Общение

Сейчас 555 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

комедия в 2-х действиях

по мотивам повестей Астрид Линдгрен

время действия: Рождественская ночь
место действия: Стокгольм - квартира и крыша

   действующие лица:

МАМА – около 30 лет
ПАПА – около 30 лет
Малыш – 10 лет
Карлсон – сколько угодно лет
1 Вор – 13 лет
2 Вор – 13 лет

   Действие 1
    Картина 1. Квартира Малыша. Пространство выгорожено так, что одновременно представлены: детская, коридор и кухня. Ночь.

Звучит детский хор:
Святая ночь
Сошла на Землю.
Все страхи прочь,
Я свет приемлю –
Чудесный свет с высот пролился,
То Божий Сын, Христос, родился.
Средь звёзд и крыш,
Глядите, дети:
Святой Малыш -
На белом свете -
Спешит ко всем, кто ждал – молился,
Чтоб утром Божий Сын родился.

СЦЕНА 1. В кухне включается свет. Стол ещё не убран; здесь еда и напитки, а главное: горка плюшек. У окна стоят Мама и Папа, они вглядываются в небо.

МАМА. Вижу! Я вижу звезду!
ПАПА. Наконец-то, мамочка. Я было отчаялся.
МАМА. Вифлеемская звезда! Впервые я её увидела, когда была совсем малышкой, а в последний раз в семь лет. С тех пор ни разу. И вот она!
ПАПА. Слава Богу. Теперь можно с лёгким сердцем отправляться спать. А мы ещё не положили подарок нашему Малышу. Идём, милая.
МАМА. Ой, папочка, гляди – Ангел летит!
ПАПА. Мамочка, ты насмотрелась звёзд…
МАМА. Да вот же он, папочка, к нам летит! Я боюсь…
ПАПА. Во-первых, в нашем возрасте Ангелы не летают. Во-вторых, если даже они и полетели, то незачем их бояться. Надо просто, как можно, скорее посетить врача. Господи, Ангел летит!

Мама и Папа отпрянули от окна. За окном парит Карлсон и жестами показывает, чтоб ему открыли окно.

МАМА. Это не Ангел, это мужчина с пропеллером.
ПАПА. Мужчин с пропеллерами не бывает, а вот Ангелы в жизни случаются. Окно открывать будем?
МАМА. Я боюсь. А вдруг это грабитель?
ПАПА. Грабитель, который просит хозяев впустить его в их дом, пограбить?
МАМА. Н-да, вряд ли. Откроешь?
ПАПА. Боюсь, придётся. Хотя в принципе всё, что с нами сейчас происходит, это галлюцинация. Потому что…
МАМА. Потому что…
ПАПА и МАМА (вместе). Этого не может быть!

Папа открывает окно. Сначала ворвалось жужжание пропеллера, потом и Карлсон влетел в кухню.

КАРЛСОН. Прошу прощения, я могу здесь приземлиться, в смысле, приподоконниться? Спасибо. (Встаёт на подоконнике.) С Рождеством! Привет, я - Карлсон. Где тут у вас можно разместить мою зимнюю шляпу?
МАМА и ПАПА (вместе). В коридоре! На вешалке.
КАРЛСОН. Далековато, и неохота вас стеснять. Ничего, пусть полежит на стуле. (Видит накрытый стол.) О, как я благодарен вам, дорогие хозяева, что вы ждали меня с накрытым Рождественским столом! Вот и моторчик забарахлил, слышите? Это он от голода. (Нажимает кнопку на груди, жужжание прекратилось, на спине застывшие лопасти пропеллера.)
МАМА. Я же говорила: мужчина с пропеллером. (Падает в обморок.)
ПАПА (подхватывает Маму). Милая! Что с тобой?
КАРЛСОН. Пустяки, дело житейское, все мы когда-то упадаем в обморок, и больше оттуда не выпадаем. Притом, - никогда.
ПАПА. Так вы не ангел!?
КАРЛСОН. Ещё чего, я намного интереснее. И вообще, не мешайте мне употреблять праздничный ужин в честь моего прилёта. (Усаживается за стол.)
ПАПА. Он не Ангел. (Падает в обморок рядом с Мамой.)
КАРЛСОН. Не, ну, я так не играю. Зато я могу есть. (Поглощает пищу). Спокойствие, только спокойствие. Ангел, не ангел, а Карлсон, который живёт на крыше, на дороге не валяется… и на полу тоже.

Карлсон поёт песню о себе, любимом, в единственном числе во всём мире.

КАРЛСОН. Н-да, зачем же я прилетал сюда? Правильно, чтобы правильно вспомнить, надо вернуться в то место, откуда сюда прилетел. А прилетел я, помнится, из дому. (Взял давно примеченный мешочек, сложил в него оставшиеся продукты и напитки.) Полный мешочек плюшек! Ну, ребята, вы тут отдыхайте, а мне пора отчаливать. (На подоконнике.) Не переживайте, в Рождественскую ночь ещё никто не умирал. Во всяком случае, я такого не припомню. (Улетает.)

Мама и Папа, одновременно, очнулись, привстали.

МАМА. Папочка, что это было?
ПАПА. Сон, мамочка, чудесный сон.

На подоконник взлетает Карлсон, с мешочком, жуёт плюшку.

КАРЛСОН. Кончено, чудесный, кто бы спорил.
МАМА и ПАПА (глядят друг на друга, вместе). Что!?
КАРЛСОН. Спокойствие, только спокойствие. Я, говорю, извините, шляпу мою забыл. (Спрыгивает с подоконника.) Зимами летать без шляпы неуютно, может уши просквозить, притом насквозь.
МАМА и ПАПА (оглянулись на Карлсона). О, Боже! (Падают в обморок.)
КАРЛСОН. А что тут скажешь, конечно «о, Боже», если на всем белом свете Рождественская ночь. (Проходит к столу, надевает шляпу.) Опять в обмороке? Не, ну, я так не играю! Нельзя уж и собственную шляпу в гостях забыть, как хозяева лишаются сознания. Зато есть плюшки. Обмороки – это пустяки, дело житейское. Ну, что за люди эти взрослые, падают в обморок прямо на пол. Хорошо, если пол предварительно вымыт. А спать надо не на полу, в кухне а в спальне, в кровати. Зря, разве, мудрецы мучились - придумывали постель? Ох, беда с этими взрослыми, они так мало ценят радости жизни. (Достал очередную плюшку.) Это ничего, что я решил прихватить плюшки с собой? Вы ведь всё равно их приготовили для встречи Рождества с Карлсоном, то есть со мной. Что? Молчание – знак согласия; очень корректно с вашей стороны. Привет! (Улетает.)

Мама и Папа, одновременно, очнулись, привстали.

МАМА. Папочка, что это было?
ПАПА. Сон, мамочка, чудесный сон.
МАМА и ПАПА (глядят друг на друга, вместе). Что!? (Оглянулись на подоконник.) О, Боже… никого.
МАМА. Мы пили только крюшон, милый?
ПАПА. Тебе виднее, ты сама наливала.
МАМА. А кто убрал со стола?
ПАПА. Ну, уж не я, отвечаю.
МАМА. Ты точно уверен, что к нам не прилетало никакого пропеллера?
ПАПА. Я точно уверен в одном, пора спать. И немедленно. Рождественская ночь для нормального человека – нелёгкое испытание, с возрастом.
МАМА. Не знаю, как ты, а я ещё молода и нарядна!
ПАПА. Не спорю. Есть предложение: подняться с пола. Как?
МАМА. Неожиданно. Вставай, и подай мне руку.
ПАПА (поднялся, подал руку Маме). Прошу, мамочка.
МАМА. Ах, папочка, как приятно вспомнить тебя юным кавалером! (Принимает руку, поднимается.)
ПАПА и МАМА (вместе). Никого? (Огляделись.)
МАМА. И ничего не было?
ПАПА. Думаю, ничего, кроме звёзд и Рождества. И нашей взаимной любви.
МАМА. Слава Богу. Спать, спать… спать!
ПАПА. Осталось одно, самое важное дело, мамочка.
МАМА. Подарок Малышу! Папочка, может быть, утром отдадим, когда рассветёт? Ведь мы не можем включить свет, Малыш проснётся. А я боюсь ходить без света.
ПАПА. Рождественский подарок должен быть вручён традиционно: тихо и незаметно, то есть ночью. Хочешь, я войду к Малышу один.
МАМА. Нет, я с тобой! Погибать – так вместе с подарком.

Мама и Папа поют песню о том, что родители нужны детям исключительно ради того, чтобы получать подарки.

МАМА. Мне зябко очень.
ПАПА. Ещё бы, окно-то открыто.
МАМА. Так закрой!
ПАПА (закрывает окно). Где подарок?
МАМА. Я вынесла в прихожую.
ПАПА. Идём?
МАМА. Идём?
ПАПА и МАМА (вместе). Идём! (Уходят.)

Из дверного проёма появляется рука Мамы, затем появляется рука Папы; обе шарят по стенке. Одновременно, нашаривают выключатель. Свет гаснет.

СЦЕНА 2. Прихожая. Включается свет. На пороге кухни стоят Мама и Папа, их правые руки, одновременно, на выключателе.
МАМА (с закрытыми глазами). Здесь никого и ничего не летает?
ПАПА (с закрытыми глазами). А тебе ничего не видно?
МАМА. Ты тоже с зажмуренными глазами?
ПАПА. И ты?
МАМА. Кто первым разожмуриться?
ПАПА. Знаешь, я так устал, что у меня глаза совсем устали. Давай, я немного ещё пожмурюсь, ладно?
МАМА. Конечно, милый, я тоже никуда не тороплюсь.

Из комнаты Малыша пятятся оба Вора, в масках. Они замерли на пороге.

1 ВОР. Ты включал свет в прихожей?
2 ВОР. Я же вор, а не электрик.
1 ВОР. И я не электрик. А свет-то горит?
2 ВОР. Здесь кто-то есть. Чур, ты первым поворачиваешься.
1 ВОР. Только вместе, или никто, и никогда.
2 ВОР. На счёт «три».
1 и 2 ВОРЫ (вместе). Раз…
МАМА. Папочка, а кто у нас разговаривает?
1 и 2 ВОРЫ (вместе). Два…
ПАПА. Сейчас, разберёмся. Надо только раскрыть глаза…
1 и 2 ВОРЫ (вместе). Три…
ПАПА и МАМА (открывают глаза, вместе). Воры!
1 и 2 ВОРЫ (вместе). Бежим! (Бегут к дверям, на выход.)

Распахивается дверь. На пороге – Карлсон, с мешочком плюшек.

КАРЛСОН. Извините, тут дверь была открыта. Я вот, что, собственно,  прилетал-то, вспомнил. (Ворам). А вы, кто?
1 ВОР. Мы – воры.
2 ВОР. А ты, кто?
КАРЛСОН. Кто-кто, не видно, что ли? (Нажимает кнопку, взлетает.) Полицейский с вертолётом. (Изображает сирену.)
МАМА. Опять он, мужчина с пропеллером!
КАРЛСОН. В самом расцвете сил.
ПАПА. Значит, то был не сон?
КАРЛСОН. Конечно, не сон, зато какой чудесный не сон!
МАМА и ПАПА (вместе). О, Боже. (Падают в обморок.)
КАРЛСОН. Опять? Как это негостеприимно, в конце концов. (Достаёт плюшку.) Ну, а вы, чего обомлели? Одно из трёх: или убегаем, или в обморок падаем, или как?

Оба Вора падают в обморок.

КАРЛСОН (жуёт плюшку). Не, ну, я так не играю.

Из комнаты выходит Малыш.

МАЛЫШ. Что тут за шум?
КАРЛСОН. Привет, Малыш. А я – Карлсон.
МАЛЫШ. Привет, Карлсон. Ой, мама… папа! (Бросается к ним.) Что с ними?
КАРЛСОН. Как всегда, в обмороке.
МАЛЫШ. Они живы?
КАРЛСОН. Сейчас измерим пульс. Ты точно не помнишь, где это?
МАЛЫШ. Не-а. Ой, а ты с пропеллером?
КАРЛСОН. Спокойствие, только спокойствие! А-то и ты сейчас грохнешься в обморок, а я никак не вспомню, где у родителей располагается пульс. У меня, например, в желудке. А ты, почему ещё не в обмороке?
МАЛЫШ. А почему я должен падать в обморок?
КАРЛСОН. Ну, у меня же пропеллер! Это же так странно! Или нет?
МАЛЫШ. Ну, пропеллер, и что? Мало ли, у кого - чего. Хотя пропеллер – это так здорово! Привет, Карлсон.
КАРЛСОН. Привет, Малыш. Бери подарок и пошли к тебе в комнату, распечатаем!
МАЛЫШ. Во-первых, мои мама и папа внезапно заболели, как же я их оставлю. Во-вторых, нехорошо воровать, тем более вещь, которую тебе всё равно подарят.
КАРЛСОН. А в-третьих?
МАЛЫШ. В-третьих?
КАРЛСОН. Ну, всегда должно быть, как минимум, в-третьих.
МАЛЫШ. А «во-первых» и «во-вторых» мало?
КАРЛСОН. Ну, немало, конечно, но недостаточно.
МАЛЫШ. Тогда, в-третьих, я пойду в кухню, принесу оттуда воды в стакане и обрызгаю маму с папой.
КАРЛСОН. Как священник – святой водой?
МАЛЫШ. Не знаю. Просто я в телевизоре видел, что так в чувство приводят.
КАРЛСОН. В чувство – хорошо. Но, по-моему, прежде, чем приводить в чувство родителей, надо решить, что это будет за чувство. Притом, решение во многом должно зависеть от того, что родители решили тебе подарить на Рождество. Посмотрим?
МАЛЫШ. Я же сказал «нет». Воров ведь тоже надо очнуть. Их судьбу имеет право решить только суд. Извини, мне пора за водой. (Уходит в кухню.)
КАРЛСОН. А мне вода не нравится, не люблю, когда брызги разлетаются по мне. Так-так-так, а теперь о главном: победитель должен получить трофей! (Подбегает к Ворам, снимает с них маски.) Ой, какие соплячки, совсем дети. Несчастненькие, как же вам не повезло, не повстречали в жизни Карлсона. Ведь это я, Карлсон, должен вместо вас шалить и озорничать. Самим пришлось, а ведь проказничать уметь надо. Или родиться проказником. (Осматривает их карманы.) Как мало карманов берут воры, когда идут на дело… и те пустые! Стоп, а это – что? (Вынимает из кармана сложенный лист бумаги.) Вот он! Тот самый список! Всё, спите спокойно, господа воры, больше вам сегодня уже не поворовать. А я, с чувством выполненного долга, а так же с чувством собственного достоинства, удаляюсь к себе доедать Рождественские плюшки. (Жуёт плюшку.) Привет! (Улетает.)

Оба Вора, одновременно, очнулись. Тут же, одновременно, очнулись Мама и Папа. Все замерли. Пауза. Из кухни выходит Малыш, с двумя стаканами воды.

МАЛЫШ. Все уже очнулись? Тогда, может, вы просто водички попьёте, а?
1 ВОР. Ходу! (Убегает.)
2 ВОР. Полный атас! (Убегает.)
МАЛЫШ. А где Карлсон?
ПАПА. Какой Карлсон, Малыш?
МАЛЫШ. С пропеллером!
МАМА. О, Боже…
ПАПА. Мамочка, держись. Давай, больше не будем падать в обморок?
МАМА. Но почему, если мне хочется?
ПАПА. Ты же видела, мы с тобой настоящее ограбление пропадали!
МАМА. Папочка! Нас обокрали!
ПАПА. Мамочка, я уже запираю дверь. (Запирает входную дверь.)
МАМА. Воры выходили из комнаты Малыша! Малыш, тебя обидели?
МАЛЫШ. Я спал.
МАМА. Обокрали?
МАЛЫШ. Я спал! А где Карлсон?
МАМА. Не знаю никакого Карлсона, пусть себе летает, где хочет! Папочка, мы обязаны проверить комнату Малыша. Хотя, что там можно украсть?
ПАПА. Нам надо срочно проверить ценности и деньги!
МАМА. Ты – в спальную, я – в гостиную!

Мама и Папа бегут к дверям разных комнат.

МАЛЫШ. Мама! Папа! А я?
ПАПА. А ты, сынок, ложись спать. Мы к тебе ещё заглянем. (Уходит.)
МАМА. С подарком, Малыш. С подарком! (Уходит.)

Открывается дверь комнаты Малыша. На пороге – Карлсон.

КАРЛСОН. Ну, что ты застыл, как будто в школе, у доски? Заходи, я же жду!
МАЛЫШ. Карлсон! А я думал, ты улетел!
КАРЛСОН. И не уговаривай, всё равно останусь.
МАЛЫШ. Привет, Карлсон.
КАРЛСОН. Привет, Малыш. Зайдёшь ко мне в гости, в свою комнату?
МАЛЫШ. Спасибо. Только подарок я не заберу.
КАРЛСОН. Почему?
МАЛЫШ. Потому что мне его ещё не подарили.
КАРЛСОН. Ты, что ли, в школу не ходишь?
МАЛЫШ. Хожу.
КАРЛСОН. Тогда ты должен знать, что так нельзя выражаться.
МАЛЫШ. Разве я выражаюсь?
КАРЛСОН. Конечно. Ты сказал «подарок не заберу, потому что мне его ещё не подарили». Ты только вслушайся в свою вопиющую безграмотность: «подарок не подарили»! Как так можно? Если  сказано «подарок», значит, вот вещь, которую ты не покупал и не крал, а тебе её преподнесли безвозмездно, от души. Понимаешь? Зачем же, если ты сказал «подарок», ты ещё добавляешь, что тебе его подарили? Оно же и так понятно, что подарок преподнесли не мне!
МАЛЫШ. Карлсон, а ты на самом деле такой зануда?
КАРЛСОН. Кто? Я! Не, ну, я так не играю. Мне уйти или просто улететь?
МАЛЫШ. Нет-нет! Оставайся! Пожалуйста!
КАРЛСОН. Спасибо. Ты заходи, Малыш, пожалуйста.
МАЛЫШ. Спасибо. Так я, всё-таки, без подарка, ничего?
КАРЛСОН. Ничего. Пустяки, дело житейское. Я сам себе такой подарок! И тебе, Малыш, - тоже, можешь не сомневаться. Главное, спокойствие, только спокойствие.

Карлсон уходит в комнату Малыша. Малыш – за ним. На пороге Малыш щёлкнул выключатель, и свет в прихожей погас.

СЦЕНА 3. Комната Малыша. Включается свет. Карлсон и Малыш.

МАЛЫШ. Ты влетел в окно? Но почему оно открыто?
КАРЛСОН. Потому что его вскрывали воры. Ну, не воровать же им через дверь.
МАЛЫШ. Лучше им вообще не воровать. Холодно. Закрою окно?
КАРЛСОН. Подожди, сначала проведём тест на нашу совместимость в твоей комнате. Во что мы будем играть?
МАЛЫШ. Дорогой Карлсон, ты меня, конечно, прости, но сейчас ночь.
КАРЛСОН. Рождественская! Многопозволительная!
МАЛЫШ. Я договорю: у нас есть соседи, и они ночью спят. Ты можешь гарантировать, что мы будем играть без шума?
КАРЛСОН. Кто? Я! Нет. А ты?
МАЛЫШ. Тоже нет. И мне грустно. Ничего, дождёмся утра, и тогда наиграемся!
КАРЛСОН. Ждать утра? Нет, я так не играю. Всё, пока. И не забудь закрыть за мной окно. Да, у меня есть лист бумаги! (Показывает лист из кармана Вора.) Интересно?
МАЛЫШ. Да, да! Что там?
КАРЛСОН. Не скажу. Жди утра. Если я ещё прилечу к тебе. Пока. (Улетает.)
МАЛЫШ (бежит к окну). Карлсон! Карлсон! Ох, уж эти мне соседи, так же можно остаться совсем одному, без друзей… без Карлсона! Эх. (Закрывает окно.)

Малыш поёт о том, как непросто обрести настоящего друга и вообще, о трудном детстве всех малышей мира, которым приходится каждый вечер и каждую ночь только и делать, что ждать утра, когда можно будет играть с друзьями, если, конечно, они есть.
В окне появляется Карлсон, стучится.

МАЛЫШ (оборачивается к окну). Карлсон! (Бежит к окну, открывает.) Ты вернулся, Карлсон!
КАРЛСОН. Я не просто Карлсон, я дорогой Карлсон.
МАЛЫШ. Дорогой Карлсон!
КАРЛСОН. А бабушка мне говорит: «Карлсончик, дорогой!»
МАЛЫШ. У тебя есть бабушка?
КАРЛСОН. Причём здесь моя бабушка, если мы с тобой незнакомы?
МАЛЫШ. Как же?
КАРЛСОН. Глупый мальчишка. Надо же как-то занять время до утра. Представим, что мы незнакомы.
МАЛЫШ. Но мы же знакомы…
КАРЛСОН. Ты – нормальный пацан или полицейский следователь?
МАЛЫШ. Я просто Малыш.
КАРЛСОН. Тогда давай играть или я опять улечу, насовсем.
МАЛЫШ. Давай! Давай играть!
КАРЛСОН. Итак, я подлетаю к твоему окну. Уже подлетел. Стучу в окно…
МАЛЫШ. Уже постучал, а я уже открыл.
КАРЛСОН. Кстати, зачем ты закрыл окно?
МАЛЫШ. Но ты же сам сказал!
КАРЛСОН. Мало ли, что я сказал. Ладно, на первый раз прощаю. Итак, вот, мы увиделись с тобой в первый раз. Привет! Можно мне здесь на минуточку приземлиться, в смысле приподоконниться?
МАЛЫШ. Да-да, пожалуйста. А что, трудно вот так летать?
КАРЛСОН. Мне – ни капельки. Потому что я лучший в мире летун! Но я не советовал бы увальню, похожему на мешок с сеном, подражать мне. Как тебя зовут?
МАЛЫШ. Малыш. Хотя по-настоящему меня зовут Сванте Свантесон.
КАРЛСОН. А меня, как это ни странно, зовут Карлсон. Просто Карлсон, и всё. Привет, Малыш!
МАЛЫШ. Привет, Карлсон!
КАРЛСОН. Сколько тебе лет?
МАЛЫШ. Семь.
КАРЛСОН. Отлично, продолжим разговор.
МАЛЫШ. А тебе сколько лет?
КАРЛСОН. Сколько мне лет? Я мужчина в самом расцвете сил! Больше я тебе ничего не могу сказать.
МАЛЫШ. А в каком возрасте бывает расцвет сил?
КАРЛСОН. В любом. В любом, во всяком случае, когда речь идёт обо мне. Я красивый, умный и в меру упитанный мужчина в самом расцвете сил! Ой, кто-то идёт. Малыш, меня нет. (Улетает под кровать.)

Дверь открывается, входят Мама и Папа, с подарком в руках.

ПАПА. Сынок, ты ещё не спишь? А мы вот, подарок принесли положить, Санта Клаус просил передать.
МАМА. Что ты хочешь от ребёнка, пережившего вооружённое нападение.
ПАПА. Ну, вооружённого ничего не было, и нападения я не заметил. Падения – да, были. Банальное квартирное воровство.
МАМА. Воровство, может быть, и банальное, но сын у нас не банальный, а родной! Надо же, папочка, проникнуться сочувствием к ребёнку.
ПАПА. Вот, что, милая, хочу я тебе сказать…
МАМА. Знаю наперёд, милый, что ты хочешь мне сказать…
ПАПА. На твоём месте, при ребёнке, я не стал бы…
МАМА. А на твоём месте я не стала бы прикрываться ребёнком…
МАЛЫШ. Дорогие родители! Давайте, я сейчас лягу в постель и сделаю вид, что сплю. Потом-то я обязательно усну на самом деле. В это время вы положите под кровать подарок… ой! Нет, под кровать не надо, там занято. Положите… на стол! Только вы, пожалуйста, не ссорьтесь, ладно? Ссора родителям так не идёт!
МАМА. Малыш! Ты, как всегда, прав!
ПАПА. А мне интересно, почему это под кроватью занято?
МАМА. Перестань, папочка! Там наверняка прячется этот мужчина с пропеллером. А мы же договорились, что его нет.
КАРЛСОН (выскакивает). Как это нет!
МАМА. Договорились!?
ПАПА. Договорились. И вот я кладу подарок на стол.
КАРЛСОН. Не, ну, я так не играю. Во-первых, место под кроватью уже свободно, во-вторых, надо выключить свет, кто ж подкладывает детям рождественские подарки при полном свете!
ПАПА. Согласен.
МАМА. Кого ты слушаешь! Его же нет!
ПАПА. Конечно, его нет, но говорит он правильно.
КАРЛСОН. Я вообще могу улететь, только давайте уже разбирайтесь с подарком поскорее. Ничего, Малыш, ещё увидимся. Спокойной всем ночи! (Улетает в окно.)
МАЛЫШ. Карлсон!
МАМА. Слава Богу. Мало того, что его не было, так он ещё и улетел.
ПАПА. Чудеса. А что делать, - Рождественская ночь на белом свете!
МАМА. Ну, Малыш, всё будет хорошо. Ложись.
ПАПА. А я выключу электричество.
МАМА и ПАПА. И спать, спать, спать…
МАЛЫШ. Только не закрывайте окно!
МАМА. Придётся. На улице зима, Малыш.
ПАПА. А у тебя нет зимней шляпы, как у этого Карлсона. Надо купить. (Закрывает окно.) Не волнуйся, сын, утром всё будет правильно… светло и счастливо.

Малыш укладывается в постель. Мама подоткнула одеяло, поцеловала Малыша. Папа положил на стул подарок.

МАЛЫШ. А как там с ограблением, что-то пропало?
ПАПА и МАМА (вместе). Ничего. Спи… спи, спи.

Родители, одновременно, щёлкнули выключатель и ушли. Темно. Пауза.

ГОЛОС КАРЛСОНА. Интересно, что там за подарок?
ГОЛОС МАЛЫША. Карлсон!
ГОЛОС КАРЛСОНА. Спокойствие, только спокойствие.
ГОЛОС МАЛЫША. Я открою окно!
ГОЛОС КАРЛСОНА. Давно пора. Только свет не включай. У меня есть фонарь! Старинный, керосиновый.

Включается фонарь. В свете – Карлсон, с головой в форточке, и Малыш.

МАЛЫШ. Я так по тебе уже соскучился! (Открывает окно.)
КАРЛСОН (влетает в комнату). Подарок глядеть будем?
МАЛЫШ. Нельзя до утра, ты же знаешь.
КАРЛСОН. Ты неправильный мальчишка. Но тебе повезло, потому что есть я, самый правильный в мире Карлсон. Одевайся потеплее, летим на крышу!
МАЛЫШ. На крышу?
КАРЛСОН. Какой ты глупый, ну, конечно на крышу, потому что я – Карлсон, который живёт на крыше! Летишь?
МАЛЫШ. Уже, уже! (Одевается.)
КАРЛСОН. Всё, я передумал. Можешь не одеваться.
МАЛЫШ. Почему?
КАРЛСОН. Потому что несправедливо! Я для тебя – всё, даже готов показать свой замечательный домик на крыше, а ты? Ничего. У меня даже ваши плюшки кончились.
МАЛЫШ. Что же могу для тебя сделать?
КАРЛСОН. Развернуть упаковку и показать, что там за подарок!
МАЛЫШ. Но мы же договорились!
КАРЛСОН. Это ты со мной договорился, а я с тобой не договаривался. Ты мне друг или кто?
МАЛЫШ. Друг!
КАРЛСОН. Тогда не понимаю, в чём проблема? Распаковывай! Или, давай, я распакую сам! А ты, как будто не при чём.
МАЛЫШ. Ну, да! Я же, как будто сплю?
КАРЛСОН. Ага?
МАЛЫШ. Ага! Электричество включить?
КАРЛСОН. Не надо, для подарка фонаря хватит. (Ставит подарок на стол, распаковывает.) Ух, ты!
МАЛЫШ. Паровая машина! Как я просил… замечательные у меня родители.
КАРЛСОН. Давай, запустим. Я лучший в мире специалист по паровым машинам! (Хватает бутылку с денатуратом, которая стоит рядом с машиной, наполняет маленькую спиртовку, зажигает фитиль.)

На столе загорается голубое пламя пролитого денатурата.

МАЛЫШ. Ой, горит!
КАРЛСОН. Спокойствие, только спокойствие!
МАЛЫШ (тряпкой прибивает пламя). Погляди, как испортилась полка! Что теперь скажет мама?
КАРЛСОН. Пустяки, дело житейское! Всего лишь несколько крошечных пятнышек. Так и передай своей маме. (Опустился на колени перед машиной.) Сейчас она начнёт работать! (Машина завелась.) Я должен проверить предохранительный клапан. (Крутит ручку.) Когда их не проверяешь предохранительный клапан, случаются аварии.
МАЛЫШ. Едет! Она едет!
КАРЛСОН. Я лучший в мире проверяльщик предохранительных клапанов!

Машина едет всё быстрее, быстрее, быстрее. Машина взрывается.

МАЛЫШ. Моя машина…
КАРЛСОН. Она взорвалась! Честно слово, взорвалась!
МАЛЫШ. Моя паровая машина…
КАРЛСОН. Какой грохот! Здорово!
МАЛЫШ. Моя паровая машина развалилась на куски.
КАРЛСОН. Пустяки, дело житейское! Так и передай своему папе. Я тебе дам ещё лучшую машину. У меня там, наверху, несколько тысяч паровых машин.
МАЛЫШ. Правда?
КАРЛСОН. Ну, ясное дело. Мотор что-то барахлит. Надо залететь в мастерскую, чтобы его смазали. Конечно, я и сам мог бы, да беда, нет времени. Думаю, что я, всё-таки, полетел в мастерскую.
МАЛЫШ. Какая может быть мастерская ночью?
КАРЛСОН. А ещё у меня есть список! Я совсем про него забыл. Да-да, список. Спокойствие, только спокойствие. (Берёт фонарь.) Фонарь, согласись, мой. (Вылетает в окно.)
МАЛЫШ. Куда ты?!

В комнату вбегают Мама и Папа, включается свет. Пауза.

ПАПА. А всё-таки этот проказник, с пропеллером, существует.
МАМА. Малыш! Ты цел?
МАЛЫШ. Спасибо за подарок. Так уж вышло. А Карлсон существует, он обещал мне дать такую же машину!
МАМА. И где же он, твой Карлсон?
МАЛЫШ. Улетел.
ПАПА. Надеюсь, навсегда. (Закрывает окно.) Мы сегодня будем спать или нет!?
МАМА. Всё-всё-всё. Хватит на сегодня. Забирай остатки подарка, папочка, а утром я здесь всё приберу.
ПАПА (собирает хлам). Не расстраивайся, сынок, подарка, конечно, нет, но он же был, ты его видел и даже запустил.
МАЛЫШ. Я его не трогал…
МАМА. Мы купим новую машину!
МАЛЫШ. Ночью игрушки не продают. И моё Рождественское утро я встречу без подарка. Ничего, переживу. Спокойной ночи. (Ложится в постель, закрывается одеялом.)
МАМА и ПАПА (вместе). Спокойной ночи, Малыш. (Уходят, одновременно щёлкнув выключателем.)
ГОЛОС КАРЛСОНА. Зато все живы - здоровы. Малыш, ты спишь? Нет, конечно, ты можешь обижаться, но согласись, взрыв был замечательный, самый пиротехнический взрыв в мире! В домашних условиях.
ГОЛОС МАЛЫША. Это – да…
ГОЛОС КАРЛСОНА. Так что, летим ко мне на крышу? У меня есть один список…
ГОЛОС МАЛЫША. Летим!
ГОЛОС КАРЛСОНА. Собирайся.
ГОЛОСА КАРЛСОНА и МАЛЫША. Ура! (Включается фонарь.) Рождественская ночь продолжается!

    Действие 2
    Картина 2. Ночь. Звёздное зимнее небо. Крыша. Пространство делят печные трубы. К одной из труб «притулился» небольшой настоящий домик. Далее, через несколько труб от домика, виднеется мансарда с окном, без света.

СЦЕНА 4. Влетает Карлсон, с Малышом в руках, а Малыш держит фонарь.

КАРЛСОН. Осторожно, мягкая посадка!
МАЛЫШ. Здорово!
КАРЛСОН. Стой здесь и жди. Я - сейчас. Слетать надо.
МАЛЫШ. Куда ты?
КАРЛСОН. У меня пустая сумка! Должен же я чем-то встречать дорогого гостя в праздничную ночь?
МАЛЫШ. А куда ты, в супермаркет?
КАРЛСОН. Нет, там очень неучтивые служащие, они за всё берут деньги.
МАЛЫШ. Тогда, куда же ты полетишь?
КАРЛСОН. Что значит «куда»? Кто у меня будет в гостях?
МАЛЫШ. Я.
КАРЛСОН. Вот к тебе домой я и слетаю. К тому же, окно вашей кухне заперто не на щеколду, я уже проверил.
МАЛЫШ. А что же я здесь буду один мёрзнуть?
КАРЛСОН. Ну, не зайдёшь же ты в дом, в котором нет хозяина?
МАЛЫШ. Не зайду. Но ты же зайдёшь в кухню, в которой нет хозяйки?
КАРЛСОН. Как это нет, когда она есть, только она не в кухне, а в спальне. Я-то здесь не при чём, согласись!
МАЛЫШ. Согласен. Только мне скучно одному.
КАРЛСОН. А ты не скучай. Послушай хор Ангелов.
МАЛЫШ. Здесь, на крыше, живёт хор Ангелов!?
КАРЛСОН. Здесь, на крыше, живёт Карлсон – это я. Но здесь, в Рождественскую ночь, живут звуки хора Ангелов. В общем, слушай. Всё, жди. (Улетает.)

Малыш присел на крылечко домика и задремал под песню.
Хор поёт:

Святая ночь
Сошла на Землю.
Все страхи прочь,
Я свет приемлю –
Чудесный свет с высот пролился,
То Божий Сын, Христос, родился.
Средь звёзд и крыш,
Глядите, дети:
Святой Малыш -
На белом свете -
Спешит ко всем, кто ждал – молился,
Чтоб утром Божий Сын родился.

После песни входят 1 и 2 Воры. Оба сгибаются под тяжестью мешков. Они не замечают за трубой домика, тем более, Малыша, который спит на крылечке.

1 ВОР. Отдохнём.
2 ВОР. Да осталось-то до мансарды две крыши.
1 ВОР. Переутруждаться не стоит никогда.
2 ВОР. Переутрудишься с тобой, как же. Могли бы до утра ещё столько же наворовать, если бы ты не потерял список.
1 ВОР. Не ворчи, хватит и этого.
2 ВОР. Нет, всё, с Нового Года я буду главарём шайки.
1 ВОР. Где ты видишь шайку-то!
2 ВОР. Вот и я говорю, из тебя атаман не получился, даже шайки нет. А у меня будет! Главное, назначить руководителя проекта, и дать правильное название, тогда всё срастётся. Не спорь!
1 ВОР. Если ты будешь на меня наезжать…
2 ВОР. Наезжать!? Ты хочешь сказать, что я - трактор? Обзываешься!?
1 ВОР. Нет, ты - не трактор, ты – старые, рассохшиеся, деревенские салазки!
2 ВОР. Кто «салага», я!?
1 ВОР. Да не «салага», я сказал, а салазки. Понял? Салазки – это санки.
2 ВОР. Всё равно обидно. Поэтому я тебя сейчас стану бить.
1 ВОР. Ну, что ж, а я буду отбиваться. Посмотрим, кто из нас боец.
2 ВОР. И смотреть нечего, лучше сразу падай и сдавайся.
1 ВОР. Смешно слушать!
1 и 2 ВОРЫ (вместе). Погнали наши городских!

Воры принимают бойцовские стойки, и происходит рукопашная. Малыш проснулся, наблюдает из-за трубы. Воры падают от усталости.

1 ВОР. И кто у нас из нас, двоих, победил?
2 ВОР. Никто. В драках всегда побеждает третий.
1 ВОР. И кто у нас третий?
2 ВОР. Тот, кто не дрался.
1 ВОР. И кто у нас не дрался?
2 ВОР. Сама драка.
1 ВОР. Если из двоих побеждает третий, а третий – это драка…
2 ВОР. Значит, победила драка.
1 ВОР. Согласен. А когда ты успел так поумнеть?
2 ВОР. Тогда, когда ты командовал.
1 ВОР. Да, у тебя было время. Когда командуешь, умнеть некогда. Давай, меняемся местами: ты – руководитель, я – шайка. По рукам?
2 ВОР. Ну, что ж, слишком умным тоже быть непросто, пора мне немного остановиться в развитии и отдохнуть. Согласен. По рукам.

Воры скрепляют решение рукопожатием.

1 ВОР. А мешки-то надо тащить.
2 ВОР. Да. Ну, командуй.
1 ВОР. Ну, уж нет, нашёл дурака! Теперь ты – командир.
2 ВОР. Да? Да… да. Тогда встали и пошли.
ВОРЫ (встают, взваливают мешки; вместе). Пошли! (Уходят.)
МАЛЫШ (выходит из-за трубы). Не хочу быть вором. Глупое занятие – драться с товарищем за то, чтобы стать глупее его. И вообще, я замёрз. Где же Карлсон? Прилетай скорее, Карлсончик, дорогой!

Прилетает Карлсон, с полными сумками в руках.

КАРЛСОН. Привет, Малыш!
МАЛЫШ. Привет, Карлсон!
КАРЛСОН. Думаю, нам с тобой этого хватит слегка закусить.
МАЛЫШ. Закусить! Мама очень сильно удивиться, когда обнаружит, что в холодильнике пустота.
КАРЛСОН. Не только в холодильнике! Я мог бы ещё и рюкзак прихватить, но пропеллер мешает.
МАЛЫШ. Мама расстроится.
КАРЛСОН. Пустяки, дело житейское, здесь всего две порции: мне и тебе.
МАЛЫШ. Две порции! Тут столько, что можно накормить целую шайку воров.
КАРЛСОН. А ты, откуда знаешь про воров?
МАЛЫШ. Да проходили мимо, пока тебя не было.
КАРЛСОН. С мешками?
МАЛЫШ. Да. С огромными.
КАРЛСОН. А мешки полные?
МАЛЫШ. До упора.
КАРЛСОН. Есть идея! Но сначала надо подкрепиться. Прошу в дом. Читай!
МАЛЫШ. Я давно уже прочитал, и не один раз.
КАРЛСОН. Не, ну, я так не играю. Это же ты у меня в гостях, значит, ты должен выполнять все мои пожелания. Ты будешь читать табличку на двери?
МАЛЫШ. Буду! Лучше прочитать, чем замёрзнуть. (Читает.) «Карлсон, который живёт на крыше».
КАРЛСОН. Правильно прочитал, без ошибок. А с выражением?
МАЛЫШ. Я не умею с выражением.
КАРЛСОН. Тогда я сам. (Декламирует.) «Карлсон, который живёт на крыше»! А? Как? Уловил разницу? (Передразнивает Малыша.) «Карлсон, который живёт на крыше». Кто ж так читает? То ли дело – я, ты только вслушайся: «Карлсон, который живёт на крыше»! Вот, как надо!
МАЛЫШ. Я сейчас стану ледышкой и замру, навечно.
КАРЛСОН. Пустяки, дело житейское. Спокойствие, только спокойствие! (Распахнул дверь.) Добро пожаловать, дорогой Карлсон! И ты, Малыш, тоже.

СЦЕНА 5. Домик. Включается свет. Входит Карлсон, за ним - Малыш.

КАРЛСОН (ставит сумки, плюхается на диван). Мне нужно немедленно лечь в постель, потому что я самый тяжёлый больной в мире.
МАЛЫШ. Тепло как, хорошо. А где же твои паровые машины?
КАРЛСОН. Мои паровые машины? Они все вдруг взорвались. Виноваты предохранительные клапаны. Только клапаны, ничто другое. Но это пустяки, дело житейское, и огорчаться нечего. Напоминаю, противный глупый мальчишка, я самый тяжёлый больной в мире. Ау!
МАЛЫШ. Слышу, слышу. У тебя есть какое-нибудь лекарство?
КАРЛСОН. Да, но я не хочу его принимать.
МАЛЫШ. А вот, когда мы летели, ты мне рассказывал, что у тебя много картин с павлинами. Они что, тоже взорвались?
КАРЛСОН. Нет, они не взорвались. Вот гляди. Картина называется «Один очень одинокий павлин, который не умеет петь, поэтому лучше ему помолчать бы, а он пел и пел, поэтому остался один, совсем один».
МАЛЫШ (подходит к куску картона на стене). Эта красная петухообрахная козявка и есть много-много картин с павлинами?
КАРЛСОН. Ты говоришь, как настоящий искусствовед, ни слова от души, всё от образования. Ты вглядись: этот «Один очень одинокий павлин…» и так далее, создан лучшим в мире рисовальщиком павлинов! Слушай дальше: ах, до чего эта картина прекрасна и печальна! Но нет, я не стану сейчас плакать, потому что от слёз поднимается температура. Ты собирался меня лечить! Ну, так действуй.
МАЛЫШ. Но ты же отказываешься принимать лекарства.
КАРЛСОН. Позвольте! Возражаю против такой постановки вопроса! Я не отказываюсь принимать лекарство, я отказываюсь принимать всякое лекарство. Но есть лекарство, которое я принял бы без возражений. Сказать?
МАЛЫШ. Какое?
КАРЛСОН. «Приторный порошок» по рецепту Карлсона, который живёт на крыше, и поэтому знает толк в самых тяжёлых болезнях. Ты возьми немного шоколаду, немного конфет… ты бери, Малыш, бери, не стесняйся. Куда ты пошёл? Не надо искать в моём буфете, все ингредиенты находятся в сумках, которые я прихватил кухне твоей мамы. Вот так. Итак. К шоколаду и конфетам добавишь такую же порцию печенья. Всё это истолчёшь и хорошенько перемешаешь. Это очень помогает от жара.
МАЛЫШ. Правда?
КАРЛСОН. Ты посмотри в мои чистые, лучистые глаза, разве они могут лгать?
МАЛЫШ. Верю. Ой, что там?
КАРЛСОН. Где?
МАЛЫШ. В окне! Наверное, воры?
КАРЛСОН (слетает с дивана, у окна). Пусть только попробуют!
МАЛЫШ (плюхается на диван). Неужели мне померещилось?
КАРЛСОН. Ну, факт. Там никого нет. (Видит Малыша на диване.) Не понял!?
МАЛЫШ. У меня жар! А жар – это намного больше, чем высокая температура. Наверное, пока летели, я простудился, ведь у меня нет такой, как у тебя, зимней шляпы. Ой, я самый-самый тяжёлый-тяжёлый больной-больной в мире! Мне очень надо принять «приторный порошок» по рецепту Карлсона, который живёт на крыше, и поэтому знает толк в самых тяжёлых болезнях.
КАРЛСОН. Не, ну, я так не играю! Я уже расстроился. (Достаёт из сумки конфету, печенье, ест.)
МАЛЫШ. Пустяки, дело житейское, не всё тебе одному на диване валяться, дай и мне поболеть всласть.
КАРЛСОН. Я сейчас заплачу и умру. (Достаёт из сумки шоколадку, ест.)
МАЛЫШ. Спокойствие, только спокойствие. Свершилось чудо! У меня упала температура жара. (Встаёт с дивана, подходит к Карлсону.) Не сердись. Может, просто съедим всё, что есть в сумках?
КАРЛСОН. Просто!? Жевать челюстями – это всякий может, а ты попробуй, придумай теперь, как съесть так, чтобы было нескучно! (Достаёт обеими руками из сумки конфету, печенье, шоколадку, ест.)
МАЛЫШ. Да, ты прав. Только мне кажется, что играть в болезнь опасно, можно заиграться и заболеть по-настоящему.
КАРЛСОН (жуёт). Ты какой-то чересчур взрослый, Малыш. И всё ваше поколение такое. Мне становится странно. И возникает закономерный вопрос: почему от детей так рано уходит детство?
МАЛЫШ. Да нет, Карлсон, у меня замечательное детство! Я даже тебя встретил. Просто у тебя своё видение детства, а у меня своё. Разные поколения – разные взгляды на жизнь. Согласись?
КАРЛСОН. Ой, сумки совсем как-то опустели… как осенние деревья. (Выворачивает пустые сумки.)

Из сумки выпадают сложенные простыни.

МАЛЫШ. И ты не заболеешь от такой дозы ингредиентов, ведь мы их не истолчили хорошенько и не перемешали!
КАРЛСОН. Спокойствие, только спокойствие. Я не заболею и стану жить долго…  может быть, даже всегда.
МАЛЫШ (указывает на простыни). А это, что?
КАРЛСОН. Простыни.
МАЛЫШ. Зачем?
КАРЛСОН. Гляди! (Взял со стола цветные мелки, нарисовал в углу простыни страшную рожу, взял ножницы и быстро прорезал две дырки для глаз.)
МАЛЫШ. Простыни!
КАРЛСОН. Простыни – это пустяки, дело житейское. Зато я самое лучшее в мире привидение! (Забирается под простыню, взлетает.)
МАЛЫШ. Здорово! Но привидения же не должны так просто летать, они же должны кого-то пугать?
КАРЛСОН. А тебе разве не страшно?
МАЛЫШ. Нет!
КАРЛСОН. Тогда мы напугаем воров! (Выбирается из-под простыни.)
МАЛЫШ. Воров?
КАРЛСОН. Ну, конечно. (Достаёт из кармана лист бумаги.) Вот, это список, о котором я тебе говорил. Здесь список детей, с адресами, которым сегодня ночью, родители, от лица Санта Клауса, должны положить под кровать рождественские подарки. Я нашёл его в кармане одного из воров, когда они лежали в обмороке, у вас в гостях.
МАЛЫШ (смотрит список). А что ты делал в кармане одного из воров?
КАРЛСОН. Ну, видишь ли… этот карман, как-то вдруг раскарманился и я увидел клочок знакомого бумажного листа, голубого цвета, с петухами на полях.
МАЛЫШ. А как же ты увидел петухов, если бумажный лист был в кармане?
КАРЛСОН. Но ведь я же художник! Такое у меня воображение.
МАЛЫШ. А почему лист бумаги был тебе знаком?
КАРЛСОН. Потому что воровская квартира находится неподалёку, в одной мансарде. Я пролетал мимо, слышу: воры. Подлетел, пригляделся, всё понял. Но список-то весь я не мог запомнить. А ваш адрес я почему-то выучил, как-то. Ну, дела у меня были, праздничные хлопоты. Вспомнил о рождественских ворах, и тут же полетел по вашему адресу. А у вас, в кухне, такие замечательные плюшки лежали! Я и забыл, зачем прилетал. Улетел, чтобы вспомнить. Вспомнил. Ну, а дальше ты всё сам видел, в прихожей. Наверное, ночные воры обобрали всех.
МАЛЫШ (продолжает изучать список). Нет, не всех. Вот те, кого они обобрали, отмечены галочкой. А к остальным они уже наверное не пошли, потому что ты выкрал у них список.
КАРЛСОН. Я не выкрал! Я изъял! Я самый лучший в мире расследователь преступных деяний, совершённых против детства! Не слышу аплодисментов? (Аплодирует, кланяется, аплодирует, кланяется.) Браво, Карлсон! Ах, что вы… ну, что вы… ох, не стоит. Брависсимо, Карлсон, брависсимо! Пустяки, дело житейское. Я могу ещё и не такое.
МАЛЫШ. Так это, наверное, те самые воры – драчуны, которых я видел, пока ты летал за ингредиентами для порошка! У них было два огромных мешка.
КАРЛСОН. Конечно, я сразу понял, что это они и есть. Я вообще, с самого начала, задумал пугнуть воришек и лишить их награбленного. Или ты думаешь, я так просто, ни с того, ни с сего, взял и пригласил тебя ко мне в гости? Мне просто нужен свидетель моего подвига, который я обязательно совершу в величайшей битве на крыше: Карлсон против воров! Лучшее в мире привидение против ночных хулиганов. Идём! Или ты боишься?
МАЛЫШ. Да, я боюсь.
КАРЛСОН. Кого, воров?
МАЛЫШ. Холода.
КАРЛСОН. О, я устрою такое согревающее представление!
МАЛЫШ. Я пойду, если ты мне позволишь надеть твою зимнюю шляпу.
КАРЛСОН. Мою замечательную зимнюю шляпу? Ни за что!
МАЛЫШ. Жалко?
КАРЛСОН. Я ничего не жалею для друзей, кроме моей зимней шляпы.
МАЛЫШ. Почему?
КАРЛСОН. Потому что она моя. И другой – такой в мире нет.
МАЛЫШ. Тогда тебе придётся совершать подвиг без свидетелей.
КАРЛСОН. Какой же ты мерзкий, гадкий, отвратительный пацан! Но я иду на подвиг ради людей, а люди ждать не могут. Притом, что они невероятно забывчивы, и не желают помнить, кто ради них шёл на подвиг. Значит, без свидетелей мне не обойтись. Придётся мне пойти на твои условия. (Достаёт из шкафа ещё одну зимнюю шляпу.) На, это тебе Рождественский подарок от Карлсона, который живёт на крыше.
МАЛЫШ (взял шляпу, примеряет). Спасибо, Карлсончик, дорогой! Это насовсем?
КАРЛСОН. Так и быть.
МАЛЫШ. Но ты же говорил, что твоя шляпа единственная в мире.
КАРЛСОН. Конечно. Поэтому я дал тебе другую.
МАЛЫШ. И у меня, получается, тоже единственная шляпа в мире?
КАРЛСОН. Глупый мальчишка, конечно! Ну, что?
МАЛЫШ. Вперёд, на подвиг!
КАРЛСОН и МАЛЫШ (вместе). Ура!

СЦЕНА 6. Мансарда Воров. Воры - за столом, едят, пьют. Под столом – два заполненных, больших мешка. Воры поют о своей грязной работе.

2 ВОР. А что ты сделаешь со своей долей?
1 ВОР. Сначала эту долю надо выручить.
2 ВОР. Выручим.
1 ВОР. Это хорошо. Тогда я распродам всю эту рождественскую мишуру, куплю себе дом и завяжу с воровством.
2 ВОР. А что потом?
1 ВОР. Потом я займусь грабежом. А после - убийствами. Нормальный и естественный путь для подлеца.
2 ВОР. Для подлеца?
1 ВОР. Ну, здрасьте! Конечно. Я же вор.
2 ВОР. Ты – да. Стоп! И я, что ли, подлец!?
1 ВОР. Конечно. Обворовывать детей и стариков – это, разве, не подлость?
2 ВОР. Но я же и взрослых, зрелых людей обворовываю!
1 ВОР. Но очень редко. Потому что взрослые и здоровые люди для вора представляют опасность. А малые и старые – нет. Вот ещё одна подлость. Так что, мы с тобой очень, страшно очень нехорошие люди, потому что воры.
2 ВОР. Когда это ты успел так поумнеть?
1 ВОР. Пока ты командовал.
2 ВОР. Да, когда руководишь, умнеть некогда. Давай, я больше не буду главарём?
1 ВОР. Пожалуйста. Но подлецом-то ты всё равно останешься. Или ты не вор?
2 ВОР. Всё одно, ты неправ. И я тебя сейчас стану больно бить.
1 ВОР. А я, как всегда, буду больно отбиваться.

Воры приняли бойцовские стойки. Началась рукопашная. Крадучись, входит Малыш, щёлкает выключателем.

1 и 2 ВОРЫ (вместе). Что такое!? Свет! Дайте свет!
ГОЛОС КАРЛСОНА. Ещё чего! Вы недостойны света, даже электрического.
1 и 2 ВОРЫ (вместе). Кто это!?
ГОЛОС МАЛЫША. Сейчас увидите.

Влетает Карлсон, в облачении привидения: под белой простынёй с нарисованной светящейся краской рожей, в руках – бейсбольная бита. Воры закричали, попытались выбежать из мансарды, но Малыш захлопнул дверь. Карлсон кружит над Ворами, стукает битой по их задницам. Воры выбираются из мансарды в окно, убегают.

ГОЛОС КАРЛСОНА. Да будет свет, Малыш!
ГОЛОС МАЛЫША. Ура, победа! (Щёлкает выключателем.) Да здравствует Карлсон, который живёт на крыше!
КАРЛСОН. Что вы, что вы… не стоит.  Это был мой гражданский долг. (Выбирается из-под простыни.) Я сделал это исключительно легко, потому что в душе моей навсегда загнездилась неизбывная любовь к людскому населению мира. И ещё, что хотелось бы сказать, уважаемые слушатели…
МАЛЫШ. Карлсон, ау! Давай, разберёмся с накраденным?
КАРЛСОН. Да вон оно, в мешках, под столом. А мне после ратных трудов, очень даже не мешает подкрепиться.

Малыш вытаскивает мешки, разбирает игрушки. Карлсон ест.

МАЛЫШ. Карлсончик, дорогой, ура! Здесь в каждую игрушку вложена поздравительная открытка.
КАРЛСОН. Ну, и что?
МАЛЫШ. А в каждой открытке – имя, с фамилией. Понимаешь?
КАРЛСОН. Когда я ем, мне понимать нечем, потому что голова занята едой.
МАЛЫШ. Мы можем фамилии с открыток сравнить с фамилиями в списке, который ты украл у воров, и разнести по адресам!
КАРЛСОН. Во-первых, я не украл! Во-вторых, я не хочу в праздничную ночь, когда у всех нормальных людей – законный выходной день, мотаться по адресам. О, что я  вижу! (Подлетает к мешку с игрушками, выхватывает паровую машину.) Дорогой Малыш. Я обещал тебе подарить паровую машину. Держи. Это уже второй подарок тебе от меня, если считать единственную в мире зимнюю шляпу. Не надо благодарностей.
МАЛЫШ. Неужели ты думаешь, что я приму чужой подарок?
КАРЛСОН. Но он же уже не чужой! Я же его взял в честной борьбе.
МАЛЫШ. Утром проснутся дети, глянут под кровать, а там – ничего. Потом придут счастливые родители, которые от лица Санта Клауса, честно положили ночью рождественский подарок, а там - ничего!

Малыш поёт песню о том, как важно ребёнку получить желанный подарок вовремя и в полном объёме, причём, с утра.

КАРЛСОН. Ты безнадежно глупый мальчишка, но честный и справедливый. Оставайся таким всегда. Но тебе будет трудно в жизни. Зато, как интересно! А как было бы хорошо, чтобы все дети до глубокой старости оставались честными и справедливыми. Когда все вокруг честные и справедливые, тогда всё становится уже не глупым, и совсем-совсем не безнадёжным. Ну, что? Мешки – в руки, и - вперёд, по адресам! Ура?
МАЛЫШ и КАРЛСОН (вместе). Ура!

    Картина 3. Квартира Малыша.

СЦЕНА 7. Кухня. Щёлкает выключатель. На пороге – Папа. Он идёт к холодильнику, открывает, видит, что он пуст.

ПАПА. Вот это ничего себе, фокус! В холодильнике пусто! Как тайфун прошёл, ни одного съедобного продукта… и несъедобного - тоже. Неужели Малыш так разнервничался, что проголодался? Ай-я-яй… не считая того, что он остался без Рождественского подарка. Ох, уж этот пропеллер с мужчиной, натворил дел.

Входит Мама.

МАМА. Папочка, ты уже налил мне соку?
ПАПА. Уже утро, мамочка, а наш сын не найдёт под кроватью подарка.
МАМА. Беда, беда. Где мой сок?
ПАПА. Не поверишь, даже в чайнике нет воды, не то, что сока в холодильнике.
МАМА (просматривает всевозможные шкафчики). Пусто! Ничего нет! Я знаю, кто тут всё у нас подчистил, это Карлсон!
ПАПА. Мамочка, мы же договорились, что его нет.
МАМА. Это продуктов нет, а проказник с пропеллером есть! Что же делать? Папочка, я не могу начать день, не попив сока!
ПАПА. Мы можем поехать в ближайший круглосуточный маркет, закупим продуктов и там же позавтракаем. Заодно, купим Малышу какую-нибудь игрушку, взамен погибшей паровой машины.
МАМА. Ты умничка! Одеваться! Встречаемся в прихожей. Только не забудь выключить свет. (Уходит.)
ПАПА (у выключателя). Это не свет, дорогая, это всего лишь электричество. (Щёлкает выключателем.)

СЦЕНА 8. Комната Малыша. В окно влетают Карлсон и Малыш, с фонарём.

КАРЛСОН. Наконец-то, я буду спать! Только жаль, что перед сном нет ничего такого, чтобы перекусить. А твои родители, конечно, сейчас отправятся за продуктами в магазин. Видел свет в кухне? Это они удивились тебе.
МАЛЫШ. Мне?
КАРЛСОН. Ну, да! Кто же, кроме тебя, мог съесть всё, что было заготовлено?
МАЛЫШ. Но это же не я, это же ты…
КАРЛСОН. Пустяки, дело житейское. Мы же друзья: я за тебя отъедаюсь, ты за меня отдуваешься. Всё поровну!
МАЛЫШ. А мы, правда – друзья?
КАРЛСОН. Ну, конечно! Спокойствие, только спокойствие, не надо плакать от восторга, не-то я сам весь обрыдаюсь, а мне ещё лететь по зиме, могу обледенеть.
МАЛЫШ. Представляешь, как обрадуются ребята сегодня, когда проснуться и найдут под кроватью подарки! Все – кроме меня.
КАРЛСОН. У тебя же есть подарок – паровая машина! Просто она вдруг взяла и взлетела… в космос.
МАЛЫШ. Точно! Я хочу тебе сказать, Карлсон, - ты герой.
КАРЛСОН. Согласен. Но об этом знаешь только ты один.
МАЛЫШ. Спокойствие, только спокойствие. Я когда-нибудь научусь талантливо писать и напишу про тебя книжку.
КАРЛСОН. Написать книжку, да ещё талантливо – это тоже подвиг. Спасибо, друг.
МАЛЫШ. Пустяки, дело житейское. А ты прилетишь завтра?
КАРЛСОН. Ясное дело.
МАЛЫШ. Когда!?
КАРЛСОН. Всегда. Привет, Малыш. С Рождеством! (Улетает.)
МАЛЫШ. И тебя с Рождеством. (Садится на кровать.) Привет, Карлсон.

СЦЕНА 9. Прихожая. Мама и Папа одеваются на выход.

МАМА. Ну, долго ты!
ПАПА. Уже-уже… ключи от машины запропастились.
МАМА. Вечно ждёшь тебя. Я сейчас умру без моего бокала свежевыжатого сока!
ПАПА. Всё-всё, милая, можем выходить.
МАМА (отпирает дверь). О, Боже! Опять пропеллер!

На пороге стоит Карлсон.

КАРЛСОН. В магазин собрались, за продуктами?
МАМА. Не в магазин, а в маркет! Если бы я могла, я тебя… своими руками!
КАРЛСОН. А что, вы меня уже замечаете? Хорошо. Я рад! Потому что мы подружились с вашим Малышом, и я теперь буду у вас частым гостем.
МАМА. Какая наглость!
ПАПА. Ребята! Давайте, не будем ссориться.
КАРЛСОН. Вот именно.
ПАПА. Сегодня Рождество.
КАРЛСОН. Тем более.
ПАПА. Сейчас мы поедем в маркет, посидим в кафе и всё обсудим.
КАРЛСОН. Какая замечательная мысль! А потом мы полетим куда-нибудь на Дальний Восток.
МАМА и ПАПА. Что!?
КАРЛСОН. А как же, или вы не хотите купить Малышу паровую машину? Магазины игрушек сейчас открыты только на расстоянии в несколько часовых поясов. Я вас туда за руки отлечу, - это пустяки дело житейское! Ну? Пора в кафе. Да, не забудьте выключить электричество и запереть дверь. Главное, спокойствие, только спокойствие.

СЦЕНА 10. Комната Малыша. Утро. Малыш.

МАЛЫШ (выбирается из-под одеяла, подбегает к окну, распахивает, выглядывает). Карлсон, ты где? Прилетай, пожалуйста. (Закрывает окно, неловко поворачивается, падает на пол, видит под кроватью подарочную коробку.)

Приоткрывается дверь, заглядывают Мама и Папа. Они наблюдают, как Малыш по-пластунски добирается до коробки, распаковывает и достаёт паровую машину.

МАМА и ПАПА (входят). С Рождеством, Малыш!
МАЛЫШ. Папа! Мама! Спасибо! С Рождеством! Стоп-стоп-стоп! А откуда здесь паровая машина, ведь она ночью взорвалась?
ПАПА. Разве?
МАМА. Мы ничего такого не слышали.
ПАПА. Тебе приснилось.
МАЛЫШ. Приснилось, что взорвалась моя паровая машина? Но Карлсон… вы хотите сказать, что Карлсон, который главный специалист по предохранительным клапанам, тоже мне приснился!?
ПАПА. Выходит, так.
МАМА. Малыш, сегодня праздник, не будем грустить, ладно?
МАЛЫШ. Какой может быть праздник без Карлсона!
ПАПА. Кто это – Карлсон?
МАЛЫШ. Карлсон, который живёт на крыше. Он ещё с пропеллером, помните?
ПАПА. Нет, сынок, мы не знаем Карлсона, тем более с вентилятором.
МАЛЫШ. С пропеллером!
МАМА. Какая разница. Зато у тебя есть паровая машина.
ПАПА. Не взорванная. 
МАЛЫШ. Это, конечно, да… только Карлсон лучше тысячи паровых машин! Лучше даже миллиона.
МАМА. Ну, не печалься. Мало ли, кого мы видим в детских снах, наяву всё не совсем так, как нам мечтается. Мойся, одевайся и выходи к столу. Мне пора к плите.
ПАПА. Не задерживайся, сынок, твой папа очень любит завтрак.

Мама и Папа уходят. Малыш поёт песню о дружбе с чудесным Карлсоном.

СЦЕНА 11. Кухня.

Мама и Папа – за столом. Вбегает Малыш.

МАЛЫШ (размахивает зимней шляпой). Вот! Вот! Карлсон был наяву!
ПАПА. Почему головной убор в кухне?
МАЛЫШ. Это зимняя шляпа, единственная в мире! Мне её сам Карлсон подарил!
МАМА. Малыш, головному убору место в прихожей. Ой, а что там?
ПАПА. Где?
МАМА. Да в прихожей же! Слышите, звук?
МАЛЫШ. Это звук паровой машины. (Идёт в прихожую.)

СЦЕНА 12. Прихожая.

Мама и Папа, одновременно, щёлкают выключателем. Зажигается свет.

КАРЛСОН (стоит посередине, вокруг его ездит паровая машина). Спокойствие, только спокойствие. (Машина взрывается.) Пустяки, дело житейское.
МАМА и ПАПА (вместе). С Рождеством, ребята.
КАРЛСОН. Привет, Малыш.
МАЛЫШ. Привет, Карлсон!

Звучит общая финальная песня о детских мечтах, которые непременно сбываются в Рождество, притом, что сбываются они и для взрослых, если они свято верят в чудо.
 

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования