Общение

Сейчас 492 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


           

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

 

Сказка и правда

Детский музыкальный театр стал своеобразной мастерской советской оперы для детей. И продукция этой мастерской была самая разнообразная.
Театр побуждал поэтов и композиторов создавать оперы не только сказочные, но и реалистические, искать в сюжетах романтику, героику, пользоваться и сатирическими красками.
Поговорим о нескольких постановках Наталии Ильиничны, которые стали вехами на дальнейшем пути театра и расширили границы жанра оперы для детей.

«Три толстяка»

В пятидесятые годы композитор Владимир Ильич Рубин написал музыку к двум радиоинсценировкам — к рассказу американского писателя Альберта Мальца «Цирк приехал» и к героико-романтической повести Юрия Олеши «Три толстяка». Интересно, что в обоих случаях композитор обращается к цирку, вводя слушателей в несправедливый и жестокий мир, в котором нет счастья для неимущих и для их детей. Мальчишки из рассказа Альберта Мальца, мечтавшие попасть на представление провинциального цирка, так и не попали внутрь «волшебного шатра», хотя помогли разгрузить почти все цирковое имущество. А в «Трех толстяках» полицейские приносят горе маленькой танцовщице Суок, разрушая балаганчик папаши Бризака, в котором она выступала...
Из радиопостановки «Трех толстяков» в дальнейшем родилась опера. Она театральна, мелодична, образна, с запоминающимися характеристиками персонажей. Только Три толстяка, трехголовое олицетворение деспотизма и собственничества, представлены как безликое чудище, — они не наделены музыкальной характеристикой. Даже «речь» воплощена в трехоголосных аккордах. «Композитор противопоставляет образы положительных персонажей статичным, однозначным, «бездушным» характеристикам их врагов, лейтмотивы которых подобны застывшим формулам», — пишет музыковед Т. Леонтовская.
Юрий Олеша, прослушав оперу в исполнении композитора, сказал о своем впечатлении: «Передо мной вырастало творение, в котором участвовали те же персонажи, но, если можно так выразиться, прекрасно чужие для меня... И когда мне было показано, что для талантливого композитора вдохновиться чужим произведением — значит создать свое произведение, и похожее, и не похожее на первообраз, как похожи и не похожи братья, я стал испытывать чувство гордости. Как хорошо, подумал я, что именно мое произведение вдохновило такого артиста...»
Опера пережила несколько постановок в городах СССР, прежде чем была создана сценическая редакция для театра Сац.
Когда-то в рецензии на этот спектакль детского музыкального театра я писал, что артисты так правдиво преображаются на сцене в бродячую труппу оттого, что театр не имеет собственной сцены. Это была, конечно, шутка, но о бродячих актерах я упомянул не для каламбура. Именно они, любимцы народа и выразители его чаяний, — главный коллективный герой спектакля, антитеза Трем толстякам.
Постановка оперы представляла немалые трудности для режиссуры – ведь в ней и сказка, и правда, романтика и героика, лирика и сатира, это жизнь во всей ее сложности, в богатстве чувств и кругов роте событий. Но недаром Наталия Сац любит говорить, что сказка правда в театре для нее родные сестры. В сказке зритель находи свою правду, уносит ее домой, она живет и растет вместе с ним дол го, иногда всю жизнь. Но и правда неотделима от сказки. Разве может человек жить без мечты, в своем «сегодня» не ощущать «за втра», в повседневном не находить крупиц поэзии? «Крылья фантазии неотделимы от жизни и труда человека», — часто повторяет Наталия Ильинична.
Чутье художника помогло ей найти ключ к постановке «Трех толстяков» — лирическая душа сказки просвечивает через ярмарочное народное действо. Это нехитрое действо предвосхищает и помогает осмыслить сюжетные ситуации. В спектакле есть та мера правды и то «чуть-чуть», которое превращает работу артистов искусство большой силы убеждения, большого эмоционального накала.
Несколько лет спустя Наталия Сац ставила эту оперу в «Комиш опер» (Берлин) по приглашению руководителя театра, профессор Вальтера Фельзенштейна. (Наталия Сац дает такую характеристик этому художнику: «Гениальная восприимчивость Вальтером Фельзенштейном музыки была непостижимо глубокой, оплодотворяющей е театральные виденья неожиданно и конгениально музыкальной правде. Авторитет Фельзенштейна был авторитетом не с позиции силы, с позиции веры и признанья»).
Репетировала Наталия Ильинична по восемь-двенадцать часов в сутки. Когда приходили журналисты, она отвечала: «Никаких бесед. Режиссер должен работать и спать. Только так можно сосредоточить ся и все вытянуть из певцов». Она учила танцевать учителя танцев Раз-два-триса, учила Суок стоять на голове. При этом она объясняла актерам, что над детской оперой нельзя работать меньше, чем на взрослой. (Вспомним латинскую мудрость: «К ребенку нужно относиться с величайшим уважением».)
Наталия Ильинична говорила актерам, что надо брать пример с артистов цирка. Это самое точное искусство. Когда певец не попадает в тон, а драматический актер не вошел в роль, это поправимо — будет следующая ария, следующая сцена. В цирке же малейший промах может стоить жизни, и, чтобы создать в театре во всей полноте образ цирковых артистов, надо добиться подлинной филигранности каждого трюка, каждого жеста.
«Опера «Три толстяка» — писала тогда «Берлинер цайтунг», — расширяет возможности «Комише опер», она помогает начать развитие в молодежи понимания реалистической музыки как можно раньше и с высокой требовательностью. Темпераментная постановка Наталии Сац направлена на «читаемость» действия, и это существенно помогает восприятию музыки детьми. Весь ансамбль с явным удо-вольствием участвует в постановке. Хоровые и танцевальные сцены обладают нужной подвижностью и отделкой».
В 1987 году опера В. Рубина вновь зазвучала, на этот раз на сцене нового здания театра в Москве.

Комментарии   

 
+1 #1 Руслан 10.09.2013 09:13
В детстве показывали по телевизору.
Запомнилась ария кабана:

Ищу ищу,
Тащу тащу,
Я брат свинье,
Но не свинья!

:D
 

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования