Общение

Сейчас 814 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

Пьеса-сказка в двух действиях, десяти картинах
Действующие лица:
ГОСПОДИН ХУН-ГО, хозяин кондитерской лавки, мужчина лет сорока
ГОСПОЖА ПИН-ЭР, его жена, лет двадцати восьми
ЛОУ, их сын, шести лет
ГОСПОЖА ТАН, очень красивая девушка лет восемнадцати
ШЕЛКОВАЯ СПИНКА, кот
ГОСПОДИН МЭЙ, врач двадцати пяти лет
ЯН-ШИ, злая колдунья, ста лет
??
Действие первое.
Картина первая.
На сцене красивый китайский домик, окруженный садом. Слева от домика — стена, за которой находится рыночная площадь. Лето. Жарко. Мимо домика проходит колдунья ЯН-ШИ. Остановившись на мгновение, она осматривает домик и уходит, опираясь на палку. Появ­ляется ПИН-ЭР и ЛОУ, слабый болезненный мальчик. Они идут с реки.
ЛОУ (возбужден). Мама, когда я нырнул, я увидел бок дракона! Он был золотой и огромный! И еще чешуйчатый! Каждая чешуйка вели­чиной с тарелку! Я его похлопал по боку и он уплыл!
ПИН-ЭР. Какой ты храбрый...
ЛОУ. Я очень храбрый! Мамочка, ты наверное как всегда думаешь, что я выдумываю, а я говорю правду!
ПИН-ЭР. Лоу, ты самый правдивый мальчик на свете... (Целует ЛОУ). Ты не хочешь отдохнуть? День сегодня жаркий...
ЛОУ. Я совершенно не устал! Сейчас я сделаю серию упражне­ний с мечом!
ПИН-ЭР. Вспомни, ты только недавно как встал с постели...
ЛОУ. Мамочка, не бойся, я совершенно здоров и обещаю тебе больше не болеть!
ПИН-ЭР. Ну хорошо. Делай что хочешь...
ЛОУ снимает с подставки меч ХУН-ГО и делает несколько упражнений. Это у него получается очень неплохо. Из сада в дом запрыгивает ШЕЛКОВАЯ СПИНКА, и усаживается у порога.
ЛОУ. А, толстый лежебока, Шелковая Спинка! Держись, я атакую тебя! (Делает выпад в сторону кота, тот шипит и прячется за ПИН-ЭР). Ну ты посмотри, какой он трус! (Смеется).
ПИН-ЭР (тоже смеется и гладит кота). Ну кто может устоять против тебя, мой мальчик...
ЛОУ (взмахивает мечом). Никто! (И вдруг теряет сознание и падает).
ПИН-ЭР. Лоу, мальчик мой, что с тобой! Лоу! (Плачет).
Входит господин МЭЙ. Это рослый, красивый мужчина, лет двадцати пяти.
Как вы вовремя, господин Мэй! Лоу опять плохо! Спасите его!
МЭЙ. Не надо так волноваться, госпожа Пин-Эр... Я уверен, что все обойдется.. (Осматривает ЛОУ). Я так и думал, ничего страшного, он просто перегрелся... сейчас я приведу его в чувство. (Делает мальчику массаж головы).
ЛОУ приходит в себя.
ЛОУ (тихо). Мама, что со мной было?
ПИН-ЭР. Ничего, мой хороший, ты просто переутомился...
ЛОУ. Здравствуйте, господин Мэй...
МЭЙ. Здравствуй, Лоу.
ЛОУ. Господин Мэй, я когда-нибудь буду здоров?
МЭЙ. Конечно...
ЛОУ. А что для этого нужно?
МЭЙ. Нужно просто исполнять мои рекомендации. Кстати, это не трудно.
ЛОУ. Говорите.
МЭЙ. Первое: нельзя переутомляться, второе: нужно три раза в неделю есть креветки и кусочек вяленого удава, третье: нужно раз в неделю принимать ванну с шалфеем и чабрецом. Пока все.
ЛОУ. Ну это не трудно.
Входит ХУН-ГО. Он возбужден, взволнован.
ХУН-ГО. Друзья мои! Поздравьте меня! (Увидев лежащего ЛОУ, резко меняется в настроении). Лоу, что с тобой? Что о ним?
МЭЙ. Ничего особенного, господин Хун-го. Небольшое переутом­ление.
ХУН-ГО. Ну, слава Богу! (Целует ЛОУ). Друзья мои, сегодня ко мне приходил повар с кухни самого губернатора. Мне выпала высокая честь стать кондитером его высокопревосходительства! И вот посмотрите, как щедро мне за это платят! (Вытаскивает из сумки увесистый кожаный мешок, расшитый золотом и высыпает на ковер груду золотых и серебряных монет).
ЛОУ (подбегает к монетам, говорит смеясь). На эти деньги можно купить дракона и плавать у него на голове.
ХУН-ГО. Если у дракона хороший характер. А то ведь он может и пообедать своим хозяином.
ЛОУ. Я зарублю его! (Делает выпад).
ХУН-ГО. Конечно, конечно... Тебе это вполне по силам.
ПИН-ЭР. Мальчик мой, я прошу тебя, полежи еще немного.
ЛОУ. Господин Мэй, вы тоже так считаете?
МЭЙ. Ваша мама всегда права, господин Лоу.
ЛОУ ложится.
Простите, господин Хун-Го, я вас еще не поздравил со столь высоким назначением. Поздравляю вас! (Кланяется).
ХУН-ГО (тоже кланяется). Благодарю вас, господин Мэй.
ПИН-ЭР. Хун-Го, господин Мэй только что очень помог нашему мальчику.
ХУН-ГО. Ах, да! (Берет с ковра горсть монет и с поклоном подает деньги МЭЮ). Прошу вас, господин Мэй!
МЭЙ (взяв деньги. Потрясен). Господин Хун-Го, мой труд не стоит столько денег! Я не могу это принять!
ХУН-ГО. Дорогой господин Мэй, вы столько раз спасали нашего мальчика и благодарность наша столь велика, что эти деньги лишь ничтожная часть того, что мы можем предложить за ваш труд. Кстати, я слышал, на рыночной площади появились купцы из Индии, Персии и Африки. Наверняка вы найдете у них что-нибудь интересное...
МЭЙ (в восторге). Я ждал их уже полгода! Всего доброго господин Хун-Го и госпожа Пин-Эр! (Убегает).
ХУН-ГО (громко). Дорогая Пин-Эр...
ПИН-ЭР. Тихо, тихо! Лоу уснул...
ХУН-ГО (подходит к тахте, смотрит на мальчика и, едва касаясь, гладит его по голове). Господи, чем я провинился перед тобой? За что ты наказываешь меня так жестоко? Если я действительно виноват перед тобой, возьми мою жизнь, но пусть мой мальчик будет весел и здоров! Прошу тебя, Господи!
ПИН-ЭР. Пусть лучше Бог возьмет мою жизнь, ты нужен мальчику больше, чем я.
ХУН-ГО (обнимает ПИН-ЭР). Ну что ты, что ты... Мы оба нужны ему. Мы все будем жить, и все у нас будет хорошо.
ПИН-ЭР. Хочешь немного вина?
ХУН-ГО. С удовольствием...
ПИН-ЭР ставит перед ним вино.
ПИН-ЭР. Дорогой, я хочу поговорить с тобой...
ХУН-ГО. Я внимательно слушаю.
ПИН-ЭР. Только прошу тебя, не перебивай меня. Это очень важно. Обещаешь?
ХУН-ГО. Обещаю.
ПИН-ЭР. Хун-Го, ты знаешь, как болен наш мальчик. Я должна неотлучно быть возле него. Я без конца со страхом думаю о нем. (Обнимает ХУН-ГО). Милый Хун-Го, у меня не хватает времени, чтобы приласкать тебя, позаботиться о тебе так, как ты того достоин. И поэтому у меня есть просьба к тебе: возьми в дом вторую жену.
ХУН-ГО (вскакивает). Что-о-о?! Пин-Эр, как ты можешь такое говорить? Мне никто не нужен, кроме тебя!
ПИН-ЭР (плачет, встает на колени). Хун-Го, постарайся понять меня! Я живу в бесконечных страданиях! Я не могу вести домашние дела, я кажусь себе самой ужасной, неблагодарной женой, которая только есть на свете! Помоги мне, Хун-Го! (Плачет).
ХУН-ГО подавлен, некоторое время сидит молча, закрыв лицо руками.
ХУН-ГО (встает на колени перед ПИН-ЭР, обнимает ее). Хорошо, Пин-Эр, не плачь. Я выполню твою просьбу, я понимаю тебя.
Стоят на коленях, обняв друг друга.
Картина вторая.
Прошло несколько месяцев. ХУН-ГО женился на госпоже ТАН. С ее появлением в доме воцаряется покой и полное умиротворение.
В комнате все семейство. Посреди комнаты тахта, на которой сидят ПИН-ЭР и ЛОУ. Рядом с тахтой чайный столик, за которым ХУН-ГО пьет чай. Госпожа ТАН подает на стол фрукты и печенье.
ПИН-ЭР. Хун-Го, что ты сидишь с загадочным лицом? Расскажи нам, как прошел прием у губернатора...
ХУН-ГО (хитровато посмеивается). А... прием... Я и не думал, что вас заинтересует такая мелочь... (Смеется).
ПИН-ЭР. Хун-Го, перестань... Посмотри на Лоу. Он сейчас лопнет от нетерпения...
ЛОУ (возбужденно). Папа, не мучай нас, рассказывай!
ХУН-ГО. Должен вам сказать, что дворец губернатора велико­лепен не только снаружи, он еще лучше изнутри: чудесные ковры, старинные картины. А сколько золота! Прекрасные стату­этки, посуда, подсвечники. Удивительный фарфор, редкое оружие, украшенное драгоценными камнями. Поражает все!
ТАН. А вы видели госпожу губернаторшу?
ХУН-ГО. Конечно, так же близко, как тебя. Она сама разно­сила нам сладости (многозначительная пауза), которые, кстати, были из моей кондитерской...
ПИН-ЭР. Надеюсь, они понравились?
ХУН-ГО. Понравились? Не то слово! Мне присвоено звание «Волшебник кондитерских искусств»!
ЛОУ. Я, когда вырасту, тоже буду волшебником!
В комнату важно входит ШЕЛКОВАЯ СПИНКА.
(Радостно). Иди ко мне, Шелковая спинка!
Кот подходит к ЛОУ. ЛОУ, берет его за пушистую морду и притягивает к своему лицу.
(Говорит тихо и таинственно). Знаешь, Шелковая спинка, я скоро буду волшебником и я превращу тебя в тигра, и мы поедем вместе искать меч богатыря У-Суна! (Неожиданно рычит ШЕЛКОВОЙ СПИНКЕ в морду).
Испуганный кот вырывается, прячется под тахту и шипит там. Все смеются, кроме госпожи ТАН, которая погружена в свои мысли.
ХУН-ГО (заглядывает под тахту). Ну ты, оказывается, храбрец.
ТАН. А как была одета жена губернатора?
ХУН-ГО (удивленно). Что, что? А! Кто о чем... Одета она была великолепно: шелк, бархат, золото, из прически лились водопады жемчуга!
ТАН. А она красива?
ХУН-ГО Очень. Но ей далеко до вас, мои дорогие жены.
ТАН подходит к вазе, в которой стоят поникшие цветы. Вытаскивает их, делает вид, что разглядывает.
ТАН (в зрительный зал. Злобно). Как он может равнять меня с этой прокисшей старухой Пин-Эр. Слепец! Я намного моложе ее и нес­равненно красивей. А он настолько занят своим заморышем, что не замечает этого. (ТАН с цветами идет из комнаты).
ХУН-ГО. Куда ты, жена моя, чай так хорош... Выпей чашечку.
ТАН (нежно улыбаясь). Я не надолго... Только срежу свежих роз и вернусь. Однажды Лоу мне сказал, что у него проходит головная боль от их запаха. (Уходит).
ХУН-ГО. Как нам повезло с ней! Какая она внимательная и заботливая).
ПИН-ЭР. В нашем роду все такие.
ХУН-ГО (смеется). Может мне еще раз жениться на твоих род­ственницах. Хорошего должно быть много! (Смеется).
ПИН-ЭР. Хорошенько подумай, Хун-Го, ведь они съедят всю твою кондитерскую лавку. Чем ты будешь кормить губернатора?
ХУН-ГО (серьезно). Я могу расширить производство.
ПИН-ЭР (встревоженно). Ты что, серьезно?
ХУН-ГО (смеется). Естественно, я же самый серьезный человек в Китае!
ПИН-ЭР. Ну, знаешь что, так шутить нельзя! Хватит с тебя меня и Тан. Лоу, а тебе нравится госпожа Тан?
ЛОУ. Я не могу понять, мама. Она обо всех заботится, всегда улыбается... а глаза у нее недобрые. И Шелковая Спинка ее не любит.
ПИН-ЭР (смеется). Ничего. Со временем вы к ней привыкнете.
ЛОУ (зовет ШЕЛКОВУЮ СПИНКУ). Эй ты, лежебока, иди ко мне.
Кот не выходит.
А, я знаю как тебя выманить. (Достает из-под подушки бантик на ниточке и начинает им играть).
Кот, тут же при­соединяется. Пока ЛОУ с котом играют, ХУН-ГО и ПИН-ЭР продолжают разговор.
ХУН-ГО. Тебе не кажется, что Лоу стал веселее, крепче, щеки его порозовели.
ПИН-ЭР (вздрагивает, как от удара, и закрывает лицо руками). Хун-Го, умоляю тебя, не говори об этом, ты можешь сглазить!
ХУН-ГО. Да, да. Ты права... А знаешь, не купить ли нам красный шелк на халат для Тан? Когда мы с ней ходили по рынку, она увидела этот шелк и просто остолбенела. Я предложил ей его купить, но она засмущалась и сказала, что у нее и так всего много. Но я-то видел, как загорелись у нее глаза.
ПИН-ЭР. Ну и почему ты не купил?
ХУН-ГО. Ты знаешь, я хотел ей сделать сюрприз.
ПИН-ЭР. Хорошо, она это заслужила.
Входит доктор МЭЙ.
МЭЙ. Добрый вечер, господин Хун-Го и госпожа Пин-Эр. Как чувствует себя Лоу?
ХУН-ГО. Приветствую вас, господин Мэй.
ПИН-ЭР. Мы очень рады видеть вас.
ЛОУ (подбегает и тянет доктора за собой). Господин Мэй, господин Мэй, поиграйте с нами! Шелковая Спинка так высоко пры­гает, вы такого еще не видели!
МЭЙ. С удовольствием, с удовольствием.
ХУН-ГО. Погоди, Лоу, дай господину Мэю выпить чашку чая, отдохнуть...
МЭЙ. Нет, нет, спасибо, я зашел на минутку, посмотреть, как дела у Лоу.
ЛОУ. А у меня все хорошо!
МЭЙ. Я вижу, и я рад за тебя.
Входит ТАН с букетом алых роз. МЭЙ восторженно смотрит на нее, забыв поздороваться.
ТАН (чуть кокетливо). Здравствуйте, господин Мэй.
МЭЙ (смущенно). Здравствуйте, госпожа Тан.
ТАН расставляет цветы в вазы. ЛОУ подбегает к МЭЮ и тянет его за руку.
ЛОУ (возбужденно). Господин Мэй, быстрее, выпивайте свой чай и пойдем играть с котом!
Все смеются.
Картина третья.
Та же комната, те же действующие лица, кроме господина МЭЯ. ХУН-ГО сидит на тахте, а ПИН-ЭР снимает с него сапоги. ЛОУ спит в обнимку с котом. ТАН стоит с тазиком воды для умывания и полотенцем на плече.
ПИН-ЭР. Хун-Го, зачем ты так много работаешь? У тебя же все идет хорошо. Или ты что-то скрываешь от меня?
ХУН-ГО. Нет, нет, не беспокойся, все нормально. (Достает красный шелк). Дорогая Тан, это тебе.
ТАН (в восторге). Милый Хун-Го, как вы добры, как вниматель­ны... Как я вам благодарна!
ХУН-ГО. Не надо меня благодарить, просто муж сделал подарок жене, вот и все. Иди, примерь.
ТАН ставит тазик на пол и с шелком убегает.
ХУН-ГО (ПИН-ЭР). Ты видишь, я не ошибся. Она вся засвети­лась от радости.
ПИН-ЭР. Естественно, она ведь выросла в деревне, там ничего подобного нет.
Появляется ТАН, ловко укутанная в красный шелк, который ей очень идет. ХУН-ГО хлопает в ладоши.
ПИН-ЭР (улыбаясь). Очень к лицу.
ХУН-ГО. Дорогие мои, я расскажу вам историю, которая прои­зошла со мной сегодня. Я был на складе, в это время рабочие перегружали мешки с сахаром со второго этажа на первый. Один тяжеленный мешок они не удержали... Он упал в шаге от меня... Я чудом остался жив.
ПИН-ЭР (вскрикивает). Хун-Го!
ХУН-ГО. Ничего, ничего, дорогая, все обошлось. Так вот, я сегодня особенно понял, как жизнь человеческая непредсказуема: сегодня ты есть, а завтра тебя нет... И поэтому я решил написать заве­щание. (Пауза). Дорогая Пин-Эр, я надеюсь, ты не обидишься. Все что у меня есть, я оставляю сыну, а тебя назначаю его опекуншей. А тебе, дорогая Тан, я оставляю домик в горах, его можно неплохо сдавать в аренду. И сто золотых монет. Жить, если захочешь, ты можешь здесь, Пин-Эр о тебе позаботится. Ты, кажется, расстро­ена?
ТАН. Нет, нет, милый Хун-Го, я вам очень благодарна.
ХУН-ГО. Я понимаю, ты достойна большего, но не обижайся... Ты прекрасна, как майская заря... Я уверен, если что... ты скоро выйдешь замуж и будешь жить прекрасно. К тому же сотня золотых — очень приличное приданное. А теперь, дорогие мои, давайте выпьем по бокалу вина. Потому что жизнь продолжается, солнце светит и воздух чудесно пахнет жасмином!
Картина четвертая.
Дом колдуньи ЯН-ШИ. Старуха неподвижно сидит между двух кадильниц, из которых поднимаются струйки дыма, и что-то бормочет. По стенам комнаты висят полки, на которых расставлены самые разные вещи; статуэтки, вазочки, куклы, всевозможные гребни из золота и черепаховой кости, украшения — дорогие и совсем простенькие и так далее. Смысл, по которому собраны вещи, не ясен. В правом углу на постаменте, стоит изваяние идола, поражаю­щего своим безобразием, это демон зла, которому поклоняется ЯН-ШИ. В комнату боязливо входит ТАН. Старуха молча указывает ей на маленькую скамеечку. ТАН садится и терпеливо ждет.
ЯН-ШИ (не открывая глаз). Говорят, ты любишь красный шелк?
ТАН вздрагивает и цепенеет от страха и неожиданности. ЯН-ШИ грубо смеется.
Ну, говори, зачем пришла?
ТАН(трясется). Я... я, я...
ЯН-ШИ. Ну и трусиха. (Делает у ее лица несколько кругообраз­ных движений).
ТАН мгновенно приходит в себя.
ТАН. Я пришла к вам посоветоваться, уважаемая Ян-Ши. Видите ли...
ЯН-ШИ. Хватит, я все знаю: по завещанию тебя оставляют нищей, а тебе это не подходит... Верно?
ТАН (напряженно, сквозь зубы). Да.
ЯН-ШИ. И что же ты хочешь?
ТАН. Я хочу знать, когда умрет мальчишка...
ЯН-ШИ (посмеиваясь). А почему он должен умереть? Мальчик выздоравливает, он окрепнет и возмужает... А через двадцать лет он станет великим полководцем и спасет Китай от нашествия русских.
ТАН (машинально). Кто это — русские?
ЯН-ШИ. А... Это такая полудикая народность... Они все на одно лицо и очень опасны.
ТАН. А когда умрет Хун-Го?
ЯН-ШИ. А вот он долго на земле не продержится. (Явно изде­ваясь над ТАН, которая вздрагивает от каждого ее слова). Не пройдет и девяти месяцев, как он покинет этот мир.
ТАН (вскакивает и мечется по комнате). Какой ужас!.. Что мне делать?..
ЯН-ШИ (повелительно). Сядь!
ТАН садится.
Думай!
ТАН. Я не знаю, что мне делать...
ЯН-ШИ. Не хитри со мной. Ты знаешь, что хочешь...
ТАН. То, что я хочу, невозможно сделать... Я боюсь, что все откроется... К тому же я не знаю, как это сделать...
ЯН-ШИ. Ну откуда тебе знать, ты просто красивая девушка... Все знать — это моя работа... Ты права, начинать надо с мальчишки. Ты готова?
ТАН (горячо). Да!
ЯН-ШИ. Но учти, мои услуги стоят сто золотых монет. Это дорого, но это мелочь по сравнению с тем, что ты получишь.
ТАН. Я согласна! Но у меня сейчас нет таких денег. Я отдам, когда все решится.
ЯН-ШИ. И еще, я попрошу у тебя какой-нибудь сувенир... (Показывает на полки). Вот это все сувениры от моих благодарных клиентов. (Загадочно смеется).
ТАН. Я согласна на все...
ЯН-ШИ. Тогда слушай. (Взмахивает руками и сцену заливает мертвенно-синий свет). Недавно тебе подарили красный шелк... Ты сошьешь из него мальчику халат и шапочку. (Показывает два крохотных квадратных пакетика). А вот это ты вошьешь в воротник халата около горла и в шапочку около глаз. Пусть несколько дней он походит в этом. (Показывает пузырек с какой-то жидкостью). А вот это ты дашь коту, увидишь, он выпьет с удовольствием.
ТАН. А что будет потом?
ЯН-ШИ. Потом?.. Увидишь... А теперь прощай, я жду тебя с деньгами.
ТАН (низко кланяется). Благодарю вас, дорогая госпожа Ян-Ши! Об этом не беспокойтесь. (Уходит, пятясь).
ЯН-ШИ (смеясь). Такая молодая девушка и такая дрянь. Мне кажется, она принесет самый лучший сувенир в мою коллекцию. (Становится на колени перед идолом). О, Великий Повелитель Зла, хозяин мой! Прости меня за столь жалкий подарок. Душа этой девчонки ничтожна, но с ее помощью я скоро принесу тебе богатую жертву. Я надеюсь, ты будешь доволен мной.
Глаза идола наливаются багровым огнем. Слышно, как он довольно урчит.
Действие второе.
Картина пятая.
Дом ХУН-ГО. ХУН-ГО показывает ЛОУ технику владения мечом. Они кружат по комнате, наскакивают друг на друга и вскрики­вают от восторга, когда им удается технически сложный удар. ЛОУ одет в красный халат и красную шапочку. ПИН-ЭР с нежностью и тревогой наблюдает за ними. Наконец ХУН-ГО устает и падает на пол, изображая, побежденного.
ХУН-ГО. Все! Я побежден! (Лежит, раскинув руки).
ЛОУ ставит ногу ему на грудь и победно потрясает мечом.
ЛОУ. Слава великому воину Лоу!
Мимо них важно шествует ШЕЛКОВАЯ СПИНКА.
А, вражеская конница! Вот тебе!
Меч Лоу со свистом проносится над головой кота. Кот с воплем вылетает из дома.
Враг разбит наголову! Папа, вставай! (Встает на колени и целует отца).
ХУН-ГО, смеясь, поднимается.
ХУН-ГО (ЛОУ). Победа над конницей была особенно блестящей. Думаю, мы не увидим ее в доме недели две.
ПИН-ЭР. Лоу, подойди ко мне. (Ощупывает лоб ЛОУ). Как ты вспотел, так можно и простудиться. Выпей, пожалуйста, нас­тойку из шалфея.
ЛОУ (машинально выпивает настойку). Папа, надо найти Шелковую Спинку, а то я боюсь, он совсем убежит от нас. Я хочу заключить с ним перемирие.
ХУН-ГО. Я попрошу госпожу Тан найти его и принести сюда. (Уходит и вскоре возвращается).
ПИН-ЭР. Лоу, надень другой халат, этот влажный от пота, ты в нем простудишься.
ЛОУ (горячо). Нет, мама, я останусь в этом. В нем я похож на сказочного богатыря У-Суна.
ПИН-ЭР. Ну, пожалуйста, мальчик мой, не упрямься...
ЛОУ (серьезно). Нет, мама, лучше я еще выпью шалфея.
ХУН-ГО (смеется). Удивительно, как идет ему этот халат! Госпожа Тан великая мастерица.
ПИН-ЭР. Обычно красивые молодые женщины заняты только собой... Тан совсем другая, у нее золотое сердце и нежная душа. Дорогой, я думаю, ей надо купить еще один отрез.
ХУН-ГО. Да, я прямо сейчас пойду и куплю. (Уходит).
ПИН-ЭР. Лоу, ну может быть ты все-таки переоденешься? Ты уже пять дней не снимаешь этот халат, а он нуждается в стирке.
ЛОУ. Мама, это одежда воина! Я не в одной сказке не встречал, чтобы богатырь У-Сун стирал свою одежду. А его прославляет весь Китай!
ПИН-ЭР. Милый мой богатырь... Как я хочу, чтобы ты был счастлив! (Нежно обнимает сына и целует его).
Сцена погружается во тьму и тут же в луче света появляется ТАН и ШЕЛКОВАЯ СПИНКА. ТАН ставит перед ним маленькую мисочку и выливает туда зелье ЯН-ШИ. Кот, поводив носом, начинает жадно лакать. Выпив зелье, он меняется на наших глазах: кажется, в него вселился демон, агрессивный и беспощадный. По его пластике ясно, что демоническая энергия ищет выхода. Кот, уловив в воздухе какой-то запах, медленно и хищно идет на него. ТАН остается одна, она бледна и неподвижна. Из комнаты Лоу доносятся страшные крики ПИН-ЭР и ЛОУ, и звериный рев ШЕЛКОВОЙ СПИНКИ. Наконец все стихает. Вся сцена погружается во тьму.
Картина шестая.
Комната Лоу. Мальчик, весь окровавленный, лежит на тахте. ПИН-ЭР стоит перед ним на коленях и плачет. Одежда на ней изодрана, руки исцарапаны в кровь. Доктор МЭЙ оказывает ЛОУ помощь. ТАН, с тазиком воды, стоит возле доктора. ШЕЛКОВАЯ СПИНКА забился под тахту. Он прежний, домашний кот.
ЛОУ (в бреду). Шелковая Спинка, Шелковая Спинка, что ты делаешь? Что с тобой? Почему у тебя такие глаза? Не надо!... Я же люблю тебя... (Крик). Мне больно!
МЭЙ (дает ему что-то выпить и мальчик затихает). Госпожа Пин-Эр, придите в себя, все будет хорошо.
ПИН-ЭР. Он не умрет?
МЭЙ. Оставьте эти мысли, госпожа Пин-Эр. Через пару недель ваш мальчик будет здоров.
ПИН-ЭР. Я верю вам, господин Мэй, спасите моего мальчика! (Пытается поцеловать доктору руки).
МЭЙ (мягко освобождаясь). Не надо, госпожа Пин-Эр, вы меня смущаете.
Входит веселый, счастливый ХУН-ГО с материалом под мышкой.
ХУН-ГО. Милая Тан, смотри-ка, что я тебе принес!
ТАН и МЭЙ расступаются, и ХУН-ГО видит окровавленного ЛОУ и ПИН-ЭР. ХУН-ГО отшвыривает материал и бросается к кровати.
Что это? Что здесь произошло?
МЭЙ. Не волнуйтесь, господин Хун-Го, опасность миновала, все будет хорошо...
ХУН-ГО (хватает МЭЯ за халат и трясет). Кто это сделал?
ПИН-ЭР. Хун-Го, произошло что-то непонятное, ужасное. Все это сделал Шелковая Спинка... В него вселился бес, он бросился на мальчика и стал рвать его когтями. Я пыталась его оттащить, но не смогла, он вдруг стал невероятно силен (показывает руки), посмотри, что он сделал со мной...
ХУН-ГО (МЭЮ). Бешенство?
МЭИ. Я пока еще не понимаю в чем дело, но в любом случае животное страшно опасно.
ХУН-ГО яростно вытаскивает из-под тахты орущего кота, срывает с подставки меч и выходит из дома.
ЛОУ (кричит). Папа, не убивай его!
Слышен свист меча и визг ШЕЛКОВОЙ СПИНКИ. ХУН-ГО медленно входит в дом, вытирает меч пучком травы. Кладет меч на подставку.
ЛОУ (кричит). Папа, зачем ты это сделал? Он был моим лучшим другом! (Пытается вырваться из рук МЭЯ и ПИН-ЭР). Он просто заболел, его надо было лечить, а не убивать!
ХУН-ГО (подходит к ЛОУ и опускается на колени). Мальчик мой, пойми меня, я не мог поступить иначе... (Пытается погладить ЛОУ по щеке).
ЛОУ с ненавистью и отвращением отталкивает его руку.
ЛОУ. У тебя на руке кровь Шелковой Спинки! Не прикасайся ко мне! Уйди! Уйди отсюда! (Бьется в истерике, срывая бинты и повязки).
МЭЙ. Господин Хун-Го, вам лучше уйти. У мальчика, кажется, начинается нервная горячка.
ХУН-ГО медленно уходит.
Картина седьмая.
Дом Ян-Ши. Старуха собирается в дорогу. В большой кожаный мешок она складывает необходимые вещи. Входит ТАН, она счастлива и довольна.
ТАН. К вам можно, госпожа Ян-Ши?
ЯН-ШИ. Заходи. Как дела?
ТАН. Все получилось гораздо лучше, чем я рассчитывала. Маль­чишка и его мать в могиле. Справедливость восторжествовала!
ЯН-ШИ. Они умерли в один день. Сын утром, мать вечером, так?
ТАН. Вы потрясающая женщина, госпожа Ян-Ши!
ЯН-ШИ. Ну раз я такая потрясающая, так вытаскивай, что у тебя там за пазухой...
ТАН (вытаскивает из-за пазухи большой кошелек). Здесь пятьдесят. (Снимает с себя пояс и высыпает из него еще горку монет). А здесь еще пятьдесят. Большое вам спасибо, госпожа Ян-Ши... Надеюсь теперь мы в расчете.
ЯН-ШИ. Не совсем... Ты забыла о сувенире...
ТАН (в панике). Боже мой, какой ужас! Как я могла забыть о нем? Пожалуйста, не гневайтесь на меня, госпожа Ян-Ши! Это все от нервного перенапряжения! Умоляю вас, что угодно, я принесу сейчас же!
ЯН-ШИ. Не беспокойся, я сама зайду к тебе и выберу что-нибудь... простенькое...
ТАН. Как вам будет угодно. А когда вы придете?
ЯН-ШИ. Через несколько месяцев, когда вернусь из поездки.
ТАН. Надеюсь ваше путешествие будет приятным?
ЯН-ШИ. Какое там... Я еду в горы собирать травы. Представь себе, столетняя старуха целый день болтается в седле... Очень приятно...
ТАН. Для вас нет ничего невозможного.
ЯН-ШИ. Приятно разговаривать с вежливым человеком, однако, дорогая, у меня мало времени...
ТАН. Ах, простите, я вас задерживаю своей глупой болтовней... (Уходит, кланяясь). Всего вам доброго!
ЯН-ШИ. Прощай. (Продолжает возиться с вещами). Трудно будет найти в горах госпожу Ян-Ши... (Смеется).
Картина восьмая.
Дом Хун-Го. ХУН-ГО один сидит посреди комнаты, он неподви­жен, похож на каменное изваяние. Рядом с ним лежит кинжал с длинным тонким лезвием. Входит румяная, счастливая ТАН. В руках у нее поднос с едой.
ТАН (пытаясь скроить скорбное лицо). Милый Хун-Го, вы не кушали уже три дня... Посмотрите, пожалуйста, я приготовила ваш любимый рис с креветками и соевым соусом... (Ставит поднос на столик перед ХУН-ГО).
ХУН-ГО (смотрит на нее странно). Ты сегодня такая красивая, сияешь от счастья... Что произошло в твоей жизни хорошего? Может, поделишься? Порадуемся вместе...
ТАН (поняла, что попалась, испуганно). Что вы, Хун-Го! В нашей семье такое горе... Как я могу радоваться? Вы обижаете меня, Хун-Го!
ХУН-ГО. Тан, я скажу тебе правду... Я ненавижу каждый санти­метр твоего бархатного лица и тела, потому что мне ясна причина твоей радости... Тебе кажется, что ты остаешься единст­венной наследницей состояния, которое копилось сотни лет моими предками и мной. Да, повод для радости есть, состояние значитель­но, но ты ничего же получишь... Вернее, ты получишь то, что я оставил тебе в первом завещании. Все остальное я отдаю монастырю, возле которого похоронены моя жена и сын... И буду похоронен я. (Издеваясь). Тебе жалко меня, дорогая Тан? (Оскали­вается в страшной улыбке). Жалко?!
ТАН стоит оцепенев, белая, как полотно.
Поди прочь...
ТАН выбегает в слезах. За дверью сталкивается с МЭЕМ.
МЭЙ. Госпожа Тан, что с вами? Что случилось?
ТАН убегает в сад. МЭЙ входит в комнату ХУН-ГО.
МЭИ. Здравствуйте, господин Хун-Го... Что у вас случилось? Я только что видел госпожу Тан... Она плакала...
ХУН-ГО. Не будем говорить о ней, Женщины плачут по любому поводу. Я пригласил вас поговорить о деле, присаживайтесь. Господин Мэй, я считаю вас своим другом и доверяю вам. Через неделю из Пекина приезжает мой нотариус, я буду переписывать завещание и прошу вас присутствовать при этом. Вы как врач должны будете засвидетельствовать ясность моего рассудка. Как вы считаете, мой разум достаточно ясен?
МЭЙ. Вне всякого сомнения. Единственное, что вам нужно, это привести в порядок нервы. Я хочу предложить вам настойку из успокоительных трав с небольшим добавлением опиума. Это очень эффективное средство, вы сразу почувствуете себя лучше.
ХУН-ГО. Я вам очень благодарен, господин Мэй, но нет смысла лечить человека, который не хочет жить. (Показывает на кинжал). Вот мое лучшее лекарство... Когда я смотрю на него, мне стано­вится легче от мысли, что я смогу прекратить свои страдания в любой момент.
МЭЙ. Что вы, господин Хун-Го, пройдет какое-то время и вы снова вернетесь к жизни... У вас молодая жена, она родит вам ребенка...
ХУН-ГО (встает). Кстати о жене... (Снимает с подставки меч). Пожалуйста, примите от меня этот меч на память.
МЭЙ. Что вы, что вы, господин Хун-Го, это невероятно дорогой подарок!..
ХУН-ГО. Вы не понимаете меня... После смерти самых доро­гих для меня людей у госпожи Тан не сходит с лица выражение счастья, почти ликования... И я еле сдерживаю себя, чтобы не снести этим мечом ее красивую голову... Конечно, я никогда этого не сделаю, но, на всякий случай, возьмите его...
МЭЙ молча берет меч.
ХУН-ГО (глухо). Благодарю вас, за то, что вы поняли меня... А теперь я хочу побыть один, простите меня...
МЭЙ молча кланяется и уходит.
****************************************************************
Сад у дома Хун-Го. На скамейке, возле огромного куста цветущего жасмина, сидит ТАН.
ТАН. Все пропало... Ян-Ши в горах, помочь мне некому...
Появляется МЭЙ с мечом за спиной. Он страшно взволнован.
МЭЙ. Какой счастье, госпожа Тан, что я нашел вас! Вам угрожает опасность: вам нужно уехать куда-нибудь на время.
ТАН. О чем вы, господин Май?
МЭИ. Узнаете вы этот меч? Мне подарил его Хун-Го, он боится, что убьет вас, только потому, что вы молоды, прекрасны и не льете слез с утра до ночи.
ТАН. Мне некуда идти, господин Мэй.
МЭЙ. Госпожа Тан, располагайте мной. Я все для вас сделаю... Я люблю вас!
ТАН. Вы любите меня?! Почему же вы так долго молчали? Ведь я тоже люблю вас! Мы бы могли давно сбежать из этого страшного дома и жить счастливо где-нибудь...
МЭЙ (закрывает лицо руками). Госпожа Тан, подождите... Я не могу прийти в себя от ваших слов... Вы любите меня... Неужели это возможно?!
ТАН. Господин Мэй, пожалуйста, побыстрей приходите в себя, у нас мало времени. Вы хотите, чтобы я стала вашей женой?
МЭЙ. Это мое самое горячее желание!.. Но я беден и не смогу дать вам всего, что вы заслуживаете...
ТАН. Если вы захотите, то сможете...
МЭЙ. Но как?
ТАН. Выбирайте: или он убьет меня или мы его...
МЭЙ. Что вы говорите, госпожа Тан! Я врач, а не убийца!
ТАН. Тогда прощайте, жду вас у себя на похоронах... (Идет к дому. Оборачивается). Как горячо вы любите меня, гос­подин Мэй... Если бы вам угрожала опасность, я бы ни секунды не сомневалась, я бы пошла ради вас на все!
МЭЙ. Госпожа Тан, подождите, пожалуйста!.. Я тоже пойду ради вас на все! Что я должен сделать?
ТАН. Нужно убить Хун-Го... И как можно быстрее.
МЭЙ (выхватывает меч). Хорошо. (Идет к дому).
ТАН. Подождите! Не так. Уберите свой меч и идите сюда.
МЭЙ покорно все исполняет.
Я не хочу, чтобы вам отрубили голову, как преступнику. Мы все сделаем по-другому. Нужно купить быстро действующий яд...
МЭЙ. Зачем? Я сам могу его сделать.
ТАН. Подождите, это не так просто. Нужно, чтобы яд не оставлял никаких следов на теле.
МЭЙ. Госпожа Тан, я лучший фармацевт в этом городе... Я могу все!
ТАН (обнимает и целует его). Ты мое сокровище...
МЭЙ. Еще...
ТАН. Потом. Слушай, что мы сделаем ночью: я возьму у Хун-Го его любимую заколку для волос и заточу острие. Потом, я обмакну заколку в яд. Когда утром он будет закалывать свои волосы, то обязательно уколется или поцарапается ею... И все... Мы богаты и свободны. Ничто уже не встанет на пути к нашему счастью.
МЭЙ. Все будет так, как ты хочешь. (Нежно целует ТАН).
Картина девятая.
Дом Хун-Го. ХУН-ГО спит. Осторожно входит ТАН, в руке у нее заколка для волос. ТАН кладет заколку на столик Хун-Го и бесшумно уходит. Слышен мелодичный перезвон, комната озаряется голубоватым свечением. ХУН-ГО просыпается и с изумлением наблюдает происходящее. Появляются приз­раки ПИН-ЭР, ЛОУ и ШЕЛКОВОЙ СПИНКИ.
ЛОУ. Здравствуй, папа, мы пришли чтобы спасти тебя.
ПИН-ЭР. Только не приближайся к нам, этого делать нельзя.
ХУН-ГО. Вы вернулись ко мне?!
ЛОУ. Только на несколько минут.
ХУН-ГО. Возьмите меня с собой!
ПИН-ЭР. Твое время еще не пришло.
ХУН-ГО. Я не могу жить без вас!
ПИН-ЭР. Если ты совершишь самоубийство, то мы никогда не встретимся с тобой. Терпи и молись за нас.
ЛОУ (указывает на заколку). Папа, твоя любимая заколка для волос отравлена. Посмотри, как заточено острие, одно прикос­новение и ты погиб.
ХУН-ГО (осматривает заколку и кладет ее на столик). Кто это сделал?
ПИН-ЭР. Госпожа Тан и Господин Мэй...
ХУН-ГО. Мэй?! Но почему?!
ПИН-ЭР. Он любит Тан и целиком в ее власти.
ХУН-ГО. Предатель! Ничтожество!
ПИН-ЭР. Хун-Го, у нас мало времени, мы хотим рассказать тебе тайну нашей смерти. Все началось с твоего завещания. Когда Тан узнала, что ты ей оставил, она чуть не умерла от ярости... И на следующий день побежала к старухе Ян-Ши. Рассказывай дальше ты, Шелковая Спинка.
ШЕЛКОВАЯ СПИНКА. Тан опоила меня зельем Ян-Ши и я превра­тился в демона. И в этом состоянии я выполнил желание Тан, набросился на Лоу и если бы не госпожа Пин-Эр, я бы убил его.
ХУН-ГО (тихо). Прости меня, Шелковая Спинка. Утром я убью их всех!
ПИН-ЭР. Нет, ты можешь отомстить за нас по-другому. (Пока­зывает ХУН-ГО перламутровую морскую раковину). Когда мы уйдем, эта раковина раскроется и лежащая в ней голубая жемчужина, подскажет тебе что надо делать.
ЛОУ. Прощай папа, мы любим тебя.
ХУН-ГО. Но еще минуту! Не уходите!
ПИН-ЭР. Мы встретимся в другом мире, сияющем и прекрасном. И ничто больше не разлучит нас!
Призраки исчезают. ХУН-ГО падает на ковер и плачет навзрыд. Раковина открывается и мы видим в ней огромную голубую жемчужину, излучающую свет.
ГОЛОС ЖЕМЧУЖИНЫ. Хун-Го, надо спешить... С первыми лучами солнца я исчезну.
ХУН-ГО. Что я должен делать?
ГОЛОС. Подумай.
ХУН-ГО задумывается. Из раковины слышна тихая, нежная мелодия. Музыка звучит до конца сцены, колдовская, завораживающая.
ХУН-ГО (ударяет себя кулаком по колену). Я придумал! Я придумал страшную месть! Но осуществимо ли это?
ГОЛОС ЖЕМЧУЖИНЫ. Пока я здесь, все возможно.
ХУН-ГО (улыбаясь). Госпожа Тан, зайдите сюда.
Появляется ТАН в ночной рубашке. Движется, как сомнамбула, и ясно, что она подчинится любому приказу ХУН-ГО.
Госпожа Тан, сейчас прекрасная теплая ночь, воздух насыщен ароматом роз и жасмина, песчаные дорожки отливают серебрис­то-лунным светом... В такую ночь хочется любить, мечтать с другом безмятежном счастье... Вот и помечтайте с господином Мэем, прогу­ляйтесь-ка до него.
Госпожа ТАН выходит из комнаты и по авансцене движется в сторону дома Мэя. С правой стороны сцены поднимается занавес и мы видим крепко спящего МЭЯ. Над его кроватью висит меч Хун-Го. За происходящим, из своей комнаты, наблюдает ХУН-ГО.
Какой красивый молодой человек, правда, госпожа Тан?
ТАН. Да, он красив.
ХУН-ГО. Вы его любите?
ТАН. Да, он мне нравится.
ХУН-ГО. Госпожа Тан, что самое страшное в жизни?
ТАН. Потеря любимого человека...
ХУН-ГО. Ну так и прочувствуйте эту нестерпимую боль на себе! Возьмите меч и пронзите им своего спасителя!
ТАН снимает меч и пронзает им МЭЯ.
А теперь проснитесь и наслаждайтесь жизнью!
ТАН просыпается, понимает, что произошло, и страшно кричит.
Откуда-то появляются люди и с криками: убийца, преступ­ница, гадина! связывают ее и утаскивают со сцены.
ХУН-ГО. А теперь очередь за госпожой Ян-Ши...
ГОЛОС ЖЕМЧУЖИНЫ. Всему свое время.
Лучи солнца проникают в комнату, и раковина исчезает.
Картина десятая.
Дом Хун-Го. ХУН-ГО сидит на ковре скрестив ноги, он каменно-неподвижен. За стеной, отделяющей рыночную площадь от дома Хун-Го, слышен яростный шум толпы и крики: «Содрать с нее кожу!» «Разорвать ее на части!» «Посадить ее на кол!» «Сжечь ее!» Шум толпы перекрывает громовой голос:
ГОЛОС. Всем молчать!
Мгновенно наступает тишина.
Приказ губернатора! За совершенное злодейское убийство всеми любимого и уважаемого доктора, господина Мэя, эта недостойная женщина, по имени Тан, приговаривается к смертной казни через отсечение головы! Приговор привести в исполнение немедленно!
Звучит барабанная дробь. Над стеной поднимается огромный блестящий топор. Застыв на секунду, он тяжело падает. Толпа ревет и визжит от восторга. Над стеной появляется голова ТАН, насаженная на длинный шест. ХУН-ГО не смотрит в ее сторону. Постепенно шум толпы стихает. Тишина.
ХУН-ГО (встает). Ну вот и все. Теперь мне здесь делать больше нечего. (Забрасывает за спину котомку и уходит).
Появляется ЯН-ШИ. За спиной у нее красный мешок расшитый бисером. ЯН-ШИ опускает мешок на пол и вытаскивает из него идола.
ЯН-ШИ (самодовольно посмеивается). Еще одна победа, учитель мой! Благодарю тебя за поддержку. (Становится на колени перед идолом и склоняется в глубоком поклоне. Некоторое время стоит так и что-то бормочет).
У идола багровеют глаза, он довольно урчит. ЯН-ШИ поднимается с колен и бродит по комнате.
(Посмеиваясь). А где же обещанный мне сувенир? Что-то я не вижу ничего подходящего! (Ходит по комнате, осматривает вещи и бросает их на пол). Ну вот, делай людям доброе дело, пустяка заплатить не могут... Тяжела жизнь старого человека, кто угодно может его обидеть... (Делает вид, что только теперь замечает голову Тан). А это что такое? Какая оригинальная вещь! (Всплескивает руками). Господи, да это же памятник моему искус­ству! Наконец-то люди поумнели и по достоинству оценили мое мастерство! Однако солнышко припекает, боюсь испортится мой памятник. Заберу-ка я его к себе домой, подержу среди своих травок... Там он сохранится надолго... А ну-ка, милочка, иди сюда!
Шест наклоняется в сторону ЯН-ШИ.
Ну что, дорогая, среди приличных людей принято отдавать долги...
ГОЛОВА ТАН (хрипит). Будь ты проклята!
ЯН-ШИ (смеется). Это лучший сувенир в моей коллекции. Я поме­щу тебя между курительной трубкой князя Бо, которого отравил с моей помощью его собственный сын из-за какой-то девчонки, а рядом с трубкой лежит золотой браслет рыжего вора Ду, которого я, шутки ради, сделала министром. Большой человек сейчас: ограбил пол-Китая... Вот между трубкой и браслетом мы тебя и пристроим! Почетное место! (Издевательски пощипывает ТАН за кончик носа).
ГОЛОВА ТАН. Будь ты проклята!
ЯН-ШИ (срывает голову с шеста). Знай свое место, дрянь! (Швыряет голову в мешок).
Шест возвращается на свое место.
(Садится на ковер). Ну вот, можно подвести итоги: всех загубили, загубили талантливо... Можно с чистой совестью идти домой и отпраздновать это за бутылочкой персиковой водки... (Замечает заколку для волос). А это что? (Берет заколку в руки). Ах ты прелесть какая! Никогда у меня такой не было! Нехорошо брать чужие вещи, но сейчас не удержусь, возьму... Все равно хозяину она не нужна: он в монастыре до конца дней своих проси­дит, лоб раскалывая в молитвах. (Смеется). Ну-ка, красавица, иди к новой хозяйке! (Закалывает волосы и с выпученными глазами валится лицом в пол).
У идола загораются глаза, из пасти вывалива­ется огромный, раздвоенный, фиолетовый язык, идол хохочет...
Ночь. Степь. У костра сидит Хун-Го. Он смотрит в звёздное небо.
Хун-Го ( мечтательно). Пин-Эр, Лоу, Шёлковая Спинка! Как вам наверное хорошо сейчас там! Там легко и спокойно, там нет подлости и предательства… И вы—все вместе… А я один в этом ужасном мире. И сколько ещё мне ждать встречи с вами? ( Вздрагивает.) Что это?! Ярче вспыхнула звезда! Может быть это вы даёте мне какой-то знак?! Прошу вас, поговорите со мной!
Стоит, протянув руки к небу. С неба падает луч света, Из луча выходит Шёлковая Спинка.
Шёлковая Спинка. Здравствуй, хозяин!
Хун-Го ( Бросается к Шёлковой Спинке и обнимает его.) Шёлковая Спинка, милый мой дружок! Откуда ты?! Как ты здесь появился?!
Шёлковая Спинка ( мягко отстраняет Хун-Го.) Дорогой мой хозяин, я принёс тебе радостную весть: тебе разрешено соединиться с семьёй… Ты готов?
Хун-Го. Какое счастье! Конечно я готов! Как это сделать?!
Шёлковая Спинка. Очень просто! Дай мне руку! ( Протягивает лапу и Хун-Го подаёт ему свою руку.) Пойдём. Нас уже ждут.
Хун-Го. Да, скорей, скорей! Я так долго этого ждал!
    Шёлковая Спинка уводит Хун-Го по лучу света.
    Они исчезают.
     НЕБЕСНАЯ СТРАНА. В голубой дымке, медленно паря,
     приближаются друг к другу Хун-Го, Шёлковая Спинка,
     Лоу и Пин- Эр. Встретившись, они нежно обнимаются.
     Слышен тихий, радостный смех. Звучит чудесная музыка,
     полная счастья и любви.

                         КОНЕЦ.

                                 Титова Лариса Дмитриевна
                                     Староторжский Александр Владимирович
                                     Москва. тел. 371-84-59  ( 151-91-81 )

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования