеи.
Принц. Оно будет ядовитым!
Король. В пустынях этой страны бродят хит­рые лисы и коварные гиены. Я хочу, чтобы сердце твое было хитрым, как у лисы.
Принц. Оно будет хитрым!
Король. И коварным, как у гиены.
Принц. Оно будет коварным!
Король. И пусть так называемые пороки этих животных перейдут в твое мужественное сердце.
Принц. Все будет только так!
Король. Молодец, мой мальчик. Когда-нибудь из тебя получится настоящий король. Ску­чать без меня не будешь?
Принц. Нет. Мне скучать некогда!
Король. Тогда чокнемся на прощанье. Подай­те нам бокалы со змеиной кровью.
Математик вносит поднос с двумя бока­лами. Король и Принц чокаются, выпивают.
Когда заиграют походный марш — выйди на балкон помахать мне рукой. (Уходит.)
Нитонисен. А сейчас я буду с тобой занимать­ся.
Принцесса. Почему ты? Вот у Принца сколь­ко учителей.
Нитонисен. У нас нет денег на учителей. Мы должны экономить. Итак, первый вопрос. Ес­ли к нам вдруг нагрянет Принц, как ты к не­му обратишься?
Принцесса. Ваше высочество...
Н и т о н и с е н. Он и так «ваше высочество». Луч­ше скажи ему: «Ваше высокое высочество», или даже лучше: «Ваше очень высокое вы­сочество».
Принцесса. Ваше невероятно высокое высо­чество.
Нитонисен. Молодец. Можно даже: «Ваше ог­ромное высочество».
Принцесса. Ваше великое высочество.
Нитонисен. Браво! Вот это то, что нужно. Те­перь я за тебя спокоен. Ты не пропадешь.
Принцесса. А можно я назову его «мой лю­бимый принц»...
Нитонисен. Ни в коем случае! Все короли знают, что любовь слишком ненадежная
штука. Она умирает от первой же обиды. И только почтение, рожденное в пене стра­ха, живет вечно. Страх —отец порядка, а почтение — его мать. А теперь повторим прошлый урок — как дрожать от страха.
Принцесса. Но я не хочу дрожать. Мне надое­ло. От этого дрожания все время портится прическа.
Нитонисен. Надо, дочка, надо... Смотри, как я умею дрожать... (Показывает.) Здорово? Я так научился вовремя дрожать от страха, что иногда дрожу сам по себе. Не хочу, но дрожу. И не надо бы дрожать, а дрожу. И ты учись. Научишься дрожать от стра­ха — пойдешь в гору. Победители любят тех, кто их боится.
Принцесса. И Принц меня полюбит?
Нитонисен. Да. Но не в том смысле.
Принцесса. Тогда я не буду дрожать. Я хочу танцевать. Я хочу петь и танцевать.
Нитонисен. Мы слишком много пели и танце­вали, а надо было учить солдат. И поэтому я проиграл сражение. Проиграл. Ты можешь меня презирать. Но ты должна научиться... Я знаю: я ничтожный, несчастный, завое­ванный всеми король...
Принцесса. Папочка, не надо... Мне тебя жал­ко...
Нитонисен. Жалей, жалей меня, дочь моя... (Тихо.) Но когда-нибудь действительно при­дет час и ты пожалеешь этого мерзкого за­знайку Принца... (Испуганно оглянулся, сильно задрожал.) Да здравствуют наши по­бедители, самые лучшие победители в мире!
У Принца закончился завтрак.
Генерал. А теперь, ваше высочество, вы може­те немного поиграть оловянными солдати­ками.
Принц. Один?
Генерал. Со мной. Мы будем разучивать встречный бой.
Принц. Я хотел бы поиграть с таким же маль­чишкой, как я. Ух, я бы его обыграл!
Генерал. Принц может играть только с прин­цем.
Принц. Позовите ко мне соседнего принца.
Генерал. Там не принц, а принцесса.
Принц. Тогда позовите ее.
Генерал. Вам нет смысла играть с принцессой Нитонисенкой. Вы уже выиграли. Принцес­са Нитонисенка уже завоевана вами, и вы можете сколько угодно играть ее судьбой.
П р и н ц. Но я не хочу играть ее судьбой. Я хочу играть с ней.
Генерал. В вашем возрасте уже не играют с принцессами, а женятся на них.
Принц. Зачем?
Генерал. Чтобы получить в приданое полови­ну королевства.
Принц. Зачем мне полкоролевства, когда у ме-
ня сколько угодно целых королевств... А как я могу играть ее судьбой? Я могу ее казнить?
Генерал. Можете. Но это может не понравить­ся другим принцессам, которые могут вам понравиться. Вот ваши солдатики...
Принц. Мне надоело командовать игрушечны­ми солдатиками. Я хочу командовать вами... В шеренгу становись! Смирно! Шагом марш! Стой! Ложись!..
Математик. Но, ваше высочество...
Принц. Ложись!
Танцор. Ваше высочество, разрешите вам на­помнить, что мы — ваши учителя.
Генерал. А я не только военный учитель, но еще и генерал. Со мной нельзя обращаться, как с простым солдатом.
Принц. Плох тот солдат, который не стремится стать генералом, но еще хуже тот генерал, который не умеет быть солдатом... Ложись!
Математик. Но дети не имеют права так об­ращаться со своими учителями!
Принц смотрит на Генерала. Генерал кивает головой.
Принц. Вы со мной не согласны? А вы знаете, что это значит? Это бунт!.. (Генералу.) При­казываю его повесить!
Генерал. Когда?
Принц. Сегодня, во время ужина. Я буду ужи­нать и смотреть, как его вешают.
Математик. Вы можете меня повесить, но уч­тите, что это очень дурной пример для всех остальных детей.
Принц. Дурной пример? Прекрасно! Все дети, глядя на меня, просто подохнут от зависти. И пусть подыхают!
Математик. Даже если вы повесите всех учи­телей, дети не умрут от зависти. На земле слишком много хороших детей... Но они ста­нут дикарями. Неграмотными дикарями. И некому будет строить дома и замки, пахать землю, готовить еду, топить печи... На земле наступит ужасный холод...
П р и н ц. Я не боюсь холода. Я каждое утро зака­ляюсь ледяной водой.
Танцор. Но если умрут все дети, не будет боль­ше танцевальных балов и на земле кончится веселье.
Принц. Плевать! Я буду веселить сам себя!
Генерал. Но если на земле не будет людей — некого будет брать в армию и, что самое ужасное, некого будет завоевывать.
Принц. Хм... Это опасно... Если ты не завоевы­ваешь — значит, завоевывают тебя... Ну, ладно... Все остальные пусть живут... Казни­те его тайно, чтобы никто из детей этого не видел. И подберите веревку покрепче, чтобы не оборвалась. Все! Генерал, уведите его! Генерал. Слушаюсь, ваше высочество!
Математик. Что может спасти меня на этот раз?-Пожар? Наводнение?'Засуха?
Генерал    и   Математик  уходят.
П р и н ц. А теперь займемся вами.
Танцор. Ваше высочество, в основе всякого танца...
Принц. Плевать я хотел на ваши танцы. Вы дол­жны научить меня красиво маршировать. Вот так! (Марширует.) И вы со мной! Раз* два! Раз-два!
Танцор марширует рядом с Принцем, но вдруг Принц останавливается, хватается ру­кой за сердце.
Т а н ц о р. У вас заболело сердце?
Принц (говорит с трудом). Если сердце будет... мешать мне... маршировать... я прикажу раз­рубить его... на мелкие кусочки... (Падает.)
Танцор убегает. На стене, соединяющей два замка, встречаются Генерал и Ге­неральша. У каждого в руках по боль­шому портфелю.
Генеральша (смотрит на часы). Ты точен, как настоящий кавалер.
Генерал. Я точен, как настоящий военный.
Генеральша. Новости есть?
Генерал. Целая куча. Хватит ли у тебя денег на все эти новости?
Генеральша. Денег хватит. Выкладывай!
Генерал. Завтра наши войска уйдут завое­вывать страну крокодилов и змей.
Генеральша. Кто во главе армии?
Генерал. Это секрет.
Генеральша. Твои секреты — мои секреты.
Г е н е р а л. Но это большой секрет.
Генеральша. Чем больше секрет, тем больше монет. Договорились?
Генерал. Сам Король.
Генеральша. Ну? И надолго?
Генерал. Эта страна чуть ли не на краю света.
Генеральша. Кто вместо Короля?
Генерал. Официально Принц. Но на самом деле...
Генеральша. Ты?
Генерал. Я.
Г е н е р а л ь ш а. Но ты не получишь орден за по­ход.
Генерал. Зато я получу то, что у тебя в порт­феле.
Генеральша. Что еще?
Генерал. Принц увидел в подзорную трубу принцессу Нитонисенку и может захотеть нанести вам визит.
Г е н е р а л ь ш а. От кого это зависит?
Генерал. От того, кто остается.
Генеральша. Тот, кто остается и от кого Э1 о зависит, не пожалеет об этом.
Генерал. Мы понимаем друг друга с полусло­ва. Я принес тебе три снаряда, чтобы при­ветствовать салютом Принца.
Генеральша. Давай снаряды, и твой порт­фель не будет пустым.
Обмениваются содержимым портфелей. Все?
Генерал. Все.
Генеральша. А может, поженим наших, а?
Генерал. Ты рехнулась?
Генеральша. Она хорошая девочка. Даже очень хорошая.
Генерал. А ты знаешь, какое приданое по­лагается принцессе?
Ген е р ал ь ш а. Деньги  найдем.
Генерал. Нужны нам ваши деньги. Принцес­се полагается в приданое полкоролевства.
Генеральша. Дадим.
Генерал (хохочет). Да обе половины вашего королевства и так у него в кармане... Хоро­шая девочка! Ну и насмешила ты меня... Нам нужны не хорошие девочки, а хорошие солдаты. Нет, хоть ты и Генеральша, но на­стоящий генерал из тебя не выйдет.
Танцор (вбегает). Господин Генерал!
Генерал. В чем дело?
Танцор. Принц...
Генерал. Молчать!
Генеральша. Что случилось? Я заплачу!
Генерал. В другой раз.
Г е не-
Танцор и Генерал убегают, р а л ь ш а уходит в свой замок.
Король. Потерпи, сын, сейчас придет Доктор и все будет в порядке.
Танцор. Это замечательный доктор. Лучший доктор на свете. Он обязательно вас выле­чит, и мы снова будем танцевать.
Принц. Проклятое... сердце... Я не хочу... уми­рать...
Король. Ты не умрешь. Ты завоюешь еще мно­го стран.
Генерал (входит). Доктор велел принести Принца к нему.
Король. Он что, с ума сошел? Таскать Принца на носилках, как любого мужика или сол­дата!
Г е н е р а л. Он сказал, что он врач и для него все люди равны.
Король. Тогда мы захватим его в плен. Прика­зываю двинуть войска на территорию Док­тора.
Генерал. Нельзя, ваше величество.
Король. Пушки к бою. Кавалерия, заходи с тыла!
Генерал. Ваше величество, это война!
Король. Прекрасно! Объяви ему войну!
Генерал. Это невозможно. Все королевства всего мира тут же объявят войну нам. Мы не осилим.
Король. Проклятье! Что же делать?
Генерал. Если вы не придумаете, так никто не придумает.
Танцор. Давайте я попробую уговорить Док­тора. Только дайте ему честное королевское слово, что отпустите его, как только он за­хочет.
Король. Я отпущу его не когда захочет он, а когда захочу я.
Танцор. Тогда он не пойдет, и вся ваша армия не сможет спасти Принца.
Король. Так... Так... Так... Кроме военной силы есть еще и военная хитрость. (Отводит Ге­нерала в сторону, что-то шепчет ему на ухо.)
На башне дворца Нитонисена все смотрят в подзорные трубы на дворец Короля.
Нитонисен. У них что-то происходит...
Принцесса. Принц сидит в кресле белый как мел.
Генеральша. Король с Генералом о чем-то шепчутся.
Нитонисен. Король с Генералом куда-то уш­ли.
Принцесса. Ах, какой он бледный... Это так красиво...
Нитонисен. В замке появились два человека.
Генеральша. Один в синем плаще...
Нитонисен. Другой в желтом...
Генеральша. Они ведут себя так, как будто они главней Короля и Генерала.
Нитонисен. Странно...
Генеральша. Непонятно...
Принцесса. Что теперь будет с Принцем?
Генеральша. Теперь что-то будет...
Нитонисен. Будет что-то ужасное...
Генеральша. А может быть, наступает наш час?..
Нитонисен. Замолчи! Давайте-ка лучше на всякий случай как следует подрожим от страха.
Генеральша. Вы на всякий случай дрожите, а я на всякий случай прочищу нашу единст­венную пушку.
Нитонисен с Нитонисенкой дрожат от стра­ха, а Генеральша чистит пушку.
Занавес
Действие второе
В своем домике Доктор рассматривает хрустальное сердце. Входит Мастер с ко­томкой на плече.
Д о к т о р. Ты куда это собрался?
Мастер. Пора прощаться, Доктор. Я сделал свое дело.
Доктор. Ты неправ, мой друг, ты неправ. Впе­реди еще много работы.
Мастер. Наверно. Да только от меня мало тол­ку. Все равно я теперь уже десять лет ни­чего хорошего не придумаю.
Доктор. Неужели ты не хочень увидеть самое главное? Как это сердце забьется в живой груди?
Мастер.Я не хочу эти десять лет терять даром. Поброжу по свету, посмотрю, как работают другие мастера.
Доктор. Мне будет грустно без тебя.
Мастер. Мне тоже.
Доктор. И не с кем будет петь нашу песню.
Мастер. Я буду петь ее в дороге.
Тихонько напевают:
«На свете жил один чудак — Все людям отдавал. Над ним смеялись: ты дурак! Он отвечал: наверно, так... И снова отдавал...»
Доктор. А все-таки у нас получилась настоя­щая дружба.
Мастер. Так ведь и работа получилась... Я вам не говорил, Доктор, но я как-то придумал одну штуку. Вот, смотрите... Это стеклян­ный шарик. Круглый, как наша чемля...
Доктор. Замечательная работа... Сколько изя­щества!
Мастер. Я оставлю вам этот шарик. И если нужно будет — разбейте его.
Доктор. Как? Разбить такую работу великого мастера?
Мастер. Он разобьется с удивительным зво­ном, и, где бы я ни был, я услышу этот звон и пойму, что с вами беда и я вам очень ну­жен... И сразу приду.
Д о к т о р. А что здесь нарисовано?
Мастер. Разные страны, а по ним пролегает дорога... Один чудак показал мне эту доро­гу и сказал, что она ведет в страну счаст­ливых дел. Там каждый должен что-нибудь делать, и к тому, кто делает, обязательно приходит удача. Вы ведь знаете, Доктор, я люблю работать, только удача ко мне при­ходит слишком уж редко...
Доктор. Это далеко?
Мастер. Да, не близко...
Доктор. Но если я разобью шарик, ты не дой­дешь до страны счастливых дел.
Мастер. Я вернусь, а потом пойду снова. Что делать, раз уж у нас получилась настоящая дружба.
Доктор. Я никогда не разобью этот шарик.
М а с т е р. А если случится беда?
Доктор. Я сам справлюсь со своей бедой.
Мастер. Это нечестно, Доктор. Если с вами слу­чится беда, а я не приду к вам на помощь, то мне нет смысла отправляться в эту до­рогу.
Доктор. Почему?
Мастер. Да потому, что в страну счастливых дел не пускают того, кто оставил в беде дру­га. Обещайте мне, Доктор.
Доктор. Хорошо. Я обещаю.
Мастер. Тогда прощайте. (Уходит из домика.)
Доктор. Прощай, Мастер! Когда наше сердце забьется в живой груди, в нем будет дышать частица и твоей доброты...
Мастер (идет по площадке, машет рукой Док­тору и поет).
«На свете есть немало дел,
Немало разных дел.
Но сделать сразу все дела
Никто бы не сумел.
А кто грозится сделать все —
Тот лишь хвастун пустой.
И перед дверью хвастуна
Ты лучше зря не стой.
Неси к сапожнику сапог —
Ему подарен дар.
И знай: горшки не лепит бог —
Их делает гончар.
Портному дар — костюмы шить,
Матросу дар — по морю плыть,
А кузнецу — подковы гнуть.
Лечить болезнь — врачу.
Хороший мастер только тот,
Кто в дальний путь не зря идет.
Кто выбирает трудный путь
И дело по плечу».
Мастер уходит, а возле белой черты два человека в плащах. Под синим плащом скрывается Король, под желтым — Ге­нерал. У обоих шляпы надвинуты на глаза.
Король. Прекрасно! Мастер ушел, а с ним од­ним мы быстро справимся. Наручники го­товы?
Генерал. Все в порядке.
Король. Как только он нагнется над тобой и протянет руки — сразу защелкивай. А я на­брошу ему на шею веревку с петлей.
Генерал. Ох, ваше величество, чует мое серд­це, что это дело так просто не обойдется.
Король. Главное, вытащить его на нашу терри­торию.
Генерал. А как  мы  потом это докажем?
Король. И доказывать нечего. Он сам призна­ется. Честные, они ведь врать не умеют.
Генерал. Гениально придумано! Вы — вели­кий полководец, ваше величество.
Король. Ерунда. Легче всего я побеждал чест­ных противников. Они настолько глупы, что считают честными не только себя, но и дру­гих... Ложись и кричи.
Генерал (ложится). Ой, больно!.. Ой, больно!
Король. Помогите!.. Помогите!..
Доктор (выбегает из домика). Что случилось?
Генерал (стонет). Ой, ой...
Король. Мы бродячие артисты, и с моим дру­гом случалась беда.
Доктор. Что с ним?
Король. Не знаю. Мы шли, шли, и он вдруг упал. Нет ли здесь поблизости доктора?
Доктор. Я доктор!
Король. Какая удача! Помогите ему, доктор.
Доктор. Несите его ко мне в дом.
Король (делает вид, что пытается поднять Ге­нерала). Не могу... Он такой тяжелый, а у меня самого больное сердце.
Генерал (стонет). Ой... Ох... Ах...
Доктор. Перетащите его хотя бы через эту чер­ту. Иначе я ничего не смогу для него сде­лать.
Король. Я понимаю, доктор... Мы бедные бро­дячие артисты, и нам нечем заплатить за ле­чение. Доктора теперь лечат только богатых.
Доктор. Не говорите глупостей. Я лечу всех.
Король. Тогда помогите моему другу. Он уми­рает!
Генерал. Ой... Ох... Ах... Умираю...
Доктор. Да подтащите вы его. Это совсем не­много.
Король (опять делает вид, что пытается под­нять Генерала). Сил нет. Раньше бы смог, а теперь слабый стал. (Тихо.) Стони громче.
Генерал. Ой-ё-ёй! Спасите... Мне больно... Я умираю...
Король. Прощай, мой друг... (Всхлипывает.) Сколько лет мы вместе с тобой веселили публику. Что я теперь буду делать один?.. Без тебя... (Плачет.)
Доктор. Перестаньте плакать. Скорей несите его ко мне. Давайте, я вам помогу...
Доктор переступает через белую черту, скло­няется над Генералом, и сразу же щелкают наручники, а на шее его захлестывается петля. Генерал вскакивает на ноги и вместе с .Королем оттаскивает Доктора подальше от белой черты.
К о р о л ь. Ну что, докторишка, попался? Доктор. Что вы делаете?
Король и Генерал скидывают свои шляпы.
Король. Теперь тебе ясно?
Доктор. Вы не имеете права...
Король. На территории своего королевства я имею право на все. И если ты не вылечишь принца Злючека, я повешу тебя.
Доктор. Вы нарушили соглашение...
Король. Не трогать тебя в твоем доме. Но ты пришел в мой дом. Сам.
Доктор. Вы обманули меня!
Король. Наше дело — обманывать, а твое де­ло— не обманываться. Ну, будешь лечить Принца?
Доктор. Что с ним?
Генерал. Он упал и стал бледный-бледный.
К о р о л ь. И держится рукой за сердце.
Генерал. И не может от боли вздохнуть.
Д о к т о р. А губы?
Король. А губы у него стали синие-синие...
Доктор. Так что же мы стоим? Идемте скорей!
И Доктор впереди Короля и Генерала стре­мительно идет во дворец, где над смертель­но бледным Пpfu нц ем склонился Тан­цор.
Танцор. Ваше высочество, отмените казнь учи­теля математики.
Принц. Нет.
Т а н ц о р. Он был вашим учителем и другом. По­милуйте его.
Принц. Нет.
Танцор. Вы сами сейчас на грани между жизнью и смертью. В такой момент проща­ют даже врагов.
Принц. Нет... (Стонет.)
Танцор. Вы назначили казнь учителя, и смерть прибежала в ваш дом. Она бродит по зам­ку, и неизвестно, кого еще она зацепит сво­ей костлявой рукой. Простите учителя, и смерть уйдет из вашего дома.
Принц. Я не умею прощать.
Танцор. Это очень просто. Я научу вас!
Принц. Нет. Всех королей убивали те, кто ког­да-то был ими прощен. Я не умею прощать, потому что не хочу прощать... Мне душно... Воды!..
Входят Доктор, Король и Генерал.
Танцор. Доктор, если понадобится    моя    по­мощь... Доктор. Откройте все окна!
Танцор открывает окно, и сразу в команату врывается монотонный грохот.
В чем дело?
Генерал. Это маршируют солдаты. Доктор. Я требую абсолютной тишины! Генерал (кричит в окно). Смирно!
Грохот сапог обрывается. Доктор достает стетоскоп и начинает выслушивать сердце Злючека.
Король. Что с ним?
Доктор. Замолчите! Вы мне мешаете.
Король (Генералу). Да как он смеет?
Генерал. Потерпите, ваше величество. Пусть он сначала вылечит Принца...
Доктор. Дышите... Глубже... Спокойнее... Не дышите... Так... Вздохните глубоко...
Принц. Ой... (Теряет сознание.)
Король. Что с ним?
Доктор. В этом мальчике накопилось столько злобы и пороков, что они проникли в кровь и заразили сердце. Да, да... У него порок сердца. Очень тяжелый порок.
Король. Это опасно?
Доктор. Да.
Король. Он может умереть?
Доктор. Да.
Король. Когда?
Доктор. В любую минуту.
Король. Надеюсь, вы понимаете, что в ту же минуту умрете и вы?
Доктор. Да.
Король. И у вас нет другого спасения, кроме как вылечить Принца?
Доктор. Да.
К о р о л ь. И знаете, что я не шучу?
Доктор. Да.
Король. Что нужно сделать?
Доктор. Принести мои инструменты.
Король. Я пошлю за ними.
Доктор. Я пошлю сам. Пусть сходит учитель танцев. Я объясню ему, где что лежит. А больного отнесите в соседнюю комнату.
Танцор. Доктор, неужели вы отдадите доброе сердце самому злому мальчику в мире?
Доктор. А кому же еще отдавать доброе серд­це? Ведь у доброго оно уже есть.
Танцор. Бывает, что и доброе сердце надо ме­нять. И если ему не найдется замены, то мир станет беднее на одно доброе сердце.
Доктор. Но если мы сейчас заменим злое серд­це на доброе, в мире станет немножечко меньше злобы и чуточку больше добра. Мир станет богаче на одно доброе сердце... Вы видели опыт и знаете, что нужно принести. Идите. И будьте чрезвычайно Осторожным.
На башне замка Нитонисена все в полном волнении и не отрывают от глаз труб.
Генеральша. Они похитили Доктора.
Нитонисен. Ловко все устроили. Не приде­решься.
Принцесса. Но зачем им Доктор?
Генеральша. Значит, кто-то заболел. Здоро­вому человеку врач не нужен.
Принцесса. Кто? Может быть, Генерал?
Генеральша. Исключено. Я только что с ним разговаривала. Остаются Принц или Ко­роль...
Нитонисен (тихо). Если умрет Король...
Генеральша. То Принц станет королем.
Нитонисен. А если умрет Принц...
Принцесса. Нет, он не умрет!
Нитонисен. Почему?
Принцесса. Потому что я не хочу, чтобы он умер.
Генеральша. Ах, девочка моя, это зависит не от нас. Все люди смертны. И, к сожалению, те, кого мы любим, всегда уходят от нас раньше, чем мы уходим от них. Они остав­ляют нам свою боль, и мы принимаем эту боль для того, чтобы им уже никогда не бы­ло больно.
Принцесса. Пусть лучше умрет Король!
Генеральша. Это было бы слишком хорошо, но именно поэтому он и не умрет. Король, Генерал и Танцор ожидают результатов операции.
Король. Если он вылечит Принца, я дам ему целый мешок золота.
Т а н ц о р. Он обязательно вылечит.
Король. Я построю ему большой дворец.
Танцор. Он сделает его дворцом-больницей.
Король. Я расширю его территорию и объяв­лю ее неприкосновенной.
Танцор. Мы еще попляшем с Принцем на весе­лых придворных балах. Конечно, не сразу. После болезни сначала придется заняться легкими экзерсисами.
Король. А ты, Генерал, днем и ночью будешь охранять покой Доктора.
Генерал. Слушаюсь!
Король. А если что случится, я прикажу его повесить.
Генерал. При всех, на площади.
Король. Я прикажу отрубить ему голову.
Генерал. И руки и ноги!
Король. Я прикажу бросить его в костер.
Генерал. И поджаривать на медленном огне!
К о р о л ь. А ты, учитель танцев, будешь при этом плясать от радости.
Танцор. Нет... Нет!.. Этого не будет!
Король. Что? Ты осмеливаешься...
Танцор. Этого не будет, потому что все будет в порядке. Вот увидите.
К о р о л ь. А если все будет в порядке, я дам ему постоянный пропуск на проезд через мое ко­ролевство в любое время суток.
Открывается дверь, и Доктор вводит за руку Принца. Он еще немного бледен, но двигается спокойно и уверенно.
Доктор. Берите вашего Принца. Он здоров.
Король (бросается к Принцу). Как ты себя чувствуешь?
Принц. Прекрасно!
К о р о ль. И ничего не болит?
Принц. Ничего.
Король. Поздравляю, Доктор. Вы ловко спасли свою жизнь.
Доктор. Я старался спасти не свою жизнь, а жизнь Принца.
К о р о л ь. За спасение Принца вы награждаетесь своей собственной жизнью, а также мешком золота, новым замком и постоянным пропу­ском для проезда по моей территории.
Генерал. Ну, пропуск — это уже лишнее...
Король. Ты прав, Генерал. Никогда не нужно обещать больше, чем хочешь дать. Но если пообещал — дай. Ну, сын! Если ты здоров, то прощай! Я иду завоевывать новые страны.
Принц. Папочка, но у нас уже и так много за­воеванных стран.
Король. Я великий Король, прозванный Завое­вателем, и я должен оправдывать свое на­звание.
Принц. Мне будет скучно без тебя.
Король. Не думаю, мой сын. Я отдаю под власть твоей руки не только наше королев­ство, но и все соседние. А это такие коро­левства, что с ними не соскучишься... Так пусть твоя рука будет твердой и жесткой. И пусть не дрогнет она, когда надо будет убить врага или казнить друга.
Принц. Но зачем же казнить друга?
Король. Врагов надо бить до тех пор, пока они не станут твоими друзьями. А друзей надо казнить для того, чтобы они не стали твои­ми врагами. Чокнемся на прощанье. Подай­те нам бокалы со змеиной кровью!
Генерал подает бокалы, они чокаются и пьют.
Принц. Фу, какой невкусный сок.
Король (грозно). В чем дело?
Генерал. Ваше величество, в бокалах свежай­шая кровь из лучших сортов змей!
Король. Тебе показалось, сын мой. Это отлич­ный напиток. Прощай! (Уходит.)
Принц (кричит вслед ему). Береги солдат. Если кто-нибудь из них погибнет, мне будет очень жалко.
За окном слышен голос Короля: «Войско!.. Шагом марш!» И под дружный топот сапог раздался гром военного оркестра. Принц Злючек схватился за сердце.
Генерал закрывает окно.
Принц. Мне опять плохо?
Доктор. Ничего страшного. Просто они очень громко играют. Вы замечали когда-нибудь, как от слишком громкой музыки духовых оркестров звенят стекла?
Принц. Замечал.
Доктор. Вот так же и ваше сердце...
Принц (удивленно). Вы хотите сказать, что у меня стеклянное сердце?
Доктор. Не совсем так... В вашей груди бьется сердце из тончайшего хрусталя, сердце, пол­ное света и доброты. Это удивительное серд­це, и все мы должны очень внимательно его беречь.
Танцор. Ах, Доктор, боюсь, что в этом шумном мире уберечь его будет не так-то просто.
Доктор. Надо будет во всем дворце расстелить на полах ковры, жесткую мебель сменить на мягкую, а духовой оркестр заменить симфо­ническим.
Принц. Это просто. Генерал, все исполнить!
Генерал. Слушаюсь.
Принц (говорит, как бы прислушиваясь к са­мому себе). Но меня пугает другое: вот уже прошло несколько минут, а я ни на кого не разозлился. И никого не приказал повесить. И самое странное, что мне этого даже не хо­чется.
Доктор. Ваше высочество, вы забыли, что у вас теперь доброе сердце!
Принц. Доброе сердце? А вы знаете, сколько у меня завоеванных королевств?
Доктор. Очень много.
Принц. Как же я буду управлять ими с добрым сердцем?
Доктор. Доброе сердце делает человека муд­рым.
При н ц. А мудрость печальным?
Доктор. Да. Но мудрость говорит мудрому: помни всегда о печали, даже в час веселья помни о печали, знай, что она к тебе обяза­тельно придет, и именно поэтому в час ве­селья живи весельем и веселись веселей.
Принц. Ну что ж... веселиться так веселиться. Только я не знаю, как это делается.
Танцор. Очень просто. Давайте танцевать!
Доктор. Только, пожалуйста, без резких дви­жений.
Танцор (поет и танцует, заставляя Злючека ко­пировать свои движения): «Танец помогает жить на свете, Танец может вылечить болезни. Это удивительно, но это Значит, танец всем полезен. Легкая нога нужна для танца, Легкая рука нужна для танца, Легкая душа нужна для танца — Вот и все и больше ничего».
Доктор (кричит). Немедленно закрыть   окно!    Доктор. Как это у вас так сразу получается!
Генерал. И Принц здорово танцует.
Танцор (гордо). Волшебный танец! Применя­ется только в самых крайних случаях.
Принц (с изумлением смотрит в окно). Что это там строят?
Генерал. Виселицу для учителя математики.
П р и н ц. А за что его хотят повесить?
Генерал. Он был настолько дерзок, что позво­лил себе не согласиться со своим учеником.
Принц. Если ученик неправ, учитель и не дол­жен с ним соглашаться.
Генерал. Но этим учеником были вы.
П р и н ц. И я приказал его повесить?
Генерал. Так точно! За ужином будет испол­нено.
Принц. Стыдно!
Генерал. Кому, ваше высочество?
Принц. Мне. Мне очень стыдно. И в наказание я сам себя оставляю на обед без сладкого.
Генерал. Ваше высочество, но вы никогда не ели в обед ничего сладкого!..
Принц. Значит, я каждый день был в чем-нибудь виноват?
Генерал. Да нет. Просто больше всего на све­те вы любите мясо змей и крокодилов.
Л р и н ц. Прекрасная мысль! Генерал, сейчас же принесите сюда все запасы змеиного и кро­кодильего мяса!
Генерал уходит.
Раньше это мясо давали только Королю и мне. Оно стоит ужасно дорого... А теперь я хочу, чтобы это замечательное мясо ели все. Вы сейчас его попробуете.
Доктор. Видите ли, ваше высочество...
Л р и н ц. Нет, нет, не отказывайтесь. Мне для вас ничего не жалко!
Доктор. Спасибо, но я уже сыт.
Танцор. Ая вегетарианец.
Принц. Что это?
Танцор. Я питаюсь только растительной пи­щей.
П р и нц. Почему?
Танцор. Во-первых, потому, что это дешевле, а во-вторых — сохраняет фигуру.
Входит Генерал   с   подносом.
Доктор. И давно вы вегетарианец?
Танцор. Уже две минуты.
Принц. Попробуйте мое угощение. Не обижай­те меня. Я очень расстроюсь. Честное слово.
Доктор. Дорогой принц, а вы сначала попро­буйте его сами,
Принц. А, понимаю... Как повар моего отца... Вы боитесь, что оно отравлено?
Доктор. Что вы, Принц! У нас и в мыслях этого не было. Просто я уверен, что теперь оно не покажется вам таким вкусным.
Танцор. А вы не боитесь, что это мясо снова сделает его...
Доктор. Нет, не боюсь. Я уверен в своем серд­це. Клапан не пропустит ни капельки злобы.
Принц. Хорошо. Я попробую его первым... Фу! Какая противная еда. (Генералу.) Никогда больше не подавайте мне на стол эту га­дость! Уберите!.. Стойте!.. И приведите ко мне учителя математики... Я попрошу у не­го прощения. И если он простит меня, мы весело с ним поужинаем.
Генерал. Слушаюсь! (Уходит.)
Доктор (Танцору). Доброе сердце начинает свою работу.
Танцор. Прекрасное сердце.
На башне Н ит о ни сен, Принцесса   и Генеральша.
Генеральша. Король Злюк ушел в поход.
Нитонисен. Смотрите, учителя математики ве­дут во дворец. Неужели отменили казнь?
Генеральша. В комнаты несут ковры.
Принцесса. А у музыкантов забрали трубы и выдают скрипки. Чудеса!
Генеральша. Чудеса хороши в цирке. В цир­ке мы платим за чудеса, а за чудеса в жиз­ни нам приходится расплачиваться.
Нитонисен. Мне страшно. По-моему, сейчас самое время подрожать от страха. (Про­жит.) И вы дрожите. Сильней!
Все трое дружно дрожат от страха.
Доктор. Почему опять дребезжат стекла!
Г е н е р а л. От детонации.
Доктор. Откуда детонация?
Генерал. От дрожи короля Нитонисена.
Доктор. Скажите, чтобы немедленно прекратил.
Принц (держится рукой за сердце). Я сам ска­жу. (Поднимается на башню.) Прекратите дрожать!
Нитонисен. Мы не можем. Мы дрожим от страха.
Принц. Тогда перестаньте бояться.
Нитонисен. Вы это серьезно, ваше высочест­во?
Принц. Конечно, серьезно. Желаю вам всего доброго.
Принцесса   грациозно   кланяется. Принц отвечает ей  таким  же поклоном и уходит.
Принцесса. Я хочу послать Принцу букет цветов.
Нитонисен. Да как ты смеешь?
Принцесса. Смею. Он сам приказал не боять­ся.
Генеральша. Букет цветов — хороший повод для разведки. Надо узнать, что там проис­ходит. Я отнесу цветы.
В комнату Принца входит Математик.
Принц. Простите меня, я был неправ.
Математик. Я очень рад. Потому что просить прощения может только тот, кто сам умеет прощать.
Принц (радостно). Значит, вы меня простили?
Математик. Уметь прощать — самое высокое качество человека. Оно делает нас велико­душными. А великодушным может быть только тот, кто умеет прощать... Так прос­тим же друг друга, и оба станем чуточку лучше.
Принц. Вы знаете, мне сегодня в голову при­шла замечательная мысль.
Математик. Какая же?
Принц. По-моему, дважды два — все-таки че­тыре.
Математик. Вы уверены в этом?
Принц. Да.
Математик. Если бы вы знали, как вы меня обрадовали. Это действительно прекрасная мысль. Она прекрасна потому, что никогда не приходит одна. Вместе с ней придет це­лая толпа удивительных открытий. Вы еще узнаете, что трижды три — девять, а пятью пять — двадцать пять!..
Принц. Ну, не все сразу, учитель. Не все сразу. Я обещаю вам подумать.
Математик (тихо, Танцору). У меня сегодня праздник. Большой праздник. Если бы я был королем, я объявил бы этот день днем учителя. Наконец-то Принц согласился со мной!
Танцор. В чем?
Математик. В том, что дважды два — четыре.
Танцор. Не вижу в этом никакого уверта. Ста­рая как мир истина.
Математик. Ах, дорогой мой коллега, как раз новым принцам труднее всего внушить ста­рые истины. Это второй принц в моей жиз­ни, который согласился со мной. Только бы его не свергли.
Принц (Математику). Дорогой учитель, мне бы хотелось, чтобы эта замечательная мысль пришла в голову всем детям нашего коро­левства.
Математик. В нашей стране учатся только бо­гатые дети. А бедные... Их так много.
Принц. Бедных детей мы будем учить бесплат­но. И за каждую отметку будет своя награ­да. За пятерку — одно мороженое целиком, за четверку — одно мороженое на двоих, за тройку — только разок лизнуть, а за двой­ку — два раза взглянуть издалека.
Математик. Двойки ставить очень опасно.
Принц. А мы запретим даже самым богатым ученикам наказывать даже самых бедных учителей.
Математик. У вас доброе сердце, ваше высо­чество.
Генеральша (входит с букетом цветов, но идет по комнате как-то странно, все время боком и по кругу). Извините, но в нашем
королевстве приказано всем ходить только в башмаках на правую ногу.
Принц. Это очень оригинально. Заходите, по­жалуйста.
Генеральша. Разрешите, ваше высочество, передать вам букет цветов от нашей Прин­цессы.
Генерал. Мужчинам дарят не цветы, а оружие.
Генеральша. У нас нет оружия, и поэтому цветы — это наше оружие.
Принц. Какой красивый букет!.. И как прият­но дышать этим нежным запахом... Я хотел бы подарить такие же цветы Принцессе... Нет, даже еще лучше.
Генерал. Но у нас нет цветов.
Принц. Я приказываю засадить все королевст­во цветами.
Генерал. Но для этого нужно много садовни­ков. У нас их нет.
Принц. Неужели не осталось ни одного садов­ника?
Генерал. Нет. Всех садовников мы сделали солдатами.
Принц. А теперь мы всех солдат сделаем са­довниками.
Генерал. У нас некому любоваться этими цве­тами. Днем люди работают или воюют, а ночью-то их не видно.
Принц. Тогда осветите все королевство. По­ставьте фонарные столбы.
Генерал. У нас на пушки-то еле металла хва­тает.
Принц. Сделайте столбы из пушек. Поставьте их дулом вверх и прицепите лампочки.
Генерал. Это безумие!
Принц. Это приказ... (Генеральше.) А как зо­вут вашу Принцессу?
Генеральша. Нитонисенка.
Принц. Странное имя.
Генерал (злорадно). А короля — Нитонисен. Их прозвали так с тех пор, как один бродя­чий поэт сочинил про них песенку о невезу­чем королевстве. И я вам ее с удовольстви­ем спою. (Поет.)
«Кто видел сотни королевств, Такого не найдет. Здесь кто поест — тот не доест, Кто пьет — тот не допьет. На троне здесь Нитонисен Сидит с Нитонисенкой. Ни то ни се, ни то ни се, Беда с такой девчонкой. Зимой здесь не бывает туч, Не греет солнце летом.
Кто невезуч, тот невезуч
При всем, при том, при этом».
Генеральша. Это не совсем так, ваше высо­чество. У кого ничего нет — тому всегда не везет.
П р и н ц. А почему у вас ничего нет?
Генеральша. Потому что все, что у нас есть,— принадлежит вам. Даже наша свобода.
П р и н ц. Я возвращаю вам вашу свободу!
Генеральша. Спасибо, но это невозможно. Свободу надо брать в крепкие руки. А у на­шего Короля руки дрожат от страха.
Принц. Чего же он боится?
Генеральша. Ваших солдат.
Принц. Но теперь у нас вместо солдат будет очень много садовников. Ему не надо боять­ся.
Генеральша. Хорошо. Я передам это моему Королю. (Уходит.)
Генерал. Если бы это слышал ваш отец, он бы тут же казнил и меня и всех присутствую­щих.
Принц. Нет, нет! Под страхом смертной казни отныне и во веки веков смертная казнь за­прещается... А завтра мы устроим бал и пригласим на него соседнюю Принцессу. Какие прекрасные цветы!..
Генерал. Этого нельзя делать.
Принц. Почему?
Генерал. Вам пора спать. Идемте, а перед сном я вам все объясню.
Принц. Всем спокойной ночи. А утром по всей стране мы откроем школы танцев.
Принц и Генерал уходят.
Доктор. Все хорошо, друзья.
Математик. Боюсь, что слишком хорошо.
Танцор. Слишком хорошо не бывает.
Математик. Бывает, но только очень ненадол­го.
Доктор. Ты неправ, мой друг, ты неправ. Даже если счастье приходит на одно мгновение, все равно это мгновение больше, чем вся жизнь... Спокойной ночи!
Доктор, Математик и Т.анцор ухо­дят. Наступает темнота, а на переходе меж­ду дворцами появляются Принц и Прин­цесса.
Принцесса. Нас никто не увидит?
Принц. Нет. Все спят.
Принцесса. Я знала, что ты придешь. Я по­слала тебе волшебные цветы.
Принц. Тебя правда зовут Нитонисенкой?
Принцесса. Глупое имя.
Принц. Мы придумаем тебе другое. Ты тогда больно упала?
Принцесса. Очень. Я хотела тебе понравиться.
Принц. Для этого не обязательно падать.
Принцесса. Смотри, какого я принесла тебе крокодила.
Принц. Я не хочу больше есть крокодилов.
Принцесса. Он сделан из сладкого крема.
Принц (пробует). Ой, какой вкусный!
Принцесса. А во что ты играешь?
Принц. Раньше я играл в солдатиков, а теперь
мне почему-то неинтересно. Я бы очень хо­тел поиграть с тобой.
Принцесса. И я.
Принц. Но, оказывается, для того чтобы играть с тобой, я должен на тебе жениться.
Принцесса. Пожалуйста. Я не против.
Принц. В том-то и дело, что жениться я не мо­гу. Ты должна мне дать в приданое пол­королевства.
Принцесса. Ах, да. Папа мне говорил про это.
Принц. Глупо, что мы не можем быть вместе. И все потому, что я тебя завоевал. Уж луч­ше бы ты меня завоевала.
Принцесса. Сюда кто-то идет.
Принц.   Бежим.
Принцесса. Мы еще встретимся?
П р и н ц. Я буду ждать тебя.
Принцесса. Завтра ночью на этом же месте.
Они убегают. На переход идет Г енераль-ша в халате и чепчике и Г е не рал в пол­ной форме со всеми орденами.
Генерал. Мне нужно видеть твоего Короля.
Генеральша (настороженно). Зачем?
Г е н е р а л. Важное дело.
Г е н е р а л ь ш а. Он спит.
Генерал. Разбуди.
Генеральша. Я не пущу тебя.
Генерал.  Еще  не  всех  солдат  превратили  в
садовников. Генеральша. Ладно, идем.
Генерал и Генеральша уходят. И вдруг все освещается ярким светом. В ком­нате появляются Принц, Доктор, Тан­цор и Математик.
Принц. Что это?
Математик. На пушках зажгли фонари.
Скрипки играют вальс.
Принц (показывает в окно). Сколько людей! Это все наши новые садовники?
Доктор.Да.
Принц. А почему они так странно подпрыгива­ют?
Танцор. Они хотят танцевать от радости, но не умеют.
Принц. Так научите их скорей.
Танцор поет свою волшебную песню.
Доктор. Какой прекрасный праздник!
Принц. Еще! Еще!
Танцор. Этот волшебный танец нельзя танце­вать больше трех минут подряд. Это усло­вие. И если я его нарушу, мои ноги станут совершенно деревянными. Завтра мы прове­дем еще один урок.
На башне Нитонисен, Генеральша и Принцесса. Нитонисен заряжает пушку.
1OV/
Генеральша. Ваше величество, не делайте этого!
Нитонисен. Генерал сказал мне, что Принц сошел с ума. Солдат превратил в садовни­ков, пушки — в фонари. И что мне самое время его завоевать.
Генеральша. Злой Принц стал сегодня доб­рым Принцем. Он вернет нам свободу без всяких сражений.
Принцесса. Мы сами вернем себе свободу. И я смогу дать ему в приданое полкоролев­ства, и выйти за него замуж, и играть с ним, сколько я захочу.
Генеральша. Безумная! Как ты сможешь с ним играть, если ты убьешь его?
Принцесса. Мы выстрелим не в него, а толь­ко в его замок. Он сам мне сказал, что луч­ше бы я его завоевала. И я его завоюю!
Генеральша. У него хрустальное сердце. Оно разобьется от взрыва.
Принцесса. Глупости! От одного выстрела ни­чего не случится.
Генеральша. Умоляю вас, не стреляйте! Вы можете захватить его королевство без вся­кого боя!
Нитонисен. А победа? Победа ведь не быва­ет без боя. Раз уж у меня есть пушка, я из нее выстрелю.
Принцесса. И мы устроим победный бал! И я буду танцевать на балу с самым добрым, с самым красивым Принцем... Папочка, я са­ма дерну за шнурок.
Генеральша. Одну секундочку! Я не хочу в этом участвовать. Я подаю заявление об от­ставке.
Нитонисен. Не мешай... Дергай, дочка!
Принцесса дергает за шнурок. Звучит выст­рел пушки. И еще более мощный грохот разрыва рядом с комнатой Принца.
Доктор. Что это?
Принц. Это война... (Прижимает руку к серд­цу, ужасно бледнеет и падает на руки Док­тора.) Меня не спасло ваше доброе сердце... А все так хорошо начиналось... Прощайте... Танцор. Он умер?
Доктор. Пока еще нет... Но умрет, если мы не отнесем его быстро в мой домик.
За окнами сильный шум. Танцор и Матема­тик подбегают к окну.
Танцор. Генерал переодевает садовников обрат­но в солдат.
Математик. Они заряжают ружья!
Танцор. Фонари превращают в пушки.
Математик. Они заряжают пушки.
Танцор. Солдаты раздают музыкантам трубы.
Голос Генерала. Сдавайтесь! Вы окруже­ны!
Доктор. Вот теперь он умрет. Нам не прорвать­ся сквозь строй солдат...
За окном гремит военный оркестр.
Прощай, мой мальчик... Это я во всем ви­новат...
Танцор. Нет! Он не умрет! Мы спасем его! Та­нец! Волшебный танец! Вы несите Принца., а я заставлю солдат танцевать. Только до­несите его за три минуты. Не больше, чем три минуты. И когда будете бежать, все время повторяйте: три два, один, три два, один. Тогда вас не коснется волшебство танца.
Доктор вынимает из кармана стеклянный шарик, подаренный Мастером, и разбивает его. И тревожный звон волнами раскатыва­ется над землей.
Математик. Скорее!
Доктор и Математик уносят Прин­ца.
Генеральша (вбегает). Я умоляла их не стрелять. Я так просила их не стрелять...
Танцор. Лучше покажите мне дорогу на баш­ню. Мы еще попробуем спасти Принца.
Генеральша. Идемте.
Танцор   и   Генеральша уходят.
Принцесса (вбегает). Где мой Принц, Принц!.. Принц!.. Где ты?.. Мы можем те­перь пожениться. И любить друг друга сколько угодно...
Нитонисен (вбегает и сразу бросается к окну). Вот они!.. Они хотят унести Принца. Хва­тайте их!
В это время на башне замка появляются Танцор и Генеральша. Танцор начи­нает свою песню и танец, и сразу же в ком-нате затанцевали Нитонисен с Нитонисен-кой, а на башне вместе с ним Генеральша.
Танцор.
«Танца не бывает без секрета.
Не узнаешь, если не покажут.
Это удивительно, но это
Многие не знают даже.
Легкая нога нужна для танца,
Легкая рука нужна для танца,
Легкая душа нужна для танца —
Вот и все и больше ничего». Генеральша. Здорово! Все солдаты танцуют.
И Генерал тоже. Вот смеху! Танцор.
«Танец помогает жить на свете,
Танец может вылечить болезни.
Это удивительно, но это
Значит, танец всем полезен.
Легкая нога нужна для танца,
Легкая рука нужна для танца,
Легка душа нужна для танца —
Вот и все и больше ничего». Почему они идут так медленно? Генеральша. Они несут его осторожно. Очень
осторожно. Танцор.
«Танец на земле, как лучик света,
Он в своем тепле вам не откажет.
Это удивительно, но это
Многие не знают даже.
Легкая нога нужна для танца,
Легкая рука нужна для танца,
Легкая душа нужна для танца —
Вот и все и больше ничего».
Они не успели дойти до границы Доктора. Генеральша. Еще, еще! Танцор. Но я не могу больше танцевать. Генеральша. Они совсем рядом с белой чер­той!
Танцор. Я нарушу условия волшебного танца. Генеральша. Солдаты бросились за ними в
погоню.
Танцор. Мои ноги станут деревянными. Генеральша.   Окружают! Танцор. Навсегда... Генеральша.  Скорей танцуйте!  Еще  совсем
немного! Танцор.
«Танец помогает жить на свете, Танец может вылечить болезни. Это удивительно, но это Значит, танец всем полезен. Легкая нога нужна для танца, Легкая рука нужна для танца, Легкая душа нужна для танца — Вот и все и больше ничего».
Генеральша. Ура! Они перешли^ белую черту! Все будет хорошо, и мы еще попляшем на празднике свободы!
Танцор (садится). Ферме... Ферме... Ферме...
Генеральша. Ферме? Где ферме?.. Опять что-нибудь случилось?
Танцор (грустно улыбается). Ничего особенно­го... Ферме — это балетный термин. Он означает конец танца. Просто конец танца.
В домике Доктора Математик сидит над новыми расчетами. Входит Доктор.
Математик. Что там?
Доктор. Пульс слабый, дыхание очень редкое.
Математик. Но он все-таки жив?
Доктор. Пока жив... Только бы скорей пришел Мастер!.. И мы спасем Принца.
Математик. Его все-таки свергли. Неужели судьба так и не пошлет мне ни одного обра­зованного принца? Я просто в отчаянии!
Доктор. Ты неправ, мой друг, ты неправ. Сей­час не время для отчаяния. Сейчас время работы. Мне срочно нужны расчеты нового, очень прочного сердца.
Математик. Я стараюсь. И, кажется, у меня кое-что получается.
Доктор. Если Мастер услышал звон разбитого шарика — он придет. Он обязательно при­дет.
Стук в дверь.
Математик. Мастер пришел!
Доктор. Нет, у Мастера свой ключ.
Принцесса (всовывает голову в дверь). Мож­но мне войти?
Доктор. Входи.
Принцесса (всхлипывает). Мы так любили друг друга... И хотели всю жизнь играть вместе.
Доктор. Вы только начинали любить. Но ты слишком торопилась. В любви умный ждет,, а глупый торопится. И своей глупостью ты разбила его сердце.
Раздаются тяжелые медленные шаги, и в комнату с деревянным стуком входит Тан­цор.
Математик. Что с вами?
Танцор. Ферме... Конец танца... Вы слишком медленно шли.
Доктор. Условие волшебного танца... Неужели вы решились на это? Вы мужественный че­ловек.
Танцор. Когда у всех людей будут добрые сердца, они и сами научатся танцевать.
Д о к т о р. Я вылечу вас!
Танцор. Не надо. Через три дня мои ноги ста­нут совершенно здоровыми, такими же, как у всех людей. Но танцевать я уже никогда не смогу.
Доктор. Что же вы будете делать?
Танцор. Если вы разрешите, я буду помогать вам. Ведь своими танцами я старался де­лать сердца людей чуточку добрее. Так что у меня будет почти та же работа.
Принцесса   (плачет). И это тоже из-за меня...
Математик. У меня все готово, и если Мастер придет вовремя...
Доктор уходит.
Танцор. Вы великий математик. Математик. Нет. Велик тот,    кто    совершил
подвиг. А подвиг совершили вы. Доктор (входит). Ему все хуже... Больше трех
часов он не выдержит... Неужели Мастер не
услышал звона?
И вдруг совсем рядом раздается песенка Мастера. Доктор бросается к двери и распа­хивает ее.
Мастер (входит). Что случилось?
Доктор. От выстрела пушки у Принца разби­лось сердце. Нужно срочно сделать новое. Очень прочное. Самое прочное сердце в ми­ре.
Мастер (показывает на Нитонисенку). Она плачет от горя?
Доктор. Да. И это горе тем горше, что она са­ма в нем виновата.
Мастер. Можно я соберу ее слезы?
Доктор. Зачем?
Мастер. Я где-то слышал, что доброта закаля­ется в горе. Ее слезы пригодятся нам для нового сердца.
Принцесса. Пожалуйста, берите... Я буду плакать день и ночь...
Мастер. А что, Доктор, с тем сердцем вышла у нас неувязочка? Плохо мы сработали.
Доктор. Ты неправ, мой друг, ты неправ. Мы
сделали прекрасное сердце. Потом, когда мир станет добрым и разумным, мы снова будем делать такие сердца. Они будут тон­кими, прозрачными и будут сверкать всеми гранями своей доброты. Но пока на свете есть хотя бы один подлец или хотя бы один дурак с одной-единственной пушкой — доб­рое сердце не должно быть таким хрупким.
И они снова принимаются за работу. Звучит их песня о чудаках:
«На свете жил один чудак —
Все людям отдавал. Над ним смеялись: ты дурак!
Он отвечал: наверно, так... И снова отдавал».
Занавес
 
Сдано в набор 25/IV 1973 г. Подписано в печать 11/VI 1973 г. А01978 Тираж 20000 экз. Формат 84X108Vii!- Объем 12 печ. л. Усл. 20,17. Уч.-изд. л. 22,00. Заказ 823
Чеховский полиграфический комбинат Союзполиграфпрома при   Государственном    комитете    Совета    Министров    СССР по делам    издательств,    полиграфии    и книжной    торговли, г. Чехов, Московской области.

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования