Общение

Сейчас 448 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


           

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

 

Улица 25 Октября, 17

В самом центре Москвы, неподалеку от Кремля и бывшего Китай города расположена улица, называвшаяся до революции Никольской и носящая сейчас название «улица 25 Октября».
В доме номер семнадцать по этой улице вблизи арки, соединяю щей ее с проспектом Карла Маркса, располагались в прошлом ресторан и гостиница Славянский базар».
Сейчас здание гостиницы пустовало, одно время в нем находился кукольный театр, но он переехал в другое помещение
В числе многих талантов Наталии Сац есть и талант отыскивать не только людей, полезных для искусства, но и здания, в которых она будет в полный голос говорить со своим зрителем. Истории «добывания или завоевания таких зданий граничат с детективами, и о них Наталия Ильинична остроумно рассказывает в своих книгах. Так случилось и на сей раз, но как бы то ни было, здание было завоевано, и театр приобрел оседлость.
Для того чтобы кукольный театр превратить в оперный, потребовалась реконструкция здания. В этот период речь Наталии Ильиничны изобиловала ремонтно-строительной терминологией. В ее словаре появились «несущие конструкции», «металлические перекрытия», «цемент», «раствор» и пр. Все это уже бывало в прошлом - при ремонтах ее предыдущих театров — и повторится в будущем, так как Наталия Ильинична не думала закрепляться на завоеванных позициях. Ей нужно было специально построенное для ее театра здание и в конце концов, как мы уже знаем, ее планы осуществятся.
Но это в будущем. А пока Детский музыкальный театр проживает рядом со вновь открывшимся «Славянским базаром». Правда, он совсем-совсем маленький — в зрительном зале всего 270 мест, но для начала и это неплохо. Тем более что право ставить свои спектакли на чужих подмостках за театром сохранялось. Беда была лишь в том, что зрительный зал не имел оркестровой ямы. (На одном из театральных капустников главный дирижёр появлялся с лопатой и рыл яму»...)
Но, как это ни парадоксально, отсутствие оркестровой ямы не помешало Наталье Ильиничне поставить ряд спектаклей, в которых оркестр – главное действующее лицо оперы-симфонии, оперы-оратории (в театре родились такие жанры) — она по праву помещала на сцене. И это в ее режиссерском решении становилось не недостатком а достоинством спектаклей.
Наряду с ремонтно-строительными работами по обживанию своего дома, продолжалось и «строительство» репертуара театра.
Любой вновь организованный театр может благополучно существовать, черпая из богатой сокровищницы классики и современной драматургии.
Детский музыкальный театр был лишен этой возможности ни классики, ни современные композиторы не могли в своем творчестве предусмотреть его появления!
Оперная литература не предоставила Наталии Ильиничне Сац почти никакого выбора для постановок.
В музыкальных библиотеках можно было найти несколько опер Цезаря Кюи, созданных в начале XX века по инициативе известных деятелей в области музыкально-эстетического воспитания Доломановой и М. С. Поль («Снежный богатырь», Кот в сапогах», «Красная Шапочка», «Иван-богатырь»), но они были недостаточно развернуты драматургически, не вызывали ассоциации, связанных с современностью, и главное – были рассчитаны не на профессиональное, а на детское исполнение.
Не «показались» художественному совету театра и опера Гумпердинка «Гензель и Гретель», и несколько отечественных «Красных шапочек»…
Некоторые композиторы предлагали театру свои оперы для детей. Например, Павел Аедоницкий написал оперу «Репка» по известной сказке П. Маляревского, но она была отвергнута художественным советом. Тогда театр обратился к нескольким композиторам с просьбой сделать новую музыкальную и сценическую редакцию уже известных произведений.
Раньше других была переработана опера Мариана Коваля «Волк и семеро козлят» (по русской народной сказке), написанная в 1939 году и поставленная в разное время в ряде городов страны профессиональными и самодеятельными коллективами.
Для новой постановки композитор заново оркестровал оперу, внес изменения в гармонический язык своего произведения. Были написаны заново отдельные эпизоды и целые сцены развиты и индивидуализированы характеры семерых козлят, волка, Бабы Яги.
Поставлен спектакль был увлекательно, с выдумкой, проходил при горячем участии зрителей.
Септет козлят, выражающий основную мысль оперы дружба поможет в любой беде, — звучал на протяжении всего спектакля, и эту мелодию малыши уносили из зрительного зала домой.
А сейчас мне хочется привести эпизод, записанный мной на уроке музыки во втором классе 209-й московской школы. Школа обычная, дети обычные, только программа у них новая, экспериментальная, и учитель музыки - действительный член Академии педагогических наук Дмитрий Борисович Кабалевский, автор этой программы.
Итак, учитель рассказывает:
Композитор может нарисовать портрет. Он не может показать в своей опере: высокого роста девочка или низкая, полная она или худая, с бантом или без банта, но он может показать что?.. Что?..
И дети тут же поднимают руки. И хотя речь идет об опере Волк и семеро козлят», ответ совершенно точный:
Характер человека!
Потому что ребята прекрасно понимают, что, показывая в опере животных, композитор думает о людях.
Какой же волк был в этой опере? — спрашивает Дмитрий Борисович.
Он злой.
А коза?
Спокойная.
Да, — уточняет учитель, — ласковая, спокойная.
А один мальчик добавляет:
Коза была черная, потому что все козы черные.
И хотя это не совсем так — козы бывают и белые, и серые, и пестрые, — композитор не опровергает мальчика, чтобы не отбивать у него охоту выступить в другой раз. Более серьезные промахи учитель, конечно, поправляет, но делает это деликатно и осторожно...
Добавлю, что оперу «Волк и семеро козлят» класс в театре не видел. Дети только слышали программные отрывки в исполнении учителя на рояле.
В 1986 году уже в новом здании театр вторично обратился к опере Мариана Коваля «Волк и семеро козлят».
Художник С. Бенедиктов использовал в оформлении русские фольклорные мотивы. Он построил на сцене сказочную деревушку в золотистых, «соломенных» тонах, состоящую из берестяных домиков, в которых живут герои оперы.
И вообще все на сцене выглядит удивительно солнечным, радостным, праздничным. И впечатление от спектакля было очень целостным — здесь безраздельно слились и музыка, и сценографическое решение. В простеньких, но при всей их скромности, весьма привлекательных нарядах козлят было что-то от дымковской игрушки, а в венециановской избе с чисто выскобленными полами я и сам бы с удо-вольствием поселился.
Я воспользовался случаем поговорить с художником-постановщиком, мне хотелось выяснить: в чем секрет этой цельности спектакля, мог ли он быть таким же, если бы сценография решалась средствами драматического театра? Есть ли в оформлении музыкального спектакля свои особенности?
Конечно, есть, — ответил мне Станислав Бенедиктович. — Оформление драматического спектакля требует от театрального художника, я бы сказал, большей рациональности, тут многое от концепции, от головы. В оформлении же оперы — больше души, наивности, открытости. Здесь должно быть очень четкое понимание линии, цвета, ибо живопись, пластика — сродни музыке, они могут идти рядом, сливаться с ней. Поэтому художник должен адекватно «ответить» музыке своими изобразительными средствами. Декорации оперы не могут быть приземленными, надо возвыситься до метафоры, до обобщения. Художник музыкального спектакля не должен погружать нас в быт, иначе душа «не полетит». И в то же время именно оперная условность приводит нас к достоверности мыслей, чувств, переживаний, в сферу которых погружает нас спектакль.
Еще одна постановка из первого периода работы театра — музыкальная комедия Эдуарда Колмановского «Белоснежка и семь гномов», «прижившаяся» в театре под названием «Белоснежка».
В основе либретто — известный «бродячий» сюжет о Белоснежке, се злой мачехе и семи гномах. Создавая музыкальные характеристики персонажей, композитор подчеркнул мягкость и женственность Белоснежки, но, как мне кажется, особая его удача — «коллективный» образ гномов, их жизнерадостность определяет характер музыки комедии — легкий, живой, песенный, в ней много юмора, иронии, изящества, непринужденности, а лейтмотив гномов «Избушка у нас мала, зато мила и весела» вполне может характеризовать любовь актеров к своему дому, увлеченность их своим делом в первые годы жизни театра на улице 25 Октября.
Здесь я позволю себе сделать маленькое «лирическое отступление».
Вся моя сознательная жизнь прошла рядом с композиторами. Я писал с ними песни, сюиты, оперы, а позже — и книги о своих музыкальных собратьях. Мне всегда было интересно в их творческой мастерской, хотя многие из них не очень охотно впускают туда даже друзей и соавторов, не говоря уже о просто любопытных. Некоторые композиторы не любят говорить о своей музыке, хотя прекрасно умеют это делать, другие — с удовольствием говорили бы, но не обладают аналитическим и популяризаторским даром, а третьи вообще не хотят быть «пророками в своем отечестве».
И все же некоторые записи моих бесед-интервью, я думаю, могут представить интерес для читателей этой книги. Вот одна из них — с народным артистом РСФСР, композитором Эдуардом Савельевичем Колмановским.
С творчеством Наталии Ильиничны Сац, — говорит композитор, — я впервые встретился в далекие довоенные времена, в драматическом театре для детей.
Я пересмотрел там все постановки.
Я был очень рад, когда художественный совет ее нового театра одобрил мою музыкальную комедию «Белоснежка». Родилась она из музыки к одноименной пьесе, поставленной в «Современнике» Олегом Табаковым. Потребовалась большая работа композитора и либреттиста Сергея Михайловича Богомазова, чтобы пьеса с музыкой стала музыкальной комедией.
Театр Наталии Сац был тогда кочующим, но поставили спектакль безупречно. Я поразился необычайно тщательному, бережному отношению к моему композиторскому замыслу. Уже при первом прослушивании моих набросков Наталия Ильинична сделала очень ценные замечания «в пользу музыки». Она хотела, чтобы музыки стало еще больше, чем предполагали авторы, указала места, которые нужно было расширить и развить, предложила написать большую, центральную арию Белоснежки в царстве гномов и ряд других эпизодов.
Молодые, обаятельные артисты, превосходный дирижер В. М. Яковлев, опытный постановщик заслуженный деятель искусств РСФСР Э. Б. Краснянский — все они способствовали успеху спектакля, который не сходит со сцены до сих пор и стал известен другим театрам страны. Даже показ спектакля по телевидению не снизил интереса публики к нему.
В настоящее время по заказу театра я работаю с поэтом Давидом Самойловым над оперой «Двенадцатая ночь» по мотивам Шекспира. Здесь тоже есть сходство с историей «Белоснежки», так как пьеса «Двенадцатая ночь» с моей музыкой шла в свое время во МХАТе.
Музыкальный язык будущей оперы усложнен по сравнению с языком «Белоснежки», но все же я пишу музыку с оглядкой на возраст слушателей. Она, я бы сказал, несколько прокофьевского плана, но более демократична. Архаического в ней ничего не будет, но элементы стилизации я умышленно ввожу для придания спектаклю аромата эпохи, это момент чисто психологический.
Наталия Ильинична и здесь помогает авторам. Правда, одно ее замечание привело к тому, что мы в корне переработали ряд сцен. Мы с Самойловым старались сделать так, чтобы близнецов могла играть одна актриса, и добились этого, что было, поверьте, очень непросто. Но Наталия Ильинична сказала, что в музыкальном спектакле это невозможно осуществить, хотя бы из чувства сценической правды. Виола в образе пажа уже является и девушкой и юношей. Заставить ее еще играть и собственного брата — это, значит, требовать от актрисы слишком многого!
Но «Двенадцатой ночи» предстоит еще встреча со зрителями, а «Белоснежка», премьера которой состоялась в 1966 году, не перестает радовать их все эти годы. Кстати, зрители своей очень точной реакцией вносят некоторые коррективы в текст пьесы. Так, когда на премьере Королева обратилась в зрительный зал с вопросом: «Люди, довольны ли вы своей королевой?» — то вместо предполагавшегося авторами и постановщиками ответного молчания, зал взорвался единодушным и гневным «Нет!». «Нет?» — переспросила несколько растерявшаяся актриса. «Нет!» — еще дружнее взревел зал. «Ах, так, — нашлась актриса. — В таком случае я спрошу свое зеркало». Вот с такой «поправкой», внесенной зрителями, и идет «Белоснежка» до сих пор.
А самую короткую, но очень точную рецензию на спектакль тоже написал зритель — шестилетний пермяк (он смотрел «Белоснежку» на гастролях театра в своем городе): «Ой, как хочется в эту сказку!»
Да, никакая научно-техническая революция не отменит сказок!

Комментарии   

 
+1 #1 Руслан 10.09.2013 09:13
В детстве показывали по телевизору.
Запомнилась ария кабана:

Ищу ищу,
Тащу тащу,
Я брат свинье,
Но не свинья!

:D
 

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования