Общение

Сейчас 592 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

театральное приключение
для детей и взрослых в двух частях
пьеса Юрия Жигульского
стихи Алексея Толстого и
Германа Дробиза
 
Действующие лица
ПАПА КАРЛО — шарманщик
БУРАТИНО — его сын
КАРАБАС БАРАБАС — директор театра
Актеры театра Карабаса Барабаса:
МАЛЬВИНА
ПЬЕРО
АРТЕМОН
АРЛЕКИН
ДУРЕМАР — народный целитель, в прошлом администратор театра Карабаса Барабаса
АЛИСА — бывшая примадонна театра Карабаса Барабаса
БАЗИЛИО — бывший трагик театра Карабаса Барабаса
Крыса ШУШАРА
Тетушка ТОРТИЛА
ХОЗЯИН харчевни «Три пескаря»
НАЧАЛЬНИК Полиции
АКТЕРЫ театра Карабаса Барабаса, ГОРОЖАНЕ и ГОРОЖАНКИ, ЦЫГАНКИ, ПОВАРЯТА, ЛЯГУШКИ, ПРОДАВЦЫ, ПОЛИЦЕЙСКИЕ.
??Часть первая
Картина первая.
Утро. Площадь сказочного города в сказочном убранстве. Идет карнавал.
    Италия, Италия,
    Чудесная страна,
    И песнями и танцами
    Прославлена она.

    И кружится, и вертится
    Веселый карнавал,
    И красками и масками
    Он нас околдовал.

ПРИПЕВ.     Нету денег, нету денег,
    Это горе — не беда,
    Солнце есть зато и небо,
    Остальное — ерунда.
    Не горюем, не рыдаем,
    Никогда не унываем,
    Никогда не унываем,
    Не горюем никогда!
    Да-да-да-да!
    Да-да-да-да!

    На север, юг поедете,
    На запад, на восток —
    Нигде такой не встретите
    Веселый городок.

    Богатству не завидуем,
    Живем своим трудом,
    И верим, рано, поздно ли
    Заглянет счастье в дом.
   
    ПРИПЕВ.
Вдали слышны звуки труб и барабанов. На площади появляются АРЛЕКИНЫ.
ПЕРВЫЙ АРЛЕКИН.
    Горожане, внимание.
    Имею честь
    Сообщить вам приятную весть:
    Знаменитейший Карабас Барабас
    Вспомнил про вас!

    В Тарабарской столице закончил
        гастроль,
    Там его наградил
    Сам Тарабарский король!
ВТОРОЙ АРЛЕКИН.
    Славные зрители!
    Дети и родители!
    Поздравляю,
    Дождались заветного часа:
    Театр доктора Карабаса Барабаса
    Всемирно известен и неповторим,
    Проездом из Лондона в Рим,
    На радость девчонкам и мальчишкам,
    Так и быть,
    Прибывает в ваш городишко!
ТРЕТИЙ АРЛЕКИН.
    Срочное сообщение!
    Прошу без возмущения!
    Пусть оно приведет вас в восхищение:
    Карабас Барабас только для вас
    Дает единственное представление!
ЧЕТВЕРТЫЙ АРЛЕКИН.
    Мальчишки, девчонки!
    Не стойте в сторонке!
    Бегом! Налетайте!
    Билеты хватайте!
    Все скорее в кассу к Карабасу Барабасу!
И вот под торжественную музыку на городскую площадь вступает театр. Актеры в ярких костюмах несут свои театральные знамена, реквизит, части оформления. На нарядной коляске выезжает КАРАБАС БАРАБАС. Смех, крики, аплодисменты, свист. КАРАБАС вылезает из коляски и высоко поднимает руки, приветствуя горожан.
КАРАБАС. Спасибо! Спасибо, мои дорогие, мои любимые, мои золотые!
ДУРЕМАР (подходит). Смею ли я вас обнять, высокочтимый, Карабас Барабас?
КАРАБАС. А, Дуремар! Старый пройдоха, ты как тут очутился?
ДУРЕМАР. Живу в этом городе. С тех пор, как вы жестоко выгнали меня, достопочтенный доктор...
КАРАБАС. За дело выгнал, Дуремар, за дело. Я доверил тебе кассу, а ты утаил сбор от целого представления.
ДУРЕМАР. Но я же раскаялся. Я считаю себя в неоплатном долгу перед вами.
КАРАБАС. Ты раскаялся? А кто распустил слух в этом городишке, что спектакли мои гроша ломаного не стоят, что я страшный и особо опасный, тысяча чертей! Ты в глаза мне смотри, Дуремар! В глаза!
ДУРЕМАР. Простите, был грех. Но я все исправлю. Расклею утром афиши, дам объявления в газеты, что вы добрый и тихий как ягненок. Вы веселый, как птичка. Дети вас видят даже во сне. Если бы вы в последний раз поверили, простили меня и вернули в театр, я был бы вам предан до гробовой доски.
КАРАБАС. Посмотрим. Мне как раз нужен пройдоха для одного секретного дела. Выполнишь — может и верну в театр... Ф-фу, чем это от тебя пахнет?
ДУРЕМАР. Извините, болотом. Я ведь теперь народный целитель. Ловлю на продажу пиявок, жирных, целебных пиявочек. Не надо ли вам десяточек — разумеется, бесплатно?
КАРАБАС. Спасибо, ты и без пиявок попил мою кровь. А теперь главное дело: секретное, тайное и чрезвычайное. Э-э, погоди-ка. (АРТИСТАМ). Ну, что стоите! Паршивые бездари! Через час представление. Готовьте сцену! Ставьте декорации. Кыш! По местам, по местам! Бездарные паршивцы! Кто это там строит кислые рожи? А, это ты, Мальвина! Ты стала много воображать. Придется тебе всыпать как следует.
КАРАБАС плеткой разгоняет актеров. Те начинают работать, а он возвращается к ДУРЕМАРУ.
ПЬЕРО. Мальвина, Мальвина! Успокойтесь, прошу вас! Не плачьте.
МАЛЬВИНА. Ах, Пьеро! Вы видите, на что способен Карабас Барабас.
ПЬЕРО. Мальвина, только скажите — я сейчас же дам пощечину Карабасу Барабасу в бороду.
МАЛЬВИНА. Ах, что вы такое говорите, Пьеро, вы способны только в отчаянии взмахивать руками.
КАРАБАС (ДУРЕМАРУ). Так вот в чем дело. Мой друг Тарабарский король, прощаясь со мной, подарил мне Золотой ключик. Вот он.
ДУРЕМАР. Золотой ключик! О, какой ценный подарок.
КАРАБАС. Это Золотой ключик от одной потайной дверцы.
ДУРЕМАР. От потайной дверцы?
КАРАБАС. Потайная дверца закрывает вход в подземелье.
ДУРЕМАР. Но где находится эта дверца?
КАРАБАС. Никто не знает. Но Тарабарский король сказал мне, что потайная дверца находится в каком-то доме, здесь в Вашем городе.
ДУРЕМАР. Здесь, в нашем городе? А нет ли какой-нибудь малень­кой приметы, как найти эту дверцу.
КАРАБАС. Известно только, что перед дверцей висит холст с нарисованным очагом.
К разговаривающим подходит АЛИСА на костылях и БАЗИЛИО с перевязанным глазом.
АЛИСА. Подайте несчастной хромой Алисе, вашей бывшей актрисе, добрый Карабас Барабас.
БАЗИЛИО. Подайте слепому Базилио, в нищете живущему, а когда-то — вашему актеру ведущему.
КАРАБАС. А, это вы! Зарплата вас не устраивала, роли? Плетка не по вкусу была? Смылись от меня? Теперь побираетесь? И поделом!
ДУРЕМАР. И поделом! Выступать не надо было, ребята.
АЛИСА. Ах, если бы вы знали, как мы раскаиваемся, что позволяли себе слишком много. Так хочется начать новую жизнь... Подайте!
БАЗИЛИО. Новую жизнь... а то живу, живу, а для чего живу, кто его знает... Подайте!
КАРАБАС. Тысяча чертей! Прочь, попрошайки, я сказал! Много вас — неприз­нанных. А мой театр — это...
ДУРЕМАР (подхватив). Это храм и, как сказал классик: «Священнодействуй или убирайся вон»
БАЗИЛИО (прижав ДУРЕМАРА). Ну смотри, Дуремар. Мы ведь знаем по какой дорожке ты на болото ходишь.
ДУРЕМАР. Ребята, только без рук. Я все улажу, все улажу. (Он подошел к КАРАБАСУ БАРАБАСУ). Мой совет, подайте им какую-нибудь маленькую монетку. Эти хитрецы могут всегда пригодиться, они ведь когда-то были неплохими артистами.
КАРАБАС (роясь в карманах). Ну, хорошо, так и быть. (Вытащил кошель). У меня остались одни червонцы. Дуремар, расплатись!
ДУРЕМАР. Да! Да! Но у меня остались одни пиявки.
АЛИСА (низко кланяется) Мы подождем.
БАЗИЛИО (угрожая).Мы подождем.
И тут откуда не возьмись на площади появились цыганки. Они окружили КАРАБАСА БАРАБАСА.
ЦЫГАНКИ.     Ай, кому гадать, кому гадать?
    Кому счастье нагадать?
    Эй, красавец-раскрасавец молодой,
    Подари нам, подари нам золотой!
    Если хочешь ты судьбу благодарить,
    Значит надо ручку нам позолотить!
КАРАБАС. Ну вот ещё! Нечем мне золотить ваши ручки, отстаньте!
1-я ЦЫГАНКА.
    Ай, неправду наш красавец говорит,
    А в руках-то, вижу, золото горит!
2-я ЦЫГАНКА.
    Будешь золото лопатою грести,
    Только ручку мне сперва позолоти!
КАРАБАС. Да говорю вам — нечем. Пошли прочь!
ЦЫГАНКИ.
    Золото лопатой! Золото лопатой!
    Будешь ты богатый! Будешь ты богатый!
    Ай! Ай! Ай! Ай!
    Дай! Дай! Дай! Дай!
ЦЫГАНКИ сорвались в огненный танец. Они вихрем понеслись вокруг КАРАБАСА БАРАБАСА, увлекая и его за собой.
КАРАБАС. Пошли, пошли вон! тысяча чертей! Помоги же мне, Дуремар!
ДУРЕМАР (держа КАРАБАСА за бороду). Держитесь крепче, Карабас Барабас!
ЦЫГАНКИ кружат в танце КАРАБАСА и ДУРЕМАРА, крадут ключик и исчезают. Обессиленные КАРАБАС БАРАБАС и ДУРЕМАР попадали на землю.
КАРАБАС. Где мой золотой ключик? Я только что держал его в руке?
ДУРЕМАР. Не запутался ли ключ в бороде?
КАРАБАС. Нет, и в бороде нет ключа. (Кричит). Мой ключик! Где мой Золотой ключик? (Трясет и колотит ДУРЕМАРА). Ты его взял! Ты стащил у меня Золотой ключик, тухлая пиявка! Отдай ключ!
АЛИСА (подходя).Простите меня великодушно, почтеннейший, Карабас Барабас. Я осмелюсь сообщить, что ваш золотой ключик унесли известные цыганки-воровки.
БАЗИЛИО. Ключ утащили эти воровки, мы видели...
КАРАБАС. Гром и молния! Десять червонцев, сто червонцев, мешок червонцев тому, кто вернет мне золотой ключик.
АЛИСА. Дорогой Карабас Барабас, нельзя ли получить хоть один червонец за ценную информацию.
КАРАБАС. Ладно, вот вам монета, и пошли прочь, бездари, чтоб я вас больше не видел.
БАЗИЛИО (отходит). Нас оскорбляют... Надо, в конце концов сказать ему, что мы не холуи и не плебеи какие-нибудь. Я издеваться над собой не позволю.
АЛИСА. Да! Мы честные артисты! Вот ты так прямо, Базилио, и скажи ему.
БАЗИЛИО. Тебе легко говорить! Вот ты иди и скажи. Эй, эй, ты! Это куда деньги прячешь, хитрюга? Уговор — монеты пополам.
АЛИСА. Может быть ты, наконец, скажешь, когда я тебя обманывала?
Уходят.
ДУРЕМАР. Карабас Барабас, вы сильно помяли мне бока. Нельзя ли, в порядке компенсации, получить входной билетик на ваше замечательное представление.
КАРАБАС. Черт с тобой! Вот тебе контрамарка! И запомни: надо скорее узнать, где сейчас находятся эти цыганки-воровки. Кто за ними стоит. За сколько они вернут мне ключик?
ДУРЕМАР. Господи! Да я в доску разобьюсь, а узнаю все немедленно. Можете быть спокойны.
КАРАБАС дает ДУРЕМАРУ контрамарку и они уходят.
Картина вторая.
Маленькая каморка шарманщика КАРЛО. Стол, табурет. В углу стоит старая шарманка. На стене — большой холст, на котором нарисован красивый очаг, огонь в очаге и висящий над огнем котелок. В дверях появляется КАРЛО с большим поленом б руках.
КАРЛО. Какое превосходное полено! Кто-то наверно забыл его у моих дверей. Оставлю-ка я это полено себе и вырежу из него куклу. — Хорошего-прехорошего мальчика. Научу его говорить, петь, танцевать. А когда он окончит школу будем мы с ним ходить по дворам с моей старой шарманкой. Глядишь — людям радость! А нам кусок хлеба, да стаканчик вина.
В это время на столе, где лежало полено, пискнул весёлый голосок:
— Браво! Браво! прекрасно придумано!
КАРЛО удивлённо оглянулся — откуда голос? Он оглядел каморку — никого... Заглянул под стол — никого...
КАРЛО. Наверно мне почудилось.
КАРЛО сдвинул очки на кончик носа и стал снова оглядывать свою каморку.
Что за чертовщина? Кто это мог пищать?
Он посмотрел в корзину со стружками — никого. Высунул голову за дверь — никого на улице.
Нет никого... Может быть у меня звенит в ушах?
КАРЛО взял стамеску и только повел стружку, как тоненький голосок опять завыл.
ГОЛОС. Ой, ой, ой, ой, — слушайте, чего вы щиплитесь, больно же, говорю!
КАРЛО теперь понял, кто подаёт голос, но виду не подал, что испугался.
КАРЛО (ласково полену). Ну, прости, прости меня, я буду очень осторожно мастерить тебя. (Продолжает работать). Первым делом вырежу тебе волосы, потом — лоб, потом — глаза... Вот тебе и на... не успел дотронуться стамеской, глаза у тебя сами раскрылись. А теперь вырежу-ка я тебе рот. Будет у меня сынишка с хорошеньким маленьким ротиком.
ГОЛОС. Нет! Нет! Нет! Хочу рот до ушей!
КАРЛО. Ну, ладно, ладно, не вертись, сделаю тебе рот до ушей. Теперь руки — одна, другая... Вот и руки готовы! Как же мне назвать тебя?.. Назову-ка я тебя Буратино. Это имя при­несет мне счастье. Когда-то я знал одно семейство, они все были замечательные артисты и всех их звали Буратино: отец — Буратино, мать — Буратино, дети — тоже Буратино. Все они много трудились, но жили весело и беспечно.
БУРАТИНО. Ха-ха-ха! Буратино! До чего забавно! Весело и беспечно!
КАРЛО. Послушай... Я тебя еще не кончил мастерить, а ты уже начинаешь баловаться... Что же дальше то будет?
БУРАТИНО. А я почем знаю, что дальше будет? Ноги доделайте мне поскорей! Хочу тоже быть артистом, жить весело и беспечно, дразнить мальчишек, таскать за хвосты собак и кошек. Я еще не то придумаю...
КАРЛО. Брось баловаться, Буратино, и слушай меня, иначе попадешь в беду.
БУРАТИНО. А что такое беда, папа Карло?
КАРЛО. Беда? Ну... это — ужасные опасности и странные приключения.
БУРАТИНО. Очень, очень хорошо! Больше всего на свете я люблю ужасные опасности и странные приключения.
КАРЛО. Но тогда за твою жизнь никто не даст и дохлой сухой мухи.
БУРАТИНО. Зачем? Почему?
КАРЛО. Потому, что у тебя еще маленькая и глупая деревянная голова. И мысли в ней коротенькие и совсем пустые. Вот и ноги готовы. Вставай.
Он поставил деревянного мальчишку на пол.
Ну, шагай, сынок, шагай! Не бойся, шагай!
БУРАТИНО покачался, покачался, шагнул раз, другой. Скок, скок — и затанцевал.
БУРАТИНО. Руки, ноги, нос торчком,
    Вот как весело живем!
Папа КАРЛО от радости не удержался и пустился в пляс.
    Птичка польку танцевала
    На лужайке в ранний час.
    Нос налево, хвост направо
    Это полька-карабас.
    Два Жука на барабане,
    Дует Жаба в контрабас.
    Нос налево, хвост направо —
    Это полька-карабас.
   
    Птичка крылышками машет —
    Раз и два, и два и раз.
    Солнца лучик в речке пляшет —
    Это полька-карабас.
    Птичка польку танцевала,
    Потому что весела.
    Нос налево, хвост направо —
    Вот так полечка была.
КАРЛО. Ох! Чувствую, что у меня будет много хлопот с тобой.
БУРАТИНО. Ну, что ж! Без хлопот не проживешь...
КАРЛО. Господи! Тебе надо скорее пойти в школу!
БУРАТИНО. Папа Карло, если я пойду в школу без штанов, без курточки и без шапочки с кисточкой, мальчишки меня засмеют.
КАРЛО. Ты прав, малыш. Вот, что я придумал. Мои друзья-актеры, о которых я тебе говорил, уезжая, оставили у меня вот этот сундучок со своими театральными костюмами. Они обещали вернуться. Прошло уже много лет, а они так и не вернулись. Давай посмотрим, что там? Может подберем тебе чего из их гардероба.
БУРАТИНО. Ой, как интересно! Хочу штанишки синенькие...
Они открыли сундучок и стали вынимать старые театральные костюмы.
КАРЛО. Вот тебе штанишки, вот держи башмачки. А вот и курточка. (Он вынул небольшой пестренький колет).
БУРАТИНО (надевая колет). Ой, как красиво! Серебряная курточка!
КАРЛО. А это тебе шапочка с кисточкой. (И он надел на голову БУРАТИНО красный берет с помпошкой).
БУРАТИНО (закричал). Ой, ой, ой!
КАРЛО. Что с тобой, Буратино?
БУРАТИНО (схватился за живот). Ай-ай-ай! Умирает от голода такой веселенький, такой хорошенький мальчик! Я хоть и деревянный, но я с самого рождения ничего не ел...
КАРЛО. Ах, сынок! Твой папа Карло совсем потерял голову от счастья! Сейчас, сейчас... ты подожди меня здесь. Только смотри, без меня не балуйся, а я пойду и куплю тебе хлеба и луку.
БУРАТИНО. Здор-р-рово! Хлеба и луку!
ПАПА КАРЛО накинул на плечи свой куртку и ушел. День клонился к вечеру. В каморке стало сумеречно. БУРАТИНО совсем заскучал и сел около нарисованного огня.
БУРАТИНО. Буду умненький, благоразумненький... умненький, благоразумненький. Ой, ой — как есть хочу! (И он пошел шарить по углам). Хоть бы найти маленькую корочку хлеба или куриную косточку, а лучше тарелочку с манной кашей пополам с малиновым вареньем. Ой, ой — как же есть хочется! Что бы такое придумать! (БУРАТИНО подошел к нарисованному котелку). Ой! суп наверное совсем готов! С морковкой, с кури­ными лапками. ( ОН сунул нос в кипящий на огне котелок и проткнул его насквозь) Это что такое? Что такое? Обманываете меня? Вместо супа — дырка?
И тут БУРАТИНО увидел, как из-за холста появилась большая крыса. она неспеша подошла к БУРАТИНО и понюхала его.
КРЫСА (зашипела). Ш-ш-ш-ш! Тишшише...
БУРАТИНО. Здравствуйте... Вы кто такая?
КРЫСА. Я крыса Шушара.
БУРАТИНО. Хотите со мной поиграть?
КРЫСА. Я — Шушара.
БУРАТИНО. Я вижу, что вы — Шушара. Можно мне вас схватить за хвост? ( И не дожидаясь разрешения он схватил крысу за хвост)
ШУШАРА. Ш-ш-ш-ш! Тишше!..
КРЫСА кинулась на БУРАТИНО. Он вскочил на табурет — КРЫСА за ним. Он перескочил на стол — она за ним. И вот началась настоящая битва. КРЫСА, наконец, схватила и повалила БУРАТИНО.
БУРАТИНО. Ай-ай! Папа Карло! Ай-ай! Папа Карло!
Вбежал ПАПА КАРЛО, он был без куртки и в руках у него был узелок.
КАРЛО. Я здесь, малыш! Ах, проклятая крыса Шушара!
КАРЛО стащил с себя деревянный башмак и запустил им в КРЫСУ. КРЫСА скрылась в подполье.
КАРЛО. Вот видишь, до чего доводит баловство! Ты, наверное, схватил ее за хвост?
БУРАТИНО. Так я же не нарочно. Я вообще сегодня весь вечер думал жить без баловства, как ты хотел. А с этой противной злюкой я думал просто немного поиграть. Вот честное-пречестное.
КАРЛО. Ну, ладно, ладно,- верю! Садись лучше и ешь!
Он развязал узелок и положил на стол кусок хлеба и луковицу. БУРАТИНО с жадностью начал есть.
А это тебе Азбука, с картинками и большими буквами. Пойдешь учиться!..
БУРАТИНО(смотрит картинки). Папа Карло, а где твоя курточка?
КАРЛО. Куртку-то я продал. Ничего, сейчас лето, обойдусь и так...
БУРАТИНО. Папа Карло, ты ужасно добрый. Я очень хочу быть таким, как ты... Я пойду в школу, выучусь, вырасту, стану артистом, куплю тебе тысячу новых курток...
КАРЛО(растроган) Спасибо тебе, сынок! Я бедный шарманщик — буду молить бога, чтобы это случилось обязательно. И тогда на старости лет в холодные зимние вечера я буду сидеть у настоящего очага, а не у этого, нарисованного. И огонь у нас с тобой будет насто­ящий. А в котелке — настоящая еда, а не нарисованная. Ну, а теперь надо торопиться. Звонок на урок должно быть уже прозвенел. (Он положил в холщевую сумку Азбуку и отдал БУРАТИНО).
БУРАТИНО (поет)
    Спасибо, папа Карло,
    Мой добрый папа Карло,
    Мой славный папа Карло,
    Что ты меня открыл,
    Что ты нашел полено
    И вызволил из плена
    Веселого мальчишку
    И имя подарил!
Припев:
БУРАТИНО.
    Теперь помчусь я со всех ног
    И сразу в школу на урок!
КАРЛО.     Счастливо, Буратино!
    Удачи, мой сынок!
БУРАТИНО. Я новый человечек,
    И все мне интересно,
    И все мне неизвестно,
    Весь мир — сплошной вопрос.
    Я всюду побываю
    И все пооткрываю,
    И всюду-всюду суну
    Свой любопытный нос!
ПРИПЕВ.
    Я сам еще не знаю,
    Какой я уродился,
    Но думаю, что смелый,
    И точно — озорной.
    Пусть будут приключения,
    Пусть будут огорченья,
    Но верю, что удача —
    Она всегда со мной!
ПРИПЕВ.
Картина третья
БУРАТИНО вышел на площадь. наверху у строящегося балагана, приплясывая, играли четыре музыканта: дудела труба, пищала флейта, пела скрипка, звякали медные тарелки, нещадно бил барабан. Горланили на площади продавцы.
ПЕРВЫЙ ПРОДАВЕЦ.
Сок виноградный, сладкий, прохладный!
Лимонад шипучий, колючий!
Выпить извольте — всего за три сольди!
БУРАТИНО. Виноват, я иду в школу.
ВТОРОЙ ПРОДАВЕЦ.
Эй, мальчишка-молодец, покупай-ка леденец
Покупай-ка шоколадки — до чего вкусны и сладки!
На палочке петушки — сахарные гребешки.
БУРАТИНО. Простите, но я забыл дома мой кошелек.
ТРЕТИЙ ПРОДАВЕЦ.
Шарики прелестные, легкие, небесные!
С чистым водородом, клянусь перед всем народом.
Деньги заплати — куда хочешь лети!
БУРАТИНО. Пожалуйста, не показывайте мне воздушных шариков, я иду в школу.
ЧЕТВЕРТЫЙ ПРОДАВЕЦ.
Военные игрушки, корабли и пушки!
Ружья, самолеты, танки, пулеметы!
Купи, пуляй! Скорей стреляй!
Будешь храбрым малым, станешь генералом!
БУРАТИНО. Я ничего не вижу и не слышу.
    Я умненький, благоразумненький.
Появляется ДУРЕМАР.
ДУРЕМАР.
Кому пиявки! Жирные целебные пиявки!
Лучшие детские игрушки — живые лягушки!
Последние новинки — жука водяного личинки!
Тритоны, головастики и пиявки, симпатичные козявки.
БУРАТИНО. Простите, извините, я иду в школу. Но я бы хотел спросить, почему играет эта веселая музыка?
ДУРЕМАР. Это знаменитый кукольный театр Карабаса Барабаса. Попасть туда — заветная мечта всех детей.
Наверху, около музыкантов появляется МАЛЬВИНА с большими цветными кольцами. За ней выходит АРТЕМОН. МАЛЬВИНА поднимает кольца, говорит: «Ап!» И собака прыгает через кольцо.
МАЛЬВИНА. Мальчишки, девчонки!
    Не стойте в сторонке!
    Подходите поскорей, милые родители!    
    Порадовать своих детей разве не хотите вы?
    Артисты ждут вас с нетерпеньем,
    На нашем чудо-представление !
На площади появились АЛИСА и БАЗИЛИО. Шикарно одеты, так как собрались на представление.
АЛИСА. А ну погоди! Смотри, кто к нам пожаловал.
БАЗИЛИО. Кто это? Новый артист?
АЛИСА. Непохоже. Пойдем, разберемся.
Подходят к БУРАТИНО.
БУРАТИНО. Какая смешная девчонка! У нее всегда такие голубые волосы?
АЛИСА. Это Мальвина. бездарная кривляка! Теперь она главная артистка в театре Карабаса Барабаса.
БУРАТИНО. Главная артистка? Вот здорово! А что она делает?
БАЗИЛИО. Она выступает вместе со своим ученым пуделем Артемоном.
АЛИСА. Подобрала паршивого пса на помойке и тащит его на сцену.
БУРАТИНО. А если я взгляну одним глазком на это представление, послушаю немножко? Школа ведь никуда но убежит?
АЛИСА и БАЗИЛИО переглянулись и отвели БУРАТИНО в сторону.
БАЗИЛИО. Школа не убежит.
АЛИСА. А у вас есть деньги на билет?
БУРАТИНО. Деньги? Не-е-ет. А сколько стоит билет?
АЛИСА. Четыре сольдо.
БУРАТИНО. Понимаете, я забыл дома мой кошелек. Вы не можете дать мне взаймы четыре сольдо.
БАЗИЛИО(презрительно свистнул).Взаймы четыре сольдо? Мальчик, (он покрутил у виска) у тебя что — не все дома (АЛИСЕ). Пойдем, они сейчас начнут.
БУРАТИНО(подойдя к появившемуся ДУРЕМАРУ. Сквозь слезы). Простите, мне уж -ж-ж-ж-асно хочется посмотреть этот Театр. Купите у меня за четыре сольдо мою чудную курточку.
ДУРЕМАР. Этот старый театральный хлам за четыре сольдо? В нем еще в прошлом веке начинал великий Лабертини. Вы ,любезный, поищите дураков в другом месте.(Делает вид, что уходит).
БУРАТИНО(Снова останавливает ДУРЕМАРА). Ну тогда купите мою хорошенькую шапочку.
ДУРЕМАР. Твоей шапочкой только ловить головастиков. Но у меня есть великолепный сачок.
БУРАТИНО. В таком случае, возьмите за четыре сольдо мою новую Азбуку.
ДУРЕМАР. С картинками?
БУРАТИНО. С чудными картинками и большими буквами.
Он достал из холщевой сумки азбуку и показал ее ДУРЕМАРУ.
ДУРЕМАР. Согласен. Ты мне Азбуку, а я тебе билет.
Он вытащил контромарку, которую получил от КАРАБАСА и отдал ее БУРАТИНО.
БУРАТИНО. А он настоящий?
ДУРЕМАР. Самый настоящий, уверяю. Будете сидеть в самом первом ряду.
БУРАТИНО(С восторгом) Спасибо вам огромное-преогромное.
БУРАТИНО побежал в зрительный зал и занял место в первом ряду. Увидев его, незаметно за ним последовали и АЛИСА с БАЗИЛИО. Они присели на ступеньках недалеко от БУРАТИНО.
На площади у театра появился КАРАБАС БАРАБАС. Он остановил ДУРЕМАРА, попытавшегося улизнуть от него.
КАРАБАС БАРАБАС. Ну! Ты выполнил мое поручение? Узнал про золотой ключик? Что же ты молчишь? Рассказывай, я слушаю, черт возьми.
ДУРЕМАР. Чего рассказывать? Я не мог ничего узнать о Золотом ключике...
КАРАБАС БАРАБАС. Бездельник! Долго ты будешь морочить мне голову? Мне нужен ключик! Слышишь! Золотой ключик вечером должен быть у меня! Он принесет мне богатство, славу. И я снова возьму тебя в театр. А если не выполнишь мой приказ, считай — ты мертвец (Уходит).
ДУРЕМАР (В шоке вслед). Да! Да! Уважаемый! Я приложу все силы, чтобы выполнить ваше поручение.
Зажгли лампы, что стояли вдоль рампы. Три раза ударили в колокол, заиграли музыканты и занавес, на котором были нарисованы танцующие человечки в масках и колпаках со звездами, солнце, похожее на блин с носом и глазами, поднялся. На сцене стояли картонные деревья. над ними висел фонарь в виде. луны. На сцен появился человечек в длиной белой рубашке с длинными рукавами. Его лицо было осыпано пудрой, белой, как зубной порошок. Он поклонился.
ПЬЕРО. Почтенная публика, здравствуйте! Зовут меня в театре — Пьеро! Вы — люди, а мы — лицедеи,
На сцене для вас мы играем,
Но в жизни, как люди, поверьте, переживаем.
Если меня обижают, я сдачи дать не умею.
Что мне делать
С печальной натурой моею?
Весь я в любовных мечтаньях
И говорю я стихами,
Видно, за это меня наградят тумаками.
И по спине прогуляется жесткая палка.
Может кому-то вдруг станут меня чуть-чуть жалко.    
Кто-то, возможно, заплачет.
Зачем? Я не знаю.
Это комедия, люди, и очень смешная.
Объявляет.
Очень смешная комедия «Девочка с голубыми волосами»
Или «Тридцать три подзатыльника»...
Из-за дерева выскочил человек. Весь клетчатый, как шахматная доска. Он тоже поклонился публике.
АРЛЕКИН. Привет, ребята! А я — Арлекин!
    Немного нахал, сам себе господин!
    Такой уродился, что драться люблю,
    И кто подвернется, того и луплю.
Он подошёл к ПЬЕРО и отпустил ему две пощёчины, такие звонкие, что у того со щек посыпалась пудра.
АРЛЕКИН. Что ты хнычешь, дуралей?
ПЬЕРО. Ох, не трогай, пожалей.
Дай слово, Арлекин, не станешь ты дразниться:
Я грустен от того, что я хочу жениться.
АРЛЕКИН. Хочешь жениться — куда же ты денешься!
Но объясни, почему ты не женишься?
ПЬЕРО. Увы, увы, средь бела дня
Невеста бросила меня.
АРЛЕКИН. Да, признаться дело плохо.
    Как зовут твою дуреху?
ПЬЕРО. Возлюбленной имя готов я назвать,
    Но если не будешь меня лупцевать.
АРЛЕКИН. Да ладно, подумаешь, два подзатыльника. Да это как сонному — звонок от будильника.
ПЬЕРО. Тогда назову. Ее имя... Мальвина!
Она поэтична, воздушна, невинна.
И солнце в ее золотистых глазах,
И небо в ее голубых голосах!
АРЛЕКИН. Ха-ха-ха!
    Публика почтенная! Ну скажите сами:
    Видели девчонок с голубыми волосами?!
    Ты, поэт, послушай —
    Говорю любя:
    Эту дурь сейчас я
    Выбью из тебя!
И тут он схватил палку и стал колотить ПЬЕРО. Тот хотел убежать, но споткнулся и упал, а АРЛЕКИН продолжал со смехом дубасить его.
БУРАТИНО (Не выдержав). Смотрите, смотрите! У Пьеро идет кровь!
АЛИСА. Какая кровь? Это клюквенный сок!
БУРАТИНО. Какая гадость! Перестань! Лежачего не бьют! ( Вбежал на подмостки) Как вам не стыдно! бедный Пьеро, ты живой? (Пытается его поднять)
АРЛЕКИН. Это что за чудак выскочил? А ну, не трогай его! (Толкает БУРАТИНО). Уйди, не мешай работать.
БУРАТИНО. Не уйду. (Толкает АРЛЕКИНА). Колошматить несчастного Пьеро? И это вы называете работой? АРЛЕКИН. Да! Это не только работа, но и высокое искусство! (Толкает БУРАТИНО). Убирайся живо!
БУРАТИНО. А вот и не уберусь, ни за что! (Толкает АРЛЕКИНА).
На подмостки стали выходить другие актеры.
АРЛЕКИН. Да кто ты такой?
БУРАТИНО. Я? Меня зовут Буратино. И ты не прав. Никакое это не искусство — бить ни в чем невиновного.
ПЬЕРО(встает) Буратино, у тебя доброе сердце, но ты зря вмешался.
БУРАТИНО. Я бы не вмешался, если бы ты сам дал ему сдачи.
ПЬЕРО. Я не имею права. Такая уж у меня роль.
БУРАТИНО. Дурацкая роль. Я бы наплевал на нее.
АРЛЕКИН. Ты что? Первый раз в театре?
БУРАТИНО. Да! Конечно первый раз!
АРЛЕКИН. Вот видишь! Если бы ты был артистом, как мы, ты бы знал — все что здесь происходит, все это — понарошку.
БУРАТИНО. Я еще не артист. Но обязательно стану артистом. Мы с папой Карло будем давать веселые, добрые пред­ставления и никого не будем бить.
МАЛЬВИНА. Буратино, я вижу, вы благородный мальчик. Но очень невоспитанный. Ворвались на сцену, срываете представление, кричите, машете руками. Ваше место в зале.
АРЛЕКИН. Вообще-то он мне нравится: смелый, глаза горят, голос громкий — все данные для артиста. Мы бы позвали тебя в нам театр... но учти: в нем бьют не только на сцене, но и за кулисами тоже. Причём здесь — понарошку, а там — по-настоящему.
БУРАТИНО. А кто вас там бьет?
КАРАБАС (из-за кулис). Сто тысяч дьяволов! Что происходит? Почему остановили представление?
БУРАТИНО. Какой злой ваш папа Карабас.
МАЛЬВИНА. Он нам не папа, он нам чужой. Это наш хозяин. Он заставляет нас работать с утра и до поздней ночи, а бедного Пьеро...
ПЬЕРО. Вот так бывает каждый день. Он бьет меня, когда не лень!
АРТЕМОН. Он морит нас голодом, а мне жалеет дать даже самую маленькую косточку. А когда репетируем, бранится и дерется.
МАЛЬВИНА. Ах, Буратино, я больше не в силах выносить грубости Карабаса Барабаса. Вот-вот стрясется надо мной какое-то несчастье! Нет, нет! Я убегу! (Плачет). Убегу!
ПЬЕРО (со слезами). Мальвина, умоляю Вас, не убегайте! Или возьмите меня с собой.
АРЛЕКИН. Господа! О чем вы? Сейчас надо говорить о преданности театру, о долге нашем перед ним надо говорить, а не убегать.
БУРАТИНО. Ну, ладно, — хватит реветь-то. Я придумал! Кто хочет, может пойти со мной к моему папе Карло. Он добрый!
КАРАБАС (выскакивая из-за кулис). Сто тысяч дьяволов! Вы опять бездельничаете? Кто позволил остановить представление? Лентяи! Бездарности! (Увидел БУРАТИНО). А, это ты негодный паршивец, мешаешь им работать? Ну, я сейчас с вами расправлюсь. (Он выхватил из-за пояса знаменитую плетку). Я вам сейчас покажу!
БУРАТИНО. Мальвина, бегите! Я задержу его!
БУРАТИНО прыгает на спину КАРАБАСА БАРАБАСА. Актеры разбегаются в кулисы. МАЛЬВИНА и АРТЕМОН убегают в зрительный зал. КАРАБАС кружится на месте с БУРАТИНО на спине, сбрасывает его и гонится за ними. ПЬЕРО подставляет ножку КАРАБАСУ. Тот падает. БУРАТИНО убегает. ДУРЕМАР следует за ним. ПЬЕРО падает без сознания.
КАРАБАС. Полиция! Полиция! Скорее! Ко мне, полиция!
БАЗИЛИО. Вои это да! Вот это событие!
АЛИСА. Не высовывайся. Он полицию зовет.
БАЗИЛИО. Сам знаю. Событие требует действия.
АЛИСА. Заткнись! Теоретик!
Появились два ПОЛИЦЕЙСКИХ.
КАРАБАС БАРАБАС. Убежала! ..Убежала моя самая лучшая, самая красивая артистка Мальвина вместе с ученым пуделем Артемоном! Полицейские! Верните мне эту гадкую девчонку и собаку живыми или мертвыми.
ПОЛИЦЕЙСКИЕ. Найдем! Вернем! Живьем! (Убегают).
КАРАБАС БАРАБАС. Сто тысяч дьяволов! Они хотят меня разорить!
    Они сбежали...
    Какая драма...
    Я им как папа...
    Я им как мама...
    Всю душу нежную мою
    Лишь им я отдаю!
    Всегда в заботах
    О них, любимых,
    Так дорогих мне,
    Необходимых...
    Ведь до того я их люблю,
    Что каждый день кормлю!
    А если шлепну
    Слегка за шалость,
    Скажу я первым:
    «Какая жалость!»
    Когда, бывает, плеткой бью,
    Я первым слезы лью!
    Даю им роли,
    Вожу в гастроли,
    Кричу им «Браво!»,
    Пришла к ним слава...
    За все старания свои
    Я вправе ждать любви.
    А что в ответ мне?
    Они сбегают,
    И оскорбляют,
    И проклинают...
    И с горя на глазах у вас
    Рыдает Карабас!
Появляются ПОЛИЦЕЙСКИЕ, которые ведут БУРАТИНО, за ними плетется ДУРЕМАР.
1-й ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Смогли догнать только его!
2-й ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Он показал нам язык.
БУРАТИНО (вырываясь). Чего вы давите-то, больно ведь! Послушайте, Карабас Барабас, я продал мою прек­расную Азбуку, чтобы купить билет в ваш театр. И очччень сожалею, что поступил так необдуманно.
АРТИСТЫ (появившись из-за кулис). Буратино! Буратино! Глядите, Буратино поймали.
БУРАТИНО. Вы очень гадкий человек, Карабас Барабас, потому что вы гадко обращаетесь со своими артистами.
Артисты заволновались и стали тихо и робко поддерживать БУРАТИНО.
КАРАБАС (схватил его за шиворот). Что ты сказал? Ах ты, гнилая деревяшка, тебя-то мне и надо! Почтеннейшая публика, не извольте волноваться: этот нахал всего-навсего артист из моего театра.
БУРАТИНО. Это неправда! Никакой я не артист!
ВСЕ АРТИСТЫ. Карабас Барабас, отпустите Буратино, отпустите Буратино! (Отчаянно кричат).
КАРАБАС. Это что, бунт! Всех выброшу на улицу.Все подохнете от голода! Прочь! Вот я вас разорву в клочки! А где моя плетка?
Он выхватил плетку и стал стегать ею артистов, те с возмущением, в панике разбежались по кулисам.
ДУРЕМАР. Этот воришка хотел продать мне краденую книжку. И едва не украл у меня водяного жука. Всыпь ему, всыпь ему, всыпь ему...
КАРАБАС. Нет, я не буду его бить! Я прикажу распилить его и бросить в очаг. Воображаю, каково будет узнать твоему отцу, что я на тебе изжарю на ужин кролика и двух цыплят. (БУРАТИНО). Слышишь? Распилю — и, в очаг.
Из-за кулис вышли АРЛЕКИН, ПЬЕРО и другие АРТИСТЫ.
АРЛЕКИН. Пощадите Буратино, доктор! Мы все просим. Я обещаю — мы отработаем и я все улажу. е улажу. Мы просим!
АРТИСТЫ поддержали АРЛЕКИНА .
БУРАТИНО. Это даже очень глупо на таком хорошеньком, на таком веселеньком мальчике жарить целого кролика, да еще двух цыплят!
ПЬЕРО. Пожалейте Буратино, господин Карабас Барабас! А если вам очень хочется — бросьте в огонь меня, мне теперь все равно.
БУРАТИНО. Спасибо, Пьеро, я тебе этого никогда не забуду. А вы, Карабас Барабас, пожалели бы моего отца. Ведь он умрет от холода и голода. Я же его единственная опора в старости. Пожалейте, отпустите меня, сеньор.
КАРАБАС. Ни о какой жалости не может быть и речи. Кыш, проклятые! (Разгоняет АКТЕРОВ плеткой и продолжает тащить БУРАТИНО). Нечего упираться, иди, иди, лезь, лезь в очаг.
БУРАТИНО. Ой-ой-ой! Бедный я, несчастный! Я не могу этого сделать.
КАРАБАС. Почему?
БУРАТИНО. Я уже пробовал однажды сунуть нос в очаг и только проткнул дырку.
КАРАБАС. Что за вздор! Как ты мог носом в очаге проткнуть дырку?
БУРАТИНО. Очень просто: потому что у моего папы очаг и котелок над очагом нарисованы на куске старого холста.
КАРАБАС БАРАБАС и ДУРЕМАР замерли.
КАРАБАС. Что ты сказал? Кто твой отец, как его зовут?
БУРАТИНО. Мой папа — Карло. Он музыкант, он замечательно играет на всех инструментах.
КАРАБАС. Тише! Ни слова! Так значит это в каморке старого Карло находится потайная... (КАРАБАС обоими кулаками заткнул себе рот).
ДУРЕМАР. Тсс... ни слова! Это та самая примета.
КАРАБАС. Хорошо... Я дарю тебе жизнь, Буратино, цени. Мало того, я... дарю тебе пять золотых червонцев. Отнеси эти деньги папе Карло. Кланяйся ему от меня и скажи, что я прошу его ни в коем случае не умирать от холода и голода. Пускай папа Карло сидит дома и бережет очаг. Ступай!
АКТЕРА не ожидали этого. Они зааплодировали КАРАБАСУ БАРАБАСУ.
БУРАТИНО. Благодарю вас, Карабас Барабас, вы не могли бы доверить деньги в более надежные руки...
КАРАБАС. Беги, беги, дорогой, пока не передумал.
Уходит вместе с ДУРЕМАРОМ.
БУРАТИНО. До свидания, друзья. Мы скоро увидимся. Я расскажу папе Карло о вас и он обязательно что-нибудь придумает. До свидания!!! (Поет)
    Со мной смеется солнце,
    Мне птицы подпевают,
    В лицо мне дует ветер озорной...
    А если станет грустно,
    А если одиноко,
    То надо только вспомнить,
    Что я спешу домой.
АЛИСА и БАЗИЛИО из зрительного зала
БАЗИЛИО. Он подарил ему пять червонцев, а? Вот это событие.
АЛИСА. Событие огромное. Пора действовать. Вперед, Базилио!
Убегают.
Картина четвертая.
Дорога. БУРАТИНО вприпрыжку бежит домой. И вдруг он увидел на дороги двух нищих, уныло бредущих по дороге. Он хотел пройти мимо.
АЛИСА (умильно). Здравствуй, добренький Буратино! Куда так спешишь?
БУРАТИНО. Домой иду, к папе Карло.
АЛИСА (вздыхая) Уж не знаю, застанешь ли ты его в живых, он совсем плох от холода и голода.
БАЗИЛИО. Совсем плох твой папа Карло.
БУРАТИНО (показывая деньги). А это вы видели?
БАЗИЛИО. Видели. Отдай нам, помоги!
АЛИСА. Добренький, хорошенький Буратино, пожалей нас, несчастных.
И они запели.
    Справедливости в жизни по-прежнему
        нет,
    Мы судьбою ушиблены горькой,
    Богачи пожирают цыплят на обед,
    Мы сухою питаемся коркой.

    Пусть в роскошных каретах летят
        господа,
    И привычна нам эта картина
    Никогда, никогда, никогда, никогда
    Не пройдет мимо нас Буратино!
БУРАТИНО. Ну, да! Как же! Мне деньги сейчас самому нужны.
АЛИСА. Зачем тебе? Что ты будешь делать с этими деньгами?
БУРАТИНО. Вылечу папу Карло. Куплю ему новую куртку, потом новую Азбуку, куплю много леденцовых петухов на палочках. Выучусь и стану артистом, как мои друзья!
АЛИСА. Азбуку, ох, ох! Не доведет тебя до добра это учение... Вот я училась, училась, тоже мечтала стать артисткой, а гляди (показывает на костыль) — хожу на трех ногах.
БАЗИЛИО (сердито). Азбуку он купит! — Через это проклятое учение я глаза лишился. (И он показал на черную повязку).
АЛИСА. Умненький, благоразумненький Буратино, хотел бы, чтобы у тебя денег стало в десять раз больше?
БУРАТИНО. Конечно, хочу! А как это сделать?
АЛИСА. Проще простого. Пойдем с нами.
БУРАТИНО. Куда?
АЛИСА. В Страну дураков. Там есть волшебное поле — называется Поле чудес.
БУРАТИНО. Поле чудес?
БАЗИЛИО. Такое волшебное поле...
АЛИСА. Придешь на это поле, выкопаешь ямку, положишь туда пять золотых, засыпешь землей, польешь хорошенько, скажешь три раза «Крекс, фекс, пекс» и пойдешь спать. На утро вырастет небольшое деревце, а на нем вместо листьев будет висеть пятьдесят пять золотых червонцев.
БАЗИЛИО. Пятьдесят пять золотых червонцев.
АЛИСА. Хочешь, мы проводим тебя туда.
БУРАТИНО. Нет, уж я лучше пойду домой.
АЛИСА. Пожалуйста, мы тебя за веревку не тянем — тем хуже для тебя.
БАЗИЛИО. Мы не уговариваем...
АЛИСА. Ты сам себе враг... А то бы твои пять золотых превратились в кучу денег.
БАЗИЛИО. Ты сам себе враг...
Он попытался вырвать деньги у БУРАТИНО.
БУРАТИНО. Чего ты хватаешь-то, никуда я с вами не пойду, мне не по пути. И слушать я вас не буду,- врете вы все. Понятно?
АЛИСА (обиженно). Понятно, понятно! Идем, Базилио, нам не верят — и не надо... (Отходит в сторону).
БАЗИЛИО (тихо) Ты что? Сломать ему шею... и дело с концом.
АЛИСА. Заткнись, идиот! Ты не на сцене!..
А БУРАТИНО побежал по дороге, напевая свою любимую песенку о солнце, о птицах и озорном ветре. Тем временем стало темнеть. На краю неба появился зеленоватый свет — всходила луна. Стал виден черный лес. БУРАТИНО было страшно и он сноба запел.
    Как быстро ночь настала,
    Деревья тянут руки
    И встали, как разбойничая рать...
    Но если стало страшно,
    Но если стало жутко,
    То надо во все горло
    Запеть и заорать:

ПРИПЕВ:     Никого не боюсь!
    Ни людей, ни зверей!
    Ни полночного черного мрака.
    Буратино, не трусь!
    Ты отважный боец.
    Будет драка — ну, что ж,
    будет драка!
Из леса вышли двое и преградили БУРАТИНО дорогу. На головах у них были надеты маски с прорезанными дырками для глаз. У одного был большой нос, у другого пистолет.
БАЗИЛИО. Стоять. На месте! Руки на голову! Артист!
АЛИСА. Жизнь или кошелек!
БУРАТИНО. Но у меня нет кошелька.
БУРАТИНО незаметно сунул в рот свои золотые и припустился бежать. «разбойники» догнали его и стали трясти за шиворот, грозили пистолетом, обшаривали карманы.
АЛИСА. Где твои деньги?
БАЗИЛИО. Деньги, паршивец!
АЛИСА. Разорву в клочки!
БАЗИЛИО. Голову отъем!
АЛИСА. Вот где у него деньги! Во рту у него деньги.
Один «разбойник» схватил БУРАТИНО за голову, другой — принялся широким ножом разжимать ему зубы.
АЛИСА. Открой рот.
БАЗИЛИО. Открой рот, говорю
БУРАТИНО изловчился и укусил БАЗИЛИО за руку. «Разбойник» дико взвыл.
БАЗИЛИО. Ай! Ай! Ай! Руку, руку мне укусил. (Он свалился на землю).
БУРАТИНО вывернулся, схватил с дороги горсть песка и бросил в другого «разбойника», а сам бросился наутек.
АЛИСА. Песком засыпал мне глаза!
БАЗИЛИО. Держи, держи его! Уйдет!
АЛИСА и БАЗИЛИО помчались за БУРАТИНО.
Картина пятая.
Над красивой лужайкой разлилась утренняя заря. Домик был похож на маленькое облако, которое висело над лужайкой. С упоением пели птицы. Из домика спустилась девочка с кудрявыми голубыми волосами. Она протёрла и широко открыла заспанные глаза. Тут же появился благородный пудель АРТЕМОН. Кудрявая шерсть на нём была расчёсана, кисточка на конце хвоста перевязана черным бантом, а на передней лапе красовались большие серебряные часы.
АРТЕМОН. Доброе утро, дорогая Мальвина!
МАЛЬВИНА. Доброе утро, Артемон.
АРТЕМОН. Как вы спали?
МАЛЬВИНА. Вы же знаете Артемон, что я уже давным-давно не сплю, разве дремлю изредка. Я все думаю о том, как там наши друзья, как они без нас. Как они выносят издевательства этого ужасного Карабаса.
АРТЕМОН. Всем бы нам здесь жить и играть, а не у этого Карабаса унижаться. Были бы хоть сыты. Ох, прошу прощения, совсем забыл. Майские жуки сегодня, чуть свет, принесли вам эту прекрасную ягоду. А бабочки велели передать пыльцу с цветов, чтобы вы могли снова пудриться и сохранять замечательный цвет вашего лица.
МАЛЬВИНА. Какой же вы противный Артемон Что же вы сразу не сказали? Где же эта пудра, давайте скорее!
АРТЕМОН передал МАЛЬВИНЕ сделанную из зеленых листьев корзиночку, и он, присев у фонтана, стала пудриться.
МАЛЬВИНА. Ах, как болит душа о бедном Пьеро. Он такой милый, такой смешной — ничего не умеет...
АРТЕМОН. Зато он настоящий артист... А какие замечательные стихи он написал вам. Если бы я так умел.
    О, красавица Мальвина!
    Щечки рдеют, как малина,
    Волосы небесные
    И глаза чудесные.

    Вы и роза,
    Вы и цвет,
    Вы и розовый букет.
    Вы и лента голубая,
    Не забудь меня, родная!
МАЛЬВИНА (прослезилась). Вы несносный, Артемон! Я пойду — приведу себя в порядок. (Уходит).
На лужайке появился БУРАТИНО. Он еле движется от усталости.
БУРАТИНО. Помогите, помогите, добрые люди! За мной гонятся разбойники.
АРТЕМОН с лаем бросился на БУРАТИНО.
БУРАТИНО. Ой, ой, ой!.. Ай-ай-ай! (Он упал на траву).
АРТЕМОН. Ба-батюшки! Это же деревянный человечек Буратино! Что с вами, Буратино?
БУРАТИНО. Дайте вашу лапу, Артемон.
АРТЕМОН. Пожалуйста.
БУРАТИНО. Прощайте, Артемон.
АРТЕМОН. Как? Вы уже уходите?
БУРАТИНО. Нет, я, кажется, умираю.
АРТЕМОН (побежал к дому). Мальвина! Мальвина! Скорее на помощь!
МАЛЬВИНА (выходит). Опять вы шумите, Артемон!
АРТЕМОН. Несчастье!. Он умер...
МАЛЬВИНА. Кто? Пьеро?..
АРТЕМОН. Да нет, Буратино.
МАЛЬВИНА. Ах, ах, ах! Бедненький Буратино! Он потерял сознание.
АРТЕМОН. Его надо обязательно спасти!
МАЛЬВИНА. Артемон, немедленно несите большой шприц, мы сделаем ему укол.
БУРАТИНО. Не хочу, не хочу уколов. Лучше умереть,- чем укол! Бррр! Я очень хорошо себя чувствую. (Вскочил). Я совершенно здоров.
МАЛЬВИНА. Ах, какое шарлатанство. Вы великий притворщик, Буратино, но я рада, что все обошлось благополучно. А теперь пойдите умойтесь и почистите зубы перед завтраком.
БУРАТИНО. Зубы у меня страшно чистые, а руки я вчера мыл, честное слово.
МАЛЬВИНА. Артемон, отведите Буратино помыться. Переоденьте его и поставьте еще один прибор.
БУРАТИНО. Но они же все равно запачкаются.
АРТЕМОН. Буратино, идемте мыться и переодеваться.
Схватил БУРАТИНО.
БУРАТИНО. Да ну вас, в самом деле.
АРТЕМОН. Не упирайся, а то укушу.
Они ушли. Но вскоре АРТЕМОН вернулся и стал накрывать на стол.
МАЛЬВИНА. Надо скорее узнать у Буратино, что в театре. Он ведь был там, когда я убежала. Собственно, он так помог мне...
Когда БУРАТИНО в нелепом театральном костюме возвратился, маленький стол ломился от сладостей.
Это же совсем другое дело! Садитесь, пожалуйста, Буратино, за стол, я налью вам какао. Я хочу поблагодарить вас, что помогли мне убежать от этого ужасного Карабаса.
БУРАТИНО. Да ладно, чего там. Подумаешь.
БУРАТИНО сел за стол, подвернул под себя ногу и стал с жадностью есть миндальные пирожные, запихивая их в рот целиком, не жуя.
МАЛЬВИНА. Не ешьте руками, Буратино, для этого есть ложки и вилки. И не торопитесь.
БУРАТИНО. А я и не тороплюсь.
МАЛЬВИНА. Скажите, Буратино, вы любите театр?
БУРАТИНО. Да, теперь я ужасно люблю театр.
МАЛЬВИНА. если бы вы знали, как скучаю без театра, без своих друзей! Может быть, вам что-нибудь известно о них? Что с ними?
БУРАТИНО. Если о ваших друзьях, то они согласились потерпеть. Мы с папой Карло обязательно что-нибудь придумаем и поможем им.
МАЛЬВИНА. А...
БУРАТИНО. А если вы о Пьеро? То он...
МАЛЬВИНА. Он умер?...
БУРАТИНО. Он готов был пожертвовать своей жизнью, когда Карабас Барабас хотел бросить меня в очаг.
МАЛЬВИНА. Пьеро! Он погиб... Ах! (Она упала в обморок).
БУРАТИНО (продолжая есть пирожные). Что это с ней?
АРТЕМОН. Переживает...
БУРАТИНО. Артемон, тащи шприц, сделаем ей укол и все переживания сразу кончатся.
МАЛЬВИНА (вскочила). Мальчики, мальчики, не надо шалить. Не надо никаких уколов. Мне уже гораздо лучше.
БУРАТИНО. А ваш Пьеро. он жив, здоров. И вообще он — отличный парень!
В это время БУРАТИНО взял кофейник и стал пить из носика. Он немедленно поперхнулся и пролил какао на скатерть.
МАЛЬВИНА (строго) Вот видите, Буратино, к чему приводит баловство. Вытащите из-под себя ногу и опустите ее под стол.
БУРАТИНО послушно вытащил из-под себя ногу и потянулся к вазе с вареньем. Он залез в нее прямо пальцами и с удовольствием их облизывал.
МАЛЬВИНА. А варенье надо есть ложечкой. Слушайте, кто вас воспитывает — скажите, пожалуйста!
БУРАТИНО. Когда папа Карло воспитывает, а когда никто.
МАЛЬВИНА. Теперь я займусь вашим воспитанием, будьте покойны.
БУРАТИНО. Вот влип, так влип.
МАЛЬВИНА. Артемон, несите перо, чернила и тетрадь.
АРТЕМОН уходит в дом и возвращается с письменными принадлежностями.
МАЛЬВИНА (БУРАТИНО). Теперь сядьте поудобнее, не нужно горбиться, Положите руки перед собой. Мы займемся арифметикой.
БУРАТИНО. Ну ладно, ладно.
МАЛЬВИНА. И без «ладно». Мы займемся арифметикой. Итак — у вас в кармане два яблока...
БУРАТИНО. Врете, ни одного.
МАЛЬВИНА (терпеливо). Фи! Буратино, что за выражение — врете! Я говорю: предположим, что у вас в кармане два яблока. Некто взял у вас одно яблоко. Сколько осталось яблок?
БУРАТИНО. Два.
МАЛЬВИНА. Подумайте хорошенько.
АРТЕМОН. Тяв!
БУРАТИНО. Ну два же, два.
МАЛЬВИНА. Почему?
БУРАТИНО. Я же не отдам  этому Некту яблоко, хоть он дерись.
МАЛЬВИНА. У вас нет никаких способностей к арифметике, Буратино. Это меня огорчает... Займемся диктантом. Раскройте тетрадь, пишите.
БУРАТИНО. Я же никогда в жизни не писал. Я даже не знаю, чем мне писать. Ну вот! (Он сунул в чернильницу нос и посадил на тетрадь кляксу). Так я и знал — клякса!
МАЛЬВИНА (всплеснув руками) Вы — гадкий шалун. Вы должны быть наказаны. Артемон, отведите его в чулан и хорошенько заприте.
БУРАТИНО. Меня в чулан?
АРТЕМОН. По-моему, по-собачьи, он не виноват.
БУРАТИНО. Конечно, не виноват. Разве так воспитывают детей? Это мучение, а не воспитание... Так не сиди. Так не ешь...
МАЛЬВИНА. Поймите, Артемон, если заниматься воспитанием, то нужно заниматься со всей строгостью. Как будто мне приятно наказывать Буратино. (Уходит).
АРТЕМОН (ведет БУРАТИНО). Идем, ничего не поделаешь.
БУРАТИНО (МАЛЬВИНЕ). Нашлась тоже воспитательница. Подумаешь, чего я сделал! Только нос запачкал нечаянно.
АРТЕМОН. Идем, а то укушу!
АРТЕМОН и БУРАТИНО пошли в дом.
Теперь стало совсем темно. А звезды мерцали так низко, что их можно было потрогать руками. Вдали, перед лесом, стелился туман. Из него, как привидение, вышли АЛИСА и БАЗИЛИО.
БАЗИЛИО. Кажется тихо...
АЛИСА. Тихо, тихо... Пудель, кажется, угомонился.
БАЗИЛИО. Не пудель, а дурак какой-то.
АЛИСА. Ты на себя посмотри, умник нашелся.
БАЗИЛИО. Мне при твоей голове умным быть не обязательно.
АЛИСА. Хватит болтать, лучше смотри, где эта премьерша.
БАЗИЛИО. Спит артистка, без задних ног. (Смеется).
АЛИСА. Тихо ты! А где же Буратино?
БАЗИЛИО. Сейчас найдем. И не то находили.
Он на секунду скрылся за дом и появился с БУРАТИНО, который уже крепко спал.
АЛИСА. Тихо ты, мазила, разбудишь всех... Буратино! Проснись!
БУРАТИНО (просыпаясь) Что, что... Кто меня зовет...
АЛИСА. Это мы, твои друзья — Алиса и Базилио. Мы узнали, что на тебя напали разбойники, узнали, как тебя здесь мучают несправедливо.
БАЗИЛИО. Здесь тебя совсем замучают... несправедливо...
БУРАТИНО. Конечно несправедливо. Вот дура девчонка туда же — воспитывать. Играла бы себе в театр, так нет же... Ничего! Нарочно буду всю ночь сидеть в чулане... На зло девчонке.
АЛИСА. А вот тут ты не прав. Ты же умненький Буратино. Тебе надо скорее бежать от этой девчонки. Тут ты ничего не высидишь. Ты наверное забыл про Поле чудес. Уж лучше посеять денежки там и посидеть до утра. Зато сразу утром соберешь целый мешок монет.
БАЗИЛИО. Да у него наверно и деньги-то здесь отняли.
БУРАТИНО. Как же! Отнимешь у меня... жди! Вот они!
На освещенную луной поляну вышла МАЛЬВИНА.
МАЛЬВИНА (сквозь слезы). Буратино... Буратино...
БУРАТИНО убежал за дом.
АЛИСА (БАЗИЛИО) Замри...
Они спрятались.
БУРАТИНО (из-за дома) Чего еще...
МАЛЬВИНА. Может быть, вы, наконец, уже раскаиваетесь?
БУРАТИНО. Очень нужно мне раскаиваться. Не дождетесь.
МАЛЬВИНА. Всегда получается, что я оказываюсь жестокой, злой, несправедливой...
Она разревелась и убежала.
БАЗИЛИО. Чего это с ней?
БУРАТИНО. Чего-чего, переживает — не видишь что ли...
БАЗИЛИО. Так ведь одним глазом разве разглядишь...
АЛИСА. Ну, хватит болтать. Ты идешь, Буратино?
БУРАТИНО. Надо подумать...
АЛИСА. Чего тут думать. Сегодня последняя ночь, когда можно сеять. Соберешь денежки, купишь своему папе Карло всякой всячины.
БАЗИЛИО. Если он еще с голоду не умер, твой папа.
БУРАТИНО. Ладно, пошли! Тише, тише, не разбудите собаку.
БАЗИЛИО. Ш-ш-ш! Проклятого пса не разбуди!
БАЗИЛИО и лиса хватают БУРАТИНО под руки и уводят.
Картина шестая.
Город дураков. Огромная луна. На заднем плане болото и сломанный мост. Появляются АЛИСА, БАЗИЛИО и БУРАТИНО.
АЛИСА. Вот тебе и Поле чудес.
БАЗИЛИО. Поле чудес.
БУРАТИНО. Какое же это поле — самая настоящая мусорная куча...
АЛИСА. Так она не простая мусорная куча, а волшебная. А мусорная потому, чтобы не догадались, что она волшебная.
БАЗИЛИО (про себя). Ну, голова!
БУРАТИНО. И здесь нужно рыть ямку?
АЛИСА. Здесь, здесь...
БАЗИЛИО. Рой скорее. А я помогу...
АЛИСА. Да пусти ты, я сама помогу.
БАЗИЛИО. Давай, вынимай деньги.
АЛИСА. Клади монетки в ямку. Ну, что же ты? Утром купишь вкусные пирожки, превкусные бутерброды, леденцовые петушки...
БУРАТИНО. А вы уйдите все-таки подальше.
АЛИСА. Пожалуйста. Мы на тебя даже не глядим, где ты зароешь свои денежки...
БАЗИЛИО. Нам неинтересно.
Они отошли в сторону.
АЛИСА. Не забудь сказать: «Крекс, фекс, пекс»! (БАЗИЛИО). Беги быстро за полицией.
БАЗИЛИО. А почему я? Сама придумала, сама и беги.
АЛИСА. Ну, ладно! Ты карауль — я побегу.
АЛИСА убегает
БУРАТИНО. Вот кладу в ямку пять золотых... Вот говорю: «Крекс, фекс, пекс!»... Расти, расти, волшебное деревце, принеси на завтра много-много денежек для папы Карло.
Вбегает АЛИСА и с ней два ПОЛИЦЕЙСКИХ.
АЛИСА. Вот он, хватайте его.
ПОЛИЦЕЙСКИЕ схватили БУРАТИНО.
БУРАТИНО. Ай-ай, за что? Почему?
1-й ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Молчать.
2-й ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Обыскать.
БУРАТИНО. Что я такое сделал, у меня ничего же нет.
1-й ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Ты совершил три преступления, негодяй.
БУРАТИНО. Как? Почему три?
1-й ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Ты беспризорник!
2-й ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Ты — беспаспортный!
1-й ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Ты безработный!
БУРАТИНО (кричит) Неправда ваша — я не беспризорник — у меня есть папа Карло.
2-й ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Молчать, негодяй!
1-й ПОЛИЦЕЙСКИЙ. В участок его, там разберемся.
БУРАТИНО начал с ПОЛИЦЕЙСКИМИ драться, а АЛИСА и БАЗИЛИО тем временем вырыли деньги.
1-Й ПОЛИЦЕЙСКИЙ.  А-а! Ты кусаться? Утопить его в болоте, и все.
БУРАТИНО. Ай-ай-ай!..
ПОЛИЦЕЙСКИЕ подхватили БУРАТИНО, дотащили до моста и бросили в болото. БУРАТИНО скрылся под водой.
АЛИСА. Вот его денежки. Пошли.
БАЗИЛИО. Давай половину.
АЛИСА. Не торопись, Базилио, денежки счет любят.
БАЗИЛИО. Смотри, Алиса, доиграешься. Вцеплюсь в рожу.
АЛИСА.  Ну, хорошо. У нас пять червонцев. Понятно? Пять на два не делится. Понятно. Попробуем разделить на пять — получается один червонец. Получай...
БАЗИЛИО. Ты, слушай, не путай меня.
АЛИСА. Боже сохрани, когда же я путала. Остается четыре червонца, четыре на пять не делится. Понятно? (Постным голосом). Уж так и быть, я себе и не делящиеся возьму... Я всегда готова услужить другу.
БАЗИЛИО. Запутала, обманула, тварь!
АЛИСА. А за «тварь» придется ответить, трагик.
И она вцепилась в него. Драка.
Конец первой части.
Часть вторая
Картина седьмая.
Болото. На круглых листьях водяных лилий под луной сидели большеротые лягушки. Они квакали и выпученными глазами глядели на появившегося ДУРЕМАРА. На нем старое зеленое пальто, на поясе болтаются щипцы и крючки. Держа в руках банку и сачок, он самозабвенно бултыхается у берега, ловит своих пиявок.
ДУРЕМАР. Ах, ах, сколько тут чудных пиявок, хорошеньких черепашонок, сколько жирненьких водяных жуков.
ЛЯГУШКИ. Ква! Ква! Ква!
ДУРЕМАР. Чего расквакались? Смейтесь, смейтесь! придет время, я до вас тоже доберусь. (Запел).
    Болото буль-буль-буль,
    Болото чмок-чмок-чмок,
    По доброй воле
    Лезть кому охота?
    Мечта далеких дней
    Давно забыл о ней,
    И жизнь моя — вонючее болото.
    (Я вас уверяю).

    Мечтал я стать певцом или артистом
    И потрясать и души, и сердца.
    Мечтал о светлом, о большом и чистом,
    И не предвидел этого конца.
    (Кто бы мог подумать?)
ЛЯГУШКИ.     Болото буль-буль-буль,
    Болото чмок-чмок-чмок,
    По доброй воле
    Лезть кому охота?
    Мечта далеких дней,
    Давно забыл о ней,
    И жизнь твоя — вонючее болото.
ДУРЕМАР.    А люди — звери, ни добра, ни чести,
    И, как пиявки, кровь мою сосут.
    Вот провались на этом самом месте -
    Скорее ведь утопят, чем спасут.
    (Где же справедливость?)
Припев:     Болото буль-буль-буль,
    Болото чмок-чмок-чмок,
    По доброй воле
    Лезть кому охота?
    Мечта далеких дней,
    Давно забыл о ней,
    И жизнь моя — вонючее болото.
ДУРЕМАР оступился и полетел с берега в болото. Когда же он, наконец, выбрался на берег, на листе огромной лилии покоилась тетушка ТОРТИЛА.
ТОРТИЛА. Послушай, Дуремар, — ты перепугал все население нашего прекрасного пруда, ты мутишь воду, ты не даешь мне спокойно отдыхать после завтрака...
ДУРЕМАР. Покуда не выловлю всех пиявок в вашей грязной луже...
ТОРТИЛА. Я готова откупиться от тебя, Дуремар, чтобы ты оставил в покое наш пруд и больше никогда не приходил.
ДУРЕМАР (издеваясь). Ах ты, старый плавучий чемодан, глупая тетка Тортила, чем ты можешь от меня откупиться? Разве что своей костяной крышкой? Я бы продал ее на гребешки.
ТОРТИЛА (зло). На дне пруда лежит волшебный Золотой ключик... Я знаю одного человека, — он готов сделать все на свете, чтобы получить этот ключик... И ты знаешь его...
ДУРЕМАР (завопил). Я! Я! Я! Простите! Любезнейшая, простите меня! А! А! А! Я ошибся! Простите!
ТОРТИЛА. Клянусь, ни ты и никто другой не получат волшебного ключика. Клянусь — его получит только тот человек, кто заставит все население пруда просить меня об этом. Убирайся отсюда!
Черепаха с поднятой лапой, сопровождаемая лягушками, уплывает на своем листе.
ДУРЕМАР. Как же, убирайся! Я сяду на берегу и буду умолять лягушек, головастиков, водяных жуков, чтобы они просили черепаху. Я пообещаю им полтора миллиона жирных мух... Ой! Что это? (Спрятался за кочку)
На поверхности болота появился БУРАТИНО. Он вскарабкался на лист кувшинки
БУРАТИНО (трясется). Б-б-б-б... Холодно как. Все мальчишки и девчонки напились молока, спят себе преспокойненько в теплых кроватках, один я сижу на мокром листе.
Снова появились лягушки
Смотрите! Смотрите!
1-Я ЛЯГУШКА. Ква-ква-ква-ква, какая-то каракатица приплыла.
2-Я ЛЯГУШКА. Ква-ква-ква, нос как у аиста!
3-Я ЛЯГУШКА. Ква-ква-ква, это морская лягушка!
4-Я ЛЯГУШКА. С таким маленьким ртом?
БУРАТИНО. Да нет же, это я, Буратино.
ДУРЕМАР (в сторону). Черт побери! Это деревянный человечек папы Карло... Как он сюда попал, подлец!
БУРАТИНО. Слушайте же, в самом деле, лягушечки, отцепитесь от меня, пошли прочь, я вам не дохлая кошка!
1-Я ЛЯГУШКА. Надо Тортилу позвать.
2-Я ЛЯГУШКА. Да-да! Пусть она с ним разберется.
Обе лягушки скрылись
БУРАТИНО. Чего тут разбираться. Дали бы лучше поесть чего-нибудь...
Сначала выпрыгнули лягушки, а потом появилась ТОРТИЛА. БУРАТИНО едва не свалился в воду от страха.
БУРАТИНО. Ой, водяная змея! Боюсь.. боюсь... Слушайте, я же вам ничего не сделал!
1-Я ЛЯГУШКА. Не бойся ее, Буратино. Это черепаха Тортила.
2-Я ЛЯГУШКА. Это черепаха.
3-Я ЛЯГУШКА. Это тетя Тортила.
4-Я ЛЯГУШКА. Наша любимая тетя Тортила.
ТОРТИЛА. Ах ты, безмозглый, доверчивый мальчишка с коротенькими мыслями. Сидеть бы тебе дома, да прилежно учиться. Занесло тебя в Страну дураков.
ВСЕ ЛЯГУШКИ (сочувственно) Так, так, так, квак, квак...
БУРАТИНО. Так я же хотел добыть побольше золотых монет для папы Карло.
ТОРТИЛА. Деньги твои украли Алиса и Базилио.
БУРАТИНО. Не может быть!
ТОРТИЛА. Они пробегали мимо пруда, и я слышала, как они хвастались, что обманули тебя и выкопали твои деньги. Из-за твоей же глупости и доверчивости. И поделом тебе, хулигану безмозглому.
БУРАТИНО (трет кулаком глаза, жалобно хнычет и бурчит). Тут не ругаться надо, тут помочь надо человеку. Что я теперь буду делать? Как я вернусь к папе Карло? Ай-ай-ай!
БУРАТИНО горько заплакал. ЛЯГУШКИ обступили его и стали успокаивать.
1-я ЛЯГУШКА. Ух-ух! Тортила, помоги человеку.
2-я ЛЯГУШКА. Надо помочь, Тортила.
3-я ЛЯГУШКА. Он же не для себя старался.
4-я ЛЯГУШКА. Помоги ему, пожалуйста. (БУРАТИНО). Черепаха Тортила знает великую тайну.
ТОРТИЛА. Однажды я вот также помогла одному человеку, а он потом из моей бабушки и моего дедушки черепаховых гребенок наделал и продал.
ДУРЕМАР (из-за кочки). Вот, старая, помнит все еще...
БУРАТИНО. Мне ваши гребенки не нужны. Где теперь я найду пять золотых монет? С чем приду к папе Карло? Что ему скажу? Ай, ай, ай! Ой, ой, ой!
ТОРТИЛА. Ладно, Буратино, не горюй! Смотри, что у меня есть! (И она вынула из водорослей золотой ключик). Цыганки-воровки по мостику бежали, ссорились, ругались, да вдруг в пруд его и обронили.
БУРАТИНО. В болото что ли?
ТОРТИЛА. Для кого «в болото», а для кого в «пруд».
ДУРЕМАР (из-за укрытия) Вот так раз! Вот он! Ключик! Золотой!
БУРАТИНО. А что с ним делать, зачем он?
ТОРТИЛА. Раньше про этот золотой волшебный ключик я могла много рассказать тебе, а теперь все забыла. Помню только, что нужно отворить им какую-то дверь, за которой людей ожидает счастье.
БУРАТИНО. Золотой ключик, который приносит людям славу и богатство?
ТОРТИЛА. Нет! Он приносит людям счастье! А что-бы ты сделал, если бы у тебя был этот волшебный ключик?
БУРАТИНО (растерялся). Я бы... я бы... перво-наперво злому Карабасу Барабасу бороду оторвал и освободил всех его артистов. Я бы купил папе Карло новую курточку... Нет много курточек, а Артемону — вот такую косточку, Мальвине и Пьеро (он на мгновенье задумался) — я бы сделал их счастливыми! Вы не знаете... только это большая тайна... Они, кажется, любят друг друга, но это секрет.
ТОРТИЛА. Ну, а себе, что бы пожелал ты себе?
БУРАТИНО. Я хотел бы выучиться на артиста. Папа Карло сказал, что это его мечта. И еще... Я хочу, чтобы у нас был настоящий Театр, без всяких там Карабасов Барабасов.
ТОРТИЛА. Так-так-так! У тебя доброе сердце, Буратино. Я дарю тебе Золотой ключик! Ищи заветную дверцу и открывай ее.
БУРАТИНО. Вот спасибо! Огромное спасибо-преспасибо! Можно вас поцеловать, тетя Тортила?
ТОРТИЛА. Это излишне. (И она скрылась в трясине).
БУРАТИНО (поет и танцует вместе с ЛЯГУШКАМИ).
    Птичка польку танцевала
    На лужайке в ранний час.
    Нос налево, хвост направо -
    Это полька Карабас.
   
    Два Жука — на барабане,
    Дует Жаба в контрабас.
    Нос налево, хвост направо -
    Это полька Барабас.
БУРАТИНО. Благодарю вас, лягушечки, Это очень хорошо. Я побежал домой. Вот обрадуется папа Карло. (Убегает).
ЛЯГУШКИ (вслед). Буратино, не потеряй ключик!
Скрываются в болоте.
ДУРЕМАР. «Даже очень хорошо». Ах ты, старый плавучий чемодан, Тетка Тортила! Вот спасибо за ключик! (Выходит из укрытия). Теперь надо скорее бежать к Карабасу Барабасу, расска­зать ему все. Ну, держись, Буратино! (Убегает).
Картина восьмая.
Было утро. Ярко светило солнце. Искрилась роса на траве. Весело пели птицы. БУРАТИНО бежал по дороге, над которой свешивались скалы и пел вместе с птицами.
    Со мной смеется солнце,
    Мне птицы подпевают,
    В лицо мне дует ветер озорной...
    А если станет грустно,
    А если одиноко,
    То надо только вспомнить,
    Что я спешу домой.

ПРИПЕВ:     Никого не боюсь!
    Ни людей, ни зверей!
    Ни полночного черного мрака!
    Буратино, не трусь!
    Ты отважный боец.
    Будет драка — ну что ж, будет драка!
Изнемогая от усталости, ему навстречу шел ПЬЕРО.
ПЬЕРО (почти без чувств). Дорогая моя Мальвина... Прощай, радость моя, прощай, жизнь моя... Я умираю, прощай навсегда! (И он упал, широко раскинув руки).
БУРАТИНО (увидев ПЬЕРО). Вот это номер? Это же Пьеро. Это ты, Пьеро? (Он начал его тормошить). Ну, будет лежать вверх носом — очень страшно так... Пьеро, ну очнись... Он умер! Ах, как жалко, что здесь нет Мальвины. Она бы вкатила тебе укол из большого шприца. Ты бы сразу ожил...
ПЬЕРО. Мальвина? Моя Мальвина? Не нужно уколов. (Приходит в себя). Ох, я еще жив, оказывается! Буратино?
БУРАТИНО. Пьеро! Как ты сюда попал?
ПЬЕРО. Как попал — не знаю... нет, то есть знаю... Я вспомнил. Слушай: сегодня ночью, ровно в полночь шумел ветер, лил дождь как из ведра, все наши артисты спали, я один не спал и думал о Мальвине...
БУРАТИНО. Нашел о ком думать... Вот дурень... Я ночью убежал от этой девчонки.
ПЬЕРО. Ты видел Мальвину? Мою Мальвину! Мне б всю жизнь ходить за нею и вздыхать, боготворить, любоваться, восторгаться и стихами говорить. Ты не обманываешь меня, Буратино?
БУРАТИНО. Очень надо мне тебя обманывать. Подумаешь — невидаль! Девчонка — плакса и приставала.
ПЬЕРО. Не смей так говорить о моей Мальвине, или ты мне — не друг. Лучше веди меня к ней! Сейчас! Немедленно!
БУРАТИНО. Ну как же.. прямо побежал.
ПЬЕРО. Ты, Буратино, поможешь мне отыскать мою Мальвину, а я тебе открою тайну Золотого Ключика.
БУРАТИНО. Как! Ты знаешь тайну Золотого ключика!
ПЬЕРО. Знаю. Знаю, что им нужно открыть одну дверцу.
БУРАТИНО. Ну давай, рассказывай!
ПЬЕРО. Так вот, — сегодня ночью шумел ветер...
БУРАТИНО. Про это ты уже рассказывал...
ПЬЕРО. Да? Ну, это неважно... Так вот, я не спал и думал о моей Мальвине. Вдруг мне послышалось, что в окно кто-то громко постучал. Но это был гром.
Раздался сильный раскат грома. Полыхнула молния и осветила сцену в балагане КАРАБАСА БАРАБАСА. На сцене стоит большой стол с едой. Горит очаг. У сундука с костюмами, на котором стоит маленькая икона на коленях молится КАРАБАС.
КАРАБАС. Пресвятая Дева Мария! Я стою перед тобой на коленях, я плачу, как одинокая корова, как больная курица, я рыдаю, как крокодил, я умоляю тебя вернуть мне золотой ключик. Он должен быть у меня, слышишь? Я найду дом, проникну в комнату. Я отыщу маленькую дверцу, всуну Золотой ключик в замочную скважину...
Раздался стук в а дверь
КАРАБАС. Кто там?
ДУРЕМАР (за сценой). Это я — Дуремар. Народный целитель.
КАРАБАС. Вот оно! Свершилось! Ты услышала мои молитвы, Пресвятая Дева. Я этого не забуду.
Снова стук в дверь
Сейчас, сейчас!
КАРАБАС открыл дверь. Вошел мокрый, запыхавшийся  ДУРЕМАР.
ДУРЕМАР. Позвольте, добрейший, мне обсушиться у огня.
КАРАБАС. Конечно, конечно! Можешь сушиться у огня, есть свинину, пить вино! Я сегодня добрый Дуремар!
ПЬЕРО (БУРАТИНО). Мне, понимаешь, очень захотелось посмотреть, какие они бывают народные целители...
ПЬЕРО тихонько прошел на сцену, отогнул угол кулисы и, просунув голову, стал слушать.  ДУРЕМАР сушился у огня, потом с жадностью глотал свинину и пил вино, а КАРАБАС ходил вокруг него кругами. Стонал и ждал, пока тот насытится.
КАРАБАС. Ох-ох-ох!
ДУРЕМАР. Если у вас, любезнейший, болит живот или голова, я могу приставить вам полдюжины пиявочек, разумеется бесплатно.
КАРАБАС (не выдержал). Сто тысяч дьяволов... Никаких пиявок. Ты принес мне Золотой ключик? Отвечай!
ДУРЕМАР. Драгоценнейший профессор. Спасибо! Я сыт и согрет. Чтобы отплатить за ваше гостеприимство, я скажу вам, где находится Золотой ключик.
КАРАБАС налетел на испуганного  ДУРЕМАРА. Прижал его.
КАРАБАС. Говори, говори скорее, старая пиявка, где мой Золотой ключик? Ты не принес мне его?
ДУРЕМАР. Сейчас, сейчас! Цыганки-воровки, что украли его, бежали по мостику над болотом, разругались, подрались и уронили туда Золотой ключик. А эта старая черепаха, тетка Тортила, взяла и подобрала его.
КАРАБАС. Что? Любезнейший, драгоценнейший Дуремар, я надеюсь, что ты взял у Тортилы Ключик? Только умоляю, не говори — нет.
ДУРЕМАР. В том-то и дело, что нет.
КАРАБАС. Почему?
ДУРЕМАР. Я не успел.
КАРАБАС. Почему не успел?
ДУРЕМАР. Я спешил, чтобы рассказать вам об этом.
КАРАБАС. Сто тысяч дьяволов. Скорее надо бежать на болото, чтобы кто-нибудь не опередил. Надо действовать, действовать! Надо заставить Тортилу вернуть мне Ключик. Вперед, Дуремар!
ДУРЕМАР. Смею вас огорчить, Карабас Барабас, но у Тортилы нет Золотого ключика.
КАРАБАС (опешил). Как это нет? Ты же только что говорил...
ДУРЕМАР. Да, но эта старая ведьма, этот плавучий чемодан, взяла да и отдала его...
КАРАБАС (кричит). Кому? Говори кому...
В это время ПЬЕРО стало так интересно, что он весь высунулся из-за кулисы. Тут-то КАРАБАС и увидел его.
КАРАБАС. Ты подслушивал, негодяй! Держи его, Дуремар! Он выдаст тайну! За ним, в погоню!
 Они выбежали за ПЬЕРО из театра и наткнулись на АЛИСУ и БАЗИЛИО.
АЛИСА. Смею вас спросить, любимый Карабас Барабас, куда это вы так спешите?
КАРАБАС. К черту вопросы, работать хотите?
АЛИСА. Конечно хотим!
БАЗИЛИО. Что за вопросы?
КАРАБАС. Вы мне нравитесь. Беру вас к себе на службу.
АЛИСА. В Театр?
БАЗИЛИО. Снова на сцену?
КАРАБАС Конечно нет.
АЛИСА и БАЗИЛИО разочарованно отвернулись.
КАРАБАС. Ну, хорошо, я подумаю.
АЛИСА. Что надо делать?
КАРАБАС. Надо вернуть в театр этого паршивца Пьеро.
БАЗИЛИО. Этого придурка-любовника?
КАРАБАС. Если найдете его — считайте пятьдесят золотых — ваши.
БАЗИЛИО. А как насчет аванса, уважаемый?
КАРАБАС. Хорошо. Вот вам, стор чертей, десять золотых.
КАРАБАС бросает им кошелек. АЛИСА ловко его ловит.
АЛИСА. Не беспокойтесь, любезный. Можете считать, что этот герой-любовник в моих руках.
БАЗИЛИО. Найдем, найдем! И не то находили.
КАРАБАС. Тогда в погоню. Он не мог уйти далеко. Вот его следы.
КАРАБАС, ДУРЕМАР, АЛИСА и БАЗИЛИО уходят.
БУРАТИНО. А ты знаешь, у кого находится Золотой ключик?
ПЬЕРО. Нет, не знаю... Пиявочник не успел рассказать об этом.
БУРАТИНО. А, в каком доме, в какой комнате находится дверца, которую отпирает ключик?
ПЬЕРО. Не знаю. Ведь в этот момент Карабас Барабас увидел меня. Ах, не все ли равно. Мы никогда не увидим счастья...
БУРАТИНО вытащил ключик и повертел им перед носом ПЬЕРО.
БУРАТИНО. А это ты видел? Вот он!
ПЬЕРО. Золотой ключик! Откуда?
БУРАТИНО. Пойдем, расскажу по дороге. Надо найти Мальвину и Артемона.
ПЬЕРО. Я боюсь. Мы погибнем в этой трясине. Мне страшно, я никогда больше не увижу Мальвину...
БУРАТИНО. Прекрати хныкать, Пьеро. Ты же смелый парень. Да, мы сбились с дороги, но мы обязательно выберемся на поляну и ты встретишь свою Мальвину. Пойдем.
ПЬЕРО. Ах, если бы могло мое перо нарисовать желанную картину —
    Изобразить прекрасную Мальвину.
    А рядом восхищенного Пьеро.
А вдруг она мне не обрадуется, Буратино...
БУРАТИНО. Пойдем, герой-любовник. Еще как обрадуется, вот посмотришь.
Уходят.
Картина девятая.
Поляна. Домик МАЛЬВИНЫ. С фарфоровым чайником вышла из домика МАЛЬВИНА. Глаза у нее заплаканные.
МАЛЬВИНА. Ах, как жалко, что мы все растерялись!
АРТЕМОН (вбегая). Я обегал весь лес — Буратино нигде нет. Я думаю так: с чердака его утащили крысы и съели. Все.
МАЛЬВИНА. Утешил меня, нечего сказать... Гадкий пес... Какой вы противный... Это я, это я, черствая девчонка, виновата, что погиб маленький, миленький Буратино. (И она горько заплакала).
АРТЕМОН. Мальвина, перестаньте плакать, прошу Вас.
МАЛЬВИНА. Ах, Артемон, я наверное сейчас умру от горя.
На поляне появились БУРАТИНО и ПЬЕРО.
БУРАТИНО. Если девчонка опять надумает меня воспитывать, напьюсь молока, наемся варенья, и — нипочем здесь не останусь.
МАЛЬВИНА (увидев мальчиков) Ах!
АРТЕМОН (запрыгал). Живы, они живы и здоровы!
ПЬЕРО. Мальвина! Мальвина! Мальвина!
БУРАТИНО. Вот я его привел — воспитывайте, на здоровье...
ПЬЕРО. Что я вижу... слезы на глазах у моей Мальвины. Буратино, она обрадовалась мне. Это же слезы радости, правда, Мальвина.
МАЛЬВИНА. Ах, какое счастье! Я как будто вижу сон, мальчики. Мы снова все вместе.
ПЬЕРО. У меня темнеет в глазах, у меня дрожат руки и ноги. Я вижу мою Мальвину.
МАЛЬВИНА. Нет! Это не сон, Пьеро. Не надо так смотреть на меня. Что такое вы увидели на моем лице?
ПЬЕРО. Я не могу не смотреть на вас, дорогая Мальвина, ведь я сочиняю стихи.
МАЛЬВИНА. Вот как! В таком случае почитайте ваши стихи.
ПЬЕРО.     Мы сидим в садочке,
    Где растут цветочки,
    Разные, приятные,
    Очень ароматные.
   
    Будем жить все лето
    Мы в садочке этом.
    Под густой калиною
    С милою Мальвиною.
МАЛЬВИНА. Ах, что за прелесть! Эти стишки мне очень понравились, но, мальчики, все же это не избавляет вас от необходимости вымыть руки и почистить зубы. Артемон, проводите мальчиков и накройте на стол к завтраку.
БУРАТИНО. Просто наказание с этими, хорошо воспитанными...
МАЛЬВИНА. Буратино, мой друг, в прошлый раз мы с вами остановились на диктанте? После завтрака мы продолжим урок.
БУРАТИНО. Вот железный характер у девчонки!
Неожиданно зазвучала тревожная музыка. Все остановились.
МАЛЬВИНА. Артемон, посмотрите, что там такое...
АРТЕМОН взял подзорную трубу.
АРТЕМОН. Сюда с полицейскими мчится Карабас Барабас. Надо прятаться! Бежать! Он нас сцапает!
МАЛЬВИНА. Ах! Я побледнела! Я падаю в обморок!
Она упала.
ПЬЕРО. Мальвина умерла... Солнце, погасни! Земля, разверзнись!
ПЬЕРО тоже упал.
АРТЕМОН (зарычал). Врраги!.. Разорррррву!..
БУРАТИНО. Никакой паники! Пьеро! Мальвина! (Тормошит их). Вставайте. Надо бежать, Карабас Барабас с полицейскими скоро будет здесь. Артемон, быстро собери самые необходимые вещи. Быстрее.
МАЛЬВИНА (пришла в себя). Да, да! Я побегу переодеться. (Убежала).
БУРАТИНО. Пьеро, помоги Артемону собрать вещи. Если Карабас Барабас застанет нас здесь — мы погибли.
Появилась МАЛЬВИНА в хорошеньком дорожном платье.
ПЬЕРО. Мальвина, какая вы красивая!
БУРАТИНО. Пьеро, лучше возьми один узел у Артемона. Вперед, друзья. Бежим скорее.
Но было поздно. На поляну сначала выбежали два ПОЛИЦЕЙСКИХ, потом АЛИСА и  БАЗИЛИО. А уж потом показалась борода КАРАБАСА БАРАБАСА. За ним вприпрыжку семенит ДУРЕМАР. Беглецы в ужасе остановились.
КАРАБАС. Ага! Сто тысяч дьяволов! Да тут вся компания! Наконец-то вы мне попадись!
ДУРЕМАР. Вот как-с! Добаловались, доигрались!
КАРАБАС (БУРАТИНО). Иди, иди ко мне, Золотой ключик, сам иди, я тебя, дрянная деревяшка, топором разрублю на куски и уж теперь обязательно брошу в огонь. (Смеется). А ПЬЕРО. этого ловеласа, паршивого вздыхателя, запорю плеткой.
МАЛЬВИНА (БУРАТИНО). Я боюсь, мне страшно...
БУРАТИНО. Держись!
КАРАБАС (МАЛЬВИНЕ). А тебе, вертихвостка, — вымажу физиономию сажей, покрашу твои голубые волосы в рыжий цвет и выброшу на улицу. (Смеется).
ДУРЕМАР. А собачку вы мне отдайте, — я ее брошу в болото, чтобы мои пиявочки разжирели. Хи-хи-хи!
КАРАБАС. С удовольствием, мой друг, я сегодня не жадный. Забирай хоть сейчас.
МАЛЬВИНА. Как вы смеете так поступать, гадкий Карабасишко!
БУРАТИНО. Пьеро, погибать, — так весело! Говори какие-нибудь свои самые гадкие стихи. Мальвина, хохочи во всю глотку!
МАЛЬВИНА вытерла слезы и засмеялась.
ПЬЕРО (растерявшись, закричал).
    Карабас Барабас,
    Не боимся больше вас!
    Меня плеткой хлопнешь,
    Сам от злости лопнешь!
АЛИСА. Боже, какое хамство, так не уважать старших.
МАЛЬВИНА.    Мне Алису очень жалко,
    Знаю, плачет по ней палка.
БАЗИЛИО — И ты будешь это терпеть?
АРТЕМОН. А Базилио — позор!
    Не артист он — гнусный вор!
ДУРЕМАР. Уважаемый Карабас Барабас, эти стихи крайне оскорби­тельны для нас всех, а для вас особенно...
БУРАТИНО. Дуремар-дурачок,
    Безобразнейший сморчок!
АЛИСА — Разрешите свернуть шеи этим негодяям?
БАЗИЛИО — Пасть разорвать — разрешите? А? В счет наших будущих театральных побед.
БУРАТИНО. Эй ты, директор погорелого театра, старый пивной бочонок, мешок набитый глупостью, подойди, подойди к нам, — я тебе наплюю в драную бороду!
КАРАБАС (зарычал). Хватайте их, рвите на части!
БУРАТИНО, ПЬЕРО, МАЛЬВИНА бросаются в разные стороны. АРТЕМОН преградил путь ПОЛИЦЕЙСКИМ.
КАРАБАС (АЛИСЕ и БАЗИЛИО). Вы ловите Пьеро, а я схвачу Буратино! А девчонка далеко не уйдет.
ДУРЕМАР прячется.
Куда же ты, Дуремар? Хватай их!
ДУРЕМАР. Я сейчас, я сейчас... схвачу... (Суетится).
БУРАТИНО. Пьеро, Мальвина, бегите, прячьтесь.
ПЬЕРО и МАЛЬВИНА убегают. АЛИСА и БАЗИЛИО гонятся на ними. Начинается бой ПОЛИЦЕЙСКИХ с АРТЕМОНОМ. БУРАТИНО убегает от КАРАБАСА и залезает на дерево.
КАРАБАС (под деревом). Слезай, слышишь?
БУРАТИНО. Не слезу, ты хоть тресни. Артемон, тебе совсем плохо, держись! Звери! Птицы! Насекомые! На помощь! На помощь благородному пуделю Артемону! На помощь бедным артистам!
И тут вдруг послышался какой-то пронзительный свист, потом странный шум. Это, наверное, появилась туча птиц и насекомых. Они кружили над дерущимися, кусали и жалили их, оттесняя ПОЛИ­ЦЕЙСКИХ от АРТЕМОНА. Наконец ПОЛИЦЕЙСКИЕ не выдержали и с позором побежали. АРТЕМОН из последних сил погнался за ними.
ДУРЕМАР (отбиваясь, убегает). Шмели, пчелы, осы! Их тут целые тучи! Ой, ой! Не надо меня! Не надо! (Прячется).
КАРАБАС (под деревом). Слезай, деревянная пустая голова!
БУРАТИНО (кидая шишку). А у тебя, думаешь, не пустая, вот тебе, Карабасишка, шишкой по лысине.
КАРАБАС (трясет дерево). Отдай, тебе говорю, Золотой Ключик!
БУРАТИНО. Вот тебе — Золотой Ключик!
Вторая шишка падает прямо КАРАБАСУ в разинутый рот. КАРАБАС мычит и пытается вытащить её. БУРАТИНО спрыгивает с дерева и начинает бегать вокруг него.
БУРАТИНО. Не догонишь, не поймаешь, не догонишь, не поймаешь!
КАРАБАС (освободившись от шишки, бежит за БУРАТИНО). Стой! Стой, мерзавец, стой, говорю!
Он обежал дерево несколько раз, запутался бородой и уперся носом в дерево.
КАРАБАС. Буратино, освободи мою бороду!
БУРАТИНО. С большим удовольствием, но сначала я отнесу этот Золотой ключик папе Карло.
Он вытащил золотой ключик и помахал им перед носом КАРАБАСА БАРАБАСА.
КАРАБАС. Буратино, дружище, ты всегда был, в общем, неплохим парнем, — отдай мне ключик, а я подарю тебе за него мешок золотых червонцев.
БУРАТИНО. Отдать? Как же, держи карман шире!
В это время АЛИСА и БАЗИЛИО привели связанных ПЬЕРО и МАЛЬВИНУ. Они подкрались и схватили БУРАТИНО. Из укрытия выбежал ДУРЕМАР.
БУРАТИНО. Ай!
ДУРЕМАР (кричит). Держи его, хватай его, мерзавца!
Он помог распутать бороду КАРАБАСУ БАРАБАСУ.
КАРАБАС. Наконец-то ты в моих руках, колченогий разбойник. Отдай мой Золотой ключик, сто тысяч дьяволов! (Он вырвал ключик из рук БУРАТИНО и стал его целовать, громко хохотать, прыгать, падать и кататься по траве). Вот он, Золотой ключик, волшебный Ключик!
АЛИСА. Мы поймали ваших беглецов, любезный Карабас Барабас. Вы обещали нам...
КАРАБАС. Да, да, обещал, черт возьми, я ведь теперь буду самым богатым на свете, самым знаменитым, про меня будут писать все газеты, я, пожалуй, буду повыше короля, а? Ура-а-а!
АЛИСА — Да здравствует Карабас Барабас!
ДУРЕМАР. Ура! Да здравствует наш король!
БАЗИЛИО. Ура!
КАРАБАС. Вот вам золото! Сто чертей!
Бросает кошелек. БАЗИЛИО подхватывает его, но АЛИСА вырывает кошелек у БАЗИЛИО и они, вцепившись друг в друга, убегают.
ДУРЕМАР. А мне, а мне?
КАРАБАС. А, тебе? Ладно, будет и тебе. Сначала привяжи этих умников к дереву, — и покрепче, пусть погибнут эти негодяи здесь, на этом болоте. Будут помнить Карабаса Барабаса.
ДУРЕМАР привязывает БУРАТИНО, ПЬЕРО и МАЛЬВИНУ к дереву.
ДУРЕМАР. И меня будете помнить, вот вам! Вот вам! Вот вам! Сеньор Карабас Барабас, думаю, что вам необходимо хорошо подкрепиться, этот паршивец Буратино здорово наставил вам шишек.
КАРАБАС. Да, да! Я бы сейчас съел целого поросенка.
ДУРЕМАР. И я, и я!
КАРАБАС. Тогда в путь! Харчевня «Трех пескарей» ждет нас. Наша работа заслуживает, чтобы ее отметить.
Уходят.
На поляну, хромая, вышел побитый, потрепанный АРТЕМОН.
БУРАТИНО. Артемон, ты жив, Артемон?
АРТЕМОН. Кажется жив,.
МАЛЬВИНА. Господи! Артемон! Вас сильно побили... вам очень больно.
АРТЕМОН. При всякой драке царапины неизбежны. Кабы мне не дали подножку — нипочем бы меня не взять.
ПЬЕРО. Но ты здорово дрался, Артемон.
БУРАТИНО. Сможешь ли ты нас развязать?
АРТЕМОМ — Конечно, конечно. Я несколько ослаб, но я обязательно вас развяжу, вот... (Он развязывает всех).
МАЛЬВИНА. Спасибо, Артемон, спасибо, Буратино, мы спасены. Что же теперь нам делать? Бежать, спасаться, но куда, как? Может быть мы пойдем к папе Карло, Буратино?
БУРАТИНО. Без паники, Мальвина. Нет! Мы должны быстрее идти за Карабасом Барабасом.
МАЛЬВИНА. Ах, Буратино! Опять ты что-то придумал.
БУРАТИНО. Я хочу во что бы то ни стало отобрать у Карабаса Барабаса Золотой Ключик и узнать, где эта дверца, которую он открывает. За дверцей хранится что-нибудь замечательное, удивительное. И оно принесет нам счастье.
ПЬЕРО. Мы не оставим тебя одного.
МАЛЬВИНА. Молодец, Пьеро! Давно бы так!
АРТЕМОН. Спасаться — так все вместе!
БУРАТИНО. Скорее в харчевню «Трех Пескарей»! Пьеро, руки!
БУРАТИНО и ПЬЕРО делают из рук сиденье. МАЛЬВИНА садится.
БУРАТИНО. Мальвина, уступи место раненому.
АРТЕМОН. Я сам пойду! Мне так унизительно.
БУРАТИНО. Никаких возражений! Эх! Покатили!
Убегают.
Картина десятая.
Харчевня «Три Пескаря». Утро. ХАРЧЕВНИК и ОФИЦИАНТЫ-ПОВАРЯТА готовятся к открытию.
ХАРЧЕВНИК. Только солнышко встанет,
    Забрезжит заря,
    Просыпаются «Три пескаря».
    И известны они
    Всей округе не зря,
    Своей кухнею «Три Пескаря».
    Ля-ля, ля-ля, ля-ля, ля-ля...
    Своей кухнею Три пескаря».
ОФИЦИАНТЫ-ПОВАРЯТА.
    Только закажите
    Все, что захотите,
    И тогда обслужим вас —
    Высший класс!
    Вот гора закусок —
    Лопайте от пуза,
    Озеро вина —
    Пейте допьяна,
    Пейте допьяна!
У харчевни появились БУРАТИНО, МАЛЬВИНА, ПЬЕРО и АРТЕМОН.
БУРАТИНО. Ой, как вкусно пахнет!
АРТЕМОН. Ав! Ав! (Напрвляется к харчевне).
МАЛЬВИНА. Нельзя, Артемон! Сидеть! Тихо!
БУРАТИНО. Мы их опередили! Друзья, ждите меня здесь, на площади.
МАЛЬВИНА. Только будь осторожен, Буратино! Я умираю от страха!
ПЬЕРО. Буратино! Мы будем ждать тебя!
АРТЕМОН (БУРАТИНО, тихо). Буратино, когда будешь возвращаться, прихвати мне хотя бы маленькую косточку.
БУРАТИНО. Обязательно, друг. Спрячьтесь, я быстро.
БУРАТИНО осторожно вошел в харчевню. Его обступили ОФИЦИАНТЫ-ПОВАРЯ­ТА.
ОФИЦИАНТЫ-ПОВАРЯТА.
    Только закажите
    Все, что захотите,
    И тогда обслужим вас
    И покажем высший класс.
    Вот гора закусок,
    Озеро вина...
    Лопайте от пуза,
    Пейте до пьяна!
БУРАТИНО. Спасибо, спасибо большое! Я сыт, я только устал...
ОФИЦИАНТЫ-ПОВАРЯТА уходят. БУ­РА­ТИ­НО прячется в большой глиняный кувшин. Входят АЛИСА и БАЗИЛИО.
АЛИСА. Ну ладно, ладно, не будем ссориться. Мы славно поработали.
БАЗИЛИО. И славно заработали. (Тянется к сумке АЛИСЫ).
АЛИСА. Но-но...
БАЗИЛИО. И славно отдохнем!
АЛИСА. Карабас Барабас скоро будет здесь. Забрать бы у него Золотой Ключик. Нам он тоже не помешает. Мы и сами с усами. «Да здравствует королева Алиса Первая!» Звучит?
БАЗИЛИО. Ну и голова! Совсем крыша поехала.
АЛИСА. Где? (Поняла шутку). Фу-ты! Юморист! Хозяин!
БАЗИЛИО. Хозяин!
ХАРЧЕВНИК (Вбегает с подносом). Чем могу служить?
БАЗИЛИО. Чего-нибудь выпить!
АЛИСА. И закусить!
ХОЗЯИН быстро подаёт на стол бутыль и две кружки.
ХАРЧЕВНИК. А кто будет платить?
БАЗИЛИО. Она будет платить!
АЛИСА — Он!
БАЗИЛИО. Но у меня нет денег!
ХАРЧЕВНИК. Прошу извинить... (Убирает со стола бутыль).
БАЗИЛИО — Ах ты, шкура, обмануть меня хочешь? Отдай мне мои двадцать пять золотых.
АЛИСА — Какие еще двадцать пять золотых?
БАЗИЛИО — Ты что, арифметики не знаешь? Ведь Карабас заплатил нам пятьдесят золотых. Двадцать пять тебе, а двадцать пять — мне.
АЛИСА — У меня своя арифметика. Ну, держи десять золотых. Тебе и этого-то много. Комедиант!
БАЗИЛИО. Я не собираюсь ломаться в комедии. Мое призвание — трагедия!
АЛИСА. Где можно рвать на себе волосы, бездарь?
БАЗИЛИО — Ах так! Я бездарь! А ты на себя посмотри! Героиня, тоже мне нашлась. Селедка тухлая ты, а не героиня.
Он набрасывается на неё. Она вцепилась в него. И разгорелся настоящий бой.
ХАРЧЕВНИК (хлопает в ладоши). Нарушителей порядка и спокой­ствия взять, связать и посадить в холодную, пусть остынут.
Появившиеся ПОВАРЯТА-ОФИЦИАНТЫ схватили дерущихся и уволокли их. И тут появился КАРАБАС БАРАБАС. За ним — ДУРЕМАР.
ХАРЧЕВНИК. Я счастлив! Безмерно, безгранично рад, что вы посетили мое скромное заведение!
КАРАБАС (входя). Фу! Устал! Сто тысяч дьяволов!
ХАРЧЕВНИК. Двести, хозяин!
КАРАБАС (смеется). Хозяин? Как же, бери выше... Знаешь ли ты, кто я теперь?
ХАРЧЕВНИК. Не могу знать, сеньор Карабас Барабас...
КАРАБАС. Не могу, не могу... (ДУРЕМАРУ). Ну, скажи ему, произнеси, кто я теперь.
ДУРЕМАР. Король Пуп, Пуп двенадцатый. Мы так сейчас дорогой решили.
КАРАБАС (ХАРЧЕВНИКУ). Запомнил? Я теперь ваше величество!
ХАРЧЕВНИК. Запомнил, ваше преувеличество.
КАРАБАС. То-то. Тащи вина и побольше.
ДУРЕМАР. И побольше закусочки.
ХАРЧЕВНИК. Сию минуту, ваше преувеличество.
Накрывает на стол. Танцует в окружении ПОВАРЯТ-ОФИЦИАНТОВ и поет.
    Здравствуй, путник усталый,
    Зайди отдохнуть,
    Отобедать и сладко уснуть.
    После снова поешь
    И продолжишь свой путь...
    Но при том заплатить не забудь!
ПОВАРЯТА. Сольди, сольди, сольди,
    Денежки извольте!
    И тогда обслужим вас
    И покажем высший класс.
    Вот гора закусок,
    Озеро вина...
    Лопайте от пуза,
    Пейте допьяна!
КАРАБАС. После такой удачи можно и повеселиться.
Пьют.
Дрянь у тебя вино. Налей-ка мне вон из того кувшина.
ДУРЕМАР. И мне, и мне...
ХАРЧЕВНИК. Ваше преувеличество, этот кувшин пуст.
КАРАБАС. Врешь, собака!
ДУРЕМАР. Врешь!
ХАРЧЕВНИК. Синьоры, типун мне на язык — кувшин пуст! (Он перевернул кувшин).
ДУРЕМАР. А мы сейчас проверим.
КАРАБАС. А мы проверим.
Они пошли к кувшину и хотели заглянуть в него, но стукнулись лбами.
КАРАБАС. Там что-то беленькое чернеется.
ДУРЕМАР. Там что-то черненькое белеется.
КАРАБАС. Кувшин и правда пуст! В таком случае, ставь его ближе к столу. Мы будем бросать туда кости. Да тащи вина еще, только побольше.
ХАРЧЕВНИК придвинул кувшин, где сидел БУРАТИНО, к столу и принес большую бутыль вина.
КАРАБАС (бросает кости в кувшин). Ух! Хорошо! (Пьет). Этого негодяя Буратино надо было разрезать перочинным ножом на кусочки!
ДУРЕМАР. Нет, ваше величество! Его надо было положить на ладонь, а другой ладонью прихлопнуть!
КАРАБАС. Зачем? (Пьет).
ДУРЕМАР (пьет). А чтобы от него мокрое место осталось. Негодяй вполне этого заслуживает... (Засыпает).
КАРАБАС. Не спать, Дуремар, не спать!.. (Засыпает).
БУРАТИНО (из бочки). Открой тайну, несчастный, открой тайну!
КАРАБАС (от неожиданности выпучился на ДУРЕМАРА). Это ты?
ДУРЕМАР (сквозь сон). Нет, это не я...
КАРАБАС. Кто же сказал, чтобы я открыл тайну? Дуремар!
Но ДУРЕМАР выпил много вина и теперь спал крепко-крепко. КАРАБАС застучал зубами.
БУРАТИНО (из бочки, таинственно завывая). Открой тайну, несчастный, — иначе не сойдешь с этого стула.
КАРАБАС БАРАБАС попытался вскочить, но не мог даже и приподняться, так как стоял на своей бороде.
КАРАБАС (заикаясь от страха). Ка-ка-какую та-тайну?
БУРАТИНО. Где находится дверь, где находится дверь?
Таинственный голос продолжал выть, словно ветер в трубе.
КАРАБАС. Отвечу, отвечу, замолчи, замолчи... Дверь в каморке у старого Карло за нарисованным очагом. (Он хватает кружку с вином и долго пьет, потом, опьянев, засыпает и во сне продолжает говорить). Лентяи, бездарности! Хотели меня унизить! Они, видите ли, сбежали!.. Они думают, что они в Театре незаменимы. А я на них жизнь положил. Пускай теперь пропадают в болоте... Зато у меня есть Золотой Ключик! (Достает ключик, целует его). Черт с ним, с Театром, подумаешь! Теперь вот моя слава! Вот мое богатство! Ключик! Мой ключик! Дверь в комнате шарманщика Карло... Под старой картиной...
БУРАТИНО вылезает из кувшина.
БУРАТИНО. Ключик! Мой ключик! (Повторяет). Дверь в комнате шарманщика Карло... Под старой картиной...
КАРАБАС (во сне). Всех уничтожу!
БУРАТИНО вытаскивает из кармана КАРАБАСА БАРАБАСА ключик и бежит к поджидавшим его друзьям.
БУРАТИНО. Вот он, Ключик! Вот он, наш волшебный Золотой ключик! Скорее к папе Карло!
И они все запели от радости.
    Было плохо — стало лучше
    А секрет у нас простой:
    С нами Ключик, с нами Ключик,
    С нами Ключик золотой!

    Мы врагов своих проучим,
    А секрет у нас простой:
    С нами Ключик, с нами Ключик,
    С нами Ключик золотой!

    Светит нам надежды лучик,
    А секрет у нас простой:
    С нами Ключик, с нами Ключик,
    С нами Ключик золотой!
АРТЕМОН. Буратино, а ты прихватил для меня косточку, как обещал?
БУРАТИНО. Конечно, друг. (И он дал АРТЕМОНУ отличную косточку).
Картина одиннадцатая.
Каморка ПАПЫ КАРЛО. Тускло горит лампа над верстаком. ПАПА КАРЛО чинит свою старую шарманку.
КАРЛО. Хочешь, не хочешь, а жить надо. Тяжело на старости лет таскаться по дворам с шарманкой, а что делать? Эх, Буратино, Буратино! Пойду в город, еще поспрашиваю, может, кто-нибудь видел его, что-нибудь слышал о нем.
Вбегают БУРАТИНО, МАЛЬВИНА, ПЬЕРО и АРТЕМОН.
БУРАТИНО. Здравствуй, папа Карло!
КАРЛО. Мерещится мне, что ли, от радости? Нет, не мерещится! Здравствуй, прказник!
БУРАТИНО мгновенно повис на ПАПЕ КАРЛО.
КАРЛО. Буратино, сынок мой! Плутишка, ты жив и здоров!
БУРАТИНО. Папа Карло! Ты плачешь? Не нужно! Вот смотри — сколько у тебя теперь сразу станет детей: я, Мальвина, — она классная девочка, а это Пьеро, он настоящий товарищ, а это наш Артемон, — он благородный песик и здорово дерется. А вообще-то они замечательные артисты.
КАРЛО. Ай-ай-ай! Вот счастье-то! Был все время один, а теперь гляди — у меня целая семья. Эх! Жаль, что у меня дома — ни крошки, а в кармане — ни гроша, а то бы мы весело отпраздновали это событие.
МАЛЬВИНА. Папа Карло, прежде всего займитесь больной собакой. Мальчики, немедленно мыться... Ах, мои платья! Мои новенькие туфельки, мои хорошенькие ленточки остались на дне оврага в лопухах.
БУРАТИНО. Мальвина, довольно хныкать! Папа Карло, возьми молоток, отдери от стены дырявый холст.
КАРЛО. Зачем же, сынок, ты хочешь содрать со стены такую прекрасную картину?
БУРАТИНО. Сдери холст, папа Карло! Пожалуйста! Даю слово — у тебя будет настоящий огонь в очаге, настоящий чугунный котелок и горячая похлебка. Сдери холст.
КАРЛО. Ну, ладно! Будь по-твоему. (Сдирает холст). Да тут какая-то дверца!
БУРАТИНО. Я так и думал! А вот и ключ от дверцы. (И он вытащил Зотой Ключик). Папа Карло, открой...
КАРЛО. У тебя Золотой Ключик?
БУРАТИНО. Да, папа Карло, он принесет нам счастье! Там, за дверью спрятаны огромные-преогромные сокровища. Открывай скорое.
Где-то наверху, над каморкой, послышался какой-то шум, голоса, крики.
БУРАТИНО. Это Карабас Барабас гонится за нами. Скорее, папа Карло!
ПАПА КАРЛО вложил ключик в замочную скважину и повернул его. Раздалась негромкая музыка, как будто где-то заиграл органчик. ПАПА КАРЛО толкнул дверцу, и она со скрипом открылась. Все быстро вошли в нее, и она быстро захлопнулась. А в каморку уже ввалились КАРАБАС БАБАБАС, ПОЛИЦЕЙСКИЕ, ДУРЕМАР, АЛИСА, БАЗИЛИО.
КАРАБАС. Держите! Держите! Ограбили! Ключ! Дверца! Арестовать!
1-й ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Отворите, полиция.
2-й ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Вы арестованы.
КАРАБАС разбежался и ударил в дверь задом. Дверца не поддалась.
КАРАБАС. Именем Тарабарского Короля, ломайте проклятую дверь!
1-й ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Нет, здесь работа очень тяжелая.
2-й ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Мы идем доложить начальнику, что нами все сделано по закону.
Уходят.
КАРАБАС (оставшимся). Чего стоите, мошенники! Ломайте проклятую дверь, ломайте же, я вам говорю, жалкие трусы.
Он схватил метлу и хотел огреть ею ДУРЕМАРА, но промахнулся и угодил в голову вошедшему НАЧАЛЬНИКУ.
КАРАБАС (бухнулся на колени). Я несчастный сирота, меня обокрали, обидели, избили...
НАЧАЛЬНИК. Кто тебя, сироту, обидел?
КАРАБАС. Злейший враг, старый шарманщик Карло. Он увел у меня самых лучших артистов. Он хочет сжечь мой знаменитый театр, он подожжет и ограбит весь город, если вы его сейчас же не арестуете. Я категорически настаиваю, я требую, я приказываю.
НАЧАЛЬНИК. Ты настаиваешь, ты требуешь, ты мне приказываешь? А кто ты такой?
КАРАБАС. Я Доктор Театральных наук, директор знаменитого театра, Кавалер высших орденов, ближайший друг Тара­барского короля, сеньор Карабас Барабас.
НАЧАЛЬНИК. Вот тебя-то мне и надо. Ты явился со своим театром в наш город на наш Карнавал без приглашения. На Карнавале ты играл спектакли без моего разрешения.
КАРАБАС. Мы сыграли всего один спектакль, начальник, и то не до конца. Я буду жаловаться...
НАЧАЛЬНИК. И за сыгранные спектакли ты не заплатил налоги в городскую казну. Этого вполне достаточно. Арестовать его и проводить в тюрьму. (Уходит).
ПОЛИЦЕЙСКИЕ надевают на КАРАБАСА БАРАБАСА наручники и уводят его. Все расходятся.
Картина двенадцатая.
Подземелье. Они спускаются по крутой каменной лестнице. БУРАТИНО идет впереди, за ним — МАЛЬВИНА, ПЬЕРО и АРТЕМОН. Последним ПАПА КАРЛО. Он держит фонарь с огарком свечи. МАЛЬВИНА готова зареветь от страха.
ПЬЕРО (бормочет).
    Пляшут тени на стене —
    Ничего не страшно мне.
    Лестница пускай крута,
    Пусть опасна темнота, —
    Все равно нас этот путь
    Приведет куда-нибудь...
И вдруг широкий луч света ударил по лестнице.
БУРАТИНО. Глядите, глядите скорее!
Внизу, там, где кончалась крутая лестница, струился голубой свет, который освещал чудной красоты театральный занавес, на нем блестел золотой зигзаг молнии. Все, разинув рты, остановились перед чудным театром. Занавес медленно раскрылся и БУРАТИНО с друзьями и ПАПОЙ КАРЛО оказались на сцене. Это была настоящая сцена большого театра, — с декорацией, с фонарями: на сцене был сад с маленькими деревьями. Среди золотых и серебряных листьев пели скворцы. Высоко-высоко висели тюлевые облака и всходило красное солнце. Оно осветило песчаную пустыню, — вероятно, это была Африка, а справа и слева виднелись ветки лиан, похожие на змей.
БУРАТИНО (хвастливо). Что — видели? Значит, недаром я мокнул в болоте у тетки Тортилы. Вот наш Театр, — это лучше всякого золота!
МАЛЬВИНА. Театр! Настоящий Театр!
ПЬЕРО. Наш Театр? И мы будем в нем представлять?
АРТЕМОН. Мы будем теперь жить в нашем Театре и умрем в нем.
В зрительном зале появились артисты из театра Карабаса Барабаса.
АРТИСТЫ. — Буратино! Друзья! Примите нас к себе.
— Мы удрали от Карабаса Барабаса.
— Мы хотим служить в вашем Театре.
— Мы хотели бы быть с вами, можно?
БУРАТИНО. Конечно, можно. Идите к нам.
Артисты из зрительного зала спускаются на сцену.
БУРАТИНО. В этом Театре мм поставим комедию — знаете какую? «Золотой ключик» или «Необыкновенные приключения Буратино и его друзей».
ПЬЕРО. Я напишу эту комедию роскошными стихами.
МАЛЬВИНА. А я буду продавать мороженое и билеты, а если вы согласны, попробую играть роли хорошеньких девочек.
ПЬЕРО. Конечно, конечно!
АРТЕМОН. А я! Что буду делать я?
БУРАТИНО. А ты, Артемон, будешь заведовать Бутафорией и театральными костюмами. Мы дадим тебе ключи от нашей кладовой. Согласны?
Все одобрительно соглашаются.
БУРАТИНО. А ты, папа Карло... будешь нашим директором. И тебе придется играть роль Карабаса Барабаса. Ничего не поделаешь. Ты самый подходящий.
КАРЛО. Ну, уж нет, друзья. Я лучше сочиню к вашей комедии музыку и буду играть ее на шарманке. А если станем разъезжать из города в город, буду править лошадью, да варить вам баранью похлебку с чесноком.
ВСЕ. — Ура!
— Ну, а ты, Буратино?
— Что ты будешь делать?
— Кем ты будешь при Театре?
БУРАТИНО. Вот чудаки! В нашей комедии я буду играть самого себя и прославлюсь на весь мир!
ИТАК! — Первое представление занимательной, увлекательной комедии о том, как мы победили всех своих врагов НАЧИНАЕТСЯ!
На сцене карнавал.
БУРАТИНО. Открылась заветная дверца...
    Забилось в волнении сердце...
    Мы с вами свободны, друзья!
   
    И наша победа бесценна:
    Мы снова выходим на сцену,
    Без сцены прожить нам нельзя...

ПРИПЕВ:     Мы актеры, лицедеи,
    То герои, то злодеи,
    То внезапно умираем,
    То волшебно оживаем.
    И меняемся на сцене без конца...
    Отыскали тайный Ключик,
    Золотой волшебный ключик —
    Он откроет ваши души и сердца!

    Выходим мы в гриме и маске,
    Играем забавные сказки,
    Где море и смеха и слез,
    Друг дружку мм бьем понарошку,
    И слезы мы льем понарошку,
    Зато мы вас любим всерьез!
   
    ПРИПЕВ.
Конец.

129075, Москва, а/я № 2, тел. (095) 216 5995
Агентство напоминает: постановка пьесы возможна
только с письменного согласия автора

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования