Общение

Сейчас 458 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


           

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

 

«Красная Шапочка»

Зрительный зал на спектакле «Красная Шапочка» заполняется маленькими. Они знают сказку Шарля Перро чуть ли не наизусть, но готовы вновь и вновь встречаться с ней. Впрочем, сегодня сказка предстает в новом обличии — ведь она стала оперой.
Ее главный автор — советский композитор, народный артист РСФСР Михаил Раухвергер — когда-то писал музыку к одноименной пьесе Евгения Шварца, шедшей и идущей сейчас на сценах многих театров страны, в том числе в постановке Наталии Ильиничны Сац.
Музыка, созданная композитором к этому спектаклю, была настолько яркой, образной, что сама собой напрашивалась мысль сделать на этой основе оперу. В своих воспоминаниях о Н.И. Сац Раухвергер написал: «Вначале эта идея меня несколько озадачила. Во-первых музыка к пьесе — это одно, а опера — совсем другое. Во-вторых, музыка к пьесе написана очень давно. Удастся ли мне по прошествии нескольких десятилетий избежать пестроты стиля, вполне объсянимой при таких обстоятельствах?
Однако, как всегда, короткой беседы с Наталией Ильиничной оказалось достаточно, чтобы мои сомнения улетучились и снова появилось это уже знакомое, замечательное нетерпение, желание как можно скорее приступить к работе.
Наталия Ильинична привлекла к написанию либретто будущей оперы поэта Виктора Викторова, которому удалось, на мой взгляд, очень органично ощутить шварцевскую интонацию».
Воспоминания композитора оживили и мои собственные воспоминания о ходе работы над оперой. Михаил Рафаилович постоянно требовал от меня эмоциональной насыщенности не только от каждой картины, сцены, эпизода, но и от каждой отдельной фразы.
Помню, как он предложил мне написать новую арию для Красной Шапочки, которая идет лесом к своей бабушке.
Ну подумайте, как интересно можно было бы сделать такую арию, — убеждал меня композитор. — Сколько противоречивых чувств охватывает девочку! Тут и страх перед темнеющим лесом, перед возможной встречей с волком, тут и сознание внучатого долга, и любовь к бабушке, и решимость бороться с хищником, который преследует ее лесных друзей, и... надежда, что они помогут ей, если она попадет в беду.
Сколько здесь выразительных возможностей для композитора, и как трудно эти возможности реализовать в таком сгустке времени, в такой крохотной и необычайно «концентрированной» арии!
Писал Михаил Рафаилович не отрываясь, не занимаясь одновременно ничем другим и точно следуя либретто, которое я предварительно согласовал с ним во всех деталях. Клавир оперы был сделан за три месяца, столько же времени ушло на партитуру.
Раухвергер научил меня работать по телефону. Раньше мне это казалось чуть ли не неприличным, но это было ошибочное, даже косное отношение к делу. В наш век активного вторжения техники в жизнь ничего предосудительного в этом нет, не пишут же сейчас гусиными перьями, как полтора века тому назад.
Между прочим, общение по телефону удобно и экономит массу времени. Каждое утро, около восьми, я слышал в трубке низкий, чуть хрипловатый баритон композитора. Он просил меня изменить слово или фразу, уточнить реплику, которая по смыслу или звучанию его не устраивала, дописать строчку-две к сочиненной вчера арии.
В отличие от других композиторов, Раухвергер никогда не показывал мне готовых «кусков» оперы. Я вообще в первый раз услышал ее на генеральной репетиции.
Красная Шапочка получилась у нас независимой и самостоятельной, ее побаивается даже собственная Бабушка, о лесных друзьях она трогательно заботится, а с Волком вступает в настоящий поединок. Волк — тоже весьма современный, носит джинсы, на досуге смотрит телепрограммы. Перед Шапочкой он пасует. Во время гастролей театра в Италии одна из газет поместила даже заголовок: «Красная Шапочка съедает Волка» (!).
Музыка оперы более традиционна, она классически ясная и строгая по форме, мелодичная, прозрачная, с четкими характеристиками персонажей.
Спустя пятнадцать лет после премьеры в старом здании (ставил спектакль заслуженный деятель искусств РСФСР профессор Михаил Мордвинов), театр решил вновь обратиться к этому произведению. Это не было возобновлением спектакля или второй его редакцией. По существу, родился новый спектакль. Было переосмыслено все произведение, идейно оно стало ближе к современности, в нем появились новые герои — Олень, Кабан, Барсук, был написан пролог «Школа Красной Шапочки», в котором героиня учит лесных зверей, как сообща бороться с Волком. Именно они впоследствии и помогут девочке расправиться с ним. Был изменен постановочный план, написаны новые декорации, в которых осуществлено иное художественное решение. Всю работу по совершенствованию либретто проделала сама Наталия Ильинична Сац, она же и поставила спектакль на новой сцене.
Как первую, так и вторую постановку оформляла художница Марина Соколова. Мне захотелось задать ей тот же вопрос, что и Бенедиктову: чем отличается художественное оформление спектакля музыкального от спектакля драматического. Вот что ответила художница:
«В драматическом театре оформление более материально, в музыкальном — более отвлеченно. Костюмы, например, мы даем в более живописном, образном решении. Даже цвет костюма должен соответствовать музыкальной характеристике персонажа, он не может быть случайным.
Мебель и другие атрибуты — все должно быть продиктовано живописностью решения.
То, что в драматическом театре покажется искусственным, в музыкальном будет восприниматься как правдивое, поскольку в опере многое построено на условности, на правилах «игры».
В то же время декорации «с натуры» в музыкальном театре могут оказаться в противоречии с самой сущностью музыкального спектакля.
Музыкальные ритмы диктуют нам ритмы оформления, музыка диктует его стиль. Это в большей степени касается сказок, но относится и к реалистическим спектаклям. Здесь художнику часто помогает изобразительное искусство того времени, в рамках которого происходит действие».

Комментарии   

 
+1 #1 Руслан 10.09.2013 09:13
В детстве показывали по телевизору.
Запомнилась ария кабана:

Ищу ищу,
Тащу тащу,
Я брат свинье,
Но не свинья!

:D
 

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования