Общение

Сейчас 759 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

Пьеса  для театра в двух действиях

Сказка первая:
ПОДУМАЕШЬ, МЮНХГАУЗЕН!..
Действующие лица:
Денис.
Катька.
Дедушка, Участковый; один актер.
Бабушка, Сердючка; одна актриса.

Наши дни.
Место действия – в  школьном коридоре, в квартире, на улице.
Школьный коридор. Здесь стоят напротив , лицом к лицу, Денис и Катька. Одноклассники. Между ними только что произошла ссора, и это заметно по их лицам.

К а т ь к а. Врун!..
Д е н и с. Я не хотел!..
К а т ь к а. Хвастунишка!..
Д е н и с. Я... случайно...
К а т ь к а. Я тебя ненавижу!..
Д е н и с. Ну, понесла!.. Как жена на мужа!.. Кто я тебе?..
К а т ь к а. Никто! И никогда никем не будешь! Никогда!
Д е н и с. Любовь зла...
К а т ь к а. Нет, не полюблю козла!
Д е н и с. Глупые женятся, а умные выходят замуж.
К а т ь к а. А не наоборот? Хотя!.. (Задумавшись, улыбнулась, но быстро  вошла в прежнюю роль).
Д е н и с. Было бы... было с чего начинать перебранку? Ну, списал у тебя.
К а т ь к а. Допустим, списал. А что говорил, когда просил?
Д е н и с. Пацаны всегда не то говорят, когда просят... Неважно что... Думают одно, говорят совсем другое...
К а т ь к а. Эх ты, маменькин сынок!
Д е н и с. Ну так получилось. Мне нельзя было в тот день получать плохую отметку. У мамы день рождения... А уроки не смог сделать...
К а т ь к а. Так надо было и сказать. А ты чего наплёл? Похлеще, чем барон Мюнхгаузен!
Д е н и с ( не расслышал). Кто-кто?
К а т ь к а. Барон, который сам себя за волосы вытащил из болота. Мюнхгаузен.  А всё оказалось гораздо проще – ­ ты просто поленился сделать уроки, гонял мяч или шайбу. Я права?
Д е н и с. Конечно, права, когда во время списывания подбежал Колька и поздравил меня с победой над соседним двором.
К а т ь к а. И с тем, что  ты чаше всех поразил ворота. Снайпер!
Д е н и с. Прости, Катька. Тебе не всё рано разве, чем я занимался, что делал? Дала – и нормально... содрать... и спасибо. Прощаешь?
К а т ь к а. Нет! Никогда! Ты сказал, что болел. Температура у тебя яко бы на сорок...Не люблю, когда у меня лапша на ушах!.. (Смахивает «лапшу»).
Д е н и с. Да хватит тебе!
К а т ь к а. Пока! (Уходит).
Д е н и с (догоняет). Кать!.. Ну, проси... чего хочешь проси... Для тебя все сделаю!
К а т ь к а (остановилась). Всё?
Д е н и с. Ну, если... конечно...
К а т ь к а. Так всё или нет?
Д е н и с. Всё.
К а т ь к а. Обещаешь?
Д е н и с. Обещаю.
К а т ь к а. Ты говорил как-то, что Серега, артист, который «Черный бумер» сделал, твой сосед и что ты с ним на короткой ноге. Чай вместе пьёте.
Д е н и с. Да. Захожу к ним, как к себе.
К а т ь к а. Познакомь меня с ним...
Д е н и с ( не сразу). Зачем?
К а т ь к а. Я на  него запала.
Д е н и с. Не.. не могу... Все могу, а это нет!..
К а т ь к а. Может быть, и пересечемся, барон Мюнхгаузен!..
(Уходит).
Пауза.
Д е н и с (  с обидой, ревностно). Подумаешь!.. Подумаешь, Мюнхгаузен!..
Затемнение.
В квартире. Здесь есть всё, что необходимо: тахта, на которой время от времени лежит и выздоравливает Денис. Старый телевизор, который, сравнивая с ружьем,  выстрелит всего один раз... Такая же старенькая стиральная машина. Остальное по усмотрению.
С книгой «Приключения борона Мюнхгаузена» под мышкой появляется Денис. Он в спортивном костюме. Книга падает на пол. Вбегает бабушка.
Б а б у ш к а. Что случилось? Ты что, упал? А? Почему молчишь?
Д е н и с. Упал, да не я: Мюнхгаузен.
Б а б у ш к а. Слава тебе господи! Это что, сосед новый? Вчера вселилась семья каких-то... я сразу определила: эти будут и падать, и кулаками размахивать, и в стенку стучать при случае... На них похоже. Кушать думаешь?
Д е н и с (сморщившись). Ну, бабушка!..
Б а б у ш к а. Никаких бабушек! Будешь! Я сказала!..
Д е н и с. Да нету у меня аппетита. Нету.(Не сразу). Накаркал!..
Б а б у ш к а. Кто? И зачем?
Д е н и с. Я и накаркал. Перед Катькой... про температуру... и заболел... А она начнет нос задирать: а-а, знаю тебя, Мюнхгаузена!
Б а б у ш к а. Кого-кого?
Д е н и с. Ладно, неси.
Б а б у ш к а. Вот это другой разговор! А то кушать он у меня не будет!.. Герой!.. (Исчезает).
Д е н и с (громко). Бабусь! А видак можно посмотреть, когда поем?
Б а б у ш к а (из кухни). Ты что, олух царя небесного, опять хочешь прогноз погоды послушать? ( Появившись с подносом). Не связывайся, мой тебе совет, ни с дедом, ни с его магнитофоном. Так лучше будет. Потерпи. Мама же обещала тебе. Значит, купит. А деда – ну его!..
Д е н и с. Не могла себе из дома отдыха нормального деда привезти!
Б а б у ш к а. Какой достался. Невелик и выбор был. Кушай, кушай.
И спать. Чем больше будешь спать, тем быстрее поправишься.(Уходит).
Денис представил, как дедушка уже выдаёт ему очередную порцию «прогноза погоды».
Появляется Дедушка. Он суров, строг.
Д е д у ш к а. Ты вот, Денис, хочешь воспользоваться моим видаком? Так и норовишь?.. Дай посмотреть. Легко сказать. Как всё у тебя просто. А кто мне давал? Покажи того человека. Ткни пальцем в него. Не найдёшь. Весь город обойди, а не встретишь. А ты: дай посмотреть! Я же, чтобы собрать денег на этот магнитофон  для просмотра индийских фильмов,  замерзал, как полярник, на своем базаре и в сорокаградусный мороз, и поджаривался, как карась на сковородке, в летний зной. А вам – дай. И не проси. Что же тогда будет с вещью, а в данном случае с видаком, когда я каждому начну давать? Хотя бы каждому внуку. У меня, ты знаешь, сколько их разбросано по городам и весям? Не знаешь. Я их и сам не знаю всех... И слава Богу! И Слава!.. Я же для себя купил магнитофон. Притом импортный. И руки прочь от него! Нет, я не запрещаю: смотри, но только при мне. Под неусыпным контролем. Не жаль. Но без меня и не вздумай брать его! Не вздумай!.. (Исчезает).
Появляется Бабушка.
Д е н и с. Если Катька придет – разбуди. Ладно?
Б а б у ш к а. Никаких ладно! Перебьётся твоя Катька!
Д е н и с. Бабусь! Она-то перебьётся. А как я? С температурой под сорок?
Б а б у ш к а. Вот и лечись! Запомни, внучок, раз и навсегда: девушки здоровых парней любят. А не таких, как ты вот сегодня!.. Прошлогодняя сосиска и то посвежее!.. Да на тебя смотреть-то больно! Учебное пособие по зоологии!.. Кушай давай!..(Уходит).
Д е н и с. Хотя она и не придёт, Катька. С характером. ( Соображает, как избавиться от еды, ничего другого не находит, как котлету с кашей завернуть в кулек и засунуть под тахту).
Появляется Бабушка.
Б а б у ш к а (удивлённо). Ты уже?
Денис не отвечает, молча пьет чай.
Молодец. Хорошо будешь кушать, быстро поправишься. Особенно уважай, внучок, каши. Ты меня слушаешь? (Протирает тряпкой мебель).
Д е н и с. А кого больше? Тут вообще с ума сойти!.. Полный обвал!.. Сейчас ты вот мне про свою молодость начнешь рассказывать...
Б а б у ш к а. А приятно!..
д е н и с. Конечно!.. Трепала, видать, пацанам нервы?
Б а б у ш к а. Всяко бывало. Но скажу честно: себя в обиду не давала.
Д е н и с. Ну точно, вторая Катька! «У меня лапша твоя на ушах!» Не лапша – бананы!..
Б а б у ш к а. Ты что сказал? Бананов хочешь?
Д е н и с. Потом...
Б а б у ш к а. Принесу и бананов. Но бананы бананами, а кашку уважай. Кашку-малашку.
Денис горестно вздохнул.
И поправишься.
Д е н и с. Спать хочу. (Зевает). Разбудишь, если Катька?..
Б а б у ш к а (смягчившись). Да разбужу, разбужу! Чтобы вы без бабушек делали!.. У нас вот в городе... не так давно... на День Победы  привезли солдаты  несколько котлов своей каши и всех угощают...
Д е н и с ( с иронией). Вот не знал!..
Б а б у ш к а. А я отведала, отведала. Вкусная каша-то.
Д е н и с. Меня вообще удивляет, как это ты везде успеваешь?
Б а б у ш к а. Я жизнь люблю, внучок!
Д е н и с. Да и я вроде бы помирать не собираюсь.
Б а б у ш к а. Типун тебе на язык! Тьфу на тебя! О чем заговорил, сорванец! Спи!..
Д е н и с. А что потом с кашей было?
Б а б у ш к а. Все котлы, ясное дело, очистили. Блестели котлы, как начищенные...
Д е н и с. Сапоги?
Б а б у ш к а. Пятаки! Пятаки, внучок! Но заметила я, когда возле тех котлов с кашей угощалась, что ребятки-солдатики народ ушлый, хотя вроде бы и неотесанный, форма на них сидит, как шаровары... К тому, который раздавал кашу, подходит второй солдатик и шепчет на ухо: «Ложи поменьше! Я там и для тебя девушку присмотрел!» И показывает взглядом, где те красотки, значит, стоят. Солдат с черпаком светится прямо весь: понял, говорит, так и будет!.. И растягивает удовольствие... понемножку  кашки насыпает... как в детском садике... Я-то успела до их заговора!.. Как же!..
Д е н и с. Еще бы! Кто, если не мы?
Б а б у ш к а. А старшим над кашей был, оказывается, офицер, он все чаще поглядывал на часы, а потом подходит все к тому же солдатику с черпаком и говорит громко так, чтобы все слышали: «Ложи, рядовой Шербак, всем каши побольше, чтобы люди не думали, что мы для них каши пожалели!»
Пауза.
Ты все понял, Денис?
Д е н и с. Кажется... Да, люди не только кашу любят!.. Это я понял. Сплю.
Б а б у ш к а. Спи. А я схожу в магазин, заодно забегу на базар, если получится, поинтересуюсь, как у дедушки идёт торговля. Бойко ли?
Д е н и с. Странное дело: кому-то , оказывается, его гвозди, защёлки разные, болтики-гаечки ржавые и нужны?
Б а б у ш к и. Если бы не были нужны, не платил бы за место. Не дешево ведь. А он копейку  умеет считать.
Д е н и с. Ему, наверно, просто дома скучно, вот и торчит там.  Для него базар – окно в свет. Как и телевизор.
Б а б у ш к а. Спи. (На цыпочках, вроде бы внук давно спит, выходит).
Д е н и с ( взял книгу, читает). Подумаешь, Мюнхгаузен!.. ( И вскоре книга падает на пол, а он погружается в сон).
Затемнение.
В комнате. Бабушка заправляет тахту. Появляется Дедушка.
Д е д у ш к а. Что за чудеса! Поверить не могу! Купил булку белого хлеба, своего любимого, приготовился  почаевничать, а его и нету.
Б а б у ш к а. Да не брала я твоего хлеба, не брала! И Денис, не видела, чтобы ел. Болел, так я ему силой в рот еду ту толкала! Да он и не возьмёт!
Д е д у ш к а. На него не похоже.
Б а б у ш к а. Воспитанный мальчик.
Д е д у ш к а. В том то весь и вопрос! Денис не возьмёт, кот тем более, а про тебя и говорить нечего – белого ты ничего не ешь... сохраняешь фигуру.
Б а б у ш к а (поправляет). Талию.
Д е д у ш к а. Хорошо: талию. Хотя я, тёмный человек, в лесу выросший, между талией и фигурой большой разницы не нахожу.
Б а б у ш к а. Тебя все время спасает лес. Бедный лес!
Д е д у ш к а. «Бедный лес!» А кто же тогда я? Куда девался, таким образом, мой белый хлеб? Недоразумение какое-то! Сплошь и рядом чудеса!
Б а б у ш к а. Это тебя Господь наказал за всё сразу. И за бабушку тоже.
Д е д у ш к а. А чем же я тебе не угодил, старушенция?
Б а б у ш к а. А потому как всё один да один, как блудный кот где-то ходишь, что-то вынюхиваешь... Не помню, когда меня ты последний раз сводил в театр? Про кино я уж и не говорю! Забыла, в какой стороне и парк... Никуда не берёшь!
Д е д у ш к а. Не волнуйся, бабуся, не волнуйся. Всё поправимо. Вот сегодня пойду выносить мусор, и тебя возьму с собой.
Паявляется Денис.
Д е н и с (читает объявление, которое сорвал, похоже, в подъезде). «Граждане жильцы! С 1 мая по 1 июня в вашем доме газа не будет... газа, так как вам отключили свет из-за отсутствия воды вследствие засорения канализации». Вам всё понятно, дорогие мои старики?
Б а б у ш к а. А ну повтори!
Д е н и с (вручил объявление Дедушке). Изучайте вдвоем. Мне некогда. Повторяйте хоть сотню раз... пока наизусть не выучите. Да!
Спасибо, Дедушка!
Д е д у ш к а ( удивленно). За что это мне спасибо?
Д е н и с. А ты подумай!
Д е д у ш к а. Никак брал видик, а? Ну, чего молчишь?
Б а б у ш к а. Одни секреты у них, одни секреты!.. (Выходит).
Д е н и с. На твой белый хлеб рыба как-то хорошо клевала!
Д е д у ш к а ( проглотил таблетку валерьянки). Третья за день. Перебор, явный перебор. Нет, в этом доме я долго не протяну! Сумасшедший дом! Ничего нельзя положить – обязательно возьмут, и разрешения не спросят. А теперь вот это объявление!.. Куда его?.. Один Бог знает что делается!.. (Наколол  бумажку  на «Доску семейных объявлений», где тех собралось довольно много). Когда-нибудь, на заслуженном, перечитаю!  В первую очередь. Разомнусь! А потом, пока не остынут до полной кондиции  мышцы в головном мозге, возьмусь за Достоевского и Салтыкова-Щедрина.
Д е н и с. С сегодняшнего дня... так и запомни, хозяин не тайги, а всего-навсего какого-то замызганного  видака...
Д е д у ш к а. Дался тебе мой видак! Не имела баба забот, так купила порося!..
Д е н и с. ... с сегодняшнего дня здесь, в этой квартире, будет все иначе. Будет совершенно другая жизнь.
Д е д у ш к а. Мне что, сразу в гроб заползать? Пока сам могу?
Д е н и с. Если что – поможем. Сначала выслушай.
Д е д у ш к а. Кого выслушать?
Д е н и с. Меня! Меня! Дениса Суконкина!
Д е д у ш к а. Боже! Ты не мог ему, Денису этому, подарить лучшую фамилию?
Д е н и с. Фамилия здесь не причем. Еще неизвестно, какая у тебя, Дедушка, настоящая фамилия. Похоже, озорник ты ещё тот, а? Когда с первой бабушкой жил – фамилия у тебя была, конечно же, одна, а когда с моей начал сожительствовать – стала другая...
Д е д у ш к а. Ты это брось! Брось! Не приписывай, чего не было!..
Д е н и с.  Да и глубоко я сомневаюсь, что между этими двумя бабушками не  было у тебя ещё бабушек. История умалчивает?
Д е д у ш к а (озабоченно оглядываясь по сторонам, испуганно). Тише, дурачок! Разве можно мужчинам громко обо всем этом?.. Ш-ша!.. (Приложил палец к губам).
Д е н и с. Понял. Это мне нравится. Похоже, общий язык мы с тобой найдем.
Д е д у ш к а. Но видик без разрешения ни в коем случае!.. (Пригрозил пальцем).
Д е н и с. Сдался он мне! Я, межу прочим, сам могу изобрести что пожелаешь. Любой видик. Со мной в последнее время что-то происходит. Как с дерева упал, так и началось. Озарение какое-то. Хочешь, скажу, где твоя заначка спрятана?
Д е д у ш к а. Даже?
Д е н и с. Возьми на книжной полке «Войну и мир» Льва Николаевича и вытряхни из неё свой гербарий.
Д е д у ш к а (взял, потряс томом, и несколько денежных знаков упали на пол). Невероятно! Невероятно! А я уже и похоронил эти деньги. Спрятал, и забыл. Вот какая удача! Вот так повезло!  Но погоди?! (Похоже, проглотил язык). Поздно... Где ты, внук, раньше был?..
Д е н и с (взял деньги).  Заныкал от бедной старушки? (Рассматривает госзнаки).
Д е д у ш к а. Было. Грешен. Старая привычка.  Из далекого детства. Не учись хорошему, а плохое к тебе само придёт! Х-ха-ха!..
Д е н и с. Это как раз тот случай, когда жадность фраера сгубила. В музей! (Протянул деньги Дедушке, тот взял, не проявляя больше к ним никакого интереса).
Д е д у ш к а. Да, всё в прошлом...
Д е н и с. Я уже не заикаюсь о вознаграждении...
Д е д у ш к а. Будет. Все равно будет. Вот приду в себя... (Проглотил очередную таблетку). Четвертая. Между прочим. Ты же не виноват, что деньги девальвировались. Плата должна быть в любом случае. Ты нашёл заначку. А это – главное!.. «Главней всего погода в доме... »
Д е н и с. Кстати!..
Д е д у ш к а. Чего... кстати?
Д н и с. Могу указать Бабушке адресок, куда и бутылку спрятал.
Д е д у ш к е (энергично). Нет-нет! Только не это! Мне кранты! И так в состоянии почти что холодной войны!.. Понимаешь? Чемодан собран! Бери видак!.. Ладно уж!.. Иду против своих принципов!..
Д е н и с. Видак подождет.  А ведь прожил ты, можно сказать, долгую и не очень-то счастливую жизнь...
Д е д у ш к а. Нет-нет, я был предельно счастлив!..
Д е н и с ( в движении. Он, как никогда раньше, энергичен и деятелен). И не догадывался, что в конце тоннеля, т.е.  в конце твоей жизни, на закате большого солнечного круга, ты попадешь в сказку.
Д е д у ш к а. Даже так?
Д е н и с. Зови бабушку!
Д е д у ш к а (энергично машет руками). Нет-нет! Пе... перебъётся! Мужской разговор! А Бабушка, когда надо будет, сама явится. У неё нюх имеется, это одно, чем её Бог не обидел. Ну-ну!..
Д е н и с. Тогда я делаю разворот на триста шестьдесят градусов. О себе! (Страстно).  И как это я столько лет впустую, можно сказать, прожил? Ну, чего я сделал такого, чтобы удивить страну? Народ? Бабушку? Катьку? Да-да, и Катьку!.. Кроме как тем, что списал у нее домашнее задание и получил девять баллов, а она – восемь!.. Да и тебя, в общем-то, хотя и зажимистый ты, если по большому счёту брать, человек, Дедушка? Скряга! Ему, видите ли, для меня было видака жалко!.. Придет время, и ты пожалеешь об этом!..
Д е д у ш к а. Уже, можно сказать, пожалел.
Д е н и с. Вот-вот!
Д е д у ш к а. В пустую, да-да. Ты, кажется, на этом остановился?
Д е н и с. Умный тот человек, который умеет слушать.
Д е д у ш к а. Я понял. Принял к сведению.
Д е н и с. И вот с определенного времени открылись у меня невероятные способности. Как упал с дерева, когда лазил за яблоками и оступился. Я могу изобрести, что хочешь? Загадывай! Проси!
Д е д у ш к а. Да всё вроде бы есть. Велосипеды... колеса. Ага!
Д е н и с. Всё, говоришь?
Д е д у ш к а. Всё...
Д е н и с. Нет, не всё! А грибы как перебираешь?
Д е д у ш к а. Руками... Вот этими... рабочими... Гайки, болтики, гвоздики... и грибы.
Д е н и с. А теперь представь, что день ползаешь по лесу, день сидишь над ними, скорчившись в дугу и до слез в глазах напрягаясь... когда все это можно провернуть в считанные минуты. И кому нужны такие грибы? Твоему врагу! Представляю, как он радуется! Он просто танцует от радости!.. А мы их – в считанные минуты!.. Если не секунды!..
Д е д у ш к а ( подпрыгнул от радости). В считанные минуты?! Если не секунды?!.. Ура-ура!..
Д е н и с. Запросто.  Вот  стиральная машина. Засыпай сюда свои грибы...
Д е д у ш к а. Понял! Есть такая партия! Засыпаю! (Высыпает грибы из пакета в стиральную машину).
Д е н и с. Залей водичкой, и ровно через три минуты берешь там чистенькие, аккуратненькие... не налюбоваться!... грибочки. Без листьев, без иголок... И сразу на сковородку –оп!..
Д е д у ш к а. Залил!
д е н и с. И нажимай на кнопку!
Д е д у ш к а. Нажал!
Гул стиральной машины.
Д е н и с. А пока грибы сортируются- перебираются-моются, можно и еще что-нибудь сделать. Не сидеть же нам, Дедушка, сложа руки!
Д е д у ш к а. Не сидеть нам!..
Д е н и с. А как сделать, к примеру, чтобы варёные раки шевелились, как живые? Не знаешь?
Д е д у ш к а. Варёные? Не может быть!
Д е н и с. Это у тебя не может. А у меня всё может... У нас ещё две минуты в запасе, и я тебе расскажу. Со мной было. В школе. Ну, конкурс объявили у нас... кто чем удивит. И что ты думаешь, старик? Удивил кто кого чем? Правильно: один я.
Д е д у ш к а. И... и как?
Д е н и с. Наловил я перед этим в реке раков. Опустил ведро с дырочками у самого берега, привязал к кусту, чтобы раки, загрузившись, не отправились в кругосветное путешествие, а на дне пару бутербродов пристроил... хлеб, кстати, надо тоже использовать белый... черный они не жрут... у тебя отхватил, как это, признаюсь, частенько бывало, кусок... и назавтра по утру ведро раков – как унести. Сварил я их в школьной столовой и демонстрирую  на подносе. А члены жюри рты разинули: Суконкин, неужели ты?
Д е д у ш к а. Грибы там не пора?.. Не время, Денис?.. Чтобы не заболтаться нам!..
Д е н и с. Не беги впереди паровоза, дедуля! Они, паровозы те, давно стоят. Суконкин, и как ты так ухитрился... раки варёные, в крутую, можно сказать, а все, как один, шевелятся...энергичные, как пацаны на дискотеке. Мне, само собой, присуждают главный приз и просят поделиться секретом. А чёго тут такого закулисного, говорю? Секрет прост, как гвоздь.  Под низ я засунул всего одного живого рака, черного, как негра,  вот он и сам ворошится и других ворошит... Вынимай грибы и жарь! А хочешь, маринуй-соли! Вот теперь пора!..
Достают грибы... Но грибов-то нет. Одна жижа.
Д е д у ш к а (удивленно). А где... грибы?
Д е н и с . Сейчас выясним. Это мы мигом. А был ли ребенок?  (Зачерпнул ковшиком жидкость). Засыпал?
Д е д у ш к а. Засыпал. Клянусь! При тебе же!..
Д е н и с. Значит, такие грибы! Их и есть нельзя уже было, похоже на то! Я спас тебя, Бабушку и себя от явного отравления! С грибами шутки плохи! Обычно шутят один раз! Первый и последний!  Хорошие грибы, сколько их не крути на центрифуге, только похорошеют!..
Д е д у ш к а. А бабушке ты это тоже будешь говорить?
Д е н и с (задумался). Для бабушки придумаем что-нибудь другое!
Д е д у ш к а. Меня, прошу, в свои аферы не втягивать!
Д е н и с. Я – да чтобы аферы? Ну ты и даёшь, однако!.. А теперь сходи и принеси, Дедушка, настоящих грибов!
А такие больше не приноси! Никогда! Обходи, обходи, как глупых и пьяных людей... мой тебе совет.
Д е д у ш к а. Где их возьмёшь-то, настоящих?
Д е н и с. В нашем саду.
Д е д у ш к а (смеется). Где-где?
Д е н и с. Собирай и наслаждайся. А то ездишь, Дедушка, за тридевять земель, а что привозишь?  Даже стиральная машина их мыть отказывается.
Д е д у ш к а. Ну, погоди!.. Если обманул – мало не покажется!.. Дедушка так пошутит, что и Бабушка не поможет! Но – схожу, схожу!.. Даже самому интересно стало, какие там на нашем дворике могут быть грибы? (Выходит).
Д е н и с. Самые настоящие. ( Прикрепил на «ДСО» листок, на котором большими буквами написано:  УШЕЛ ПО ГРИБЫ. Дедушка.)
Появляется Бабушка. Заметив объявление, возмущается.
Б а б у ш к а. Как это так?! Как это так?!.. Ушёл по грибы, и хоть бы словом обмолвился. Как и нет меня вовсе дома. Мыслимое ли дело ­– по грибы!  Как в туалет или на  балкон свои безделушки перебирать. А ты думай, как он там, в лесу, не напал ли на его какой зверь!.. Да и покушать надо было бы взять чего с собой. Лес ведь не рядышком. Хотя деньги у него водятся – по дороге, может, что и купит. Да, собственно, себя он не обидит. Боже, и находятся же дурные люди, которые ещё у него те безделушки берут! Просто у него все и легко.
Д е н и с. Объявление же висит. Стоит ли переживать и волноваться? Взрослый человек.
Б а б у ш к а. Это ты придумал эту дурацкую доску! Лучшего ничего не мог? Скоро и разговаривать разучимся, будем только писульками перекидываться: ты мне, я – деду, дед – ещё кому...
Д е н и с. Бабусь, ну пойми же ты... Доска – вещь незаменимая в нашей жизни... Не всегда же я могу тебе так вот прямо, как сейчас, что-то сказать... сглазу на глаз... откровенно... Можешь, например, не пустить меня в город на какое-то мероприятие? Спишь, допустим, ты, а? Не будить же по пустякам родную Бабушку!..
Б а б у ш к а. Подхалим ты еще тот. А на свое мероприятие шагай только в том случае, когда сделал все уроки!
Д е н и с. Ну, вот... А так и мне хорошо, и тебе: на доске семейных объявлений поинтересовалась, где я, и успокоилась. Для тебя же стараюсь. Твое сердце берегу.
Б а б у ш к а. Ну, если бы не ты, я давно бы Богу душу отдала. ( С иронией). Спасибо, внучок, за внимание и заботу!
Д е н и с. Не за что... Свои люди – сочтемся. Бабусь, у меня к тебе просьба одна... Ну, большая-пребольшая!.. Ты внука Дениса любишь?
Б а б у ш к а. Это какого?
Д е н и с. Меня.
Б а б у ш к а. Тьфу ты! Прямо запутал всю. Что надо, говори! Да покороче!..
Д е н и с. Покороче? Тогда послушай для начала вот это... ( Включил телевизор, и на экране Верка Сердючка. Звучит хит «Все будет хорошо!»). Здорово поёт, а!
Б а б у ш к а ( возмущаясь). Боже! Какая деревня! Тепло на улице, а она в шубе танцует и поёт!.. И под шубой чего только нет!.. А на голове что за телепек? И как в таком виде её на сцену выпустили?
Д е н и с. Образ! Такой имидж! Это же Верка Сердючка!
Б а б у ш к а ( внимательно присматривается к экрану). Верка? Сердючка? Ну, точно, деревенская баба!.. Акцент какой!.. Как в нашем колхозе раньше был!.. Погоди, погоди, а её же часто по телику крутят. Точно, её! Кажется, утюг включи – и там увидишь!.. Президента реже показывают!.. Ух эта Сердючка!..
Д е н и с. Она почти твоя землячка.
Б а б у ш к а. Тогда на многое закрываю глаза. Ну, и чего тебе надобно, внучок? А песня зарядила. Хотя и про зиму напомнила.
Д е н и с. Оденься так, как она. Всего на несколько минут, а, бабусь!
Б а б у ш к а ( как стояла, так и присела). Что это?.. Что это?.. Небо пошатнулось или мне померещилось?
Д е н и с ( подхватил ее под руки, посадил на табурет). Всё будет хорошо, всё будет хорошо!..
Б а б у ш к а. Песня, похоже, продолжается?
Д е н и с. Не совсем.
Б а б у ш к а. Кажется, пришла в себя. Я пришла в себя, внучок?
Д е н и с. Сейчас! (Отошел, посмотрел на нее издали). Полный ажур! Продолжаем работать!
Б а б у ш к а. Ну, оденусь я так... Шубенка имеется.. Моль не всю сожрала... На голову найду что нахлобучить... В принципе, гардероб, как у нее, если не получше... А для чего тебе все это, Денис?
Д е н и с. Чтобы показать кое-кому, что ты внука, то бишь меня, любишь покрепче, чем кого-либо.
Б а б у ш к а. Взял голыми руками. Ты, похоже на то, любую девушку уговоришь...
Д е н и с (крутит головой). Мне не любую – мне Катьку надо...
Б а б у ш к а(воодушевившись). На что не пойдешь ради любимого внука! Когда? Где? Во сколько?..
Д е н и с. Сообщу дополнительно.
Б а б у ш к а. Разумеется, все будет сделано по сценарию, который ты сам и состряпаешь. Тебе я верю.
Д е н и с. Ты пройдешь перед нами... мы будем стоять на улице... недалеко от нашего дома, рядом с магазином «Орфей»,  и сразу обратишь на меня внимание. Подведи , конечно же, и голос. Подведи. Чтобы все было убедительно.
Б а б у ш к а. Будет сделано, милок! Шик-блеск!
Д е н и с. Увидев меня, сделаешь удивленное лицо... примерно так: Денис? Суконкин? Я отвечу: да, он самый. А ты: здравствуй, родной! Сколько лет, сколько зим! Чего же ты замолчал, душа твоя двойная сила! И все. Больше от тебя ничего не требуется. И пойдешь прямо домой, переоденешься... Шубку свою на шесток – оп, подальше, значит, от моли!..
Появляется Дедушка. Он держит перед собой корзину белых грибов – один к одному.
Д е д у ш к а. Скажи кому – не поверят!
Б а б у ш к а. Что это?
Д е д у ш к а.  Это, дорогая, грибы!
Б а б у ш к а. Так быстро?
Д е д у ш к а. А быстрее и не бывает!
Б а б у ш к а.  Сбегал на базар?
Д е д у ш к а. Расскажи ему, внучок, где растут эти грибы?
Д е н и с. В конце нашего огорода. Я посадил. Для эксперимента.
Д е д у ш к а. Ну?! Вот видишь! А ты на меня зверем!.. Не надо!..
Д е н и с. Эксперимент удался.
Б а б у ш к а. В последнее время в нашем доме происходят какие-то чудеса. Ну да ладно. Грибы это хорошо. Эта корзинка, да та, которую ты вчера, старик, принёс, – глядишь, и на зиму запасемся. Давайте навалимся на грибы, а потом будем играть и в тех Сердючек! (Уходит).
Д е д у ш к а. Ну, и что теперь скажешь, внучек? (Поднял корзину). Их куда?.. Тоже в стиральную машину?
Д е н и с. Нет, нет! Эти – никогда. Это же грибы! Это же чудо! Их и в руках приятно подержать.
Д е д у ш к а. Ну, и что будем дальше делать?
Д е н и с. Пойдем сдаваться!.. А заодно и Бабушку повеселим. Грибов-то у нас полно!..
Уйти на кухню не успевают – звонок в дверь. Денис и Дедушка насторожились.
В сопровождении  Бабушки появляется Катька. Держится она надменно, стараясь как можно меньше встречаться взглядом с Денисом. За спиной прячет букет из декоративного подсолнечника.
Б а б у ш к а (довольно). К тебе, внучок!..
К а т ь к а. Почему же? Я к вам. К Бабушке и Дедушке. Поскольку мама Дениса всё ещё в отъезде, меня классная наша, Варвара Сергеевна, попросила от имени всего класса навестить ... значит, больного...
Дедушка что-то жестами показывает Денису, и уходит.
(Смотрит на Бабушку). Как он? Температура по-прежнему всё ещё высокая?
Б а б у ш к а (Денису). У тебя спрашивают.
Д е н и с. Нет, у тебя.
Б а б у ш к а. А мне показалось, что у тебя.
К а т ь к а. В общем-то... неважно... мне главное результат...
Д е н и с. Если говорить о результате, то уже завтра...
К а т ь к а. Ты можешь спокойно списывать контрольные...
Б а б у ш к а. Денис! Тебе не стыдно? Молчишь, голову отвернул? А каково бабушке? Пойду, выпью таблетку.
Д е н и с( сочувствует). Ну, бабушка!.. Это она шутит!.. Скажи , Катька, что ты пошутила?..
К а т ь к а. Я... я действительно.. пошутила...
Б а б у ш к а. Но я всё равно приму таблетку. Не помешает. (Уходит).
К а т ь к а (легонько шлепнула Дениса по щеке). Врун! Ты не исправим! (Взяла книгу «Приключения барона Мюнхгаузена»). Вот он, твой учитель! Барон Мюнхгаузен!..
Д е н и с. Две странички всего прочел. Как ты назвала меня Мюнхгаузеном. Начал читать, и уснул... А что это у тебя там, за спиной?
К а т ь к а. Тебе скажи!
Д е н и с. Ну, а все же? (Денис старается заглянуть, что у нее, у Катьки, и в самом деле за спиной,  та не даёт, и начинается возня, во время которой  они оказываются совсем близко – глаза к глазам, губы к губам; замерли на определенное время, всматриваясь друг в друга).Что... там... у тебя?..
К а т ь к а. Ты же знаешь...
Д е н и с. Цветы?
К а т ь к а. Да.
Д е н и с. Чьи?
К а т ь к а. Твои.
Д е н и с. Мои, тогда давай.
К а т ь к а. Пожалуйста.
Д е н и с ( взял). Спасибо. Тобой пахнут.
К а т ь к а. Почему мной?
Д е н и с. Не знаю.
К а т ь к а. Должны всем классом... пахнуть.
Д е н и с. А Сереги дома нету. У него сейчас гастрольный тур. Его «Бумер» возит по всему свету.
К а т ь к а. Везет же людям!
Д е н и с. Таких мало.
К а т ь к а. Сколько?
Д е н и с. Ну, может быть, ещё я...
К а т ь к а (отшатнулась). Ты?! А причем тут ты?
Д е н и с. Скоро обо мне заговорят. (Зовет). Ба-буш-ка-а! ( И в это время, когда Катька повернулась в строну двери, что ведет на кухню, букет в руках у Дениса стал волшебным).
 Б а б у ш к а (появившись). Звал или послышалось?
Д е н и с. Да, звал. А где дед?
Б а б у ш к а. Щи хлебает.
Д е н и с. Зови и его.
Б а б у ш к а. Ты что задумал? (Но постучала в стенку три раза, и Дедушка тут как тут). Внук зовет.
Д е д у ш к а. Внук зря беспокоить не будет. Тем более, отрывать от моих любимых кислых щей. Только по стоящему делу. Только по стоящему!..
Д е н и с ( взял букет).  Катькин. Говорит, от всего класса. Но так мне легче выговаривать. Катькин букет. Красивый, правда?
Б а б у ш к а. Солнечный!
Д е д у ш к а. Я, хотя и не воробей, а подсолнухи люблю.
Д е н и с. Катя и сама не подозревала, что принесла мне цветы, за что я тебе, Катюша, очень благодарен, а тебе, Бабушка... вот эту косынку (вытаскивает её из букета)... очень симпатичная... ты такой цвет, Бабушка, любишь... Алый. Это цвет твоей юности. Катя, и ты знала, какой у моей Бабушки любимый цвет?
К а т ь к а ( ничего не поймет). Я... я в ужасе!... Ничего этого не было!.. Я сама собирала букет!...
Д е д у ш к а. Чудеса! Если он указал, где моя заначка спрятана, то чего проще!..
Б а б у ш к а (насторожившись). Какая заначка?!
Д е д у ш к а (отмахиваясь). Погоди, потом!.. Не мешай внуку!..
Д е н и с (повязал косынку Бабушке). Носи на здоровье!
Б а б у ш к а. Ой, спасибо тебе, внучок! Дождалась! Дождалась!.. (Вытирает той же косынкой слёзы).
Д е н и с ( вытянул ещё одну косынку). А это, Катюша, тебе... (Хочет повязать её однокласснице, но та отходит).
К а т ь к а. Вот ещё!.. Не возьму!.. Кто их туда натолкал? Какой дьявол?
Б а б у ш к а. Бери, бери, Катька, внучок тебе от чистого сердца. А кто натолкал их туда – нам ли не всё равно? Тебе к лицу. В горошек.
Д е н и с. Катерина!
К а т ь к а. Только из-за уважения к Бабушке! Ладно, повязывай! Да смотри, не задуши!..
Б а б у ш к а. Раньше нас так в пионеры принимали.
Д е д у ш к а. Было дело. Было.
Д е н и с (повязал косынку). Носи. Когда придешь ко мне на свидание... вот только поправлюсь... будь в ней, в этой косынке.
К а т ь к а (злится). А не кажется тебе!.. А не кажется, что ты совсем!.. Я прямо не знаю!.. И под рукой ничего нету такого!.. Ух!.. (Суетится, ищет, чем бы запустить в Дениса).
Д е н и с. Только букет. Но он пока занят. В нем есть что-то и для Дедушки...
Д е д у ш к а. Даже?
Б а б у ш к а. Интересно! Дедушке интересно ещё больше, чем Бабушке!..
Д е н и с ( достал маленький целлофановый пакетик с расфасованными в нем маленькими гвоздиками). Держи, дедусь! Это тебя для базара. На день работы.
Д е д у ш к а. Как ты угадал! А у меня такие гвоздики постоянно спрашивают! А у меня их постоянно дефицит. Теперь я разбогател. Больше нету?
Д е н и с. Больше, к сожалению, нету. И меньше тоже.
Д е д у ш к а. Вот так повезло! Вот так фарт подвалил!..
Д е н и с. А больше всего повезло мне. Пришла Катька.
К а т ь к а. Я могу уйти.
Бабушка и Дедушка выходят.
Д е н и с. Нет-нет! Дверь захлопнулась!
К а т ь к а. Ну, и чего ты мне сейчас наобещаешь? Куда полетим, с кем познакомишь на этот раз?
Д е н и с. Причём здесь одно к другому? Я тебя, кстати, ни с кем и не знакомил, если мне не изменяет память.
К а т ь к а. У тебя, Денис, голова работает в одном направлении –  как у скульптора: выбрать объект, и обляпать его всего, с ног до головы, неважно чем... главное обляпать. И всего. С головы до пят. А что получится – пусть народ думает...
Д е н и с. Да. Ты права. И при этом на ушко надо повесить хотя бы чуть-чуть лапши... (Украсил Катьку лапшой). Ну, как?
К а т ь к а. Не хило.
Д е н и с (как бы между прочим). Слыхала, Сердючка... Верка... завтра концерт даёт?
К а т ь к а (закатив глаза). Ну, допустим! Пусть будет в жизни всё пучком и мужички под каблучком! Девиз Сердючки. Ну,ну!..
Д е н и с. Я с ней, между прочим, давно знаком. Ещё когда в Полтаву ездил... к дядьке в гости...
К а т ь к а (не может удержаться от смеха, что начинает бесить и Дениса). Ой, не могу! Ну надо же!.. На ходу!.. Сочинитель каков, а!.. У тебя действительно пропадает талант.
Д е н и с. А кто сказал, что он пропадает? Мне так не кажется.
К а т ь к а. Ну, представим, что нет. Что, предлагаешь на концерт сводить? На холяву?
Д е н и с. Запросто!
К а т ь к а. У тебя, Денис, редкий талант: ты врёшь и сам в это веришь.
Д е н и с. А бывает и наоборот: говорю правду и не верю...
К а т ь к а (вздохнув). И где встречаемся?
Д е н и с. У магазина «Орфей». За полчаса до концерта.
К а т ь к а. Передаю классу и Варваре Сергеевне лично от тебя привет. Знаете, скажу, почему он не ходит в школу? Не простыл, нет!.. Просто он в окно посмотрел и увидел, что во дворе сушатся на веревке штаны директора школы... И подумал, что коль директор дома, то и занятий нет.
Д е н и с. С недавнего времени, прошу запомнить, у него двое брюк. Одни всегда на нем, а другие – да, правильно: болтаются на веревке.
К а т ь к а.  До скорого свидания! (Уходит).
Д е н и с ( в движении). Так, с Бабушкой решено! Сейчас на очереди Дедушка! (Зовет). Дедушка-а!
Появляется Дедушка, на ходу смахивая остатки еды со рта.
Д е д у ш к а. Рад служить внуку, но прислуживать не могу. Чего звал?
Д е н и с. Всё жуёшь, жуёшь! Отвлекись. Ты с Бабушкой давно целовался?
Д е д у ш к а. У-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у!.. Не вспомню.
Д е н и с. А хочешь?
Пауза.
Хочешь, чтобы она тебя поцеловала?
Д е д у ш к а. Да не возьмётся!..
Д е н и с. Возьмётся или не возьмётся – моё дело.
Д е д у ш к а. Она, поди, забыла, как надо целоваться-то. С какой стороны заходить.
Д е н и с. Я напомню.
Д е д у ш к а. А ты что, большой специалист по этой части?
Д е н и с. Кое в чем смыслю. Как-никак старшеклассник.
Д е д у ш к а. А зачем ты придумал это... целование? Мне оно не нужно. Думаю, что и Бабушке тоже.
Д е н и с. А ты спроси у Бабушки. Спрашивал у Бабушки?
Д е д у ш к а. Да всё как-то некогда, некогда!.. То дача, то базар, то ещё какая-нибудь дребедень!.. А тебе, Денис, зачем, чтобы  меня поцеловала Бабушка?
Д е н и с. Да хочу убедиться, что вы любите друг друга.
Д е д у ш к а. Ох, и юлишь!.. Ох, и хитёр!.. Говори, зачем тебе всё это?
Д е н и с. Тебе ли ,старику, понять меня, человека, в  груди  которого при температуре разве только что сравнимой с доменной печью, горит и может сгореть без остатка то, чего тебе не понять!.. Каково?
Д е д у ш к а. Сударь, ничем помочь не могу.
Д е н и с. Кто, как не ты?
Д е д у ш к а. Уволь, однако!..
Д е н и с. Я всего-то и предлагаю пустячное дело...
Д е д у ш к а. Каждое твое пустячное дело мне дорого обходится.
Д е н и с. Любовь требует, любовь!..
Д е д у ш к а. Чья любовь? Моя?
Денис отвернулся, сморщившись.
Бабушкина?
Д е н и с. Это смотря к кому. Чтобы не заволокитить хорошее начинание, я предлагаю тебе держать со мной пари. Согласен?
Д е д у ш к а. На что будем?
Д е н и с. На какую сумму? (Прикидывает в уме). Для тебя с твоими трудовыми нетрудовыми доходами – пустячная... А мне для моих экспериментов очень даже пригодится.  Спорим, Дедушка! Если Бабушка тебя поцелует, и поцелует по-настоящему, как в молодые годы...
Д е д у ш к а. О! Невероятно!.. Но в молодые годы я с ней не целовался...
Д е н и с. Понимаю: в молодые годы у тебя были другие бабушки...
Д е д у ш к а. Кто ж это целует в молодые годы бабушек? Де-ву-шек!
Д е н и с. Понимаю, понимаю. Если она тебя поцелует, то ты дашь мне денег на концерт Верки Сердючки. На два билета.
Д е д у ш к а. А если проиграешь, где ты возьмешь такую же сумму, чтобы уплатить ее мне?
Д е н и с. Это мой вопрос. Я же у тебя не спрашивал, как насобирать грибов, не делая ходки в лес?
Д е д у ш к а. Хотя верно. По рукам!
Д е н и с. По рукам!
Ударили по рукам.
Затемнение.
Звучит хит Сердючки «Всё будет хорошо!»
В комнате появляется Бабушка.
Б а б у ш к а (требовательно и с озабоченностью в голосе).Денис! Денис, ответь мне на один вопрос!
Д е н и с. Если вопросы не из математики и физики, то могу ответить и на два. Валяй.
Б а б у ш к а. Так хорошо ты никогда не кушал, даже тогда, когда не болел? В чём дело?
Д е н и с. Не понял...
Б а б у ш к а. Почему ты стал съедать все, до остатки, даже никогда ничего не оставляешь котам и кошкам, которых развелось во дворе последнее время несчетное число.
Д е н и с. Не волнуйся, бабушка, они на меня не обижаются.
Б а б у ш к а. Так ты что, им всю пищу и отдаешь?
Д е н и с. Когда не забуду. Сегодня, тебе, бабуль, признаюсь, забыл отнести им трапезу. (Берет под тахтой кулек с едой). Ты уж извини... Я сам... (Выходит).
Б а б у ш к а (вздохнув). Хотя какие могут быть претензии к Дениске? Переболеет, страдалец мой, и наберет положенный вес.
Появляется Дедушка. Развешивает на веревке возле самой стены денежные знаки.
Д е д у ш к а. Деньги отмываю.
Пауза.
Не смотри на меня так. Запачкались в мазут... в сумке лежали... Что отмою, что в банк отнесу... поменяю...(Выходит).
Б а б у ш к а (вслед). Скупердяй!
Появляется Денис.
Д е н и с. У них, у котов, аппетит хороший! Бабусь, ты чего это такая грустная?
Б а б у ш к а. А  от чего веселой быть? Хотя бы мама твоя уже побыстрее приезжала.
Д е н и с. Да приедет! Мало осталось.
Б а б у ш к а. Только как же мы жить будем?
Д е н и с. В каком смысле?
Б а б у ш к а. В таком смысле, что я ничего начинаю не смыслить.
Д е н и с. Ничего не понимаю.
Б а б у ш к а. Чего тут понимать-то! Звонила, совета просила... Тоже с дедом едет.
Д е н и с . Блин!.. Ну, если и она  ещё одного такого типа притащит, какого протащила ты, Бабушка, тогда полный обвал!.. Уйду в монастырь!..
Б а б у ш к а. Не болтай лишнего. Мать-то помоложе.
Д е н и с. Завтра уйду в школу, хватит болеть. Это раз. Бабуля, ты Дедушку своего любишь?
Б а б у ш к а. А больше некого!..
Д е н и с. А поцеловать его сможешь? При мне? Ну не смотри так на меня, бабусь! Поработай на меня. Так надо. Должен же я с Катькой подкорректировать отношения.
Б а б у ш к а. Любишь?
Д е н и с. Не то слово.
Б а б у ш к а. А что надо? Говори! Для влюблённых все сделаю! Даже больше!..
Д е н и с. Поцелуй Дедушку.
Б а б у ш к а. А он в обморок не упадет? От неожиданности?
Д е н и с. Ну, не с наскоку... проведи определенную  подготовительную работу, конечно...
Б а б у ш к а. Когда надо?
Д е н и с. Чем скорее, тем лучше.
Б а б у ш к а (настраиваясь). Зови!
Д е н и с. Дедушка-а!
Появляется Дедушка.
Д е д у ш к а. Пришел... Ну, чего на этот раз?..
Б а б у ш к а. Ты же прекрасно понимаешь, Дедусь, что у нас внук уже взрослый, на девочек поглядывает...
Д е д у ш к а. На девушек они поглядывают уже в то время, когда ни у девочек, ни у самих ребят еще первый этаж не работает...
Денис хмыкнул, отвернулся.
Б а б у ш к а. Не уводи в сторону меня...
Д е д у ш к а. Тебя уже уводить куда бы там не было поздно.
Б а б у ш к а. Ближе к делу...
Д е д у ш к а ( не расслышал). К телу?..
Б а б у ш к а (Денису). Думаешь, он глухая тетеря? Притворяется. Что-то чует, паразит. (Сама себе). Да что я буду с ним возиться, как с Том с Джери!.. (Манит пальцем). Подойти сюда, орёл!.. Да поскорее!..
Д е д у ш к а. Подошел. Удосужился-с!
Б а б у ш к а. Не слепая – вижу. ( Примеряется к нему, с какой стороны зайти, что бы поцеловать старика. Наконец определилась, и крепко впилась губами в губы деда). Стой и не дергайся! Покажем молодым, как надо целоваться!..
Д е д у ш к а (мурлыкая). А может, лучше они нам?..
Б а б у ш к а. Стой и не дергайся, а то мои  губы сорвутся с твоих губ!..(Денису, отдышавшись). Устраивает, внучок?
Д е н и с. Меня-то да, а вот как Дедушку?
Б а б у ш к а. А тебя, Дедушка?
Д е д у ш к а. Ещё хочу! Хочу ещё! Ещё!.. (Тянет руки в сторону Бабушки, та шарахается от него).
Б а б у ш к а. Ищь, понравилось! Давай, что внуку обещал, да на базар, а то вчера деньги отмывал, сегодня в поцелуи ударился, как заключенный в бега, а там, гляди, и местечко твоё займут. Проморгаешь местечко!
Д е д у ш к а. Сегодня мне больше по нраву другое местечко! Я на седьмом небе! Внук! Спасибо тебе! Вот деньги! Иди, покупай билеты! Да скорее же!..
Д е н и с (взяв деньги). Спасибо вам обоим! (Убегает).
Д е д у ш к а. Вот когда ты попалась в мои сети, Бабушка! (Наступает на старуху, та отступает). Кис-кис-кис-кис!.. Иди ко мне, солнышко!..
Б а б у ш к а. Твое солнышко, развратник  ты старый, уже давно закатилось за горизонт, а ты и не заметил.
Д е д у ш к а. Как? Неужели? Кто позволили?.. Нет, не может быть!..
Б а б у ш к а. Может! Только если вспомнить молодость нам возможно, уже и это можно считать счастьем.
Звучит «Серебряное танго». Танцуют.
На улице. Возле «Орфея». Денис поджидает Катьку. Волнуется, время от времени посматривает на часы.
Д е н и с. Билеты куплены и отданы в надёжные руки. Нас пропускают по личному распоряжению Сердючки... (Заметил Катьку, преобразился). Идёт!..
Встретились молча, взялись за руки, прохаживаются. И молчат.
Д е н и с. А хочешь?..
К а т ь к а. Хочу...
Д е н и с. Ты не о том подумала...
К а т ь к а. И ты тоже...
Д е н и с. Хочешь, я покажу тебе фокус?
К а т ь к а. Пожалуйста.
Денис поджёг и бросил вверх какую-то смесь, и  все озарилось вокруг ярким светом. И вдруг они заметили, как где-то вдалеке мелькнули силуэты людей, которые прыгали через окно школы с компьютерами.
Д е н и с. Воры!
К а т ь к а. Школьные компьютеры!..
Д е н и с. За ними!..
Убегают. Сразу же появляется Сердючка. Прохаживается туда-сюда, ожидая Дениса с Катькой. Наконец-то появляются и те.
С е р д ю ч к а. Кого я вижу! Сколько лет, сколько зим! Денис Суконкин! Здравствуй, Денис? (Показывает на Катьку). А это кто, твоя двойная сила?
Д е н и с. Как ты мне надоела, Сердючка! Ну, привет, привет! То звонишь, то в гости приглашаешь! А у меня же выпускной класс! Дай хотя аттестат получить!..
С е р д ю ч к а. Да кто ж тебе не даёт, родной! А на концерт приходи. А я скажу, что бы тебя пропустили. Вас двое? Ну, конечно , и как я раньше не сообразила! Жду на концерте! Покедова!(Уходит).
К а т ь к а ( повисла на шее у Дениса). Теперь я вижу, что ты не болтун! Прости, Денис!.. Можно, я тебя поцелую?
Д е н и с. Спрашиваешь!
Обнимаются, целуются, и  делают это они под хит «Всё будет хорошо!»
В комнате  Денис и Катька. Сидят. Входит Бабушка. У нее явно взволнованный вид.
Б а б у ш к а. Бери, внучок, дедушкино кино. Смотри. Он уже, похоже на то, насмотрелся на том базаре... Забрали в больницу вместе со своими железками. Поеду привезу его чемодан да отвезу какую-нибудь одежду, спортивный костюм и тапочки... Бери, включай кино...
Денис и Катька встали.
Д е н и с. Собери вещи. Мы сами отвезем.
К а т ь к а. Да, да!
Звонок в дверь. Денис выходит и возвращается с Участковым. В руках Участкового коробка.
У ч а с т к о в ы й. Кто здесь больной Денис Суконкин?
Д е н и с. Я Денис. Но уже не больной.
У ч а с т к о в ы й. С чем и поздравляю. А теперь разрешите, граждане, приступить к приятной и торжественной миссии... За то, то ты, Денис Суконкин, помог задержать воров, которые уже успели вынести два компьютера из вашей школы, по решению нашего отдела милиции ты награждаешься видиком... Но вручить тебе его, к сожалению, не могу... И по той простой причине, что одновременно наказан ты денежным штрафом за незаконное изготовление и использование пиротехнических средств... Но учитывая,  что спонсор этого подарка ваш родной Дедушка, который, к сожалению, заболел и не может присутствовать сейчас вот вместе с нами, то подарок решено всё же  тебе вручить. Вручаю вам, гражданин Суконкин,  магнитофон!..
Денис берет подарок, обмениваются рукопожатиями.
К а т ь к а (обняв Дениса). Ты самый лучший, Денис,  Мюнхгаузен!
Д е н и с. Грудь колесом, ноги циркулем, плащ через плечо, шляпа до бровей, клинок длиннее голодного дня!.. (Представил себя с клинком). Х-ха!.. Подумаешь, Мюнхгаузен!..
Занавес.

Сказка вторая:
ПОДСОЛНУХИ

Действующие лица:
Шкут Сергей Павлович – пенсионер, 65 лет.
Игорь – муж.
Аня – жена.
Анастасия Сергеевна.
Милиционер.
Наши дни. Город.
Площадка перед входом в многоэтажный
жилой дом. Скамейка. Рядом - телефонная
 будка. Аня качает коляску и бросает
короткие взгляды по сторонам.
АНЯ ( ребёнку ). А потом котик и говорит мышке: Мышка, Мышка, а поиграться ты не хочешь со мной? ’’Хочу, очень хочу!’’ – отвечает серенькая, и , вильнув хвостиком, спряталась в норке. И только видел её, хитренькую, котик Васька. Об-ма-ну-ла!
Появляется Шкут. В руке – чемоданчик.
( Обрадованно – Шкуту ). Ой, вас сам Бог послал!
ШКУТ. Вот как?
АНЯ. Представьте! Спасайте нас, дедушка, с Мишуткой. Вот он какой у меня, Мишутка! ( Наклонилась над ним, поигралась пальцами ). Лифт сломался, а мы кошелёк в квартире забыли. Собирались в магазин, вышли – и только здесь спохватились. Но весь фокус, дедушка...
ШКУТ ( чувствуя себя неловко ). Зовите меня Сергей Павлычем.
АНЯ. Хорошо. Весь фокус в том, что живём мы на двенадцатом этаже.
ШКУТ. Ого-о! Так высоко не бывал.
АНЯ. А нам вот повезло. Спускаться с коляской ещё куда ни шло, а вот подниматься – жуть! Выручайте нас, деду... ой, извините, Сергей Павлыч.
ШКУТ. Ничего, ничего. Свои люди – разберёмся. Правильно, Мишка? Молодец – моргнул. (Ане). Вы, мамаша, можете заниматься своими делами. У мужиков свой разговор.
АНЯ. Поговорите, поговорите с ним. Он любит слушать.
ШКУТ. Это хорошо, что не берёт пример с моей бывшей жены – ту надо было только слушать, а пока взятку не дашь – сам слова не скажешь. (Ане). Иди, иди, мамаша. Не волнуйтесь. Мужики общий язык найдут. Тю-тю-тю-тю-ю!
АНЯ. Я мигом. ( Исчезает ).
Малыш заплакал. Шкут машет в сторону двери, за
которой скрылась Аня, чтобы та не волновалась.  
ШКУТ (трясёт коляску). Плачешь? Что это ты, Мишка, слёзы по горошине льёшь, а? Зачем? Чего ж так? Ты солдат или нет? Ну, ну! ( Пригрозил пальцем ). Давай мирно жить, друг Мишутка. Цыц! Цыц мухам-комарам! От завелся, трескунчик! Чует чужой запах, гавнюк малый. Сколько там этого Мишутки, а шуму наделал? ( Трясёт коляску, но плач не прекращается ). Ку-ку! Ку-ка-рэ-ку-у-у-у! Курочка ряба... яичко снесла... а дед купил его... и тебе принёс... Цо-цо-цо-цо! Тю-тю-т-ю-тю! ( Улыбка на лице ). Хвалю! Молодец какой! Молодец! Вот... когда не плачешь - красовец, приятно на тебя и поглядеть. Что ж тебе за это презентовать? Заслужил. ( Роется в карманах, достаёт узелок ). О-о-о! А знаешь что это, Мишутка? Нет? Это семена подсолнуха. Это не совсем обыкновенные семечки. Они из Америки. Подсолнухи вырастают - не объять руками... солнце закроют... если поливать да навоза хорошенько положить. Чудо! Мишутка! Слушаешь меня? Ага! Я те вот о чём скажу... всю жизнь дед - то бишь я, Мишутка, хрен старый - мечтал свою землю иметь и подсолнухи посадить... чтобы красиво было вокруг... как в сказке... а прожил жизнь, почитай, и своей земли нет... на балконе только что... в вазоне... там земли с твой кулак... Эх, Мишка, Мишка! Хорошо тебе. Плохо – деду. Я ж всю жизнь на Севере жил... Почему, думаешь, мечтал о подсолнухах? Потому что на снег нагляделся - перед глазами белым бело, как будто всё время смотришь на чистый лист бумаги. Лежу в своём Якутске, вьюга воет за стенкой, в окна стучит пурга, а мне подсолнухи видятся... всё поле в подсолнухах... ( Показывает Мишке узелок ). Вот оно, Мишка, всё моё богатство... всё, что на Севере скопил... семечки подсолнухов... Замкнул всё в квартире – и поближе к дому... Копил деньги всю жизнь, чтобы подсолнухи на своём огороде посадить... ну и домишку, конечно, купить... хорошо ещё, что собрал денег на билет... А вообще, Мишутка, я плохой дед... тебе такого не надо... Где-то у меня тоже внуки есть... и дети, видать... Бабы-то были... а раз бабы были, то и дети должны быть... А подсолнухи свои спрячу, спрячу... в карманчик. Так надёжнее. Чемодан и потерять можно, а тут надёжнее... с телом рядом, их чувствуешь. Смотри ты, и тебе, карапуз, интересно деда послушать, вижу. О-о-о, я тебе про Якутск мог бы рассказывать и рассказывать – всю оставшуюся жизнь.
Вдруг раздаётся ошеломляющий
женский крик. Шкут
поднял глаза на окна.
ЖЕНСКИЙ ГОЛОС. Убей, убей, гад!
МУЖСКОЙ ГОЛОС. Я тебе покажу курорт, медуза!
Женский визг переходит  в крик,
 он то усиливается,  то гаснет.
Кто письма пишет? До востребования? Кто-о-о? Колю нашла? Федя тебя уже не устраивает, курортница! Получай, получай, устрица!
ШКУТ. (с сочувствием). Убьет! Что ж это, люди?..     (Шарит глазами по сторонам). Если же их не пускать на курорты - то эти, кобели, сами наедут сюда... усатые. Пусть лучше ездят... Пусть...
Крик усиливается.
Точно, убьет. Спасать надо. Спасать. (Скрывается в телефонной будке, звонит). Милиция? Милиция? Убивают! Муж за курорт рассчитывается. Кулаком. Дак не знаю... мужик, одним словом, бабу лупит. И здорово. Да, да, перевоспитывает.
Всё те же крики. Грохот. Звон посуды.
Тарелки в ход пошли. Это, похоже, ещё артподготовка. Всё сражение впереди...
К коляске подбегает Игорь, забирает ребёнка,                      
исчезает.
Улица Белова, дом пять... Это написано так на доме. Я-то человек здесь новый. Прохожий. Пожалуйста.
Крики прекращаются.
(Повесил трубку, подошёл к коляске). Угомонились. Курорты эти иногда долго вспоминаются. Малышу. Вот подрастай скорее, коляску в сторону... а сам ножками топ-топ... (Заглянул в коляску и обомлел). Мишуля... ты где? (Не веря глазам своим, нащупывает малыша в коляске, но испачкал пальцы, вытирает носовым платком). Не хочу... не хочу подсолнухи в тюрьме сажать. Кто бы  мог пацана скоммуниздить? Кому в наше время лишний рот нужен, а? (Качает коляску).
Появляется Аня.
АНЯ. (улыбается). Спасибо вам. Выручили.
ШКУТ (с горькой иронией). Да куда уж больше!.. Прозвонил я Мишутку... Всю жизнь не везёт.
АНЯ (ничего не понимая). Вы... вы о чём?
ШКУТ. Заглянь в коляску.
АНЯ (посмотрев в коляску). Ой! А где Мишутка?
ШКУТ. А мне откуда знать?
АНЯ. Где мой Мишутка? (Трясёт Шкута). Я вас просила посмотреть! Вас! Вас.!..
ШКУТ. Всю жизнь не везёт, всю жизнь меня трясут! Не ты одна. То поросят чемодан на вокзале покараулить, а его сопрут. То поставят на углу человека в очках подождать, а вместо его легавый появляется с овчаркой.
АНЯ. Где? Где? Где? Ой, боже! Он же ходить ещё не может!
ШКУТ. Ну не знаю! Не знаю! Дёрнул меня чёрт согласиться! Тьфу!
Появляется Милиционер.
МИЛИЦИОНЕР. Где драка?
ШКУТ. Там!.. (Безразлично махнул на окно).
МИЛИЦИОНЕР. Понятно: Воронцовы.
АНЯ. Товарищ милиционер! Товарищ милиционер! Мишутка мой пропал. Сыночек.
МИЛИЦИОНЕР (глянув на часы). Ещё рано - вернётся. Набегается - и придёт.
АНЯ. Да он грудной!
МИЛИЦИОНЕР. (думая о своём). Такой далеко не уйдёт. (Спохватившись). Каким способом исчез? Докладывайте!
АНЯ (кивает на Шкута). Вот его попросила покараулить, а сама в квартиру побежала... за кошельком, если и это интересно.
МИЛИЦИОНЕР. Всё, всё интересно.
АНЯ. Вернулась, а его нет... Мишутки.
ШКУТ. Средь бела дня! Безобразие!
МИЛИЦИОНЕР (оценивающий взгляд на Шкута). А вы кто такой?
ШКУТ. Обыкновенный Шкут. Но я не брал! Не брал! Я, товарищ милиционер, своих побросал! А зачем мне чужой? Смешно! Вот я к вам звонил... это, кстати, я звонил... прошу учесть... и стибрили. Ага!
АНЯ. Ой, боже! Мишутка, родненький, миленький! Сыночек!
МИЛИЦИОНЕР. Успокойтесь, женщина. Найдём твоего пацана. Не иголка.
ШКУТ. Я - пас! Я - пас! (С мольбой в голосе). Люди! Кто видел Мишутку? Я у вас спрашиваю? Верните пацана! Гады! (Милиционеру). Хотите, чемодан открою? Рубашка там, тапочки, носки... Вот ключ... сейчас, а то не поверите. (Открывает чемодан, но на его никто не обращает внимания).
АНЯ (милиционеру). Помогите! 
ШКУТ. Ворюги!
МИЛИЦИОНЕР (пристальный взгляд на Шкута). Не брали, говорите?
ШКУТ. Вот те крест! Вот те!..
МИЛИЦИОНЕР. Что-то вы мне кажетесь подозрительным. Где я вас видел? Или не видел?
ШКУТ. В кино не снимался.
МИЛИЦИОНЕР. Но вы - артист! Артист хороший!
ШКУТ. Ну, уж... скажете... за что такое уважение... такая популярность? Начнут автографы брать... если услышат... (Повертел головой по сторонам).
АНЯ. Так почему же мы стоим?
МИЛИЦИОНЕР (достал бумагу, ручку, сел на скамейку). Фамилия?
ШКУТ. Чья?
МИЛИЦИОНЕР. И ваша тоже.
АНЯ. Шкут  Анна Вадимовна.
ШКУТ. Шкут Сергей Павлыч.
МИЛИЦИОНЕР (удивлённо). Вы что – родственники?
АНЯ (растерянно крутит головой). Н... нет.
МИЛИЦИОНЕР (Шкуту). А вы что скажете?
ШКУТ. Не знаю... Так, товарищ милиционер, женщины были!.. У-у-у-у-у-у-у-у!
МИЛИЦИОНЕР (строго). Прошу за мной в отделение!
ШКУТ. Думаете, Мишутка там будет?
МИЛИЦИОНЕР. Будете много разговаривать... найду за что... Всё поняли?
ШКУТ. Я-всегда! Что – вперёд? В отделение?
МИЛИЦИОНЕР. Да. Вперёд. (Ане). А вы, гражданочка пострадавшая, прихватите фотокарточку сына. В ваших интересах.
АНЯ. Да, да... Я сейчас. (Исчезает).
Появляется Игорь с ребёнком.
ИГОРЬ. Здрасте! (Аккуратно положил малыша в коляску).
ШКУТ (воспрянув духом). Вот он, Мишутка! Он! А вот он, воришка! Тебе что, по моргалам заехать? Держите его, товарищ милиционер! Держите! ( Держит Игоря за ворот ). Вам деньги платят, а держу за воротник я. Зачем ребёнка брал, негодяй, подонок, обормот? Да я тебе!
ИГОРЬ. Тише... Не кричите... Спит...
ШКУТ ( отпустил Игоря ). А-а... твоё спасение, что прикимарил... а то бы!.. Ты у неё, у матери, воруй. Понял? Выбирай момент... а мне туда, куда не пускают по блату, не надо.
МИЛИЦИОНЕР ( поманил пальцем Игоря ). И зачем вам, молодой человек, воровать детишек?
ИГОРЬ. Я временно!..
ШКУТ. Видали! Он по совместительству! На полставки!
МИЛИЦИОНЕР. ( Шкуту ). Вы свободны. А то договоритесь, что арестую.
ШКУТ. Молчу, как хек!
МИЛИЦИОНЕР. Пусть бы он воровал – другое дело: старик. А ведь ты ещё и сам можешь заиметь.
ШКУТ ( защищая себя ). Ну-ну-ну! Это кто старик? Мы ещё – о-го-го!
МИЛИЦИОНЕР ( Игорю ). Фамилия?
ИГОРЬ. Шкут.
МИЛИЦИОНЕР. Вы что тут... все Шкуты?
ИГОРЬ. А кто ещё?
МИЛИЦИОНЕР. Мать ребёнка. Прохожий. Вот он. Теперь вот вы.
ИГОРЬ. Не знаю. Я отец Мишутки. Понимаете? Вот его. Законный отец. Вопросы есть?
ШКУТ. А кто же тогда я? ( Закрыл глаза, пошатнулся, держась за сердце, но устоял на ногах ).
ИГОРЬ ( Шкуту ). Вам плохо, дед?
ШКУТ. Нет... нет... мне хорошо... Здравствуй, сын... Это я... папа...
ИГОРЬ ( расхохотавшись ). Я вас не знаю... и знать не хочу.
ШКУТ. Как же? Мать разве не говорила, что у тебя отец есть?
ИГОРЬ. Нет, что вы! Она врать не способна.
ШКУТ. Бред! Я тоже... законный!
Появляется Аня. Заметив её,
 Игорь попытался убежать,
 но его придержал милиционер.                      
МИЛИЦИОНЕР. Стоять! Куда?
ШКУТ ( торжественно ). Нашёлся внук! Нашёлся!
АНЯ. Какой ... внук?
ШКУТ. Мой! Мой внук, а твой сын. Ну Мишутка! Миша.
АНЯ. Что за бред? ( Подбегает к коляске ). Родненький! Спит. Золотце моё! Миленький! ( Игорю ). Ты? Твоя работа?
ИГОРЬ. Я! Это, между прочим, мой сын! Он такой же, как и твой! Суда ещё не было...
МИЛИЦИОНЕР. У вас претензии к гражданину имеются?
ШКУТ. Какие могут быть претензии, когда всё хорошо кончилось, товарищ сержант?
МИЛИЦИОНЕР. С вами я не разговариваю.
ШКУТ ( Ане ). Скажи, скажи, что амнистируешь.
АНЯ ( безразлично ). Амнистирую... ( Игорю ). Но если ещё хоть раз такое повторится... вот при милиционере заявляю... да - да... не ухмыляйся... не прощу!
ШКУТ ( милиционеру ). За воровство собственного ребёнка статья есть? Что - то не слыхал...
МИЛИЦИОНЕР. Найдём! ( Козырнул, ушёл ).
ШКУТ. Дела - а!
АНЯ ( Игорю ). И домой заходить не вздумай! ( Исчезает вместе с коляской ).
ШКУТ. Дела - а!
Пауза.
ИГОРЬ ( с презрением ). Откуда ты взялся?
ШКУТ. Приехал. Когда - то... давным - давно я здесь жил.
ИГОРЬ. Вспомнил?
ШКУТ. Родные места... Присядем?
ИГОРЬ. Постою.
ШКУТ. В ногах правды нет.
ИГОРЬ. А где она есть?
ШКУТ. Значит, и ты так живёшь, как я жил. Наследственная болезнь. Деньги я ведь посылал.
ИГОРЬ. Матери. Не мне.
ШКУТ. Матери – для тебя.
ИГОРЬ. Не знаю. Я их в руках не держал.
ШКУТ. А сколько тебе сейчас?
ИГОРЬ. Много!
ШКУТ. Письма писал. Мать не отвечала. Года два бумагу портил. А потом... другая женщина, другая семья... Эх, жизнь! Широка Волга, да мне - то толку что? Ночевать пустишь?
ИГОРЬ. С Аннушкой разговаривай.
ШКУТ. Это она - то – Аннушка? Стерва она!
ИГОРЬ ( бросился к Шкуту, но остановился ). Как ты смел?! Ты же её не знаешь!
ШКУТ. Любишь, значит, если защищаешь. А я ни одной бабы не защищал. Я больше подсолнухи люблю. Ан-нуш-ка-а!
ИГОРЬ. Я пошёл. Если пустит, спи на моей кровати.
ШКУТ. А сам - то где живёшь?
ИГОРЬ. На чердаке. С голубями. Карантин у меня.
ШКУТ. Погрызлись?
ИГОРЬ. Не твоё дело.
ШКУТ. Ты вот что, сын: выше нос!
ИГОРЬ. Да пошёл ты!
ШКУТ. В меня, гляжу, в меня!
ИГОРЬ ( громко ). Не хочу! Не хочу быть в тебя-я-я!
ШКУТ. Не всё, дружок, от хотения зависит.
ИГОРЬ. Неправда!
ШКУТ. Задержись. Я ведь тоже с птицами спал. У тебя птицы получше... покрупнее... я с воробушками. У нас почему-то воробьи жили. А потом и уехал. Мать не простила, я не простил... Теперь вот ты меня за отца не признаёшь.  Не будь мной, Игорь. Слышишь? Послушай старого дурака. Уступи. Кто-то же должен уступить.
ИГОРЬ. Аннушка идёт. Поговорите с ней. (С иронией). Она пустит.
ШКУТ. Закинь словечко.
ИГОРЬ. Хм. У неё когда дурь начинает бродить в голове – с ней сам чёрт не поговорит. ( отдаляется ).
ШКУТ. Тебя искать по какому адресу?
ГОЛОС ИГОРЯ. Голубятня номер один!
ШКУТ.(кричит вслед).Не стань только сам птицей, Игорь! Не улети! Держись гнезда!                                                                                               
Появляется  Аня.
АНЯ (недоброжелательно).  Вы всё ещё здесь?
ШКУТ. Тебя жду.
АНЯ. Зачем  я  вам?
ШКУТ. Разобрались! Понимаешь? Разобрались! Игорь – мой сын! Мой!
АНЯ. Тогда и вы такой дурак, как и он!
ШКУТ. Ну зачем же так? Зачем же?
АНЯ. Его отец давно умер.
ШКУТ. Это не правда. Я – вот! Вот он я! Жив, здоров и не кашляю! А? С чемоданом! Это всё, что заработал за всю жизнь.
АНЯ. Нетушки! Если умерли, то умерли! Много вас под старость найдётся. Нечего оживать!
ШКУТ. Ну, а переночевать вы меня хоть пустите?
АНЯ. Ещё чего! Как я могу совершенно чужого человека пустить ночевать? Вы думайте, что говорите.
ШКУТ. Да я уже и не знаю, что говорить…
АНЯ. А может, вы бандит, вор? (Скрылась за дверью).
ШКУТ. В некотором роде она права… Но я же свой бандит… свой вор! Да у меня же никого нету в этом городе! Кроме вокзала! (Кричит). Люди-и! Ищу вдовушку-у-у! Непьющую. С квартирой. С теплой водой… Примите, меня, Шкута, бабы! Я на грядках подсолнухов насажаю – красота-то будет! А-а-а? Отогреете-е-е! дайте голову к чему-нибудь приткнуть! Не толкайте меня снова в вечные снега-а-а! Я хочу подсолнухи выращивать!
ГОЛОС АНАСТАСИИ САЗОНОВНЫ. Эй ты, подсолнух!
ШКУТ. Я! Я! Как вы там поживаете? (Задрал голову).
ГОЛОС АНАСТАСИИ САЗОНОВНЫ. Поднимайся на восьмой этаж. Я встречу.
ШКУТ. Ага! Ага! Бегу-у! (Исчезает).
Затемнение.
Комната в городской квартире. Она довольна скромно обставлена. Распахиваются двери, заходят Анастасия Сазоновна и Шкут.
АНАСТАСИЯ САЗОНОВНА. Вот здесь я и живу.
ШКУТ. Вижу, вижу. Ничтяк. Мне нравится.
АНАСТАСИЯ САЗОНОВНА. Особо похвастаться нет чем – квартира как квартира. Обстановку ещё с мужем покупала… пухом земля ему.
ШКУТ. Пухом!
АНАСТАСИЯ САЗОНОВНА. С Вадиком.
ШКУТ. Мне кажется, я попал удачно. Этаж только вот пониже бы… высоковато. Но я летать не собираюсь. (Засунул ноги в тапочки).
АНАСТАСИЯ САЗОНОВНА. Это будет зависеть от вашего поведения.
ШКУТ. Даже?
АНАСТАСИЯ САЗОНОВНА. Представьте себе! Ноги вытерли?
ШКУТ. Я в тапочках…
АНАСТАСИЯ. Довольно быстро вы осваиваетесь.
ШКУТ. Нам не привыкать.
   АНАСТАСИЯ САЗОНОВНА. Похоже, вы прошли огонь, воду и медные трубы.
ШКУТ. И снега! Добавьте! Колыма.
АНАСТАСИЯ САЗОНОВНА. Пожалуй, начнем… (Протянула руку).
ШКУТ. С большим желанием. А с чего?
АНАСТАСИЯ САЗОНОВНА. Ваш паспорт!
ШКУТ. Есть. А как же. (Протянул паспорт). Это Володька …поэт… друг мой пропил. Не сочтите за трудность познакомиться.
АНАСТАСИЯ САЗОНОВНА. Не волнуйтесь. Опыт есть. Мне тоже не привыкать. Сергей Павлович… Приятное сочетание – Сергей Павлович…
ШКУТ… и Анастасия Сазоновна.
АНАСТАСИЯ САЗОНОВНА. Седина в голову… (оглядывает Шкута), а бес в ребро. Но мужчину седина, между прочим, красит.
ШКУТ. Это мне комплимент?
АНАСТАСИЯ САЗОНОВНА. Вам! Вам! Гордитесь!
ШКУТ. Непременно. Непременно.
АНАСТАСИЯ САЗОНОВНА (продолжает знакомиться с паспортом). А вы старше за меня на целых одиннадцать… месяцев!
ШКУТ. Пустяки! Пустяки, Анастасия Сазоновна!
АНАСТАСИЯ САЗОНОВНА. А вы, гляжу, кися?
ШКУТ. Иногда! Иногда! Особенно, когда в уютной комнате нас двое… он и она. И лёгкая, как пёрышко лебедя, музыка…
АНАСТАСИЯ САЗОНОВНА. Рамэо?
ШКУТ. О, да! (Вдруг). А кто это такая, Константа?
АНАСТАСИЯ САЗОНОВНА (хмыкнув). Такой. (Резко). Возьмите паспорт! Возьмите, возьмите!
ШКУТ. А в чём, если не секрет, заковыка, моя Афродита?
АНАСТАСИЯ САЗОНОВНА. Вы женатый человек. Убирайтесь!
ШКУТ. Какой бред! Какой бред, госпожа Анастасия Сазоновна! На меня летят холодным дождем брызги оскорбления! Вот они! На моей ладони!
АНАСТАСИЯ САЗОНОВНА. У вас в паспорте имеется отметка, что вы женат.
ШКУТ. Всего лишь недоразумение. Отметка есть. Да. Но моя благоверная Маруся, к сожалению, там, где и ваш Вадик. И, возможно, он добивается от неё там любви… негодяй! Да я ему!
АНАСТАСИЯ САЗОНОВНА. Убирайтесь. Я не люблю повторять.
ШКУТ. Но вы уже повторили. (Агресивно-притворно). А вы не кричите! Не гоните, госпожа лошадей! Они не запряжены! Сама телега не покатится! Кто здесь хозяин? Кто? (Наступает на Анастасию Сазоновну). Кто?
АНАСТАСИЯ САЗОНОВНА. Я.
ШКУТ. А буду я! Шкут Сергей Павлович! Имею честь! (Отбил поклон). Прошу любить и жаловать! Я вас сразу признал, едрёна мать!.. Вы спасли меня! Не забуду, как родину! Вы подобрали меня! Как упавший на мостовую цветок! Его хотели растоптать кирзачами сорок пятого размера, но вы не дали! (Упал на колено). Вы! Вы! Вы! Идите ко мне, дорогая Анастасия Сазоновна! (Протянул руки). Бросьтесь в мои объятия и я заключу в них вас, как самый хищный зверь свою жертву! Не бойтесь меня! Я сильный! Я преклоняю пред вами, свою лысую и седую голову!..
АНАСТАСИЯ САЗОНОВНА (отмахиваясь). Прекратите этот концерт.
ШКУТ. Не могу. Я когда войду в азарт – меня остановить может только наряд милиции. С овчаркой. Гав-гав!
АНАСТАСИЯ САЗОНОВНА. Буду кричать.
ШКУТ. Да! Вы будете кричать! Но только от радости! От счастья!
АНАСТАСИЯ САЗОНОВНА (придя в себя). А вы мне начинаете нравиться.
ШКУТ. Я знаю.
АНАСТАСИЯ САЗОНОВНА. Боже, какая самоуверенность!
ШКУТ. Разрешите, Настья, ополоснуться? Что вы сказали? Или мне послышалось? (Ковыряется в чемоданчике). Полотенце у вас не найдётся? Мыло тоже… И мочалку, пожалуйста. Кстати, я покупал в Ташкенте на базаре мочалку… вечного ничего не бывает… вот отмоюсь, посажу подсолнухи и поеду снова в Ташкент… за мочалкой…
Анастасия Сазоновна молча протянула Шкуту полотенце.
Спасибом, как говорится, не отделаешься… но мы знаем, чем можно женщину, да ещё такую… (хлопнул по заднице) отблагодарить.
АНАСТАСИЯ САЗОНОВНА. Вы мне нравитесь ещё больше.
ШКУТ. Я знаю. Не скучайте, пока я буду в ванной. (Выкладывает из кармана сверток с семечками).
АНАСТАСИЯ САЗОНОВНА. Нахал. А нравишься. Мужик.
ШКУТ. Ещё какой мужик!
АНАСТАСИЯ САЗОНОВНА. Но первое впечатление может быть обманчивым.
ШКУТ. Только не у вас.
АНАСТАСИЯ САЗОНОВНА. Мойтесь, мойтесь, кися.
ШКУТ. Моюсь, моюсь, лапочка. (Исчезает).
АНАСТАСИЯ САЗОНОВНА. А ничего… кажется. Значит, Клавка мне нагадала правильно… Ну, Клавка!.. (Осторожно, как бы не испугнуть кого, ходит по комнате).
ГОЛОС ШКУТА. Мне хорошо-о-о-о!
Журчит вода.
Фу-у-у! Колыму смываю!
АНАСТАСИЯ САЗОНОВНА. Чай, Сергей Павлыч, с лимоном вам?
ГОЛОС ШКУТА. Желательно с колбасой.
АНАСТАСИЯ САЗОНОВНА. Ага! Ага!.. (Выходит и сразу появляется. Себе). Чай поставила. Колбаса есть. Бутылочка – тоже.
ГОЛОС ШКУТА. А как у вас насчет детей?
АНАСТАСИЯ САЗОНОВНА (охотно, как бы только и ждала этого вопроса). Имею. Имею. Не хуже других. Дочь.
ГОЛОС ШКУТА. А чего ж так слабо?
АНАСТАСИЯ САЗОНОВНА (не сразу). Не было за что купить. Купила не было. А у вас, простите?
ГОЛОС ШКУТА. Четверо… по моим скромным подсчетам.
АНСТАСИЯ САЗОНОВНА. Такому мужику, как вы, стыдно не иметь столько детей.
ГОЛОС ШКУТА. Детей? Да нет, жён. Примерно четыре жены у меня было… дай бог память. А у них в среднем по двое наследников. Ну, как?
Анастасия Сазоновна потеряла на некоторое время дар речи.
Не слышу-у-у!
АНАСТАСИЯ САЗОНОВНА. Х… хорошо-о…
ГОЛОС ШКУТА. Я думаю! Раньше песни хорошие были. Под них созидалось…
АНАСТАСИЯ САЗОНОВНА (принесла чайник, разливает чай). А у меня дочь… как я сказывала. Красавица. Не пьёт. Не курит. Замужем. Своя квартира.
ГОЛОС ШКУТА. А живет - то где?
АНАСТАСИЯ САЗОНОВНА. Здесь. По-соседству. В одном подъезде. Аннушка.
ШКУТ (не выдержал, выбежал из ванной, неловко прикрываясь полотенцем). Аннушка?
АНАСТАСИЯ САЗОНОВНА. Хорошее имя, правда?
ШКУТ. А его… мужа… как?
АНАСТАСИЯ САЗОНОВНА. Игорь. А что, знакомы?
Шкут исчезает.
ГОЛОС ШКУТА. Нет.
АНАСТАСИЯ САЗОНОВНА. Неудачный зять попался. Дочка – прелесть, а зять – пустое место. Лентяй. Выпить любит. На других посматривает…
ГОЛОС ШКУТА. А у меня тоже сын Игорь есть. Нет, извини, у меня их два. Один здесь живет, рядом…
Анастасия Сазоновна расковыряла узелок с семечками, понемножку щелкает семена.
в одном с вами подъезде… жену его Аннушкой зовут…
Анастасия Сазоновна поперхнулась.
Жаловался, что кроме яичницы ничего не может готовить… Заглядывается на чужих мужчин… покуривает… выпивает…
АНАСТАСИЯ САЗОНОВНА (не находит себе места). Вы! Вы!.. Нахал!
Появляется Шкут, причесывается.
Подлец! Вы оскорбили меня!
ШКУТ. Вас? Когда?
АНАСТАСИЯ САЗОНОВНА. Убирайтесь! Сейчас же! Родственничек, называется! Комедии здесь разыгрывает.
ШКУТ (заметил, что нет семян, схватил тряпочку, в которой они были). Подсолнухи! Подсолнухи мои! Слопала!.. Я же их два года в правом кармане носил… из Америки… все деньги с кошельком за семена отдал… Что ж ты так, Анастасия-я-я?!
АНАСТАСИЯ САЗОНОВНА. А не вкусные… не-а. Тьфу!..
ШКУТ (в движении). Хотел, что бы кругом были подсолнухи! Чтобы красиво было! Всегда! Везде!..
АНАСТАСИЯ САЗОНОВНА (приносит полмеха семян, сует Шкуту). Держи! Будем вместе семена в землю тыкать. Ты и я. Откроем артель у меня на трех сотках… Хватит?
ШКУТ. Так… должно… Эти в карман не засунешь.
АНАСТАСИЯ САЗОНОВНА. А сейчас пошли своих подсолнухов мирить.
ШКУТ. Так веди… в городе, на асфальте, какой подсолнух вырастает, что б его по шапке не потрепать?
Анастасия Сазоновна исчезает.
(В зал). Тепло у неё, у этой бабенки. Подсолнухи будут расти! Не сомневайтесь!(Исчезает).
Затемнение.

От автора. «Подсолнухи» используются мною в «Недоразумениях». А «Подумаешь, Мюнхгаузен!» – как самостоятельное произведение, которое может быть использовано не только в театре юного зрителя, но и в драматических, как это сделал Гомельский драмтеатр: спектакль идет и на базе, и непосредственно в школах области, где принимается очень хорошо.
Объединив эти две небольшие пьесы, и получились, на мой взгляд, симпатичные   «СКАЗКИ НАШЕГО ДОМА».
С уважением – Василь Ткачев.

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования