Общение

Сейчас 396 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


           

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

 

«Сестры»

Впервые в театр Сац Дмитрий Кабалевский пришел студентом консерватории в начале двадцатых годов. Его попросили заменить заболевшего концертмейстера.
«У него какая-то удивительно волевая игра на рояле, — писала Н. Сац в одной из своих книг. — Своей игрой он держал внимание артистов, заражал их своей собранностью. Такого концертмейстера ни до, ни после него у нас в театре не было. (Еще бы! Дмитрий Борисович учился у Гольденвейзера! — В. В.)
Он любил сидеть на наших спектаклях, подмечать особенности детского восприятия... Но он уже заканчивал консерваторию и не смог долго работать у нас в театре...»
Прошло сорок лет. Детский музыкальный театр активно работал над созданием собственного репертуара.
«Где бы мы ни встречались с Наталией Ильиничной, — пишет Кабалевский об этом времени, — о чем бы мы ни заговаривали, начиналось обсуждение тем и сюжетов для детской оперы. У меня на этот счет были свои намерения, свои планы и мечты. Репертуар нового театра складывался исключительно из опер на сказочные сюжеты, обращенные к слушателям младшего возраста. При всей своей любви к сказкам и полном понимании их художественной и воспитательной ценности, я чувствовал, что театр очень сузит, ограничит свои возможности, если не выйдет за рамки одних сказок».
Драматург Сергей Михайлович Богомазов вспоминает:
«У композитора была давняя мечта написать одну оперу для юношества. «Я пока не знаю ее сюжета, — говорил он на одной из встреч с молодыми артистами театра, — не знаю, какие события лягут в ее основу. Но мне хочется, чтобы это было серьезное и глубокое произведение о наших юношах и девушках...»
И мы нашли такой сюжет — повесть новосибирского писателя Ильи Лаврова «Встреча с чудом». Ее героини, Ася и Слава, — вчерашние школьницы. Они входят в жизнь с большой, не совсем обычной мечтой: хотят стать штурманами дальнего плавания, водить океанские корабли. Но за мечту надо бороться. И на пути к ней — встречи с людьми, и плохими, и замечательными, а обыкновенная жизнь — это самое необыкновенное чудо!"
Ася и Слава — очень разные. Ася — волевая, настойчивая, даже аскетичная, но и порывистая, страстная, одержимая, она непоколебимо идет к своей цели. Слава — более женственна, любит жизнь во всем ее многообразии, она мягче, лиричней, и в конце концов она «изменяет» морю, но не изменяет мечте, потому что находит свое счастье на земле, в совместной жизни и работе с любимым человеком.
В одном из писем Кабалевскому Ромен Роллан отмечает его дар драматизации, драматургического движения, пронизывающего всю ткань его замечательной оперы «Кола Брюньон».
Это же самое «драматургическое движение» характеризует и оперу «Сестры», написанную композитором на либретто Богомазова. Эта опера не разделена на картины, а подчинена единому симфоническому развитию. Вот как решена, например, главная тема оперы — тема молодых героинь, сестер Аси и Славы.
В отличие от общепринятых «выходных» арий, их песня-дуэт рождается постепенно, как бы сопутствуя развитию и становлению образов сестер.
Где-то в прологе звучат первые две строки:

Только море и море,
Без него нам не жить...

Потом ночью, во сне, когда им видится море, сестры слышат голоса волн, как бы продлевающих эту песню.
А дальше она звучит у сестер все уверенней, шире и наконец в полную силу...
Работа над сочинением длилась несколько лет, но вот наконец наступил день, когда Дмитрий Борисович сыграл оперу театру. Чтобы показать не столько демократический характер процедуры обсуждения оперы, сколько живую заинтересованность коллектива в обновлении своего репертуара, в повышении его художественной ценности, приведу несколько строк из записей, сделанных мной в тот день.

Н. Сац. Да, сестры мечтают стать штурманами, капитанами, а сидящие в зале мечтают совсем о другом. Ну и хорошо, пусть мечтают и трудом добиваются исполнения мечты. Эта опера должна прозвучать как призыв к полету мечты всех сидящих в зале.
Музыкант из оркестра. Действительно, должно быть сотворчество мыслей героев оперы и зрителей.
Дирижер. Меня не убедил конец оперы, я считаю, что нет еще законченности, точки.
Актриса. На мечте ставить точку нельзя. И почему произведение не может кончаться многоточием?..

Честно говоря, я до тех пор еще не бывал на таком бурном обсуждении. В нем приняли участие буквально все, потому что интересно было всем и сказать свое слово хотели все.
И, конечно, говорили не только о том, что им в опере понравилось, но и о том, чего в ней, по их мнению, недостает.
Артисты балета считали, что в опере мало танцев (по-моему, их там совсем не было), оркестрантам хотелось более развернутых симфонических полотен, кому-то не хватало массовых песен, а кому-то интимно-лирических сцен...
Итог обсуждения подвела Наталия Ильинична:
Музыка Кабалевского входит в нас тихо, но остается надолго,
сказала она тогда, — и, осуществляя эту постановку, нам надо добиться той простоты и естественности, когда всякий пафос и назойливая мысль о диафрагме уже преодолены. Надо уметь петь о самом дорогом, волнующем, и вполголоса, и как бы размышляя вслух.
Дмитрий Борисович стоически выдержал шквал обрушившихся на него предложений. Внешне он очень спокойно слушал и делал заметки в блокноте, а потом, не вступая в полемику со своими критиками, поблагодарил за обсуждение и обещал внимательно подумать над тем, что услышал и записал.
Некоторые замечания Дмитрий Борисович учел при завершении работы. К моему глубокому сожалению он пожертвовал двумя пре красными лирическими песнями, стремясь, очевидно, сделать сюжет еще более динамичным.
«Сестры» — опера психологическая. Это проникновенный разговор с юношеством о долге, морали, больших и «малых» чувствах. Он потребовал от режиссера создания атмосферы доверия, и это было достигнуто очень скупыми, камерными, но оттого — еще более выразительными средствами. Например, на авансцене была поставлена ширма, которая превращалась то в светелку сестер, то в вагонное купе скорого поезда, то в холмик на берегу реки...
«Наталия Сац видит и слышит весь спектакль, очень тонко ощущает музыкальную ткань оперы, — писал позже Кабалевский, — все ее режиссерские решения лаконичны и точны, всегда вытекают из музыки, иногда из какой-нибудь одной важной, чутко услышанной интонации. Спектакль получился новаторским, совершенно не похожим ни на одно оперное представление, когда либо виденное мною, открывающим новые пути развития камерной оперы.
Мы с С. Богомазовым сделали из «Встречи с чудом» «Сестер», Наталия Сац, поставив «Сестер», подарила нам своей постановкой подлинную «встречу с чудом».
Добавлю, что моя дочь, — ей тогда было восемнадцать лет, — довольно спокойно относившаяся к опере, сказала после премьеры, что теперь она будет ходить в оперный театр.

Комментарии   

 
+1 #1 Руслан 10.09.2013 09:13
В детстве показывали по телевизору.
Запомнилась ария кабана:

Ищу ищу,
Тащу тащу,
Я брат свинье,
Но не свинья!

:D
 

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования