Общение

Сейчас 622 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

АКТУАЛЬНО!

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

 

ГЛАВА VIII ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ РАЗНЫХ ПОЭТОВ

Пушкин

Унылая пора! очей очарованье!
Приятна мне твоя прощальная краса —
Люблю я пышное природы увяданье,
В багрец и в золото одетые леса,
В их сенях ветра шум и свежее дыханье,
И мглой волнистою покрыты небеса,
И редкий солнца луч, и первые морозы,
И отдаленные седой зимы угрозы.

Бунин

Еще от дома на дворе
Синеют утренние тени,
И под навесами строений
Трава в холодном серебре;
Но уж сияет яркий зной,
Давно топор стучит в сарае,
И голубей пугливых стаи
Сверкают снежной белизной.
С зари кукушка за рекою
Кукует звучно вдалеке,
И в молодом березняке
Грибами пахнет и листвою.
На солнце светлая река
Трепещет радостно, смеется,
И гулко в роще отдается
Над нею ладный стук валька.

Есенин

О красном вечере задумалась дорога,
Кусты рябин туманней глубины.
Изба-старуха челюстью порога
Жует пахучий мякиш тишины.

Осенний холод ласково и кротко
Крадется мглой к овсяному двору.
Сквозь синь стекла желтоволосый отрок
Лучит глаза на галочью игру.

Обняв трубу, сверкает по повети
Зола зеленая из розовой печи.
Кого-то нет, и тонкогубый ветер
О ком-то шепчет, сгинувшем в ночи.

Кому-то пятками уже не мять по рощам
Щербленый лист и золото травы.
Тягучий вздох, ныряя звоном тощим,
Целует клюв нахохленной совы.

Все гуще хмарь, в хлеву покой и дрема,
Дорога белая узорит скользкий ров...
И нежно окает ячменная солома,
Свисая с губ кивающих коров.

Твардовский

День пригреет — возле дома
Пахнет позднею травой,
Яровой, сухой соломой
И картофельной ботвой.
И хотя земля устала,
Все еще добра, тепла:
Лен разостланный отава
У краев приподняла.
Но уже темнеют реки,
Тянет кверху дым костра.
Отошли грибы, орехи.
Смотришь, утром со двора
Скот не вышел. В поле пусто.
Белый утренник зернист.
И свежо, морозно, вкусно
Заскрипел капустный лист.
И за криком журавлиным,
Завершая хлебный год,
На ремонт идут машины,
В колеях ломая лед.

Ты видишь на примере этих четырех стихотворений, как по-разному воспринимают поэты одно и то же явление природы.
Стихи различны по настроению и по ритму, различны и поэтические образы, в них возникающие.

Твардовский:

... Скот не вышел. В поле пусто.
Белый утренник зернист.
И свежо, морозно, вкусно
Заскрипел капустный лист.

Не правда ли, когда ты читаешь эти строки, у тебя в воображении сразу возникают эти листы капусты, тронутые первым осенним холодком.

А у Есенина:

... Осенний холод ласково и кротко
Крадется мглой к овсяному двору…

Каждый большой поэт своеобразен и неповторим в своем творчестве.
Ты читал стихотворения «Смерть Поэта» Лермонтова и «Пушкин» Багрицкого. Тема этих стихотворений одна: гибель Пушкина. Оба поэта одинаково оценивают трагическое событие — убийство поэта, но как различно это событие ими выражено.
Нам хочется особо поговорить с тобой о поэте, который, хотя и умер 35 лет назад, но по своим мыслям и чувствам остается нашим современником.
Это — Маяковский.

... От боя к труду —
от труда
до атак, —
в голоде,
в холоде
и наготе
держали
взятое,
да так,
что кровь
выступала из-под ногтей.
Я видел
места,
где инжир с айвой
росли
без труда
у рта моего, —
к таким
относишься
иначе.
Но землю,
которую
завоевал
и полуживую
вынянчил,
где с пулей встань,
с винтовкой ложись,
где каплей
льешься с массами, —
с такою
землею
пойдешь
на жизнь,
на труд,
на праздник
и на смерть!

В. Маяковский. «Хорошо!».

Как читать Маяковского? Этот вопрос задается часто, и возникает он главным образом из-за особой формы стиха Маяковского, так называемой «лесенки», то есть раздела стихотворной строки на короткие, часто состоящие из одного слова строчки.
Ты, вероятно, встречал стихи, написанные «лесенкой», и у других поэтов. Так пишет, например, поэт С. Кирсанов, один из последовательных и верных учеников Маяковского. Так, в форме «лесенки», часто писал Н. Асеев, пишут Вознесенский, Роберт Рождественский и многие другие.
На вопрос, как читать Маяковского, лучше всего тебе ответит сам поэт.
У Маяковского есть статья «Как делать стихи». Она очень большая, поэтому мы не предлагаем ее тебе полностью, «о с отдельными выдержками хотим тебя познакомить. Это поможет тебе понять не только, «как делать стихи», но и как их читать.
«Поэзия начинается там, где есть тенденция... С моей точки зрения, лучшим поэтическим произведением будет то, которое записано по социальному заказу Коминтерна, имеющее целевую установку на победу пролетариата, переданное новыми словами, выразительными и понятными всем».
Итак, социальный заказ — это первое требование, которое предъявляет Маяковский к произведениям большой поэзии. Многие стихи Маяковского выполняют социальный заказ и теперь. Это и «Комсомольская», и «Стихи о советском паспорте», и «Необыкновенное приключение, бывшее с Владимиром Маяковским летом на даче», и «Прозаседавшиеся», и «Блек энд уайт», и «История Власа — лентяя и лоботряса», и «Размышления у парадного подъезда», и «Рассказ Хренова о Кузнецкстрое и о людях Кузнецка», и многие, многие другие.
Второе требование Маяковского к поэтам — передать содержание стихотворения «новыми словами, выразительными и понятными всем».
«Надо довести до предела выразительность стиха», — пишет Маяковский в той же статье.
Каким образом добивается Маяковский этой выразительности?
«Ритм — основа всякой поэтической вещи, — говорит он. — Ритм — это основная сила, основная энергия стиха».
Обрати внимание на совершенно различные, но всегда очень четкие ритмы его стихотворений:

Время —
начинаю
про Ленина рассказ.
Но не потому,
что горя
нету более,
время
потому,
что резкая тоска
стала ясною,
осознанною болью.

«Владимир Ильич Ленин»

Возьмем винтовки новые,
на штык флажки.
И с песнею
в стрелковые
пойдем кружки.
Раз!
Два!
Все
в ряд!
Впе-
ред,
от-
ряд!..

«Возьмем винтовки новые»

По морям, играя, носится
с миноносцем миноносица.
Льнет, как будто к меду осочка,
к миноносцу миноносочка.

«Военно-морская любовь».

...Я пролетарий.
Объясняться лишне.
Жил,
как мать произвела, родив.
И вот мне
квартиру
дает жилищный,
Мой
рабочий
кооператив...

«Рассказ литейщика Ивана Козырева о вселении в новую квартиру».

Очень большое значение придает Маяковский рифме.
«... Я всегда ставлю самое характерное слово в конец строки и достаю к нему рифму во что бы то ни стало... Рифма связывает строки, поэтому ее материал должен быть еще крепче, чем материал, пошедший на остальные строки».
Как видишь, у Маяковского рифмуются те слова, которые наиболее важны, — «самые характерные». Неожиданная, подчас непривычная рифма, нужна была Маяковскому не для того, чтобы быть оригинальным, удивить читателей, а для того, чтобы сделать стихи предельно выразительными, чтобы как можно точнее донести мысль, подчеркнув ее созвучием слов.
Для чего же понадобилась Маяковскому «лесенка»?
Маяковский считал, что «лесенка» помогает лучше передать смысл и точнее выдержать ритм.
«Все-таки все читают стих Алексея Толстого, — пишет он, —

... Шибанов молчал. Из пронзённой ноги
Кровь алым струилася током...

как
Шибанов молчал из пронзённой ноги».

Дальше Маяковский приводит пример из «Бориса Годунова» Пушкина:

«... Довольно, стыдно мне
Пред гордою полячкой унижаться...

читается как провинциальный разговорчик:

Довольно стыдно мне...

Чтобы читалось так, как думал Пушкин, надо разделить строку так, как делю ее я:

Довольно,
стыдно мне…

При таком делении на полустрочия ни смысловой, ни ритмической путаницы не будет».
И дальше: «...Раздел строчек часто диктуется и необходимостью вбить ритм безошибочно, так как построение стиха часто заставляет выкидывать промежуточные слова и слоги, и если после этих слов не сделать остановку, часто большую, чем между строками, то ритм оборвется.
Вот почему я пишу:

Пустота...
Летите,
в звезды врезываясь...»

Как видишь, поэт был убежден в необходимости именно такой формы стиха. Поэтому, читая стихи Маяковского, постарайся эту форму не разрушать.
Надо сказать, что это не легко. «Лесенка» представляет известную трудность в чтении. Эта трудность заключается в том, что, делая необходимую остановку (цезуру) после каждой короткой строчки стихотворения, надо постараться не разрывать этими цезурами единую мысль. Читая стихи, думай не о каждом отдельном слове, не «отрубай» его, а старайся выразить этими словами мысль, которая не будет понята, пока ты не произнесешь самого последнего слова. К этому последнему слову и «тяни» мысль.
Вот что говорит о «последних словах» Маяковский:

«... Одним из серьезных моментов стиха, особенно тенденциозного, декламационного, является концовка. В эту концовку обычно ставятся удачнейшие строки стиха».
Действительно, в большинстве стихотворений Маяковского вывод из всего сказанного в стихотворении выражен в последних строках.

Ненавижу
всяческую мертвечину!
Обожаю
всяческую жизнь!

«Юбилейное».

Книгу переворошив,
намотай себе на ус —
все работы хороши,
выбирай
на вкус!

«Кем быть?».

Помни про школу —
только с ней
станешь
строителем
радостных дней!

«История Власа — лентяя и лоботряса».

Учреждение для нас,
а
не мы для учреждения!

«Размышления у парадного подъезда».

А вот замечание Маяковского, которое относится непосредственно к манере исполнения его стихов: «Большинство моих вещей построено на разговорной интонации». Это очень важное замечание для исполнителя — не декламировать, не поучать слушателей, а разговаривать с ними.

Но характер разговора может быть разный. Например, за чашкой чая или на пляже люди разговаривают иначе, чем с трибуны, на митинге. Иначе не только по содержанию, но и по манере, по характеру речи.
Маяковский в большинстве своих стихотворений говорит с трибуны с огромной массой слушателей.
Тут есть одна опасность перейти на крик. Маяковский сам очень хорошо читал свои стихи. У него был сильный голос, он сам про себя говорит: «Мир огромив мощью голоса...» Но он никогда не старался нарочно кричать. Он писал стихи для большой аудитории, он трибун, агитатор, но главное оружие его агитации не крик, а мысль.
Он далеко не всегда откровенно громогласен. При внимательном прочтении его стихи действительно оказываются гораздо более разговорными, чем это кажется с первого взгляда. Поэтому обязательно прими во внимание слова Маяковского о разговорной интонации его стихов.
Говорить и думать о Маяковском можно бесконечно.
Это один из ярчайших и интереснейших поэтов нашей Родины.
У каждого человека есть, конечно, свой любимый поэт, И не обязательно им должен быть Маяковский. Но не оценить мощь его таланта, величие его гражданского темперамента нельзя.
Если ты любишь Маяковского, советуем тебе прочитать поэму Н, Асеева «Маяковский начинается». Там есть такие строки:

Вот так,
во всем и везде впереди, —
еще ты и слова не вымолвишь, —
он шел, за собой увлекая ряды,
Владимир Необходимович!

Если ты будешь читать стихи, ты встретишься не только с хорошими и разными поэтами, но и с различными видами, формами и жанрами стихотворных произведений.

РАЗНЫЕ ВИДЫ И ФОРМЫ СТИХОТВОРЕНИЙ

1

Когда мне, как другим, грозила смерть в бою,
Вдруг мать я вспоминал, и было легче все же,
Я знал: она потом оплачет смерть мою
И позабыть меня уже вовек не сможет.

И становился я от этого храбрей,
Шел в бой и презирал смертельную угрозу.
Нам силу придают и слезы матерей —
Не только их слова, но даже слезы. Слезы.

Кайсын Кулиев. «Памяти матери». Перевел с балкарского Н. Коржавин.

2

Последним сияньем за лесом горя,
Вечерняя тихо потухла заря,
Безмолвна долина глухая;

В тумане пустынном клубится река,
Ленивой грядою идут облака,
Меж ними луна золотая.

Чугунные латы на холме лежат,
Копье раздробленно, в перчатке булат,
И щит под шеломом заржавым;
Вонзилися шпоры в увлажненный мох:
Лежат неподвижно, и месяца рог
Над ними в блистаньи кровавом...

А. С. Пушкин. Баллада «Сраженный рыцарь».

3

... Не сияет на небе солнце красное,
Не любуются им тучки синие:
То за трапезой сидит во златом венце,
Сидит грозный царь Иван Васильевич.

М. Ю. Лермонтов. «Песня про купца Калашникова».

4

... Как на море-окияне
И на острове Буяне
Новый гроб в лесу стоит,
В гробе девица лежит;
Соловей над гробом свищет;
Черный зверь в дубраве рыщет.
Это присказка, а вот —
Сказка чередом пойдет.

П. Ершов. «Конек-горбунок».

5

Над изнуренною от зноя стороною
Большая туча пронеслась;
Ни каплею ее не освежа одною,
Она большим дождем над морем пролилась
И щедростью своей хвалилась пред горою.
«Что сделала добра
Ты щедростью такою? —
Сказала ей гора: —
И как смотреть на то не больно!
Когда бы на поля свой дождь ты пролила,
Ты б область целую от голода спасла;
А в море без тебя, мой друг, воды довольно».

И. Крылов. «Туча».

Ты сейчас прочел несколько стихотворных произведений и отрывков: лирическое стихотворение Кулиева, отрывок из баллады Пушкина, песню, написанную в форме былины, Лермонтова, сказку Ершова и басню Крылова. Из уроков литературы ты знаешь, что произведения, написанные в стихах, бывают различных жанров. Тебе, несомненно, приходилось и раньше читать стихотворения, написанные в форме баллады, былины, сказки, басни. Ты знаешь, что бывают и пьесы, написанные стихами.
Каждый из стихотворных жанров обладает своими, присущими этому жанру особенностями, и эти особенности следует передать, читая стихи. Сама стихотворная форма, если ты внимательно к ней прислушаешься, подскажет тебе это. Ведь даже трудно было бы, например, читать балладу, как басню. Романтически приподнятый стих баллады требует полнокровного, широкого, порой патетического звучания, а басня, напротив, — простой, разговорной речи. Чтобы передать особый характер склада былины, речь твоя должна быть несколько напевной, широкой, ритм плавный; а сказку, соблюдая все законы чтения стихотворения, рассказывай так, как вообще люди рассказывают сказки. Уж наверное, ты, когда был маленький, слушал их не раз. В сказке все необычно, все «сказочно» — и пейзаж, и люди, и события. И все очень лаконично, коротко изложено.
Вот, например, пейзажи в сказках Пушкина:

... Мать и сын теперь на воле;
Видят холм в широком поле;
Море синее кругом,
Дуб зеленый над холмом...

«Сказка о царе Салтане».

... Вот идет; и поднялась
Перед ним гора крутая;
Вкруг нее страна пустая;
Под горою темный вход.
Он туда скорей идет.

«Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях».

... И промеж высоких гор
Видит шелковый шатер.
Все в безмолвии чудесном
Вкруг шатра; в ущелье тесном
Рать побитая лежит.
Царь Додон к шатру спешит...

«Сказка о золотом петушке».

Из этих кратких описаний складываются целые картины. Постарайся их хорошенько увидеть, иначе ты будешь только перечислять предметы и зритель не сможет представить себе всю картину.
Так же лаконичны в сказках описания душевных переживаний героев:

... Тут ее тоска взяла,
И царица умерла.
…………………..

…Ветер далее побежал.
Королевич зарыдал
И пошёл к пустому месту
На прекрасную невесту
Посмотреть ещё хоть раз.
…………………….

… И встаёт она из гроба…
Ах!.. И зарыдали оба.

«Сказка о мёртвой царевне»

Как видишь, горе королевича Елисея, как и его сча¬стье, описаны Пушкиным двумя словами: «Королевич зарыдал», «И зарыдали оба». Но это не значит, что ге¬рои сказок лишены способности сильно чувствовать. Напротив, в каждой хорошей сказке ты непременно уви¬дишь, как глубоко, искренне и непосредственно пере¬живают герои все события.
Совершенно особый жанр — басни.
«Чем кумушек считать трудиться, не лучше ль на се¬бя, кума, оборотиться?», «Ты все пела? это дело: так поди же попляши!», «Ай, Моська! знать, она сильна, что лает на Слона!».
Если не знать, что все эти строчки из басен Крылова, то можно принять их за народные поговорки, настолько прочно вошли они в нашу жизнь.

Бороться с недостатками можно по-разному: разъяснить, наказать, а можно и высмеять. Басня — высмеивает.
Часто в басне действуют звери, причем каждый зверь олицетворяет какое-либо определенное качество человеческого характера: лисица — хитрость, осел — тупость, медведь — неуклюжесть, ягненок — робость и покорность, стрекоза — легкомыслие, муравей — трудолюбие и т. д. Когда в басне действуют люди, то каждый из них тоже проявляет одну какую-либо черту характера: хвастовство — в «Лжеце» Крылова, неблагодарность — в «Крестьянине и работнике» и т. д.
В баснях высмеиваются человеческие пороки, «не взирая на лица». Недаром в «Горе от ума» Загорецкий, сам «мошенник, пройдоха, вор»... «да мастер услужить», так отзывается о басне:

Ох! басни смерть моя!
Насмешки вечные над львами! над орлами!
Кто что ни говори:
Хоть и животные, а все-таки цари!

Мы знаем, что не все ребята любят читать басни, а зря. Своего общественного звучания басни не потеряли и теперь. К сожалению, есть у нас еще зазнайки, подхалимы, любители высказываться об искусстве, ничего в нем не понимая, задиры, хвастуны, словом, всякие Моськи, Обезьяны, Ослы, Лисицы и т. п.
Если тебе понятно, против какого человеческого недостатка направлена басня, то ты поймешь и характеры ее героев. Например, «Стрекоза и Муравей». Главная мысль этой басни — кто не работает, тот не ест. Здесь высмеиваются люди, которые хотят только развлекаться, а не трудиться, хотят жить за счет труда других. Такова Стрекоза. Трудолюбивый, рассудительный Муравей относится к Стрекозе явно недоброжелательно. Он, как и Крылов, осуждает ее бездумное легкомыслие. Чтобы твои слушатели также осудили ее, тебе надо показать Стрекозу такой, какой ты видишь ее сам, и возможно определенней, ярче. Чтение басен требует большой точности и остроты характеристик. Не бойся, читая текст Стрекозы, Муравья, как и других персонажей басен, в какой-то
мере «сыграть» их, то есть показать, как они смотрят, как говорят и т. д. Для этого надо очень ясно их себе представить, понять их поведение, знать, чего они добиваются и как ведут себя при этом.
Басня всегда лаконична, коротка. В ней, как правило, описан всего лишь один эпизод. Но этот эпизод настолько конкретен, поступки действующих в басне лиц так точно выражают их характеры, что авторская мысль выявляется предельно ясно.
В басне почти всегда есть некий конфликт, спор, борьба между действующими в ней персонажами. Борьба эта ведется разными средствами — хитростью, лестью, ловкостью, силой, — и не всегда в этой борьбе побеждает правый.
Чтобы твои слушатели не остались равнодушными к перипетиям этой борьбы, ты сам не должен оставаться безучастным. Попробуй, прежде чем выйти читать
басню, представить себе, что ты только что был свидетелем того, о чем рассказываешь. Вот сейчас ты все это видел! Видел, как потчевал Демьян соседа своей ухой и как смешно убегал с кушаком в руке, весь в поту бедняк Фока от гостеприимного хозяина. Или видел, как хитрая лисица, вертя хвостом и пуская слюнки, выманивала у вороны сыр и выманила-таки! Или, проходя мимо соседнего двора, ты задержался, наблюдая встречу верного Барбоса с бывшим своим дружком — Жужуткой. Тогда тебе наверное захочется рассказать об увиденном, рассказать пресмешную историю (или отвратительную, или грустную, или страшную, или возмутительную — смотря по тому, как ты сам ее воспринял). Если ты поставишь себя мысленно в положение очевидца изложенного в басне события, ты будешь рассказывать о нем заинтересованно и уверенно — ты сам все это видел и тебе хочется поделиться с другими впечатлением от увиденного.
Отношение твое к событиям и персонажам басни ты определишь сам.
Ты можешь рассказать басню «Ворона и Лисица», как забавную историю, смеясь над растяпой, падкой на лесть Вороной, а можешь отнестись к ней в какой-то мере сочувственно — осталась она голодная по своей глупости!
Читая басню, можно высмеивать человеческие недостатки и пороки, можно говорить о них с возмущением и болью, можно, негодуя, резко их осуждать, но любая твоя оценка будет возможна лишь в том случае, если она не противоречит замыслу автора. Так, например, читая «Стрекозу и Муравья», ты можешь высмеять легкомысленную Стрекозу, за танцами и песнями забывшую о приближении зимы, но можешь и сурово осудить ее как бездельницу, всегда готовую легко воспользоваться чужим трудом, — это все возможно. Но если бы ты вздумал оправдать «милую, несчастную» Стрекозу и осудить «жестокого, жадного» Муравья — ты будешь неправ, так как исказишь замысел Крылова.
Читая басню, обращайся прямо и непосредственно к людям, тебя слушающим. Ищи у них понимания и единомыслия.
В баснях часто бывают диалоги — разговор двух или нескольких персонажей. Читай эти диалоги именно как разговор, стараясь передать в нем характерные особенности речи каждого: манеру говорить, ритм речи и т. д. Сорока, например, будет тараторить, а увалень, тяжелодум Медведь будет говорить медленно, подыскивая слова.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Все, что ты прочел в этой книжке, написано с одной целью — помочь тебе научиться хорошо, выразительно читать стихи.
Как видишь, это не так легко и о многом придется подумать, прежде чем достигнешь цели. Но ведь цель, которую можно достичь легко, без труда, — это обычно очень неинтересная, незначительная цель. Достигнув ее, не получишь большой радости.
Ты, вероятно, заметил, что главы в книге расположены в той последовательности, в которой следует работать над стихотворением.
Очень важно, чтобы, читая стихи, ты правильно произносил все звуки и слова. Иногда ребята ставят в словах неверные ударения. По этим вопросам (дикции и орфоэпии) ты можешь обратиться к преподавателю литературы или руководителю кружка художественного слова.
Хочется сказать тебе и о том, как следует держаться, когда ты выходишь читать стихи. Часто, к сожалению,

приходится видеть, как юный чтец или чтица, декламируя, переминается с ноги на ногу, размахивает руками или засовывает руки в карманы и т. д. Все это будет мешать тебя слушать. Держаться следует просто и спокойно. Ты этого легче добьешься, если будешь относиться к сидящим в зале, как к своим друзьям, даже если ты с ними не знаком, так как все лишние, ненужные движения возникают у неопытного чтеца главным образом от стеснения, от боязни плохо прочитать, от излишнего волнения.
Если тебе хочется сделать какой-либо жест, который поможет подчеркнуть значение того, о чем ты рассказываешь, то этот жест должен быть осмысленным и выразительным, то есть он должен помочь выразить нужную мысль или характер человека. Чем скупее будет твоя жестикуляция, тем лучше.
Мы не сомневаемся, что ты любишь искусство, которому посвящена эта книга, а значит, захочешь ему учиться. И тогда непременно добьешься успеха.
От всей души желаем его тебе!

*

Ах, песня в поле — в самом деле
Ее не слышал я давно,
Уже казалось мне, что пели
Ее лишь где-нибудь в кино, —

Как вдруг он с дальнего покоса
Возник в тиши вечеровой,
Воскресшей песни отголосок,
На нашей родине с тобой.

И на дороге, в темном поле,
Внезапно за душу схватив,
Мне грудь стеснил до сладкой боли
Тот грустный будто бы мотив...

Я эти малые приметы
Сравнил бы смело с целиной
И ярким росчерком ракеты,
Что побывала за Луной...

За годом — год, за вехой — веха.
За полосою — полоса.
Нелегок путь.
Но ветер века —
Он в наши дует паруса.

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования