Общение

Сейчас 763 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

Пьеса-сказка  в двух действиях

Действующие лица:
АВГЕЙ.
АКСИНЬЯ.
САНКИ.
ЛИШЬБЫЧТОТИНА.
ГАВ-ГАВ.
ДРОВОСЕК.
ПЕТУХ.

Действие первое

Картина первая

В крестьянской избе. Всё здесь скромно, обычно. Дед Авгей только что кончил мастерить санки. Любуется ими и поет:
Смастерил я чудо-санки,
Чудо-санки раскатанки!
А в тех санках полозы –
Два веселых голоса.
Слышишь, мчатся. Потепленье
Не ослабит их движенья!
Что им помощь! Чудо-сани
По сугробам едут сами!
Что им холм или гора –
Не догонят их ветра!
Вот какие чудо-санки
Мастерю друзьям с утра!
АВГЕЙ. Вот какие у меня саночки получились! Вот какие красивенькие, вот какие лёгенькие! Как птичье пёрышко!.. Жалко, ох и жалко, люди хорошие, что состарился я, ловкость уже не та, а то я бы и сам катался на этих саночках день и ночь, ночь и день. Но ничего, ничего – внучок мой приедет из города, Василёк, то не нарадуется,  сорванец!
Появляется Аксинья.
АКСИНЬЯ (хватается за голову, отчитывает старого).  И это ты, пень старый, хочешь сказать мне, самой просвещённой , самой образованной бабе на этой земле, что смастерил хорошие, красивые санки?
АВГЕЙ. Да, да, моя Аксиньюшка. Хорошие... лёгенькие... красивенькие. Полюбуйся, дорогуша!
АКСИНЬЯ. Эх ты, дожил уже до беспамятства, совсем в детство впал, ум потерял, поэтому уже какое-то лишьбычто не можешь отличить от красивой вещи. Ну, и разве же это санки? (Издевательски смеется). Ой, спасайте меня! (Поёт).
 Ох, зачем такой мне дед!
Лежебока, дармоед?
Что б ни сделал, выйдет – что?
Скажем честно – лишь бы что!
Не годится ни на что!
Ох, и дед! Ну и дед!
Лежебока, дармоед!
Появляется Лишьбычтотина.
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. А вот и я!  Не ждали? Или мне послышалось? Или мне померещилось? А?
АВГЕЙ. Кто... кто такая?
АКСИНЬЯ. И мне тоже интересно: кто?
ЛИШЬБЫЧТОТИНА.  Не ждали. Вижу, вижу. А про меня, между прочим, говаривали тут... только что...
АВГЕЙ. А кто ты такая?
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. Отгадайте, если сможете!
АВГЕЙ. Некогда мне... лишь бы чем заниматься. Некогда. Так и буду я тебя отгадывать. Ишь, отыскалась! Разогналась, понимашь!.. Человек вроде бы не человек... что за чучело, я у тебя спрашиваю? Погоди, а ребята мне не подскажут? Ребята, кто это? Не знаете? И я, и я не знаю, хотя и пожил на это свете много, а не встречал. Вот это чудеса! (Лишьбычто). Ну, признавайся тогда хоть сама!
ЛИШЬБЫЧТОТИНА (поёт):
 Я Лишьбычтотиной зовусь!
Зовите – сразу появлюсь.
А как только я приду,
Труд ваш сразу на ничто переведу!
Я не дедушкина,
Я не тетина,
Лишьбычтотина я,
Лишьбычтотина.
АВГЕЙ. Первый раз слышу. Откудова же ребята могли знать? Так, так.
АКСИНЬЯ. Видали? Он первый раз слышит. С луны свалился. Или с дерева. Да это же как раз то и есть, что ты смастерил. Лишь бы что.
ЛИШЬБЫЧТОТИНА.  Приятно слышать про себея... х-ха-ха-а-а-а!
АВГЕЙ ( строго).  Я сделал санки! Прошу не путать!..
АКСИНЬЯ. Не кричи, горлопан старый. Не дери глотку зря: мне всё равно не докажешь, что это санки. Хоть сквозь землю провались. Хоть лопни.
 АВГЕЙ. А что же это тогда, если не они? Санки. Вот эти... самые... они и есть. И прекратите мне, прекратите!.. (Притопнул ногой).
АКСИНЬЯ. Ой, люди! И эту... лишьбычтотину...
ЛИШЬБЫЧТОТИНА (довольно). Так, так, меня, Лишьбычтотину...
АКСИНЬЯ. ...он называет санками?
ЛИШЬБЫЧТОТИНА (обиженно).  Падбирайте слова, господа. А я, извините, здесь причём? Я ж не виновата, что меня кто-то сделал... не так.
АКСИНЬЯ. А ты покажись, покажись ещё раз моему старому дураку.
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. Пожалуйста! (Покривлялась перед Авгеем). Я всегда рада стараться. Разве же мне трудно?
Авгей не смотрит на Лишьбычтотину.
АКСИНЬЯ.  А, видишь,  отвернулся, не смотрит даже на тебя. Каково на свою работу смотреть,а?
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. Мог бы  и не делать меня, дед.
АВГЕЙ. Почему это я отвернулся? Что, мне уже и глянуть, кроме как на тебя, больше ни на что нельзя? Не запретите! Понимашь!..
АКСИНЬЯ. Да слова ты найдёшь – отобьёшься. Язык подвешен.
АВГЕЙ. Помолчи, старая. Помолчи.
АКСИНЬЯ. Не запретишь.
АВГЕЙ (Лишьбычто). А ты  зря это появилось тут, чучело... И больше бабу мою слушай. Она наплетёт тебя бочку арестантов.
АКСИНЬЯ. Все слышали?  Ну, и это про меня такие оскорбления говорит мой дед Авгей, которому я готовлю суп и кашу-малашу, поджариваю скварки, штопаю рубашки... зашиваю штаны, чтобы он голым задом не светил и людей не пугал... Заслужила.(С иронией). Спасибо тебе, мой старенький, мой беззубенький трухлявый пенёчек!..
АВГЕЙ. Завелась, затарахтела, молотилка! Пошла в  разнос! Формула-один!! Поехала-покатилась! (Громко). Стой, сказал! Остановись!
АКСИНЬЯ. А я ещё  не всё сказала.
АВГЕЙ. Потом  договоришь. Потом.
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. А мне, старикан, что прикажешь делать? Куда дёргать?  Тут оставаться или убегать?
АВГЕЙ. Решай сама. Взрослая.
АКСИНЬЯ.  Как это ей решать?  Х-х-хы! Сам смастерил её,  а ей -- решай? Х-хы!
АВГЕЙ. Молчать, я сказал тебе. Молчать.
АКСИНЬЯ. Ой, ой, так я тебя и боюсь. А будешь ругаться на меня, ещё и подзатыльников надаю, дармоед!
АВГЕЙ. Ох,  и злая же у меня жена! Ох, и вредная! На белое чёрное говорит, на чёрное – белое.  Буду, буду перевоспитывать, а что же делать?
АКСИНЬЯ. Поздно меня учить чему.  Да от твоей науки и не поумнеешь особо.
АВГЕЙ. Вот и поговори с ней. Мало, мало тебя жизнь, вижу, учила уму-разуму, хоть и век, кажется, прожила.
АКСИНЬЯ. Не показывай мне больше  санки. Если жить хочешь!..
АВГЕЙ ( махнул рукой). Говори не говори...  Тьфу! Хуже не бывает, когда твоя баба  ересь разную плетёт, несуразицу.
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. Так а что же мне тогда делать? Ребята, может вы подскажете, что мне делать? Убегать? Или оставаться здесь, в этой тёплой, уютной избушке?
Дети, конечно же, хотят, чтобы Лишьбычттина  исчезла.
Ага, вы, значит, так хотите? И все... как один? Поднимите руки. (Обиженно). Хорошо. Я уйду. Меня гонят. Прочь.
АКСИНЬЯ. Не пойдёшь.
АВГЕЙ. А ты  почему к ней, к пугалу этому,  прицепилась?
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. Я, может, только спрячусь? Но скажу вам по секрету: ненадолго.  Почему, если не желает меня видеть дед, а желает – баба, то должна не послужить интересам последней?
АКСИНЬЯ. Тогда стой тут. Стой тогда!..
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. Так вон ребята... просят, чтобы меня и близко не было.
АВГЕЙ (радостно).  А дети—умные существа. Нечета вам .
АКСИНЬЯ (зло). Вот что, дедушка! Хватит захламлять мне избу разными санками! Где они? Где они? Где? (Вырвала из рук деда санки, выбросила на улицу). Катитесь! И чем дальше, тем лучше! Долго катитесь!..
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. Ура-а! А я осталась. Санок нет, а я—есть! Ура-а!
АВГЕЙ ( развёл руками). А мне что сказать остаётся? Тоже, видать: катитесь и  вы... Аксиньшка моя и Лишь... Лишь...
ЛИИШЬБЫЧТОТИНА (подсказывает). ... Лишьбычтотина.
АВГЕЙ (с иронией). Очень впечатляющее имя. Лишьбычто.  Прекраснейшее. Тьфу!
АКСИНЬЯ.  И куда же ты приказываешь, лысая твоя голова, мне катиться?
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. А мне?
АВГЕЙ. Вслед  за санками.
АКСИНЬЯ (оттолкнула Лишьбычтотину). Погоди. Тут не до тебя. Говори, старый! Слушаю! (Трясёт деда ). Что, язык проглотал?
АВГЕЙ (освободившись от старухи). Тебе говори не говори, а польза одна. Делай уже, что пожелаешь. Не буду перечить. Только вот санок жалко...
АКСИНЬЯ. Не умрёшь. Он, видите ли, санки жалеет, а меня, бабу свою, нет? Проходимец! (Исчезает).
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. Побегу и я. Подожди меня, подожди, бабушка! (Исчезает).
АВГЕЙ. Благодарить Бога надо – один остался. Тихо. Даже не верится, что это собрание окончилось. Иной раз деду неплохо побыть и одному. И что же мне делать сейчас? Так, так, правильно... умно.... пойду санки свои искать... искать – из беды выручать. А баба моя пусть одна остаётся. Может, поумнеет. Погляжу, как она тогда без деда своего жить будет. Поплачет. Покукует.    Онако же и того не может быть, чтобы она, баба моя, в покое меня оставила. Меня и санки. Она что-то задумала, старая. Тем более сейчас, когда возле неё отирается эта  Лишь... Лишь... А, вот, вспомнил: Лишьбычтотина.  Тут когда на одну мою Аксинью нападёт дурость какая, она навредит много...  а вместе когда они, то жди, дед, лиха на свою голову. Что ж, буду сражаться. Хватит спать в шапку. Хватит терпеть унижения! (Выходит).
Крадучись, появляется Аксинья.
АКСИНЬЯ (испуганно). Нету? Интересно, и что он надумал делать, старикашка? Ещё, чего хорошего, и правда дёру даст, оставит меня одну? У него хватит ума. Но этого нельзя допустить. Кому же я тогда суп готовить буду, кашу-малашу? Но, как того хотите, а за санки я ему отомщу. Просто так. От нечего делать. Будет знать, как не слушаться своей бабы. (Исчезает).
                           
Картина вторая

Будка возле дерева. В ней живёт собака ГАВ-ГАВ. Санки со всего разгона врезаются в будку, откуда, испугавшись, выскочила собака ГАВ-ГАВ.
ГАВ-ГАВ. Гав-гав!  Гав! Ну и жизнь! Поспать спокойно и тут, в диком лесу, не дают. Из города турнули... Чуть из-под пуль увильнул. Отсреливали всех бродяжек. И меня в  том числе. Сначала, правда, меня хозяин выгнал: самому, говорит, жрать нечего. Обжора. (Удивленно). Санки?
САНКИ. Санки. Ага. Новенькие.
ГАВ-ГАВ. Красивенькие какие! Не то, что я... рыжий, колматый...облезлый...
САНКИ (поют):
 Славный саночник дед,                   Я ведь санки,
Славный саночник дед,                    Чудо - санки,
Смастерил меня, как надо,               Чудо - санки,
Хоть по снегу,                                   Раскатанки.
Хоть по льду,--                                  Смастерил
И гора мне не преграда! --                Меня мой дед,
Я лечу, как хочу.                               И я ветер
И люблю быть                                   Обгоню.
На виду,                                             Кого хочешь
                                                           Догоню.
ГАВ-ГАВ. А как ты здесь оказался?
САНКИ.  Очень просто. Дед Авгей смастерил меня, а баба-злюка – выбросила. Я-то что – не пропаду, проживу как-нибудь. Только вот деда жалко. Авгея. Хороший он саночник, дед Авгей. Руки у него ласковые, нежные, тёплые...
ГАВ-ГАВ. Санки, видать, плохай человек сделать не может.
САНКИ. Не знаю. Видимо, так.
ГАВ-ГАВ.  Чего это ты хлопаешь глазами?
САНКИ. А чем  мне  ... хлопать?
ГАВ-ГАВ (протянул Санкам лапу). Меня, кстати, Гав-Гав зовут.
САНКИ. А я просто... Санки.
ГАВ-ГАВ. Пабежали деда защищать. Не дадим его в обиду.
САНКИ. Я... я не умею бегать. Я скольжу только полозами по снегу, по льду.
ГАВ-ГАВ. Это ещё и лучше, гав-гав. Цепляйся за мой хвост – не пропадёшь. Будет снег, не будет –пробъёмся, дорогу наёдём. Гав!
САНКИ. А где твой хвост?
ГАВ-ГАВ. А это—что? (Протянул Санкам хвост). Шнурок разве? Хвост. Самый настоящий. Привязывайся.
САНКИ. Не умею.
ГАВ-ГАВ. Ты, я вижу, неумеха. Совсем не приспособлен к жизни... (Привязал Санки к своему хвосту).
САНКИ. Я еще не успел ничему научиться. Меня совсем недавно дед Авгей сделал.
ГАВ-ГАВ. А меня жизнь успела уже потереть так, что и волку не пожелаешь. Да кому жаловаться? Кому? Зачем? Депутатов у нас в лесу нету. Это уже, должно быть, судьба у меня такая... собачья. Кто нас где услышит в этом тёмном лесу? А устану когда, то я на тебя вскарабкаюсь, или с горки где... и понесёмся! С ветерком! Деда спасать!  
САНКИ. Деда Авгея, доброго саночника!
Исчезают.

Картина третья

В избе появляются Аксинья и Лишьбычтотина.

АКСИНЬЯ. Нету?
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. Нету...
АКСИНЬЯ. И куда же он, старый бродяга, запропостился, мне интересно?
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. И я не знаю.... не могу подсказать, уважаемая бабушка. 
АКСИНЬЯ. Неужели это он и в самом деле  сбежал от меня? Как посмел? Нет, его надобно вернуть, чего бы это не стоило. А как? (С иронией). Не подскажешь, красавица?
ЛИШЬБЫЧТОТИНА.  Чтобы вернуть, его сначала надо найти, правильно? ( Старается, чтобы не заметила Аксинья, что-то положить из еды в   рот ; на столе можно  кое-что найти).
АКСИНЬЯ  Обязательно. Непременно. Вернуть, поставить на колени... на горох и заставить просить у меня прощения. У меня.    Х-ха-ха! А у кого же ещё? Чтобы деду жизнь мёдом не казалась. Чтобы знал, как не слушаться меня. Сказала, плохие, никудышные санки, значит – плохие, значит – никудышные! И не перечь! И ни шагу назад!
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. Так, так. Умно. Очень даже. Оригинально. Вернём. Как миленького. Говори, говори побыстрее, что делать надо. У меня руки чешутся. Ух и чешутся! Прямо места себе не находят! Так и просятся в бой!... Так и рвутся!...
АКСИНЬЯ.  И вернуть его, супостата, без санок. Санки мне здесь и близко не нужны, потому что он, дурак старый, сделал их против моей воли. А этого простить ему я никогда не смогу. Никогда! Без санок! Я так хочу! Я! А моё слово – закон! И ты, красавица, в этом мне обязана помочь. Надеюсь на тебя, подруженька. (Хитро, льстит). Помнить буду долго твою доброту. 
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. Рада стараться. Тем более, что ты, бабушка, назвала меня красавицей. Меня так никто раньше не называл. Я, признаться тебе, бабушка, очень благодарна за правильные, умные слова. Всё, что не попросишь, я для тебя сделаю мигом. На космической скорости. Идти мне? Пора? Деда искать?
АКСИНЬЯ (в сторону).  Отчего ж не назвать красавицей чучело это, если она тебе может пригодиться? Труда не составляет. Хоть сто раз. (Лишьбычто). Слушай меня внимательно. Без меня, одна, ты ничего не сделаешь.
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. Да, да. Я всегда...
АКСИНЬЯ. Сейчас я дам тебе клубок... (Ковыряется в кармане, но долго не может найти его, всё равно как он провалился глубоко куда-то). Есть, есть, не волнуйся.  Как знала, что пригодится. Много лет берегла – и вот, пожалуйста, пришло время... Один умный человек дал. Для деда. Чтобы вернуть его когда надо будет. Словно чувствовала, что удерёт он от меня, паразит. Подкараулит удобный момент – и рванёт, куда глаза смотрят, и закуражится!   Да разве я не знаю про себя, какая я цаца? Х-хе! Со мной сам чёрт не уживётся!  Но кому признаешься? Просто мне хочется такой быть. И ни какой другой.  А то что же он, дед, решил меня одну под старость оставить? А как я на одну пенсию проживу? Кто меня кормить будет? Какой дурак?   (Наконец-то извекла из кармана клубок, протянула Лишьбычтотине). Держи. И слушай меня внимательно, красавица. Кинешь клубок на землю и вслед за ним иди, только крепко держись за кончик нитки. А выпустишь нитку, появится второй клубок, и ты не будешь знать, за каким бежать. Поняла?
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. Наука не очень хитрая.
АКСИНЬЯ. Однако же слушай меня дальше. Деду я соли на хвост обязательно должна насыпать. Хоть у него и хвоста нету.
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. А у меня уса нет, но на ус намотаю. Так, так, дальше. Слушаю. 
АКСИНЬЯ. Для того, чтобы дед Авгей послушался тебя, когда отыщешь его, надо обязательно  произнести следующие слова: клубок-клубок, а сейчас вместе с дедом прыг-скок в избушку-теремок, поцелуй дверь, поцелуй замок.
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. И всё? Разве трудно такое запомнить? Пустяки!
АКСИНЬЯ. Повтори, повтори, красавица. А то исковеркаешь всё полезное дело.
ЛИШЬБЫЧТОТИНА (повторяет, но путается). Клубок... катись... с дедом... с бабой...
АКСИНЬЯ. Вот видишь! Слушать надо! Запоминать! Двоечница! Не катись, а прыг-скок... И тогда ты увидишь, как мой дед прыгать будет ко мне быстрее ветра – то на одной ноге, то сразу на двух. Как заяц.
ЛИШЬБЫЧТОТИНА (смеётся). Представляю! Вот клёво будет! Обвал! Слушай, бабуля, повторяю: клубок-клубок, а сейчас вместе с дедом домой прыг-скок... поцелуй двери... поцелуй замок..
АКСИНЬЯ. Ну, с Богом!
ЛИШЬБЫЧТОТИНА (кинула перед собой клубок, тот покатился).  Жди нас, бабуля! С дедом! Ставь самовар!
АКСИНЬЯ (ворчливо). Хочешь не хочешь, а клубок сам тебя приведёт, голубушка, ко мне. Вместе с дедом. Вы сейчас все в моём плену.   Х-ха-ха-ха-а-а-а! Нету такого ещё человека, который бы меня, бабу Аксинью, обвёл вокруг пальца. (Смеётся). И без самовара обойдёшься. Ишь, захотела чего! Не велика шишка. А санки дед Авгей и впрямь хорошие смастерил. Но против моей воли. Поэтому они и самые что ни на есть плохие: кривые, неотёсанные, один полоз длиннее, второй короче... Будет знать, как не слушаться меня, пень старый! Сам  и блины будет у меня печь! И кашку-малашку варить! Если не перевоспитается!.. (Исчезает).
                                        
Картина четвертая.

В лесу. Гав-Гав и Санки. В движении.
САНКИ.  Гав-гав, а   как мы поможем деду Авгею? Не знаешь ты бабы его. Злющая – каких свет не видал. Жадина. Ух! Я хоть и мало её видел, но, кажется, раскусил. Она и на порог нас не пустит.
ГАВ-ГАВ.  А тот же порог – и твой?
САНКИ. Вроде бы и так...
ГАВ-ГАВ. Ты же не в настоящем роддоме родился, а в мастерской деда Авгея. А каждого тянет туда, где он на свет появился. Имешь право всегда бывать на своей малой родине.
САНКИ. Имею, кажется.
ГАВ-ГАВ.  А где я родился, так никто и не помнит. Тем более я сам. Это если бы мы сразу взрослыми рождались. Э-хе-хе! А была ли у собаки хата?   А домой тебя, Санки, не пустить не имеют такого права. Испугался бабы там какой-то! За ногу цапну и только увидишь тут бабу! Писку наделает на всю страну! Заходи куда пожелаешь. Не устали, Санки?
САНКИ. Нет,нет: мне легко !
ГАВ-ГАВ. Потому что домой топаешь.
САНКИ. А знаешь, Гав-Гав, я вижу, что впереди.... За горой, за деревьями... Я там никогда не был, но – вижу... 
ГАВ-ГАВ. Счастливый.  Гору видишь... что за ней... А я, кроме косточки, -- ничего. Перед глазами болтается косточка...
САНКИ. И больше ничего?
ГАВ-ГАВ. Не вру. Хочешь верь, хочешь нет. Только косточку вижу. Большую, сладенькую! Эх, мне бы её сейчас прямо сюда! Я бы тебе дал понюхать. Погодите, санки!
САНКИ. Я слушаю тебя, Гав-Гав!  Мне с тобой хорошо, хотя я тебя и мало знаю.
ГАВ-ГАВ. Собаки тоже хорошие бывают. Если по-хорошему с ними. А главное, они не курят. За той горой, за которой ты всё видишь, деда твоего нету? 
САНКИ. А деда  не вижу. Жалко.
ГАВ-ГАВ. Бывает. Не переживай. Иной раз видишь совсем не то, что надо.
Навстречу им выкатился клубок.
Клубок? (Поднял клубок). Откуда он тут, в лесу? И нитка... Потерял кто или как понимать?
САНКИ.  Круглый. Как шар.
ГАВ-ГАВ. А куда же нитка тянется? (Тянет нитку на себя, и подтаскивает Лишьбычтотину).  Гав! Гав!.. Ты –кто?
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. Первая красавица.
Гав-Гав и Санки смеются.
ГАВ-ГАВ. Ой, не могу! А кто же тогда я, если ты красавица? Насмешила, х-ха-ха-а-а-а!
ЛИШЬБЫЧТОТИНА.  Не знаю...  По поспорту я Лишьбычтотина, а вот баба  Аксинья меня зовет красавицей. Дак кто я на самом деле – и сама не знаю. А что, не нравлюсь? Мужчины! А? Как я? (Демонстриует себя). 
САНКИ. Я знаю, кто ты.   Это то создание, которое представила баба Аксинья вместо меня, Санок. Лишьбычтотина. Так, так, она не врёт. Таким чучелом баба и хочет видеть меня...
ЛИШЬБЫЧТОТИНА (постучала Санкам по щеке). А-а, красавчик! Тоже мой знакомый. Только Санки дружат с дедом, а я – с бабой. Вот и вся разница. 
ГАВ-ГАВ. Куда путь держишь? Гав!
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. Осторожнее, не порви, волкодав, нитку. Моя нитка. 
ГАВ-ГАВ. Гав-гав!  Последний раз гавкаю. Отвечай. Отвечай! Гав!
ЛИШЬБЫЧТОТИНА (испуганно). Ой! Ой!..  Сдаюсь. Только не кусайся, щенок. Мне больно будет. Хотя не знаю, как это... меня никогда собака не кусала. Гуляю. Сама по себе.
САНКИ. Она врёт !
ГАВ-ГАВ. Сам вижу, не дурак. Гав! Я тебя предупреждал? Предупреждал. А сейчас берегись у меня. Разорву в пух и перье! (Ловит Лишьбычтотину, та убегает). Я с тобой один справлюсь! Хватит мозги пудрить собакам! Не на того напала!  Санкам—стоять! Работаю один на один! Чтобы честно!
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. Чего это ты ко мне привязался, гавкало? Не стыдно детей обижать? Наше будущее?
ГАВ-ГАВ. Это  ты—ребенок? Наше будущее? Ты?
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. Я! Я!
САНКИ. Насмешила-а! Х-ха-ха-а-а-а! Ой, не могу!
ГАВ-ГАВ (поймал Лишьбычтотину). Попалась! А теперь отвечай, куда с клубком катишься?
ЛИШЬБЫЧТОТИНА.  Сдаюсь. Сдаюсь.
Гав-Гав отпустил Лишьбычтотину. Рядом с ней появился второй клубок. Она подняла его.
Сейчас мне всё равно... вот они, два клубка....Какой ведёт к деду, какой от него – попробуй тут разберись.
САНКИ (взволнованно). К деду? К доброму саночнику деду Авгею?
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. А к кому же ещё? К нему, понятное дело. 
САНКИ. Где он? Где? И что с ним сделала злая баба Аксинья? Ты знаешь, Лишьбычтотина?
ГАВ-ГАВ. Отвечай, пока не покусал. Гав!
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. Секретов больших не знаю. И никто не знает. Потому как нету деда. Нету. Где он – большая тайна. И для меня тоже.
ГАВ-ГАВ. Что, её, тайну ту, никак нельзя разгадать?
САНКИ. Ага!
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. Хорошо уже, поддамся. Может, так лучше будет и деду, и мне, и вам. Вот вам два клубка. Один возьму я, один оддам вам. Я не знаю, какой, но один из этих клубков, если верить бабке Аксинье, приведёт к деду Авгею. Только не выпускайте из рук нитку. Выпустите – появится ещё один клубок, как вот только что появился у меня... и вы не будете знать, куда идти, за каким клубком... Запутаетесь.
САНКИ. Хорошо. Пусть будет так.
ГАВ-ГАВ.  А если врёшь, а если обведёшь меня вокруг лапы?
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. Век сободы не видать. Здесь кому повезёт. Покатили, покатили клубки. Смелее. Не бойтесь. Вы мне чем-то понравились. С вами я. С вами. Зачем мне та старая торба? За ней только хорошо в гололёд хоть... песок будет сыпаться – не поскользнёшься... (Кинула клубок, тот покатился. Исчезает).
САНКИ. А мы чего стоим, Гав-Гав?
ГАВ-ГАВ (громко, чтобы услышала Лишьбычтотина). Запомни: здесь встречаемся! Здесь! Ты слышишь, Лишьбычтотина? 
ГОЛОС ЛИШЬБЫЧТОТИНЫ (безразлично). Слышу, слышу!..
Гав-Гав и Санки удивлённо переглядываются: перехитрила? Но и самим же интересно, что будет дальше. И кинули на землю клубок...
Затемнение.

Картина пятая.

В лесу. Дровосек сидит на пне и ест.

ДРОВОСЕК.  Красиво вокруг. Зима. Снежок беленький, как вата. А ещё красивее было бы на земле, если бы день был ну хоть на чуток длиннее. А то не успеешь воз дров заготовить, а уже и темно – хоть глаз выколи. И солнышко не светит –как вот сегодня. А если бы оно светило, то снежок искрился бы – прелесть! Ну что, пора за  топор? Пора, а то, чего не увидишь, и день кончится...   (Сложил все, что осталось от трапезы, в сумку, взял топор).
Появляется дед Авгей
АВГЕЙ. Бог в помощь!
ДРОВОСЕК. Спасибо, хороший человек. Куда путь держишь, если не секрет?
АВГЕЙ. Секрета нету.  А  путь держу я туда, куда убежали мои Санки. Беда у меня...
ДРОВОСЕК (насторожился). Беда? И что же такое случилось?
АВГЕЙ. Смастерил я Санки, а бабе своей не угодил... против её воли пошёл, она и выбросила их. А покатились они, сам видел, вот в этот лес. Да и следы были в лесу, между деревьев, а потом пошёл снег и присыпал их.
ДРОВОСЕК. Не встречал, хотя и давно уже дрова заготавливаю.
АВГЕЙ. Что ж, пойду дальше... пока совсем темно не стало в лесу, надо их отыскать, а то они, Санки, совсем ещё дитя... будут бояться темноты. А там ещё, чего хорошего, волки голодные начнут на них кататься... мало того, что напугают до смерти, так ещё и замордуют.
ДРОВОСЕК. Не знаю, чем и помочь тебе, добрый человек?
АВГЕЙ. А чем ты, Дровосек, поможешь?
ДРОВОСЕК. А  если вдруг встретятся мне твои Санки, что им сказать?
АВГЕЙ. А то и скажи: дед Авгей  их ищет.
ДРОВОСЕК. Будет сделано. Передам. Ага. И пусть тебе повезёт.
АВГЕЙ. Спасибо. (Идёт дальше).
ДРОВОСЕК (замахнулся на деревно топором, но передумал рубить, вслед деду Авгею).   А зачем...зачем   тебе те Санки, дед? Скорее новые смастерить можно, чем ползать по лесу, искать их?
АВГЕЙ (остановился, повернулся к Дровосеку). Не саночник ты, парень... а дровосек. Это я вижу. Рубить лес на дрова – одно дело, а вот из брёвнышек красивые и полезные вещи делать – совсем другое.  Пока, вижу, ты меня не понимаешь.  
ДРОВОСЕК (искренне). Не понимаю, дед. Хоть забей меня, а не понимаю.
АВГЕЙ. Санки для меня— как ребенок. А ребенка своего в лесу человек не оставит на ночь глядя.
ДРОВОСЕК. Смотря какой человек. Вон в газетах пишут... не успеют родить, а оставляют... то в ящике с мусором... то на крыльце...
АВГЕЙ. Я же  говорю: человек. А то не люди, нет... То нелюди.
ДРОВОСЕК (решительно бросил на землю топор). А подождут эти дрова! И я с тобой.
Исчезают.

Действие второе.
                                  
  Картина шестая.

В избе. Баба Аксинья нервно ходит по комнате, время от времени приставляет руку козырьком ко лбу, всматривается....
АКСИНЬЯ. Ну, и где же она шатается, тая Лишьбычтотина? Не было у меня веры к ней. Не было-о. Так и знала, что не найдёт она моего деда и сама, впридачу, потеряется. Нюха  не имеет. (Раптам). Погодите! Погодите, люди! А она не может, случайно, Авгея моего прибрать к рукам, а? Хотя и на вид лишь бы что, но всё же помоложе меня, зубы все во рту имеет, не то, что я. Что я тогда буду без своего деда делать? Кому кашу варить? На кого ругаться? На кого, повторяю для самой себя, ругаться я буду? А лучше, чем с моим дедом, и поссориться нет с кем!  Что-то надо делать! Ой, Боже! Вот попала баба в ситуацию так попала! (Исчезает).

                                             
Картина седьмая.

Гав-Гав и Санки на лесной поляне.
ГАВ-ГАВ. Клубок наш, Санки, совсем похудел, а деда найти не можем.
САНКИ. Он, похоже на то, нас ищет, а мы его?
ГАВ-ГАВ. Косточку б! Г...гав!
САНКИ.  А мне деда повидать хочется быстрее...Соскучился по нему...
ГАВ-ГАВ. Хорошо тебе, Санки: кушать не надо.
САНКИ. Ещё никогда ничего не ел.
ГАВ-ГАВ. И не начинай. Не советую. Один раз попробуешь что-нибудь вкусненькое – и начнётся.... тогда и думай только про еду. Не будешь успевать новые дырочки в ремне делать. ( Заметил Лишьбычтотину, она храпит недалеко).    Гав!
САНКИ. Что случилось, Гав-Гав?
ГАВ-ГАВ. А погляди, погляди!
САНКИ (всматривается). Спит... кто-то?
ГАВ-ГАВ. Не кто-то, а та, что подрядилась нам помочь деда Авгея отыскать. Гав! Гав!..
Лишьбычтотина трёт глаза: проснулась.
Гав!
ЛИШЬБЫЧТОТИНА (потянулась). А, это вы, женишки. Доброе утро.
ГАВ-ГАВ. Какое тебе утро? Ещё этот день не окончился. Дрыхнуть меньше надо, помощница.
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. Устала – спасенья нету. И клубок где-то потеряла...
САНКИ. Ну, вот!
ГАВ-ГАВ.  Спи. Ты нам не нужна.
ЛИШЬБЫЧТОТИНА (спохватилась). Как это не нужна? А кому нужна? Ого, ещё как нужна я! И вам1 И всем!
ГАВ-ГАВ. Да кому ты ещё нужна, Лишьбычтотина? Кто тебя где ждёт?
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. Как? Почему? Кто сказал?
САНКИ. Эх, ты! Раз  попросили помочь и то поленилась .
ЛИШЬБЫЧТОТИНА.  Больше не буду. Не вру. Простите.   Только не бросайте меня одну в этом тёмном лесу.    
ГАВ- ГАВ. А зачем ты нам?
САНКИ.  Пошли дальше, Гав-Гав. Уже нитка совсем короткая... вот-вот и деда должны встретить.
ГАВ-ГАВ. Если он сам к нам не торопится?
САНКИ. И у меня такое предчувствие, вроде бы дед Авгей к нам идёт.
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. Докатилась! Сейчас  баба меня не пустит и на порог, потому как ни деда, ни клубка у меня. И вы гоните.(Вдруг требовательно). Верните клубок! Верните!
ГАВ-ГАВ. Не можем вернуть тебе клубок, уважаемая. Не можем.
САНКИ. У тебя был свой. Не было у нас такой договорённсти, что мы должны вернуть тебе клубок, если свой потеряешь .
ГАВ-ГАВ. Ага. Гав-гав!
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. Твой. Мой. Если бы не я, то у вас клубка вообще бы не было.
ГАВ-ГАВ. Хорошо, уговорила. Возьмём её, Санки, с собой. На поворотах будет мой хвост заносить. Да и замёрзнет она ночью в лесу. Как вспомню!... (Стучит зубами).
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. И волков боюсь больше всего на свете.  Вой-вой-вой! (Дрожит).  Что прикажете, то и сделаю! Любой приказ выполню! Приказывайте!
САНКИ (обрадованно). Ура-а! Ура-а-а! Дед Авгей нашёлся! (Кинулись навстречу).
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. Ура-а-а!
ГАВ-ГАВ. А ты чего кричишь, Лишьбычтотина?
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. За компанию. Радуюсь, а как же! Я же тоже этого деда искала. Только не нашла.  А кто его нашёл? Вы разве? Так нет же – сам отыскался. Вижу, вижу: вон он собственной персоной!
ГАВ-ГАВ. Гав! Спала, дрыхла, а сейчас примызываешься, хитренькая?
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. И ничего я не примазываюсь, а имею задание от бабы Аксиньи найти деда живым и неповреждённым и доставить его домой. Как ценную посылку с почты. Или бандероль.
ГАВ-ГАВ. Это как мы тебе позволим. Не дадим деда в обиду.
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. Можно подумать, что я когда-нибудь имела намерение его обидеть? Так говорите!.. Кто придумал этот дикий навет? Смешно даже. Хм!.. 
Появляются Санки, дед Авгей и Дровосек.Они взволнованные, счастливые.
САНКИ. Вот он, мой дедушка! Гав-Гав, видишь?
АВГЕЙ. Дед. Так, так.
ГАВ-ГАВ.Вижу. (Глубоко вздохнул).  Тебе, Санки, хорошо...  и кушать не надо, а теперь вот и дедушка твой отыскался. А мне куда? Лучше бы мы с тобой ещё по лесу бродили – вот было бы здорово! 
АВГЕЙ. Что-нибудь обязательно можно придумать, чтобы всем было хорошо.
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. И мне?
АВГЕЙ. И тебе. Всем.
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. Тебя, дед, кстати, старушенция ищет. (Загадочно). Похоже, только тебе одному из всех нас хорошо не будет...
ГАВ-ГАВ (Лишьбычто). Ты на что это намекаешь?  Гав!
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. Чего ты ко мне прицепился? Хоть что с тебя возьмёшь – собака она и есть собака.
САНКИ (заступаются). Он очень хорошая собака.
ГАВ-ГАВ. Я совсем хорошая собака. Гав! И голодная... Мне бы косточку. Хочется, невтерпёжь, а я молчу, не прошу...
АВГЕЙ. Найдёи, найдём тебе и косточку, Гав-Гав.
ГАВ-ГАВ. Вот спасибо тебе, дед, на добром слове. Гав! А почему это человек с топором молчит и молчит?
ДРОВОСЕК. А с кем мне в лесу разговаривать особенно было? Всё один как-то да один. Разве только вот с ним, с топором, и разговариваем? Да ещё с деревьями. Так и живу: всё молчком да молчком. Не образовался разговаривать.
АВГЕЙ.  Друзья мои! Как хорошо, что всё так хорошо кончилось... 
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. Разве? Неужели? А что же мне бабе Аксинье сказать? Кто посоветует? Случайно, дед, не ты?
АВГЕЙ. Случайно не я. Не знаю, что у тебя с моей старой за контракт такой, но дам один полезный совет...
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. Давай. Слушаю.
ГАВ-ГАВ.  Может и мне это интересно будет? Гав!
АВГЕЙ. Каждый из нас имеет голову на плечах. Покажите, у кого нету? Есть во всех. Даже санки мои имеют. И каждый должен думать сам... своей головой, что ему делать, какие поступки совершать...
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. И никогда никого не слушаться?
ДРОВОСЕК. Умных людей всегда надо слушаться...
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. Это правильно. Но откуда же мне знать, кто из вас умный, а кто, простите, нет? 
АВГЕЙ. Поэтому надо всех слушать, а жить своим умом
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. Вот  как! Ишь!..
ГАВ-ГАВ. Гав! А ты что как думала? На шармачка?
САНКИ. Ну, и что делать будем, дедушка?
АВГЕЙ. Да что-нибудь придумаем.
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. Скучно! Одиноко-о! Все вы сейчас расползётесь кто куда, а кто меня, кроме бабы Аксиньи, дожидается? Э-ха-ха-ха-а!
ГАВ-ГАВ. У той бабы, чувствую, ты своё получишь. Готовься. Гав!
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. А сам куда попрёшься, бездомный, облезлый пёс? Кто бы гавкал!
АВГЕЙ. Ну-ну, не ссортесь. И никуда мы пока не пойдём. Будем вместе в лесу жить. 
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. Ура-а! Здорово! Это меня устраивает! В лесу! Без бабы! Ура-а!
АВГЕЙ. Не надо радоваться. А будем жить потому, что мы, друзья мои, должны помочь одному человеку. Санки!
САНКИ. Я, дедушка.
АВГЕЙ. Гав-Гав!
ГАВ-ГАВ. Гав-Гав покорно слушает.
АВГЕЙ. Вам боявое задание, друзья мои: Дровосека , в первую очередь, будем выручать, поскольку пока он мне помогал искать Санки, стало темно и он не успел заготовить дрова. Понятно задание? 
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. Я только   сучки могу ломать...
ДРОВОСЕК. Сучками мою избу не нагреешь.
АВГЕЙ. А ночью кто дрова заготавливает? Разве что воры? 
ДРОВОСЕК. Мы –нет, мы не такие. У меня и наряд имеется. Всё чин по чину. (Показал бумажку). Законная бумажка!
АВГЕЙ. Поэтому надо вернуть день назад.
ГАВ-ГАВ. День вернуть? Назад? А разве такое возможно?
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. Первый раз слышу...
АВГЕЙ. Пойдут сейчас вот Гав-Гав и Санки и привезут в лес день.
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. Откуда? Где возьмут? Когда вокруг так темно, так страшно?! Быр-р-р!. 
АВГЕЙ (шепчет что-то на ухо Санкам и Гав-Гав). Ну, Санки и Гав-Гав, в добрый путь! Ждём вас. Надеемся, что не подведёте.
САНКИ. Не подведём, дед!
ГАВ-ГАВ. Будь  уверен! Гав!..
Исчезают.
ЛИШЬБЫЧТОТИНА (бежит вслед). А я-я-я?! (Исчезает).
АВГЕЙ. Пусть бежит. Чтобы ни делал человек, а это гораздо лучше, когда совсем ничего не делает. Подождём?
ДРОВОСЕК. Подождём. А я, пока то да сё, топор подточу. (Сел на пенёк, шаркает бруском).  Вроде бы и дровишки сегодня особо не рубил, а топор затупился: стар потому что. Новый надо покупать. 
АВГЕЙ. Не буду и я без дела сидеть – побегу в чащу, там я, когда светло было, припрятал несколько ровненьких берёзовых жёрдочек. Когда только окончатся все вот эти приключения – сделаю ещё одни санки, тем моим брат нужен, вдвоём им веселее жить будет. А заодно и с бабой сражаться. А?
ДРОВОСЕК. Втроём, втроём им веселее будет. Или я ошибаюсь?
АВГЕЙ. Нет. Ты, Дровосек, не ошибся: хватит места в моей избе и собаке Гав-Гав.
ДРОВОСЕК. И я бы собаку к себе взял на  постой, да, вижу, крепко  привязался пёс к Санкам. 
АВГЕЙ. И я это заметил. 
ДРОВОСЕК. А куда ж денется та Лишьбычто, которую твоя баба придумала?
АВГЕЙ. А вот это мы и спросим у неё самой. (Исчезает).
ДРОВОСЕК. Спроси, спроси, дед Аўгей.(Продолжает точить топор и поёт).
Появляется Аксинья.
АКСИНЬЯ.  Что-то ты, Дровосек, скучную песню поёшь?
ДРОВОСЕК. А  нет причины веселиться..
АКСИНЬЯ.   А мне что—веселее?
ДРОВОСЕК. Не знаю, как кому... А я в лес приехал за дровами, а дров не заготовил – прогулял. Будет мне от моей бабы на сухари, ой и будет!
АКСИНЬЯ.  Немало покажется и моему деду, неподчинителю старому. Ты его, случайно, не видел, а, Дровосек?
ДРОВОСЕК. Ну как же – видел, видел твоего хорошего деда... 
АКСИНЬЯ (недоброжелательно). Хорошего? Или мне послышалось?  Или мне померещилось? Это уж я, извини, получше знаю, какой у меня дед. И не переубеждай меня. Не получится. Так где же он?!
ДРОВОСЕК. А зачем тебе плохой дед?
АКСИНЬЯ ( не сразу). Пусть будет. Пригодится когда-нибудь.Запас карман не тянет.
ДРОВОСЕК.  Показалось мне, что он себе другую бабу нашёл.
АКСИНЬЯ (растерянно). Ч... что?! Что-о-о?! Я... я... я покажу ему, где раки зимуют. Вишь ты, не успел по лесу погулять один, а уже, говоришь, себе другую бабу нашел?  
ДРОВОСЕК. А как же ты ему покажешь, где раки зимуют, когда это уже не твой дед? Вышел из подчинения.
АКСИНЬЯ Что-нибудь придумаем. Другую, говоришь, бабу нашел?
ДРОВОСЕК. Другую, другую.
АКСИНЬЯ. Что, может быть, и покрасивше, чем я?  
ДРОВОСЕК. А кто вас, баб, разберёт?
АКСИНЬЯ. Быть не может, чтобы мой дед!.. Быть не может! Он ручной у меня, домашний.... как кот Васька! Быть не может! (Исчезает).
ДРОВОСЕК (смеётся). Забегала, старая, засуетилась: боится, поди, деда потерять. А что, если и впрямь дед Авгей себе другую тётку подберёт, а? Вот будут чудеса! Тогда и санки добрыми покажутся, не иначе.
Появляется дед Авгей с березовыми жёрдочками.
АВГЕЙ.  А вот и мы. Дамой только вернусь и смастерю, смастерю новые саночки – еще краше будут, пусть знает моя старая. На зло ей. Хоть и под старость, но буду понемногу учить её уму-разуму. 
ДРОВАСЕК. Она тебя, кстати, ищет.
АВГЕЙ.  Ну?
ДРОВОСЕК. Тут  рядом где-то ходит.
АВГЕЙ.  Вот и хорошо. Я давно хотел её в лес вытянуть. Не получалось. А на этот раз, как видим, всё прекрасно. Лучше и придумать нельзя было. Ей, моей старой, полезно в лесу побывать. Лес лечит каждого, кто на дурь болеет. Может и мою бабу излечит, а кто его знает. Хотелось бы..
ДРОВОСЕК. Вроде бы и так. Вроде бы и дело говоришь, дед. Вот и топор мой готов.
Наплывают голоса.
АВГЕЙ. Как раз и Санки мои вместе с собачкой Гав-Гав нам день везут. Поаплодируем, Дровосек!  (Аплодирует).
ДРОВОСЕК (аплодирует). Слышу, слышу...
АВГЕЙ. Встречай , Дровосек.
ДРОВОСЕК.  Я всегда рад таким гостям.                                                        
Появляются Санки, Гав-Гав и Петух.
САНКИ. Привезли день! Привезли!
ГАВ-ГАВ. Гав!
АВГЕЙ. Молодцы.
ПЕТУХ. Что, не любите, когда темно, когда страшно вокруг?
ДРОВОСЕК. Не боимся, Петя, мы темноты, не из тех. Просто я без дров остался. Детишки там, видать, замерзают. А ночью как дрова рубить? Не получается. Ни зги ни видно.
АВГЕЙ.  Поэтому выручай нас, Петушок. Зови, приглашай день на землю.
САНКИ. Зови, Петушок, зови!
ГАВ-ГАВ. Гав! Гав-гав!
ДРОВОСЕК.  Доброту твою не забудем.
ПЕТУХ. Ой,  ну что с вами поделаешь!  Вижу, вижу: добрые вы все, надо и в самом деле выручать, но и меня же по головке не погладят... 
АВГЕЙ. Почему? Почему так? Ты же нам радость даришь.
ДРОВОСЕК. Хорошее дело сотворишь, да-да.
ПЕТУХ. Всё так. Но больно уж я часто день зову, когда ночь на дворе. А есть же люди, которые ночь любят. Грабители там разные... Вот они и бесятся. Жалобы на меня строчат. В администрацию. Раньше в ЦК писали.
ДРОВОСЕК. Бумага всё выдержит.
АВГЕЙ. Если что, заступимся и за тебя.
САНКИ. Выручим, Петушок.
ГАВ-ГАВ. Гав!
ПЕТУХ. Где наше не пропадало. Уговорили. Приготовились, возвращаю день! Ку-ка-ре-ку-у-у-у! Ку-ка-ре-ку-у-у! Ку-ка-ре-ку-у-у-у!
И вокруг стало светло. Все аплодируют, слышится «Ура-а!»
АВГЕЙ. Спасибо тебе, Петя!
ДРОВАСЕК. Спасибо, друг. Если кто будет обижать тебя –заступлюсь, только шепни.   (Тряхнул в воздухе топором).
САНКИ. А мы Петушка назад, домой, отведём.
ГАВ-ГАВ. Ага. Гав!
АВГЕЙ. Отведите, конечно, отведите.
САНКИ. Садись, Петя.
ПЕТУХ. Да я с вами рядышком пробегусь – теплее будет. А где и подеду.
САНКИ. Тогда побежали.
ГАВ-ГАВ. Я впереди побегу. Собачье место всегда впереди. Гав!
На лесной поляне появляются вдруг Аксинья и Лишьбычтотина. Они ничего не замечают, а продолжат выяснять свои отношения.
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. Пусти меня! Я кушать хочу и в тёплую избу! Хватит мне топать по холодному лесу! Сыта!
АКСИНЬЯ. Брысь, сказала! Чтобы и близко твоего духа не было! Прочь! Придумала я тебя на свою голову! Дура я дура старая! Дура!
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. Не надо было меня  придумывать. А придумала – корми, пои, одевай по последнему писку моды. Ставь на полный пансион. Как кота. Как собаку. 
АКСИНЬЯ. Да пошла ты!.. Ишь, чего пожелала, продажная твоя душа!
Изредка толкаются.
 ЛИШЬБЫЧТОТИНА. Не пойду. Куда мне идти? Куда?
АКСИНЬЯ. На Кудыкину гору.
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. Сама туда иди. Очень нужно. Мне и у тебя дома хорошо. И дед мне твой нравится.
АКСИНЬЯ (набросилась с кулаками на Лишьбычтотину). Видали вы её, ей уже и дед мой нравится! Деда своего я никому не отдам! Биться за него буду со всеми! Царапаться! Прочь, прочь, прочь!
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. Я тебя саму домой не пущу. И мои метры в твоей избе есть. Законы знать надо. А я знаю!
АКСИНЬЯ. А дудки! Быстро ты в чужом своё нашла! Умненькая! А? А Санки мой дед хорошие сделал, если знать хочешь! Самые лучшие Санки в мире! От! 
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. Что-то ты не то заговорила, старушенция? А раньше-то, а раньне что пела, а? Забыла? Или напомнить?
АКСИНЬЯ. Фу-у, раньше. То не считается. А у меня, если знать хочешь, в один день семь пятниц бывает. Или восемь. 
ЛИШЬБЫЧТОТИНА (заметила клубок, подняла). Ой! Пагоди, погоди, кое-что я у тебя спросить хочу... Дай собраться с мыслями, дай дух перевести. Так, значит, ага... Деда домой гнала?
АКСИНЬЯ. Мой дед: что хочу, то и делаю. Собственный.
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. А если я тебя, старуха, а?.. Как ты деда хотела?.. (Довольно смеётся).
АКСИНЬЯ. Верни клубок, не разжигай огонь в моёй хоть и старой, но ещё горячей груди. Слышишь, чучело?
ЛИШЬБЫЧТОТИНА (отбежала подальше от Аксиньи). Слышу, слышу. Клубок, клубок, вместе с бабой домой прыг-скок... поцелуй двери... поцелуй замок...(Кинула клубок, он покатился, и в это время Аксинья начала прыгать то на одной ноге, то на второй, то на двух сразу).
АКСИНЬЯ. Спасите! Меня ноги не слушаюся! Мои ноги! Делают то, что я не хочу! Супротив воли! Бегут туда, куда я не желаю! Спасите-е-е!
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. А, хорошо? А ты же деда своего хотела вот так прыгать заставить. Попробуй, что это такое, попробуй. 
АКСИНЬЯ. Больше не буду, больше – ни-ни. Честное бабушкино. Пожалей. А деда своего я и пальцем не трону. В ухо положу вместо ватки.
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. Пожалею, так и быть. Убедила. Но смотри у меня!..  Отзываю волшебные слова назад.
АКСИНЬЯ. Отзывай, отзывай, девка. Ох, и устала я!..
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. Клубок, клубок, остановись, по сторонам оглянись... не торопись домой... не делай больше прыг-скок... не целуй двери... не целуй замок...
Аксинья устало опустилась на то место, где и прыгала.
(Вдруг – удивлённо ). Ой, день! А я и не  заметила сразу...
АКСИНЬЯ. Правда, правда: день! И дед мой вон! Во-о-он!..
Появляются дед Авгей, Санки, Гав-Гав и Дровосек.
 (Бросилась к деду, обняла его, целует). Заждалась я тебя, Авгеюшка! Если бы  ты знал как! Истосковалась вся! Пошли, пошли домой, родненький! Прости, если что не так. Прости. Простишь, Авгеюшка, бабу дурную?
АВГЕЙ ( выдержав паузу, крякнул). Это мы подумаем. 
АКСИНЬЯ. Подумай, подумай... разрешаю...(Вспомнила, что не то говорит, плюнула). Тьфу ты... язык у меня!..  Я подожду. Только недолго... Что-то нашло на меня. А что – и сама не знаю... А Санки ты хорошие сделал. Самые лучшие. Таких больше нигде нет. Ни в какой Америке. Бери их , Санки, и айда домой, блины есть будем! Со сметанкой! 
АВГЕЙ. И собачку Гав-Гав заберём?
АКСИНЬЯ. И собачку!... И собачку!.. Гав! Гав! Иди ко мне, Гав! Тю-тю-тю!..
Гав-Гав послушался, стал рядом с Аксиньей.
САНКИ. Ура-а! (Танцуют от радости).
ГАВ-ГАВ.  Гав-гав! А я «ура!» кричать не умею. Гав-гав!
АВГЕЙ. Пойдём, пойдём и домой, а куда мы денемся?  Но сначала надо Дровосека выручать. Для того и день заказали Петушку, золотому гребешку.
АКСИНЬЯ. Надо так надо! Нет вопросов! Топор мне!  (Протянула руку в сторону Дровосека).
ДРОВОСЕК. Свой топор я никому не даю. Для вас у меня другие имеются. Было бы желание...
АКСИНЬЯ. Желаний – море, хоть отбавляй. Говори, что делать! Показывай! Эх вы, мужчины! Ничего вы без нас, женщин, сделать не можете!
ДРОВОСЕК. У дровосека всегда одна работа.
АКСИНЬЯ. Давай и ту —одну.
          АВГЕЙ (хитро улыбается). Не узнаю, не узнаю я свою бабу.
ДРОВОСЕК. Тогда—за мной.
САНКИ. По-е-ха-ли-и!
ГАВ-ГАВ. Гав-гав!
Все, кроме Лишьбычтотины, исчезают. С песенкой. Вскоре слышится перестук топоров.
ЛИШЬБЫЧТОТИНА. А меня не взяли с собой. Даже ничего не сказали. Как и нет меня. Я им уже и не нужна. Никому. Пойду свой дом искать... Должен же он где-то быть, дом мой. А где – я сама пока не знаю. Может, и найду. Разве же я виновата, когда все любят только всё красивое? А как мне покрасиветь? И сама не знаю. Хочу, а не получается. Хотя, погодите! Погодите! Я, кажется, знаю, что надо сделать, чтобы стать красивой. Знаю. Надо никогда больше не слушать вредную бабу Аксинью. Она обманывала меня, а я верила, глупая...  и надо быть всегда такой хорошей, как дед Авгей. И тогда, наверное, я тоже буду доброй, счастливой, как и он. И красивой. (Заметила берёзовые жёрдочки).  Никак дед Авгей забыл? А с чего же он новые санки смастерит? Надо выручать деда Авгея, доброго саночника!    (Берёт жёрдочки, исчезает).
А из чащи доносится перестук топоров...

Картина восьмая.

В избе дед Авгей и баба Аксинья.

АВГЕЙ. Посмотри, Аксинья, какие я саночки смастерил?
АКСИНЬЯ (охотно). Сейчас, сейчас, Авгеюшка. (Подбегает к старому). Покажи. (Разглядывает санки). Хорошие санки. Хорошие. Золотые руки у моего деда. Молодчина ты у меня, Авгей. У кого ещё такой дед имеется? А? ( Зрителям). Может, у кого и есть, но всё равно не такой. Может, у кого пчеловод, может, у кого садовод, а у меня – саночник. У меня и у внучка Василька, который в городе живёт и скоро обещает приехать нас навестить. Чтобы и на этих саночках покататься .
АВГЕЙ. Я жду тебя, внучок. Приезжай. Понемножку, по чуть-чуть и ,  глядишь, научу тебя саночки мастерить... Должен же кто-то меня заменить? Дед же не вечен на этой земле, а санки всегда будут людям нужны. Вот как!
АКСИНЬЯ. Что это ты такое говоришь,старый?!  Никуда не отпушчу!  И эту земельку не покинешь, пока много санок не наделаешь—столько много, чтобы хватило их для  всех детей.
АВГЕЙ (пожимает плечами). Все слышали, друзья мои? Поступил спецзаказ. От моей бабы. На этот раз – заказ хороший. Положительный. Приступаю исполнять. А тогда, может, и встретимся.
АКСИНЬЯ. А куда же  ты денешься от моего заказа? Давай, давай, дед, и я помогу тебе, потому как одному тяжело будет столько много санок сделать. А вдвоем справимся! Эх, и как бы вы без нас, мужики, жили да санки мастерили? Представить трудно!.
Дед Авгей и баба Аксинья делают санки и поют:
ДЕД.          Мастерим мы  с бабой санки...
БАБА (одновременно). Мастерим мы  с дедом санки...
ВМЕСТЕ. Чудо – санки раскатанки.
 БАБА.      А в тех санках полозы—
                   Два весёлых голоса.
 ДЕД.         Что им оттепель, морозы,
                   Мчатся санки без конца.
БАБА.       Что им помощь Чудо – сани
                   По холмам  летают сами
ДЕД.          Не преграда им Гора.
                   Не  догонят их ветра
ВМЕСТЕ. Вот какие чудо-санки
                   Мастерим мы вам, друзья!
Конец.
 

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования