Общение

Сейчас 648 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

Пьеса – сказка в двух действиях
 
 
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
 
 
ВЕЛИКАН
 
Г Н О М
 
М Ы Ш Ь
 
В О Р О Н
 
ВОРОНЁНОК
 
 
 
ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
 
Картина первая 
 
         Лес. На развилку лесной тропинки выбегает Великан.
 
ВЕЛИКАН: Ох-ох-ох… Вот те раз! А дальше куда? Направо – дорога, налево – дорога… Солнце уже садится, день кончается. И спросить не у кого. Э-ге-гей!..
МЫШЬ (появляется): Тише! Детей разбудите. (Великан такой большой, что Мышь его не видит.) Кто здесь? Кричат, как в лесу. (Увидала Великана, испугалась.) Ой!.. (Хотела убежать, но Великан поймал её за хвост.)
ВЕЛИКАН: Постой! Испугалась, трусишка?
МЫШЬ: Ещё бы! Целая гора, да с ногами, да ещё кричит, – испугаешься! Мы звери маленькие, нам всего бояться нужно. Не испугаешься, так…
ВЕЛИКАН: Стой, стой, трусишка-болтушка! Затараторила. Мне твою трескотню слушать некогда. Не знаешь ли, где искать земляничную поляну под тремя дубами?
МЫШЬ: Я не знаю? Вот рассмешил! Да я здесь всю жизнь прожила, и мать моя жила, и бабушка, и прабабушка, и пра-пра…
ВЕЛИКАН: Стой, тебе говорят, тараторка-пустомеля. Знаешь, так расскажи, покажи дорогу.
МЫШЬ: Показать не покажу – некогда, мне до это поляны к утру не поспеть. А рассказать – пожалуйста. Только какие в лесу дороги? – в лесу тропиночки. Для нас, мышей, и тропиночка – дорога, а для такого великана…
ВЕЛИКАН: Опять?
МЫШЬ: Молчу, молчу.
ВЕЛИКАН: Ты не молчи, а дело говори. Куда идти – направо или налево?
МЫШЬ (смеётся): Налево! Ха-ха-ха! Налево пойдёшь – лягушек наберёшь, а не земляники. Там же болото непроходимое. Конечно, такому великану и болото по колено…
ВЕЛИКАН (так топнул ногой, что Мышь чуть языком не подавилась от испуга, замолчала): Стоп! Трусишка-болтушка, тараторка-пустомеля. Говори.
МЫШЬ (дрожа): Направо.
ВЕЛИКАН: Что направо?
МЫШЬ: Направо.
ВЕЛИКАН: По этой, что ли, тропинке? (Мышь кивает.) А дальше?
МЫШЬ: Направо.
ВЕЛИКАН: Что? Свернуть, что ли? (Мышь кивает.) А потом? (Мышь кивает.) Что?
МЫШЬ: Всё.
ВЕЛИКАН: Что всё?
МЫШЬ: Всё. Пришёл.
ВЕЛИКАН: На земляничную поляну? (Мышь кивает.) Под тремя дубами? (Мышь кивает.) Совсем от страха онемела. Ну, я пошёл? (Мышь кивает.) Прощай! (Быстро уходит.)
МЫШЬ (приходит в себя): Ай! Ты что!? Всю нору порушил! Деточки мои! (Исчезает в норе, возвращается вместе с Мышатами.) Чуть деток не раздавил, медведь! Хорошо, нора глубокая, а то бы… Вот хулиган! Великан, а хулиган, хуже маленького… Деточки мои!.. Земляники ему захотелось!..
1-й МЫШОНОК: Мама, мамочка, смотри, что я нашёл. (Выкатывает золотую монету.)
2-й МЫШОНОК: Ой, какая блестящая! Дай…
1-й МЫШОНОК: Не дам.
МЫШЬ: Тише! Перестаньте ссориться. Покажи.
1-й МЫШОНОК: Что это, мама?
3-й МЫШОНОК: Что это?
МЫШЬ: Это, дети, монета.
МЫШАТА: Монета! Монета!..
МЫШЬ: Золотая.
МЫШАТА: Золотая… Золотая…
МЫШЬ: Неужели это Великан потерял? Вот растяпа! Такой большой, а растяпа. (Мышата загомонили.)
1-й МЫШОНОК: Растяпа потерял, а я нашёл. Теперь она моя.
2-й Мышонок: Нет, моя, моя…
МЫШЬ: Тихо! Вот наказание. Мало было забот – теперь ещё Великана догоняй.
3-й МЫШОНОК: Кого догонять, мама?
МЫШЬ: Кто монету потерял, того и догонять. Нам чужого не надо. Ясно?
1-й МЫШОНОК: Ясно. Я побежал.
МЫШЬ: Стой! Дай сюда. Разве ты за таким верзилой угонишься? Сама побегу. От норы без меня не уходить. Ясно?
МЫШАТА: Ясно! (Мышь убегает.)
2-й МЫШОНОК: Нам чужого не надо. Ясно, растяпа?
З-й МЫШОНОК: Сама растяпа…
2-й МЫШОНОК: А ты – верзила!
З-й МЫШОНОК: А ты… А ты…
1-й МЫШОНОК: Всем спать! Ясно? (Мышата с писком скрываются в норе.)
 
 
Картина вторая
 
         Земляничная поляна под тремя дубами. Гном сердито отгоняет бабочку от яркой, спелой ягоды. На дубе рядом с гнездом сидит Ворон.
 
ГНОМ: Кыш! Кыш! Вот пауки-дармоеды – паутины на моих деревьях плетут, а бабочек ловить не желают. А эти летуньи на моей землянике гусениц развели. (Давит гусеницу.) Вредители!
ВОРОН (с дуба): Что ты, старый, всё ворчишь? С утра до вечера всё ворчишь и ворчишь, ворчишь и ворчишь.
ГНОМ: Учить он меня будет, бездельник! Раскаркался. Я с утра до вечера работаю, себя не жалею. Нет чтобы помочь, гусениц поклевать.
ВОРОН: Один дружок поклевал разок, а ты в него дробью – трах! До сих пор под крылом твоя дробина.
ГНОМ (смеётся, вспомнив старое дело): Хе-хе! Вспомнил! Я ж только попугать хотел, чтобы ты гусеницу с земляникой не перепутал.
ВОРОН: Постыдился бы, старый. Сто лет рядом живём – я у тебя хоть одну ягоду склевал? ГНОМ: А кто тебя знает. Разве за вами уследишь? Как земляника поспеет, налетают со всех сторон дармоеды: и по земле бегут, и по воздуху летят. (Замечает бабочку.) Кыш! Кыш!.. Мыши-землеройки всю землю исковыряли, прямо беда! Я уж и капканов понаставил, и ловушек понаделал на каждом шагу, даже сам хожу с опаской. А они такие хитрющие, – ну хоть бы одна попалась!
ВОРОН: Тут бы ты в неё дробью – трах!
ГНОМ: Будет каркать-то!
ВОРОН: Старый ты скряга. Кар! Не доведёт тебя жадность до добра.
ГНОМ: Хватит каркать, говорю. И вправду беду накличешь.
ВОРОН: Суеверный старик. Суеверный – скверный… Рифма!
ГНОМ: Послушай, поэт, тебе что, деревьев в лесу мало? Летел бы ты отсюда. (Хватает ружьё.)
ВОРОН: Улечу, непременно улечу. Вот подрастёт мой Воронёнок, летать научится, и улетим мы вместе с ним за тридевять земель, пока ты его не пристрелил. Кар! (Улетает.)
ГНОМ: Лети, лети, грубиян, пока я твоего Воронёнка сиротой не сделал!.. Какой я нервный стал, раздражительный. Довели, разбойники. (Нежно гладит землянику.) Ах вы, мои ягодки, ах вы, мои ненаглядные… (Насторожился,) Что ещё за напасть? Потемнело, вроде, и земля задрожала… (Прячется. На поляну выходит Великан.)
ВЕЛИКАН: Один дуб, другой, а вот и третий. Солнце ещё не закатилось, а земляничная поляна – вот она. (Садится и с детским восторгом рассматривает ягоды.) Вот это земляника! Отродясь такой не видал. Не зря, значит, шагал за тридевять земель. (Снимает шапку, хочет набрать в неё ягод.)
ГНОМ (выскакивает из укрытия с ружьём): Стой, разбойник! Застрелю!
ВЕЛИКАН (удивлённо): Да ты кто такой? Откуда ты взялся?
ГНОМ (сердито): Это не я взялся, а ты. Чего тебе тут надо? А ну, уходи, пока не выстрелил.
ВЕЛИКАН: Ах ты, жук земляничный! Напугал. Ну, стреляй, только в глаз не попади.
ГНОМ: Дразнишься? Ты ещё дразнишься?! (Стреляет.)
ВЕЛИКАН (смеётся): Вот злодей! Застрелил! А теперь я стрельну. (Хочет щёлкнуть Гнома по носу.)
ГНОМ (испугавшись): Ай! Стой! Ой! Ты что?! Ты же убить можешь.
ВЕЛИКАН (продолжает целиться): Могу.
ГНОМ: Стой! Погоди! Не надо! Я больше не буду! Ай!..
ВЕЛИКАН: То-то, не буду. Ты со страху не помри, герой, А уж я, так и быть, тебя помилую. Живи, козявка.
ГНОМ: Козявка?! Тебе хорошо в Великанах ходить. Такому-то долговязому всё нипочём. Управы на вас нет, распустились.
ВЕЛИКАН: Послушай, не зли меня, коротышка. Ступай себе подобру-поздорову.
ГНОМ: Куда это мне ступать? Мне ступать некуда, - я здесь живу. Сам пришёл и – на вот тебе – ступай!
ВЕЛИКАН: Живёшь, так и живи на здоровье. Что ко мне-то пристал? Мне время дорого. (Хочет сорвать землянику.)
ГНОМ (хватает ружьё): Стой, разбойник! Это чьё ж тебе время дорого? Я всё лето землянику растил, кормил, поливал, от птиц, от мышей стерёг, а ты явился - и в шапку? Совести у тебя нет. А ещё Великан!
ВЕЛИКАН (смущён): Постой, постой… Я ж не знал, что это твои ягоды. Думал – так растут…
ГНОМ: Так да не так. Так – в другом месте собирай. А такие ягоды так не вырастут. Это даже ежу понятно.
ВЕЛИКАН: Ладно, ладно. Успокойся. Не сердись. Конечно, это ягоды не обычные, знаменитые ягоды. Не зря ж я сюда за тридевять земель пришагал.
ГНОМ: Не зря! А может и зря. Сидел бы себе дома, за тридевять земель. Я тебя не звал. Очень надо…
ВЕЛИКАН: Значит надо, раз пришёл.
ГНОМ: Кому надо-то?
ВЕЛИКАН: Мне.
ГНОМ: Вот то-то. А мне что?
ВЕЛИКАН: А ты должен мне помочь.
ГНОМ: С чего ж это я должен? Вот ещё!
ВЕЛИКАН: А если я очень попрошу?
ГНОМ: То-то. Ну, попроси-попроси…
ВЕЛИКАН: Пожалуйста, дай мне шапку ягод.
ГНОМ: Размечтался!
ВЕЛИКАН: Пожалуйста! Очень надо…
ГНОМ: Мало ли.
ВЕЛИКАН: А если я скажу тебе, зачем?
ГНОМ: Ну, скажи.
ВЕЛИКАН: Дочка у меня больна, крошка Великаночка. Тридцать два врача её лечили – не вылечили. А тридцать третий, заморский, сказал, что есть одно средство – земляника из-за тридевять земель с поляны у трёх дубов.
ГНОМ: Ишь ты! Мудрый доктор, знающий. А кто эту землянику вырастил, не сказал?
ВЕЛИКАН: Нет, не сказал.
ГНОМ: Зря.
ВЕЛИКАН: ВЕЛИКАН: Может, он и не знает.
ГНОМ: Должен бы знать, если мудрый. Ты ему при случае передай, что зовут меня Большой Сук. Гном Большой Сук. Пусть запомнит.
ВЕЛИКАН: Послушай, Сук…
ГНОМ: Большой Сук.
ВЕЛИКАН: Ну да, Большой Сук, послушай: неужели ты не дашь шапку чудесных ягод моей больной дочке?
ГНОМ (задумался): А что, это врач заморский даром тебе такой совет дал?
ВЕЛИКАН: Почему же даром? – Я подарил ему мешочек золота.
ГНОМ: За совет – мешочек?! Щедро. Ну, тогда за ягоды – три.
ВЕЛИКАН: Ты чудак!..
ГНОМ: Это ты чудак, братец. Кто ж тебе такие ягоды задаром отдаст?
ВЕЛИКАН: Эх! А ещё про совесть говоришь. Твоя-то совесть где, Большой Сук? Нет у меня трёх мешочков. Только одна монета в кармане, возьми… (Суёт руку в карман, ищет.) Ой…
ГНОМ: Что, потерял, небось?
ВЕЛИКАН: Точно, потерял – в кармане дыра…
ГНОМ: Я так и знал. Бедным-то всегда полезно прикинуться, – что с бедного-то возьмёшь?
ВЕЛИКАН (растерянно): Ну… Возьми мой великанский пояс или вот этот перстень…
ГНОМ: Он золотой?
ВЕЛИКАН: Нет, железный.
ГНОМ: Железный не годится.
ВЕЛИКАН: А золота у меня нет.
ГНОМ: Зато совесть есть по чужим огородам шастать.
ВЕЛИКАН: Экий ты, право. Что же мне теперь делать прикажешь?
ГНОМ: Что делать? Не воровать же, раз такой рассеянный – за товаром пошёл, а золото дома оставил.
ВЕЛИКАН: Ладно, Сук, договорились…
ГНОМ: Большой Сук.
ВЕЛИКАН: Что?.. Да, Большой. Большой Сук. Принесу я тебе золото.
ГНОМ: Дома, стало быть, есть?
ВЕЛИКАН: Дома есть.
ГНОМ: Я так и думал. Ну что ж, сбегай, принеси. Ноги длинные – одна здесь, другая там.
ВЕЛИКАН: Это верно, но ведь и путь не близкий. Так что ягоды мне сейчас нужны, иначе не поспеть мне с ними к больной дочке. Так доктор сказал? Не принесу через три дня – поздно будет. День я за тридевять земель бежал, другой день поляну твою искал. Остался третий день на обратную дорогу. Отнесу ягоды – и сразу назад, ты не сомневайся, будет тебе золото. Ну?.. Что ты молчишь?
ГНОМ: Думаю я, братец, думаю.
ВЕЛИКАН: О чём?
ГНОМ: Думаю, то ли ты такой глупый – сам не понимаешь, чего просишь, то ли хитрый такой и меня за дурака считаешь. С чего, скажи на милость, я тебе верить должен? Ты мой сад
чуть не обобрал. Не подоспел бы я с ружьём – тю-тю мои ягодки. Меня чуть не убил, из дома выгнать хотел…
ВЕЛИКАН: Да не хотел я…
ГНОМ: Какая разница, хотел – не хотел?.. Козявкой обзывался.
ВЕЛИКАН: Прости, погорячился.
ГНОМ: Вот видишь. А теперь – нате вам: ягоды давай. Даром.
ВЕЛИКАН: Так не даром же! Принесу я тебе золото.
ГНОМ: Может, принесёшь, а может, нет – почему я тебе верить должен? (Вдруг что-то щёлкнуло, звякнуло, и Гном оказался в невидимой до того клетке.) Ай! Ай-ай-ай! Вот, так я и знал! Проклятые мыши! Всё из-за них!.. (Мечется в клетке, пытаясь освободиться.)
ВЕЛИКАН: Что случилось, Большой Сук?
ГНОМ (зло): Не смей надо мной смеяться!
ВЕЛИКАН: Я не смеюсь. Что случилось? Тебе помочь?
ГНОМ (не слушая Великана, трясёт прутья клетки):Старый дурак!.. Я же эту ловушку на мышей ставил, а сам в неё угодил. Эх! Так дураку и надо! Пожалел шапку ягод, а теперь… (В отчаянии) Кто теперь меня отсюда выпустит? И мыши надо мной смеяться будут!.. (К Великану): Что же ты землянику не собираешь? Рви поскорей да беги к своей Великаночке.
ВЕЛИКАН: Ты успокойся, Большой сук. Я твоей бедой пользоваться не стану. Скажи, как клетку открыть, – я тебя освобожу.
ГНОМ: Опять смеёшься?
ВЕЛИКАН: Да нет же. (Рассматривает клетку.) Вот – замок вижу, а где ключ?
ГНОМ: Ты что задумал? Хочешь уйти и ключ с собой унести?
ВЕЛИКАН: Зачем он мне, чудак? Хочу замок открыть, тебя выпустить.
ГНОМ (недоверчиво): А не обманешь?
ВЕЛИКАН: Честное слово.
ГНОМ: Странный ты какой-то… Под большим камнем ключ, под зелёным…
ВЕЛИКАН (достаёт ключ, отпирает клетку): Это ты, братец, странный. Всех боишься, никому не веришь. Выходи.
ГНОМ (выходит из клетки, несколько смущён): Спасибо, дорогой, спасибо… Выходит, стало быть, что ты честный, что на твоё слово положиться можно?..
ВЕЛИКАН: Это верно.
ГНОМ: А я, стало быть, жадный и недоверчивый?..
ВЕЛИКАН: Я не говорю…
ГНОМ: А знаешь, что я подумал, дорогой? Не надо мне твоего золота. Бери ягоды так.
ВЕЛИКАН: Вот за это спасибо, так спасибо!
ГНОМ: Вот только работой мне немного помоги. Старый я, слабый, а ты – вон какой здоровенный! Сделаешь что скажу – забирай землянику и будь здоров. По рукам?
ВЕЛИКАН: Конечно, по рукам. Разве ж я работы боюсь?
ГНОМ: Уговор, значит?
ВЕЛИКАН: Договорились.
ГНОМ: Честное слово?
ВЕЛИКАН: Честное слово. Честное великанское! Говори скорей, чего надо?
ГНОМ: Не спеши, дело важное. Ты ж не букашка какая-нибудь – Великан! Тебе и работу придумать надо великанскую. Иначе, какая же мне польза?
ВЕЛИКАН: Так ведь время дорого – один день остался.
ГНОМ: День-то когда настанет, ещё целая ночь впереди, можно славно потрудиться. Что бы такое тебе приказать?
ВЕЛИКАН: Думай, дружище, думай быстрее.
ГНОМ: Экий ты, братец, шустрый. Великан, а такой непоседа. Как, всё равно, муха или комар – всё жужжишь и жужжишь, думать мешаешь… Вот что: Видишь дуб – всё солнце мне заслонил. Давно собираюсь его выдернуть, да всё
руки не доходят. А он, знай себе, растёт – во какой за сто лет вымахал: высоченный, широченный, теперь уж мне его и не обхватить. Всю дорогу перегородил – не обойти, не объехать. Сделай доброе дело – вывороти его и место разровняй.
ВЕЛИКАН: Вот так доброе дело! И не жалко тебе такого красавца-великана губить?
ГНОМ: Ты сам Великан – вот тебе его и жалко. А мне от великанов один вред. Впрочем, ты же мне слово дал. Не обмани. (Уходит.)               
ВЕЛИКАН (к дубу): Прости меня, брат. Что тут делать? – уговор дороже денег. А ягод не достану – Великаночку не вылечу. Ты уж потерпи, приятель. Я тебя осторожно из земли выну да в другое место пересажу. (Обхватил дуб, поднатужился… Дуб закачался, и из гнезда, что на суку, выпал Воронёнок.)   
ВОРОНЁНОК: Кар! Вот так раз!
ВЕЛИКАН: Ах, батюшки, что же я наделал? Гнезда не заметил.
ВОРОНЁНОК: Вот так раз! Спать ложился – летать не умел, а пока спал – научился. Я летаю! Ура! Ой… Что-то я только вниз слетел, а вверх – не получается…
ВЕЛИКАН: Экий я неуклюжий? Чуть птенца не погубил.
ВОРОНЁНОК: Кар! С дороги! Разбегаюсь… Лечу… (Безуспешно пробует взлететь.) Ой…
ВЕЛИКАН: Рано ещё летать тебе, малыш. Садись-ка ты в своё гнездо. Сейчас вместе с дубом в путешествие отправишься. А по дороге я сказку тебе расскажу про крошку Великаночку. (Сажает Воронёнка в гнездо.) Держись крепче, малыш. (Обхватывает дуб и вырывает его с корнем из земли.) 
ВОРОНЁНОК: Путешествие – это прекрасно! Корабль отправляется. Крепите парус! Кар! Вперёд, капитан!
ВЕЛИКАН (уносит дуб): Вперёд!
ГНОМ (входит, смотрит вслед Великану): Ай-ай-ай-ай-ай! Вот это сила! Ай да Великан! Ай да я! Ай да Большой Сук! Вот какой теперь у нас помощник! Да что помощник – работник! За мою землянику он весь лес перекорчует. (Ест землянику.) А чудак он, однако. Чего старается? Я бы при такой-то силище ни за что бы работать не стал – другие б на меня работали. Впрочем, они и работают. Вот и выходит, что Большой Сук – всех сильнее! Вот! (Великан возвращается.) Вернулся, мой дорогой? Молодец. Ловко ты эту корягу выковырял, будто прутик. Дело мастера боится. Теперь за вторую берись.
ВЕЛИКАН: Как за вторую? А земляника?
ГНОМ: Что земляника?
ВЕЛИКАН: Ты же обещал?
ГНОМ: Обещал, так что же: за каждый прутик по шапке ягод? Возьми одну ягодку, если хочешь (даёт Великану одну земляничину), и за работу – ночь быстро пролетит, не заметишь. Солнце взойдёт на востоке, а посмотри, сколько там деревьев. Где же ему, милому, своими первыми лучиками до моей землянички добраться? Работай, дорогой, работай, не ленись. Спокойной ночи. (Уходит.) 
ВЕЛИКАН: Попал я в переплёт, да, видно, делать нечего: взялся за гуж – не говори, что не дюж. (Берётся за второй дуб. Влетает Ворон.) 
ВОРОН (видит, что пропал дуб вместе с гнездом и Воронёнком, налетает на Великана): Кар! Кар! Караул! Разбой!
ВЕЛИКАН (защищаясь от Ворона): Тише, Ворон, постой, не кричи. Ты, небось, Воронёнка ищешь?
ВОРОН: Кар! Где он? Где мой Воронёнок?
ВЕЛИКАН: Жив он. Успокойся. Жив-здоров. Перенёс я его вместе с дубом на другое место. Лети к реке, там сразу увидишь. Ты уж прости, что так получилось, – не по своей воле я этакий разбой учинил. Гном приказал, Большой Сук.
ВОРОН: Большой Сук! Это только сам он так себя величает, а в лесу все зовут его Гнилая Коряга или просто Гнилушка и всё. Чем же он тебя к такой работе принудил?
ВЕЛИКАН: Есть нужда у меня, Ворон, горькая нужда, горше не придумаешь.
ВОРОН: Ну, коли так, – не мне тебя судить, прощай.
ВЕЛИКАН: Прощай, Ворон. Передай сынку от меня привет и ягодку-земляничку. (Протягивает Ворону ягоду, полученную от Гнома.) 
ВОРОН: Здесь ягоды рвать опасно – Гнилушка из ружья дробью палит.
ВЕЛИКАН: Не бойся, бери. Я её честно заработал. Пусть съест малыш за здоровье моей Великаночки.
ВОРОН: Спасибо. Красивая ягодка. А где ж твоя Великаночка?
ВЕЛИКАН: Далеко, брат. За тридевять земель. Вырастет малыш – прилетайте в гости.
ВОРОН: Прилетим, непременно. А ты не грусти, Великан. Я вижу: трудно тебе. Мы, вороны, птицы мудрые, всё понимаем. Не грусти. Утро вечера мудренее. До встречи. (Улетает, зажав землянику в клюве.) 
ВЕЛИКАН: Долго ли до утра, а работы о-го-го сколько! Да и впрок ли всё это? Эх, Великаночка ты моя, Великаночка!
 
         Великан грустно присел под деревом, безнадёжно опустив руки. По небу медленно проплывает луна.  
 
 
ДЕЙСТВИЕ  ВТОРОЕ
 
Картина третья
 
         Лес преобразился. К востоку от поляны – широкая просека. Великан стоит у последнего дерева. 
 
ВЕЛИКАН (обращаясь к дереву): Ну, приятель, твои братья уже новоселье справили. Теперь твой черёд – ты последним остался. Да ты не бойся, не дрожи. Я знаешь как наловчился деревья пересаживать – ни одно гнездо с твоей ветки не упадёт, даже птицы не проснутся. А как проснутся – вот удивятся, поди: спать ложились у земляничной поляны, а к утру на речном берегу оказались. Чудеса! (Обхватывает ствол.) 
МЫШЬ (появляется, еле переводя дух от долгого, быстрого бега): Фу!.. Наконец-то!.. Никаких сил не хватит за таким длинноногим по лесу гоняться. Уж на что я резва…
ВЕЛИКАН: Да никак это ты, болтушка-трусишка?
МЫШЬ: Это поглядим ещё, кто трусишка. Думаешь, вымахал с гору, так все тебя бояться должны? Как бы ни так! Ни капельки тебя не боюсь.
ВЕЛИКАН: Вот и славно. Чего меня бояться? Я хоть и Великан, а зла никому не желаю.
МЫШЬ: Обрадовал! Успокоил! Не желает он зла! А зло, хоть и по глупости, – всё равно, зло. Всем вред, когда ума нет…
ВЕЛИКАН: Ты, болтушка, не тараторь и не суетись – здесь капканов на каждом шагу понаставлено, пикнуть не успеешь, как в клетке окажешься.
МЫШЬ: И капканами меня нечего пугать. У меня глаза на месте, не то что у некоторых.
ВЕЛИКАН: Чувствую, обидел я тебя чем-то, только чем, – никак в толк не возьму.
МЫШЬ: Вот я и говорю: бестолковый. Голова выше леса, а ума – ни бельмеса.
ВЕЛИКАН: Да за что ж ты так меня бранишь? Чем я провинился?
МЫШЬ: Чем провинился?! Да ты, верзила, нору мою порушил, всех деток чуть не раздавил, разбойник, и даже не заметил.
ВЕЛИКАН: Неужто, правда?
МЫШЬ: А то шутки шучу! Я не посмотрю, что ты такой длинноногий, за себя постоять сумею…
ВЕЛИКАН: Ах я косолапый!
МЫШЬ: Одно слово? Медведь.
ВЕЛИКАН: Да детки-то живы, говоришь?
МЫШЬ (замедляя безудержный поток слов): Живы, к счастью.
ВЕЛИКАН: К счастью, конечно, к счастью. Радоваться надо, а ты бранишься. Не сердись. А нору твою мы поправим, это дело не хитрое.
МЫШЬ: Тебе всё не хитро: шаг шагнул – версту отмахал. А я за тобой всю ночь как дура бежала. А зачем, спрашивается?
ВЕЛИКАН: И в самом деле, зачем?
МЫШЬ (вдруг вспомнила): Ах я глупая, сама не знаю, что говорю! Ведь я зачем бежала-то? – чтоб потерю тебе вернуть. (Достаёт монету.) Твоя монета?
ВЕЛИКАН (горько усмехнувшись): Эх, тараторка ты моя славная! Моя монета, спасибо. Где ж ты её нашла?
МЫШЬ: Вот растяпа! Где потерял, там и нашла. Сам-то летит по лесу как угорелый: норы рушит, деньги теряет – ничего не замечает. А мне чужого не надо, забирай. Фу… Сил нет. Еле на ногах стою.
ВЕЛИКАН: Тебе бы мои заботы, болтушка.
МЫШЬ: А то у меня своих забот мало! Отдышаться не успела, а уже назад пора – дети одни, мало ли…
ВЕЛИКАН: У тебя одни, да здоровы. А моя крошка Великаночка за тридевять земель больная лежит.
МЫШЬ (участливо): Ах, беда! А ты что же здесь?
ВЕЛИКАН: Пришёл за чудесной земляникой, без неё не спасти дочку. А Гном даром ягод не даёт.
МЫШЬ: Скряга-коряга! От него дождёшься! А монету ты потерял.
ВЕЛИКАН: Потерял.
МЫШЬ: И пришлось тебе в работники наняться.
ВЕЛИКАН: Верно, болтушка, пришлось. Но я работы не боюсь.
МЫШЬ: Только не пойму я что-то: как это Гнилушка может тебе ягод не дать? Коли надо – бери. Боишься ты его что ли? Небось, он сам тебя до смерти испугался.
ВЕЛИКАН: Ты же не испугалась.
МЫШЬ: Очень даже испугалась. Но у меня дело правое, а он – просто жадина. Да-да-да: скряга-коряга и… и даже не знаю кто ещё. С такими о справедливости говорить нечего. Бери ягоды и всё тут.
ВЕЛИКАН: Нельзя, у нас с ним уговор. Я слово дал. Великанское.
МЫШЬ: А-а-а… Это другое дело. Это ты зря…
ВЕЛИКАН: Ничего. Работа к концу. Если уйду отсюда до восхода – домой к сроку поспею. Отойди-ка, болтушка, в сторонку, не придавить бы тебя часом. (Обхватывает ствол.)
МЫШЬ (отбегая): Ой-ой! Прямо, напугал! Ты, верзила, не болтай, а работай, а я подсоблю. Раз-два, взяли!..
ВЕЛИКАН (смеясь): Давай, помощница, раз-два… (Вырывает дерево из земли.) Вперёд!
МЫШЬ: Пошёл!.. Эй-эй!.. Мне ж за тобой не поспеть…
 
Великан уносит дерево с прицепившейся к его корням Мышью. Появляется Гном, осматривает возникшую за ночь просеку.
 
ГНОМ: Ай-ай-ай! Вот работник, так работник! За одну ночь такое учинил. Молодец. И я молодец, славно придумал. Молодец, Большой Сук! Очень даже молодец… Только что-то тут не так. Если ему и впрямь только ягоды нужны, стал бы он за это целый лес корчевать?.. (Считает ягоды.) Вроде, все на месте… Что-то тут не так…
ВЕЛИКАН (возвращается): С добрым утром, Большой Сук. Ну что, доволен моей работой?
ГНОМ: Молодец, молодец… Хвалю. Вот помощник, так помощник! Остался бы у меня насовсем – такую бы землянику мы с тобой вырастили!..
ВЕЛИКАН: Помог, чем мог, а больше, извини, некогда, сам знаешь – тороплюсь.
ГНОМ: Земляника торопливых не любит, она любит терпеливых, прилежных…
ВЕЛИКАН: Ну и в добрый час, трудись, старайся, а мне домой пора, скоро солнце взойдёт.
ГНОМ (будто не слышит Великана или не понимает, о чём он говорит): Земляника любит солнышко. Как солнышко выглянет, так сразу и ягодки ему навстречу…
ВЕЛИКАН: Пора прощаться, Большой Сук. А солнце я по дороге встречу.
ГНОМ: Я всегда рано встаю. Пока солнышко взойдёт, я уже земляничку мою полить успею, все ягодки пересчитаю, капканы, мышеловки проверю…
ВЕЛИКАН (начиная нервничать): Послушай, Большой Сук. С земляникой-то как? Ты наберёшь, или мне самому?..
ГНОМ: А собирать ягоды, мой дорогой, попозже надо. На всё своя наука. Покуда солнышко не взойдёт, росу утреннюю не высушит…
ВЕЛИКАН: Да ты что, Сук, не понимаешь что ли? Ведь мне же время дорого!
ГНОМ: Не Сук! Не Сук, а Большой Сук. Сколько можно повторять? А потом, что ты кричишь? Что ты кричишь, я спрашиваю?! На кого ты голос подымаешь?! Да я тебе за это совсем никаких ягод не дам.
ВЕЛИКАН: Как?..
ГНОМ: А вот так! Мои ягоды: захочу – дам, не захочу – нет.
ВЕЛИКАН: Ты же слово дал…
ГНОМ: Ну и что? Моё слово: я дал, я и взял. И какое такое слово? Никакого слова я не давал, попросил немного помочь, а ты – кричать… Не хочешь – не помогай, иди, силой никто тебя не заставляет.
ВЕЛИКАН (выходя из себя): Тогда я тебя заставлю, гнилушка корявая! (Хочет схватить Гнома, но тот увёртывается.) 
ГНОМ: Ага! Так я и знал! Где это видано, чтобы этакий громила да таким покладистым был? Долго притворялся, тихоней прикидывался. Но нет! Я сразу понял, чего от тебя ждать, разбойник. Ограбить меня захотел?
ВЕЛИКАН: Опомнись! Что ты говоришь?
ГНОМ: Грабь, грабь, душегуб! Всё забирай!
ВЕЛИКАН: Да как тебе не стыдно: я же целую ночь за шапку ягод работал, целый лес с места на место пересадил…
ГНОМ: Знаю я, чем ты всю ночь занимался, помощничек. Я ещё ягоды свои не пересчитал. Вот пересчитаю…
ВЕЛИКАН: Замолчи! Считай свои ягоды, считай, не ошибись. Да не забудь, что одну ты сам мне отдал. Считай!
ГНОМ (неожиданно успокаиваясь): Ну, полно. Что ты распалился-то? Уж и впрямь думаешь, я считать стану? Не стану. Коли и съел что, так не жалко. На здоровье.
ВЕЛИКАН: Считай!
ГНОМ: Ну, будет, будет уже. Верю. Экий ты, братец, горячий. Да и я разошёлся не в меру. Прости старика. Всё, всё, всё… Мир! Ясное ж дело – жалко мне с тобой расставаться. А ты думаешь, мне ягод жалко? Да бери, дорогой, бери сколько
надо. Что их жалеть-то? (Жалобно говорит, чуть не плачет.) Мне, старику, уже ничего не надо. Бери…
ВЕЛИКАН (смущён): Спасибо… Солнце ещё не взошло… Может, я к сроку поспею. (Подходит к ягодам.) 
ГНОМ: Поспеешь, конечно, поспеешь. Только вот… Послушай, может, поработаешь ещё немного? Смотри, сколько леса накорчевал, сколько земли свободной… Засадили б мы с тобой её земляникой… Мне одному-то, старику, не управиться, а с тобой…
ВЕЛИКАН: Да пойми ж ты, Большой Сук, рад бы я тебе помочь, но не могу: к дочке спешу, не вернусь домой к вечеру – поздно будет. Я к тебе ещё приду…
ГНОМ: Ну да, да… Иди, мой дорогой, иди, что уж… Где уж тебе со стариком… (Грубо.) Иди, говорю!
ВЕЛИКАН: А земляника?…
ГНОМ: Ладно, я уж сам как-нибудь…
ВЕЛИКАН: Мне-то земляники дашь?
ГНОМ: Ах тебе! Так бы и говорил сразу. А то: рад помочь, рад помочь… Все вы так. Собирай, помощник. Собирай.
ВЕЛИКАН (с видимым облегчением): Спасибо, Большой Сук. (Начинает собирать ягоды.)
ГНОМ: Стой! Не верю я тебе, Великан. Не верю! Объясни, почему ты ещё здесь? Почему ты до сих пор все ягоды не оборвал и домой не унёс? Ну, объясни мне, старому дураку! Объясни!
 
         В этот момент со звоном захлопывается дверца мышеловки.
 
МЫШЬ: Спасите! Помогите! Помилуйте!
ВЕЛИКАН: Как же ты, трусишка-болтушка?
МЫШЬ: Недоглядела. Больно хитро капканы запрятаны, даже мой зоркий глаз не замечает.
ВЕЛИКАН: Ах ты бедолага! Горе-помощница. (Хочет достать ключ из-под камня, но его там не оказывается.)
ГНОМ (играя ключом): А ключик-то у меня!
ВЕЛИКАН: Выпусти её, Большой Сук, я её знаю.
ГНОМ: Вот как? Какая новость! Знакомые, значит? Вот теперь мне всё понятно.
ВЕЛИКАН: Что тебе понятно? Ты в каждом грабителя видишь, а она мышь честная. Мою монетку нашла и сюда принесла.
ГНОМ: Вот и монетка нашлась. Я так и думал, чувствовал просто, что она где-то рядом.
ВЕЛИКАН: Я правду тебе говорю: Мышь за мной сюда пришла, работать мне помогала…
ГНОМ: А я разве спорю? Вижу: славная, честная помощница. У тебя, небось, таких помощниц целая банда? Ну, ничего. Мы хоть старики, да не дураки. Разберёмся. Что стоишь? Забирай свои ягоды да ступай. Скатертью дорога.
МЫШЬ: А я? А со мной что же?..
ВЕЛИКАН: Выпусти её, Большой Сук. Она ни в чём не виновата. Дети у неё малые…
ГНОМ: А тебе какая забота? Ступай, заступник. Солнце скоро взойдёт, опоздаешь.
ВЕЛИКАН: Ну как же я теперь уйду?! Выпусти её, Большой Сук.
ГНОМ: Что ты всё командуешь, как у себя дома? Ягоды дай, Мышь выпусти… Раскомандовался!
ВЕЛИКАН: Выпусти её.
ГНОМ: Вот задержался бы сам ненадолго, тогда бы я, конечно…
ВЕЛИКАН: Но ведь я…
ГНОМ: Вот то-то и оно.
МЫШЬ: Выпусти меня, пожалуйста!
ВЕЛИКАН: Выпусти…
ГНОМ (категорически): Ни за что! (Со звоном захлопывается дверца, и Гном сам оказывается в мышеловке.) Фу, чёрт! Опять! Вот глупость какая…
МЫШЬ (из своей мышеловки): Так тебе и надо! Будешь знать, скряга-коряга!
ГНОМ: Замолчи!
ВЕЛИКАН: Не даром, брат, говорится: не рой другому яму – сам в неё попадёшь.
ГНОМ: Радуйтесь, умники, ваша взяла. Нападайте, дружные ребята. Все на одного, - на маленького, на старенького. Сговорились, бандиты!
 
         Из-за горизонта медленно выкатывается зловещий, красный диск утреннего солнца. Его первые лучи разливаются по появившейся за ночь просеке. Красными огоньками загораются на поляне ягоды земляники.
 
ГНОМ (злорадно): Вот и солнце всходит! Всё! Опоздал!
ВЕЛИКАН (сокрушённо): Опоздал. Эх, Великаночка моя, Великаночка!
 
         Великан садится, закрывает лицо руками. Неожиданно с радостным карканьем влетает Воронёнок.
 
ВОРОНЁНОК: Кар! Кар! Привет! Смотри, как я летаю! Как взрослый. Вчера только вниз летал, а сегодня  попробовал и, представь себе, полетел вверх! Невероятно! Кар! Ты почему такой грустный, Великан? (Замечает Гнома.) А это кто за решёткой? Кар! Привет, Гнилушка!
ГНОМ: Пошёл прочь!
ВОРОНЁНОК: Грубо, грубо.
МЫШЬ: Не трещи, Воронёнок. Не видишь, у нас горе.
ВОРОНЁНОК: Горе? Горе… (Вдруг вспомнил.) Ах я дурачок! Ах разиня! Забыл про самое главное. Радость! Радость!..
ВЕЛИКАН: Помолчи, Воронёнок, не надо…
ВОРОНЁНОК: Надо! Кар! Надо! Твоя Великаночка – здорова! Совершенно здорова!
ВЕЛИКАН: Как? Откуда ты7..
ВОРОНЁНОК: Не перебивай! Рассказываю по порядку. Вчера ты дал моему родителю одну ягоду – для меня. Правильно?
ВЕЛИКАН: Правильно…
ВОРОНЁНОК: Прекрасный поступок. Доброе дело. И вообще, Великан, ты чрезвычайно понравился моему родителю. Он принял твоё горе очень близко к сердцу и так переживал, так переживал… Но мы, вороны, птицы мудрые и очень сообразительные…
МЫШЬ: Вот ведь пустомеля! Короче!
ВОРОНЁНОК: Короче: мой родитель ягоду мне не отдал. Да я и не против – детей баловать вредно…
ВЕЛИКАН: Короче!..
ВОРОНЁНОК: Короче. Мне не отдал, а полетел с ней за тридевять земель. «А вдруг, – подумал он, – и одной ягодки хватит.» Ведь доброе дело – всегда доброе дело. Не важно, маленькое оно или большое. Короче. Мой родитель прилетел за тридевять земель к твоему, Великан, умирающему ребёнку, скормил ему, то есть ей, твоей Великаночке, прекрасную красную ягоду…
ГНОМ: Мою ягоду!..
ВОРОНЁНОК: Молчи, Гнилушка, не перебивай. И вот…
ВЕЛИКАН: Дочка моя здорова? Это правда, Воронёнок?
ВОРОНЁНОК: Совершенная правда. Мой родитель видел это своим собственным зорким глазом. И сразу стрелой пустился обратно, чтобы обрадовать тебя. Но дорога трудна, старые раны болят… Короче, он еле добрался до гнезда. Хорошо, что я теперь летаю самостоятельно и очень рад…
ВЕЛИКАН: Радость! Друзья, какая радость!
МЫШЬ: Поздравляю.
 ГНОМ: Не забудьте, что это я дал ягоду Великану, я! Возьмите ключ и выпустите меня, наконец!
ВЕЛИКАН (берёт у Гнома ключ, открывает клетки): Выходи, Большой Сук. Выходи, болтушка-трусишка. (Берёт Мышь на руки.) Солнце-то уже высоко, нас дома дети ждут. (К Воронёнку.)  И твой папа Ворон, наверное, беспокоится. До    встречи за тридевять земель! (Убегает.)
ВОРОНЁНОК: Какая трогательная история! Полетели! Кар! (Улетает.)
ГНОМ (один): Постойте, подождите… Ушли… Все ушли… Даже ягод с собой не взяли. Зачем же мне одному столько ягод?..
 
К О Н Е Ц

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования