Общение

Сейчас 493 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

Сказка

Действующие лица:

Лесовик
Доктор
Заблудившееся Эхо

Часовщик
Полицейские

Стеностроитель
Сломатолог
Тюремщик
Казначейша
Настёна

Первый
Второй
Она

Невеста 1
Невеста 2
Невеста 3
Невеста 4
Невеста 5
Невеста 6

                    Сцена 1
   
Дом Лесовика. В кои-то веки зашел к нему в гости Доктор.

ДОКТОР.   Здравствуйте, Сосед-Лесовик.
ЛЕСОВИК.   Вот хорошо, что вы пришли меня навестить, Доктор. Редко кто заглядывает.
ДОКТОР.   Вы бы, дружочек, сменили, что ли, обои. Негоже, когда они хлопьями обвисают. Опять же пауки гнездятся и всякая подобная живность.
ЛЕСОВИК.   Зато когда они там шуршат, я чувствую, что не одинок.
ДОКТОР.   Так заведите себе телевизор! Право, заведите, сосед! Он у вас будет говорить, а когда и споет.
ЛЕСОВИК.   Помилуйте, вы что же, смерти моей хотите? Ведь это такая черная коробка, которая всасывает порядочных людей. Один раз утянет, потом не выберешься. Так и прокувыркаешься внутри оставшиеся деньки.
ДОКТОР.   Это у вас довольно странное представление о вещах. Засиделись вы дома, вот, что я вам скажу. По этому случаю, я к вам и пришел. Пригласить вас идти со мною.
ЛЕСОВИК.   Куда?
ДОКТОР.   Куда? Ну, это в двух словах выразить трудно. Я ведь вот, что думаю, сосед. Землю нужно преображать.
ЛЕСОВИК.   Это, в смысле, огород засеивать? Не спешите, еще не та пора.
ДОКТОР.   Я не о том. Я говорю, со злодеями нужно сражаться.
ЛЕСОВИК.   С кем?
ДОКТОР.   Вредителей много развелось. Грызуны, трепуны, колючники, поджигатели, разрушители, убиватели, кусатели, бодатели, отбиратели, ворователи, выпиватели. Словом, злостные пакостники. Житья от них нет.
ЛЕСОВИК.   Не может быть. Это у вас, сосед, ложная информация. Вокруг давно все добрые, любят друг друга и берегут.
ДОКТОР.   Да вы никак спятили! Это где же вы такое видели, о чем говорите? Этого даже Хряп не видел, а он путешествовал не только вокруг нашего леса, но и летал на многие звезды. Бывает, прилетит на звезду, сгорит там дотла от высоких температур, а после возвращается – хвастается, у нас бы, говорит, устроить такую парилку! Так что бросайте лишние умствования и пойдемте бороться с людоедами и прочей ересью. С преступниками и хрюкобрюхами!
ЛЕСОВИК.   Не бывает, мой друг, подобного. Раньше, были, не спорю, а теперь ни одного не осталось.
ДОКТОР.   Э, соседушко, да вы в своем коробке от жизни отстали. Не знаете, что в мире делается.
ЛЕСОВИК.   Когда на одном месте сидишь, мысль хорошо работает. А когда мысль хорошо работает, тогда лучше тех видишь, кто все страны и моря объездил. Говорю вам, все вокруг добрые-предобрые. Ни одного злого или капризного на Земле уже нет.
ДОКТОР.   Слушайте, вы и впрямь, что ли, чокнулись? Вы из дому-то выйдите, вокруг оглянитесь! Кругом сплошное безобразие и конфликт, а, бывает, до драк с поножовщиной доходит. Кому как не мне, доктору, это знать, каждый день битых приводят лечиться.
ЛЕСОВИК.   Да вы не кричите, успокойтесь.
ДОКТОР.   Как же мне не кричать, когда вы околесицу порете!
ЛЕСОВИК.   Не спешите судить. Я ведь к этой формуле несколько лет приходил. Я вам только как близкому другу, сокровенное, по секрету. Оно мне открылось, как чудесный цветок после дождя, как радуга...
ДОКТОР.   Замечтались вы однако. А зря, не доводят до добра эти штуки. Дайте-ка я вам горло посмотрю и зрачки. Почки не тревожат? Сон нормализован?
ЛЕСОВИК.   Вполне нормализован, только не ночью. Что-нибудь в шесть утра ложусь, а часа через три – четыре уже мурашки в пятках и висках будят.
ДОКТОР.   Совсем плохи дела, совсем. Вы, дружище основательно сбрендили. В самом, то есть, противоположном направлении живете.
ЛЕСОВИК.   Только так и можно тайное узнать, выловить удочкой из внутреннего бурления.
ДОКТОР.   А ну-ка отказывайтесь сейчас же от ваших завихрений. Иначе придется вас узаконенно сумасшедшим считать.
ЛЕСОВИК.   От чего угодно откажусь, даже от головы или вот от той тумбочки, но что все люди и иные существа – добрые и нежные, и из могилы буду кричать, так что земля вокруг растрескается.
ДОКТОР.    Ну знаете. А я-то думал, вы со мной пойдете Землю преображать. А оказывается вас самого лечить нужно. Соберу консилиум по вашему случаю. Сумасшествие у вас самое что ни на есть натуральное! (И дверью хлоп!)

                    Сцена 2

    Собрались друзья – толковать, как помочь Лесовику излечиться от безумия.

ДОКТОР.    Так и так, господа. Спасать нужно нашего соседа-Лесовика. Иначе совсем свихнется. Привлекать к общественной деятельности. Чтобы иллюзий, понимаешь, не строил. Пусть лучше вон, баню строит.
СТЕНОСТРОИТЕЛЬ.    Строительство стен – под моим началом. Пусть приходит на стройку. Я ему покажу добреньких прорабов! За неделю клыки вырастут.
КАЗНАЧЕЙША.   Как это только такое выдумать можно было, что вокруг все добрые! Это у него очень тяжелая форма, наверное. Давайте его лучше к моему братцу, в клуб компьютерных игр. Он его быстро со всеми видами монстров познакомит, и выдуманными, и реальными. А то – ко мне, в казначейство. Вот уж где воры и убийцы кишмя кишат!
ТЮРЕМЩИК.     А может, сразу, на каторгу? За излишнее свободомыслие? На исправительные работы? А? Или хоть в тюрьму?
СЛОМАТОЛОГ.   Нет, пусть попробует себя в сломатологии, будет мне инструменты подавать, увидит, как самые великодушные злобными нытиками становятся, когда зубы болят, как они все разнести готовы.
ДОКТОР.   В главном вы, друзья, правы. Нужно толкнуть его, что называется, в жизнь! А там пусть выбирает, что ему больше по душе и выводы для себя делает.
КАЗНАЧЕЙША.   А к кому он служить пойдет, кто его уму-разуму научит, тому – премия!
ВСЕ.  Какая?
КАЗНАЧЕЙША.   Солидная.
ВСЕ.    Ну все-таки?
КАЗНАЧЕЙША.   Пять тысяч триста сорок два бармалея и одиннадцать разбойников.
ВСЕ.    О-о-о!
СТЕНОСТРОИТЕЛЬ.   Да эту премию она сама же и получит. Будто это неясно!
КАЗНАЧЕЙША.   Естественно! Потому что вы все негодяи, а я самая достойная.
СЛОМАТОЛОГ.   Что, и я негодяй?
КАЗНАЧЕЙША.   Вы – еще и в тройной степени, к тому же, меня как женщину игнорируете.
ТЮРЕМЩИК.   Да, проигнорируешь вас, когда такие налоги дерете!
КАЗНАЧЕЙША.   Я, положим, ничего не деру.
СЛОМАТОЛОГ.   Так зажимаете! Что это вы всё зажимаете?
КАЗНАЧЕЙША.   А что, с вами, что ли делиться? С какой это радости! У вас вон в носу волос торчит, сбрили бы!
СЛОМАТОЛОГ.   Что?! У меня волос?! Да на себя посмотри! На шее отложения!
ТЮРЕМЩИК.   А вы долги не возвращаете!
СЛОМАТОЛОГ.   Сами хороши! Пепельницу у меня стибрили!
ТЮРЕМЩИК.    Что-о?! Да как вы смеете при всех так нагло клеветать?!
СЛОМАТОЛОГ.   А что же мне, с глазу на глаз, что ли клеветать? Стибрили пепельницу, фамильную, золоченую, с подлокотника!
СТЕНОСТРОИТЕЛЬ.   А вы ели селедку на приеме и обляпались!
КАЗНАЧЕЙША.   Будто вы идеал!
СЛОМАТОЛОГ.   А вы, а вы, как все отвернутся, так и почешетесь!
СТЕНОСТРОИТЕЛЬ.   Это мое персональное дело, когда чесаться. А подглядывать, между прочим, некрасиво!
КАЗНАЧЕЙША.   Тоже мне, эстет нашелся! Красиво - некрасиво! Да ты Люка от Бессона не отличишь!
ТЮРЕМЩИК.    И карцера от нар!
СТЕНОСТРОИТЕЛЬ.   Уж кому бы гордиться вкусом! Чайник!
ТЮРЕМЩИК.    Я чайник?! Это она чайница! И вот он чайник!
ВСЕ.    Кто?!!! (Поднялся гвалт.)
ДОКТОР.    Успокойтесь, господа, успокойтесь! Вернемся к делу, как вылечить Лесовика? Я ведь его сюда пригласил, на всеобщее обследование.

Скандал продолжается. Входит Лесовик с блаженной улыбкой, блуждающим взглядом. Все замолкают.

ЛЕСОВИК.   Здравствуйте, друзья.
ВСЕ  (попятились, нестройно). Здравствуйте. (Разглядывают его жалостливо, шепчутся.)
ЛЕСОВИК.   Простите, давно не виделись. Все затворничаю.
СТЕНОСТРОИТЕЛЬ.   Да вы совсем сдали.
СЛОМАТОЛОГ.    Охилели, приятель.
ТЮРЕМЩИК.    Где это вас так истощило?
ЛЕСОВИК.   В путешествиях. Я, друзья, много странствовал по округам и окружностям.
ДОКТОР.   Это вам, дорогой, померещилось. Вы дома сиднем сидите.
ЛЕСОВИК.   Чем?
ДОКТОР.   Сиднем.
КАЗНАЧЕЙША. Все они шастают, если не контролировать. Ну, кайтесь, какие-такие окружности вам предпочтительны? Где слоняетесь, одним словом? С кем знакомитесь?
ЛЕСОВИК.   С первыми встречными. И все они на редкость разумные, занятные и добрые существа. Да я вам их представлю. Смотрите же!

Входят два человека. Первый переливает воду из одного стакана в другой, Второй сворачивает и разворачивает газету.

Вот это Профессионалы. (Профессионалам.) Здравствуйте. Расскажите о себе.
ПЕРВЫЙ.   Добрый день. Я переливаю воду из одного стакана в другой. Я учился этому пятнадцать лет и без лишней скромности скажу, что достиг больших успехов в этом деле. Видите, какие четкие у меня движения, как талантливо я могу менять скорость переливания, практически ни капли не падает на пол. Я посвящаю этому занятию всю свою жизнь и убежден, что оно  послужит во благо человечеству.
ВТОРОЙ  (со снисходительной улыбкой). Каждый считает свое дело уникальным, но согласитесь, что переливание воды из стакана в стакан не является особенно прогрессивным методом работы. Лично я придерживаюсь совершенно иного направления. Я умею разворачивать и сворачивать газету. Я не только отучился положенные на это пятнадцать лет, но и прошел дополнительные десятилетние курсы и получил степень магистра сворачивания и разворачивания газеты. С уверенностью могу сказать, что добился в жизни всего, чего хотел. Я заслуженно получаю достойное вознаграждение за свою нелегкую работу и убежден, что буквально через пять лет сворачивание и разворачивание газеты принесет огромную пользу всему миру.

Делают круг, возвращаются.

ЛЕСОВИК.   А это Пожилые.
ПЕРВЫЙ (Смотрят друг на друга. После паузы).  А вы знаете, как я страдал!!! Вы знаете, ЧТО я пережил в жизни!!! И вы мне будете говорить!
ВТОРОЙ.   А я терпел. Я молча переносил тяготы! Я стоически выдерживал испытания!
ПЕРВЫЙ.   Если бы вы выстрадали столько, сколько я, вы бы не молчали! Нет, вы бы кричали!
ВТОРОЙ.   Было бы смешно сравнивать ваши так называемые страдания и мои несчастья! Вы не знаете, КАК я был несчастен!!! Но я терпе-ел! Я терпе-е-ел!
ПЕРВЫЙ.   Ну а я-то страдал. Мало ли, подумаешь, кто не терпел, все терпели. Но те страдания, что выпали на мою долю!… Я ТАК страдал!
ВТОРОЙ.   Нет, он мне будет говорить! Можно подумать, вы терпели! Не знаете, а говорите! Вы потерпите сначала!
ПЕРВЫЙ.   Я терпел! Конечно, я терпел!
ВТОРОЙ.   Нет уж, это я терпел, вы не путайте, пожалуйста. Вы - страдали, а я терпел.
ПЕРВЫЙ.   Я страдал?
ВТОРОЙ.   Вы страдали. А я терпел.
ПЕРВЫЙ.   Склероз. Опять сбился. Так кто страдал, а кто терпел?
ВТОРОЙ.   Страдали вы.
ПЕРВЫЙ.   Я. А вы терпели?
ВТОРОЙ.   Да.
ПЕРВЫЙ.   А, ну, замечательно, разобрались, поехали дальше. А вы знаете, КАК я страдал?!!!
ВТОРОЙ.   А я терпе-ел!!! Я терпе-ел!!!

Делают круг, возвращаются. Второй чуть отстает. Недалеко от Первого останавливается Она.

ЛЕСОВИК.   А это Влюбленные.

ОНА  (Жестом подзывает Первого, он подходит.) Не подходите ко мне. Я вас стеснясь. (Он озадачен. Она жестами велит ему встать еще ближе, по другую руку. Радостно.) Не приближайтесь ко мне. Я вас боюсь! (Кладет его руку себе на талию). Как вы посмели меня тронуть?! Я же порядочная! Уж не собираетесь ли вы меня поцеловать?!!! (Подставляет губы, он целует.) Как вы могли?!!! Уходите! Забудьте меня навсегда!!! Я никогда вам этого не прощу. (Он понуро бредет назад.) Стоп, стоп, вот тут можно остановиться. Ага. (Он останавливается.) Может быть, вы что-нибудь хотите сказать мне на прощание?
ПЕРВЫЙ.   А что нужно говорить?
ОНА.   Вы что, сами не можете придумать?!
ПЕРВЫЙ.    Не-а.
ОНА.   Скажите, что вы меня любите.
ПЕРВЫЙ.   Я вас люблю.
ОНА  (рыдает.) Зачем вы кидаетесь такими словами?!! Если вы так говорите, значит, не любите! Я порежу вены!
ПЕРВЫЙ.   Кому?
ОНА.   Себе. Дайте мне бритву.
ПЕРВЫЙ.   Пожалуйста.
ОНА.   Вы что, обалдели?! Немедленно уберите.
ПЕРВЫЙ.   Вы же сами сказали, дайте!
ОНА.   Слушаться женщину может только подкаблучник!
ПЕРВЫЙ.   Идите вы знаете куда!
ОНА.   Вы что, обиделись?
ПЕРВЫЙ.   Да!
ОНА.   Тогда просите у меня прощения!

К ним подходит ВТОРОЙ.

ПЕРВЫЙ  (Второму).   А вы знаете, как я страдал!!!
ВТОРОЙ.   А я терпе-ел!
ОНА.   А я… любила.  Да, я любила. Ох, я любила!

Делают круг, возвращаются. Она отстает.

ЛЕСОВИК.   А это Деловые.
ПЕРВЫЙ.   Вы знаете, я вчера купил три тонны воздуха.
ВТОРОЙ.   А разве воздух популярен в этом сезоне? Не стал бы так рисковать. Лично я приобрел на днях пять тонн пыли, уж она-то всегда в моде.
ПЕРВЫЙ.   Но это не оригинально. Я как-то пробовал вместо пыли пускать песок в глаза. Результат был ослепительным.
ВТОРОЙ.   Извините, но это просто безвкусно. Вам следовало бы больше времени уделять изучению трупных пятен. (Дает ему глянцевый журнал.) С этого все начинают.
ПЕРВЫЙ.   Я вам что, школьник? По-вашему, я и азбуки не знаю?
ВТОРОЙ.   Позвольте тогда, я как более опытный товарищ, предложу вам поучаствовать в скупке дыма.
ПЕРВЫЙ.   Дыма?! О-о. Но ведь это такое серьезное предприятие. Огромное спасибо за доверие, даже не ожидал.
ВТОРОЙ.   Только давайте заранее и до мелочей обсудим, кто кого и когда обманет, подставит и закажет?
ПЕРВЫЙ.   Да, разумеется, давайте обсудим.
ВТОРОЙ.   Давайте.

Делают круг, возвращаются.

ЛЕСОВИК.   А это Эрудиты.
ПЕРВЫЙ.   Скажите, что такое отрицание отрицания? Не эквивалентно ли это утверждению утверждения?
ВТОРОЙ.   Я думаю, что это эквивалентно эквиваленту.
ПЕРВЫЙ.   Хм… Какое дерзкое решение. Знаете, недавно я прочитал 78 томов, посвященных голосовым связкам мадагаскарского индюка…
ВТОРОЙ.   Недавно?! Слушайте, я еще в детском саду ознакомился с этим изданием. Там на 894-ой странице 63-го тома очень спорный момент по поводу одной из тональностей.
ПЕРВЫЙ.   Совершенно с вами согласен. Думаю, правительство должно всерьез заняться этим вопросом. Ведь голосовые связки мадагаскарского индюка - международная проблема.
ВТОРОЙ.   Да, наверняка ее решение займет не одно десятилетие… Будет пролито много крови, разрушено не одно государство, уничтожены миллионы культурных и исторических ценностей. Но как же иначе?! Связки мадагаскарского индюка - важнее!
ПЕРВЫЙ.   Приятно, что мы с вами понимаем друг друга.
 
Делают круг, возвращаются. Первый отстает, Она приближается ко Второму.

ЛЕСОВИК.  А это Покорные.
ОНА (вытирая слезы). Лично я сделала в жизни все, чтобы меня как можно больше били, унижали, чтобы на мне ездили и пахали. И как ни странно, мне это удалось. Теперь я каждый день вполне обоснованно плачу, жалуюсь и имею полное право сказать, что жизнь жестока! Что она подминает! Что мы живем не так, как хотим!
ВТОРОЙ.   Но вам очень не хватает глупости. Это бесценная вещь. Вот я ежечасно позволяю себя одебиливать, обдуривать, постоянно наращиваю тупость, чтобы ни в коем случае не познать ни капли блаженства не только сейчас, но и после смерти!!!
ОНА.   Да! Вы молодец! Я всегда беру с вас пример и тоже тренируюсь в бессмысленном автоматизме: делаю работу, которую ненавижу, как можно больше общаюсь с людьми, которые мне неприятны, живу с нелюбимым мужем, ращу капризных и противных детей!
ВТОРОЙ.   А почему бы нам не стать любовниками, чтобы в наших семьях было еще больше скандалов и упреков?!
ОНА.   Отличная мысль! Кроме того, мы могли бы постоянно ревновать и обижать друг друга!
ВТОРОЙ.   Великолепно! Начнем прямо сейчас!

               Делают круг, возвращаются Она отстает, Первый равняется со Вторым..

ЛЕСОВИК.   А это Напуганные.
ПЕРВЫЙ (дрожа). Что делать, что делать?! Не знаю! Ведь обещали дождь! Дождь!
ВТОРОЙ.   Мне тоже совершенно наплевать, как я живу сегодня,  думаю только о том, как завтра избежать дождя. Ведь дождь может меня намочить. ТОГДА придется снять одежду и ее просушить!
ПЕРВЫЙ.   Я всеми силами гоню от себя мысли о чудовищных последствиях дождя, не сплю, не ем, но и меня упорно терзают предположения о том, что может промокнуть одежда!
ВТОРОЙ.   Не говорите об этом!!! Это слишком больно! Вот если бы я учился на спортсмена, у меня в легких было бы достаточно воздуха, чтобы отдувать от себя хотя бы некоторые капли. Но что ТЕПЕРЬ будет, я не знаю!
ПЕРВЫЙ.   И главное, мы с вами отлично понимаем, что у нас есть и дом, и зонтики, но почему-то совершенно не хотим ими пользоваться!
ВТОРОЙ.   Так ведь бояться гораздо интереснее! Причем, совершенно искренне, до истерик, до нервных срывов!
ПЕРВЫЙ.   Да, дождь - это очень страшно! Я не знаю, что делать!!! Я не знаю, как себе помочь!!!

ВСЕ (нестройно).   А может быть, хватит?!!!

              Она, Первый и Второй уходят.

ДОКТОР.   Да нет, продолжайте дальше! (Все шикают на Доктора.) Чтобы точнее поставить диагноз…
ЛЕСОВИК.   Я был в мире раздувшихся людей, где люди подобны мячикам. Каждый из них раздувается по своей причине: кто-то от гордости, кто-то от тщеславия, кто-то от богатства…
    ДОКТОР.   А почему никто не замечает, что чем больше они раздуваются, тем охотнее в них играют другие?
ЛЕСОВИК.    Тс-с. Не говорите об этом, они очень обидчивы.
КАЗНАЧЕЙША   (подозрительно).   Кто это в них играет, Доктор?
ДОКТОР.   Играют, как известно, всегда дети. (Лесовику.) А вы и в мире детей побывали?
ЛЕСОВИК.   Мы в нем живем, Доктор.
ДОКТОР.   Я об этом не знал. Где же вы еще путешествовали?
ЛЕСОВИК.   Я был в мире колючих людей, где у всех растут иголки: у кого-то от страха, у кого-то от злости, у кого-то от слишком острого ума. В таком мире нужно путешествовать очень осторожно, иначе тебя могут проткнуть насквозь.
ДОКТОР.   Должно быть, их колючек больше всего боятся раздувшиеся люди.
ЛЕСОВИК.   Да, им лучше не пересекаться, ведь лопнуть для раздувшегося человека все равно, что умереть. Но всех миров не перечислишь… Я был в мире шепелявых людей, которые не умеют правильно произносить слова, оттого, что вообще не ценят слов и не понимают их значения… Я был в мире танцующих людей, смысл жизни которых в том, чтобы кружится. Они кружатся днем и ночью, и даже во сне все время поворачиваются с боку на бок.
ДОКТОР.    Неужели они никогда не падают?
ЛЕСОВИК.   О, упасть для вертящегося человека считается величайшим позором, но, к сожалению, иногда это с ними случается. Я был в мире здоровых людей, которые умеют думать только о своем здоровье, и оттого вырастают до неимоверных размеров. В этом мире больше всего ценится физическая сила, и люди постоянно тренируют мышцы тела, отчего их голова становится размером с грецкий орех. Я был и в мире больных людей, где все мысли занимает только различные болезни, а единственная цель – ублажить болезнь лекарством. Я был в мире горящих людей, которые поджигают себя и мучаются, даря свет и тепло другим, часто сами не понимая, для чего они это делают. Я был в мире высоких людей, которые видят только небо, и оттого могут раздавить кого-нибудь, не заметив. Я был в мире светлых людей, в мире любящих, в мире теплых… Я был в мире горбатых, в мире свистящих, в мире низких, в мире жалящих, в мире пугливых, в мире страдающих, в мире бегущих, в мире удачливых, в мире красивых… И чем больше я путешествовал, тем более и более прозрачными становились люди. И однажды я увидел, что все, все, все на свете необыкновенно добры!… В каждом существующем мире! Единственный мир, где я никогда не был – это мир счастливых людей. Но я ищу его и скоро найду.

    Все отстраняют Доктора, окружают Лесовика.

СТЕНОСТРОИТЕЛЬ.    Да-а… А дело-то совсем плохо. Глотать вам не больно? В бедре не щелкает? Сухожилия не чешутся?
ТЮРЕМЩИК.   Вы совсем-совсем больны. А мы-то думали, Доктор преувеличивает.
СЛОМАТОЛОГ.   Вы совершенно спятили.
КАЗНАЧЕЙША.   Как же вам помочь?
СТЕНОСТРОИТЕЛЬ.   Давайте на лекарства скинемся.
СЛОМАТОЛОГ.   Вам есть-то есть чего?
ТЮРЕМЩИК.   Вам бы в постель, с грелкой, с чаем.
КАЗНАЧЕЙША.   А рядом - женщину, ухаживать.
СЛОМАТОЛОГ.   Да ведь вы холостяк, тьфу!
КАЗНАЧЕЙША.   Совсем даже не тьфу, а очень симпатично и выразительно.
СТЕНОСТРОИТЕЛЬ.    Давайте женим его заодно! Чтобы присмотр был.
СЛОМАТОЛОГ.    Вам какую жену желательно? Потолще, пожиже?
ЛЕСОВИК.   Что вы… Я о таких коллизиях и думать не смею.
ТЮРЕМЩИК.   А вам вообще желательно бросать привычку думать. Лучше жвачку жуйте, - отвлекает. А мы вас в это время необходимой женой обеспечим.
ЛЕСОВИК.   Послушайте, существо само вольно выбирать, жениться ему или нет. У меня таких поразительных склонностей не наблюдается. Да и какая согласится за меня выти, если она в здравом уме?
КАЗНАЧЕЙША. У вас же целый собственный домишко с печкой. Да плюс привлекательный огород!
ЛЕСОВИК.   Если мой дом и огород желают жениться, я препятствовать не буду, даже лично благословлю. Лишь бы они по любви невест выбрали, а не по весеннему легкомыслию.
ТЮРЕМЩИК.   Хе-хе! Да вы совсем чокнулись! За вас какая угодно пойдет. Это по любви не всякая выйдет, а из сострадания - любая!
СТЕНОСТРОИТЕЛЬ.   Завтра же устроим смотр невест. А сейчас пойдемте вас уложим!
СЛОМАТОЛОГ.   Забинтуем!
КАЗНАЧЕЙША.   С ложечки накормим!
СТЕНОСТРОИТЕЛЬ.   Микстурами напоим!
ТЮРЕМЩИК.   Главное, выздоравливайте!
СЛОМАТОЛОГ.   И не думайте ни о чем!
ДОКТОР.   Подождите. Дайте мне ему два слова сказать! (Все отступают. Доктор отводит Лесовика в сторону.) А ведь получается, что вы, сосед правы. (Кивает на друзей.) И впрямь добрые. Но как же вы догадались? Пойду-ка и я путешествовать.
ЛЕСОВИК.   В добрый час, Доктор.
ДОКТОР.   Нужно тогда и мне чуточку чокнуться. Тогда, наверное, пойму, что к чему в мире.
ЛЕСОВИК.   Уж вы постарайтесь, Доктор. Увидимся!

    Доктор пошел путешествовать. А друзья на руках понесли Лесовика лечиться.

        Сцена 3

    Надели на него полосатую пижамку и шлепанцы, перебинтовали голову, заставили тумбочку лекарствами, всунули градусник под мышку, остались довольны работой и воскликнули: "Ну, чем не жених?!", - затем рассыпались. Робко постучалась и вошла Невеста 1.

НЕВЕСТА 1.   Здравствуйте. Я замуж.
ЛЕСОВИК.   Очень приятно. А за кого?
НЕВЕСТА 1.   Наверно, за вас. Ведь это вы больной?
ЛЕСОВИК.   Да. А только за больных выходите?
НЕВЕСТА 1.   Не знаю, за кого я выхожу. Я вообще так часто себя не понимаю. Я такая загадочная. Кто я? Что я? Люблю ли я вас или не люблю? (Плачет.) Зачем я сюда пришла?!
ЛЕСОВИК.   Не плачьте.
НЕВЕСТА 1.   Я плачу от жалости к вам. Потому что я такая жалостливая, и люблю поплакать. Вы любите, когда плачут? Я могу целый стакан слез нареветь за час. Хотите, проверим?
ЛЕСОВИК.   Спасибо, но...
НЕВЕСТА 1  (рыдает). Я-то думала, вы меня поймете! Меня никто не понимает, никто! (Выбегает.)

    Входит Невеста 2, бросается на шею.

НЕВЕСТА 2.   Милый!! Любимый!! Ненаглядный!! Как тебя зовут?
ЛЕСОВИК.   Лесовик. А вас?
НЕВЕСТА 2.   Матреша. Сколько у нас будет детей? Я хочу четырех, каждого с интервалом в два года. Вот тот стол мы передвинем, где кровать, а кровать, где стол. Заменим занавески и купим мельницу через 15 лет и три месяца. Не сиди на кровати, а пересядь на стул.
ЛЕСОВИК.   Но… почему?
НЕВЕСТА 2.   Ты что, со мной спорить будешь?
ЛЕСОВИК.   Но…
НЕВЕСТА 2.   По пятницам ты будешь надевать синий пиджак, и вельветовые брюки. Зубную щетку ты будешь менять раз в две недели. Мы создадим идеальную семью. На ужин по вторникам я буду готовить винегрет. Когда у тебя через восемь с половиной лет начнутся мужские проблемы, ты обратишься в поликлинику номер три к врачу по имени…
ЛЕСОВИК.   Но…
НЕВЕСТА 2.   Что?!! Да ты самый настоящий скандалист!! Кого мне подсунули?! (Выбегает.)

    Входит Невеста 3.

ЛЕСОВИК   (в ужасе).   Вы тоже замуж?
НЕВЕСТА 3.   А что, нельзя? Меня зовут Раскоряка. Скажи, только честно, я толстая?
ЛЕСОВИК.   Да.
НЕВЕСТА 3.   А почему мне тогда все говорят, что нет? Может быть, я не очень толстая?
ЛЕСОВИК.   Очень.
НЕВЕСТА 3.   Вообще-то это обидно слышать.
ЛЕСОВИК.   Извините.
НЕВЕСТА 3.   А сзади я тоже толстая?
ЛЕСОВИК.   Да.
НЕВЕСТА 3.   Такая же, как спереди?
ЛЕСОВИК.   В точности.
НЕВЕСТА 3.   Но я все-таки не думаю, что я чрезмерно толстая.
ЛЕСОВИК.   Я не говорю, что чрезмерно.
НЕВЕСТА 3.    Ну так значит, я не толстая! Идиот какой-то! (Выходит.)

    Входит Невеста 4.

НЕВЕСТА 4.    Добрый день. Я ваша будущая жена. А почему у вас так пахнет духами в комнате? Тут что, была женщина?
ЛЕСОВИК.   Уже целых три.
НЕВЕСТА 4.    Как?! И вы так бесстыдно в этом признаетесь? И что вы тут с ними делали?
ЛЕСОВИК.   Разговаривали.
НЕВЕСТА 4.    А почему у вас тогда не застегнута верхняя пуговица пижамы?
ЛЕСОВИК.   Потому что воротник давит на горло.
НЕВЕСТА 4.    И я должна верить в эти сказки? У вас на манжете след губной помады!
ЛЕСОВИК.   Где?
НЕВЕСТА 4.    Я вижу где! А ну-ка открывайте шкаф! Так и есть! Она тут пряталась!
ЛЕСОВИК.   Кто?
НЕВЕСТА 4.    Неужели вы думаете, что после всего этого я выйду за вас замуж?!
ЛЕСОВИК.   Не думаю.
НЕВЕСТА 4.     Развратник! (Уходит.)

Входит Невеста 5.

НЕВЕСТА 5.     Ах! (Резко останавливается, зажмуривает глаза, делает странные движения руками.)
ЛЕСОВИК.   Что с вами?
НЕВЕСТА 5.     Я вижу, вижу! Я читаю сакральные письмена, написанные на скрижали вашей судьбы! Ваша карма не соответствует пятой фазе луны! Вы вампир?
ЛЕСОВИК.   Нет, Лесовик.
НЕВЕСТА 5.     В третьей чакре вашей сиддхи затаился демонический энергетический сгусток! Выпустите его на волю! Скорее! Не медлите!
ЛЕСОВИК.   А что нужно сделать?
НЕВЕСТА 5.     Всего лишь инвольтировать каналы и поставить код на астральном ментальном адепте. Хотите, я помогу вам?
ЛЕСОВИК.   Спасибо, но…
НЕВЕСТА 5.     Я чувствую, что ваши вибрации, я вижу вас насквозь. Вы родились под покровительством богини Тефнут. Вам грозит опасность от желтой женщины. Как вы заботитесь о своей ауре?
ЛЕСОВИК.   Наверное, никак.
НЕВЕСТА 5.     Безобразие! Срочно исправляйтесь! И запомните, что я ваша навсегда, мы пересеклись на девятой параллели субъективной мыслеформы! Зовите меня, как только пройдете все психофизические уровни борьбы с лунным носорогом! (Уходит.)
 
Входит Невеста 6.

НЕВЕСТА 6.     Добрый день. Меня зовут Нателла Доменьтьевна. Я на вакантное место невесты. Скажите, конкурс большой?
ЛЕСОВИК.   Что вы…
НЕВЕСТА 6.     А какие предстоят испытания? Будут ли тестовые задания?
ЛЕСОВИК.   Нет.
НЕВЕСТА 6.     Значит, по результатам собеседования? Простите, а где у вас компьютер? Я  хочу вам скинуть свое резюме.
ЛЕСОВИК.   У меня нет компьютера.
НЕВЕСТА 6.     Как? Вы шутите? Ну ноутбук-то есть?
ЛЕСОВИК.   Я даже не знаю, что это.
НЕВЕСТА 6.     Как же вы собираетесь жениться? В наше время не иметь компьютера, все равно что не иметь тюнера, сканера и бумера.
ЛЕСОВИК.   У меня и этого нет.
НЕВЕСТА 6.     И вы вздумали предлагать вакансию? Как вам только это в голову пришло?
ЛЕСОВИК.   Понимаете…
НЕВЕСТА 6.     Понимаю! Я очень быстро схватываю информацию. Должно быть, вы не собираетесь способствовать продвижению вашей жены по карьерной лестнице?
ЛЕСОВИК.   Если честно, то нет.
НЕВЕСТА 6.     Да, я вижу, вы недостаточно компетентны в этом вопросе.
ЛЕСОВИК.   На самом деле…
НЕВЕСТА 6.     И слишком много времени тратите на пустые разговоры. В такой атмосфере мне было бы сложно сосредоточиться для решения своих профессиональных задач. Скажите, вы, по крайней мере, готовы каждый день готовить мне завтрак к пяти часам утра отвозить меня на работу? А потом приезжать за мной в полночь и кормить ужином?
ЛЕСОВИК.   Но я не умею водить…
НЕВЕСТА 6.     В таком случае, вероятно, мне придется отклонить ваше предложение. Извините. (Уходит.)

    Врываются друзья. Очень недовольны. Горячатся.

СТЕНОСТРОИТЕЛЬ.   Слушайте, вы что-то чересчур возгордились!
СЛОМАТОЛОГ.   Та вам не по нраву, другая не по зубам, третья не по пупку!
ЛЕСОВИК.   Я не виноват. Они все меня отвергли…
КАЗНАЧЕЙША.   Чтобы женщина замуж не пошла? Да кто в это поверит?
СЛОМАТОЛОГ.   Обманщик! Целых шесть штук отфутболили!
СТЕНОСТРОИТЕЛЬ.   Вам чего надо-то? Королеву, может, али принцессу?
ТЮРЕМЩИК.    Уж казалось бы, бери, пока косяком идут!
СЛОМАТОЛОГ.   Ведь когда буйным станете, ни одна к вам не сунется!
ТЮРЕМЩИК.   Почему вы сопротивляетесь женской активности?
СТЕНОСТРОИТЕЛЬ.   А ну-ка живо влюбляйтесь во что-нибудь!
ЛЕСОВИК.   У меня на сердце уже есть одна единственная.
СТЕНОСТРОИТЕЛЬ.   Чего у вас там на сердце?
СЛОМАТОЛОГ.   Так что же вы молчали?! Зачем стольких обеспокоили?!
ЛЕСОВИК.   Я обеспокоил?
ТЮРЕМЩИК.   А кто, мы, что ли?
СЛОМАТОЛОГ.   Мы им отказывали?
СТЕНОСТРОИТЕЛЬ.   Так кто эта ваша краля?!
ТЮРЕМЩИК.   Колитесь, сейчас приведем.
ЛЕСОВИК.   Нет… Я дождусь, пока она сама захочет придти.
СЛОМАТОЛОГ.   И этот человек еще утверждает, что он нормальный!
КАЗНАЧЕЙША.   Что он добрый!
СТЕНОСТРОИТЕЛЬ.   Да злее вас мы не встречали никого!
ТЮРЕМЩИК.   Вы нас буквально измучили и измочалили нам душу за эти два дня!
КАЗНАЧЕЙША.   Мы буквально не находим себе места от беспокойства!
СТЕНОСТРОИТЕЛЬ.   А теперь вы еще вздумали скрытничать?!
СЛОМАТОЛОГ.   Вы что, не понимаете, что нам больно?!
СТЕНОСТРОИТЕЛЬ.   Если вы не признаетесь, чего у вас там завелось в сердце, мы расплачемся!
КАЗНАЧЕЙША.   Все вместе!
ЛЕСОВИК.   Ну хорошо, хорошо…  Это Настёна. Продавщица абрикосов из второго ряда.
СТЕНОСТРОИТЕЛЬ.   Хо-хо.
КАЗНАЧЕЙША.   Ничего в ней нет особенного. Фи. И полновата, и с прыщиками…
СЛОМАТОЛОГ.   И визгливая. Скандалить будет.
ЛЕСОВИК.   Не говорите о ней плохо, умоляю.
СТЕНОСТРОИТЕЛЬ.   Одумайтесь лучше, сосед. Выберете другую. Вот хоть бы доярку Дашу возьмите. (Показывает портрет доярки Даши. Лесовик отрицательно качает головой.)
СЛОМАТОЛОГ.   Или фотомодель Полину. (Показывает портрет фотомодели Полины, Лесовик падает в обморок.)
ТЮРЕМЩИК (приводит его в чувство). Ну, ладно, приведем вам Настену, так и быть. Может, еще одумаетесь.
ЛЕСОВИК.   Не беспокойте ее. Ведь это я ее люблю, а она, может быть, совсем наоборот. Может быть, я для нее безобразный и непричесанный. Не трогайте ее, пусть живет в абрикосовом ряду. 
КАЗНАЧЕЙША.   В самом деле, что ее вести! Чай, не буренка.
ТЮРЕМЩИК.   Как же не позвать, когда человек, можно сказать, по ней с ума сходит, а также и без нее!
СТЕНОСТРОИТЕЛЬ  (звонит по телефону). Настен, так и так, приходи.
НАСТЁНА.   (приходит).   Ну, здравствуйте.

    Лесовик бледнеет и краснеет, блаженно улыбается. После паузы все начинают аплодировать, улюлюкать, бить в барабаны, играть на трубах, кричать "горько!", нести шампанское и цветы, Настена и Лесовик смущенно целуются.

СТЕНОСТРОИТЕЛЬ.   Ну, как говорится, живите!
СЛОМАТОЛОГ.   Не ссорьтесь!
КАЗНАЧЕЙША.   Детей растите!
ТЮРЕМЩИК.   Пусть семья крепнет и мужает!
СЛОМАТОЛОГ.   А мы еще вернемся!
ВСЕ.   Со свадебкой!!!

    Все рассыпались. Лесовик, блаженно улыбаясь, сорвал букет незабудок и протянул Настене.

НАСТЁНА.   Чего руки-то тянешь? Силком женился, а теперь хулиганничаешь.
ЛЕСОВИК.   Я не хулиганничаю.
НАСТЁНА.   А что ты делаешь?
ЛЕСОВИК.   Я люблю вас.
НАСТЁНА.   Чего?
ЛЕСОВИК.   Я любое ваше желание исполню.
НАСТЁНА.   Так-таки и любое?
ЛЕСОВИК.   Я так решил. Если придет ко мне Настена, то только для того, чтобы я ее желание исполнил, какое смогу. Вы о чем мечтаете? Вот я мечтаю найти страну счастливых людей.
НАСТЁНА.   Эх, а мне бы колбаски с водочкой! Давай-ка, голубчик, перво-наперво накрой на стол.
ЛЕСОВИК.   Слушаюсь! (Моментально ставит на стол напитки, закуску, фрукты, свечи, принесенные гостями.)
НАСТЁНА.   Покрывало нарядное постели!
ЛЕСОВИК.   Пожалуйста! (Застилает постель праздничным покрывалом.)
НАСТЁНА.   Полы подмети!
ЛЕСОВИК.   С удовольствием! (Подметает.)
НАСТЁНА.   Неплохо. Теперь закажи мне самые нарядные платья и шубы со всего мира.

    Представители разных национальностей вносят в комнату несколько чемоданов с платьями и шубами. Одно из них надевают на Настену, уходят.

НАСТЁНА.   Прекрасно. Спасибочки. Ну а теперь, друг, иди.
ЛЕСОВИК.   А теперь куда?
НАСТЁНА.   Куда хочешь из квартиры вон. Только, навсегда, пожалуйста.
ЛЕСОВИК.   А… почему?
НАСТЁНА.   Да не люблю я тебя. Как-то вот сидела-сидела и поняла, что не люблю.
ЛЕСОВИК.   Совсем?
НАСТЁНА.   Нет, сначала я, конечно, любила! Ох, я любила! Ух, любила! А потом как-то вот так всё раз, и закончилось. Но дом мне твой по-прежнему нравится. И огород. И тумбочка. Ты ведь не будешь отнимать у меня такие мелочи в знак прежней дружбы? Ты ведь добрый.
ЛЕСОВИК.   Вы тоже. А вам будет хорошо, если я уйду?
НАСТЁНА.   Очень будет хорошо!
ЛЕСОВИК.   Честно?
НАСТЁНА.   Разумеется! Я тогда сразу любовника сюда жить приглашу, чтобы не скучать. Ты не возражаешь?
ЛЕСОВИК.   Не возражаю, конечно. Вам честно-честно будет хорошо?
НАСТЁНА.   Честно-честно.
ЛЕСОВИК.   И вы будете счастливы?
НАСТЁНА.   До небес осчастливишь, батя! Мы с ним баньку затопим, детей заведем, скотину!
ЛЕСОВИК.   Вы только простите, если я вас чем-то обидел.
НАСТЁНА.   Прощу-прощу, я же добрая.
ЛЕСОВИК.   Очень. Ну, я пошел.
НАСТЁНА.   Давай. Только никогда не возвращайся, ладно? Уж где-нибудь приютись в подворотне.
ЛЕСОВИК.   Вы только обо мне не беспокойтесь. Я не пропаду.
НАСТЁНА.   Да иди ты уже, наконец, сколько можно трепаться!
ЛЕСОВИК.   Простите, Настена. Убегаю. (Убегает.)
НАСТЁНА. (Звонит Стеностроителю). Дорогой. Так и так, приходи. Мой дурачок свалил. Навсегда. Заживем. В огороде три яблони плодоносящих и колодец.

                    Сцена 4
   
    Чокаются и пьют шампанское в Настена и Стеностроитель в доме Лесовика. Всевозможно радуются жизни. Но вламываются внезапно в дом друзья. Осуждают. Головами качают. Пальцами грозят.

ТЮРЕМЩИК.   Однако, вы, господа, непорядочно поступили.
СЛОЛМАТОЛОГ.   Совершенно непорядочно! По-свински!
КАЗНАЧЕЙША.   Вот вы Лесовика из дому выгнали, - он теперь бродяжничает и спит на улице, - а имущество его, вы, между прочим, целиком себе захапали!
НАСТЁНА.   Ну и что особенного?
СЛОМАТОЛОГ.   Так друзья не поступают! Извольте имуществом с нами поделиться!
КАЗНАЧЕЙША.    Домишко с печкой. Да плюс привлекательный огород!
ТЮРЕМЩИК.   Три яблони плодоносящих! Баня!
СЛОМАТОЛОГ.   Не забывайте, что это мы вас с ним сосватали.
ТЮРЕМЩИК.   Сами бы могли за него пойти!
КАЗНАЧЕЙША.    Но мы для вас старались!
ТЮРЕМЩИК.   Поэтому давайте-ка поровну!
НАСТЁНА.   С какой это стати?
СТЕНОСТРОИТЕЛЬ.   В вас он, что ли, влюбился?
ТЮРЕМЩИК.   Влюбленность - дело неконтролируемое.
СЛОМАТОЛОГ.   Вы его в себя не влюбляли, не потели, не трудились!
НАСТЁНА.   И впредь не собираемся этого делать!
СЛОМАТОЛОГ.   Это как хотите! Но имущество мы вам целиком не отдадим!
КАЗНАЧЕЙША.    Рассядемся тут по углам и не уйдем. 
ТЮРЕМЩИК.   Ведь до чего вы некрасиво поступили, осознайте: отобрать дом и единолично в нем поселиться!
СЛОМАТОЛОГ.   Я бы сказал, двулично!
КАЗНАЧЕЙША.    А еще и привлекательный огород заграбастать и ни горстки земли друзьям не принести!
СТЕНОСТРОИТЕЛЬ.   Сами вон, между прочим, в гости с пустыми руками пришли, не постыдились!
НАСТЁНА.   Будто не знаете, идешь в гости – тащи закуску, подарки, а иначе кому ты там нужен?
СЛОМАТОЛОГ.   А мы не в гости, мы в наш общий дом!
ТЮРЕМЩИК.   В общем, составляем документ раздела имущества Лесовика между его старыми добрыми друзьями!
ВСЕ. Давайте, давайте, чего время тратить!
НАСТЁНА.   А вдруг Лесовик еще вернуться вздумает? Как-никак некоторое право имеет на свою собственность.
ТЮРЕМЩИК.   Хм… А ведь это проблема. Куда же его девать?
СЛОМАТОЛОГ.   Давайте его за бродяжничество в тюрьму посадим!
ВСЕ. Давайте, давайте!
КАЗНАЧЕЙША.    На пожизненное, что ли?
ТЮРЕМЩИК.   А чего мелочиться?
ВСЕ. В самом деле!
НАСТЁНА.   Ну, вы как хотите, а я того не потерплю, чтобы мой дом и яблони делили кто попало, я не согласна.
СЛОМАТОЛОГ.   Придется обойтись без вашего согласия. И да восторжествует справедливость!
КАЗНАЧЕЙША.    Нужно вести себя честно!
ТЮРЕМЩИК.   Поделить так, чтобы никого не обидеть. Кто яблони берет?
ВСЕ. Я!
ТЮРЕМЩИК.   А дом?
ВСЕ. Я!
ТЮРЕМЩИК.   А баню?
ВСЕ. Я!
СЛОМАТОЛОГ.   Давайте тогда все это распилим, чтобы каждому хоть по куску досталось!
ТЮРЕМЩИК.   Совершенно логично!
СЛОМАТОЛОГ.   И главное, справедливо! Не будет споров, разногласий!
КАЗНАЧЕЙША.    Тащите пилу и топоры! Чтобы по совести!

    Появляется Лесовик.

ЛЕСОВИК.   Друзья мои. Не делайте этого. Берите все, но не ломайте.
СЛОМАТОЛОГ.   Тут как тут. Явился не запылился!
КАЗНАЧЕЙША.    Говорит, что добрый, а  сам в чужие дела суется!
ЛЕСОВИК.   Я не суюсь. Я вас умоляю яблони не пилить и дом не разрушать. Вы же добрые.
ТЮРЕМЩИК.   Это вы правы. Мы для вас стараемся. От сердца.
КАЗНАЧЕЙША.    Вот вы больны, и нужно вас изолировать, чтобы вы не набросились на кого-нибудь.
ЛЕСОВИК.   Спасибо.
СЛОМАТОЛОГ.   А то ведь вы покусаете кого-нибудь, а потом угрызения совести замучат!
ТЮРЕМЩИК.   Как мы не хотим, чтобы вы мучились.
КАЗНАЧЕЙША.    Бережем вас!
ЛЕСОВИК.   А что, разве я так сильно болен?
НАСТЁНА.   Так сильно, что не в сказке сказать.
ЛЕСОВИК.   Неужели я могу начать кусаться?
СЛОМАТОЛОГ.   Да еще как! Похлеще бульдога.
ЛЕСОВИК.   Тогда, наверное, лучше меня убить.
ТЮРЕМЩИК.   Да что вы, хватит с вас и тюрьмы.
ЛЕСОВИК.  А в тюрьму нужно Настену посадить…
ТЮРЕМЩИК.   С чего это?
ЛЕСОВИК.   Вот вы тюремщик и палач, а разве не знаете, что смысл жизни в том, чтобы умереть, а любимую женщину посадить в тюрьму?
ТЮРЕМЩИК.   Знаете что, пойдемте-ка я вас отведу. Там о вас позаботятся.
ЛЕСОВИК.   Благодарю вас за доброту ко мне, друзья. Вы правы, там я не буду мучиться.

    Тюремщик уводит Лесовика.

КАЗНАЧЕЙША (после паузы). И что теперь делать?
СЛОМАТОЛОГ.   Как что?! Пилить и рубить!

                    Сцена 5

    А Доктор в это время путешествовал по округам и окружностям.

ДОКТОР.   Здравствуйте. Я Доктор.
ОНА.   А мы Ссорящиеся. Доктор! Помогите! Он меня измучил!!! Я не могу с ним жить! Он не выносит мусор!
ПЕРВЫЙ.   А она стерва и дура, она мне всю жизнь искалечила! Она мою чашку не моет! Вы посмотрите! Чашка вся в разводах!
ОНА.   А он изверг! Он не убирает носки!
ПЕРВЫЙ.   Зачем было говорить о любви, если не хочешь мыть чашку?!
ОНА.   Зачем было клясться в верности, если собирался разбрасывать носки?!
Ни разу за 30 лет он не вынес мусор! Ни разу!
ПЕРВЫЙ.   Почему ты думаешь, что если я за тридцать лет ни разу не вынес мусор, то на тридцать первый я его вынесу?!
ОНА.   А почему ты думаешь, что если я тридцать лет не мыла твою чашку, то на тридцать первый я ее вымою?!
ПЕРВЫЙ.   Зачем ты каждый день терзаешь меня мусором и носками?!
ОНА.   Зачем ты каждый день тычешь мне в нос чашку?!
ПЕРВЫЙ.   А чем мне еще заполнить жизнь?!
ОНА.   А мне чем?!
ПЕРВЫЙ.   Ты во всем виноват!
ОНА.   Нет, ты, ты, ты!
ДОКТОР.   Это я во всем виноват.
ВМЕСТЕ.   Вы?!
ДОКТОР.   Я должен был придти раньше.
ПЕРВЫЙ.   В самом деле, где это вы были раньше, Доктор?!
ОНА.   Где это вы шлялись?!
ПЕРВЫЙ.   Она каждый день заживо есть меня носками, а вы и в ус не дуете!
ОНА.   А ну-ка дуйте в ус! Совсем распустились!
ПЕРВЫЙ.   Обнаглели! Тридцать лет не приходили!
ДОКТОР.   Собирайтесь. Пора лечиться.
ОНА.   От чего это нам лечиться-то? Разве мы что-то неправильно делаем?
ПЕРВЫЙ.   Разве мы чем-то хуже других? Разве мы не любим друг друга?
ОНА.   Разве не обожаем?
ПЕРВЫЙ.   Нет, мы так не согласны.
ОНА.   Собраться-то мы, конечно, соберемся, но постепенно.
ДОКТОР.   Я жду вас. (Делает круг, возвращается.) Здравствуйте. Я Доктор.
ПЕРВЫЙ.   А мы Собирающиеся!
ОНА.   Мы собираемся сделать самую-самую важную вещь на свете!
ПЕРВЫЙ.   Самую-самую главную!
ОНА.    Которую еще никто до нас не делал.
ПЕРВЫЙ.   Сейчас, только попьем кофе.
ОНА.   Сейчас, только выкурим по сигарете.
ПЕРВЫЙ.   И сразу сделаем!
ОНА.   Вот увидите!
ПЕРВЫЙ.   Нужно еще убраться, чтобы делать самую-самую важную вещь в чистоте и порядке.
ОНА.   И сварить обед, чтобы не заниматься самой-самой важной вещью на пустой желудок.
ПЕРВЫЙ.   Нужно, чтобы ничего не отвлекало, когда мы возьмемся за самую-самую главную вещь.
ОНА.   Да, и необходимо как следует выспаться, чтобы голова была свежей.
ПЕРВЫЙ.   Это хорошо, что вы пришли! Вы поможете нам приготовиться.
ОНА.   Нужно еще причесаться, накраситься, чтобы быть красивой.
ПЕРВЫЙ.   И, пожалуй, купить дом побольше, негоже самую-самую главную вещь на свете делать в этом сарае.
ОНА.   Ах, еще столько дел! Нужно обзвонить всех-всех знакомых, чтобы они знали, что скоро мы возьмемся за самую-самую главную вещь!
ПЕРВЫЙ.   И написать об этом во все газеты, сообщить на все телеканалы!
ОНА.   Нельзя легкомысленно относиться к самой-самой важной вещи!
ДОКТОР.   А что же это за самая-самая главная и самая-самая важная вещь?
ПЕРВЫЙ   (после паузы). Я не помню. А ты?
ОНА.   Я тоже не помню.
ПЕРВЫЙ.   Какая досада. Для чего же мы тогда столько готовились?
ОНА.   Действительно… ЧТО мы собирались сделать?
ДОКТОР.   Пожалуй, вам нужно вспомнить.
ПЕРВЫЙ.   Вспомнить-то мы, конечно, вспомним. Но постепенно.
ДОКТОР   (Делает круг, возвращается). Здравствуйте. Я Доктор.
ПЕРВЫЙ.   А мы Вспоминающие. Раньше было так хорошо. Цены ниже, погода лучше, мы моложе.
ОНА.   Да, раньше было замечательно: мы моложе, погода лучше, а цены ниже.
ПЕРВЫЙ.   А какая погода!
ОНА.   А цены какие!
ПЕРВЫЙ.   А мы какие!
ОНА.    Да-а, раньше было так хорошо. Цены ниже, погода лучше, мы моложе.
ПЕРВЫЙ.   Раньше было замечательно: мы моложе, погода лучше, а цены ниже.
ДОКТОР.   А сколько лет вы уже вспоминаете?
ОНА.   Да с самого рождения.
ПЕРВЫЙ.   Первая мысль, когда мы родились, была о том, что в утробе у матери мы были моложе, погода лучше, а цены ниже.
ОНА.   Да, в утробе у матери были цены ниже, погода лучше, мы моложе.
ПЕРВЫЙ.   А какая погода!
ОНА.   А цены какие!
ПЕРВЫЙ.   А мы какие!
ОНА.   Доктор, как вернуть прошлое?
ПЕРВЫЙ.   Посоветуйте нам что-нибудь как врач!
ОНА.   Мы хотим, чтобы сейчас было хорошо, как прежде!
ДОКТОР.   Наверное, тогда вам нужно стать оптимистами.
ОНА.   Ты помнишь, кто такие оптимисты?
ПЕРВЫЙ.   Я все помню!
ОНА.   Тогда мы, конечно, станем оптимистами… Но постепенно.
ДОКТОР   (Делает круг, возвращается). Здравствуйте. Я Доктор.
ПЕРВЫЙ.   А мы Оптимистичные!
ОНА.   Доктор!!! Как хорошо, что вы пришли!
ПЕРВЫЙ.   У нас как раз нечего есть!
ОНА.   Вы знаете, как полезно голодание! Голодайте с нами!
ПЕРВЫЙ.   Мы уже похудели на 50 килограмм!
ОНА.   А раньше мы были такими толстыми, это было так красиво!
ПЕРВЫЙ.   А теперь мы истощенные, и это так эстетично!
ОНА.   А вы знаете, что в южном притоке Днепра вывели новый вид головастиков! Какое счастье!
ПЕРВЫЙ.   Говорят, через пару миллионов лет он сильно усовершенствует ДНК человека!
ОНА.   Ну почему вы такой грустный? Радуйтесь, радуйтесь!
ПЕРВЫЙ.   Да, а вы слышали, у нас сгорела дача! Мы были так довольны! Она нам так надоела!
ОНА.   А еще правительство собирается в тысячу раз повысить налоги! Тогда все разорятся! Ура!
ПЕРВЫЙ.   У нас замечательное правительство!
ОНА.   Должно быть, наша страна скоро станет колонией!
ПЕРВЫЙ.    Благодать-то какая!
ОНА.   Оглянитесь вокруг, жизнь прекрасна! Стоит только послушать новости, чтобы это понять!
ПЕРВЫЙ.   Всюду новые вирусы, оружия, как весело! Следующий год будет неурожайным, и грядет великая засуха! Чудесно!
ОНА.   Это так изыскано и экзотично! А как мы обожаем рекламу!
ПЕРВЫЙ.   Однажды мы заслушались и не заметили, как нас обокрали!
ОНА.   Буквально все вынесли из дома, все наши сбережения, все ценности!
ПЕРВЫЙ.   Представляете, как хорошо! Больше нас ничего не обременяет!
ОНА.   Мы совершенно нищие!
ПЕРВЫЙ.   Мы свободные!
ДОКТОР.   А что же вы теперь будете делать со своей свободой?
ОНА.    Конечно радоваться ей!!!
ДОКТОР.   И все?
ПЕРВЫЙ.   А что с ней еще делать?!
ДОКТОР.   Может быть, вам пора начать искать Истину?
ОНА.   В самом деле! Ура Доктору!
ПЕРВЫЙ.   Конечно, мы начнем искать Истину!
ОНА.   Но постепенно!
ДОКТОР   (Делает круг, возвращается). Здравствуйте. Я Доктор.
ОНА.   А мы Ищущие Истину.
ПЕРВЫЙ.   Где же она, а? Должно быть, под диваном?
ОНА.   Наверное, все-таки под шкаф закатилась.
ПЕРВЫЙ.   Совершенно очевидно, что истина должна быть где-то под шкафом или под диваном. Но непонятно, почему мы не можем там ее найти.
ОНА.   Пошарь еще.
ПЕРВЫЙ.   Там много пыли и старая газета, но истины нет.
ОНА.   Погулять она, что ли ушла?..
ПЕРВЫЙ.   Доктор, а вы ее, случайно, не брали?
ДОКТОР.   А как она выглядит?
ОНА.   Откуда же мы знаем? Когда найдем, тогда скажем.
ПЕРВЫЙ.   Но согласитесь, что разумнее всего искать ее под шкафом или под диваном!
ОНА.   Любой логический ход мыслей приведет к этой аксиоме!
ПЕРВЫЙ.   Словом, мы в недоумении. Столько учились, думали! Столько анализировали, экспериментировали!
ОНА.   Столько перечитали, объездили!
ПЕРВЫЙ.   А ее все нет и нет!
ОНА.   Может, у нас шкаф или диван не в порядке?
ПЕРВЫЙ.   Доктор, должно быть, вы посоветуете нам сменить шкаф и диван?
ДОКТОР.   Нет.
ПЕРВЫЙ.   А что же тогда нам делать?!
ДОКТОР.   Пойдемте со мной.
ОНА.   Вы что, с ума сошли?!
ПЕРВЫЙ.   Мы три четверти жизни потратили на то, чтобы доказать себе и миру, что Истина находится под шкафом или под диваном, а вы предлагаете все бросать и куда-то лететь сломя голову?
ОНА.   Да вы обезумели!
ПЕРВЫЙ.   А еще Доктор!
ОНА.   Истина вот-вот должна показаться, мы караулим ее у нашей мебели, не отвлекаясь, а вы даете такие дурацкие советы!
ПЕРВЫЙ.   Какие у нас основания вам верить?
ОНА.   Никаких логических доводов идти с вами вы не выдвигаете!
ПЕРВЫЙ.   Неужели вы не понимаете, что в этой области мы выше вас?
ОНА.   Мы знаем больше вас!
ПЕРВЫЙ.   Мы столько вытерпели!
ОНА.   Лучше уходите, Доктор, чтобы нас не раздражать!
ПЕРВЫЙ.   Мы и без вас все время ссоримся!
ОНА.   Он меня измучил!!! Я не могу с ним жить! Он не выносит мусор!
ПЕРВЫЙ.   А она стерва и дура, она мне всю жизнь искалечила! Она мою чашку не моет! Вы посмотрите! Чашка вся в разводах!
ОНА.   А он изверг! Он не убирает носки!
ПЕРВЫЙ.   Лучше уходите, Доктор!
ДОКТОР.   Простите…
ОНА.   Уходите, уходите! Не место вам здесь! (Уходят сами, ругаясь.)

    К Доктору приближается Часовщик.

ЧАСОВЩИК.   Вы кто?
ДОКТОР.   Не знаю, раньше я думал, что  я Доктор, но мои советы никому не помогают. Я никого не могу вылечить. А вы кто?
ЧАСОВЩИК.   А я Часовщик. Чиню часы, которые остановились.
ДОКТОР.   А время тоже остановилось?
ЧАСОВЩИК.   В том-то и дело.
ДОКТОР.   Теперь я понимаю.
ЧАСОВЩИК.   Помогите мне починить время.
ДОКТОР.   А может быть, оно вообще не нужно, это время?
ЧАСОВЩИК.   Нет, нужно.
ДОКТОР.   Его так мало… Для чего оно нужно?
ЧАСОВЩИК.   Чтобы помолиться.

    Пауза.

ДОКТОР.   Вот как? Я об этом не знал. У меня осталось много больных друзей, Ссорящихся, Собирающиеся, Вспоминающие… Нужно им объяснить.
ЧАСОВЩИК.   Все хорошо в свое время… (Уходит.)

    К Доктору приближаются Полицейские.

ПОЛИЦЕЙСКИЕ.   Это вы Доктор?
ДОКТОР.   Да.
ПОЛИЦЕЙСКИЕ.   А мы  Полицейские. Вас приказано отправить в тюрьму.
Вас там ждут.

                    Сцена 6

    Доктор входит в тюрьму. Там его ждет Лесовик.

ЛЕСОВИК.   Вот и вы, Доктор.
ДОКТОР.   А это тюрьма?
ЛЕСОВИК.   Наверное.
ДОКТОР.   Но мне почему-то здесь нравится.
ЛЕСОВИК.   Это потому что здесь мир счастливых людей.
ДОКТОР.   Так я и думал. Хорошо, что мы его нашли. Хорошо, что мы тут оказались вместе. (Обнимаются.) Рад вас видеть, сосед.
ЛЕСОВИК.   Рад вас видеть, сосед!
ГОЛОС   (вдруг). Рад вас видеть, сосед!
ЛЕСОВИК.   Кто это?!
ГОЛОС.   Кто это?
ДОКТОР.    Ау! Покажись!
ГОЛОС.   Ау! Покажись!
ЛЕСОВИК.   Неужели эхо?
ГОЛОС.   Ага!
ДОКТОР И ЛЕСОВИК.   Ну, здравствуй, Эхо!
ЭХО.   Ну, здравствуйте, Доктор и Лесовик!
ДОКТОР.      А где ты, Эхо?
ЭХО.    А где вы?
ЛЕСОВИК.   Точно не знаем, Эхо! Мы заблудились в мире счастливых!
ЭХО.   И я не знаю! Я заблудилось в поисках самого себя!
ДОКТОР.     Да, самого себя бывает найти непросто.
ЭХО.   Очень непросто. Кажется, я много самовольничало. Но мне так надоело повторять за другими!
ЛЕСОВИК.   Да, это самый грамотный путь заблудиться.
ЭХО.   Зато теперь я вижу!
ДОКТОР.   Что же ты видишь, Эхо?
ЭХО.   Что все добрые.
ДОКТОР.   Это и мы теперь видим, Эхо. А что же ты еще видишь?
ЭХО.   Вас!
ДОКТОР.    А мы тебя нет, Эхо!
ЭХО.   Неудивительно. Я и само себя не вижу.
ЛЕСОВИК.   Может быть, это и к лучшему. Иногда видеть самого себя так скучно.
ЭХО.   А никогда не видеть себя - еще скучнее.
ЛЕСОВИК.    Зато тогда можно придумать себя каким угодно, Эхо!
ЭХО.   Быть только своей выдумкой и больше никем непривычно, особенно если в эту твою выдумку больше никто не верит.
ДОКТОР.   Ну, мы-то тебе верим.
ЭХО.   Правда?
ЛЕСОВИК.   Кому еще верить, как не Заблудившемуся Эху?
ЭХО.   Тогда пойдемте искать дальше!
ДОКТОР.   А разве ты можешь помочь нам открыть двери?
ЭХО.   Какие вы смешные! Конечно, могу!
ЛЕСОВИК.   Кто же нам еще откроет двери, если не Заблудившееся Эхо?

    И открылись двери, и облило их Светом с ног до головы. Так что они  даже фыркали и ежились с непривычки.
    Вот и всё. J

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования