Общение

Сейчас 974 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

  • Лариса555

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

Пьеса в 2-х действиях для кукольного театра

Перевод с чувашского, сценическая редакция и стихи Юрия Кушака

Действующие лица
Пюрнеске — соломенный мальчик.
Маганьби — девочка-мотылек.
Бабочка — бабушка Маганьби.
Крот.
Дружок — шерстяной пес.
Жар-птица — по имени Вуткайк, птица бессмертия.

Первый птенец
Второй птенец
(дети Вуткайк).

Чиге — злой колдун, повелитель царства теней.

Паук
Волк
Ворон
(слуги Чиге).


Жница    
Кузнец
Парни и девушки
(персонажи, исполняемые актерами).

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Картина первая

Пролог

Сцена кукольного театра пока закрыта занавесом, Справа и слева от нее — на основной сцене — стоят плетни, ворота, украшенные цветами, желтеют подсолнухи. Впереди, на просцениуме, снопы — это поле. Празднично одетые, выходят с частушками девушки, парни, Жница и Кузнец.

Девушки. Выходите из ворот,
Заводите хоровод!
Жница. Дружит с пляскою частушка,
А с подружкою — подружка,
Балалайка со струной,
А мой миленький — со мной!
Парни. Вам бы только смех да пляски,
Вам бы только строить глазки!
Кузнец. Дудли-дудочка моя
Свищет звонче соловья,
Сама пляшет и поет,
Сама милую зовет!

С хохотом хоровод рассыпается.

Жница. Нынче праздник урожая, а какой же праздник без соломенной куклы?
Кузнец. И то верно! В этот день в старину-то не только плясали, а еще из соломы куклу вязали. Золотую да веселую, из пшеницы-кормилицы!
Жница. Вокруг куклы игры затевали, костры зажигали, парни через огонь прыгали, свою храбрость девушкам доказывали...
Кузнец. А вечером, когда огни гасли, золотую куклу соломенную спускали с пологого бережка на ласковую речную волну...
Жница. Провожали ее в дальний путь, счастья желали, заветные желания загадывали да сказки складывали...
Кузнец. И возвращалась через год соломенная кукла с новым урожаем.
Парни и девушки. Так то в старину было... Вот уж выдумали! Да мы и кукол из соломы сроду не вязывали. Сказки все это! Лучше уж пойдем в садовую беседку семечек полузгаем. Айда с нами!

Парни и девушки гурьбой убегают.

Кузнец. Скатертью дорожка! А ты, мастерица, берись-ка за солому да свяжи нам из нее золотого мальчонку в соломенной шляпе да лапотках, с глазами васильковыми да с улыбкой приветливой. А я ему домик соломенный построю.
Жница. Ты вяжись, моя соломушка,
Появись, моя головушка,
Подмигните глазки
Из старинной сказки...
Ой, да он смотрит, глазами моргает, во весь рот улыбается! Да постой, постой, не маши руками, мне тебя еще одеть надо!
Пюрнеске. Конечно! Что ни говори, а без штанов нигде не покажешься. И шляпу, шляпу побольше сделай.
Кузнец. Вот чудеса, да он и вправду живой! Слушай, малыш, а зачем тебе большая шляпа?
Пюрнеске. Известно зачем! Большие шляпы умеют летать куда лучше маленьких!
Жница. Какой ты, однако... А есть ли у тебя имя?
Пюрнеске. Имя человеку еще нужней, чем шляпа. Без имени я кто? Пучок соломы. А с именем? С именем я — Пюрнеске!
Кузнец. Ах, Пюр-нес-ке... Откуда ты только такой взялся?
Пюрнеске (поет). Добрый день и добрый вечер!
Я веселый человечек.
Я из сказки к вам пришел.
Я дорогу сам нашел!
А о том, что будет дальше,
Я и сам не знаю даже.
Знаю только: каждый лес
Полон сказочных чудес.
А на поле, а на поле
Чудеса растут тем боле!
Дремлет сказка летним днем
В колокольчике любом!

Во время песни Пюрнеске Жница и Кузнец раздвигают занавес кукольного театра. Мы видим вдали темный лес, а впереди нарядную лужайку, на которой цветет мак. Над ним порхает Бабочка. Кузнец ставит на лужайку соломенный домик, а Жница усаживает рядом Пюрнеске.

Кузнец. До свиданья, малыш. Видишь — уже месяц над лесом поднялся, звезды высыпали на небе... Спокойной ночи!
Жница. Ложись-ка поскорей, и пусть тебе приснятся самые волшебные сны. Приснятся — и сбудутся...
Пюрнеске. Спокойной ночи! Мы всегда, всегда будем рядом...

Под музыку песенки Пюрнеске на сцене гаснет свет.

Картина вторая

Утро на лужайке. Над маком порхает Бабочка. Из домика выходит Пюрнеске.

Бабочка. Доброе утро, Пюрнеске! Хорошо ли тебе спалось?
Пюрнеске. Доброе утро, Бабочка! Почему-то во сне я видел большой красивый цветок. Из этого цветка всю ночь слышалась музыка, словно кто-то там внутри звонил в серебряный колокольчик.

В это время мак на лужайке повернулся в сторону Пюрнеске и чуть приподнял свой бутон. Послышался звон.

Пюрнеске. Вот-вот, я и сейчас слышу...
Бабочка. Уж не этот ли мак тебе приснился?
Пюрнеске. Этот, именно этот! Как же я его вчера не заметил?
Бабочка. А что тебе еще приснилось?
Пюрнеске. Что в этом цветке... что в этом цветке...

Цветок зазвенел, приподнялся еще больше, бутон наполовину раскрылся. Ехидный голос из цветка — голос Маганьби: «Ну, кто же, кто?» Пюрнеске испуганно озирается, смотрит на Бабочку.

Одноглазая ведьма с кривым носом верхом на кочерыжке! Вот кто!

Цветок опускается, и из него выходит Маганьби — маленькая, хорошенькая, с золотистыми волосами. От удивления Пюрнеске садится на траву.

Маганьби. Так, говоришь, одноглазая ведьма?.. С кривым носом?.. Верхом на кочерыжке?.. Выходит, что ведьма — это я, раз цветок — мой дом!
Пюрнеске. Да! То есть — нет! Я видел во сне тебя. Только сейчас ты еще красивее...
Бабочка. Не сердись на него, внучка, он пошутил. Уж лучше вам не ссориться, а подружиться.
Маганьби. Бабушка! Ну что ты говоришь! Этот соломенный мальчишка меня обидел, обозвал ведьмой, а теперь еще показывает, как он меня презирает. Он! сидит! перед дамой!

Пюрнеске вскакивает, снимает шляпу, раскланивается.

Пюрнеске. Извини меня, девочка. Меня зовут Пюрнеске.
Маганьби. А я — Маганьби. Вот здесь я живу... (Поет свою песенку.)
Ах, цветочный домик мой,
Домик мой —
Весь от солнца золотой,
Золотой.
Всех я в домик свой впущу,
Чаем с медом угощу.
Дам я каждому сверчку
По смычку.
Дам лекарство я жучку —
Старичку.
Всех я в домик свой впущу,
Чаем с медом угощу.
Пюрнеске. Какая славная у тебя песенка... Какая ты добрая.
Маганьби. Тебе и вправду нравится? А где живешь ты, Пюрнеске?
Пюрнеске. Раньше я жил в другой сказке. А теперь в этой. Вот мой соломенный домик. Если он тебе нравится, то мы можем в нем жить все вместе: ты, я и твоя бабушка. Ведь твой домик скоро облетит и завянет.
Бабочка. Спасибо тебе, Пюрнеске. Но мой дом — все поля, и лужайки, и лесные поляны, и прибрежный камыш. Да и кто тогда будет присматривать за Кротом — ведь он совсем слепой, только со мной он и выходит на прогулки... Кстати, мне пора — бедняжка, должно быть, совсем заждался.
Пюрнеске. А ты, Маганьби?
Маганьби. Еще не знаю. А что мы будем делать?
Пюрнеске. Я буду приносить воду, колоть дрова и каждый день ходить к пчелам в лес за медом.
Маганьби. Если и вправду будешь ходить за медом — тогда я согласна. Я буду топить печь, готовить обед и всех приглашать в гости.
Пюрнеске. Мы будем со всеми дружить, всем помогать и каждый день устраивать веселые праздники!
Маганьби. Да? Интересно, а какой у нас сегодня праздник?
Пюрнеске. Сегодня? Известно какой! Сегодня у нас... праздник бабушкиных именин!
Маганьби. Вот это новость! Но откуда ты знаешь, что именно сегодня?
Пюрнеске. Очень просто. Вчера у нее не было именин, верно? И позавчера тоже. А десять дней назад? Вот видишь! А завтра мой день рождения, завтра мне стукнет ровно два дня. Так что выходит, что только сегодня и могут быть именины твоей бабушки.
Маганьби. Как я только сама об этом не догадалась! Вот это праздник так праздник! Я испеку огромный пирог, а ты напишешь красивые стихи. Вот только жаль, что сама бабушка не знает, что сегодня у нее именины. Бедная бабушка!
Пюрнеске. Ничего, скоро она об этом узнает. Надо торопиться! Я побегу в лес за медом, а ты будешь печь пирог. Только — чур! — без меня ничего не говори своей бабушке.
Маганьби входит в соломенный домик, Пюрнеске отправляется в лес. И в это время на сцене появляется Паук.
Паук. Ага! Значит, именины... Бабушкины... Хотел бы я знать, что это за бабушка. Уж не та ли Жар-птица Вуткайк, которую ищет старый колдун Чиге? Сколько дней и ночей не дает он нам покоя! И Волк, и Ворон, и я все леса обшарили, все ложбинки облазили, а она вон где прячется! Ну, конечно, это ее дом — ишь, как сверкает, из чистого золота! А эти двое — ее слуги! Ай да Паук, все-таки нашел, все-таки выследил! А теперь я могу просить в награду у колдуна Чиге все, что захочу! А я хочу жениться... (Поет.)
Я разбойник, я Паук,
Я профессор злых наук.
Я и сам себя боюсь,
Если страшно разозлюсь,
Ухе-хе-хе-ха-ха-ха!
Уж кого я полюблю —
Уж того и погублю.    
Вот вчера один сосед
Мне попался на обед,
Ухе-хе-хе-ха-ха-ха!
Я разбойник, я Паук,
Я профессор злых наук.
Приходите, малыши,
Я люблю вас от души!
Ухе-хе-хе-ха-ха-ха!
Да, теперь я женюсь! Пускай старый колдун забирает свою Жар-птицу, а мне отдаст в жены эту маленькую крошку Маганьби! Вот сейчас только расставлю свои замечательные сети, замаскирую свои капканчики и мышеловки — никто не уйдет отсюда! То-то колдун обрадуется!

Только скрылся Паук, появляются Бабочка и Крот.

Бабочка. Сюда, сюда, дорогой Крот... Узнаешь? Это наша лужайка.
Крот. Нет, не узнаю. Разве здесь выросло большое дерево? Раньше солнце всегда грело мой правый бок, а теперь здесь тень...
Бабочка. Ах, ну да! Здесь теперь стоит домик Пюрнеске, очень красивый соломенный домик. Пюрнеске! Маганьби!
Маганьби. Я здесь, бабушка! Здравствуй, Крот. А у нас... сегодня... праздник... Особенно у тебя, бабушка.
Бабочка. У меня? А я и не знала!
Маганьби. Ну подумай хорошенько, бабушка! Ну вот вчера, например, у тебя были именины? Ведь нет? И позавчера, и десять дней назад, и даже больше. А завтра — что?
Бабочка. Завтра четверг.
Маганьби. Эх бабушка! Завтра день рождения у Пюрнеске. Значит, что получается?
Крот. Получается, что сегодня среда...
Маганьби. Если бы Пюрнеске не запретил мне вам говорить, что именно сегодня праздник бабушкиных именин, тогда бы вы сразу запрыгали от радости. Но я вам этого, к сожалению, не могу сказать. И чтобы не проболтаться, уж лучше я пойду займусь хозяйством. Только вы от дома далеко не отходите, скоро Пюрнеске вернется.
Крот. Ты слышала, Бабочка, что она сказала? Прими мои поздравления. У меня еще никогда не было именин. Ты чувствуешь себя именинницей?
Бабочка. Представь себе, Крот! Так я себя и чувствую— именинницей! Ах, у меня даже голова закружилась. Я даже вспомнила весну — свою молодость. Не скрою, я была хороша собой, многие мечтали обо мне — и лесные принцы, и луговые короли, и даже один страшный злодей... Как я тогда пела! (Поет.)
Когда сошьет сверчок-портной
Воздушный мой наряд —
Хотя бы шлейф нести за мной
Любой кузнечик рад.
И на меня тайком глядит
Мохнатый грустный шмель,
И нежно из травы гудит
Его виолончель.
Зажав монетку в кулачок,
В далекой стороне
Спешит злодей купить сачок,
Мечтая обо мне.
Но погоди, не плачь, сверчок,
В раскроенный лоскут —
Ведь, может быть, ему сачок
Нигде не продадут!

Бабочка пела и кружилась над лужайкой, и вдруг... Крылья ее запутались в сетях-паутине.

(Кричит.) Крот! На помощь!
Крот. Что случилось, Бабочка? Ты где? Я сейчас! Ой, Кто-то прищемил мою лапу! Бабочка, кажется, я угодил в капкан!
Бабочка. Маганьби! Маганьби, спаси нас!

Из дома выбегает испуганная Маганьби.

Маганьби. Я бегу! Паутина! Значит, здесь был разбойник Паук, это его сети! Потерпи, Крот, никак паутина не рвется, а бабушка совсем задыхается. Сейчас, бабушка, сейчас...
Наконец паутина разорвана. Маганьби осторожно кладет Бабочку на траву и торопится на помощь Кроту. С огромным трудом освобождает и Крота. К ним подлетает ожившая Бабочка.
Бабочка. Я чуть не умерла от страха! Ну, как ты, Дорогой Крот? Больно?
Крот. Ничего, ничего... Испортить такой праздник! Но что бы все это значило?

Колдун Чиге и его слуги появляются внезапно, с разных сторон, окружают Маганьби,
Бабочку и Крота.

Чиге. Ну, Паук, показывай, где она, где Жар-птица Вуткайк? Скажи-ка ей, что я пришел к ней на именины.
Паук. Она, наверное, в доме, ваше дьявольское величество! А это вот — та самая Маганьби. Ах ты, моя крошечка, ах ты, моя...
Маганьби. Убирайся прочь!
Чиге. Сначала схватите Жар-птицу, а уж потом делайте что хотите! Приготовить сети и клетку. Будем брать!
Волк. Пусть первым летит Ворон, у него как-никак клюв...
Ворон. Карр! Опять Ворон! Как добычу делить — он первый, а как Жар-птицу брать — Ворон! Еще раз пасть откроешь — глаз выклюю! Карр!
Волк. Что ты сказал, а ну повтори, нечистая сила!

Волк бросается на Ворона, в драку вмешивается Паук, разражается потасовка. Паук летит вверх тормашками, кружатся вороньи перья, Волк воет от боли.

Чиге. Довольно! Довольно... Драка получилась красивая, хвалю. Но ведь сейчас не время, не затем пришли. Приготовились! Открывай, Паук, дверь!

Дверь домика открыта, но из него так никто и не вышел. Чиге осторожно заглядывает в дом — никого. Он разгневан.

(Пауку.) За обман хвалю! Но ты забыл, чертов Паучище, с кем шутишь! Чтоб сейчас же была Жар-птица! Не то я тебе все ручки-ножки повыдергаю да живьем — в кипящую смолу!

Паук дрожит от страха. Подходит к тесно прижавшимся друг к другу Маганьби, Бабочке и Кроту.

Паук. Так у кого сегодня именины, а? Где прячется Жар-птица Вуткайк?
Крот. Никакой Жар-птицы мы не знаем. А именины — у Бабочки. Но вас сюда никто не звал.
Паук. Как — у Бабочки? А чей же тогда этот золотой дом?
Крот. Ты, Паук, слеп больше, чем я, если не видишь, что этот домик не золотой, а соломенный.
Чиге. А ну признавайтесь, не то я вас всех!..
Маганьби. А кто вы такой, чтобы нам грозить?
Бабочка. По какому праву?..
Чиге. Кто я такой? По какому праву?! (Поет.)
Я колдун, я царь теней,
Нет страны, моей темней!
Ненавижу белый свет,
Обожаю черный цвет!
Вот так,
Именно так!
Все у нас наоборот:
Тот красавец, кто урод!
Слопал кролика удав —
Значит, кролик был неправ.
Вот так,
Именно так!
Все вруны и драчуны
Жить в стране моей должны.
Я их плеткой награжу,
Спать в болото уложу.
Вот так,
Именно так!
Эй, шалун в седьмом ряду,
Я сейчас к тебе приду!
В этом зале мы вдвоем
Всех девчонок изобьем!
Вот так,
Именно так!
Теперь понятно?
Маганьби. Понятно, только совсем не страшно... ни капельки...
Крот. Если вы будете обижать беззащитных, тогда вам придется иметь дело со мной!
Чиге. Вот за это хвалю! Кажется, он хочет, чтобы его душа переселилась на тот свет, в мое царство теней! Эй, Волк, а ну помоги ему!

Паук было сам хотел расправиться с Кротом, но тот его кусает за ногу, и Паук, подпрыгивая, вопит от боли. Колдун Чиге, стоя в стороне и скрестив на груди руки, грозно хохочет. Осторожно подкрадывается к Кроту трусливый Волк. Чиге бьет его плеткой, и Волк прыгает.

Волк. Ам! Да где же он? Нечистая сила, да он сквозь землю провалился! Вот — одна дыра в земле осталась.
Крот (он уже на другом конце лужайки). Бабочка! Маганьби! Бегите!

Начинается погоня. Паук преследует Маганьби, но та скрывается в домике. Ворон наконец схватил Бабочку.

Крот. Отпусти, негодяй! Что ты делаешь?!

На Крота бросается Волк. Паук останавливается в растерянности.

Паук. Ваше дьявольское величество, девчонка убежала!
Чиге (обращаясь к Волку и Ворону). Ну что, готово? Тогда бросьте их и идите сюда. Девчонка спряталась в доме? Схватите ее и тащите в мое царство. Уж я из нее сделаю настоящую Бабу-Ягу!
Паук (стучит в дверь). Открывай! Открывай, тебе говорят!
Ворон. Открррывай!
Маганьби. Одну минуточку. Сейчас открою.

Дверь чуть приоткрылась, и удар скалки обрушился на Паука. Паук скатывается с крыльца.

Только попробуйте суньтесь!
Чиге. Всё! Надоело! Девчонкой я займусь сам, унесу ее вместе с домиком. А ты, Паук, смотри: если завтра в полдень не добудешь Жар-птицу, — пеняй на себя. Даю тебе в помощь Волка и Ворона. Так слышишь? Ровно в полдень!

Чиге дергает себя за бороду, начинает с воем кружиться, свет гаснет, а когда вспыхивает вновь — на лужайке ни Чиге, ни домика нет.
Перепуганные Паук, Волк и Ворон вылезают кто откуда.

Волк. Вот это да, нечистая сила! Сколько раз видел его колдовство, а все никак не привыкну!
Ворон. Карр! Сдалась ему эта Жар-птица! Поймаем петуха — и пусть жрет!
Паук. Эх, Ворон, в том-то и дело, что ему только Жар-птица Вуткайк и нужна. Смотрите, только по секрету! Как только Жар-птица окажется в царстве теней — в тот же миг колдун Чиге станет бессмертным. Так сказано в Книге чудес! И тогда его никто на свете не сможет победить. Уж он устроит так, что все люди на земле будут злыми, звери — кровожадными, девчонки — капризными, мальчишки — драчунами, а цветы и деревья совсем исчезнут.
Волк. Ну а нам-то что? Я бы убежал от колдуна, да боюсь поймает, три шкуры спустит да голым в Африку пустит. А там львы да крокодилы!
Паук. Вот найти бы эту Жар-птицу — такую свадьбу закачу! Я уж и красные сапожки себе заказал — ровно восемь штук!
Ворон. Размечтался! Идти поррра, карр!

Все трое удаляются в сторону леса. Застонал Крот. А издали слышится голос Пюрнеске. С банкой меда появляется он на сцене.

Пюрнеске (поет).
Хорошо, когда есть праздники —
Жить без праздников нельзя!
Хорошо, когда есть разные
И прекрасные друзья!
Ой! Что это? Бабочка! Она не дышит... Крот, что случилось, ты живой?..
Крот. Я умираю... мне осталось немного... выслушай меня...
Пюрнеске. Крот, миленький, не умирай, слышишь... только не умирай...
Крот. На нас напал колдун Чиге со своими слугами... Они убили Бабочку... Они унесли в царство теней Маганьби...
Пюрнеске. А где это царство?
Крот. В глухом подземелье за Ведьминым лесом и Мертвой рекой. Так мне говорили старые кроты. Оттуда еще никто живым не возвращался... Прощай, Пюрнеске, прощай...
Пюрнеске. Крот, миленький, Крот... Что же делать, что же теперь мне делать?

Пюрнеске плачет. Под кукольной сценой появляются Жница и Кузнец.

Жница. Пюрнеске, ты плачешь? Кто обидел тебя, что с тобой?
Пюрнеске. Не хочу я больше жить в этой сказке, заберите меня отсюда. Злой колдун Чиге похитил Маганьби! У меня нет больше Бабочки и Крота. И нет даже крыши над головой...
Кузнец. Но если не ты, тогда кто им поможет? Разве ты бросишь их в беде? Ты хочешь, чтобы так кончилась сказка?
Пюрнеске. Но я совсем не умею драться! Я даже не знаю, в какой стороне находится царство теней! В сказке, где я жил раньше, были только добрые феи и волшебники, в ручьях текла живая вода, и у каждого был свой волшебный клубок. А с волшебным клубком нигде не заблудишься.
Жница. Хорошо, Пюрнеске, я тебе дам волшебный клубок.
Пюрнеске. Правда?!
Жница. Он приведет тебя туда, куда ты захочешь. Он будет делить с тобой радость и горе. Только и ты делись с ним даже последним куском хлеба.
Пюрнеске. Вот уж никогда не видел, чтобы волшебные клубки хоть что-нибудь ели!
Жница. Сейчас, сейчас... (Достает из лукошка клубок, спицы и вяжет.)
Кузнец. Так ты остаешься в этой сказке, Пюрнеске?
Пюрнеске. Остаюсь!
Кузнец. Тогда к завтрашнему утру я тебе откую волшебный меч-кладенец, какие наши деды ковали да всех врагов родной земли побеждали.

Жница протягивает Пюрнеске щерстяного щенка.

Жница. Вот тебе, Пюрнеске, мой волшебный клубок. Дружком его зовут.

Дружок радостно виляет хвостом, скачет вокруг Пюрнеске, лает.

Пюрнеске. А как же ты, Дружок, найдешь дорогу к Ведьминому лесу, через Мертвую реку, в царство теней?
Дружок. Ав, ав! По следу! Такое уж наше собачье дело!
Жница и Кузнец. До свиданья, Пюрнеске! (Кланяются.)
Пюрнеске. Прощайте! (Кланяется в ответ.)
Картина третья

Утро. Поляна в дремучем лесу. На низком раскидистом дереве — большое гнездо, в нем два потешных на вид птенца: с длинными шеями, золотистыми хохолками, с короткими крылышками и цветными хвостиками. На поляне — красивые грибы, цветы, кусты шиповника.

Первый птенец. Ох, как долго нет мамы... Без мамы всегда скучно и очень хочется есть.
Второй птенец. Мне тоже. Только не хнычь. Когда хнычешь, есть хочется еще больше. Знаешь, я кое-что придумал!
Первый птенец. Что?
Второй птенец. Тебе хочется вишен? То-то! Мне тоже больше всего хочется вишен.
Первый птенец. Но где мы их возьмем? Я даже не знаю, где они растут.
Второй птенец. Это смотря какие вишни. Например, кислые вишни растут на болоте, как клюква. А сладкие — наоборот: они растут на пальмах! Ты какие хочешь?
Первый птенец. Сладкие!
Второй птенец. И я. Ну вот. Теперь надо закрыть крепко-крепко глаза. Раз, два, три! Закрыл? (Оба закрывают глаза.) Так. И думать только про вишни. Я всегда так делаю, если мне что-нибудь хочется. Ну, я полез на пальму.
На поляне крадучись появляется Волк, с удивлением наблюдает за птенцами.
Первый птенец. Постой, постой, а как же я? Ведь у меня нет никакой пальмы!
Второй птенец. Вот чудак! Ты просто не умеешь думать! Ну ладно. Я полезу на пальму один, а ты стой внизу. Я буду трясти пальму, и вишни на тебя так и посыпятся. Понял?
Первый птенец. Понял. Ты только лезь побыстрей.
Второй птенец. Я уже и так лезу.
Волк сиплым шепотом: «Давай сюда!» — зовет затаившихся в кустах Паука и Ворона. Все трое озадаченно глядят на птенцов.
Ой, сколько здесь вишен, из-за них даже неба не видно! Сейчас я потрясу пальму: ды-ды-ды-ды-ды-ды-ды! (Делает вид, что трясет пальму, чуть не вываливается из гнезда.) Видал, сколько? Собирай!
Первый птенец. Можно я открою глаза? Я с закрытыми глазами ничего не вижу. Ни одной вишни!

При этих словах Волк, Паук и Ворон прячутся за куст, спиной к зрителям.

Второй птенец. Ни в коем случае! Если ты не умеешь собирать вишни с закрытыми глазами, тогда жди меня, пока я не наберу полный кармашек. Только никуда не уходи!
Первый птенец. Хорошо, никуда не уйду.
Волк (негромко). Во — мои! Это я их нашел. А то — «заблудились, заблудились»! Теперь хоть закусить можно. А ты, Ворон, вишни отними, слыхал: у них этих вишен полно!
Ворон. Лучше ты ешь вишни, а я птенчиков. Тебе их все равно из гнезда не достать.
Волк. Да я тебе сейчас клюв расквашу, я тебя... (Бросается на Ворона, тот отлетает в сторону, Волк ударяется о елку, шишка падает ему на голову.)
Паук. Тсс! Спрячьтесь!
Первый птенец. Ты слышишь? Какой-то шум! Второй птенец. Конечно, слышу. Плю! Это листья пальмы так шумят, плю! Плю!.. Плю!..

Паук ползет на середину поляны, возвращается на прежнее место, держа в лапах перо Жар-птицы.

Первый птенец. Что это ты там делаешь?
Второй птенец. Косточки выплевываю. Плю! Всегда надо вишню съесть, а косточку выплюнуть!
Первый птенец. Я так и знал, так и знал! Это нечестно! (Открывает глаза.)
Второй птенец (тоже открывая глаза). Собирать вишни и ни одной не попробовать? Так не бывает! Я же для тебя старался.
Первый птенец (заглядывает в нагрудный кармашек на комбинезончике братца). Ничего там нет! Обманщик, ты сам все съел! Ни одной вишенки не оставил! Ма-ма...
Паук. Клянусь нечистой силой, это птенцы Жар-птицы! Боюсь, без колдуна Чиге нам одним с ней не справиться: какая-никакая, а все-таки она фея. У меня есть план. (Шепчет о чем-то Ворону и Волку.) Только смотрите, повежливей!

Все трое выходят из-за кустов.

Паук (первому птенцу). Что ты плачешь, голубчик, кто тебя обидел?
Первый птенец. Он меня обидел, он все вишни один съел.
Волк. Ах, какой нехороший птенчик! Не плачь, я его сейчас самого скушаю.
Ворон. Нет — я, правда, птенчик? Я лучше, я ведь тоже птица!
Первый птенец пытается им что-то сказать, но ему не дают, он только попискивает.
Волк (лягает Ворона). А ну, прочь отсюда, попрошайка! Сказано — мой!

Начинается потасовка, в нее вовлечен и Паук, который хотел разнять дерущихся Волка и Ворона. Реплики Паука: «Негодяи! Все дело испортите! Все будет сказано! Все будет сказано!»

Второй птенец. Мне кажется, это разбойники. Надо от них держаться подальше, а то нам от мамы еще как попадет!

Волк, одолев Ворона и Паука, бросается на гнездо: прыгает, но никак не достанет.

Первый птенец. Что вы делаете, как вам не стыдно! Это же мой брат! Я же на него не насовсем обиделся, а только до мамы!
Паук (поднимаясь). Я ж говорю — только до мамы. Да вы не бойтесь, детки, дядя пошутил. А здорово мы тут кувыркались, здорово? Это чтобы вам скучно не было. Мы ведь раньше все трое в бродячем цирке работали. Я еще умею по канатам ходить, фокусы показывать... Хотите фокус?
Оба птенца. Хотим!
Паук (задними ногами незаметно поднимает упавшее перо Жар-птицы, показывает передние лапы). Ничего нет, так? А теперь? Оп! (Переворачивается через спину.) Пожалуйста!

Оба птенца аплодируют.

Первый птенец. Надо же! Такое же перо, как у нашей мамы!
Паук. Правильно! Спускайтесь, идите сюда — я хочу вручить вам это перо и показать еще один фокус.

Птенцы, позабыв всякий страх, весело спрыгивают на поляну.

Паук (обращаясь к Волку и Ворону). Дорогие мои друзья, принесите, если вас не затруднит, вон из тех кустиков мои замечательные сеточки. (Обращаясь к птенцам.) Так ваша мамочка — знаменитая фея Жар-птица Вуткайк?
Первый птенец. А вы знаете нашу маму, вы видели ее сегодня? Что-то долго ее нет...
Паук. Конечно, видел! Мы с ней старые знакомые. Она говорит: если встретишь, Паук, моих малышей, покажи им какой-нибудь фокус, а то бедняжки, наверное, меня заждались.
Второй птенец. Таки сказала?
Паук. Именно так и сказала!
Волк (вместе с Вороном держа сети). Чего теперь делать-то, а, Паук? Хватать их, что ли?
Второй птенец. Они разбойники, бежим!
Паук. Ну, Волк! Ну, погоди! Да ловите же их, негодяи, чего встали?!

Взмахивая сетями, бросаются в погоню за птенцами. Птенцы оттянули прутик, и, как только Волк подскочил, отпущенный прутик ударил Волка по носу. То же самое и с Пауком. Оба они от удара летят кубарем. Ворон же, взлетев на ель, набрасывает на птенцов сеть.

Завязывай сеть, живо! И бегите к Ведьминому лесу, я вас сейчас догоню. Надо записочку написать.

Волк и Ворон уносят птенцов. Паук торопливо пишет на куске бересты. Сворачивает записку трубочкой и всовывает в гнездо.

Ну, все! Теперь как миленькая сама прилетит к колдуну Чиге! Нет, недаром я заказал восемь красных сапожков!

Паук убегает. Вскоре на поляне появляется Жар-птица Вуткайк. Она принесла своим птенцам вишни.

Жар-птица. Ау-у! Где вы прячетесь, шалунишки? Все бы вам играть! Выходите, а то останетесь без обеда, ау-у! (Облетает поляну, заглядывает за кусты — никого. Замечает в гнезде берестяной свиток. Разворачивает и читает.) «Твои птенчики у повелителя царства теней колдуна Чиге, который тебе кланяется...» Не может быть! «Если сама прилетишь к колдуну, в награду за это он отпустит на волю твоих деток. С моим почтением! Паук». Горе мне, горе! Бедные мои детки! Если я останусь у Чиге... если...

Горько плачет над опустевшим гнездом Жар-птица. На поляну выкатывается Дружок.

Дружок. Ав-в! Ав-в! Может быть, я могу помочь вашему горю?
Жар-птица. Нет, никто, никто теперь мне не поможет.
Дружок. Но у меня есть храбрый хозяин, соломенный мальчик Пюрнеске! Я сейчас его позову! Ав! Ав! Ав!

Появляется Пюрнеске.

Пюрнеске. Настоящая сказочная Жар-птица! Вы плачете?
Жар-птица (песня-плач).
Горе мне, горе мне — черная ночь,
Детки мои! Детки мои...
Не защитить, не спасти, не помочь!
Детки мои, детки мои...
Если б на миг вы вернулись ко мне,
Детки мои, детки мои,
С радостью я бы сгорела в огне,
Детки мои, детки мои...
Пюрнеске (читает свиток), «...сама прилетишь к колдуну... отпустит твоих деток... Паук». Так вот оно что! И в твой дом проклятый колдун Чиге принес беду. А у меня... Он похитил Маганьби — самую лучшую, самую красивую девочку на свете. Он погубил Бабочку и Крота. Но я их должен обязательно спасти! И спасу твоих птенцов, вот увидишь!
Жар-птица. Ты очень добрый, Пюрнеске. О тебе я слышала от лесных пчел. Только что ты можешь сделать против злого колдуна? Ты даже не сумеешь добраться до его царства...
Пюрнеске. У меня есть Дружок, он найдет туда дорогу.
Дружок. Ав-ав! Я умею распутывать самые запутанные следы, особенно если их оставляют волки. А Волк полчаса назад пробежал вон в ту сторону!
Жар-птица. Но там Ведьмин лес, там живет страшная ведьма. Да и в Мертвую реку кто хоть раз ступит ногой — пропадет бесследно.

В это время внизу из-за плетней выходят Кузнец и Жница. Кузнец держит в руках меч. Становятся по обе стороны кукольной сцены, слушают.

Пюрнеске. Но разве ты не хочешь спасти своих птенцов?!
Жар-птица. Ах, Пюрнеске! Я не волшебница, а только лесная фея. Я зажигаю по ночам светлячков, помогаю бабочкам, муравьям и пчелам, из целебных трав составляю лекарства для птиц и зверей... У меня есть только одно волшебное свойство, из-за которого за мной вот уже много лет охотится колдун Чиге: тот, кому я принадлежу, становится бессмертным.
Пюрнеске. Но как же твои птенцы? Неужели ты дашь им погибнуть в неволе?!
Жар-птица (под музыку плача). Горе мне, горе мне... Бедные мои детки... Но если они получат свободу, а я стану невольницей колдуна Чиге — зло станет бессмертным. И тогда его никто не сможет победить. Разве ты хочешь, Пюрнеске, чтобы так было?
Пюрнеске. Нет, я не хочу, чтобы так было! Но я знаю, что мы не должны сидеть сложа руки.
Кузнец. Правильно, малыш! Всю ночь я ковал этот меч-жладенец: огнем он кален, водой закален, молотом кован — врагам уготован. Возьми его. И помни: только в храброй руке становится он волшебным!

Пюрнеске, как воин, становится на одно колено, целует меч.

Жница. Мне очень жаль тебя, сказочная птица. Мне кажется, будто я вижу какой-то страшный сон и не могу проснуться. Глаза мои плачут, а сердце разрывается от боли...    I
Кузнец. Сколько горя принес уже злой колдун! А сколько бед он еще принесет, если вы его не победите! И рано или поздно ты попадешься в его сети, сказочная птица Вуткайк.
Пюрнеске. Пусть я погибну, но я иду!
Дружок. Ав-ав! Пусть я тоже погибну, но я с тобой!
Жар-птица. Спасибо вам, добрые люди! Вы мне подарили самый бесценный дар —надежду. (Обращаясь к Пюрнеске и Дружку.) Садитесь мне на спину, я перенесу вас через Ведьмин лес и Мертвую реку. Я тоже с тобой, Пюрнеске!
Жница. Прощай, Пюрнеске! В царство теней нам доступа нет. Больше уж мы ничем тебе не сможем помочь.

Свет гаснет. Занавес.

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Картина четвертая

Скала, окруженная черными, словно обгоревшими деревьями. Здесь вход в царство теней, заваленный огромным камнем. Сюда добрались Пюрнеске, Дружок и Жар-птица Вуткайк. Разговаривают они негромко, заговорщически.

Жар-птица. Помни, Пюрнеске: пока я буду находиться в царстве теней, тебе не одолеть колдуна Чиге.
Пюрнеске. Но у меня теперь есть волшебный меч!
Дружок. Ав-ав! Я разорву Чиге на мелкие кусочки!
Жар-птица. Нет, друзья мои, нет. Но если тебе, Пюрнеске, удастся отрубить ему бороду, тогда колдун Чиге лишится своей черной силы, а новая борода у него вырастет только через три дня и три ночи. Может быть, за это время вам удастся спасти и Маганьби, и моих бедных деток.
Дружок (обегает и обнюхивает со всех сторон камень). Ав-ав! Здесь нет ни одной щелочки!
Пюрнеске. Как же туда попасть?
Жар-птица. Это знает только сам колдун Чиге и его слуги.
Пюрнеске. А ну-ка, меч-кладенец, стальной удалец, молотом кован, врагам уготован, разбей этот камень!

Пюрнеске размахивается и бьет мечом по камню — раз, второй,
третий...

Паук (он с той стороны камня, охранник). Эй, кто там?
Пюрнеске. Это я!
Паук. Это ты, Филин? Скажи пароль!
Пюрнеске. Пароль!
Паук. Да не «пароль» говори, а пароль говори! Опять забыл, пучеглазое чучело! Повтори: «Примите от раз-бойиичка свежего покойничка!» А я тебе отвечу: «В белых тапочках?» А ты отвечай: «Нет, в розовых». Понял?
Пюрнеске. Понял! Примите от покойничка свежего разбойничка!
Паук. Ну, Филин, ну, дурак! Двух слов запомнить не может! Ладно, черт с тобой! Сапожки готовы?
Пюрнеске (не очень уверенно). Готовы...
Паук. Красные?
Пюрнеске. Красные, со шпорами.
Паук. А сколько ты сшил сапожков?
Пюрнеске. Сколько? Два!
Паук. Да я ж тебе, пучеглазое ты чучело, восемь штук заказал! Да я ж тебя к нам на тот свет отправлю! Скоро Жар-птица Вуткайк прилетит, у меня свадьба завтра, а я на шесть ног босой буду?!

Жар-птица, Дружок и Пюрнеске о чем-то шепчутся.

Жар-птица (тихо). Когда мы пролетали Мертвую реку, я видела на берегу красный клен. Я принесу листья, и мы сделаем ему сапожки!
Дружок. Ав-ав! Тогда он сам откроет вход в подземелье!
Пюрнеске. Правильно! (Пауку.) Эй, Паук, шесть сапожков я дома забыл, сейчас принесу.
Паук. Ох, Филин, ну, Филин, с тобой с ума спятишь! Давай тащи скорей!

Жар-птица уже улетела и вскоре появилась с ворохом красных листьев. Все трое начинают делать красные сапожки.

Ты уже здесь, Филин?
Пюрнеске. Здесь, здесь! Еще два сапожка принес!
Паук. Нет, Филин, я тебя все-таки отправлю на тот свет, я из тебя суп сварю, не будь я Паук! Опять забыл, безмозглое пугало?!
Пюрнеске. Опять забыл! Сейчас остальные принесу, я мигом!

Сапожки уже готовы, развешаны на сучках деревьев.

Пюрнеске (Жар-птице и Дружку). Как только он сдвинет камень, незаметно проскользните в царство. Пока он поймет что к чему, мы уже далеко будем.
Жар-птица. Ай да Пюрнеске! Нет, не соломой набита твоя голова!
Пюрнеске. Эй, Паук, выходи — все сапожки на месте! Примеряй!

Пюрнеске, Жар-птица и Дружок прячутся за деревьями, за валуном.

Паук. Сапожки оставь, а сам проваливай! Да не подглядывай смотри! Эй, Филин, ты улетел?
Пюрнеске. Улетел, улетел!
Паук. Ну тогда я иду!

С грозовым рокотом камень разворачивается, открывая темную пещеру и перегораживая сцену: если стоять справа от камня, то не видно, что делается слева. На правой стороне и развешаны сапожки. А слева спрятались Пюрнеске, Жар-птица и Дружок. Вход в пещеру затянут паутиной. Паук, выйдя из пещеры, начинает снимать с деревьев свои сапожки, приговаривая: «Ох, Филин, ну, Филин! Пучеглазое чучело! Лазай тут теперь!» А трое друзей заглядывают в пещеру — Пюрнеске мечом разрубил паутину.

Пюрнеске. Да тут отвесная скала, как мы туда спустимся?!
Дружок. Ав-ав! А я на что? Развяжи-ка, Пюрнеске, мой шерстяной хвостик, и получится длинная веревочка! По ней мы и спустимся.
Пюрнеске. Верно, Дружок! Что бы я без тебя делал! А ты, Жар-птица, на своих крыльях долетишь.
Жар-птица. Поторапливайся, Пюрнеске, а то как бы Паук не заметил.
Пюрнеске (выглядывая из-за камня). Нет, он еще только третий сапог примеряет, ему сейчас не до нас!

Дружок остался теперь с маленьким, куцым хвостиком, а шерстяная веревочка привязана за ствол дерева и опущена в пещеру. Пюрнеске заглядывает вниз.

Видите, там две дороги!
Жар-птица. Я полечу налево, а ты пойдешь направо. А когда узнаем, где находятся Маганьби и мои детки, встретимся вон у того пня.
Пюрнеске. Так мы и сделаем. Только с тобой пусть и Дружок идет. А ты, Дружок, если что случится, позови меня.

Пюрнеске и Дружок спускаются по веревке. За ними летит Жар-птица. А между тем Паук уже надел все восемь сапожков. Да вот беда: в сапожках у него ноги за ноги заплетаются, сделает шаг — и падает. Поднимается — и опять упадет.

Паук. Ничего, ничего, привыкнуть только надо. Ведь с самого детства босым ходил, ботинка драного и то не имел. А тут — вот они, красненькие, новенькие! В таких меня любая ведьма полюбит! Ох, и попляшу я на свадьбе, каблуков не пожалею! (Под музыку, наступая себе на ноги, начинает приплясывать, распевая.)
Сапожком я топ-топ,
А вторым я шлеп-шлеп,
Третьим в землю бряк-бряк,
А четвертым — так-так!
Пятым стукну — бух-бух,
А шестым я плюх-плюх!
А вот эти два сниму
Да невесту обниму!
(Приближается к входу в пещеру. Падает в изнеможении.) Ох, устал! Все ноги ломит. А третий сапог и седьмой, кажется, жмут! (Замечает разорванную паутину, шерстяную веревочку, привязанную к дереву.) Караул! Измена! (Заглядывает вниз.) Да, никак, это соломенный мальчишка! А вон и сама Жар-птица Вуткайк! Ну, теперь им отсюда не выбраться! Эй, Волк! Эй, Ворон! Ловите их, держите! (Паук бросается в пещеру, забыв закрыть за собой вход камнем.)

Картина пятая

Дворец колдуна Чиге — мрачный грот с каменными мерцающими сводами. Здесь же два черных дерева с черными листьями. Посередине трон. Справа от трона две бочки: на одной написана буква «М», на другой — «Ж». Справа же, чуть впереди, дымится на очаге котел. У котла с поварешкой в руке, с сажей на щеках стоит Маганьби. К ее пояску прилажена цепь, прикованная к стене. А слева от трона — плачущие птенцы.

Маганьби. Не плачьте, птенчики, не надо. Колдун Чиге только обрадуется вашим слезам.
Первый птенец. Мама, мамочка... Она сейчас сидит в пустом гнезде одна...
Второй птенец. Нет, она, наверное, повсюду ищет нас. Мы больше никогда ее не увидим...
Маганьби. А меня ищет Пюрнеске... Ах, моя бедная бабушка!.. Крот...

Горько плачут все трое. И тут откуда-то сверху с посвистом и воем шлепается на трон колдун Чиге.

Чиге. Вот так, именно так! Хвалю, хвалю. Только плачьте погромче, жалостней, чтоб душа радовалась! Сейчас я вам помогу... (Бьет плеткой Маганьби — она перестает плакать, бьет птенцов — притихли и они. Рассерженный, снова садится на трон, обращаясь к Маганьби.) Как прилетит ко мне Жар-птица, отдам тебя за Паука. Уж Паук-то из тебя все соки вытянет...
Маганьби. Никогда этому не бывать, никогда! Чиге. Тогда я тебя в жабу превращу, всю жизнь квакать будешь!
Маганьби. Уж лучше быть жабой...
Чиге. Поговори мне, поговори! Да как ты отраву мою варишь?! Сколько раз говорил — помешивать нужно!
Маганьби (в сторону). Вот помешанный!
Чиге. А яду змеиного положила? А травушку-отравушку не забыла?
Маганьби. Не забыла.
Чиге. А мертвой водички налила, горчичкой приправила?
Маганьби. Приправила.
Чиге. А ну дай попробовать.

Маганьби подносит ему поварешку, колдун пробует отраву, чмокает.

Хороша, проклятая! Только касторки добавь, а то крепости мало. А теперь... (Обращается к птенцам, доставая из-под трона книжку.) Итак, параграф пятый, правила обзывания: «Дурак!» Ответ: «Сам дурак!» Это ничего, это пойдет. Дальше: «Да иди-ка ты....» (Читает про себя.) Так-так-так-так... Нет, это вам пока сложновато... Вот! Параграф третий: стрельба по птицам из камнестрельного оружия. А ну, подойдите сюда!

Птенцы подходят. Чиге достает из-за пазухи две рогатки, из кармана камешки и раздает все это птенцам.

Первый птенец. Так это же рогатки!
Второй птенец. Я видел однажды, как плохой мальчишка подстрелил из нее синичку!
Чиге. Ах, умница, весь в меня! Правильно! Вот вы сейчас и будете стрелять. Друг в дружку. Только цельтесь в глаз. Раз — и в глаз! Поняли? Стреляй!

Птенцы стреляют, но нарочно промахиваются. Чиге бьет их плеткой.

Я научу вас стрелять! Вы у меня друг дружку до смерти забьете! Заряжай! Прицелились! Пли! Ой, они мне глаз выбили! Ой! Всё! Казню обоих! Немедленно! Маганьби. Не трогайте их, не убивайте!
Чиге. Нет, я их трогать не буду! Я им другую казнь устрою. Этот привяжет к тому дереву этого, а этот привяжет к тому дереву этого. (Первому птенцу.) Держи веревку. А ну, давай пошевеливайся!

Под плеткой, плача, Первый птенец привязывает второго к дереву.

Маганьби. Изверг! Они же маленькие!
Чиге (Второму птенцу). Так! А теперь ты привяжи его к тому дереву!
Второй птенец. Не могу! Я же связанный!

Появляется Пюрнеске. Прячась, заглядывает во дворец, наблюдает.

Чиге. Да, так не получится. Надо все наоборот. (Первому.) А ну-ка развяжи его. (Второму.) Все верно: это ты должен первым его привязать. А ну! (Замахивается плеткой.)

Второй птенец привязывает к дереву первого.

Вот так, теперь порядок. Ну, а теперь ты привяжи его снова.
Первый птенец (смеется). Чтоб его привязать, надо же меня развязать! Взрослый колдун, а такой глупый!
Чиге. От такого слышу! Пищат, перечат — только с толку сбивают! Я ж правильно сразу сказал: этот должен привязать этого, а уж потом этот — этого. Давай все сначала!

Второй птенец развязывает первого. В это время, спотыкаясь, торопливо вбегает Паук.

Паук. Ваше дьявольское величество, вы — бессмертны! Жар-птица Вуткайк сидит в клетке!
Чиге. Так где же она? Тащи сейчас же клетку сюда! Паук. Не беспокойтесь! Волк и Ворон несут ее во дворец. Уж так она бедняжка билась, уж так плакала!

Оба птенца всхлипывают. Маганьби пытается поварешкой ударить Паука. К Пюрнеске подбегает запыхавшийся Дружок.

Пюрнеске. Как же это случилось, Дружок? Теперь мы погибли!
Дружок. Ав-ав! Мы попали в засаду: Жар-птица запуталась в паутине, на нас налетели Ворон и Волк. А потом и Паук. Я дрался, как лев... но не смог... их одолеть...
Пюрнеске. Не скули, а то услышат. Надо что-то придумать...

С другой стороны сцены появляются Ворон и Волк, они несут золотую клетку, в которой заключена Жар-птица. Волк хромает. У Ворона перевязан глаз. Ставят клетку перед Чиге.

Ворон. Карр, я рр-ранен!
Волк. Ох, меня волкодав чуть не загрыз! Жар-птица. Детки мои, вы живы? (Чиге.) Отпусти их теперь на волю!
Птенцы. Нет, мамочка, без тебя мы никуда не пойдем!
Чиге. Ну вот — они же сами не хотят идти. Они привыкли. Им тут нравится. Я их Волку отдам.

Волк радостно воет, хочет броситься на птенцов. Жар-птица вскрикивает, Маганьби закрывает лицо руками.

Да погоди ты, Волк! Потом!
Ворон. Карр! А где моя нагр-рада?!
Чиге. Я тебе почетную грамоту дам. И свежего покойничка в придачу.
Ворон. Да здравствует Чиге Бессмер-р-ртный!
Чиге. Ай да умница, Ворон! Только надо было еще сказать «ура!». Ну-ка давайте вместе, ну-ка дружно...
Волк, Ворон, Паук и Чиге. Ура! Да здравствует Чиге Бессмертный!
Чиге. Ох, до чего жутко, до чего страшненько! Завтра подожгу все амбары с пшеницей, Жницу поссорю с Кузнецом, все цветы затопчу, всех деток с мамами разлучу!
Паук. Ваше дьявольское бессмертие, а когда моя свадьба? Вот — у меня уж сапожки готовы. (Хвастает сапогами, падает.)
Чиге. Нет, Паук, я передумал... Свадьбы не будет. Ты с этой ведьмой не справишься, она мне самому нужна. Она отраву мне варить будет.
Маганьби. Не буду!
Чиге (Пауку). Вот видишь? Я тебя лучше завскладом сделаю, а то ты вечно у меня веревку на паутину клянчишь!

Жар-птица пытается сквозь прутья клетки погладить своих малышей, но их отгоняет Волк.

Паук (зло). Ничего у вас не выйдет, ваше дьявольское бессмертие!
Чиге. Это как же так?! Что это значит?!
Паук. А то, что в наше царство пробрался соломенный мальчишка Пюрнеске. У него волшебный меч! Я этого мальчишку знаю: так хитер, что даже меня одурачил. Уж он-то украдет эту девчонку, не будь я Паук!
Волк. И волкодав тоже! Он куда-то в эту сторону побежал!
Маганьби. Пюрнеске! Дружок! Это они!
Чиге. Что ж ты молчал, чертов Паучище?! Так где же этот мальчишка?
Волк. Может, в болоте утоп? А волкодав наверняка не утоп. Его поймать надо.
Паук. Нет! Пюрнеске — он соломенный, он не утонет. Может быть, он уже прячется где-нибудь здесь?! Чиге. Обыскать помещение!

Слуги Чиге начинают обыскивать дворец, заглядывают и наружу. Но Пюрнеске и Дружок спрятались надежно.

Ворон. Карр! Никого!
Волк. Никого!
Чиге. Глаз с Жар-птицы не спускать! Птенцов и девчонку связать! Сейчас я этого мальчишку поймаю, клянусь своим бессмертием!
Волк. И волкодава! Волкодава тоже!..
Чиге. Всех притащу, всех сожгу, всех повешу! (Накрывает платком клетку, дергает себя за бороду, взлетает с трона.)

Ворон садится на клетку. Жар-птица причитает: «Горе мне, горе...» Паук с веревкой бросается на Маганьби.

Пюрнеске. Теперь пора! Вперед, Дружок! (Выбегает на середину сцены.) А ну-ка, меч-кладенец, стальной удалец, молотом кован, врагам уготован,— руби врагов! (Одним махом отрубает Волку хвост.) Получай, серый разбойник! Это тебе за Крота!

Маганьби бьет поварешкой Паука. Пюрнеске разрубает цепь, которой прикована Маганьби. Волк и Ворон налетают сзади, но взмах меча Пюрнеске — и Волк, подхватив свой хвост, убегает, а Ворон отлетает в сторону.

Маганьби. Надо скорее освободить Жар-птицу! Паук. Эй, Ворон, уноси клетку!
В это время птенцы уже клетку открыли, Жар-птица и Пюрнеске бросаются на Ворона, тот, отбиваясь, забирается в клетку сам.

Птенцы его там запирают. Паук вырывается от Дружка и Маганьби и, потеряв в схватке свои сапоги, убегает.

Жар-птица (обнимая птенцов). Спасибо тебе Пюрнеске!
Пюрнеске. Скорей, Жар-птица, скорей! Забирай своих птенцов и улетай из царства теней! Иначе нам не одолеть колдуна.
Дружок. Ав-ав! Торопитесь, пока Паук не закрыл вход в подземелье!
Жар-птица. Прощай, Пюрнеске.
Птенцы. Прощай, Пюрнеске!
Пюрнеске. Беги и ты, Маганьби, со мной останется Дружок.
Маганьби. Вот еще! Ни за что на свете!
Дружок. Ав-ав! Кто-то сюда приближается!

Маганьби прячется за трон. Пюрнеске накрывает клетку с Вороном. Сверху на трон с громом шлепается Чиге.

Чиге. Ага! Так ты и есть соломенный мальчишка? А я уж тебя обыскался, все царство облетел. Эй, слуги! Хватайте его! Да где ж они?! Где птенцы? Где девчонка?
Маганьби. Я здесь! (Высунувшись из-за трона, бьет Чиге поварешкой.)
Чиге (тряся головой). Ах, ты так?!

Пюрнеске бросается к трону, но Чиге дует на него, и Пюрнеске падает, теряя меч. Отлетает в сторону и Дружок. Чиге грозно хохочет.

На кого ты поднял руку?! Ха-ха-ха! На самого повелителя царства теней Чиге Бессмертного! Да я тебя в камень превращу! (Хочет рукой дотронуться до волшебной бороды, но Маганьби снова бьет Чиге поварешкой по голове. Руки у Чиге повисли, как плети, он трясет головой.)
Пюрнеске (поднимается, хватает меч). А ну-ка, меч-кладенец, стальной удалец, руби колдуну бороду! (Отрубает бороду Чиге.)
Чиге. Моя борода!.. Что ты наделал, негодный мальчишка?! Теперь я целых три дня не смогу колдовать! Маганьби. Вот и хорошо!
Чиге. Все равно я бессмертный. И никто из вас никогда не выйдет из моего царства. Эй, Паук! Эй, Волк! Эй, Ворон!
Ворон (в клетке). Карр! На волю хочу! В сосновый бор, карр!

Дружок срывает с клетки платок.

Пюрнеске. Получай свое бессмертие. Жар-птица Вуткайк теперь уже далеко отсюда! Да и слуги твои разбежались. А ну-ка, меч-кладенец, стальной удалец...

Пюрнеске замахивается мечом. Чиге падает перед ним на колени.

Чиге. Не губи сироту! Один я теперь на этом свете. Я мамой в детстве брошенный... Я папы не помню... Я тебе полцарства отдам! (Плачет.)
Маганьби. Ой, Пюрнеске, не знаю почему, но мне его жалко...
Чиге. Конечно, жалко, еще как жалко! Я же пожилой! Я вам золота дам, каменьев драгоценных — у меня их в подземелье сколько душе угодно!
Пюрнеске. Зачем нам твое золото! Нам нужна живая вода для Бабочки и Крота.
Чиге. Да я тебе хоть мертвой дам!
Пюрнеске. Сказано — живая вода нужна!
Чиге (вставая). Ох-хо-хо, доля моя сиротская... Сейчас наберу. (Достает ведерко, идет к бочкам.)
Ворон. Карр! Не оставляй меня здесь, девочка, карр! Ты добрр-рая! Ты хорр-рошая!
Маганьби (подходя к Ворону). Ладно, Ворон, так и быть. Только попросишь прощенья у моей бабушки, когда она оживет.
Ворон. Попрошу, карр!
Маганьби (вскрикивает). Ах ты, вредный старикашка! Он не живую, а мертвую воду наливает! У него же все наоборот: где написана буква «Ж» — там мертвая вода! А где «М» — там живая!
Пюрнеске. Нет, нельзя его щадить! Он неисправим!
Чиге. Это я неисправим? Да я по старой привычке! (Выливает мертвую и наливает живую воду.) Вот!
Маганьби. Скорее домой, к бабушке и Кроту!
Ворон. На свободу! Карр! В сосновый бор-р!
Дружок. Ав-ав! Как хочется увидеть солнышко!
Пюрнеске. Только пусть он даст клятву, что больше никогда никого не обидит и не покинет свое царство теней. Клянись!
Чиге. Клянусь, клянусь!
Пюрнеске. А Жар-птица Вуткайк будет всегда жить с нами. И добро на земле станет бессмертным.

Чиге плюхается на свой трон и плачет. Все остальные уходят из
дворца, поют.

В с е (вместе). Ты лети,
Лети, Жар-птица,
Сквозь все ненастья,
Ты дари,
Дари, Жар-птица,
Любовь и счастье!
Ты неси,
Неси по свету
Мечты и песни.
На земле
Добро бессмертно,
Пока мы вместе!

Картина шестая

Все на сцене так же, как и в первой картине. И так же, несколько церемонно, выходят девушки и парни, поют.

Девушки. Прогуляли до утра,
Расставаться нам пора!
Парни. Для чего же расставаться,
Когда время целоваться!
(Хохочут, затевают игры вокруг снопов.)

В разгар веселья появляются Кузнец и Жница. Они оба печальны. Все смотрят на них.

Жница. Какая грустная получилась сказка...
Кузнец. Не грусти, милая, вот увидишь: он вернется. Разве я не спас бы тебя?..
Парни и девушки. О чем это они?.. Кажется, и вправду из соломы куклу связали... Ох, чего только любовь с людьми не делает!.. А где же ваша кукла соломенная? По реке пустили?
Жница. Нет, в сказку.
Один из парней. А где же ваша сказка?
Кузнец. Она здесь.

Кузнец и Жница раздвигают занавес кукольного театра. Мы видим ту же поляну, что и в картине второй. С дерева падают пожелтевшие листья — один, другой... А за лесом встает рассвет, вот-вот покажется солнышко.

Парни и девушки. Ничего тут нет, никакой сказки... Поляна как поляна — наши козы здесь пасутся... А в том лесу вчера мы рыжики собирали... Зорька разгорается, по домам пора... Ох, и чего только любовь с людьми не делает! (Уходят, напевая ту же частушку, что и в начале картины.)

В это время на кукольную сцену выбегают Пюрнеске, Маганьби и Дружок. Прилетает и Ворон.

Жница. Они вернулись, вернулись!
Кузнец. Так и должно было случиться.
Жница (Кузнецу). Но где же Бабочка? Где Крот? Маганьби (как бы вторя). Но где же бабушка? Где Крот?
Дружок. Ав-ав! Бабочка здесь!
Пюрнеске (наклоняясь). Ее засыпало осенними листьями. Вот же она! А вот и Крот. (Вместе с Дружком раскидывают листья.) Маганьби, давай живую воду!
Маганьби. Я сейчас!.. (Брызгает из ведерка на Бабочку.) Оживай, бабушка, открывай глаза...
Бабочка. Это ты, Маганьби? Это ты, Пюрнеске? Маганьби. Бабушка, бабушка, ты снова живая! Пюрнеске. Вот и Крот ожил! Как ты себя чувствуешь, Крот?
Крот. Превосходно! Я чувствую, как солнце начинает припекать мой правый бок. Разве теперь здесь нету твоего домика, Пюрнеске?
Маганьби. Колдун Чиге развеял его по ветру, а меня утащил в свое царство теней...
Дружок. Ав-ав! А я его как укушу!
Маганьби. А я ему как дам поварешкой!
Пюрнеске. А я ему бороду волшебным мечом отрубил!
Ворон (отлетев от обнаженного меча). Карр! Пр-р-рости меня, Бабочка! Я пор-р-рвал с пррошлым, карр!
Бабочка. Коли ты просишь — изволь, я прощаю. Я зла не помню.
Ворон. Пр-р-рощайте!
Все. Прощай, Ворон!.. Держись подальше от Чиге!.. Не разбойничай!

Ворон улетает в сторону леса. А Кузнец, услышав о домике, сразу же стал мастерить из соломы новый.

Маганьби. А все же где мы теперь будем жить? Того и гляди задует ветер, пойдут дожди...
Крот. Я могу вырыть глубокую теплую нору... Дружок. Ав-ав, Крот! Не пойдет! В подземелье мы уже были! Там темно.
Крот. Да, ты прав, я об этом не подумал. И Бабочке там негде будет летать.
Кузнец. Пюрнеске, твой домик готов. Он тебе нравится?
Пюрнеске. Еще как нравится! Он такой красивый, такой большой — в нем на всех места хватит!

Теперь домик стоит на поляне.

Маганьби. Мы будем жить все вместе и никогда не разлучимся!
Пюрнеске. И у нас каждый день будет праздник!
Маганьби. Как я забыла! Ведь сегодня мы должны праздновать день рождения Пюрнеске!
Все. С днем рождения тебя, Пюрнеске! С днем рождения!
Жница. С днем рождения, малыш!
Кузнец. И вправду: ты сегодня словно заново родился, Пюрнеске. Ты одолел страх — и стал храбрым, ты не бросил в беде друзей — и заслужил их любовь, ты многое узнал и понял, а это у людей называется мудростью... С днем рождения!

На сцене появляется Жар-птица со своими птенцами.

Бабочка. Сама Жар-птица, фея Вуткайк, к нам пожаловала!
Оба птенца. С днем рождения, Пюрнеске! (Дарят ему по цветку.)
Жар-птица (дарит вишни). Это тебе, Пюрнеске! Будь счастлив!
Пюрнеске. Спасибо вам всем, спасибо...
Крот. Дорогой Пюрнеске! Позволь мне подарить тебе стихотворение, которое я сейчас сочинил:
Не бывать вовек тоске,
Если рядом Пюрнеске!

Все смеются, хлопают Кроту.

Дружок. Ав-ав! А я дарю тебе навсегда свою дружбу!
Маганьби. И я тоже. Только жаль, что на твой день рождения я не успела испечь пирог...
Жница (достает из корзины каравай и подает его на расшитом полотенце, кланяясь). Правда, это не пирог. Но прими, Пюрнеске, и наш подарок — первый каравай нового урожая!
Кузнец. А ты верни мне этот меч, Пюрнеске, больше он тебе не нужен. Я откую из него острый серп — в работящих руках он станет волшебным!
Пюрнеске (с поклоном передает меч). Спасибо! Первый птенец. Эх, какой каравай! Я еще в жизни не видел такого каравая! Но нам его даже не попробовать!
Второй птенец. Почему?
Первый птенец. Потому что есть такая песенка: «Каравай, каравай, кого хочешь — выбирай!» А кого ж каравай выберет, если сегодня день рождения Пюрнеске?!
Второй птенец. Ты прав. Надо исправить эту песенку, и тогда нам тоже может достаться горбушка! Вот слушай:
Каравай, каравай,
Кто поближе — налетай!
Жар-птица. Ах вы, маленькие разбойники, как вам не стыдно?!
Маганьби. Но можно эту песенку спеть и по-другому:
Каравай, каравай,
По кусочку раздавай!—
и тогда всем достанется поровну.
Оба птенца и Дружок. Правильно, правильно. Вот эта песенка справедливая!
Пюрнеске. Сегодня у меня самый-самый счастливый день!

Все берутся за руки, танцуют вокруг каравая. В такт песни Кузнец и Жница хлопают в ладоши.

Все (вместе). Мы от смеха и от пляски
Не устанем никогда!
Мы живем в счастливой сказке.
Там, где горе — не беда!
Приходите без опаски
К нам на праздники сюда:
Мы живем в счастливой сказке,
Там, где горе — не беда!
Там, где горе — не беда,
Там, где дружба — навсегда!

Занавес кукольного театра закрывается, но музыка еще звучит. Выходят парни и девушки.
Парни и девушки. С добрым утром! На работу пора — в поле еще дел много.
Кузнец и Жница. С добрым утром! И мы с вами. Только попрощаемся с Пюрнеске.
Парни и девушки. Опять они нам голову морочат... Да ведь нет никаких сказок... И никакого Пюрнеске!
Пюрнеске (высовывается из-за занавеса). А вот и есть! И сказка, и я тоже!
Парни и девушки. Какой славный соломенный мальчик! Просто сказочный! Какая у него красивая шляпа!

Жница берет Пюрнеске на руки. Появляется Маганьби — так же, как и Пюрнеске.

Маганьби. А я — Маганьби.

Все удивлены, радуются, смеются. Кузнец берет на руки Маганьби. С разных сторон появились Бабочка и Крот. В середине — Дружок.

Бабочка, Крот и Дружок. А вот и мы!

Парни и девушки берут их на руки, как и остальных персонажей пьесы, которые появляются то вместе, то по одному.

Ворон и Волк. Мы тоже к вам хотим!
Паук. Всегда они лезут вперед меня!
Чиге. Возьмите сироту на ручки!

Наконец, под музыку песни «Лети, лети, Жар-птица...» торжественно появляется фея Вуткайк — посередине, а по бокам занавеса — ее птенцы. Куклы в руках парней и девушек оживают. Теперь мы понимаем, что это — артисты-кукловоды. Все поют.

Все (вместе).
Ты лети,
Лети, Жар-птица,
Сквозь все ненастья!
Ты дари,
Дари, Жар-птица,
Любовь и счастье!
Ты неси,
Неси по свету Мечты и песни!
На земле
Добро бессмертно,
Пока мы вместе!

Раскланиваются персонажи пьесы. Раскланиваются артисты.

Комментарии   

 
+1 #1 Guest 27.09.2013 20:44
Хороший перевод, очень интересно, спасибо! :;:
 

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования