Общение

Сейчас 576 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.


Лонг-лист Международного конкурса драматургов "Евразия-2010", номинация «Детская пьеса»
Лонг-лист «Премьера-2009», номинация "Пьеса для детей и подростков"

драма - фэнтези в 2 актах

место действия: Подмосковье, Москва
время действия: наши дни

действующие лица:

ДЕМЬЯН – 13 лет;
блондин, среднего роста, строен

ГАЛКА – 13 лет;
воспитанница детдома;
брюнетка, высока, худа

ФЕДЯ – 11 лет;
благополучен;
рус, невысок, полноват

РУСЛИК – 7 лет;
родная сестра Демьяна;
белокурая коса, пухленькая обаяша, ростом выше пятиклассников

ЩУР Кондрат Михайлович – 35 лет;
отец Демьяна;
преподаватель ВУЗа;
плешив, невысок, сер

ПОГОНЫШ Тамара Романовна - 33 года;
мать Феди;
врач;
всегда в парике, тонконога, толста





Акт 1

ОПУШКА
Ближе к вечеру. Галка разглядывает в полевой бинокль воздушное пространство вокруг. Федя, отложив видеокамеру и фотоаппарат, сидит на пеньке, раздражённый, глядя прямо в противоположную сторону от Галки.
ГАЛКА
Не психуй, Федюня, я права.
ФЕДЯ
Куда там… конечно… она всегда права, а я так – заткнись и не кашляй.
ГАЛКА
Авиакатастрофа, Фёдор, это кошмар. Увидишь – не заснёшь. А в нашем нежном возрасте требуется крепкий продолжительный сон, без фильмов – ужасов.
ФЕДЯ
Говорит, как моя мамка.
ГАЛКА
Не мамка, а мамочка.
ФЕДЯ
Ещё чего…
ГАЛКА
Тогда просто: мама. Твоя мама – врач, знает, что утверждать. Маму всегда надо слушать.
ФЕДЯ
У вас, детдомовских, всегда одно и то же: родители – это святое, мама с папой – это боги… попробовала бы!
ГАЛКА
Не повезло. Всё, готовь аппаратуру, вот-вот хищники полетят. Сегодня, чую, точно луня зафиксируем.
ФЕДЯ
Луня можно было бы и завтра, и через год, а свежее место авиакатастрофы – это ж раз в жизни! Все ребята сейчас там тусуются… потом обсуждать будут до конца учебного года… а я!? А я там не был, не видел, не нюхал…
ГАЛКА
Учебный год кончится через месяц, так что, потерпишь. А следующий год начнётся с того, как вы провели летние каникулы. Глянь, что там?
ФЕДЯ
Галка, отвали… у меня - тоска.
ГАЛКА
Неужели лунь летит… глянь, говорю!
ФЕДЯ
Давай. (глядя в бинокль) Какой там лунь… Может, и лунь… Точно – лунь… седой… полевой лунь!
ГАЛКА И ФЕДЯ
(вместе) Шикарно… волшебно… изумительно…
ГАЛКА
Хоть бы сюда приземлился…
ФЕДЯ
Не, он над лесом…
ГАЛКА
Садится, кажется…
ФЕДЯ
Точно, тут близко! Рванули?
ГАЛКА
Отдай бинокль! (взяв бинокль) Бежим!
ФЕДЯ
Аппараты настроить…
ГАЛКА
На ходу! Предупреждала же, будь готов!
Галка и Федя убегают.


ЛЕСНАЯ ПОЛЯНА
День меркнет. С середины поляны, из густой травы, выпорхнула и стремительно истаяла то ли в чаще, то ли в воздухе, - тень. С радостными возгласами из зарослей выбегают Галка и Федя.
ФЕДЯ
Есть! Я сделал!
ГАЛКА
Ну, конечно, чуть хорошее, так сделал ты, а чуть что…
ФЕДЯ
Ты, Галка, ты! Если б ты не увидела, не навела, ничего не было бы!
ГАЛКА
Да ладно… вместе.
ФЕДЯ
Иди, поглядим…
Галка и Федя глядят на монитор камеры…
ФЕДЯ
Лунь! Настоящий… сбылась мечта придурка…
ГАЛКА
Все так придурялись бы, как ты… ой.
ФЕДЯ
А что это…
ГАЛКА
Клюёт…
ФЕДЯ
Это ж грудь человека!
ГАЛКА
(оторвавшись от монитора) Там – человек?
ФЕДЯ
(оторвавшись от монитора) Наверное… скорее всего, мёртвый?
ГАЛКА
Он ему сердце клевал…
ФЕДЯ
Пойдём отсюда?
ГАЛКА
Не, я посмотрю.
ФЕДЯ
Как хочешь. (собирается уйти)
ГАЛКА
Вместе посмотрим.
ФЕДЯ
Не надо, а? Галочка, ну, их, этих мертвяков…
ГАЛКА
А сам на авиакатастрофу рвался.
ФЕДЯ
А ты говорила, что сон должен быть без кошмаров… мамочка так говорила…
ГАЛКА
Ты трус?
ФЕДЯ
Никогда.
ГАЛКА
Идём. Проверим нашу храбрость.
ФЕДЯ
Ну, зачем её проверять обязательно на трупах? Давай, в другой раз?
ГАЛКА
Если не пойдёшь! Сам знаешь, кто ты будешь. Я пошла.
ФЕДЯ
Лучше бы на луня в кино посмотрел, по телевизору…
ГАЛКА
Не няргай.
Галка идёт к середине поляны, за ней – Федя. Вдруг на месте, откуда порхнула тень, показывается голова человека, потом - торс… голова вертит по сторонам, оглядывая… Галка и Федя, со страхом, убегают в лес… Человек поднимается - это Демьян, с окровавленной левой грудью.


ЧАЩА
Темнеет. Галка и Федя, запыхавшись, падают без сил.
ФЕДЯ
Чтоб я так на физкультуре бегал…
ГАЛКА
И не говори.
ФЕДЯ
Дорого примечала?
ГАЛКА
Вроде бы.
ФЕДЯ
Как выбираться отсюда?
ГАЛКА
Ножками.
ФЕДЯ
Это у тебя ножки, а у меня ноженьки, и так они устали!
ГАЛКА
Отдышимся и пойдём на юг.
Из лесу, со спины ребят, выходит Демьян.
ФЕДЯ
Темнеет. А не зря мы рванули? Может, мужик в помощи нуждался.
ГАЛКА
Во-первых, он жив. А что посреди леса валялся, так пьяный, значит. Короче, его проблемы. Во-вторых, он – не мужик. Нашего возраста.
ФЕДЯ
Да ну, ты бредишь…
ГАЛКА
Давай, поспорим, и на камере посмотрим…
ДЕМЬЯН
Мне почти четырнадцать лет. Меня зовут Демьян. Я не пьяница. Я есть хочу.
Галка и Федя – в ужасе.
ГАЛКА
Я не съедобная – кожа да кости!
ФЕДЯ
И я… и я…
ДЕМЬЯН
Я не вурдалак. Может, есть, что куснуть?
ГАЛКА
Жвачка только…
ФЕДЯ
И всё… и всё…
ДЕМЬЯН
Лучше конфеты жевали бы, а не эту бессмысленную химию. Сил нет. (опускается на землю) А где мы, ребя? Ну, почтовый адрес ваш?
ГАЛКА
Я детдомовка.
ФЕДЯ
И у меня дома… родители с ружьём… сигнализация… собака сторожевая…
ДЕМЬЯН
Хорош мандражировать! Не дурите! Мне самому жутко! Я ничего не соображаю.
ГАЛКА
У тебя левая грудь в крови…
ДЕМЬЯН
Да? Точно.
ГАЛКА
Тебя туда лунь клевал, мы засняли…
ДЕМЬЯН
Да? А кто такой лунь?
ФЕДЯ
ЛУНЬ ПОЛЕВОЙ (Circus cyaneus) типичный представитель группы луней. Общая длина 45-56 см, размах крыльев полевого луня 100- 125 см, длина крыла 33-40 см, вес 300- 600 г. Самки полевого луня заметно крупнее самцов. Окраска взрослых самцов и самок резко различна. У самцов, двухлетних и старше, спинная сторона бледно-сизая, "седая" ("седой как лунь"). Надхвостье белое. Передние первостепенные маховые с черной вершиной, остальные серо-сизые, все с беловатыми основаниями внутренних опахал. Средние рулевые серо-сизые, остальные сизые на наружных опахалах, белые с буроватыми пестринами на внутренних опахалах. Брюшная сторона белая. Горло, зоб, а иногда и грудь сизые. Клюв черный, радужина желтая, когти черные, восковица и лапы желтые. У самок спинная сторона бурая с охристо-рыжеватыми пятнами…
ДЕМЬЯН
Я не самка.
ФЕДЯ
Так я ж и про самцов не договорил…
ДЕМЬЯН
Хватит.
ГАЛКА
Ты кто?
ДЕМЬЯН
Не знаю. Догадываюсь, правда…
ФЕДЯ
Не понял?
ДЕМЬЯН
Дико подумать даже.
ФЕДЯ
Так думай вслух! Мы ж не дикари!
ГАЛКА
Вот именно… вместе разберёмся.
ДЕМЬЯН
Да, пожалуй. Бред, конечно. Ребя, а вы – не в раю или в аду?
ФЕДЯ
О… полный привет.
ГАЛКА
А что такое?
ДЕМЬЯН
По-другому не срастается…
ГАЛКА
Говори, говори.
ФЕДЯ
Вот именно!
ДЕМЬЯН
Я с матерью летал к её родне, в Уссурийск. Это на Дальнем Востоке. Вернее, сначала самолётом прилетаешь в Хабаровск, потом поездом… потом обратно. Сегодня утром мы приехали в аэропорт… мама ещё попросила меня билеты предъявить…
ГАЛКА
Где билеты?
ДЕМЬЯН
Как где, в Хабаровске, конечно.
ФЕДЯ
Но мы ж не в Хабаровске.
ГАЛКА
Здесь Подмосковье.
ДЕМЬЯН
Значит, мы всё-таки сели в самолёт? И летели!? (рыщет в карманах)
ФЕДЯ
И прилетели.
ГАЛКА
Нашёл время хохмить!
ФЕДЯ
Я - кроме шуток, я логику строю.
ДЕМЬЯН
(находит билеты) Вот. Это наши билеты на самолёт.
ФЕДЯ
Дай-ка. (рассматривает билеты) где тут… Хабаровск – Москва… сегодня…
ГАЛКА
А здесь-то ты, как очутился?
ДЕМЬЯН
Так я ж про то у вас и спрашиваю!
ГАЛКА
У нас!?
ДЕМЬЯН
А у кого ещё-то?
ФЕДЯ
Стоп, господа. Мой мозг сверлит одна крамольная мысля…
ГАЛКА
Сверли громче!
ФЕДЯ
Я тебе что, сверлильщик? (вынимает мобильный телефон, набирает номер)
ГАЛКА
(Демьяну) А твоя мобила, где?
ДЕМЬЯН
Без понятия.
ФЕДЯ
(по мобильному) Мам? Да нормально, скоро приду. Да, я снимал птиц. Это ж, как ты говоришь, лучше, чем девочек. Ты - в больнице… так ты ж сегодня не дежурная? А, ну, да. Вот у меня и вопрос в связи с этим. Скажи, пожалуйста, что за рейс выполнял тот самолёт? Ну, да, тот самый. Ага. А номер рейса? (сверяет с билетом) Понял. Всё, мам. Сказал же, скоро! (убирает мобильный)
ДЕМЬЯН
(поднимается) Что?
ФЕДЯ
Маразм какой-то… совпадает.
ДЕМЬЯН
Что!?
ФЕДЯ
Самолёт, который указан в билете из твоего кармана, сегодня потерпел авиакатастрофу…
ДЕМЬЯН
Да?
ФЕДЯ
Да.
ДЕМЬЯН
Как потерпел?
ФЕДЯ
Разбился об землю.
ДЕМЬЯН
А как же я… я-то как же!
ФЕДЯ
Не знаю… как-то так.
ГАЛКА
Ты точно летел в самолёте?
ФЕДЯ
Нет, он пешком сюда пришкандыбал, прямиком из Уссурийска, без захода в Хабаровск, за день!
ГАЛКА
Не у тебя спрашивают!
Демьян, как подкошенный, падает на спину. Галка и Федя бросаются к нему, осматривают…
ФЕДЯ
В обмороке, что ли…
ГАЛКА
Кровь из груди сильнее… маме звони!
ФЕДЯ
Не няргай! Может, уже и звонить поздно… не мешай! Не дыши! (нащупывает пульс) Всё. Отлетал.
ГАЛКА
Что ты сказал?
ФЕДЯ
Умер. Отлетал.
ГАЛКА
Хам! Что ты говоришь!
ФЕДЯ
Что ни говори, результат – смерть.
ГАЛКА
(зло) Как это… как это…
ФЕДЯ
Цинично? Верно, это у меня от матери. А ты, что так запереживала, влюбилась, что ли?
ГАЛКА
Заткнись, черствятина! Булыжнятина!
ФЕДЯ
Покричи, покричи, порыдай…
ГАЛКА
Животное!
ФЕДЯ
А я и не спорю. Пойдём в город, сообщим про него, пусть подбирают.
ГАЛКА
Подбирают? Он тебе – вещь, падаль!?
ФЕДЯ
Он мне никто! И тебе, кстати, тоже. Хочешь, оставайся, жди труповозку. Я пошёл.
ГАЛКА
Нет, Федюня! Я боюсь! Позвонить нельзя, вызвать?
ФЕДЯ
И по какому адресу? Кругом лес. Надо выйти на трассу, а по пути мамаше позвонить.
ГАЛКА
Не мамаша она, а мама!
ФЕДЯ
Тьфу на тебя. Как заведенная… всё, Галка, пошли.
Галка и Федя идут. Галка дважды оборачивается и вдруг видит, что Демьян приподнимается и, уже сидя, оглядывается. Галка хватается за Федю, тот тоже оборачивается, оба потрясены.
ДЕМЬЯН
Ребя, я – с вами, ладно?
ФЕДЯ
(резко обессилев) Ага…
Федя опускается на землю. Галка, обняв его, оседает рядом.
ФЕДЯ
Мама моя… так не бывает…
ДЕМЬЯН
(поднявшись на ноги) Что?
ФЕДЯ
Так не бывает!


ВРАЧЕБНЫЙ КАБИНЕТ
Погоныш стоит у стеллажей, просматривает необходимую литературу. Стук в дверь.
ПОГОНЫШ
(недовольно) Кого опять несёт. (сосредоточившись) Да!
Стук в дверь. Погоныш подходит к двери, делает любезную физиономию.
ПОГОНЫШ
Да!?
Приоткрывается дверь, в проёме – Щур.
ЩУР
Щур.
ПОГОНЫШ
Чего?
ЩУР
Щур Кондрат Михайлович… я.
ПОГОНЫШ
Ну?
РУСЛИК
(распахнув дверь) Войти можно?
ПОГОНЫШ
Если по делу, именно ко мне…
РУСЛИК
(входит) Мы к брату. К его сыну.
ЩУР
Нам сообщили, что вы нас ждёте, в связи с мальчиком, уцелевшим после авиакатастрофы…
ПОГОНЫШ
Таких, прошу прощения, нет.
ЩУР
(оседает на стул) Нас обманули, Руслик. Кто-то имеет воспитание, чтоб насмехаться над горем.
ПОГОНЫШ
Постойте-ка! Вы – Щур?
РУСЛИК
Ну, да, да, говорил же он уже!
ПОГОНЫШ
Папа Демьяна!? Прошу прощения, заработалась. Конечно, мы вас ждём!
РУСЛИК
Так Дёмка жив или что!
ПОГОНЫШ
Жив! Конечно, жив.
ЩУР
(обнявшись с Русликом) Жив! Жив…
ПОГОНЫШ
Только странно…
ЩУР
Так отведите нас к нему!
ПОГОНЫШ
Конечно, пройдёмте, просто у меня не смыкается, что мальчик спасся, вот я и не поняла.
РУСЛИК
А что «странно»? Вы сказали, типа  «только странно»? После того, как сказали, что Дёма жив?
ПОГОНЫШ
Меня Тамара Романовна зовут. Давайте, знакомиться. Погоныш. Главврач клиники. Тамара Романовна.
ЩУР
(подхватившись) Кондрат Михайлович. Щур – доцент кафедры философии…
РУСЛИК
Папа, после про твою биографию. Так что с Дёмой?
ПОГОНЫШ
Какая ты взрослая, класс пятый, наверное?
ЩУР
Первый. Представляете? Она только в этом году…
РУСЛИК
Папа! Возьми себя в руки! Нам ещё в ангар идти, останки мамы опознавать!
ЩУР
(после паузы) Да, конечно, Руслик.
РУСЛИК
Госпожа главврач, мы слушаем вас?
ПОГОНЫШ
Слушаете? Слушаете. Я сама послушала бы того, кто может мне хоть как-то объяснить феномен Демьяна. Идёмте к нему. Прошу за мной.


БОЛЬНИЧНЫЙ БОКС
Погоныш, Щур и Руслик подходят к окну, заменяющему стену. Там, за стеклом, в оборудованной палате, в кровати спит Демьян.
ПОГОНЫШ
Вот он. Это ваш Демьян?
ЩУР
(вглядывается) Ну, да! Сынок… живой.
РУСЛИК
Почему он за стеклом?
ПОГОНЫШ
Это единственный бокс в нашей клинике, где мы можем изолировано от посторонних глаз содержать пациента. Примитивно говоря, он находится в карантине.
ЩУР
Дёма болен?
ПОГОНЫШ
Так положено. Завтра приедет комиссия из Москвы, вынесет вердикт, и мы что-то станем делать.
ЩУР
Он под замком!
ПОГОНЫШ
Согласитесь, господин Щур, факт чудесного спасения вашего сына  чрезвычаен сам по себе. А ведь он, ко всему прочему, ещё и не травмирован! Есть синяки, ссадины и тому подобная мелочь, но в целом его физическая пригодность к жизнедеятельности такова, что нельзя поверить, будто бы мальчик выпал из летящего самолёта!
РУСЛИК
Почему возле пациента никто не дежурит? И аппаратура не работает!
ПОГОНЫШ
Внимательная девочка. У вас, Кондрат Михайлович, интересные дети, - оба.
ЩУР
Дёма, конечно, спит?
ПОГОНЫШ
Скорее всего. Аппаратура Луню не нужна, потому что она на жизнедеятельность вашего мальчика не реагирует. У него и пульс не прощупывается.
ЩУР
Как?
ПОГОНЫШ
Никак. По всем медицинским показателям пациент мёртв. Ой, простите! Заработалась, задумалась, заговорилась… столько произошло…
РУСЛИК
Кто такие луни? Это лунатики? Почему вы Дёму назвали «лунём»?
ПОГОНЫШ
Луни – это птицы. Соколообразные. Существует видеозапись нахождения Демьяна. Её сейчас изучают мои хорошие знакомые, судебные криминалисты. Мой сынок, Фёдор, решил посвятить себя орнитологии. И снимает он этих птиц, и фотографирует, и сам рисует. Мальчик досконально изучает все нюансы…
РУСЛИК
(перебивает) Мы о нашем мальчике пришли узнать…
ПОГОНЫШ
Прошу прощения. Но вашего нашёл мой. Так вот. Ваш мальчик лежал посреди лесной поляны, а на его груди сидел лунь, и клевал в область сердца. Потом лунь улетел. Теперь на левой части груди Демьяна постоянно кровоточащая ранка. Небольшая. А сердце не бьётся. Но он жив!
ЩУР
Мы можем войти к сыну?
ПОГОНЫШ
Нет. Я не могу взять на себя ответственность… прошу прощения.
ЩУР
Жаль. Ничего. Главное, что жив.
РУСЛИК
Дёмка!
За стеклом, Демьян присаживается в кровати. Оглядывается.
ЩУР
Он видит нас!?
ПОГОНЫШ
Нет. Прошу прощения.
РУСЛИК
У вас должно быть переговорное устройство! Разве нет?
ПОГОНЫШ
Да. Но до осмотра мальчика комиссией я не могу позволить вам общение… прошу прощения.
За стеклом, Демьян подходит к стеклянной стене, вглядывается. Потом, как бы раскинув тело по стеклу, улыбается…
РУСЛИК
А где горшок?
ПОГОНЫШ
В туалетной комнате, разумеется.
РУСЛИК
А вдруг там что случится?
ПОГОНЫШ
Есть камеры видеонаблюдения. Хотя Луню она ещё ни разу не пригодилась. Его организм не функционирует. Никак! Лунь - мертвец.
ЩУР
Что вы порете чушь! Вот же он, ходит, улыбается…
ПОГОНЫШ
Может, и так. Не наше это дело.
ЩУР
Это мой сын!
РУСЛИК
(жёстко) Короче, папа, теперь наш Дёмка – не человек, а предмет медицинского эксперимента. Снежный, типа, человек.
ЩУР
Что!? Я не позволю! Немедленно отоприте и выпустите мальчика из камеры!
ПОГОНЫШ
Не вынуждайте меня вызывать охрану. Скажите спасибо, что я вам его вообще показала. И просто сообщила.
ЩУР
Разве могло быть по-другому!?
ПОГОНЫШ
Конечно. Всё, что непонятно и необъяснимо должно быть изолировано, ввиду потенциальной опасности.
ЩУР
Это не ваш ребёнок…
ПОГОНЫШ
Бросьте, Щур, вы же доцент. Любая страна мира к человеку относится, как к гражданину. И имеет на него все права. А наша обязанность подчиниться государству, ради общего блага, что подвластно только ему.
РУСЛИК
Папа, идём отсюда.
ЩУР
Ты не понимаешь, Руслик! Они его никогда больше не выпустят!
РУСЛИК
Папа, ты хочешь, чтобы они не выпустили и нас тоже?
ЩУР
Да, пусть они не выпускают меня вместе с сыном!
РУСЛИК
А я? Про меня ты думаешь?
ПОГОНЫШ
(после паузы) У вас потрясающе развитая дочь, господин Щур. Берегите её.
РУСЛИК
Папа. Папа? Папа! Главное, что Дёма жив! Ты понимаешь меня?
ЩУР
(покорно) Да… да. Да! Куда идти?
ПОГОНЫШ
Я провожу вас в клиническую лабораторию. Не беспокойтесь, вас изолировать не станут. Я ведь, собственно, и вызвала вас, чтобы взять анализы: кровь, моча, кал…
ЩУР
Вызвала!?
ПОГОНЫШ
Пригласила, прошу прощения. Поймите, я исполняю распоряжения, всего лишь. Я сама не понимаю, что с Демьяном. В конце концов, карантин может, так и остаться карантином… прошу вас.
ЩУР
Не боитесь оказаться в нашей шкуре?
ПОГОНЫШ
Никогда. Я – главврач. Люди болеют, медики ставят диагнозы, а я выношу приговор.
РУСЛИК
И при чём потом диагнозы с людьми…
ПОГОНЫШ
Всё! Ваше время вышло.
РУСЛИК
(подхватывает) Погулять. Пойдём, папа, и мы погуляем.
ЩУР
Как же мне повезло, что ты есть, Руслик… моя милая Руслана… единственный мой родственник на всей земле! Без тебя мне теперь жить досадно… ни к чему.
Щур и Руслик уходят, за ними – Погоныш.
За стеклом, Демьян подходит к зарешеченному небольшому окну, глядит во двор. Вдруг за окном мелькнула тень – раз, два, ещё… ещё. Демьян торжествующе машет в окно и беззвучно хохочет…














































Акт 2

БОЛЬНИЧНЫЙ КОРИДОР
Федя, обвешанный видеокамерой, фотоаппаратом и биноклем, ведёт за руку упирающуюся Галку.
ГАЛКА
Не хочу с ней знакомиться! Что я, дебильная, что ли! На мне даже платья приличного нет. Она меня пока не знает, нам же лучше потом возненавидит, устроит облаву…
ФЕДЯ
На нас - облаву?
ГАЛКА
Не на нас, - на меня.
ФЕДЯ
Маман у меня послушная…
ГАЛКА
Стоп! Всё, стоим!
Федя и Галка останавливаются.
ГАЛКА
Ты даже своих отношений с мамой не можешь выстроить. А ещё меня – до кучи, вообще не разгребёшь потом…
ФЕДЯ
Перестань. Для меня важнее наши с тобой отношения…
ГАЛКА
Она тебя кормит, одевает!
ФЕДЯ
Подрасту, - рассчитаюсь.
ГАЛКА
Я – детдомовка!
Входит Погоныш. Пауза. Все переглядываются, оцениваются…
ПОГОНЫШ
Ты не устал снимать жизнь?
ФЕДЯ
Мам, это Галка. Галина, вернее. Хочу вас познакомить. Мы дружим!
ГАЛКА
Не злитесь, Тамара Романовна, я не хотела. Федька как с цепи сорвался: познакомлю и всё тут.
ПОГОНЫШ
Понятно.
За окнами мелькают тени, всё чаще и гуще…
ПОГОНЫШ
Что такое за окном?
ФЕДЯ
Что? Птицы, по-моему… разлетались.
ПОГОНЫШ
Галя?
ГАЛКА
Да.
ПОГОНЫШ
Приходите в воскресенье в гости.
ФЕДЯ
Правда!? Ура!!!
ПОГОНЫШ
Ты так радуешься, как будто тебя пригласили к родителям Гали.
ГАЛКА
Я – детдомовская.
ПОГОНЫШ
(после паузы) Тем более. Фёдор не любитель поесть, а я люблю готовить.
ГАЛКА
Я не голодаю.
ПОГОНЫШ
Как знаете. Было бы предложено.
Тени за окном сгустились, аж потемнело…
ПОГОНЫШ
Да что ж это такое?
Галка отбегает к окну.
ПОГОНЫШ
Сейчас вашего найдёныша отвозят в Москву, в НИИ.
ФЕДЯ
Луня-то? Забыл про него. А что вчера комиссия сказала?
ПОГОНЫШ
Ничего. Загадка. Очередное чудо природы. Может быть, разберутся.
ГАЛКА
(глядя в окно) Федище… это же луни!
ПОГОНЫШ И ФЕДЯ
(вместе) Что!?
ГАЛКА
Камеру! Федя! А мне - фотик!
Федя подбегает к окну, подаёт фотоаппарат Галке, а сам припадает к видеокамере. К ним присоединяется Погоныш.
ФЕДЯ
Луни… точно луни! Но так же не бывает! Они не летают стаями, их не может быть столько!
ГАЛКА
Гляди, вниз, у входа…
ФЕДЯ
Не вижу, ты длиннее… что там?
ГАЛКА
Демьяна санитары выводят!
ФЕДЯ
Не вижу… подсади!
Галка помогает Феде взобраться на подоконник.
ПОГОНЫШ
Сынок! Слезь! Упадёшь!
ФЕДЯ
Мамаша, не верещите, а лучше держите меня за штаны…
Погоныш хватает Федю за штаны.
ГАЛКА
Они нападают!
ФЕДЯ
Клюют!
ПОГОНЫШ
Что там, сынок, что!?
ФЕДЯ
Туча луней мочит санитаров… всех подряд…
ГАЛКА
Демьян… глядите!
ПОГОНЫШ
Что, что!?
ГАЛКА
(хохочет) Демьян бежит! А луни его прикрывают… туча луней… Выходит, они его освободили! Федюха, ты понял!?
ФЕДЯ
Не дурак.
ПОГОНЫШ
Я не понимаю?
ГАЛКА
(положив фотоаппарат на подоконник) Всех благ, Тамара Романовна! Я никогда не приду в ваш дом, не бойтесь. Прощайте!
Галка убегает. Федя слезает с подоконника.
ФЕДЯ
Так и знал.
ПОГОНЫШ
Что, сынок?
ФЕДЯ
Она в него влюбилась. (схватив фотоаппарат) Мать, только без истерик. И не беги за мной.
Федя убегает.
ПОГОНЫШ
Сынок! Сын! Сыночек!!!
Погоныш бежит за Федей, но, задохнувшись, останавливается.


ОПУШКА
Федя догоняет Галку, но та отталкивает его. Федя вновь бежит за Галкой, обгоняет и, совершенно без сил, бухается ей в ноги, встав на колени.
ФЕДЯ
Галочка! Стой! Не надо, пожалуйста…
ГАЛКА
Что не надо, что?
ФЕДЯ
Не бросай меня.
ГАЛКА
Достача! (обходит Федю) Ты не врубаешься, что ли… (идёт к лесу)
ФЕДЯ
(как бы вросши в землю) Нет! Нет!
ГАЛКА
(не останавливаясь) Я одна хочу, без тебя, Погоныш. Это моя жизнь… это моя дорога… хоть в лес, хоть в трясину, хоть в воду…
ФЕДЯ
Я ж не мешаю…
ГАЛКА
Ещё как… ещё как…
ФЕДЯ
Он не будет любить!!!
ГАЛКА
(остановившись) Что ты несёшь?
ФЕДЯ
Он тебя любить не будет. Он никого не будет любить.
ГАЛКА
Почему?
ФЕДЯ
Потому что он не человек.
ГАЛКА
(весело) Ну, конечно! Ты ещё скажи, что он – птица, лунь! Или что?
ФЕДЯ
Он – демон.
ГАЛКА
Почему?
ФЕДЯ
Разве ты не слышишь его имя?
ГАЛКА
Какое?
ФЕДЯ
Демьян! Дэмиан! Даймон! Как угодно…
ГАЛКА
Демьян. Обыкновенное красивое редкое имя. Демьян! Демьян! А ты – Погоныш. Отряд Журавлеобразные. Семейство Пастушки. Длина примерно 23 см. Бледно-желтые полосы на спине, на боках белые пестрины. Клюв с оранжевым основанием и зеленоватым кончиком. Оперение выглядит чистым, как будто нарисованным. Обыкновенный погоныш ходит, нагнувшись, часто покачивает хвостом.
ФЕДЯ
Перестань…
ГАЛКА
Эти птицы ведут скрытный образ жизни, они хорошо плавают, но редко делают это днем. Застигнутый на открытом участке, погоныш убегает в заросли, взмахивая крыльями, здесь он может протиснуться своим сжатым с боков телом даже между тесно растущими стеблями.
ФЕДЯ
Не смей!
ГАЛКА
Обычно обыкновенный погоныш довольно молчалив, но во время спаривания в мае самец издает крик примерно раз  или два в секунду: резкое "хвитт". Птенцов птицы подзывают, покрикивая: "гуг, гуг", и криком "чик" предупреждают их об опасности.
ФЕДЯ
Заткнись, это только фамилия! Всего лишь фамилия, - не больше.
ГАЛКА
Демьян - тоже только имя, не больше.
Из лесу выходит Демьян.
ФЕДЯ
Гадина! Предатель! Змеюка!
ГАЛКА
Влюблённый хам… жлоб… дрянь…
ДЕМЬЯН
Слышу, зовут. Здесь, на нашем месте, звать меня, кроме вас, некому. Или у вас свои дела?
ГАЛКА
Я шла к тебе, а он увязался.
ДЕМЬЯН
Зачем?
ГАЛКА
Говорит, что любит, но я не хочу.
ДЕМЬЯН
Ты зачем шла?
ГАЛКА
Я думала, ты про него спрашиваешь…
ДЕМЬЯН
А я - про тебя. Не отвечай сейчас. Потом… ещё наговоримся.
ГАЛКА
Мы видели, как тебя луни спасали от санитаров!
ДЕМЬЯН
Не от санитаров, - от несвободы.
ГАЛКА
Они столько народу заклевали, жуть!
ДЕМЬЯН
Чему радуешься…
ГАЛКА
Лесу! Вечеру! Тебе!
ДЕМЬЯН
Мне пора идти.
ФЕДЯ
Я тебя убью, лунь!
ГАЛКА
Твой удел фотографировать, Фёдор, а убийство оставь мужчинам. (Демьяну) Куда ты идёшь?
ДЕМЬЯН
(Феде) Тебе срочно надо к врачу. Пусть сделают снимок головы. Тебе скажут, что у тебя рак. Но ты не бери в голову. Потому что там у тебя растёт сосна.
Демьян идёт к лесу.
ФЕДЯ
Ты спятил? Эй, подлец! Объясни, ты про что?
ДЕМЬЯН
(на ходу) Не знаю. Может, и не сосна, но что-то хвойное. (не оборачиваясь) Галка, за мной.
Галка радостно догоняет Демьяна, - они уходят в лес.
ФЕДЯ
Из меня растёт сосна… сосна!? Нет, нет, нет… так не бывает… нет.


ЛЕСНАЯ ПОЛЯНА
Из лесу выходят Демьян и Галка, разговаривают на ходу.
ГАЛКА
Куда мы? Куда ты меня ведёшь?
ДЕМЬЯН
Я тебя не веду, ты сама присоседилась. А мне - в Москву.
ГАЛКА
Я не присоседилась, я прилепилась! Я на всё готова ради тебя…
ДЕМЬЯН
Я тоже. Но после, после.
ГАЛКА
Я тебе нравлюсь?
ДЕМЬЯН
Нравлюсь – не то слово: ты мне нужна. А теперь вот, что…
ГАЛКА
Постой! Стой… меня аж задохнуло всю… Демьян, поцелуй меня!
Демьян и Галка останавливаются.
ДЕМЬЯН
Никогда не смей меня перебивать! Мне некогда. Теперь, я сказал, вот, что. Путь неблизкий, я – в бегах. Невелика птица, но вдруг силки расставили. Значит, будем идти безлюдными тропами. Мне еды не надо, а тебе следует запастись.
ГАЛКА
Почему тебе не надо еды?
ДЕМЬЯН
Не знаю. Не надо и всё. Ну, а если приспичит, тогда поем с тобой… вместе.
ГАЛКА
Вместе!
ДЕМЬЯН
И прихвати бинты. Глупо быть на людях в окровавленной рубашке.
ГАЛКА
Рана так и кровоточит?
ДЕМЬЯН
Так и будет пока…
ГАЛКА
Пока – что?
ДЕМЬЯН
У тебя есть мобильник?
ГАЛКА
Да, конечно.
ДЕМЬЯН
Что значит «конечно»? Ты же детдомовская.
ГАЛКА
А мы – не люди, что ли!?
ДЕМЬЯН
Люди, люди… только безденежные…
ГАЛКА
Мне Федюнчик подарил… не злись, а?
ДЕМЬЯН
Я не злой. И не ревнивый. Встречаемся через час на трассе, у выезда из города в Москву.
ГАЛКА
А как я найду тебя?
ДЕМЬЯН
Найдёшь. Луни подскажут.
ГАЛКА
Они будут с нами?
ДЕМЬЯН
Да.
ГАЛКА
Здорово!
ДЕМЬЯН
Время.
ГАЛКА
Почему луни тебе помогают?
ДЕМЬЯН
Спроси у них. Всё! Иди.
ГАЛКА
Клянись, что не обманываешь, что не кинешь меня, - дождёшься!
ДЕМЬЯН
Клянусь. Время!
Галка, смеясь, бежит.
ДЕМЬЯН
Только не забудь нож!
ГАЛКА
(на ходу) Нож? А, ну, да, чтоб хлеб  резать. Хорошо…
ДЕМЬЯН
Это важно, не забудь!
ГАЛКА
Не забуду!
Галка убегает.
ДЕМЬЯН
Хлеб резать… резать хлеб.


ВРАЧЕБНЫЙ КАБИНЕТ
Погоныш собирает в сумочку документы. Входит Федя.
ПОГОНЫШ
Вот и ты! Готов?
ФЕДЯ
Мам, что сказали врачи?
ПОГОНЫШ
Да ничего такого, малыш! Просто тебя обследуют на новейшей московской аппаратуре, чтобы знать наверняка, как эффективнее лечить.
ФЕДЯ
Лечить что?
ПОГОНЫШ
Ну, там затемнение небольшое… мы же уже обсуждали дома не раз…
ФЕДЯ
Ты сказала, что у меня там растёт сосна?
ПОГОНЫШ
(искренне смеясь) Федечка! Сыночек! Ну, вдумайся, каким образом в черепной коробке человека может прорасти дерево! Это же даже не бред, это что-то из области сказки! Как можно относиться всерьёз к такому заявлению? Да ещё кто заявитель – подросток!
ФЕДЯ
Этот подросток выжил в авиакатастрофе. У него не бьётся сердце. Его оберегают птицы!
ПОГОНЫШ
Стечение странных обстоятельств…
ФЕДЯ
Он явился с неба. Небо его хранит…
ПОГОНЫШ
Если бы он не бежал, учёные разобрались бы с ним наверняка. Нет никакого неба! В том смысле, в котором рассуждаешь ты. Есть атмосфера и атмосферные явления. Всё, что нас касается, сынок, происходит на земле. На плотном, стоптанном людьми, грунте. За тысячелетия не выявлено ни одного случая, чтобы в организме человека дало всходы семя дерева!
ФЕДЯ
Но семя дерева могло оказаться в моём нутре. Значит, оно могло и дать всходы.
ПОГОНЫШ
Я устала. Ты же не дебил?
ФЕДЯ
Нет.
ПОГОНЫШ
Мы едем в Москву?
ФЕДЯ
Да.


СКВЕР
На скамье расположился Демьян, ножом остругивает большую ветку, вернее, немалый только обломанный ветвистый сук, без листьев.
ДЕМЬЯН
Вышел месяц из тумана, вынул ножик из кармана, буду резать, буду бить, всё равно тебе водить…
Входит Галка.
ГАЛКА
Всё, я позвонила.
ДЕМЬЯН
Молодец.
ГАЛКА
Она сказала, что сама сообщит папе, и тут же прибежит сюда.
ДЕМЬЯН
Федька твой здесь, в Москве, в клинике. Мать привезла на обследование.
ГАЛКА
Откуда ты знаешь?
ДЕМЬЯН
Умирает. На глазах угасает.
ГАЛКА
Жалко. И что?
ДЕМЬЯН
У него в черепе космическими темпами разрастается сосна, а они размышляют над рентгеновскими снимками, что это могло бы быть…
ГАЛКА
Мне, правда, жаль. Но его жизнь – на совести матери.
ДЕМЬЯН
Аминь. Людям обожают власть над людьми.
ГАЛКА
Какой классный режик!
ДЕМЬЯН
(подаёт нож) На.
ГАЛКА
(отводит руку) Да не надо, что ты, я ж не из-за этого похвалила…
ДЕМЬЯН
Из-за этого. К тому же, свой нож ты потеряла.
ГАЛКА
Как ты узнал?
ДЕМЬЯН
Сама говорила.
ГАЛКА
Ты мне дуру лепишь! Не говорила я!
ДЕМЬЯН
Какая разница. Нож всё равно потеряла. Иди, поешь, пока у меня тут переговоры пройдут… постой-ка.
Демьян сходит со скамьи, выковыривает ножом ямку в твёрдой почве, посреди сквера, и втыкает в неё сук; получилось, что посажено едва ли не дерево, только без листьев. Демьян насыпает у основания сука-дерева холмик.
ГАЛКА
Класс. Думаешь, зацветёт?
ДЕМЬЯН
Обязательно. Только я уже не увижу.
ГАЛКА
Что ты имеешь ввиду?
ДЕМЬЯН
Только то, что не собираюсь здесь жить, лишь бы дождаться цветения. Жилплощадь московская в большой цене, не то, что жизнь человека. Всё, иди. (подаёт нож)
ГАЛКА
Я свой нож правда потеряла. (принимает нож) А кто она, с кем ты собрался переговариваться?
ДЕМЬЯН
Моя самая любимая девчонка.
ГАЛКА
(уязвлена) Ты долго будешь переговариваться?
ДЕМЬЯН
Единственная моя девчонка.
ГАЛКА
(срываясь) Плевать! Меня не колышет! Я жду тебя, как договорились, в сквере на выходе.
ДЕМЬЯН
Необязательно. Поешь, и езжай домой.
ГАЛКА
(потрясена) Что!?
ДЕМЬЯН
Ты оправдала наши взаимные чувства – позвонила, пригласила. Сам я, как беглец, позвонить не мог, телефоны всех моих близких могут прослушиваться. Теперь всё.
ГАЛКА
Близких!?
ДЕМЬЯН
Конечно! Она мне самый близкий человек на этом свете. О! Вон она, бежит… всё, Скройся. Счастливо.
Как будто облитая грязью, Галка уходит в заросли. Входит Руслик.
РУСЛИК
Дёма! Родной!
Руслик бросается в распахнутые объятия Демьяна. Среди зарослей появляется Галка.
ДЕМЬЯН
Как ты, Руслик, солнце моё?
РУСЛИК
Столько всего… столько всего! Как ты, Дёмка? К нам приходили какие-то мужики… тёмные. Бежал, да?
ДЕМЬЯН
Да. Луни спасли. А я рассчитывал на отца… на вас.
РУСЛИК
Мы же не могли… как мы могли…
Галка бежит к Руслику, выставив нож.
ДЕМЬЯН
Руслик, обернись.
Руслик оборачивается и в этот момент на неё нападает Галка: бьёт ножом в сердце.
ГАЛКА
Это мой Демьян! Мой!!!
РУСЛИК
Почему…
Руслик замертво падает под дерево-сук.
ГАЛКА
Вот так! Делай со мной, что хочешь. Никому тебя не отдам…
ГОЛОС ЩУРА
Руслик!!!
Галка и Демьян оборачиваются – это Щур, стоит, обмерев, у входа.
ДЕМЬЯН
Ты зарезала мою родную сестру.
ГАЛКА
Что? Как! Ты же говорил, что она любимая… единственная… девчонка!
ДЕМЬЯН
Разве она не девчонка?
ГАЛКА
А он – кто?
ДЕМЬЯН
Папа.
ГАЛКА
Мне - конец…
ДЕМЬЯН
Беги.
ГАЛКА
Правда? Спасибо…
Галка убегает. Щур подходит к дочери, с ножом в груди. Осматривает её. Оседает. Обнимает Руслика.
ЩУР
За что…
В воздухе мелькают тени луней, всё чаще и гуще…
ДЕМЬЯН
Мы должны были ехать в отпуск вместе. Ты обидел маму нарочно, чтобы остаться на всё время отпуска одному. Вернее, без нас. Но зачем тебе мы, когда у тебя есть заветные, реальные мечты: карты, водка и женщины. Не так ли, философ?
ЩУР
Ты знал?
ДЕМЬЯН
При жизни – нет. А Руслик возьми и прими твою сторону в конфликте: осталась с тобой. Сильно мешала? Вряд ли. Школа, секция, тётка. И слепая любовь к тебе. Доверие! Она тебе не помешала. Но она оскорбила мать. Унизила.
ЩУР
Кто та, что её убила?
ДЕМЬЯН
Никто. И такое же ничто, как она, - воплощение слепой любви. Которая, кстати, со временем непременно и несомненно проходит. Но покуда пройдёт, о-ё-ёй!.. сколько душ погубит.
В зарослях появляется Галка.
ДЕМЬЯН
И вот вы, убийцы, живы, а мы, жертвы, мертвы. Разве справедливо?
ЩУР
Как мне быть, Демьян!?
ДЕМЬЯН
Как всегда, - никак. Но ответь ты: как быть нам!? (вскинув руки) Там!?
ЩУР
Ты не можешь быть жив…
ДЕМЬЯН
Конечно.
ЩУР
Значит, доченьку ты не мог убить…
ДЕМЬЯН
Так ведь в том-то и прикол, что убивал не я.
ГАЛКА
Ты подстроил! Сделал меня убийцей!
ДЕМЬЯН
Нельзя сделаться убийцей, сделаться можно только жертвой.
ГАЛКА
Что? Не поняла…
ЩУР
Будь ты проклят, негодяй!
ДЕМЬЯН
Зря. О мёртвых или хорошо, или ничего. А мог бы жить.
ЩУР
Верни мне дочь!
ДЕМЬЯН
А меня вернуть не хочешь? А маму? А себя – нам? А нас – себе? Всё, философ, время вышло. Теперь луни, одни луни - на всём белом свете!
Луни сгустились в одно сплошное месиво тьмы…
ГОЛОС ГАЛКИ
А я, как же я… Демьян!!!
Тьма белеет. Тени луней пропадают. Безлюдно. Дерево – сук. А под ним, в земляном холмике, - воткнутый нож.


БОЛЬНИЧНЫЙ БОКС
За стеклом – Федя, из его головы торчит ветка вечнозелёной сосны. Федя стоит у окна, проделанного высоко в стене. У стекла стоит Погоныш и жадно глядит на сына. Входит Галка.
ГАЛКА
Тамара Романовна…
ПОГОНЫШ
Галина!? Иди скорей!
Галка подходит к стеклу, ещё незамеченная Федей.
ПОГОНЫШ
Федя не может без тебя!
ГАЛКА
Он вам сам сказал?
ПОГОНЫШ
Нет. Нам не дают говорить. Федя полностью изолирован. Но я знаю, что надо моему сыну!
ГАЛКА
Вы так уверены…
ПОГОНЫШ
Конечно!
ГАЛКА
Зря.
Федя видит Галку, равнодушно улыбнувшись, приветственно машет. Потом кивает на окно и отворачивается.
ПОГОНЫШ
Что с ним…
ГАЛКА
Когда операция?
ПОГОНЫШ
Сегодня. Что с ним!? Он хотел тебя видеть! Я знаю!
ГАЛКА
Смотрите в окно.
За окном мелькают тени луней, сгущаясь во тьму. Федя машет в окно, хохочет беззвучно.
ГАЛКА
Луни. Он хотел видеть их, не меня. Вы не знаете своего сына.
ПОГОНЫШ
Не хами! Ты, что ли, знаешь!?
ГАЛКА
Я знаю только то, что лунь был прав: в черепе вашего сына проросла сосна.
Галка идёт к выходу.
ПОГОНЫШ
(вослед) Что мне делать!?
ГАЛКА
(в дверях) Не знаю. Федя – ваш сын.
ПОГОНЫШ
Но я перестала его понимать!
ГАЛКА
В окно врывается тьма луней, заполнив всё, застлав стекло. Погоныш, в ужасе, всем телом, бьётся о стекло, делая трещины.
ПОГОНЫШ
Сынок! Федя! Малыш, я спасу тебя…
Погоныш, обессилев, падает на пол без сознания. А сквозь трещины просачивается тьма, заполняя собою пространство…
ГОЛОС ГАЛКИ
Нас не надо понимать, мамаша. Важно, чтобы мы понимали вас. Страшно важно. Ох, как страшно…
Тьма рассеивается, становится белым-бело. Посреди белизны - сосновая вечнозелёная ветка.

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования