Общение

Сейчас 452 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

Лонг-лист 9-го Международного конкурса драматургов "Евразия-2011", «Пьеса на свободную тему»

2010-03-24

Роберт Орешник
ЖЕСТЯНЫЕ ДЕВЧОНКИ
драма в 2-х частях, 3-х действиях

место действия: город Бирюзово
время действия: наши дни

действующие лица:

АНДРОНОВА – бывшая «кирпиченская», теперь «бирюзовка»
ЗАХАРОВА – её подруга, «бирюзовка»

«кирпиченские» девчонки:
ГОШАРА
РУТА
СКОРИК
ПАХИТОС

бирюзовские лабухи:
ЕГОРКИНА
ВИКТОРОВНА
ЖИЛЯЕВА
АНДРЕЕВА


КИРА – сын городского «авторитета»
БОРЯ – русский американец, в гостях у бабушки с дедушкой



статистки

Часть 1

Действие 1

СТАРЫЙ ЗАПУЩЕННЫЙ ГОРОДСКОЙ ЛЕСОПАРК - АЛЛЕЯ
Вечер. Горит фонарь. В зарослях таится Андронова.
По аллее, озираясь, идёт Кира.
АНДРОНОВА
Кира!
КИРА
Кто это?
АНДРОНОВА
Я, Андронова.
КИРА
Голос не узнать. Ты где?
Андронова показывается из зарослей.
АНДРОНОВА
Иди сюда.
КИРА
Ага, сейчас, как бы, нашла Красную Шапочку.
АНДРОНОВА
Я же не волк.
КИРА
Ты хуже, ты волчица. Что я, дурак, что ли, не пойду в кусты.
АНДРОНОВА
Ну, Кирочка…
КИРА
Сама выходи.
АНДРОНОВА
Да что там делать, на свету… Столько народу по этому лесопарку с работы ходит… Няньки с малышнёй сейчас пойдут по домам… пацаны…
КИРА
Спятила? Где ты их видишь… Уже вечер кругом, - темень. Андронова, всё - я сказал. Или как бы выходишь сюда, или я ухожу.
Андронова подходит к Кире.
АНДРОНОВА
Ты правда считаешь, что я – волчица?
КИРА
Еле ушёл от охранников. Достали папашины псы.
АНДРОНОВА
Так и будет торчать у всех на виду?
КИРА
До волчицы тебе, может, ещё и далековато, но в каждой девке живёт киллер.
АНДРОНОВА
Что, даже целоваться не будем?
КИРА
Что значит «даже целоваться»? Как бы, я тебе что-то больше когда-то позволял. Странная ты сегодня.
АНДРОНОВА
У нас не любовь, по-твоему?
КИРА
Хорош хамить, идём гулять.
АНДРОНОВА
Да я ж ласково… аккуратно…
КИРА
Если любовь, значит, обязательно лапаться, как бы? Двигай, подруга, время не резиновое. Мне отец за побег от телохранителей ещё намылит мягкие мышцы…
Андронова и Кира идут по аллее.
АНДРОНОВА
Нам – туда. Там лишних глаз, может, не будет.
КИРА
Чего вдруг? Какая стеснительная… прям, маменькина дочка… ладно, пойдём.
Андронова и Кира сворачивают на заросшую травой тропинку и уходят в заросли.


ЛЕСОПАРК – ЗАРОСЛИ
Андронова и Кира входят по тропинке. Андронова резко останавливаются.
АНДРОНОВА
Кируша, чмокни хоть, а?
КИРА
(на ходу) С этой девкой точно чокнешься. Столько агрессии…
АНДРОНОВА
Ты от меня, как от огня, дёргаешься, что ты боишься? Не съем же.
Кира, остановившись, берёт Андронову за руки.
КИРА
О, как тебя… трусит как бы…
АНДРОНОВА
Где «как бы»-то!? По-настоящему трясёт…
КИРА
И меня - тоже…
Андронова и Кира тянутся друг к другу губами. В последний миг Кира легонько отталкивает Андронову.
КИРА
Не могу я, как бы!
АНДРОНОВА
Тихо ты… чего орёшь…
КИРА
Горю весь…
АНДРОНОВА
Свидание же, - не школьное собрание, можно вообще молча общаться. Ну, чего ты вдруг не можешь со мной поцеловаться? Мы ж объяснились друг дружке, что ещё? Я ж не тащу тебя в кусты! Опять будем просто балаболить? Шастать бессмысленно по тропинкам и трепаться за прочитанные книжки? Ну, мы же взрослые люди!
КИРА
Андроша ты моя, не в нас дело. Вернее, не в тебе. Да и не во мне даже, как бы.
АНДРОНОВА
Да понимаю я, не дура, - у тебя Захарова всё ещё перед глазами маячит. Так? Так. И что, с ней ты так же выёживался?
КИРА
Просил же, не вспоминать о прошлом! Сейчас мы с тобой… нас двое… никого мне не надо…
АНДРОНОВА
Ну, так я про что!
КИРА
Сама-то орёт, как недорезанная…

Андронова и Кира тянутся друг к другу губами, но в последний миг Кира вновь отталкивает Андронову.
АНДРОНОВА
Ну, что опять!?
КИРА
Захарова маячит! Заколдовала, как бы.
АНДРОНОВА
И что теперь, так – всю жизнь будем!?
КИРА
Надо мне от неё, как бы, избавиться раз и навсегда.
АНДРОНОВА
Ты меня на убийство подбиваешь?
КИРА
Да ну ты дура!
АНДРОНОВА
А как тогда «раз и навсегда»? Как!?
КИРА
Ты говорила ей о нас?
АНДРОНОВА
О чём говорить? Не о чем. Даже не поцеловаться ни разу! Нет, не говорила.
КИРА
Вы ж подруги были. Мне как бы неловко.
АНДРОНОВА
Мы и сейчас дружим…
КИРА
Она же хорошая девчонка, - жалко.
АНДРОНОВА
Мы все хорошие! Всех теперь жалеть будешь? А я!
КИРА
А целуется так… ой, прости! Сорвалось…
АНДРОНОВА
Да пошла ты…
КИРА
Ну, не злись, Андроша… ну, пожалуйста! Я больше не буду.
АНДРОНОВА
Не будешь, когда совсем моим станешь. Ладно, я ж тебя понимаю, сама тоже…
КИРА
Что? Нет уж, ты не молчи! Что «тоже»! Кто он?
АНДРОНОВА
Проехали.
КИРА
Хочешь, чтобы я следственные мероприятия проводил?
АНДРОНОВА
Допустим, я не целованная.
КИРА
Ага, ври!
АНДРОНОВА
Ты ж не можешь проверить.
КИРА
Я – парень ревнивый.
АНДРОНОВА
Отлично, я не против. Небось, придумал что-то насчёт Захаровой, если сам заговорил о ней?
КИРА
Я не заговаривал!
АНДРОНОВА
Давайте без истерик, юноша, покончим с Захаровой окончательно. Что?
КИРА
Понимаешь, я понял, что моя совесть как бы успокоится, если её, скажем, передать в надёжные руки. Ну, как сказать… придумал я, как бы, что с ней сделать надо.
АНДРОНОВА
Передать с рук на руки могильщику?
КИРА
Придурочная какая-то!
АНДРОНОВА
А что ещё-то бывает надёжнее, чем могила?
КИРА
Подыскать ей пацана, как бы!
АНДРОНОВА
Чего! И кто из нас придурок! И дружить семьями? Ну, загнул…
КИРА
Постой-постой, что это?
Кира протягивает руку к лицу Андроновой, та отшатывается.
КИРА
Синяк гримом замазала? Опять с кирпиченками дралась?
АНДРОНОВА
Ага, дралась, как же. Целой шоблой навалились… Что я одна могла сделать…
КИРА
И так каждый божий день. Ну, вы, девки, даёте… За что хоть?
АНДРОНОВА
Ничего, придумаю, как отомстить… утрамбую, в асфальт закатаю! Мои проблемы. Старые. Я ж сама из кирпиченских, совсем недавно, год какой-то, в город переехала. Ненавижу уродин. Это денежные вопросы…
КИРА
Что ты сегодня как бы такая агрессивная, прямо палач.
АНДРОНОВА
Занимала у одной несколько тысяч в рублях…
КИРА
Ну, всё, пора к дому выруливать.
АНДРОНОВА
Мама заругает, папа в угол поставит?
КИРА
Дисциплина и строгий распорядок – мой добровольный выбор. Иначе из меня не получится настоящего чиновника. Учителя думают я в науку пойду, или в театральный – на худой конец, а мне худой не нужен. Всё, выруливаем к дому.
АНДРОНОВА
Погуляли…
КИРА
Всё равно, пока Захарова в корне из меня не изжита, ничего у нас не получится. Так что, или помогай пацана подогнать Захаровой, или жди, когда я созрею морально для серьёзных взаимоотношений. Они полюбят друг друга, а у меня совесть успокоится. А то выходит, что бросил классную тёлку, - неудобняк, стыдуха…
АНДРОНОВА
Ты хотя бы перестань расхваливать её при мне. А в каком смысле: классную?
Андронова и Кира уходят.
Из зарослей выбираются Скорик и Рута.
РУТА
Вот так.
СКОРИК
А ведь с Андроновой-то - это же Кира был?
РУТА
Не глухая, слышала.
СКОРИК
А что за Кира, - не знаешь. Кира - он же Кирилл Азарович Тахтамышев.
РУТА
Тот самый, что ли, - сын папаши!?
СКОРИК
Ни больше, ни меньше.
РУТА
Смачный ломоть.
СКОРИК
Целая смачная туша!
РУТА
Андроха не может у него, что ли денег слупить?
СКОРИК
А ты не поняла? Она ж заикнулась, а он сразу, мол, пора по домам.
РУТА
Точно, точно. Так он же, этот Кира, вроде с другой тёлкой хороводил, как её…
СКОРИК
Её-то он и хочет честно сплавить. Захарова её зовут.
РУТА
Точно, точно.
СКОРИК
Плевать, не наша жизнь – чужие хлопоты.
РУТА
Не пойдём за ними?
СКОРИК
Пусть Гошара сам решает.
РУТА
Тогда - домой!
СКОРИК
Любишь ты поспать…
РУТА
Сначала покушать! А потом хоть спать, хоть лясы точить, хоть балясы травить…


ДВОР МНОГОЭТАЖКИ
День. В обросшей кустами беседке плачет, поскуливая, Андронова.
Из подъезда выходит Викторовна. Нетвёрдой походкой она направляется в сторону беседки, что посреди двора.
Из подъезда выбегает Жиляева, оглядывается, видит Викторовну, спешит к ней.
ЖИЛЯЕВА
Да постой же ты!
ВИКТОРОВНА
Отвали, Жиляева, ради бога, не тронь меня…
ЖИЛЯЕВА
Ну, блин, мы же сёстры…
ВИКТОРОВНА
Да нормально всё, не парься. Просто меня мутит, соображаешь? Отстань.
ЖИЛЯЕВА
Девчонки же ждут на репетицию…
ВИКТОРОВНА
Мне срочно пролечиться надо!
Викторовна входит в беседку, Жиляева – за ней.
Викторовна, без сил, плюхается на лавочку.
ЖИЛЯЕВА
Это ещё?
АНДРОНОВА
Нигде одной не пожить.
ЖИЛЯЕВА
Андронова, ты? Напугала.
ВИКТОРОВНА
Боблы есть, Андронова? Колись, завтра отдам, - позарез мне!
АНРОНОВА
Нет у меня денег, нет!
ЖИЛЯЕВА
Чё ты визжишь, нет и – нет.
АНДРОНОВА
Нет!
ЖИЛЯЕВА
Истеричка, пыли отсюда.
АНДРОНОВА
Это мой двор, я здесь живу!
ВИКТОРОВНА
Пусть заткнётся, мозги - на взрыве…
ЖИЛЯЕВА
Год живёт, а уже «мой двор». Ещё заслужить надо, ферштейн?
АНДРОНОВА
Да что ж вы, люди, все такие злые…
Андронова выходит из беседки.
ЖИЛЯЕВА
Мы нормальные, понятно?
Андронова, суетливо оглядываясь, норовит проскочить двор.
Из-за деревьев выходит Гошара, пересекает путь Андроновой.
ВИКТОРОВНА
Всё, сестрёнка, подыхаю…
ЖИЛЯЕВА
Постой-ка, тут забавно сейчас будет. Кирпиченка Андронову тормозит.
ВИКТОРОВНА
Надо деньги искать срочно, скопычусь. Какая кирпиченка, кто?
ЖИЛЯЕВА
Да тихо ты, плохо слышно! Откуда мне знать, как имя всякой швали. А, так это Гошара.
ВИКТОРОВНА
Никому не жаль больную… точно Гошара. Эта босота всегда при бобосах. Мне не даст. Попробуй шибануть у неё, а?
ЖИЛЯЕВА
Не гони пургу, мы с ней не подруги. Дай послушать… мало ли, чего кирпиченка в нашем дворе ошивается…
Андронова пытается пройти мимо Гошары, но Гошара откровенно насмехаясь, то и дело преграждает ей путь.
ГОШАРА
Хорош, Андронова, от судьбы не уйдёшь, от меня - тем паче.
АНДРОНОВА
Ну, дай мне ещё недельку, а?
ГОШАРА
Я тебе месяц отсрочки накидывала, по старой памяти. Да ты совсем бирюзовкой стала, от понятий приличных людей отбилась.
АНДРОНОВА
Да не стала я бирюзовкой! Как была кирпиченкой, так и держусь. От корней же не оторвёшься же…
ГОШАРА
Ты долг не возвращаешь, страх потеряла, значит, не кирпиченка.
АНДРОНОВА
Ну, пустая я, Гошара!
ГОШАРА
А через неделю, значит, вдруг, откуда ни возьмись, наполнишься?
АНДРОНОВА
Что-нибудь придумаю, намучу… найду я эти четыре штуки.
ГОШАРА
Пять, Андронова, уже пять.
АНДРОНОВА
Мне уже всё однохренственно, штукой больше, штукой меньше…
ГОШАРА
Пять штук. Долг чести. Даю неделю. Последнюю, Андронова, реально последнюю. (поигрывая ножом) Перо ржавеет по твоим кишкам. Ты знаешь, кирпиченки в трубу не пыхтят, если перо обещают.
АНДРОНОВА
Я знаю…
ГОШАРА
Тебя вчера в лесопарке народ с пацаном видел. Это тот самый Кира?
АНДРОНОВА
Да…
ГОШАРА
Значит, вообще он – под охраной, на машине, а с тобой – хоть где? Любовь? Отвечать!
АНДРОНОВА
Да.
ГОШАРА
В двадцать ноль-ноль, через неделю, в лесопарке, в кустах, где с ним вчера шоркалась, чтоб был твой Кира. Въезжаешь? Или пять штук, или Кира.
АНДРОНОВА
Гошара… пожалуйста!
ГОШАРА
Просьбы кончились. Чтоб с ним была, по любому. Не боись, отдашь бабки сполна, пацана твоего не возьмём. Я тебе сказала, что буду не одна?
АНДРОНОВА
Я поняла…
ГОШАРА
Ты под колпаком, Андронова.
Гошара уходит. Андронова, прислонившись к дереву, плачет.
ЖИЛЯЕВА
Трындец Андрошке. Она, что ли, с Тахтамышевым закрутила? Не знала. Ну, и сшибанула бы у него. Хотя Кира – жмот. Ты чего?
ВИКТОРОВНА
Нам деньги на аппаратуру нужны?
ЖИЛЯЕВА
Вчера на репетиции считали же, к аппарату без штуки евриков можно даже не подходить.
ВИКТОРОВНА
У Гошары при себе всегда солидная пачка, резинкой скрученная…
ЖИЛЯЕВА
Почему?
ВИКТОРОВНА
Гошара в долг, свинья, даёт многим, и кирпиченкам, и наши бирюзовкам. А потом процентами душит. Но главное, что она всегда при деньгах.
ЖИЛЯЕВА
И что?
ВИКТОРОВНА
Андронова! Слышь, Андронова? А ну, греби к нам!
ЖИЛЯЕВА
Нет-нет, подожди, обсудим…
ВИКТОРОВНА
Правильная тема, - отвечаю.
ЖИЛЯЕВА
Нет!
ВИКТОРОВНА
Да.
Андронова подходит к беседке.
ВИКТОРОВНА
Заходи. Побеседуем…


КЛУБ - КРЫЛЬЦО
День. Здание, на котором вывеска: КЛУБ. На крыльце сидят Егоркина и Андреева. Андреева наигрывает на акустической гитаре.
ЕГОРКИНА
Ты ещё романсы заскули.
АНДРЕЕВА
Рок – это теперь уже давно попса, а на сцене надо чем-то выделяться. Хоть чем! Главное, чтоб артиста со сцены битыми помидорами с тухлыми яйцами не ушли.
ЕГОРКИНА
Кошмар: выхожу на сцену, с переборчиками, и давай романсерить! Тьфу, лажа.
Входит Захарова, - заметно волнуется.
ЗАХАРОВА
Привет искусству.
ЕГОРКИНА
Что за бикса?
ЗАХАРОВА
Хочу к вам, в ансамбль.
АНДРЕЕВА
У нас не ансамбль, а группа.
ЗАХАРОВА
Ну, да, ну, да… группа… хочу. Я не бикса!
АНДРЕЕВА
Ты - Захарова из тридцать восьмой школы?
ЗАХАРОВА
Да. Ты меня знаешь?
АНДРЕЕВА
Ни финты себе расклад! А чего это ты в современные ритмы-то рванула? (Егоркиной) Она в народниках голосила будь здоров!
ЕГОРКИНА
Вспомнила! Вот не ожидала вживую увидеть.
ЗАХАРОВА
Да я выступать хочу и дуэтом, и соло, а там всё хором да хором…
ЕГОРКИНА
А какие темы она сочиняет! У тебя же - музыкальная школа?
ЗАХАРОВА
По арфе.
АНДРЕЕВА
Не знаю, как все, а я за тебя голосну. Егоркина, её надо брать! И ноги ровные, и грудь – сколько надо. Пусть стоит, чуть с боку от самого центра… бубен всучим. Классный пиар! Мужичьё повалит, - я видала, сколько их на концертах вялится, чтобы только позырить на сарафаны. А если без сарафана, - прикинь, Егоркина!
ЗАХАРОВА
Обнажаться не буду.
ЕГОРКИНА
Накакать нам на твоё «буду - не буду». Хочешь с нами, задарма не пустим.
АНДРЕЕВА
Не менжуйся, Захарова, голышом тебя сами не пустим, у нас – рок, а не попса, - искусство!
ЗАХАРОВА
Я согласна. Только я тоже на гитаре лабаю, если что…
ЕГОРКИНА
Согласна она! Главное, чтоб мы согласны были.
АНДРЕЕВА
Хорош трещать, Егоркина. (Захаровой) На, залабай. (подаёт гитару) Со словами, чтоб.
ЗАХАРОВА
(приняв гитару) Прямо так… ни с того, ни с сего…
ЕГОРКИНА
Ты припёрлась: проситься или чтоб тебя просили?
ЗАХАРОВА
Проситься.
АНДРЕЕВА
Ну, так, не трынди,  - пой.
Захарова исполняет песню.
Уже после первого куплета, входят Викторовна и Жиляева. Слушают.
ЗАХАРОВА
(прекратив исполнение) Вот так как-то… можно другое что-то, озорнее…
ЖИЛЯЕВА
Из тридцать восьмой школы, - Захарова, кажется?
АНДРЕЕВА
Она-она. К нам просится.
ЖИЛЯЕВА
Надо брать. На бубен её поставим, чуть сбоку от самого центра…
ЕГОРКИНА
Ясно. Когда двое одними словами, значит, покатит.
ВИКТОРОВНА
И голос приличный. Девки, дело есть. Пусть эта пока валит. Берём тебя, берём.
АНДРЕЕВА
Хреново смотришься…
ВИКТОРОВНА
Дело действительно крутое… я не знаю, тут всем решать и думать.
ЖИЛЯЕВА
Только Захарова теперь пусть остаётся. Если тему положительно решим, сразу же и проверим в деле.
ВИКТОРОВНА
Ну, да, сеструха, ты права. Всё равно, потом, случись что, она в лёгкую два и два сложит и сдаст. Лучше повязать.
ЕГОРКИНА
Захарова, ты с нами?
ЗАХАРОВА
Всё, что положено, готова пройти с вместе вами.
АНДРЕЕВА
Забожись.
ЗАХАРОВА
А как?
ЕГОРКИНА
Пошли в клуб. Там и примем клятву. Пошли.
Все уходят в клуб, - Андреева захлопывает за собой дверь.


ЛЕСОПАРК - ЗАРОСЛИ
Вечер. Входят, держась за руки, Андронова и Кира.
КИРА
Ну, ты хитрая, Андронова! Опять сюда завела. Мы же здесь были в прошлый раз? Я и не заметил, как сюда зарулили. Чего ты такая сегодня молчунья? А трясёт-то тебя даже больше, чем в тот раз! Если ты, Андроша, задумала меня силой взять, сразу предупреждаю, я обижусь…
Из-за деревьев выходят Гошара, Рута и Скорик, - окружают Киру и Андронову.
КИРА
Что такое!?
АНДРОНОВА
Не понимаю…
ГОШАРА
Должок, Андроха?
АНДРОНОВА
Нету…
ГОШАРА
Долг-то есть!
АНДРОНОВА
Долг есть, да, но денег нет…
ГОШАРА
Ну, ты тогда всё поняла, дохля?
КИРА
Пустите её! Что вы от неё хотите?
ГОШАРА
Тебе, матрёшка, скажу.
КИРА
Кто матрёшка – я?
ГОШАРА
Девки, примите дохлю на тык.
Рута и Скорик наносят Андроновой удары, та падает.
ГОШАРА
Скорик, гля, дохля фурычит?
Скорик осматривает лицо Андроновой, даёт пощёчину, кивает утвердительно.
ГОШАРА
Пусть дохля стоя позырит.
Рута, за волосы, поднимает Андронову на ноги.
ГОШАРА
Пасите её, чтоб ничего не пропустила.
Рута даёт затрещину Андроновой.
ГОШАРА
Сечёшь, мама дятла? Чтоб глядела на нас, с твоим Кирой, и не отворачивалась…
РУТА
А ей тогда шею сверну и буду ворочать, куда надо.
ГОШАРА
(Кире) Про что молчим, могила? Хотя правильно, что молчишь, не то пришлось бы пасть рвать, а мне так в жилу свежие матрёшкины фафли похавать! Одинокая я, Кирюха! Одичала без мужичка, помоги милостынькой, харя купеческая, не жмись, поделись! Эй, Матрёшка, ты вообще, при памяти? Если в норме, махни тыквой?
Кира кивает утвердительно.
ГОШАРА
Короче, эта кренделюха, мне должна. А долг не простой, матрёшка, - карточный долг. Срок подошёл. А у нас, у приличных людей, так: нет денег под расчёт, тогда - натурой или в расход.
Гошара резким движением разрывает на Кире рубашку.
ГОШАРА
Чья натура – тебе понятно?
КИРА
Неееет!!! Я дам вам денег за неё! Завтра принесу!
ГОШАРА
«Завтра» ещё неделю с месяцем назад было, теперь наступает «сегодня»… потому что я тебя уже успела полюбить.
Выбегают из укрытия пятеро: Жиляева, Викторовна, Андреева, Егоркина, Захарова, в масках и с ножами, и  окружают Гошару, Руту и Скорика.
ВИКТОРОВНА
Ни с места!
СКОРИК
Шухер!
Егоркина и Викторовна приставляют ножи к горлу и спине Гошары.
Скорик и Рута убегают. Андреева и Егоркина – за ними.
Захарова стоит всё время настороже, чуть поодаль.
ЖИЛЯЕВА
За теми надо бежать?
ВИКТОРОВНА
Зачем, нам и одной кирпиченки хватит.
ГОШАРА
Подавишься, в горле застряну.
ЖИЛЯЕВА
Девки, стойте, ну, их!
Андреева и Егоркина возвращаются.
ЕГОРКИНА
А зря не дали, я бы их…
АНДРОНОВА
Что вы так долго не появлялись?
ГОШАРА
Ах, так ты нас подставила, дохля!!!
АНДРОНОВА
Да пошла ты, убогая! Они меня избили до смерти!
ЕГОРКИНА
Не пыхти, живая же.
АНДРЕЕВА
Тебя-то есть за что, парня жалко.
ВИКТОРОВНА
Так что, что делаем, что?
ЖИЛЯЕВА
(Гошаре) Ты нашего пацана захотела?
ГОШАРА
Не вашу же девочку же хотеть.
ЖИЛЯЕВА
Это ты про Андронову?
ГОШАРА
А то не знаешь. Она мне должна.
ЖИЛЯЕВА
Забудь. Я выкупаю его долг.
ГОШАРА
Идёт. Как?
ВИКТОРОВНА
Договариваюсь сейчас с девчатами, что оставляем тебе жизнь.
ГОШАРА
И всё? А я, значит, и без денег, и без компенсации? Не покатит.
ВИКТОРОВНА
Почему, почему это, почему!
ГОШАРА
Это ты меня пытаешь, нищую кирпиченку? Чё мне - моя жизнь? Она ни гроша не стоит. Мне деньги дороже. Или кайф. Нет, не покатит.
ЕГОРКИНА
Как тебя зовут?
ГОШАРА
Гошара, но не подумайте, что Гоша, я баб не люблю.
ЖИЛЯЕВА
Весёлая.
ВИКТОРОВНА
(Гошаре) А что, что хочешь, что!
ГОШАРА
Радости.
ВСЕ
(хором, кроме Захаровой) Чего!?
ГОШАРА
Радости. Деньги, пацаны… что ещё? Квартиру же с родителями вы мне не отстегнёте. И здоровья не добавите. Вот, например, сколько мне лет?
ЕГОРКИНА
Хорош викторины устраивать…
ВИКТОРОВНА
Ну, сколько, сколько тебе, сколько?
ГОШАРА
Двенадцать.
ВСЕ
(хором) Чего!?
ГОШАРА
А вы думали, - лет сто? Может, так и есть. Понимаете? Есть, сколько есть. Есть, как есть. Есть, что есть – жизнь. Только радости в ней чуть-чуть, и это так редко! Я честно выиграла её в карты – радость мою, выиграла. Верните мне деньги или отдайте пацана. И хрен с ней, с жизнью, соски.
ВИКТОРОВНА
Соски, соски – кто это, соски?
ЖИЛЯЕВА
Плюнь, пошли, не заводись…
ГОШАРА
Соски – это вы. Бабцы грошовые…
ВИКТОРОВНА
Сколько тебе лет, сколько, говоришь, сколько?
ГОШАРА
(смеясь) Сто одиннадцать!
ВИКТОРОВНА
Нисколько, нисколько тебе, нисколько!
Викторовна вонзает нож в Гошару. Гошара падает. Викторовна продолжает втыкать нож в тело Гошары. Все отпрянули.
Кира всё это время так и продолжает стоять, как камень.
АНДРЕЕВА
Остановись! Её надо остановить!
ЖИЛЯЕВА
Поздно! Не лезь пока. Она сейчас любого порешит.
АНДРЕЕВА
Опять обдолбалась коксом?
ЖИЛЯЕВА
Нет, унюхалась гвоздиками. Ты же пробовала как-то раз её остановить, чем кончилось?  Еле откачали. Причём, тебя. Это её жизнь, пусть сама с ней потом разбирается, как хочет.
АНДРЕЕВА
Да я ж не против… я ж так, просто… нормально. Проехали. Мясник какой-то – не девка…
ЕГОРКИНА
Брось её, брось! Викторовна, хорош!
Викторовна, взмахнув ножом, замирает с поднятой рукой. Опускает руку.
ЕГОРКИНА
Что ж мы натворили…
ЗАХАРОВА
Зачем было брать с собой эту беду, если знаете, что это за чума?
ЖИЛЯЕВА
Весь компот – её идея.
ЗАХАРОВА
Знала бы, что она наркоша, а вы дебильные… ужас, ужас.
ЕГОРКИНА
Языком людей на пачкай, слышь?
ЖИЛЯЕВА
Только нам ещё поцапаться осталось!
АНДРЕЕВА
По уму, всю эту нищую шваль надо выметать из наших дворов.
АНДРОНОВА
Это ты про нас, кирпиченских?
ЕГОРКИНА
Ну, ты же уже не они…
АНДРЕЕВА
Нищих и бомжей из подвалов и чердаков наших домов нужно выметать! Они устраивают пожары, разносят заразные болезни, грабят и убивают, насилуют наших друзей. Так что, девчата, она права, наша Викторовна… и мы знаем, что это именно так. Просто мы не сумели, а она смогла. И переступила черту. И стоит теперь на пороге…
ЕГОРКИНА
Что за порог?
АНДРЕЕВА
Порог человеческого жилища.
ЗАХАРОВА
И что там, за порогом?
АНДРЕЕВА
Животный мир. Наш мир. Свобода. И власть. Над жизнью и смертью. Власть, которая и есть бог. А мы остаёмся по эту сторону порога – бесправные, бессловесные люди. Бессмысленные, бестолковые твари. Пока…
ЗАХАРОВА
Она не бог. Она примитивная убийца из криминальных новостей. А бог – я, потому что никого не убила. И никому не сделала смертного зла. А если сделала, то не нарочно. И не смертельно. Это у меня власть, потому что я не убила тогда, когда могла и хотела. Вот в чём свобода: никому не мешать жить.
АНДРОНОВА
Сошли поэтессы, песенницы. Сколько пафосу!
ЕГОРКИНА
То ли дело – барабаны: стуки-стуки, перестуки…
АНДРОНОВА
Ты, Захарова, не наша, ты чужая.
АНДРЕЕВА
Так вы же подруги! Или нет?
ЗАХАРОВА
Да, я чужая.
ЖИЛЯЕВА
Зато она сочиняет такие темы! А как поёт… Она ещё станет своя. Она нам нужна. И мы теперь повязаны.
ЕГОРКИНА
Замараны.
АНДРЕЕВА
Захарова, по рукам?
ЗАХАРОВА
После разберёмся… когда руки хотя бы помоем.
ЕГОРКИНА
Точно, клятву она уже давала, так что, никуда не денется. А остальное решим в рабочем порядке…
ЖИЛЯЕВА
Викторовна, ау?
ВИКТОРОВНА
Ау.
ЖИЛЯЕВА
Всё, она выскочила из мрака.
ВИКТОРОВНА
(оглядываясь) О-ба-на… во, как вставило.
ЕГОРКИНА
И что теперь?
ВИКТОРОВНА
Это – я её?
АНДРЕЕВА
Делаем ноги, подруги.
ЖИЛЯЕВА
Ты, коза, ты!
ВИКТОРОВНА
Сеструха, не пыли… Кто-нибудь её уже обшарил?
АНДРОНОВА
Куда там, все заменжевались…
Викторовна обшаривает труп Гошары.
ЖИЛЯЕВА
Кто тебя просил, Викторовна! Что теперь будет?
ВИКТОРОВНА
Я – коза… пусть я – коза, зато при бабках.
Викторовна находит валюту свёрнутую в трубочку, на резинке.
ВИКТОРОВНА
Вот они, денежки, вот они, вот! Истинные бобосы, весёлые картинки! Накупим аппаратуры, инструментов. Андреева!
АНДРЕЕВА
Ау?
ВИКТОРОВНА
Лови! (бросает деньги)
АНДРЕЕВА
(поймав деньги) Жаль, не отстираешь.
ВИКТОРОВНА
От меня?
АНДРЕЕВА
Да нет! Чё ты сразу в бутылку лезешь. От Гошары, конечно!
ВИКТОРОВНА
Гляди мне. Там мне должно на дурь хватить, комиссионные, чтоб по чесноку было.
АНДРЕЕВА
Конечно…
ВИКТОРОВНА
Вот и незряшная смерть получилась.
Викторовна резко подскакивает к Андроновой и приставляет нож к её горлу.
ВИКТОРОВНА
Ты поняла, поняла, что натворила, поняла? Теперь ты мне, мне должна, мне!
АНДРОНОВА
Нет… нет!
ВИКТОРОВНА
Да, да, да, да.
Захарова резко подскакивает к Викторовне и выбивает нож из рук.
ВИКТОРОВНА
Сильна подруга… не боись, я - в норме. (хохочет). И срок тебе, Андронова, - неделя, чтоб вернуть мне шесть тысяч, неделя тебе. Неделя!
АНДРОНОВА
Нет!
ВИКТОРОВНА
Я всё сказала.

АНДРОНОВА
Нееет!!!
Андронова убегает.
ВИКТОРОВНА
(веселясь) Да, да, да, да.
ЕГОРКИНА
Уходим!
ЗАХАРОВА
Я Киру заберу.
ВИКТОРОВНА
И мне мужика, сейчас мужика надо, мужика…
ЗАХАРОВА
Заткнись, убийца.
ВИКТОРОВНА
Да, да, чёрт, да! Я – убийца. Тебе – жизнь, а мне – смерть. Любого замочу, теперь замочу, любого.
АНДРЕЕВА И ЕГОРКИНА
(вместе) Уходим!
ЖИЛЯЕВА
(Захаровой) Не тормози и не дури, спалишь всех.
ЗАХАРОВА
Нормально всё, под контролем.
Жиляева, Викторовна, Андреева и Егоркина убегают.
Захарова подходит к Кире, пытается соединить разорванную рубаху на его груди. Потом она снимает с себя куртку, набрасывает на Киру, застёгивает. Кира безволен, послушен, - он не в себе.
ЗАХАРОВА
Кира, идём, я провожу тебя домой.
Кира заинтересовано смотрит на Захарову – та снимает маску.
КИРА
Захарова!
ЗАХАРОВА
Идём отсюда.
КИРА
Захарова, ты… Они меня как бы даже не заметили… все. Бросили меня…
ЗАХАРОВА
Я же здесь, с тобой. Я понесу тебя, сколько смогу… ты соберись как-то, ладно?
КИРА
Я сам… сам.
Захарова помогает Кире подняться, и они уходят.





Действие 2

ДВОР МНОГОЭТАЖКИ
Вечер. Горит фонарь. Входят Кира и Захарова.
КИРА
Всё (снимает куртку) На. Спасибо.
Кира отдаёт куртку Захаровой, оглядывает себя.
КИРА
Нет, таким - домой нельзя. Что это было!? Объясни. Или я не знаю, что натворю. Просто объясни!
ЗАХАРОВА
Что ты сделаешь… кому… зачем. Может, не сейчас.
КИРА
А когда!
ЗАХАРОВА
Хотя бы завтра.
КИРА
Ты знаешь точно, что будет завтра? Уверена? Та кирпиченская девка, которую заколола эта психованная наркоша, тоже, небось, строила, как бы, планы на завтра.
ЗАХАРОВА
Строила. И не только на завтра, но и на сегодняшний вечер. С тобой.
КИРА
Она меня хотела… бред! Да. Ужас. Дикость. Не могу представить. Хочу знать, каким образом девчонка может изнасиловать парня!
ЗАХАРОВА
Не надо, Кира, не знай. Всегда лучше бежать со всех ног от такого ужаса.
КИРА
Я знаю, куда сейчас лучше всего, - к Борьке Американцу. У него все взрослые на даче. Идём.
ЗАХАРОВА
Где это?
КИРА
Рядом.
ЗАХАРОВА
Кто он?
КИРА
Борька Американец - одноклассник, бывший. Теперь живёт в Штатах. К деду с бабкой приехал как бы, а те с дачи не вылезают, огород не могут бросить. Вот он и живёт один. Скоро уезжает.
ЗАХАРОВА
Ну, Борька – так Борька. Только я тебя до подъезда провожу и – на хауз.
КИРА
Не отпущу, пока толком и подробно не объяснишь, из-за чего там сыр-бор в лесопарке!
ЗАХАРОВА
Ты, конечно, пережил, ничего не скажешь. Но не ты один, согласись, мне тоже надо продышаться. Не сегодня, сказано же.
КИРА
Ты – настоящая девушка, Захарова, или, как эти кирпиченские, - пацанка?
ЗАХАРОВА
Не бери меня на понт, дружок… Ты мне ещё, кстати, не отчитался, что ты делал в лесопарке тет-а-тет с Андроновой. Мы же с тобой толком не расставались. Или ты уже всё для себя решил?
КИРА
Давай, не сегодня…
Входит Боря, с пакетом наполненным продуктами.
БОРЯ
Кира?
КИРА
Боря! Вот кстати!
БОРЯ
А я в магазин ходил, не могу баскет смотреть без колы… Что с тобой?
КИРА
Пустишь, привести как бы себя в порядок?
БОРЯ
Конечно!
КИРА
Это Захарова.
БОРЯ
Очень рад. Борис.
Боря подаёт руку Захаровой, та пожимает.
КИРА
Захарова пойдёт с нами.
БОРЯ
Я не возражаю…
ЗАХАРОВА
Нет.
КИРА
Дааа!!! Да, овца паршивая! Ты во всём виновата. Ты втянула меня в полное дерьмо.
ЗАХАРОВА
Я!? Ты меня ни с кем не спутал, баран бессовестный, шашлык не дожёванный?
КИРА
Что? Захарова? А мне показалось, что ты – Андронова… перемкнуло. Боря, скажи ей, чтоб она шла с нами. Или я за себя не ручаюсь!
БОРЯ
Ой-ё-ёй… да вы оба же в истерике…
КИРА
Я не знаю, что сделаю… отцу скажу, он всех вас в грязь затопчет…Захарова, Захарчик ненаглядная, не бросай меня сейчас! Боря, умоляй, умоляй… мне страшно…
БОРЯ
Захарова, пойдёмте, прошу вас! Я один с ним не справлюсь.
ЗАХАРОВА
Похоже. О, кей. Ведите, Борис, вам помогу.
КИРА
Ура!
ЗАХАРОВА
Куда?
БОРЯ
Да вот он, этот подъезд.
ЗАХАРОВА
Давай пакет понесу.
БОРЯ
Ни в коем случае, я американец, у нас - равноправие.
ЗАХАРОВА
Тогда точно не пойду.
БОРЯ
Не смеши.
КИРА
А она не шутит, как бы. Пожалуйста, Боря, дай ей тяжесть потаскать, не пойдёт ведь. Я без её разумной логики со страху сдохну.
БОРЯ
Но это дискриминация…
ЗАХАРОВА
Ты - в России, мальчик. Так что, не гунди… и не лишай девушку стремления к домохозяйству.
Захарова забирает пакет. Ребята направляются к подъезду.
Входит Андронова.
АНДРОНОВА
Кира! Ребята, подождите!
Все останавливаются.
БОРЯ
Андронова? Замечательно, я как раз спросить хотел Киру, почему он без тебя.
АНДРОНОВА
Потому что.
КИРА
Потому что ей стыдно.
АНДРОНОВА
Чего стыдно?
КИРА
Так тебе даже и не стыдно?
Захарова ставит пакет на скамейку, преграждает путь Андроновой.
АНДРОНОВА
Давайте не сейчас кости перемывать, а? Перенесём баню на завтра. Пойду-ка я от вас…
Захарова даёт Андроновой оплеуху. Андронова делает несколько шагов назад.
БОРЯ
Кира!
Кира, с непроницаемым лицом, смотрит на происходящее.
АНДРОНОВА
Ты ж слабее меня, Захарова, чего лезешь, дурашка!
Захарова нападает на Андронову. Несколько неловких, но сильных ударов с обеих сторон. Девчата падают на землю, в борьбе. Андронова оказывается сверху.
АНДРОНОВА
Чего тебе надо? Кира про нас, с ним, рассказал? Ну, и что теперь? Тебя мужик разлюбил – всего лишь, так что теперь из-за этого настоящую женскую дружбу гробить?
Андронова подлетает в воздухе и в следующее мгновение оказывается на спине, а на ней, сверху, оказывается Захарова. Захарова ударяет Андронову наотмашь.
АНДРОНОВА
Сдаюсь! Больно же… убьёшь…
ЗАХАРОВА
Мне начхать на вас с Кирой, хоть подохните в объятьях друг дружки, уроды.
КИРА
Ты полегче бы…
Захарова ещё раз бьёт, потом поднимается.
АНДРОНОВА
За что!?
ЗАХАРОВА
Не «за что», а «за кого». За Гошару.
АНДРОНОВА
Не поняла? Ты о ком?
ЗАХАРОВА
О той кирпиченке, что валяется трупом в лесопарке, которой так и осталось навсегда двенадцать бестолковых лет.
АНДРОНОВА
(поднимается) Тогда уж сто двенадцать… если быть точным. Ты откуда знаешь про лесопарк? Следила за нами, что ли?
ЗАХАРОВА
Нет, я была там… в маске.
АНДРОНОВА
Во как!? Значит, ты была там.
БОРЯ
Что случилось? Где?
АНДРОНОВА
Не лезь, Боря, это наши разборы.
ЗАХАРОВА
Он имеет право знать, уж если мы к нему в такой момент собрались.
КИРА
Я объясню… потом.
АНДРОНОВА
Каким боком, Захарова, ты-то с лабухами оказалась?
ЗАХАРОВА
Пацанка мёртвая. Парня чуть не изнасиловали. Музыкант стал убийцей. И всё это ты наворочала… крутая картёжница…
АНДРОНОВА
Да ты же знаешь, как я отношусь к этим грязным вшивым скотам - кирпиченкам. Эта Гошара такая была профура! Я ж по своей воле ни за что не села бы с ней играть. Она меня, с девками своими, заставила! Я отказывалась. Они мне пригрозили, если откажусь.
ЗАХАРОВА
Пальчиком пригрозили?
АНДРОНОВА
Да пошла ты! Пригрозили и  всё тут.
ЗАХАРОВА
Кому ты заливаешь, - мне? Маньячка. Подыхать будешь, а потребуешь колоду. Сколько должна?
АНДРОНОВА
А-то ты не знаешь. Я ж говорила твоим подружкам… этим, сестричкам - нарикам. Пять штук наших рябчиков.
ЗАХАРОВА
Всего-то. А человека на свете больше нет. У меня не могла попросить?
БОРЯ
Или у меня.
КИРА
У меня!
АНДРОНОВА
Тебе я. Кира, намекала.
КИРА
Не знаю, не понял, наверное.
АНДРОНОВА
Ой, да не прикидывайся.
КИРА
Я не люблю, когда со мной темнят. Хочешь что-то от меня, так и скажи…
АНДРОНОВА
У пацанов деньги брать, всё равно, последнее дело. Ты знаешь, Захарова, сколько я проигрываю, а сколько ещё не знаешь. У тебя сто раз брала…
ЗАХАРОВА
Попросила бы в сто первый! Хоть раз я тебе отказывала?
КИРА
Стоп-стоп. Кажется, я всё понял. И вместо того, чтобы вернуть долг, ты, Андронова, как бы договариваешься с какими-то лабухами убить кредитора?
АНДРОНОВА
Да не убить же её! А меня защитить! За это лабухи хотели взять с неё её же деньги, которые всегда были при Гошаре. Она ж под проценты бабки даёт, всегда при себе имела.
КИРА
И наше свидание было приманкой. На меня ловили Гошару, как бы, как на живца.
ЗАХАРОВА
Дошло! Не прошло и полгода…
АНДРОНОВА
Так лабухи решили, не я командовала. И ловили не на тебя же одного, я ж тоже там была. Никто не хотел убивать! И с тобой ничего не было бы, если бы не наркоша…
ЗАХАРОВА
Но было!
АНДРОНОВА
Чего было-то такого!? Подумаешь, рубаху порвали!
КИРА
Душу вы мне порвали, девки… сердце…
Кира замахивается на Андронову, та уворачивается.
БОРЯ
Ребята, прошу вас, рукоприкладство - без меня. Захарова, проводишь?
ЗАХАРОВА
Ну, не нести же тебе самому пакет с продуктами…
КИРА
Боря, мне-то ещё можно к тебе? Приведу себя в порядок, отец увидит таким – прибьёт.
БОРЯ
Да, конечно… конечно.
КИРА
Может, и эту возьмём? Ей и так, как бы, плохо. А родители увидят, тоже ужас не приснится. Пусть хоть сопли смоет.
БОРЯ
Насчёт женщин спрашивайте у Захаровой, она сегодня моя рыцарша.
АНДРОНОВА
Лихо!
ЗАХАРОВА
Не возражаю.
КИРА
Вот так.
БОРЯ
Ты ревнуешь?
КИРА
Я констатирую.
ЗАХАРОВА
Идёмте все, только поскорее. Раньше зайдём, раньше разойдёмся.
БОРЯ
Догоняйте.
Захарова берёт пакет с продуктами и Борю за руку. Боря и Захарова уходят.
КИРА
Ловко! Вот гад америкоский. Я даже ахнуть как бы не успел! А эта… эта-то… тёлочка такая была, козочка…  чуть коснулось – вон, какая зверюга, оказывается! И хоть бы для приличия пострадала, что я от неё ушёл…
АНДРОНОВА
Кира! Мне плохо…
КИРА
Ладно, коснётся. (Андроновой) Наворочала дел. Если плохо, значит, жива - радуйся.
АНДРОНОВА
Я же всегда была сильнее Захаровой!
КИРА
Я тоже. Всё перекувыркнулось в мире, а на ноги встать забыло! Пошли к Борьке, чиститься, заодно нарушим любовную идиллию.
АНДРОНОВА
Чего ты бесишься-то, сам же хотел подогнать Захаровой парнишку, вот и срослось.
КИРА
Как ты здесь вообще оказалась?
АНДРОНОВА
Ну, я сообразила, что ты в таком виде домой не пойдёшь, значит, будешь искать – куда. А у америкоса хата свободна.
КИРА
Соображает она. Я думал, у тебя как бы стресс, крышу снесло. А ты – нет, железобетон.
АНДРОНОВА
Кира… прости меня, пожалуйста…
КИРА
Не знал, Андронова, что ты – игрок. Всё, идём.
АНДРОНОВА
Да какой я игрок! Игрок – это о-го-го! А я – так, жертва игромании. Это можно вылечить… а-то и само пройдёт.
КИРА
За мной.
Кира, за ним – Андронова, уходят.
Из кустов выходят Рута и Скорик.
РУТА
Говорила же, надо было эту бакланиху сразу придушить.
СКОРИК
Рута, мозги свои встряхни, а?
РУТА
Чего?
СКОРИК
Зато теперь мы знаём всё, что надо. Даже больше.
РУТА
И так узнали бы. А Гошара сейчас на небесах бесится, что за него до сих пор не отомстили. Точно ведь во сне припрётся. Оно мне надо?
СКОРИК
Что ты такая мистическая, как мужик, ей-богу.
РУТА
Как мужик, да? Я, да? А сама, чего тогда орёшь во сне, как бешеная?
СКОРИК
Во сне, Рута, я сплю.
РУТА
Спит она. Орёт, и всех, кто из наших сдох, зовёт…
СКОРИК
Куда зову?
РУТА
А я знаю? Твой сон. И ведь каждого по имени зовёт. Жуть. Наши, кто не спит, переживать начинают. Девки кулаки чешут, пацаны хнычут.
СКОРИК
Что ж ты раньше не рассказывала. Хотя, что толку-то. Толкнуть никто не может, что ли?
РУТА
Никто не хочет. Ты всех перечислишь и – всё, успокаиваешься. Так этот кошмар только из-за тех, кто помер своей смертью. А Гошару-то убили! Её и звать не надо, сама припрётся. Хорошо, если только во сне, а ну, как наяву!?
СКОРИК
Тьфу на тебя, истеричка. Теперь знаем: Гошару мочканули бирюзовые лабухи. А наркоша среди них одна. Значит, убийца Гошары - Викторовна.
РУТА
Так ты знаешь, что ли, этих лабухов?
СКОРИК
В общих чертах. Я много знаю. Иначе не выжить.
РУТА
Слышь, та девка у них, вроде, правильная… как её… Захарова. Надо её, наверно, оградить?
СКОРИК
Согласна. Просто предупредим, чтоб загасилась, пока Пахитос бесчинствует.
РУТА
Да, Пахитос устроит тут всем бабий яр, она бешеная. Хуже нет, чем бешеный главарь. Проходили уже. Надо тебе, Скорик, подняться, а? Можешь ведь.
СКОРИК
Помалкивай. Время покажет.
РУТА
И с пацанами-то у них ажур: все – в полном аппетите!.. у бирюзовок.
СКОРИК
Ну, ты озабоченная… Пора на базу.
РУТА
Неужели - война?
СКОРИК
Не нам решать.
РУТА
Не нам решать, да нам воевать.
СКОРИК
Нам. Нам… нам! Уходим.


КРЫЛЬЦО КЛУБА
На крыльце сидят Егоркина, Викторова, Жиляева и Андреева.
ЖИЛЯЕВА
И чего мы, на ночь глядя, сюда прибежали?
ЕГОРКИНА
Рефлекс.
АНДРЕЕВА
Это - сила живого искусства. Она, как магнит, как церковь – да, если угодно, именно как церковь, притягивает к себе искренние души творцов. И в дни радости, и в дни печали. А вот, если бы мы лабали не на акустике, а на механических примочках, тогда… тогда… ну, я не знаю, что тогда. Тогда мы верняк не знали бы, куда бежать.
ЕГОРКИНА
Что ты всё соловьём разливаешься. Не говоришь, - поёшь, как училка по литературе. Как ты мне надоела своей философией. А я хочу общаться матом! Сечёшь? Я бы эти твои песни сейчас, если б можно было, порвала, раздолбала, затоптала!
АНДРЕЕВА
Отвянь. Вон, Викторовне хреново…  как трясёт…
ЖИЛЯЕВА
Ещё бы, человека убить.
ЕГОРКИНА
Да при чём здесь человек! Кто человек – эта Гошара, что ли? Да плюнуть и размазать тонким слоем. При чём здесь убийство? Викторовне тупо опять ширнуться надо.
ЖИЛЯЕВА
Зачем напоминать! Тебя вообще, кто спрашивает?
ВИКТОРОВНА
Надо, надо… надо.
ЖИЛЯЕВА
Частишь…
ВИКТОРОВНА
Жиляева! Теперь больше не надо стоять мне поперёк… пожалуйста, я в корень нервная теперь.
ЖИЛЯЕВА
Прекрати на старшую сестру голос повышать!
ВИКТОРОВНА
Ты мне не родная, - двоюродная.
ЖИЛЯЕВА
Пошли по домам.
ВИКТОРОВНА
Куда? Это туда, где ты и предки? Где стены и крыша? Чай с плюшками и телевизор? Короче. Я ухожу из лабухов. У меня теперь другая жизнь.
АНДРЕЕВА
Кирпичата всё равно докопаются, кто у нас убийца. Уходит она. Некуда тебе уходить.
ЕГОРКИНА
А кто у нас убийца?
ЖИЛЯЕВА
Правда, - кто?
АНДРЕЕВА
Какого чёрта она её порезала? Её просили!? Припугнули, бобло конфисковали и – вся любовь.
ЕГОРКИНА
Стоп-стоп-стоп! Какое убийство? Что за бобло? Не было нас там, в лесопарке, мы репетируем день и ночь. Знать не знаем, кто Гошару упокоил. И кто такая Гошара? Или кто такой? Впервые слышим…
АНДРЕЕВА
А эта… Андронова?
ЕГОРКИНА
Она-то, может, и убила? Нам-то откуда знать. А что на нас указывает, так то она просто крайних ищет. А нам, девки, надо быть готовыми все связи подключать, и родню.
АНДРЕЕВА
Прикинемся овцами.
ЖИЛЯЕВА
Перед законом отмажемся, но что делать с кирпиченскими? Немного ума надо, чтобы нас вычислить…
АНДРЕЕВА
Да мы до самого этого крыльца в масках были!
ЕГОРКИНА
Андронова, конечно, может сдать и кирпиченским. Но они вряд ли ей поверят. Во-первых, Андроха – дрянь и должница. Во-вторых, мы ж не хулиганки, мы ж искусством занимаемся.
АНДРЕЕВА
С кирпиченскими и в милиции якшаться не станут.
ВИКТОРОВНА
Всяко может повернуть. Если нас прищучат, колитесь, как было. Валите на меня. Мне всё равно.
ЕГОРКИНА
Что тебе всё равно! Жизнь твоя, что ли!
ВИКТОРОВНА
Мне плохо, девочки.
ЖИЛЯЕВА
Пройдёт… сейчас надыбаем дозу…
ВИКТОРОВНА
Да не про ширево я толкую, сестричка! Мне плохо потому, что было хорошо там, когда я Гошару убивала. Я ж нормальный человек, я ж захочу, чтобы мне теперь чаще было хорошо. Понимаешь? Ты мне кирпиченских теперь на постоянку станешь, как дозу, подгонять? Или, может, своих личных врагов? Сначала девок - соперниц, потом соседей - подлецов, потом учителей - поганок, потом родню – наследницу…
АНДРЕЕВА
Что ты несёшь!
ВИКТОРОВНА
Мне там было хорошо. Мне понравилось убивать.
ЖИЛЯЕВА
Да ты же ещё не знаешь, как оно будет дальше! Может, пройдёт…
ВИКТОРОВНА
Может. Но из лабухов я ухожу. Поставьте вместо меня Захарову.
АНДРЕЕВА
Захарова, между прочим, у тебя нож выбила, когда ты Андронову чуть не пришпилила…
ВИКТОРОВНА
Спасибо ей, классная чува.
АНДРЕЕВА
Да не про то базар. Просто нож твой, Викторовна, там остался.
ЕГОРКИНА
Ты, как настоящий киллер, сбросила оружие на месте преступления.
ВИКТОРОВНА
Дайте мне мою долю.
АНДРЕЕВА
Мы же хотели покупать аппарат…
ЖИЛЯЕВА
Она ушла из лабухов! Не рубишь, что ли!? Хрен ли ей этот аппарат…
АНДРЕЕВА
Просто глупо же… мы ведь из-за аппарата подписались на эту историю…
ЕГОРКИНА
Отдай ей бабки.
Андреева вынимает купюры.
АНДРЕЕВА
Делим всё на всех или отстёгиваем только ей?
ЖИЛЯЕВА
На четверых.
ЕГОРКИНА
На пятерых. Захарова там тоже была. Повяжем.
ЖИЛЯЕВА
Замажем.
Андреева отсчитывает купюры, подаёт Викторовне.
АНДРЕЕВА
Вот.
ВИКТОРОВНА
(взяв купюры) Всем привет.
Викторовна уходит.
ЖИЛЯЕВА
Я – за ней.
АНДРЕЕВА
Сейчас, отсчитаю. (отсчитывает купюры)
ЖИЛЯЕВА
Надо будет за ножом в лесопарк вернуться.
ЕГОРКИНА
Завтра приходим на репетицию? Не стоит ходить сейчас за ножом, рискованно.

АНДРЕЕВА
Конечно, репетируем! (раздаёт купюры) В настоящем искусстве выходных не бывает!
ЖИЛЯЕВА
Завтра… тут не знаешь, чем закончится сегодня. Зато бывают выходные пособия. Созвонимся.
Жиляева убегает вослед Викторовне.
ЕГОРКИНА
Захарову ты привёла, Андреева, так что, заскочишь к ней сама, ага?
АНДРЕЕВА
Завтра. Ну, - по норам?
ЕГОРКИНА
По домам.
АНДРЕЕВА
Велика разница.
Андреева уходит.
ЕГОРКИНА
Страшно же одной… Обожди! Я с тобой!
Егоркина убегает, вослед Андреевой.


РОЩИЦА
При свете костра, на брёвнах, ящиках и просто на земле расположились вокруг подростки, одетые бедно и кое-как. Среди них – Скорик и Рута.
Во главе собрания, в кресле у самого костра, восседает Пахитос.
ПАХИТОС
Нож, которым убили Гошару, где?
РУТА
Вот.
Рута подаёт нож Пахитосу.
ПАХИТОС
Ничего себе режик!
РУТА
Охотничий, точно знаю.
ПАХИТОС
Отмывала?
РУТА
Ножи не моют, а чистят.
ПАХИТОС
Поучи ещё маму рожать!
РУТА
Не чистила. И не мыла.
ПАХИТОС
Судари и сударыни! Сволочьё и всякое помойное пузырьё! Слушайте сюда моё «итого». Гошара сдохла, как настоящая падаль человеческая. Её и в землю воткнут, как положено падали, - порубают на куски топориком и упакуют в гнилой общий гроб, с такими же обрубками таких же подлецов, как она. Как и все мы! Ну, и чёрт бы с ней. И чёрт бы с нами! Если бы не один нюанс. Сытые и подлые людишки, они могут хоронить нас, как вздумают, но жизнь нашу насильно отнимать не смеют! Потому что это наша жизнь. Потому что у нас кроме жизни вообще ничего нет. Ни кола, ни двора. Так что, граждане твари вонючие, крысы кирпиченские, нам за смерть Гошары придётся отомстить. Чтоб неповадно было. Чтоб знали: мы за нашу жизнь в молчанку играть не станем, ответим во весь голос! Сроку нам, уроды, на это дело ровно сутки. И чтоб завтра, к обеду, я уже знала об этих пятерых лабухах - убийцах всю их подноготную от макушки до прямой кишки. Начинать рыскать тут же, сейчас. Что, Рута?
РУТА
Мы ж решили, что пятый лабух, эта…
СКОРИК
Захарова.
РУТА
Ну, да. Решили же, что она нормальная, не убийца, пусть живёт.
ПАХИТОС
Мы не могли решить ничего. Почему, Скорик?
СКОРИК
Потому что мы не решаем, а только обсуждаем.
ПАХИТОС
Рута, ответь, кто решает?
РУТА
Ты.
ПАХИТОС
Кто я?
РУТА
Ты - Пахитос.
ПАХИТОС
Аминь. Зарубите на носу все! Решаю я, одна, всё и всегда. Так вот, я сказала: мочим всех пятерых.
СКОРИК
Война?
ПАХИТОС
Нет, Скорик, пока не война. Война - дело долгое,  солидное. А у нас тылы не подготовлены, стратегия не разработана. И против кого воевать? Против лабухов, что ли? Это ж тараканы. Война – это когда до глубины души, а не по настроению. Вся наша судьба – сплошная жесть, все мы хотим войны. Но куда она от нас денется, эта жестянка! Застоялись мы, согласна. Но всему своё верное время. А сейчас я объявляю простую диверсионную операцию. Мы должны наказать лабухов. И больше никого! Только виновных в конкретном частном случае. Наказать по-взрослому и во весь голос! Наказать – это как-то мелко, а, Скорик?
СКОРИК
Не поняла?
ПАХИТОС
Я – про слово.
СКОРИК
А. Ну, тогда не наказать, а, скажем, покарать.
ПАХИТОС
Точно! Покарать. Скорик, – голова. Мы проведём карательную экспедицию. И сами мы будем карателями! (весело) Такие мозги на мусорку выбросили. Хотя зачем людям мозги. Им ни к чему. А вот нам, крысам, без мозгов никуда. Мы, крысы, это дело очень уважаем! И слушать любим мозги, и кушать. Гляди, Скорик, перестанет твой котелок варить, я из него лично ножичком всё выскребу и вылижу до блеска. Вдруг поумнею? Так что, не дури и не пори чушь. Кстати, мне не нравится моё погоняло. С этой минуты я запрещаю называть меня Пахитос.
РУТА
А как?
ПАХИТОС
Скорик, вот тебе приказ: к завтрашнему вечеру подогнать варианты моего нового имени.
РУТА
А до утра, как звать?
ПАХИТОС
Скорик, как?
СКОРИК
Может, по имени?
ПАХИТОС
Противно. Не хочу.
СКОРИК
Как твоё настоящее имя?
ПАХИТОС
Настоящее! Екатерина.
РУТА
Катя.
ПАХИТОС
Как ты сказала!? Унизить норовишь!
СКОРИК
А что, Катя – коротко и ясно.
ПАХИТОС
Ты как смеешь меня перебивать, клопяра!?
СКОРИК
Я не клопяра…
ПАХИТОС
Ты бледная моль… ты паучишка недоделанная… тебя вообще нет.
Пахитос бросает нож в сторону Скорик. Скорик резко падает на землю, распластавшись. Нож вонзается в ствол дерева.
ПАХИТОС
(весело) Я же говорю, ты – ничто, тебя нет. В тебя даже не попасть, потому что попадать не во что. Ты, Скорик, приняла правильную позу, чтоб я  тебя не видела.
Пахитос резко подскакивает к дереву, вынимает нож из ствола, наступает на распластанную Скорик.
ПАХИТОС
Не надо мне ихнего, людского имени. А-то придумали мамка с папкой, как меня назвать. Откуда они могли знать моё настоящее имя, если, когда мне его дали, я ещё  даже не родилась!
Пахитос хватает за волосы Скорик, приставляет нож к её горлу.
ПАХИТОС
Ничего не хочу от людей, потому что я – крыса. Я сама себе возьму имя. Правда, Скорик? Точное имя, вечное. (отпускает Скорик) Такое имя, какое надо мне и вам, крысята мои, чтоб все знали, чтоб все запомнили на всю жизнь!


КВАРТИРА БОРИ
Вечер. Гостиная. Боря и Захарова глядят в окно.
ЗАХАРОВА
Шумно. Как ты здесь спишь.
БОРЯ
Вообще-то, сплю я в пригороде Милуоки, в частном доме. Там тихо. А здесь, какой сон! Зачем он мне?
ЗАХАРОВА
Мои окна выходят во двор.
БОРЯ
Меня не было на родине три года. А тут, у бабушки с дедушкой, в Бирюзово, я не был все десять лет. Каждый день моего приезда, каждая российская ночь – они новые, их невозможно пропустить мимо внимания, нельзя не разглядывать. Я хочу их запомнить! Я страшусь их не заметить. В Америке высплюсь. А здесь пусть всё шумит.
ЗАХАРОВА
Каждый новый день, каждая ночь, - они, конечно, новые. Но они и последние. Радуешься утру жизни, а выходит, что приветствуешь приближение вечера смерти.
БОРЯ
В юности недопустимо быть пессимистом!
ЗАХАРОВА
Напротив, я оптимистка. Чем скорее смерть, тем быстрее расставание с этим бессмысленным миром убийц и жертв.
БОРЯ
Кира говорил, что ты поэтесса…
ЗАХАРОВА
Я не поэтесса. Значит, Кира говорил тебе обо мне… Я всего лишь пишу просто песни. Стихи и песни, между ними грандиозная разница.
БОРЯ
Кира расписывал тебя в превосходных красках!
ЗАХАРОВА
Как торговец на рынке.
БОРЯ
Зачем ты так…
ЗАХАРОВА
Дикий вечер.
БОРЯ
Кто такие кирпиченские?
ЗАХАРОВА
Вокруг Бирюзова не осталось пригородов. Их разорили. Что-то, конечно, пустили под новостройки, но в целом уничтожили. Просто так. Без смысла и разбора. Может, и была какая-то идея, да только она не осуществилась. Но, несмотря ни на что, остался посёлок при кирпичном заводе. Уже мало, кто помнит, когда он реально функционировал, этот завод. Но посёлок остался. И выжил. Вместе с людьми. Но там остались не только коренные жители. Там добавилось приезжих: из деревень, с вольных поселений, непосредственно из-за колючей проволоки. И сползлись бомжи со всех разгромленных окрестностей. Прикинь, могут ли кирпиченские обитатели любить нас, городских, уничтожающих зачем-то их родину. А можем ли мы, бирюзовцы, любить тех, кто не любит нас? Вот тебе и вся подноготная конфликта. Твоя Андронова – недавняя кирпиченка. Оттуда родом весь наш сегодняшний вечер.
БОРЯ
Мои дедушка с бабушкой работали на том кирпичном заводе, в молодости. Когда их принесло сюда из деревни, на заработки. И родители мои ещё отлично помнят детство там, на берегу ручья, что был полноводным, как река. А в настоящей реке в те времена водилась стерлядь. Покуда люди сами, собственными руками, не построили лесопромышленный комплекс.
ЗАХАРОВА
Для изготовления туалетной бумаги. Представляешь, пустить природу на подтирку!
БОРЯ
У тебя есть песни на эту тему?
ЗАХАРОВА
Были. Но потом я поняла, что нынешние русские люди хотят быть во всех деталях похожими на америкосов: надеяться только на банковский счёт и не копать глубоко в принципе, за исключением месторождений нефти. Русские больше не хотят сопереживать за все болячки мира, они теперь хотят переживать за собственное здоровье. Им и песни нужны соответственные, и фильмы: обо всём и ни о чём, не для сопереживания, а для времяпрепровождения.
БОРЯ
Ты не заблуждаешься насчёт американцев?
ЗАХАРОВА
Мои родители живут неподалёку от вас, в Мэдисоне, штат Висконсин.
БОРЯ
О, Боже! Какое чудо! Мы – дважды земляки! Не может быть!
ЗАХАРОВА
Предки - преподы в универе. Этого Кира, тебе, конечно, не сказал. Чтобы не увеличивать мои шансы.
БОРЯ
Шансы на что?
ЗАХАРОВА
На тебя.
БОРЯ
О чём ты?
ЗАХАРОВА
О суете.
БОРЯ
Почему ты не с родителями?
ЗАХАРОВА
Я бывала в Штатах. Этого достаточно.
БОРЯ
Но зачем так: ты здесь, а они там?
ЗАХАРОВА
Трудно объяснить. Вернее, так-то мне всё понятно, но выразить словами сложно. А ты говоришь «поэтесса»… нет, я всего лишь столярша по строганию песен. Просто я не могу жить за океаном, мне там муторно. Хотя понимаю, что надо поехать, перетерпеть годик и по концовке возрадоваться. А знаешь, как будет одним словом «строгающий песни»? Рапсод. Так что, я ни много ни мало, а коллега Гомера, Беранже, Бёрнса, Окуджавы. Я - Бирюзовский рапсод.
Входит Кира.
КИРА
Эй, голубки, Андронова почти помыта, сейчас выйдет из ванной, я приготовил ужин. К столу!
ЗАХАРОВА
Не хочу.
КИРА
Брезгуешь?
ЗАХАРОВА
Я не голодна.
КИРА
Боря, идём.
БОРЯ
Ты забыл, я не ужинаю.
КИРА
А, ну, да – фигуру блюдёшь. Ну-ну, молодёжь, не будем мешать. Нам, с Андрошей, попрощаться с вами, когда будем уходить?
ЗАХАРОВА
Не стоит.
БОРЯ
Конечно, не обязательно.
КИРА
Как-то вы скоренько доворковались… Так, что, Боря, Захарова остаётся у тебя на ночь?
ЗАХАРОВА
Иди уже, питайся! Любовь – это не совсем то, что ты думаешь. Это даже совсем не то, что ты думаешь!
КИРА
Любовь? Ой, какие мы лирические стали за какой-то паршивый час! Борюсик, что ты с ней такого сделал? И что теперь такого нового про любовь она может рассказать?
ЗАХАРОВА
Да, только час, но не паршивый. Любить – это не зажиматься по углам, не щупать друг у друга отрастающие части туловища. Это не значит -  строить планы на сытое совместное сосуществование до гробовой доски в деревне, где мычат коровы, кудахчут куры и визжат сопливые дети.
БОРЯ
Не это? Жаль. Мне нравится эта красивая картинка. Захарова, тогда что же, по-твоему, такое любовь?
ЗАХАРОВА
Любовь – это когда не только один на двоих воздух, но когда одни на двоих лёгкие. Когда не только одно на двоих здание, но один на двоих дом. Когда не только один на двоих поцелуй, но один на двоих восторг.
КИРА
Будь ты проклята!
ЗАХАРОВА
Кретин, проклятие – это бумеранг, так что, мне – по фигу, а ты жди ответа.
Входит Андронова.
АНДРОНОВА
Слышу, зовут, дай, думаю, зайду нагло…
КИРА
Пошла отсюда…
БОРЯ
Прошу не хамить, вы здесь в гостях!
КИРА
Все – в гостях? Только не Захарова? Да подавитесь вы своим ужином! И друг дружкой подавитесь!
Кира, подталкивая перед собой Андронову, уходит. Пауза. Слышен стук входной двери.
ЗАХАРОВА
Мне сходить, удостовериться, что ушли? Или тоже закрыть за собой дверь?
БОРЯ
Я - сам. Удостоверюсь.
Боря уходит.
ЗАХАРОВА
(глядя в окно) Как сто лет не пившие, как сто лет не жившие, бабочки летят на фонари…
Входит Боря.
ЗАХАРОВА
(не оборачиваясь) Конечно, я ревную. Я вспомнила это чувство, оно у меня уже было. В деревне, у деда. Я играла со щенком. А он убежал и спрятался в конуре. Я просто взбесилась. Я тогда ревновала щенка к конуре? Наша, с бабушкой, квартира в десятом этаже. Комната гостиной тоже выходит на дорогу. Автомобили носятся, ползают, тормозят… как придурки. А между их колёсами и стёклами почему-то всегда носит ветром ошмёток замызганной газеты или полиэтиленового пакета. Я часто думаю, что это меня носит… я – ошмёток.
БОРЯ
А ты приглядись внимательнее, разве не видишь ещё один ошмёток. Это я. Следом за тобой мотыляюсь.
ЗАХАРОВА
Ты же оптимист.
БОРЯ
Конечно. Ещё какой оптимист! Потому что я точно знаю, что нагоню тебя… и мы станем мотыляться вместе.
ЗАХАРОВА
Если ты простишь мне моё прошлое… с Кирой… и вообще…
БОРЯ
Разве прошлое у тебя было без меня?
ЗАХАРОВА
Не знаю… не уверена. Не помню.
БОРЯ
Хочется вспомнить?
ЗАХАРОВА
Нет. Хочу жить сегодня. Здесь и сейчас.
БОРЯ И ЗАХАРОВА
(вместе) Вместе…
ЗАХАРОВА
Глянь на небо, - как из лоскутов. По весне у нас всё всегда неровно, неоднородно, что ли… будто в калейдоскопе, то складывается, то перескладывается, то в узор, то в головоломку.
БОРЯ
Я был бы счастлив подарить нам небесный лоскуток. Чтоб парашютом дельтаплана лететь над землёй. Потом лоскут поставили бы парусом. Чтоб лететь над волнами.
ЗАХАРОВА
Лучше подари нам небесный лоскут постелью. Чтоб умереть в любви вдвоём…
БОРЯ И ЗАХАРОВА
(вместе) Вместе…
ЗАХАРОВА
А на сороковинах, за поминальным столом расселись бы одни только мои песни. С одним на всех припевом: Мой милый, не воскресни…
БОРЯ
Не?
ЗАХАРОВА
Не!
БОРЯ
Почему?
ЗАХАРОВА
А зачем?
БОРЯ
Это правда чудесно – умереть в любви.
БОРЯ И ЗАХАРОВА
(вместе) Вместе…
ЗАХАРОВА
Если вырвать лоскут, во вселенной наверное образуется чёрная дыра. С надорванными алыми краями.
БОРЯ
Это не просто чёрная дыра, с алыми краями, это сам Бог.
ЗАХАРОВА
Он воссядет насмешкой над нами, нашими душевными пустяками.
БОРЯ
Мы ему не пустяки.
ЗАХАРОВА
Я прощаю тебе всё.
БОРЯ
Я прощаю тебе жизнь без меня…
ЗАХАРОВА
Таисия. Меня зовут Таисия… Тася.
БОРЯ
Радость… Тася… небо моё.


Часть 2

Действие 3

ДВОР МНОГОЭТАЖКИ
Утро. С улицы в сторону подъезда идёт Захарова.
Из беседки, наперерез, выходят Скорик и Рута.
РУТА
Захарова?
ЗАХАРОВА
Да…
РУТА
Дуй к своему америкосу и скажи, чтоб валил из города.
СКОРИК
Оба валите. Хотя бы неделю переждите по норам. Иначе наши вас раздавят.
ЗАХАРОВА
За Гошару?
РУТА
Ты правильно себя вела после всего, вот мы тебя и предупреждаем.
ЗАХАРОВА
А что будет с девчонками?
РУТА
Лабухам, по любому, трындец.
СКОРИК
Их уже не вытащить.
ЗАХАРОВА
Но хотя бы предупредить!
РУТА
Скажи спасибо, что тебя предупредили.
ЗАХАРОВА
Я так не могу…
РУТА
Не дури, ты с ними пуд соли не ела.
ЗАХАРОВА
Не успела…
РУТА
Спасай америкоса, наши кирпиченские нерусских на дух не переносят.
СКОРИК
Лабухов предупредят, обещаю.
ЗАХАРОВА
Спасибо, девочки…
РУТА
Девочки! Ха, я уже забыла слово такое… девочки.
СКОРИК
Главное, нас не выдай, что мы тебе маякнули. И не забывай, что это всё-таки сделали мы.
ЗАХАРОВА
А как вас звать?
СКОРИК
Не знаешь – не проболтаешься. А наяву признаешь. Признаешь?
ЗАХАРОВА
Конечно!
РУТА
Не тяни резину. Бегом!
ЗАХАРОВА
Спасибо. Боря, Боренька, Борюсик…
Захарова убегает.
РУТА
Ты что, правда хочешь лабухов предупредить?
СКОРИК
Я похожа на дуру? Пахитос влёт просечёт, кто насвинячил. Нет, я - не самоубийца. Уходим.


ШКОЛА - РЕКРЕАЦИЯ
День. У крайнего окна стоит Кира.
Слышится стук каблуков – появляется Андронова, с портфелем.
АНДРОНОВА
Почему не на уроке?
КИРА
Да убавь ты громкость! Стучит, как бы, каблуками на всю школу…
АНДРОНОВА
Сам-то орёт. Чего звал?
КИРА
А тебе уже не хочется, как бы, со мной встречаться?
АНДРОНОВА
Мне? Это, по-моему, - тебе.
КИРА
Не выдумывай. Через десять минут – звонок.
АНДРОНОВА
Что-то предлагаешь?
КИРА
За мной охрана уже прикатила. Отец взбесился, что я дважды, как бы, от церберов уходил на встречи с тобой.
АНДРОНОВА
Он знает про меня?
КИРА
Да нет…
АНДРОНОВА
Тяжело быть богатым отпрыском, лишний раз не спрыснешь с глаз.
КИРА
Ничего, Андронова, наверстаем.
АНДРОНОВА
В каком смысле?
КИРА
В прямом и самом, как бы, плотном. Отец на днях в загранку на месяц сваливает, а мать – не стена, отодвинем, как бы. Если хочешь, покувыркаемся по полной.
АНДРОНОВА
В смысле секса?
КИРА
В смысле любви, если не возражаешь.
АНДРОНОВА
Правда?
КИРА
А что, зря я саму Захарову, что ли, бросал… ради, как бы, тебя же.
АНДРОНОВА
Поцелуй…
КИРА
Не сейчас. Времени – в обрез, а настоящий поцелуй – вопрос серьёзный, его нельзя впопыхах, на скорую руку…
АНДРОНОВА
Рука в поцелуе не при чём.
КИРА
Ещё как при чём. Особенно, как бы, при настоящем поцелуе…
АНДРОНОВА
Чего звал?
КИРА
Ты меня расслышала?
АНДРОНОВА
Про руку?
КИРА
Про любовь!
АНДРОНОВА
Посмотрим. Говори скорее, что хотел, не то я сейчас с ума сойду от тебя… Кира! Я за себя не ручаюсь… хочу!
КИРА
Не сейчас… как бы, не здесь.
АНДРОНОВА
Да. Да… да!
КИРА
(подаёт купюры) Вот деньги. Отдашь кирпиченским. Бери, как бы, не парься. Безвозмездная помощь.
АНДРОНОВА
Почему?
КИРА
Мы же с тобой почти совсем уже близкие люди, вот и весь компот. На!
АНДРОНОВА
(взяв купюры) Спасибо.
КИРА
Там – десятка. Пятёру отстегнёшь, вторую – себе, как бы, на шпильки.
АНДРОНОВА
И всё?
КИРА
С деньгами – всё.
АНДРОНОВА
Ты – мой ангел. Правда, любишь?
КИРА
Просил же, - после, как бы… я же тоже не железный.
АНДРОНОВА
Только возвращать мне придётся не кирпиченским, а лабухам. Этой, как её, - Викторовне. Она ж потребовала.
КИРА
Не советую. Отдай лучше тем двоим, что были с Гошарой и ноги сделали. Ты ж сама с Кирпичного Завода, наведёшь справки, кто это были.
АНДРОНОВА
Да я и так примерно в курсе. Только, что же мне с наркошей Викторовной делать…
КИРА
Это потом. Главное сейчас погасить в зародыше войну с кирпиченскими. Крайние-то мы с тобой оказываемся. Ты долг не отдала ни деньгами, ни мной…
АНДРОНОВА
Кира…
КИРА
Не надо объяснений. Я всю ночь не спал, соображал. Там, в лесопарке, из бирюзовцев только мы с тобой были с открытыми лицами, лабухи-то были в масках. Их вообще могут, как бы, не расшифровать. Хотя, конечно, могут выпытать… у тебя. Я ведь, по логике, тоже мог не знать. Да я и не знал. Даже предположить, как бы, не мог, что произойдёт на свидании…
АНДРОНОВА
Я испугалась, Кира! Прости…
КИРА
Да проехали, Андронова, сказал же, всё нормально. Мне пора. Отец точно на физическое воспитание перейдёт, если, как бы, охрана на меня опять пожалуется. Не тяни с кирпиченскими, ты сможешь развести ситуацию, и главное, рассчитайся прямо сейчас.
АНДРОНОВА
Ты прав… прав. Спасибо… я – дура, не вполне догоняла, что происходит…
КИРА
Твои кирпиченки спросят, кто, как бы, непосредственно убивал Гошару.
АНДРОНОВА
Спросят.
КИРА
Надо, как бы, правильно ответить.
АНДРОНОВА
Не понимаю? Мы же знаем, кто…
КИРА
Но они-то не знают. И разбираться со психу, как бы, не станут. Грохнут, на первого, на кого укажут, и успокоятся. И все успокоятся. Ну, отомстят они наркоману, нам-то, что с этого, Андронова, никакого навара.
АНДРОНОВА
Какой навар?
КИРА
Жить хочется, как бы, без проблем и плохих людей, но с тобой. Особенно не люблю, как бы, живых врагов.
АНДРОНОВА
Врагов? Не могу же я назвать, кого-то не их лабухов…
КИРА
А ты и назови, как бы, из них.
АНДРОНОВА
Ты же их не знал никого. Чёрт! Ты хочешь, чтобы я…
КИРА
Чтобы - ты.
АНДРОНОВА
…назвала Захарову!?
КИРА
Аминь.
АНДРОНОВА
Ты её любишь?
КИРА
И я добавлю тебе ещё десятку… нет, двадцатку! Можешь даже всё в карты просадить, я возмещу.
Кира уходит.
АНДРОНОВА
У самого-то каблуки стучат по мозгу. Ты её любишь… Ты её любишь!


КВАРТИРА БОРИ
Прихожая. Звонки в дверь. Из комнат выходит Боря, посмотрев в глазок, отпирает дверь.
Входит Захарова и попадает в объятия Бори.
БОРЯ
Тася…
ЗАХАРОВА
Как давно мы не виделись…
БОРЯ
Сегодня больше не отпущу.
ЗАХАРОВА
Не отпускай. Только нам с тобой надо куда-то скрыться.
БОРЯ
Под одеяло?
ЗАХАРОВА
Нет. Бегом из дому.
БОРЯ
Из-за вчерашнего?
ЗАХАРОВА
По-другому и быть не могло.
БОРЯ
Так срочно?
ЗАХАРОВА
Ну, да…
БОРЯ
Не сию же секунду?
ЗАХАРОВА
Ну, нет…
БОРЯ
Успеем…
ЗАХАРОВА
Ну, да…
БОРЯ
Ты ведь не торопишься?
ЗАХАРОВА
Ну, нет…
БОРЯ
Есть хочешь?
ЗАХАРОВА
Потом! После…
Боря и Захарова целуются…


ОПУШКА
Скорик и Рута играют в «ножички».
РУТА
А у тебя с режиком всё лучше выходит.
СКОРИК
Куда денешься, не захочешь – жизнь заставит.
РУТА
Похоже, со стариком Мустафой занимаешься?
СКОРИК
А кто ещё, как он, так ножами владеет. Мустафа – ас.
РУТА
Теперь - с носа.
СКОРИК
Сейчас - со лба.
РУТА
Мне-то, можно и со лба. Пахитос, сучка, и с лопаток может.
СКОРИК
С лопаток невозможно.
РУТА
Конечно. Но она наверняка может. У неё нож, как часть туловища.
СКОРИК
Она сама туловище, мозгов – ни капли. Сбросить бы гадину, совсем одурела от власти.
РУТА
Согласна. Доведёт она нас. На дуэль не вызовешь, она в этом деле круче всех.
СКОРИК
Попробовать хотя бы исподтишка… приготовить только всё надо, сообразить.
РУТА
Не любит она тебя.
СКОРИК
Я – на стрёме. Всё, хватит трепаться на эту тему… видно будет.
РУТА
Придумала ей погремуху?
СКОРИК
Просила отправить за Гошарой, отследить, если труп ещё не обнаружили. Сказала: не лезь, пусть валяется, найдут и закопают. У меня для Пахитос только имена фашистов выскакивают.
РУТА
А у меня: Пахитос и – всё, хоть тресни.
СКОРИК
Главное, говорит, освидетельствовать криминал, а не хоронить. Чёрт знает, может, и права. Только ведь покушение на жизнь нищего очень любят списывать, как раз, на другого нищего.
Входит Андронова.
РУТА
О-ба-на!? Глядите, кто припёрся! Глазам не верю, Андронова!
АНДРОНОВА
Я долг принесла. Кому отдать?
РУТА
Гошаре!
АНДРОНОВА
Она же, вроде, мёртвая?
РУТА
Отмазаться решила! А не поздно? Вроде, вроде. Так мы тебя можем за Гошарой вслед наладить, в лучшем виде.
СКОРИК
Ну, давай деньги?
АНДРОНОВА
Пахитос отдам.
РУТА
Во как! Она ещё выбирает!
СКОРИК
Ты её знаешь, разве?
АНДРОНОВА
Мне сказали, что она шишку теперь держит. Так?
СКОРИК
Мы передадим.
АНДРОНОВА
Я – лично.
СКОРИК
Рута, скажи Пахитос за Андронову. Пусть решает. Сходишь, или я?
РУТА
Разомнусь. Да вам лучше сразу самим выдвигаться.
СКОРИК
Ты иди…
Рута уходит.
СКОРИК
Дура ты, Андроха. Пришла. И прямо в пасть главаря. Давай, пока не поздно, передам бабки…
АНДРОНОВА
Я – сама.
СКОРИК
Пахитос – баба с норовом, я таких в жизни не встречала.
АНДРОНОВА
Я думаю, раз над вами встала.
СКОРИК
Что-то хочешь ей сообщить?
АНДРОНОВА
Ничего… видно будет.
СКОРИК
Наглая, как понос! Ну, пошли, землячка, авось пронесёт. За мной, Андронова, за мной.


РОЩИЦА
Несколько подростков расположились на пнях, ящиках. Между ними расхаживает Пахитос.
Если Пахитос обращается к кому-либо, то останавливается перед адресатом, который, молча, поднимается, если сидит или лежит, и покорно выслушивает её. Среди подростков – Рута.
ПАХИТОС
Девки, неужели так трудно понять, что впереди каждую ждёт целая жизнь. Зачем вам наркотики, если есть водка? Результат тот же, а бросить, всё-таки, можно. Зачем вам табак, если от него кожа дряхлеет уже к шестнадцати годам? Потом-то, кому нужны будете? И хорош таскаться по шелудивым мужикам! Мало вам невольной заразы в нашем убогом быту? Чужого дерьма решили пособирать по помойкам? Короче, курево и ширево запрещаю. Пьянства со случайными шоферюгами и всякой прочей сволочью, чтоб больше не было. Теперь Коростелёва.
Входят Скорик и Андронова. Рута им кивает утвердительно, мол, доложено. Скорик и Андронова устраиваются в сторонке.
ПАХИТОС
Знаю, что папаша опять ни за что отметелил. Мы его предупреждали, он не понял. С ним проблему не сегодня-завтра решим окончательно. Ты за это должна так же хорошо учиться. Поведение внутри подтяни. Летом отнесёшь документы в медицинский. Финансово, сама знаешь, поможем. Нам, крысам, тоже нужны грамотные фельдшеры, куда денешь бабство-то, некуда. А ты, Травкина, про училище даже думать забудь. Я тебя просила вести себя в школе правильно? Всё, что надо было от тебя, это не бузить и не свинячить. Перевожу тебя в шконки. Всё равно у тебя в мозгах одно гульбище, так хоть навар с этого иметь. Сельцова, Безродная и Коломяга… молодцы. Первенство в ку-до нам очень даже в тему. Получите у кассира премии, я уже распорядилась. И что, Андронова, записываться в наши ряды пришла?
АНДРОНОВА
Нет, я… по другому вопросу.
ПАХИТОС
Ты ж понимаешь, я тебя слушаю только потому, что ты родом из наших. По-другому, тебя, убийцу нашей подруги, уже потрошили бы на костре…
АНДРОНОВА
Я не убивала!
ПАХИТОС
Зато весь сыр-бор из-за тебя. Долги возвращать надо.
АНДРОНОВА
Я принесла! (вынимает купюры)
ПАХИТОС
Не у меня брала, у Гошары. У живой Гошары, Андронова! Ей и надо было возвращать. Пока живая была!
АНДРОНОВА
Так вышло…
ПАХИТОС
Сверчок, прими бабло.
АНДРОНОВА
Пять тысяч. Рублей, конечно.
Одна из подростков берёт у Андроновой деньги, пересчитывает, возвращается на место.
ПАХИТОС
Чуть не забыла. Барабанова, ты у нас круглая сирота, так что, назначаешься на явку с повинной. Там пятеро наших летят. Возьмёшь всё на себя. Года два-три отхватишь, не больше. Физия у тебя сладкая, глазки скорчишь, может, и на условно сойдёт. Но лучше тебе посидеть бы, нам нужны опытные персоны. Сегодня оттягивайся, завтра к обеду ко мне на инструктаж. Что ещё, Андронова?
АНДРОНОВА
Наедине, может?
ПАХИТОС
Я – с тобой!? Ты совсем, чума, оборзела!
АНДРОНОВА
Извини, Пахитос, извини! Хотела просто назвать убийцу Гошары… подумала, мало ли, может, не надо вслух, при всех…
ПАХИТОС
Кто?
АНДРОНОВА
Есть такая… из лабухов. Только что к ним подключилась… Захарова, её фамилия.
РУТА
Ты чего несёшь!?
ПАХИТОС
Помолчи.
РУТА
Она врёт!
ПАХИТОС
Заткнись, - сказано!
АНДРОНОВА
Почему я вру-то…
ПАХИТОС
Почему? Скорик, как думаешь?
СКОРИК
Думаю, решила нашими руками свести счёты с соперницей за пацана.
ПАХИТОС
Это так, Андроха?
АНДРОНОВА
Ну, почему! Я сказала, что видела! А кто, кто по-вашему убивал?
РУТА
Викторовна!
ПАХИТОС
Есть такая у лабухов?
АНДРОНОВА
Там мы все в масках были…
ПАХИТОС
Выходит, Скорик с Рутой разглядели, а ты, среди своих, - нет?
АНДРОНОВА
Я была уверена. Ну, если Викторовна, тогда, конечно, она могла – наркоша.
ПАХИТОС
Обозналась, значит?
АНДРОНОВА
Не знаю… наверное… да, конечно…
ПАХИТОС
Или хотела обмануть?
АНДРОНОВА
Да нет же, нет!
ПАХИТОС
Или права Скорик? Моими руками решить свои проблемы надумала…
АНДРОНОВА
Прости! Прости, Пахитос! С панталыку сбили, не хотела я обманывать…
ПАХИТОС
Заткнись. Кто сбил с панталыку?
СКОРИК
Да, Кира, небось.
АНДРОНОВА
Нет! Нет-нет!
ПАХИТОС
Кто такой?
РУТА
Её парень. Кира. Он же - Кирилл Азарович Тахтамышев. Да-да, сын того самого Тахтамыша.
ПАХИТОС
А ему зачем меня обманывать?
СКОРИК
Так за тем же самым. Он до Андрохи, гулял, как раз, с Захаровой.
ПАХИТОС
Гулял или ходил?
СКОРИК
Скорее, ходил.
ПАХИТОС
Такая классная, что ли, эта Захарова?
СКОРИК
Пацаны западают. Она ещё и песни сочиняет, и поёт здоровски.
РУТА
Америкос и без песен, как я поняла, на неё запал, с первого взгляда.
ПАХИТОС
Америкос?
СКОРИК
Вроде бы…
ПАХИТОС
Почему я не в курсе, что в наших краях нарисовался враг!?
РУТА
Ну, не враг же, живёт себе там…
ПАХИТОС
Сколько раз я объясняла, недоумки, что всё нерусское – это зло! А то русское, что добровольно стало нерусским, - зло двойное, четверное! А зло надо уничтожать. Нас никто не любит в мире, а тут ещё эти предатели Родины. Рванули, гады, за лучшей жизнью, а кто здесь будет строить, как надо? Одна я, что ли! Меня на всю Россию одну не хватит. Короче, про америкоса мне сейчас, чтоб досконально, по полочкам: кто да что, и с чем его едят. Кто?
СКОРИК
Я могу. Сегодня утром принесли информацию…
ПАХИТОС
Пойдём, расскажешь. А эту бросьте пацанам, но не до смерти. Она ещё понадобится.
К Андроновой направляются трое подростков.
АНДРОНОВА
Меня! Нет! Пахитос, не надо! Это Кира меня сбил, я не виновата!
ПАХИТОС
С Тахтамышем воевать я не собираюсь. А за Гошару ты должна ответить.
Пахитос и Скорик уходят.
АНДРОНОВА
Пожалуйста… не надо… ради Бога!
Трое подростков скручивают Андронову и уводят.
Подростки расходятся.


КВАРТИРА БОРИ
Звонки в дверь.
Из спальни выходит заспанный Боря, направляется в прихожую.
Из спальни выбегает Захарова.
ЗАХАРОВА
(сдавлено) Боря! Борис!
БОРИС
Что, родная?
ЗАХАРОВА
Вдруг по наши души? Дай, я гляну. Стой здесь, не двигайся, половицы скрипят у вас, как не знаю, что… Я их навскидку хотя бы могу прикинуть, а ты уже давно не русский.
Захарова уходит в прихожую. Боря замер в ожидании. Возвращается Захарова.
ЗАХАРОВА
Это Кира.
БОРЯ
Не откроешь?
ЗАХАРОВА
Нет. Его могли подослать. Боря, мы проспали целый день! Мы могли упустить время, нас уже могут поджидать внизу.
БОРЯ
Я забыл тебе сказать, что придумал. У соседей напротив сдвоенная квартира, и вторая, которую они купили, находится уже в соседнем подъезде.
ЗАХАРОВА
Класс! А они пустят?
БОРЯ
Который час? Ага, там сейчас взрослые на работе, одни девчонки дома. Им по десять лет, близняшки.
ЗАХАРОВА
Документы, деньги не забудь. Быстро одеваемся и уходим!
БОРЯ
Не хочется из твоих объятий…
ЗАХАРОВА
И мне не хочется. А только ты в опасности.
БОРЯ
Не я, - ты.
ЗАХАРОВА
Оба.
БОРЯ
И что мы решили?
ЗАХАРОВА
Ты – к своим на дачу, я – к своим.
БОРЯ
Разве нельзя придумать, чтобы вместе?
ЗАХАРОВА
Конечно, можно. Только для придумывания надо мозги освободить друг от друга.
БОРЯ
Я так не смогу.
ЗАХАРОВА
И у меня пока не получается. Поэтому надо ненадолго разойтись, чтоб потом навсегда объединиться. Круто сказала?
БОРЯ
Ты у меня совсем крутая…
ЗАХАРОВА
А ты у меня единственный.
БОРЯ
Это правда… я был в шоке!
ЗАХАРОВА
Мне приснилось, что я уезжаю в Штаты. Насовсем.
БОРЯ
Отлично!
ЗАХАРОВА
Боря, мне это приснилось, не больше.
БОРЯ
Больше, Тася, больше! Разве нужно мучится здесь, где невозможно спокойно выйти из подъезда? А там – твои родители… я.
ЗАХАРОВА
Там – свои проблемы.
БОРЯ
Верно. Но они там не смертельные.
ЗАХАРОВА
Всё, все разговоры потом, уходим.!
ЗАХАРОВА И БОРЯ
Уходим… уходим!


КРЫЛЬЦО КЛУБА
Вечер. Кругами ходит Викторовна. Мается, глядя не неё, Жиляева.
ВИКТОРОВНА
Хоть бы кто пожалел…
ЖИЛЯЕВА
Сейчас Андреева ключ принесёт, приляжешь, поспишь…
ВИКТОРОВНА
Ты хоть чуток представляешь, что такое сон наркоши? Это не сон, это не фильм ужасов, это даже не реальное стихийное бедствие. Это ужас. И не надо меня жалеть! Я сама виновата. Это беда – мой сознательный выбор.
ЖИЛЯЕВА
(подхватывает) …в минуту слабости.
ВИКТОРОВНА
Что это меняет. Могла же и не пробовать даже. Ты-то устояла, а всегда рядом была. У нас с тобой такие разные судьбы, сестра! А ведь похожи, как два пожарных ящика. Как же я устала быть наркошей.
ЖИЛЯЕВА
Может, правда, дела в генах? Наши матери – сёстры, из-за этого мы и похожи. А папахены… из-за них мы и разные.
ВИКТОРОВНА
Намекаешь, что мой – глухая пьянь?
ЖИЛЯЕВА
Вылечить бы тебя. Мне за это десять лет своей жизни не жалко!
ВИКТОРОВНА
Почему?
Входит Андреева.
ЖИЛЯЕВА
Вот такая у меня к тебе нежность.
АНДРЕЕВА
Живые?
ВИКТОРОВНА
Ключ от главного входа есть?
АНДРЕЕВА
У Егоркиной, - сейчас придёт.
ВИКТОРОВНА
Меня сейчас всю растрясёт в клочья!
АНДРЕЕВА
Она уже вышла. Домой не ходили?
ВИКТОРОВНА
Ходили. Меня вышвырнули, как паршивую псину. А эта пришибленная за мной ушла. И мне не поможешь, и сама – в дерьме.
ЖИЛЯЕВА
А чего клуб сегодня заперт?
АНДРЕЕВА
Все уехали по огородам. Картошку уже сажают. Хорошо, Егоркина ключ подделала. Ты здесь отлежаться хочешь, или?
ЖИЛЯЕВА
Потом вопросы, Андреева!
ВИКТОРОВНА
Не могу мозги в кучу собрать, рассыпаются… не знаю, что делать.
ЖИЛЯЕВА
Школа - как, не сгорела?
АНДРЕЕВА
Хрен ли ей будет.
ЖИЛЯЕВА
А вообще?
АНДРЕЕВА
Тишина. Еле сдерживаюсь, чтобы в лесопарк не сходить.
ВИКТОРОВНА
Да не нашли труп, не нашли… до сих пор там валяется. Час назад ещё я там была. Никто не заметил.
АНДРЕЕВА
Хоть бы дождь пошёл, что ли…
ЖИЛЯЕВА
Я тоже жду, обещали же. Смыло бы всё.
ВИКТОРОВНА
По душе дожди не ходят… следы остаются…
Входит Егоркина, с пакетом.
ЕГОРКИНА
Мне пацаны такую тему сегодня подсунули – закачаешься! Как нарочно для нас написано. И ещё, девки, мне тётка отвалила целую гору бижутерии, косметики! (трясёт пакетом)
ЖИЛЯЕВА
Задарма?
ЕГОРКИНА
Налетай! А то!
АНДРЕЕВА
Ну, не тут же, не на улице…
ЕГОРКИНА
Так заходим.
ЖИЛЯЕВА
Ну, конечно!
АНДРЕЕВА
Только, чур, начнём не с разбора косметики, а с репетиции…
ЕГОРКИНА
(отпирая замок) Как наши дела, кто-нибудь знает?
АНДРЕЕВА
Ждём дождя. А так всё по-прежнему.
ЕГОРКИНА
Зачем - дождя?
АНДРЕЕВА
Чтобы смыло все наши следы.
Егоркина распахивает дверь. В дверном проёме, со стороны клуба, стоит Пахитос.
ЖИЛЯЕВА
Пошли уже, пошли. Ой… а ты кто?
Егоркина, Андреева, Жиляева и Викторовна в изумлении замирают.
ПАХИТОС
Проверила помещения вашей деревянной пирамиды. Кто из вас бывал в Египте?
ЕГОРКИНА
Я…
ПАХИТОС
Что такое пирамида?
ЕГОРКИНА
Ну… сооружение.
ПАХИТОС
Скорик, что такое пирамида?
Егоркина, Андреева, Жиляева и Викторовна оборачиваются и обнаруживают, что окружены подростками.
Среди них – Рута и Скорик.
СКОРИК
В Египте не бывала, но слышала от знающих людей, что основное предназначение пирамид – это быть гробницей.
ВИКТОРОВНА
Мы – не фараоны!
ПАХИТОС
И мы – обыкновенные местные крысы.
Пахитос спускается с крыльца и отходит к подросткам.
ЖИЛЯЕВА
Что вам нужно!?
ПАХИТОС
Ничего лишнего. Всё должно быть ровно по счетам. Эй, Андроха!
Из заднего ряда подростки выталкивают вперёд Андронову, разбитую, изнеможённую… «пожилую» женщину.
АНДРЕЕВА
Андронова!?
ПАХИТОС
Вряд ли. Мы ещё не придумали, какая у неё теперь фамилия. Она за сегодня столько раз вышла замуж, что не мудрено задуматься. Пусть пока будет просто Андроха. Только вам-то, какое дело, как её будут звать после.
ЕГОРКИНА
После? После чего?
ПАХИТОС
Андроха, кто из них лично убивал Гошару?
АНДРОНОВА
(указав на Викторовну) Она.
ПАХИТОС
Правда?
ЖИЛЯЕВА
Откуда Андронова может знать, там все были в масках!
ПАХИТОС
Я же сказала, она уже не Андронова…
ЖИЛЯЕВА
Не знаю, я её не насиловала!
ПАХИТОС
А кто сказал, что она – жертва насилия? Отнюдь нет. Она – добровольная героиня секса.
ВИКТОРОВНА
Правда. Это я зарезала Гошару. Делай со мной, что хочешь. Только пусть остальные уходят.
ПАХИТОС
Я с тобой ничего не хочу делать. На тебя смотреть-то тошно.
ВИКТОРОВНА
Кто ты?
ПАХИТОС
Старшая сестра Гошары. Заходи в клуб. Там поговорим.
ВИКТОРОВНА
Пожалуйста, отпустите девчат… ради Бога!
ПАХИТОС
Заходи.
Викторовна уходит в клуб.
ПАХИТОС
А вы, девчата, чего ждёте? В клуб!
АНДРЕЕВА
Нет… нет! Я не хочу умирать!
ЕГОРКИНА
Умирать? С чего ты взяла?
ЖИЛЯЕВА
Уроды мы все.
Жиляева уходит в клуб.
ПАХИТОС
Вперёд!
АНДРЕЕВА И ЕГОРКИНА
(наперебой) Нет! Пустите! Гады!
Подростки заталкивают Андрееву и Егоркину в клуб и запирают за ними дверь.
ПАХИТОС
Закладывай. Четвёрка, кому я говорила, кончайте их.
Подростки, обкладывают пучками сена, обливают здание бензином из канистр. Зажигают факелы.
Четверо подростков, достав ножи, идут к клубу.
СКОРИК
Пахитос! Остановись. Подумай ещё. Четвёрка, стойте! Пахитос…
ПАХИТОС
(выхватив нож) Закрой пасть! (четверым) Идите, - сказала! Марш!
Четверо подростков, достав ножи, уходят к клубу.
СКОРИК
Тормозите!
ПАХИТОС
Ты что такое вытворяешь, Скорик?
СКОРИК
Угрохать столько человек… ты не понимаешь, разве, что это?
ПАХИТОС
Что это?
СКОРИК
Ужас. Караул. Катастрофа.
ПАХИТОС
Наш поступок и должен вызвать ужас. Чтоб больше так никому и в бошку не приходило поступать против нас.
СКОРИК
Ты хочешь оставить записку, что это – наших рук дело или вызвать телевидение?
ПАХИТОС
Я найду способ оповестить общественность.
СКОРИК
Ты, Пахитос, не соображаешь совсем! Хочешь натравить на нас и людей, и государство?
Четверо подростков возвращаются из клуба.
Скорик незаметно достаёт нож и прячет за спиной.
ПАХИТОС
Всё, Скорик, поезд уехал.
СКОРИК
Ошалеть.
ПАХИТОС
Встань в сторону, сейчас договорим. Андроша, тебе предоставляется право первой искры.
Подросток подаёт Андроновой факел.
ПАХИТОС
Зажигай!
Андронова, безучастно, подходит к клубу и поджигает сено, - возвращается. Пахитос вонзает нож в спину Андроновой.
ПАХИТОС
Девки, её – туда же.
Подростки забрасывают тело Андроновой в клуб и запирают дверь.
ПАХИТОС
(поигрывая ножом) Придумала мне имя?
СКОРИК
Например: Аугуста.
ПАХИТОС
Нормально. А почему не Августа?
СКОРИК
Действительно.
ПАХИТОС
Красиво, блин! И я ведь точно родилась в августе.
СКОРИК
А ещё так звали римских императоров.
ПАХИТОС
Идём к Захаровой. Её, с мужичком, уберёшь ты, лично. Живи, Скорик, и держи мозги на стрёме, без них ты – не жилец.
СКОРИК
Не жилица. Я – женского рода.
ПАХИТОС
Все мы крысы – женского рода. Нож покажь. Заценить хочу.
СКОРИК
(демонстрирует нож) В руки не дам.
ПАХИТОС
А мне не надо давать, знаешь, я сама всегда возьму. Толковый режик на взгляд. А ещё Аугусто – это Пиночет. Дебилку из меня строишь? Думаешь, не знаю? То есть хочешь подчеркнуть, будто я – фашистка? Ты знаешь, кого обзываешь? У меня оба прадеда погибли на той войне!
СКОРИК
Что толку. Если их правнучка убивает и сжигает людей пачками. Тебя вообще надо назвать Адольфой. И фамилию поменять на Гитлер. Или на Иосифу, по фамилии Сталина. Что выбираешь?
ПАХИТОС
Пока далеко от костра не отошли… проверим твоё перо на вшивость.
Между Скорик и Пахитос завязывается короткая, но яростная дуэль на ножах, в результате которой неожиданно побеждает Скорик: Пахитос падает замертво. Рута проверяет пульс Пахитос.
РУТА
Все возвращаемся на базу и чтоб никаких Захаровых! Хватит трупов, девчонки. Скорик, ау?
СКОРИК
Я победила?
РУТА
Точно. Насмерть.
СКОРИК
Я победила… я победила! Чёрт, знала бы, что так срастётся, не дала бы ей лабухов положить.
РУТА
Жалко, ага. Но как-то, где-то, всё же справедливо.
СКОРИК
Устала. Всё, уводи девок на базу.
РУТА
Ну, крысы, марш… марш по норам, марш!
СКОРИК
Я – не крыса!
РУТА
Ты чего, Скорик, я ж – не тебе…
СКОРИК
Мы все – не крысы. Мы – девки. Я не из-за крыс рисковала жизнью с Пахитос, а из-за девчат. Понятно? Пусть судьба наша – сплошная жесть, но мы девчонки. Жестяные – да, но девчонки!

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования