Общение

Сейчас 403 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.


Маленькая куколка на руке ребёнка



Кукольный театр в детском саду

Так получилось, что я стала заниматься кукольным театром в детском саду.
А надо Вам сказать, что это был не простой детский сад. При «Школе самоопределения» №734 в Москве, созданной в девяностые Александром Наумовичем Тубельским, в которой что ни учитель, то яркая, смелая Личность со своей программой и своей идеей, был еще и детский сад. А руководила этим садом удивительная личность - Маргарита Федоровна Головина. Это была настоящая экспериментальная площадка. Всё интересное, новое, спорное любой педагог детского сада мог попробовать сделать. К примеру, в детском саду был выстроен сначала только в спортивном зале, а после и в каждой группе уникальнейший спортивный комплекс для лазания, а также разнообразных тренировок для воспитания смелости, взаимной выручки и сообразительности. Это целая концепция - философия и технология - и я могу только адресовать Вас к первоисточнику - Реутский Сергей Владимирович «Физкультура про другое» - гениальный российский педагог с судьбой обычной для российского гения. В этом саду регулярно проходят концерты классической музыки, а также традиционный «Цирк», есть столярная мастерская Папы Карло, Физические опыты и Математические игры. Есть свой Панда-парк и экологические высокие грядки и много, много всего. Первоцветами весной покрыта практически вся территория сада, ведь дети сами сажали их осенью. Разумеется, группы разновозрастные, и каждая - уникальна. И про каждого воспитателя и про каждого специалиста надо писать отдельную главу. Вот в этом-то садике мне и посчастливилось работать.
Я прихожу в группу. Я для них чужая, незнакомая, может быть, опасная. Я начинаю с «пальчиковых игр», лучше в уголке, для желающих, потом всё равно все сбегутся. О пользе мелкой моторики для дошкольников столько сказано, что распространяться на эту тему как-то даже неудобно. Просто приведу несколько авторских игр с фото и комментариями. Вам в копилку. А вообще-то у меня их более 25 для детей от 3-х до 14 лет.







Поиграв в «пальчиковые игры», я достаю какой-нибудь предмет: платок, картофелину, варежку, палочку, кусочек меха, раковину... Показываю, как при помощи этого предмета можно изобразить самые разные вещи: море, младенца, птицу, гору, кошку и т.д. Предлагаю детям самим попробовать: один показывает, другие угадывают - по очереди. Я считаю это упражнение исключительно полезным не только для развития воображения и артистизма, но и для приобретения детьми коммуникативных навыков. Одним трудно, не смущаясь, показывать, другим - смотреть, как показывает другой. И дети учатся видеть и слышать друг друга, поочередно исполняя роль зрителя и роль артиста. Кроме того, эта игра увлекательна, дает ощущение успешности и окончательно снимает скованность и отчужденность, если они были.

Мастерская

Кукол для театра можно сделать из всего: из картошек, из салфеток, цветов и фантиков, платочков, одиноких, оставшихся без пары носочков и варежек и т.д. За 9 лет, что я занимаюсь кукольным театром, мне так и не удалось найти предмет и материал, из которого нельзя было бы сделать куклу.
Требования к материалу: он должен быть с точки зрения ребенка недорогой и не новый, чтобы не создать у него зажима: «как бы не испортить» - и этого добра должно быть много.
Показывая, как я делаю куклу, я нарочито непринужденно, мол, это может каждый, обращаюсь с материалом, играю недоделанной куклой, и все-таки без лишних движений, отчетливо демонстрирую каждый этап работы.
Дети, у которых логическое мышление преобладает, сразу понимают и делают безошибочно, им можно объяснить тонкости. Остальные... через какое-то время научаются сами собой.

Куклы из носочков

Перчаточные куклы для дошкольников трудноваты, а вот носочные - в самый раз. Я обычно использую старые х/б детские колготки. Впрочем, есть опасность, что дети начнут резать новые — так что старых должно быть много.

Мышка

Носочек переворачиваем стопой кверху, кладем от носка до пятки набивку (вату, тряпочки, синтепон). Рисуем (или нашиваем, налепляем) глазки, носик, ушки. К пятке - хвостик (шерстяная нитка, проволока, шнурок). Руку засовываем ниже набивки, а можно еще проделать дырочки для лапок - пальцев руки. Зверек мягкий, теплый, его можно гладить, с ним не так одиноко, его надо защищать. Ребенок уже не малыш, у него есть опекаемый им маленький друг.



Собака (волк)

Опять носочек, перевернутый стопой кверху, немного набивки. Глазки - пуговки, (а можно наклеить клеем ПВА кружочки картона или просто нарисовать), носик зачернить, заики сделать из тряпочки или из картонки (для волка) на пятке носка. Такая собачка нюхает, лижет хозяина в щечку, лает на обидчика, ласкается к хозяину, засыпает у него на руках - мечта ребенка иметь живую собачку воплощается в игре.
Всех кукол, сделанных детьми или для детей, я разрешаю взять домой. А в группе мы всегда можем сделать новую.



Лягушка

Материал: опять колготки, кусок между носком и трусами, см 20; кусок картонки, лучше вырезать из коробки из-под чая, геркулеса; кусочки мягкой тонкой проволоки; пуговки. Из картона вырезать «пасть» по размеру руки ребенка от середины ладони до конца пальцев, с отверстием посередине. Продеваем в отверстие колготину до середины и выворачиваем наружу, прикрывая картонку.
Стягиваем у углов рта проволокой, прижимая внутреннюю и наружную части колготины и картона. Засовываем руку между чулком и картонкой: большой палец снизу, остальные сверху. Рисуем или пришиваем глазки. Лягушка открывает рот, квакает и глотает мелкие предметы. Закрепляем для надежности ниткой
или проволокой под подбородком внутренний и наружный край чулочка. Играть такой игрушкой ребенок может долго и с удовольствием, ведь её можно кормить, и она так забавно поёт. Варежка с нарисованными на ней глазками - тоже кукла и для трёхлетки - совсем живое существо.



Куклы из платочков

Зайчик

Тонкая квадратной формы ткань (25-40см - сторона).
Два смежных угла складываем между собой, расправляем «ушки», в этом месте завязываем простой узел.
Рыхлый узел с ушками надеваем на указательный палец - головка зайца, средний и большой - лапки. «Про зайцев знают даже дети - они храбрее всех на свете» - пляшет зайчик. Намёка на образ достаточно, главное — это развивает воображение.
Аналогично получаются «птичка», «дедушка» и т.д.



Козлик

Платочек надевается на «козу», как ее показывают маленьким детям, проделав в нем два отверстия для рожек и прижав у запястья аптечной резинкой, глаза рисуем угольком или черным мелочком.
Теперь можно разыграть сказку «Козлята и Волк».
Козу-маму в первый раз играю я сама. Идеальная мама, добрая, ласковая. Я укладываю их спать, пою колыбельную, наливаю молоко. Всю нежность, заботу, любовь я вкладываю в эту роль. Каждая девочка, играя потом Козу, старается сыграть идеальную маму. А «козлята» - идеальных детей. Даже если образ реальной матери ребенка далек от идеала, образ идеальной матери, проигранный им много раз, оставляет в душе значительный след.
Волк у меня смешной, нестрашный, но как по-настоящему Козлята его не пускают! Они взахлёб рассказывают матери, как приходил Волк. Продолжение сказки, про Кузнеца и про то, как Волк козлят съел, я считаю, в детском саду играть не стоит.



Мишка

Материалы: шерстяной платок (сторона 40-70 см) и ещё что- то мягкое: шарф, другой платок, шерсть; шнурок, 3 пуговицы.
Шерстяной платок раскладываем квадратом, внутрь вкладываем что-то мягкое, связываем противоположные углы между собой, потом перевязываем этот кулек по «экватору» и переворачиваем - вылитый Винни-Пух, только без глаз и носа - пришиваем пуговицы или налепляем репейник, расправляем лапы, уши. Держим за узел сзади. «Если я чешу в затылке - не беда...». Этот мишка милее и роднее любого покупного.





Лисица

Платок шелковый, головной, оранжевый или желтый. Так же, как и козлик, только не по центру, а ближе к одному углу, а противоположный край наматываем вокруг локтя - это хвост.

Играем «Теремок»

Вот у нас и набралось достаточно кукол, чтобы играть «Теремок». Я беру корзинку, показываю, как у задремавшего мужичка с телеги «корзинка свалилась, в канаву покатилась, за куст зацепилась, лежит. Бежала мимо мышка-норушка...».
Детям не нужна публика, не нужна сцена. Процесс игры поглощает ребенка как таковой. Залезать в корзинку и выскакивать из неё со своей репликой - интересно для него... и очень трудно. Сюжет знакомой сказки требует согласованности действий, осознанной дисциплины, на которую дети ещё не способны, если к этому их не побуждает увлекательная игра, которая, как паровозик, тянет за собой вагончики развития.
Мы играем «Теремок» несколько раз подряд, меняясь ролями, с неослабевающим интересом и возрастающим мастерством и согласованностью.



Импровизация в детском саду

Считая импровизацию очень важной составляющей своей работы, в детском саду я организовала ее по-другому. Мы садимся с детьми в кружок, я начинаю, а дети присоединяются:



Простейший ритмический рисунок, элементарные движения вводят детей в некое состояние, наподобие танца, на фоне которого легко сочинять незамысловатые истории, чередуя сначала простые, потом более сложные понятия. «Быстро - медленно», «с трудом - легко», «жарко - холодно», «большое - маленькое», «злое - доброе», «страшное-нестрашное».
— А поедем сегодня в зоопарк?
— Поехали! На трамвае - Вьюшки - вьюшки - вьюшки - вью...
— В горку! (С усилием) - Вьюшки - вьюшки - вьюшки - вью...
Под горку! (Расслабленно, с ускорением) Вьюшки - вьюшки - вьюшки - вью...
— Приехали! К кому пойдём?
— К слону!
— Какой он?
— Большо-о-ой! (Показываем) Вьюшки - вьюшки - вьюшки - вью...
Я никогда не придумываю заранее, про что будет сказка. Ловлю подсказки, делаю паузы, жду, что предложат дети. Сюжеты чаще совсем элементарные, а иногда такие интересные, что дети требуют повторения или сами воспроизводят их.
В одной из групп особой популярностью пользовалась такая история, родившаяся, как импровизация. Мы отправляемся на другую планету. Пристегиваем ремни, надеваем скафандры, считаем: пять-четыре-три-два-один-пуск, взлетаем (Вьюшки - вьюшки - вьюшки - вью... - ритм по нарастающей).
Приземляемся (тормозим - слова всё те же) выходим на поверхность, осторожно продвигаемся по незнакомой местности, навстречу нам ма-а-аленькие такие инопланетянчики, здороваются по-своему (то-о-оненько так - вьюшки-вьюшки...) а мы с ними (всё на тот же мотив), но так, чтобы они поняли, что мы желаем им добра. Вдруг из пещеры вылезает огромный и страшный инопланетный Монстр (показываем). Что делать?! - разные версии. «Но мы, - говорю я, - знали его тайну: если его погладить, он начнет уменьшаться». И мы начинаем гладить
Монстра (всё на тот же мотив). А Монстр становится всё меньше, меньше, до размера мышонка, жучка, и мы кладем его понарошку в коробочку, закрываем крышечкой... Всё. Можно возвращаться домой. Инопланетяне благодарят нас по-своему, мы прощаемся с ними (слова всё те же), пристегиваем ремни, считаем, взлетаем, приземляемся. Не сходя с места, столько всего пережили!
Аналогично путешествуем в Турцию, в Австралию, в Африку, в Санкт-Петербург, в заснеженный лес... Катаемся на карусели: «Только держитесь крепче, а то сейчас ка-а-ак раскрутит!» - говорю я. Вера в предлагаемые обстоятельства абсолютная! Свою роль я понимаю так: в критической ситуации предложить нестандартное решение, стереотипную реакцию сменить на творческую. Это запоминается.
В одной из групп (шестилетки) дети предложили путешествие в Замок Ужасов. И каждый назвал персонаж (какой- то свой страх), который в нем обитает. Хорошо. Погружаемся в фантазию - Замок Ужасов - навстречу нам... Скелеты!..
— Как вы думаете, чего им не хватает?
— Тела!
— Давайте дадим им тело. Возьмем розовый пластилин и налепим на все косточки тело.
Так и сделали. Скелеты, очень довольные, поблагодарили нас, стали танцевать. Идем дальше. Навстречу нам ... Привидения...
— Чего им не хватает?
— Они заперты в этом Замке, им тут плохо.
— Давайте отпустим их на свободу. Пусть летят высоко-высоко, к другим душам...
— Потом мы встречаем вампиров.
— Они злые, кровь пьют.
— Почему?
— Их никто не любил в детстве.
— Превратим их обратно в детенышей, покачаем на ручках, приласкаем, дадим чего-нибудь вкусного.
Вампиры засыпают у нас на руках, им теперь хорошо, они больше не опасны.
То, чем я занималась, по существу работа со страхами. И вообще работа с эмоциями. Попытка научить детей управлять своими эмоциями. Предлагаемые обстоятельства, какой-то конкретный образ помогают ребенку воспроизвести знакомое чувство, а потом сменить его на противоположное. А ритм способствует некоторому растягиванию этого процесса, более полному проживанию своего чувства.
Вроде всё понарошку и не опасно. Однако, когда со второклассниками мы однажды «попали на незнакомую планету», двое мальчиков, попутешествовав по ней, не выдержали и «вернулись на корабль», пока основная экспедиция «исследовала планету».
Учителя и воспитатели жалуются на агрессивность, неуправляемость, гиперактивность этих детей, а суть в очень высоком уровне тревожности. Об этом стоит поговорить с психологом. С учетом этого может строить свою воспитательную стратегию учитель, работающий с этим классом. Это в «Школе самоопределения» обычная практика, что группа детского сада вместе с учителем и такими «дополнительными» педагогами, вроде меня, переходят в школу.
Часто педагоги и родители говорят мне: «импровизация - это не для меня. Сочинять что-то на ходу я не умею».
Я и сама так думала о себе. Но... Моей маленькой дочке было тогда четыре года и ей было так тревожно и страшно идти в детский сад... Она теребит меня за руку и просит:
— Мама, расскажи сказку!
— Про кого, детка? - я тяну время, уставшая и замученная до такой степени, что буквально засыпаю на ходу.
— Про гномика, оленя, муравья, автомобиль, фонарь...
— Про кого, говоришь?
Но она не может ждать. Она дёргает меня за руку и требует сказку.
— Жил-был гномик. Он жил в уютной пещерке в корнях большого дуба...
Я не спеша погружаюсь в обстановку, вглядываюсь в детали. Что вижу, то и описываю. С гномом происходят разные события, становится все интереснее, я просыпаюсь, дочка успокаивается. И вот мы уже вместе сочиняем всё новые и новые приключения, вместе хохочем, не замечая ничего кругом. А ехать нам сорок минут. К концу поездки замечательная сказка с завязкой, кульминацией, развязкой и даже моралью заканчивается полной победой Добра, а мои предубеждения по поводу своей неспособности сочинять рассеиваются, как дым.
И в Вашу неспособность импровизировать на любую тему в любое время суток я тоже не верю, дорогой читатель.

Несколько принципиальных положений

Выкройку (любой шаблон) считаю вещью крайне вредной. Увидеть в сырье, в материале образ готовой вещи почти невозможно для человека, приученного действовать по алгоритму. Мы дергаем морковку за «хвостик», чтобы скорее росла, когда даем маленьким детям выкройки, рецепты, элементы конструктора, чтобы получилось красиво. В сравнении с «этими прекрасными вещами», то, что слепил ребенок сам из «веточек и палочек», кажется ему таким ничтожным и отбивает охоту самому, без руководства или инструкций, без чертежа или лекала творить.
Выпускники музыкальных школ играют на фортепьяно почти профессионально. Но подобрать аккомпанемент к простейшей песенке, сымпровизировать мелодию могут далеко немногие из них. При этом многие барды сочиняют песни, не зная нотной грамоты.
Всякий алгоритм, ведущий к успеху, автоматически отсекает другие способы действия. Среди успешных ремесленников меньше изобретателей, чем среди дилетантов.
Имея дело с маленькими детьми, нельзя спешить с обучением. Предоставить свободу действий и внушить уверенность в себе, поощрять всякий опыт сотворения чего-то из чего-то, терпеть море непритязательного, испорченного, «захламляющего жизненное пространство» материала - моя принципиальная позиция. Альтернатива ей - хорошо организованное пространство, в котором из добротного материала по добротным методичкам дети создают шедевры, и на меньшее не согласны. Из этой моей позиции вытекают способы действия, приемы работы. Мы шьём куклы без ниток и иголок, склеивая, связывая толстой ниткой, скрепляя проволочками, резиночками и скалывая булавками. Материал принципиально бросовый: фантики, тряпочки, одинокие перчатки, старые вещи, картонные упаковки, бумажные салфетки... (на природе, в лесу наши возможности в десятки раз расширяются). Наши «произведения» - эфемерны. Пока ребенок творит, его кукла так прекрасна для него, он любит ее и не видит в ней недостатков. Через какое-то время он станет стыдиться ее, так что лучше, если она разломается, рассыплется, потеряется раньше и останется только волшебное чувство парения, когда он был Мастер и сделал «такую прекрасную куклу... А потом ее щенок съел».

«Гуси-лебеди»

Существует множество пересказов этой народной сказки. Я беру тот вариант из сборника Афанасьева, в котором в неприкосновенности сохранились яркие, народные образы - следы древних верований предков. В нем лаконизм изложения обусловлен неким законченным знанием, отточен и выверен веками. Не обсуждая с детьми и не изменяя ни единого слова, я рассказываю эту сказку много раз. У детей не вызывает удивления или протеста ни печка в чистом поле, которая печет сама по себе, ни молочная река, кисельные берега, ни странное с бытовой точки зрения требование отведать непременно ржаного пирожка, кислого яблока, киселька с молоком. А так же братец, спокойно играющий золотыми яблочками в избушке у Бабы-Яги (не символ ли это загробного мира?). Вся многослойная, многозначная, загадочная символика сакрального знания наших предков, минуя сознание, ложится в сердце ребенка и живет в нем интуитивным знанием, нравственным чувством, национальным характером.
Делая персонажей сказки, я беседую с детьми, напоминаю сюжетную канву сказки, выслушиваю всех, кто хочет высказаться. Но для многих интереснее молча смотреть, как из салфеток и фантиков появляются Девочка, Мальчик, а когда бумажный лебедь вдруг взлетает, машет крыльями - это как чудо.
— И я, и я хочу такого!
Я показываю, и каждый делает себе с моей помощью такого Гуся-лебедя. И мы сразу играем сказку от начала до конца.
Печку, яблоньку, молочную реку, избушку Бабы-Яги я расставила заранее, Ежика делаю из подручного материала по ходу сказки, например, из желтого одуванчика. Все персонажи должны быть максимально символичны.



Печка - коробочка, труба и заслонка не нужны, зато очень важно, чтобы в эту коробочку можно было спрятать девочку с мальчиком.
Яблонька - у меня живое деревце (кустик или комнатное растение в горшке), иногда снабженное веткой или листом, где могут укрыться Сестра с Братцем.
«Молочная река» - лоскут белой ткани, под него удобно прятать куколок.
Баба-Яга не персонифицируется! Есть только вполне условная «избушка», сложенная домиком льняная салфетка или шарф, в которую сажаем братца. Существует такой психологический феномен как «обаяние зла»: отрицательный персонаж производит более сильное впечатление и желание подражать, чем положительный - это первая причина. А вторая - любая конкретика мешает воображению ребенка создать такой образ (каждому свой), который вполне удовлетворил бы его. К тому же Баба-Яга - инфернальный образ и воплощение его в материале неизбежно снизило бы его.
Максимальная условность персонажей не мешает детям, а помогает приблизиться сердцем ко всему, что происходит с героями сказки.



Может показаться, что дети не активны - на самом деле в душе ребенка происходит серьезная работа.
Нет единого рецепта, как играть - просто надо быть внимательным к детям и включенным в игру.
Самые маленькие смотрят сказку, как спектакль, не отвлекаясь. Дети постарше с удовольствием летают с Гусями- лебедями от избушки Бабы-Яги и обратно. Шестилетки могут вести Девочку, произнося за неё все слова. Бывает, что кто-то из детей берёт на себя роль Бабы-Яги, то есть произносит её текст, что часто говорит о наличии страхов у этого ребенка. Это и многое другое можно увидеть, наблюдая за детьми во время игры, а то, как она смотрится со стороны, меня не заботит.

После игры очень важно не обсуждать сказку, не морализировать! Как бы забыть о ней. Мы посеяли в душе ребенка глубокое впечатление, надо дать время взойти всходам. Мы закладываем начало тому буйному полету фантазии будущих подростковых ролевых игр, приключенческих романов и кинофильмов, создаваемых воображением юного писателя, художника, режиссера - то творческое начало, которое есть в каждом человеке.

Прогулка

Прогулка в детском саду доставляет мне особое удовольствие.
С корзиной полной всякой всячины и в компании старых друзей я выхожу на территорию сада и усаживаюсь на веранду. Не спеша раскладываю содержимое корзинки: яблочки-падалицу, рябину, семена клена и ясеня, осенние листья, семечки...
— А что мы будем из этого делать?
— А что захотите: зайчиков, гномиков, собачек...
— А как?
— А очень просто.
Круглой стамеской (вроде овощного ножа) я делаю в яблоке цилиндрическое отверстие (вынимаю середку), куда легко и плотно вставляется указательный палец. Из семечек - глазки и нос, ушки из семян ясеня. Зайчик готов. Аналогично гномик в колпачке из листочка липы и в кафтане из кленового листа. Индеец в шикарном головном уборе из семян ясеня. Котик с пышными усами - из того же материала. Бесконечное многообразие персонажей, которые тут же разбегаются по всей территории сада. А на смену им бегут дети: «Я тоже хочу такого зайца!»

Преимущество такой мастерской в том, что дети подходят постепенно, а не все сразу, и я могу уделить каждому достаточно внимания - это во-первых. Во-вторых, каждый работает в своем темпе и делает столько кукол, сколько ему нужно: для папы, для мамы, для себя; на каждый палец по головке или одну. Но главное, конечно, собственная мотивация деятельности и возможность сразу играть этой куклой. Для меня же это возможность в течение двух сентябрьских недель познакомиться с большинством новых детей сада.

«Дюймовочка»

Днём я занималась с малышами, а вечерам ко мне приходили мальчишки из «Школы самоопределения», человек восемь - так получилось - все женские роли, как в театре Шекспира, у нас играли мальчики. С ними мы репетировали Гадкого утёнка.



А малыши в освещённые окна наблюдали, как летают белые лебеди и фантазировали для себя какой-то свой волшебный мир. А ещё мы придумывали такие спектакли для малышей, чтобы те тоже участвовали, чтобы были задания и приключения. Ребята хорошо чувствовали суть игры и были очень изобретательны. Придумав какие-то приключения для гномов-дошколят, мы повторяли их в разных вариантах потом 8 раз - по числу групп детского сада. Задействовать зрителей в спектакле показалось мне задачей очень увлекательной, хотя и трудной. И я стала сочинять и пробовать «Дюймовочку». Спектакль много раз менялся и совершенствовался. Уже в первой сцене, где Женщина идёт к Колдунье просить ребеночка, двое детей из зрителей играют всё со словами, как надо - и мамы ахают. Потом две руки в красных перчатках открываются, как цветок, и появляется крошечная куколка - Дюймовочка. Потом, уже совершенно раскрепостив -
шись, все играют лягушками-глоталками. У меня на сайте есть видео спектакля - можно посмотреть. А я всегда буду благодарна малышам детского сада и этим мальчишкам - настоящим Мастерам игры.

Послесловие

И всё-таки все наши прекрасные методики в детском саду - одна большая ложь при умолчании о той маленькой правде, что не воспринимает их, да и нас самих, ребенок, парализованный безотчетным страхом: неосознаваемый и необоримый - это, по сути, первобытный страх смерти. Покинутый родителями младенец умирает. В своем бессознательном это знает каждый ребенок. Детёныш животного затаивается, младенец человека истошно орёт - быть потерянным для него хуже всякой другой опасности. И если даже он послушно соглашается: маме надо на работу, мама придёт за ним вечером, то подсознательно - он покинут и должен умереть. Мы обманываем себя, будто мы ему всё так хорошо объяснили - ребенок живет настоящим и представить себе этот вечер, когда за ним придет мама, он не может. Он сейчас умирает, и то, что это повторяется изо дня в день, не меняя существа дела, только закрепляется и производит в структуре личности такие изменения, которые не выправить, порой, ничем и никогда.
Скрытые и явные суицидальные наклонности человека - это отсюда! Бесстрашие и жестокость к себе и к другому, жертвенность и бесчувственность, наркомания - всё это взгляд оттуда, из-за той черты, что отделяет жизнь от смерти.
Семья, мать дают ребенку чувство защищенности - и это самое главное. Все остальное - потом: физическое развитие и интеллектуальное, музыкальные занятия, изо и т.п. Даже изверги- спартанцы не отдавали мальчиков в учебу раньше семи лет. Бестрепетный и неустрашимый воин до семи лет воспитывался на женской половине - матерью. Без этого стержня, что дала ему безопасность и надежность родного дома, он не состоялся бы как
ВОИН.
Здесь придётся всё-таки пояснить. Общий пафос утверждения вовсе не отрицает того, что конкретный ребенок, получивший в семье столько любви и набравший к своим пяти, а то и трём годам, столько доверия к миру и уверенности в себе, группу детского сада воспринимает как семью. А воспитатели для него - это старшие в роду - бабушки, тётушки - как и бывало в большой русской семье.
Но мы сейчас не об этом.
Знакомая картинка: мать с гордостью демонстрирует своего малыша приятельнице, а тот прячется за маму, плачет. Мать смущена: такой общительный и вдруг пугается, что это с ним? С ним всё в порядке. Просто слишком пристальный взгляд постороннего ребенок воспринимает как потенциальную опасность. Остаться без матери с любой, даже самой доброй тетей - нет для него ничего страшнее. И даже если он был голоден и капризничал, намёка достаточно, и вот он уже замолкает и есть не просит - страх тормозит все другие чувства. В незнакомом месте, без материнской защиты механизм торможения включается на полную мощность: снижается иммунитет, аппетит, познавательная активность... Не в том ли разгадка феномена способностей детей Никитиных, что они ни одного дня не ходили в детский сад?
Ребенок защищает себя, как может, уходит, например, в болезнь: был здоровый малыш - отдали в садик — начал болеть. Мать сидит с ним дома, он добился своего. Слава Богу! А если капризного и сопливого, его тащат в сад всё равно? Ребенок уходит в себя, в свои мечтания. Болезненная склонность к фантазированию, фобии, нервные и психические отклонения - всё это следствия того состояния покинутости, с которым не в силах была справиться неокрепшая психика ребенка.
Известно, что до пяти лет формируется представление человека о себе: кто я - по полу, по национальности, по социальному статусу. Но, главное, формируется отношение к себе - спокойное приятие себя, нормальная любовь к себе и к миру. Или нелюбовь к себе, неприятие себя и стремление какими-то особыми подвигами заслужить признание Мира. Всё это следствие недостатка любви и заботы в раннем детстве, отраженная нелюбовь Мира к нему.
Подростковый возраст обостряет все проблемы такого ребенка до критической точки. Такого узнаёшь сразу, по взгляду, по осанке - напряженность, настороженность, зажатость. Он не может расслабиться, он привык к тому, что сам и только сам должен защищать себя. От кого? От грубых, унижающих его достоинство взрослых, от сильных или сбившихся в стаю сверстников. Сколько страданий он уже перенёс в детском сообществе, которое без сильного цивилизующего влияния взрослых неизбежно скатывается к закону джунглей. Не научившись ещё любить, он приучается ненавидеть. Ненависть к конкретному обидчику, перед которым бессилен подросток, разъедает душу, переносится на других людей, человечество в целом. Но, главное, на себя самого.
Он становится опасен. Теми же приёмами, которые он освоил прежде, обороняясь, он больно ранит того, кто с добрыми намерениями пытается приблизиться к нему, отчасти не зная ещё своей силы и не рассчитывая на такой эффект, отчасти не имея в арсенале других способов взаимодействия. Одиночество - закономерный и неизбежный итог попыток наладить контакт с миром.
Но мама малыша еще не задумывается о последствиях.
— Ребенку не с кем играть!
— Он вырастет эгоистом!
— Пускай приучается к самостоятельности!
— Ему надо учиться общаться! - вот те основания, по которым матери, даже имеющие возможность сидеть со своим ребенком дома, отдают его в детский сад слишком рано.
Только почему-то он ни с кем не играет, жадничает, не хочет сам одеваться, будто разучился, агрессивен, упрям...
— Наверное, воспитательницы плохие, - решает мама. Его забирают из этого садика. Но даже недолгого опыта насильственной социализации хватает ему для стойкого неприятия какой бы то ни было коллективной деятельности.
И это еще не худший вариант.
Хуже, когда отдают в ясли годовалого, и он принимает такой порядок вещей, где он бесконечно одинок и никому не нужен, как норму. Когда на всё лето группу малышей вывозят на дачу, 50 детей, 2 воспитательницы - он привыкает ценить себя не дороже сыроватой казённой подушки. Когда он сам включается в работу по превращению себя в «полезного члена общества», вполне удобного, лояльного властям, не вычленяющего себя, как личность, из социума, не осознающего свои интересы и не разрешающего этого делать другим. В этом смысле, ясли - детский сад - школа идеально соответствовали политике государства и формировали тот тип «советского человека», который позволил продержаться этому лживому и антигуманному режиму такое долгое время...
Я работала потом и в других детских садах. И всякий раз убеждалась: не могут играть, как обычные дети, дети, лишённые матери. От каждого взрослого они ждут родительской заботы и ласки. Они забираются ко мне на колени, прижимаются, отпихивают соперника. Сердце рвётся от жалости и боли!
И потому все наши прекрасные методики в детском саду - одна большая ложь при умолчании о той маленькой правде. Семья для ребенка - опора и защита, а материнская любовь и забота дороже всех развивающих методик вместе взятых.


"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования