Общение

Сейчас 614 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

В книге «Искусство одеваться» Н.А.Семашко (с 1918 по 1930 - нарком здравоохранения) писал: «К сожалению, у нас, при нашей культурной отсталости, на опрятность мало еще обращают внимание, некоторые даже считают чуть не «буржуазным предрассудком» тщательно следить за чистотой одежды, чистить обувь и т. д.» [1, с.17]. Российские журналы начала 20-х годов, делая наивнопросветительские попытки ввести в быт модные покрои платьев, приблизить недавних деревенских жителей к европейской цивилизации, в то же время изобилуют рекомендациями о соблюдении гигиены, чистоты и аккуратности в одежде. А таких «буржуазных предрассудков» было множество. Современники вспоминают о запрете на ношение галстуков, на пользование губной помадой, даже о борьбе с ношением форменных фуражек. С недо-умением пишет о подобных вещах журнал «Четыре сезона»: «Иногда у нас думают, что кепка на затылке, рубаха с растерзанным воротом, юбка-клеш - твердые признаки выдержанной идеологии, патент на сознательность» [2, с.8]. Семашко в статье, опубликованной в журнале «Ателье», называет это «отрыжкой прежнего забитого состояния» [3].

Но поскольку классовое расслоение населения сохранялось, эстетические требования в значительной мере совпадали с европейской модой, что вносило коррективы в общую картину городского костюма.
В 20-е годы устойчивый характер приобрело резкое подорожание одежды. Причем цены кооперативов были почти такими же, как и государственные. Например, в промкооперации дамское платье из шерстяной шотландки стоило 22 руб., в госторге (тоже из шерсти) - от 15 до 90 руб., пальто драповое в промкооперации - 95-110 руб., в госторге - 75-150 руб. (на шелке), но 28-40 руб. (на сатине). Для сравнения приведем цены на продукты питания: 1 кг мяса - 84 коп.; 1 кг сахара - 60 коп.; 1 кг масла - 2 руб. 40 коп.; 100 г чая - 95 коп.; 1 кг черного хлеба и две булки - 18 коп.; 1 кг рыбы - 50 коп.** А зарплата служащих была в 1927 году от 35 до 46 руб. в месяц, инженера - 200руб. Приобрести новую вещь мог далеко не каждый.
НЭП (реформа проведена в 22-24 гг., свертывание - к 30-му году) вызвал экономическое оживление: «для того, кто видел Москву всего каких-нибудь полгода назад, теперь она не узнаваема, настолько резко успела изменить ее новая экономическая политика...
Началось это постепенно... То тут, то там стали отваливаться деревянные щиты, и из-под них глянули на свет, после долгого перерыва, запыленные и тусклые магазинные витрины. В глубине запущенных помещений загорелись лампочки, и при свете их зашевелилась жизнь: стали приколачивать, прибивать, чинить, распаковывать ящики и коробки с товарами...
Трудно понять из каких таинственных недр обнищавшая Москва ухитрилась извлечь свой товар, но она достала его щедрой рукой и разложила по полкам...»***
Ряд выдающихся художников: Экстер, Лоаманова, Родченко, Попова - занимаются в это время модной одеждой. Ламанова, например, в 1926 году создает серию платьев из простых хлопчатобумажных и льняных тканей (полотно, бязь, холст) в сочетании с вышивкой, среди них - платье из холщовых полотенец [4].
Но конструктивные построения выдающихся мастеров лишь косвенно влияют на бытовую моду. Журналы мод тех лет искусственно отделяют советскую моду от европейской, доходя, порой, до абсурда: «Для русских женщин - пишут они - западные костюмы неудобны и чересчур ярки», перепевая в то же время мотивы общеевропейской моды[5, 6]. Итак, общий силуэт дамского платья на протяжении периода - «роб -де- шемиз» с заниженной талией. Если в 1923 году - юбки длиной чуть выше щиколотки, достаточно широкие, состоящие из мягко спадающих оборок, то в1925 году юбка постепенно укорачивается до середины икр. Наиболее короткой она становится в 1926 году, даже не прикрывая коленей. Эта длина сохраняется вплоть до 1928 года.
Теперь более подробно остановимся на развитии модного платья. 1923 год приносит в моду драпированную юбку, и множество отделок - сутаж, аппликацию, вышивку, - что помогало скрыть швы в перешиваемых вещах. Юбки часто шились с «передниками» или с «подборами», когда часть юбки подбиралась спереди или с боку. Наиболее популярный цвет 1923 года - синий. Для элегантной женщины считалось обязательным синее платье. Модный цвет шляп - коричневый, серый, черный. На шляпах носят украшения, то торчащую шпильку, то нечто вроде кулона, свешивающегося налево вдоль щеки». В моде муслин, щелк, бархат. Современники вспоминают, что в быту легкие ткани вполне успешно заменялись крашеной марлей, густо (для придания модного цвета) подсиненной. Популярны были кушаки из шелкового шнура, пе-реплетенных лент, с цветными крупными овальными или квадратными медальонами, пряжками из черепахи, галалита (цветной стеклянной массы), перламутра.
Модная отделка зимней одежды - серый каракуль. Современники свидетельствуют, что очень часто зимние пальто шили из защитного шинельного сукна, иногда окрашивая его в черный или коричневый цвета, но преобладали пальто серого цвета. Отрез такого сукна можно было получить в виде премии за «ударный» труд. Возвращаясь к зимним пальто, можно сказать, что для дамской одежды использовались «мужские» ткани с крупной выделкой и гладкие меха.
Летом мода предлагала заменить текстильную отделку стриженым пером - марабу, лебяжьим пухом В расцветках тканей ощущалось влияние Востока - Алжира, Туниса, Марокко, Сенегала, Индо - Китая, пришедшее к нам из Европы. В Европе в это время появляется так называемый стиль «Негро» - пестрые ткани, множество браслетов. Но вся эта экзотика в России разбивалась о несовершенную, едва оправившуюся после войны и революций промышленность.
«Перелом в текстильной промышленности России наступает в 1923 году, когда она приобретает более стабильный характер»[7].
Как только перед текстильной промышленностью встали эстетические задачи, художники увлеклись наряду с чисто конструктивистскими (беспредметными) решениями орнаментации тканей и тематическим рисунком - с изображением советской символики - серпа и молота, звезд, индустриальных мотивов. Ткани стали носить ярко агитационный характер. Правда, стоит отметить, что в быту столь значительное явление декоративного искусства практически не привилось. Хотя критик Я.Ту- генхольд, говоря об искусстве Л.Поповой, отмечал, что ее ткани носила вся Москва.[8] Но ни на одной из фотографий того периода автор не встретил платьев из подобных тканей. Возможно, это обусловлено было недостаточным выпуском таких тканей, или тем, что предпочитали перешивать из старого, чем шить новое. Но множество образцов агитационных тканей хранится в ГРМ, музеях Москвы и Сергиева Посада (ранее Загорска).[7] 1924 год не вносит каких-либо существенных изменений ни в силуэт платья, ни в его длину. Отечественные журналы мод, ориентируясь на западные, достаточно подробно рассказывают о различных деталях. Например, о чулках телесного, или бледнокоричневого, или золотистого цвета летом. Это особенно «актуально» для советских женщин, учитывая, что пара чулок стоила 1 руб. 60 коп., и штопаные чулки не были редкостью в быту. В 1926 году не редки темные чулки со светлыми платьями. Или же рекомендации журналов о модных цветах перчаток - палевый, жемчужный, бледно-розовый. Модны были так называемые «роялистические перчатки» с большими зубчатыми манжетами. Преобладали широкие отложные воротники и «у»-образные декольте.
Самый модный цвет осенью 1924 года - цвет «платины». Также рекомендовались все оттенки осенней листвы, сливы, фиолетовый, желтый, темно-красный. Меха на отделке пальто серебристые и золотистые: лисица, кролик.
Для 1925 года характерны, прежде всего, сужение юбки и укорочение ее до середины икр. На юбку шло ткани в ширину от 1,5 до 2м. Лиф заканчивался на 30-35см выше колен. Талия ничем не акцентировалась. Правда, нарядные платья еще сохраняют оборки, свободные складки юбки, так как шьют их из легких струящихся тканей. Входит в моду туника поверх чехла.
«Журнал для хозяек» пишет: «Вечерние платья отделывают вышивкой из золота, в которое вкраплены камни, бусы, искусственные цветы. Для обеденных туалетов очень в моде черный отоман с золотом и светлым шелком. Эти костюмы, отделанные куницей и соболем, подходят также для торжественных случаев»[5, с.19]. Некоторые фасоны черных платьев оживляются цветными вставками, например, бок платья распахивается на ярко-красной, зеленой или синей затканной вставке. Некоторые вырезаны очень мало спереди и открывают спину до талии, другие и сзади не сильно открыты. Ровно круглый вырез идет для обедов и танцевальных вечеров. На семейные вечера сильно декольтированные платья не надевают. Очень модно вшить широкий шарф в шов плеча и обвить им шею»[6, с.21]. «Забавно отметить, что новейшая мода Запада обращает исключительное внимание на спину, на ее украшения...Теперь все... повернуто в обратную сторону, по странному капризу моды. Золотая цепь или жемчужная нить оттеняют цвет глубоко оголенной спины...Меховые воротнички тоже одеваются «наоборот»: хвостики боа спадают на спину, а не застегиваются на шее» - пишут журналы в 1926 году.
Платья отделывают всевозможными вышивками, цветной и белой гладью, стебельчатым швом. По- прежнему платья украшают отделкой: галуном, мережкой, строчкой. Шляпки в это время с узкими полями, обнаруживается тенденция к росту тульи. Такая шляпка называлась «директуар».
Очень моден был кожаный авиаторский шлем. Это было не только продолжением модных тенденций, но и созвучно новому стилю эпохи. Летом носили шляпки из цветной соломки, но в действительности преобладали полотняные.
В обуви сохраняется «французский каблук», но он становится значительно выше. В Европе, в это время модны туфли из «змеиной кожи», то есть из узорчатой, в коричневых, сероватых, синеватых и зеленоватых тонах. В наших журналах мод все еще печатаются рекомендации, как сшить туфли самому из брезента или другой ткани.
Нарядные перчатки из шелка или из кожи телесного цвета гораздо выше локтя. Туфли в цвет перчаток, чулки в цвет платья или его отделки. В моде жабо из кружев, матросские воротники с цветным галстуком. Летом рекомендовались зонтики белые, розовые, оранжевые, золотисто-желтые. Плоские «японские» зонтики делались из крепа, на более плотной подкладке. Самые модные ручки - коралловые, но также и фарфоровые, перламутровые. Зонтики предпочитали маленькие с короткой ручкой, разрисованные или в воланах.
1927 год приносит новые цвета. Модный цвет платья в 1927 году - коралловый, в 1928 году - зеленый, серо-зеленый, серо-голубой. В 1927 году «в платьях юбки продолжают быть асимметричными, зачастую более короткими спереди, чем сза- ди»[4, №4,1927,с.29]. В моде торжествует так называемый «спортивный» стиль. То есть сочетание юбки и трикотажного свитера с геометрическим рисунком или без него с тонким кожаным или замшевым пояском под цвет свитера. Костюм-тайер теперь состоит из одноцветного жакета и плиссированной юбки в клетку. Продолжают быть популярными яркие цветовые сочетания в платьях - черное с красным, темно-голубое с белым, модны также сиреневые и коричневые тона, серый, темнозеленый. Но цветом сезона остается синий. Особенно моден цвет «светлой свеклы». В летних платьях преобладают цвета: голубой, фиолетовый, розовый, оранжевый, серебряный. Вечерние летние платья - цвета чайной розы, бирюзового, бледно-зеленого, апельсинового. Очень популярно сочетание черного и белого. Входят в моду искусственные цветы. Например, шляпка могла быть украшена цветком камелии, белой гвоздики, фиалки. Такой же цветок мог быть в отвороте пиджака.
Для платья или блузы с закрытым воротом обязательным был галстук. После 1926 года шляпы в тон отделки платья, но предпочтительнее оттенки «кожи, дерева, пальмовых листьев». Форма шляп практически не меняется, шляпы плотно облегают голову, скрывая волосы. Модны шали. Вновь появляются боа из перьев - голубые, белые, телесного цвета, цвета розового дерева.
Хотя журналы начинают настойчиво предлагать длину платьев до середины икр, в быту все еще сохраняется длина выше колен. В конце 20-х годов при удлинении юбки проявляется тенденция к облегающему лифу.
Зимние пальто 1927 года в основном с шалевым воротником и рукавом реглан, в их отделке используются гладкие меха - леопард, под обезьяну, плюш. С развитием кинематографа именно актрисы стали невольными пропагандистами моды. Ими восхищались, им подражали. Журналы договаривались с артистами о пропаганде новых фасонов платьев, белья, обуви, шляп. Такими же путями становятся модными, а значит - желанными, не только одежда, но и фигура (объем груди и бедер), изгибы бровей и губ, прически, украшения»[11,с. 7]. Одна из звезд немого кино Лия де Путти стала воплощением идеала женщины 20-х годов. Ее темные гладкие волосы, челка, закрывающая весь лоб, стали мечтой многих модниц Европы.
Светлым волосам придавалась не столь каноническая форма. Интересны указания журнала «Четыре сезона»: «Днем гладкие волосы заложены за уши, для вечерней прически передние волосы зачесываются назад и на самом затылке завиваются так, что получается нечто вроде ореола». 1928 год принес
новую прическу под названием «Шантеклер» - это завитой «петушиный гребень» на гладких волосах и с длинными локонами по обеим сторонам лица. Была в моде прическа, когда волосы укладывали «улитками» на ушах.»[12, с.30].
Угловатость силуэта постепенно сменялась женственностью. Женственность как бы проступала сквозь мальчишескую маску, сквозь геометрию платья. В моду входила стройная, гибкая фигура с развитыми плечами, узкими бедрами. Множество таких женщин мы видим на картинах А.Дейнеки, А.Самохвалова. Начинают носить береты. Дамская прическа все еще короткая, но появляются локоны, волнистые волосы.
В 1929 году талия платья поднимается все выше и начинает прорисовываться.
Юбки предпочитают со встречными складками, гофре, оборками, плиссировкой, воланами, на такую юбку шло уже 3,65м ткани. Пальто - мягко прилегающие. Легко струящиеся ткани платья создают более гибкий силуэт.
Изменяется и форма дамского белья. Жесткие корсеты уходят. Их функции выполняют пояса из плотных тканей. Говорить о повсеместном распространении бюстгальтера еще рано. Более узкое платье повлекло за собой и изменение покроя дневной сорочки. Ее стали шить в талию, немного расширяя к низу, на тонких тесемках. Панталоны стали значительно меньшего объема. Все это имеет огромное значение для внешнего вида платья, так как на белье другого покроя платье сидит по-другому. МУЖСКАЯ ОДЕЖДА «Во что попало одеты граждане, - встречаем мы в рассказе М.Булгакова «Москва краснокаменная» написанном в 1922 году, - Блузы, рубахи, френчи, пиджаки. Больше всего френчей - омерзительного наряда, оставшегося на память о войне. Кепки, фуражки. Куртки кожаные. На ногах большей частью подозрительная стоптанная рвань с кривыми каблуками. Но попадается уже и лак». В значительной степени военизированная в начале 20-х годов, одежда мужчин со временем менялась. Кинематограф принес тип красавца-муж- чины, «вызывающего поклонение многочисленных экзальтированных почитательниц». «Непревзойденным объектом такого почитания был Рудольфо Валентино, актер с внешностью романтического, томного, экзотического героя» [11]. Другой исследователь - Анджей Банах в книге «Портрет образцового мужчины»[13] приводит несколько иной модный тип мужчины, воплощенный на экране Чарльзом Спенсером Чаплиным. В мужчине этих лет проявляются черты, исчезнувшие у женщин- мальчишек, - отмечает Банах. «Он истеричен, имеет широкие бедра, благодаря покрою пиджака, подводит глаза, одевается пестро, носит шерстяную спортивную шапку и больше всего любит танцевать». К подобному определению отнестись серьезно просто невозможно и герой Чарли вряд ли был объектом для подражания.
Советский кинематограф этого времени еще не предложил героя подобного Валентино или Дугласу Фербанксу. Можно говорить лишь о преобладании каких-то типовых черт в костюмах героев экрана, относивших безошибочно героя к какому- либо классу. Правда, предпринимались попытки «формирования эстетики внешнего облика человека социализма»[14], но, как и любая другая часть советской мифологии, они были далеки от жизни. Прежними оставались некоторые детали. «В те далекие годы монокли еще были в ходу - их носили изящные старики и снобистские молодые люди. Но, конечно, не дамы. Дама в монокле или с моноклем совершенно не мыслима»[12, с.41].
«Прочно входит в обиход трикотаж. Трикотажный свитер мог надеваться вместо пиджака (к тому же его цена в 1925 году от 10.50 до 25 руб.) И хотя мода диктовала свои требования, мужчины, оставались верны традициям. В 1927 году модными цветами мужских костюмов были темно-фиолетовый, цвет ржавчины и цвет розового дерева»[10, №3,1927,с.1б], также цвета кожи, дерева, опавших листьев. Там же читаем: «Форма жилетов, одна из модных в Лондоне - очень низкий, двубортный, застегивающийся на одну пуговицу, и представляющий нечто вроде высокого пояса».
К концу десятилетия силуэт мужского костюма стал меняться. Значительно расширились и выпрямились плечи, пиджак стал облегать талию, брюки стали значительно шире. Если в 1925 году брюки суживались книзу, то в 1929 году разница ширины штанин в коленях и у щиколотки 5 см. Для двубортного костюма брюки рекомендуются без отворотов. Почти полностью отмирает парадный фрак, вместо него пиджачный костюм или смокинг со штучными брюками. В Европе же наоборот, отмечается возврат к фраку. Жилеты для фрака белые или светло-серые, двубортные с шестью пуговицами, или прямые с отворотами. Одинаково модны два вида пиджаков: двубортный с шестью пуговицами и прямой с тремя. Визитки шьют из саржи или шевиота черного цвета, но тесьмой, как раньше, уже не отделывают. Жилет к визитке был на пяти пуговицах, причем, нижнюю застегивать не рекомендовалось согласно традициям. Брюки к визитке в черную и белую полоску.
Ботинки преобладали на широком ранте. Но излюбленной обувью становятся сапоги. По свидетельству современников высшим шиком считались брюки-галифе с сапогами из шевро. Такими сапогами обзавестись было крайне нелегко.
Галстуки носили блеклых расцветок, в мелкий рисунок, узкие, с узким узлом. Рубашки с пришивными воротничками уже преобладают, они часто цветные, в полоску, много косовороток. Концы пришивных воротничков крепились пуговичками. «...Вышитые рубахи вошли в моду, сменив косоворотку, с середины 20-х годов и стали чем-то вроде формы у ответственных работников ЦК и комиссариатов... » - читаем в «Воспоминаниях» Н.Мандель- штам [15, с.248].
Пальто прикрывали колени и расширялись к низу, а с середины 20-х годов выпрямляются и часто надеваются с поясом.
Пиджаки во множестве заменяются френчами и толстовками. Благо цена их была не столь высока (френчи от14 до 40 руб., а толстовки - из вельвета
-    от 18 руб., из трико, шевиота - от 15 руб., костюм же - 30-90 руб.). Что касается мужских причесок, то общее увлечение спортом у нас в стране, а в начале 20-х годов, например, боксом, принесло достаточно своеобразную моду, которая, по всей видимости, стимулировалась и экономическими моментами. Это так называемая стрижка «под бокс».
Однако многие в тот период в России одевались согласно собственным законам, так называемой местной моде, рожденной в определенном городе, даже в стенах одного учреждения Разрыв с европейскими традициями все увеличивается.
Если в Европе очень популярными становятся брюки гольф с пиджаком из такой же ткани и вязаными трикотажными чулками, то в России их заменяли брюки-галифе. Часто суконные гетры надевались под брюки, в отличие от кожаных, которые надевались поверх брюк. Так же могли надеваться поверх брюк и трикотажные гетры. Таким образом, общеевропейская мода, оказывая несомненное влияние на костюм российских граждан периода 1923-1929гг., подвергалась значительным изменениям и местным влияниям.

Марина Баст

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования