Общение

Сейчас 654 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

  • lissi

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

     Пьеса-сказка в двух  действиях.
     Для младшего и среднего школьного возраста.
     По мотивам восточных легенд.
          Действующие лица :
Мустафа – юноша.
Сауд – юноша.
Зайнаб – мать Мустафы.
Абу-аль-Фатх – шейх.
Аль-Хидр – волшебник.
Странник.
Гуль – злой дух-оборотень.
Слуга.
                  Действие первое.
       Часть бедного сельского восточного подворья. Мустафа сидит и  уныло перебирает плоды.
        Авансценой проходит Сауд.
Сауд. Что это ты столь грустный?
Мустафа. Урюк в этом году сухой и мелкий.
Сауд. А тебе какого хотелось?
Мустафа. Крупного и сочного.
Сауд. Помощи следует просить у Аллаха великого, который нас испытал и помогает освободиться от того, во что мы впали.
Мустафа ( грустно). Просил.
Сауд. Наверное, пропустил одну из пятничных молитв?
Мустафа. Клянусь Аллахом, нет!
Сауд. Быть может, надолго забыл о дереве, вспомнил о нём лишь в пору сбора урожая ?
Мустафа. Как же можно : рыхлил грунт, поливал, в пору спокойствия формировал крону.
Сауд. Не могу воздать тебе за труды, сие в руках одного лишь господина миров.
Мустафа. А у тебя-то как?
Сауд ( уклончиво). Мой сад несколько ближе к Бустан аль Хульду.
Мустафа. Моему же далеко до сада вечного блаженства.
Сауд. Похоже, да.
Мустафа. Наверное, сделал что-нибудь?
Сауд. Взял три унции дуновения ветра и три унции лучей солнца, по столько же отблеска луны и света светильника, смешал всё и оставил лежать на ветру, а затем употреблял по три драхмы.
Мустафа. И получилось?
Сауд. Как видишь.
Мустафа. Мне врядли удастся.
Сауд. Кроны наших садов почти сходятся.
Мустафа. Только твоя часть схожа с садом Ирема до наказания богом за неповиновение, а моя – после.
Сауд. Уповай на Аллаха великого, который  удовлетворяет  уповающего и не обманывает.
        Сауд выходит. Появляется Зайнаб.
Зайнаб. Выбрал плодов?
Мустафа. Совсем немного.
Зайнаб. На обед  хватит?
Мустафа. Скудновато.
Зайнаб ( вздыхает). Что поделаешь, коль не радует Аллах вестью о благе?
Мустафа. Уже не первый год бедствуем.
 Зайнаб. Подозреваю, что здесь не обошлось без нечистой силы.
Мустафа. Надо бы предпринять что-нибудь.
Зайнаб. Например?
Мустафа. Быть может, перебраться в Искандерию, Хоросан, Исфахан или Асуан?
Зайнаб. И там тоже не все богатые.
Мустафа. А если повезёт?
Зайнаб. И в стране Син, и в стране Хинд, и в земле Саба всякий живёт по-разному.
Мустафа. Что же нам делать, как быть?
Зайнаб. Оставаться на месте, только попробовать отвадить нечистую силу.
Мустафа. Хорошо бы хоть на час завладеть перстнем Сулеймана.
Зайнаб. Зачем он тебе?
Мустафа. На нём начертаны чудодейственные талисманы и  тайные имена. С ихней помощью можно повелевать силами природы, отвадить от себя злых духов, в том числе и самого Иблиса.
Зайнаб. Нам не пристало и думать о таком. И не отдаст его никто.
Мустафа. Разве я говорю, чтобы насовсем?
Зайнаб. Тогда как?
Мустафа. Чтобы загадать один раз. Отправлюсь попытать счастья.
Зайнаб. Не пущу!
Мустафа. Почему?
Зайнаб. Не  близок и не безопасен путь к нему.
Мустафа. Отпусти!
Зайнаб. Давай-ка попробуем ещё чего-нибудь.
Мустафа. Даже не припомню чего-то такого, к чему не прибегали.
Зайнаб. Калам наперёд начертал судьбы людей и никуда от этого не деться.
Мустафа. Но  мы не знаем, что нам выпало, быть может, предначертано хорошее, да нечистая сила мешает ему сбыться?
Зайнаб. Подумаем  ещё.
Мустафа. Пойду!
Зайнаб. Говорю тебе : не отпущу!
       Зайнаб берёт руки Мустафы в свои, крепко, сколько может, удерживает. Мустафа 
      пытается  освободиться, но у него не получается.
Мустафа. И всё равно отправлюсь  на поиски!
Зайнаб. Не вздумай!
Мустафа. Иного выхода не вижу.
Зайнаб ( останавливается, опускает руки, грустно). А что это мы попусту усердствуем в споре?
Мустафа. С чего ты решила, что препираемся зря?
Зайнаб. Хотя бы потому, что нет у меня не то динара, но даже дирхема, чтобы дать тебе в дорогу.
Мустафа ( останавливается, задумывается). На такое дело можно и занять.
Зайнаб. Кабы у нас была хоть небольшая уверенность в успехе.
Мустафа. Откуда можно обрести её?
Зайнаб. Погоди, дай подумать. ( Задумывается, пауза).
Мустафа ( нетерпеливо). Проясняется что-нибудь?
Зайнаб. Хорошо  бы  обратиться  к  Аль-Хидру.
Мустафа. Почему именно к нему?
Зайнаб. Рассказывают, он  иногда помогает бедным.
Мустафа. Где искать его?
Зайнаб. Это очень сложно, почти невозможно.
Мустафа. Тогда как быть?
Зайнаб. Помолиться Аллаху великому, быть может, он  воздаст нам благом.
Мустафа. Не хочу ни царства, ни власти , хочу только, чтобы  Аллах  великий  привёл  меня  к желаемому.
         Мустафа выходит. Появляется  Гуль.
Гуль. Вздумали приложиться к перстню Сулеймана?
Зайнаб. То было бы весьма кстати.
Гуль. О чём собираетесь просить?
Зайнаб. Чтобы  дозревали плоды  покрупнее  да  посочнее.
Гуль. А это уж и вовсе ни к чему.
Зайнаб. Отчего?
Гуль. Каждый плод , каков бы он ни был, имеет одну косточку.
Зайнаб. Разве она главная в нём?
Гуль. Количество съеденных за обедом плодов подсчитывают по косточкам.
Зайнаб. Плоды больше нужны  нам для утоления  голода, нежели  для  счёта.
Гуль. Однако же и счёт не окажется лишним.
Зайнаб. Кто ты такой умник и откуда?
Гуль. Какая тебе разница?
Зайнаб. Уж не из нечистых ли?
Гуль. Вот так везде и всегда : как только где-нибудь  сами проморгают что-то, сразу же пытаются переложить вину на нечистого.
       Гуль  исчезает. Появляется Мустафа.
Мустафа. Попросил.
Зайнаб. И что?
Мустафа. Чувство близкой гибели моей души и конца моего срока сменилось надеждой.
Зайнаб. И это уже хорошо, будем думать о лучшем.
Мустафа. Что уж там, когда есть Аллах, - ты предполагаешь, а он располагает.
Зайнаб. Вручаем наше дело Аллаху великому.
Мустафа. Не  случится  беды с тем, кого хранит Аллах!
Зайнаб. Будем  надеяться на то.
      Зайнаб выходит. Мустафа нервно прохаживается по двору, оглядывается во все стороны.  
      Появляется Аль-Хидр.
Аль-Хидр. Отчего столь беспокоен?
Мустафа. Откуда взяться спокойствию, если нет уверенности?
Аль-Хидр. Что-нибудь угрожает?
Мустафа. Гибель моей души и конец моего срока.
Аль-Хидр. Почему так?
Мустафа. В саду моём горсть худосочных плодов, кошелёк пуст и неоткуда придти в него динарам.
Аль-Хидр. Ведаешь ли ты, что не преуспевает тот, кто спит?
Мустафа. Да. Но я не из таких.
Аль-Хидр. Знаю.
Мустафа. Откуда, если мы впервые видимся?
Аль-Хидр. Узнал ли?
Мустафа. Кто ты?
Аль-Хидр. Аль-Хидр.
Мустафа. Как я хотел тебя видеть!
Аль-Хидр. Потому я и пришёл.
Мустафа. Поможешь?
Аль-Хидр. Говори, чего тебе надобно от меня?
Мустафа. Хочу завладеть перстнем Сулеймана.
Аль-Хидр. Зачем он тебе?
Мустафа. Чтобы  Аллах великий  увеличил ко мне свои милости и я имел в последующем достаток по трудам своим.
Аль-Хидр ( раздумывает). Насовсем не получится.
Мустафа. Мне бы приложиться к нему один раз и того будет довольно.
Аль-Хидр. Уж так тому и быть, попытаюсь помочь, хоть и мал я ростом и силой- всё в руках Аллаха великого.
Мустафа. Что я должен сделать?
Аль-Хидр. Отправишься  в  Багдад, отыщешь там почтенного шейха Абу-Аль-Фатха, изложишь ему свои просьбы и вместе с ним воздашь хвалу Аллаху, чтобы он увеличил свои милости к тебе.
Аль-Хидр. Всё в руках того, по чьему  велению  стоят  земля  и небо  и происходит всё на них!
Мустафа. Быть может, Аллах  не обманет моей надежды?
        Аль-Хидр выходит. Появляется Зайнаб.
Мустафа. Аль-Хидр благословил меня, чтобы я приложился к перстню Сулеймана и высказал свои просьбы.
Зайнаб. Мне хотелось верить, что это произойдёт, и я заняла для тебя немного дирхемов.
Мустафа. Дашь их мне?
Зайнаб. После того, как прочитаешь на дорогу Первую суру Корана Фатиху.
Мустафа. Непременно! Без этого мусульманин не приступает ни к одному важному делу!
       Мустафа и Зайнаб выходят. Появляются Гуль и Сауд.
Гуль. Я прежде не открывался тебе, но теперь  вынужден это сделать.
Сауд. Так это ты вредил Мустафе?
Гуль. Но ведь тебе было приятно ощущать себя успешным хозяином на фоне соседа-неудачника?
Сауд. Отчасти да.
Гуль. Но то, что я делал – только начало.
Сауд. Что планируешь впредь?
Гуль. Мустафа и Зайнаб готовы уже сегодня батрачить в  твоём саду за горсть плодов.
Сауд. Я пока справляюсь сам.
Гуль. Приобретёшь возможность предаваться увеселениям и наслаждениям, поскольку они вынуждены согласиться  на ничтожную плату.
Сауд. Мустафа пойдёт в Багдад, перстень Сулеймана поможет ему свести на нет все твои прежние труды.
Гуль. Я не позволю ему осуществить его замысел.
Сауд. Каким образом?
Гуль. Буду появляться перед ним в разных обличьях,  и он сам раскроет мне свои планы, а уж затем   смогу что-нибудь  предпринимать.
Сауд. Он узнает тебя.
Гуль. Доселе не случалось, чтобы моя приобретённая личина не впечатляла кого-нибудь.
Сауд. Не будет же так продолжаться вечно.
Гуль. Нам  достаточно времени, отпущенного на оборотничество.
Сауд. Кажется, они идут сюда.
Гуль. Исчезаем, ты – в дом, а я вскоре встречу его на дороге.
       Сауд и Гуль исчезают. Появляются Мустафа и Зайнаб.
Зайнаб. Для столь длительного пути у тебя маловато денег.
Мустафа. Нечистая сила успела приучить меня к экономной жизни.
Зайнаб. Вообще то даже полезная привычка, даже для тех, кто имеет больше нашего.
Мустафа. Чем?
Зайнаб.  Что постоянно течёт, то быстро иссякает.
Мустафа. У нас в последне время получается похуже того : и  едва капает, и недостаёт.
Зайнаб. Будем надеяться на приятные изменения в жизни.
Мустафа. Полагаюсь на Аллаха великого и согласен на то, что он мне предопределил.
Зайнаб. Тогда почему решился отправиться в столь дальний путь?
Мустафа. Думаю, господь миров сулил нам большее, но чьим-то кощунством оно до нас не дошло.
Зайнаб. Смотри же, будь в пути осторожен и предусмотрителен, помни, что прав был тот, кто сказал : “ Бедствия  человека – от его языка”.
Мустафа. Разве спрошу, где кого найти, больше ни о чём не заговорю до встречи с шейхом.
Зайнаб. Трогайся. Мир тебе и милость  Аллаха  с  благословением  его!
       Мустафа и Зайнаб удаляются. Появляются Гуль и Сауд.
Гуль. Доведётся  нам идти вместе.
Сауд . Сколь помнится, ты вознамеривался самолично воспрепятствовать Мустафе.
Гуль. В этом ты прав.
Сауд. Тогда к чему мне столь дальнее путешествие?
Гуль. Ему  помешаю, а  тебе  поспособствую.
Сауд. То есть?
Гуль. Попытаемся сделать так, чтобы к перстню Сулеймана приложился ты, а не он.
Сауд. И что возымею?
Гуль.  В дороге будет время подумать над тем, о чём и как просить.
Сауд. Двигаться из дому, не зная, за чем?
Гуль. Блага твои не преуменьшатся, а если возрастут, то заживёшь ещё получше.
Сауд ( взмахивает решительно ладонью). Отправляемся!
                                Занавес.
                Конец  первого действия.
                         Действие второе.
      На авансцене – дорога в пустынной местности. Слева – небольшое укрытие. Появляется вооружённый Странник, всматривается за сцену влево. Затем присаживается в тени укрытия, но, одолеваемый каким-то внутренним беспокойством, снова поднимается и оборачивается в сторону в глубь сцены. На дороге появляется Мустафа, но не замечает Странника.
Странник ( окликивает). Куда держит путь сын Адама?
Мустафа. Не стоит спрашивать.
Странник. Почему?
Мустафа. Ведь каждый знает, что эта дорога ведёт в Багдад.
Странник. Но с неё можно и свернуть?
Мустафа. Разумно ли будет, оказавшись вблизи Багдада, не побывать там?
Странник. Мне только теперь  подумалось об этом.
Мустафа. И правильно.
Странник. Пойдём вместе, так будет лучше.
Мустафа. Кому?
Странник. Прежде всего для тебя.
Мустафа. Почему?
Странник. Я  служу  в  городской  страже, со мной тебя никто не задержит.
Мустафа. Восточный город – прежде всего рынок, нет смысла кого-то не пропускать.
Странник. Помогу тебе сориентироваться, подскажу что-нибудь.
Мустафа. Например?
Странник. Пока будем идти, поделишься  намерениями, определимся.
Мустафа. Багдад откроется взору и непременно остановит его на каком-то предмете, о котором не мог даже подумать.
Странник. И всё же в этот город чаще отправляются с конкретной целью.
Мустафа. Случается  и  такое.
Странник. Если попросишь, помогу тебе достичь  её.
Мустафа ( уклониво). Всё в руках Аллаха!
        Мустафа  порывается вперёд, оставляет Странника и выходит  за  сцену. Навстречу
       Страннику   выходит Сауд.
Сауд. Почему ты один?
Странник. Он сбежал от меня.
Сауд. Если так, то тебе к нему в этом облике уже не подойти.
Странник. Сие мне доподлинно ведомо заранее.
Сауд. Почему не спешишь преобразиться?
Странник. Думаю, определяюсь.
Сауд. И в каком образе предстанешь?
Странник. Пока не знаю.Наверное,  всего  лучше – в образе шейха Абу-аль –Фатха или волшебника Аль-Хидра.
Сауд. Согласен с тобой. Но сможешь ли?
Странник. Преображение – моя профессия. Меняле труднее менять деньги, нежели мне – облики.
Сауд. Тогда за чем остановка?
Странник ( раздумывает). Во всяком мероприятии необходимо иметь резерв.
Сауд. То есть?
Странник. По моим соображениям, в облике Аль-Хидра лучше всего предстать в Багдаде, тогда можно даже  попробовать представиться и шейхом Абу-аль-Фатхом.
Сауд. И склонить его приложиться к своему перстню да возвращаться домой?
Странник. Это идея!
Сауд. Сможешь?
Странник. Почему бы и нет? ( Задумывается, пауза). Разве только потому не предстану, что у меня нет перстня, да ещё со многими  брильянтами.
Сауд. На моём их всего несколько.
Странник. Это значит – более двух?
Сауд. Даже трёх.
Странник. Давай его сюда!
Сауд ( снимает с руки, подаёт). Бери!
Странник. Только бы получилось!
Сауд. И он уйдёт с Багдада ни с чем?
Странник. Вот  этого  пока не  знаю. Скажу со всей определённостью позднее. ( Смотрит на ладонь). Перстень на месте, остановка за переоблачением.
        Занавес поднимается. Фрагмент улицы с частью двора, где восседает в кресле шейх Абу-аль-Фатх, которого Слуга обмахивает опахалом. В противоположной стороне улицы появляется Мустафа. Внимательно и осторожно разглядывает по сторонам, замечает поодаль сидящего в кресле шейха Абу-аль-Фатха, но не удостоверяется издали в его личности. Навстречу ему идёт Гуль в  образе  шейха  Абу-аль-Фатха.
Гуль. Поистине, Багдад тесен, Мустафа!
Мустафа ( останавливается, всматривается). Кто ты?
Гуль. Тот, кого ты ищешь.
Мустафа. То уж моё дело, кого искать, но кто ты?
Гуль. Меня зовут в Багдаде не иначе как “ достопочтеннейший шейх Абу-аль-Фатх.”
Мустафа. Не обманывай. ( Делает попытку обойти его и двигаться дальше).
Гуль ( задерживает Мустафу). Почему не веришь мне?
Мустафа. Шейх не станет суетиться, как ты, а  непременно будет держаться важно.
Гуль. Это ты думаешь так, потому как живёшь в селении. Между тем, городская обстановка накладывает отпечаток на всякого.
Мустафа. Чем подтвердишь, что ты шейх?
Гуль. Вещественным  доказательством.
Мустафа. Каким?
Гуль ( протягивает руку с перстнем). Смотри : вот перстень  Сулеймана, который ты ищешь.
Мустафа  ( внимательно разглядывает перстень). Не лги.
Гуль. Вовсе не собираюсь. Можешь загадать желание, и оно сбудется.
Мустафа. Как узнаю об этом?
Гуль. Придёшь домой и увидишь.
Мустафа. Нет уж! Не выпадает мне ходить в Багдад по нескольку раз.  Не может  такого быть, чтобы перстень Сулеймана  кто-нибудь  носил на руке.
Гуль. Почему?
Мустафа. Не такова то вещь!
       Мустафа решительно обходит ложного Абу-аль-Фатха и удаляется за кулисы. К
      обернувшемуся   Абу-аль-Фатхом Гулю подходит Сауд. Гуль остаётся в облачении шейха.
Сауд. Мустафа одержим своей идеей приложиться к перстню Сулеймана.
Гуль. Пожалуй, да.
Сауд. Его не остановят никто и ничто.
Гуль. Кроме меня.
Сауд. Каким образом сделаешь это?
Гуль. Как и всё, что творит под солнцем и луной оборотень.
Сауд. То есть?
Гуль. Приму облик волшебника Аль-Хидра и всё же направлю его к достойнейшему шейху Абу-аль-Фатху, где он прикоснётся к перстню Сулеймана.
Сауд. Ты вправду поможешь ему?
Гуль. Буду ждать его в условленном месте с этим вот ( показывает) перстнем.
Сауд. Сие не столь просто.
Гуль. Знаю, однако нам с тобой  не остаётся ничего другого.
Сауд ( грустно). К сожалению, да.
      Сауд и Гуль выходят. Появляется Мустафа. Посматривает в сторону сидящего в кресле шейха Абу-аль-Фатха, но не решается подойти. К Мустафе приближается Аль-Хидр.
Аль-Хидр. Мустафа любуется Багдадом?
Мустафа ( уклончиво). Здесь и вправду есть на что посмотреть.
Аль-Хидр. Я думал, что ты узнаешь меня.
Мустафа. Кто ты?
Аль-Хидр. Волшебник Аль-Хидр. Смогу помочь тебе уладить дела в Багдаде.
Мустафа. Мне довелось встретиться с Аль-Хидром.
Аль-Хидр. То был Гуль-оборотень, настоящий Аль-Хидр – я.
Мустафа. На самом деле всё наоборот, ты – Гуль. Сгинь, нечистая сила!
Гуль. Смотри, одумайся, пока не поздно, тебе никто, кроме меня, не поможет!
Мустафа. Уйди, привидение!
Аль-Хидр. Затем всю жизнь будешь жалеть, что не послушался меня, да поздно будет!
Мустафа. Не твои заботы! Иди, или позову стражников.
      Аль-Хидр выходит. Мустафа движется дальше, приближается к шейху Абу-аль-Фатху. Шейх восседает на восточном подворье в кресле, Слуга обмахивает его опахалом. Мустафа входит, осматривается на все стороны, останавливается в нерешительности. Абу-аль-Фатх не сразу замечает его.
Абу-аль-Фатх. Что  или кого ищешь здесь?
Мустафа. Достопочтеннейшего шейха Абу-аль-Фатха.
Абу-аль-Фатх. Кто ты такой и какое у тебя к нему дело?
Мустафа. Я из сынов Адама, из племени сынов Караиля, и странствую из любви к Мухаммеду, да благословит его Аллах и да приветствует, а имя моё – Мустафа.
Абу-аль-Фатх. Что побудило тебя к неближним странствиям, что ищешь в них, и смогу ли я помочь тебе?
Мустафа. В моём деле сможет оказать помощь изо всех людей только лишь шейх Абу-аль-Фатх.
Абу-аль-Фатх. Он перед тобой. ( Мустафа недоверчиво рассматривает облик шейха Абу-аль-Фатха, не решается заговорить  с ним). Отчего столь смущён?
Мустафа. Не знаю, что думать.
Абу-аль-Фатх. В чём твои сомнения?
Мустафа. Перед этим меня встретил на улице человек, назвавшийся шейхом Абу-аль-Фатхом.
Абу-аль-Фатх ( удивлённо). Но я никуда не отлучался.
Мустафа. Значит, кому-то надобно было представиться не тем, кто он есть.
Абу-аль-Фатх. Как он выглядел?
Мустафа. Похож на  тебя, только без седины.
Абу-аль-Фатх ( Слуге). Сейчас же пойди скажи, кому следует, что в Багдаде объявился жулик, представляющийся Абу-аль-Фатхом.
Слуга. Как быть с ним?
Абу-аль-Фатх. Пусть займётся городская стража.
Слуга. Слушаюсь и повинуюсь!
       Слуга выходит.
Мустафа. О достопочтеннейший шейх Абу-аль-Фатх, ради посланника Аллаха, - да благословит его Аллах и да приветствует! – выслушай мою историю и мой рассказ, а после этого делай со мной, что хочешь.
Абу-аль-Фатх. Говори : Абу-аль-Фатх внемлет словам твоим.
Мустафа. Я принуждён был отправиться к тебе по совету Аль-Хидра из-за крайне бедственного положения моего.
Абу-аль-Фатх. В чём оно состояло?
Мустафа.В саду моём произрастает  урюк, плоды  которого  в  это лето оказались  мелкими  и сухими.
Абу-аль-Фатх. А каких  хотел бы ты?
Мустафа. Крупных и сочных.
Абу-аль-Фатх. Но для этого следовало поливать деревья и всячески ухаживать за ними.
Мустафа. Что я и делаю, достопочтеннейший шейх Абу-аль-Фатх.
Абу-аль-Фатх. Тогда почему они оказались таковыми?
Мустафа. В мой сад унадилась нечистая сила.
Абу-аль-Фатх. Больше ничего не препятствует тебе в деле твоём?
Мустафа. Думаю, нет.
         Появляется Слуга.
Слуга ( Абу-аль-Фатху). Стражники уведомлены о появлении в Багдаде злоумышленника.
Абу-аль-Фатх ( Слуге). Полагаю, если найдут, ему мало не покажется.
Слуга ( Абу-аль-Фатху). Всё в руках Аллаха великого!
Абу-аль-Фатх ( Мустафе). В чём усматриваешь восстановление справедливости по отношению к тебе?
Мустафа. В воздаянии мне по заслугам моим.
Абу-аль-Фатх. Каким образом хочешь избавиться от беды твоей?
Мустафа. Аль-Хидр научил меня, с твоего позволения, приложиться  к перстню Сулеймана.
Абу-аль-Фатх ( раздумывает). Он у меня. Но сколь знаю, им пока никто не смог воспользоваться.
Мустафа. Зачем тогда держишь его?
Абу-аль-Фатх. Чем ближе окончание моего земного пути, всё  чаще помышляю передать его в музей.
Мустафа. Отчего?
Абу-аль-Фатх. То ли смысл начертанных на нём талисманов и тайных имён был известен лишь владельцу, то ли он может открыться лишь доброму и справедливому.
Мустафа. Позволь мне попытать счастья.
Абу-аль-Фатх. Похоже, если ты вправду попросишь то, о чём говорил мне, выполнение твоих желаний возможно.
Мустафа. Я открыт перед тобой, о достопочтеннейший шейх Абу-аль-Фатх.
Абу-аль-Фатх. Хорошо. Сейчас я достану перстень Сулеймана и ты прикоснёшься к одному из  талисманов  и тайных имён.
           Абу-аль-Фатх поднимается с кресла, выходит. Мустафа и Слуга замирают в ожидании шейха. На авансцене появляются Сауд и Гуль в обличии Стражника.
Сауд. Быть может, нам тоже удастся приложиться к перстню Сулеймана?
Гуль. Что касается меня, то нечего об этом и думать.
Сауд. Почему?
Гуль. Нечистых к  нему не подпускают.
Сауд. Но тебе же ничего не стоит сменить обличье?
Гуль. Это - так, но только   с  перстнем   Сулеймана  случай  особенный.
Сауд. Тогда попытаться мне самому?
Гуль. Боюсь, что и для тебя в том окажется мало пользы.
Сауд. Что тогда?
Гуль. Нам не остаётся ничего более, кроме того как уйти.
        Сауд и Гуль выходят. Появляется шейх Абу-аль-Фатх, садится в кресло, протягивает перед собой руку с перстнем.
Абу-аль-Фатх ( Мустафе). Подойди ко мне, не снимая перстня с ладони, приложись к одному из его обозначений. ( Мустафа подходит, наклоняется, внимательно разглядывает, пауза). Напомню : можно загадать одно желание по собственному выбору просящего. Вторично то же лицо к перстню не допускается.
Мустафа. Попрошу...
Абу-аль-Фатх ( перебивает). Желание загадывается не вслух, а мысленно, однако в это время должен притрагиваться к талисману.
Мустафа. Но так тебя могут обмануть?
Абу-аль-Фатх. Меня – да, хоть и стар, и успел повидать многого на  своём веку. Но решаю  не  я, перстень Сулеймана  во всём сориентируется сам, его не обманешь.
Мустафа ( ещё раз внимательно разглядывает, пауза). Избираю вот этот. ( Показывает).
Абу-аль-Фатх. Прикладывайся.
 Мустафа (прикладывается, отходит на несколько шагов). Сошла бы нечисть.
Абу-аль-Фатх. Если перстень принял твои просьбы, по возвращению домой уже не застанешь её.
Мустафа.  Мне хотелось бы узнать здесь, в Багдаде.
Абу-аль-Фатх ( прикладывает палец к губам, по-заговорщецки). Тихо. Сейчас  присмотрюсь  и попробую сказать. ( Внимательно разглядывает перстень, поднимает голову, обращает взгляд на Мустафу). Перстень своим видом показывает, что твоя просьба удовлетворена. Ступай, усердствуй в трудах своих и Аллах великий  воздаст тебе!
                                 Занавес.
                       Конец  второго  действия.

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования