Общение

Сейчас 528 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

Пьеса с прологом и эпилогом, в трех действиях, семи картинах.
Действующие лица:

Леший (Лешик)

Домовой

Дед Мороз (Студеный)

Конский Хвост

Зима


Пролог
Посреди сцены елка. Рядом с ней табурет. Полумрак. В дальнем левом углу у самого пола болтается на шнуре синяя лампочка. Из правой стены торчит. Леший. Ноги по колено в стене, а сам, как палка, на высоте полутора метров. Лохмат. Ушаст. Велик ростом. Лицом вверх, руки в карманах. Свистит протяжным свистом. Из-за левой кулисы с большим железнодорожным фонарем появляется Домовой. Крадется. В желтых штанах и сером пиджаке. Не при галстуке. Лыс совершенно. Мал ростом. Добравшись до середины, ставит фонарь на пол и обнаруживает Лешего.

ДОМОВОЙ. Вмерз?

ЛЕШИЙ. Вмерз.

ДОМОВОЙ (покровительственно). Свистеть надо меньше.

ЛЕШИЙ. Что ты хочешь этим сказать?


(Молчание. Домовой обходит вокруг Лешего, с презрением разглядывая его. Потом оттягивает голову Лешего вниз и отпускает. Леший раскачивается, хрустя. С минуту Домовой смотрит на него, затем садится на табурет. )

ДОМОВОЙ. Студеный всем пакости делает - настроение у него, видите ли, испортилось. В чем я-то виноват? Почему именно в мою стену он вморозил этого проходимца?

ЛЕШИЙ. Это твоя комната?

ДОМОВОЙ. Моя.

ЛЕШИЙ. Тогда вытащи меня из стены.

ДОМОВОЙ. Черт знает что! (В волнении вскакивает и принимается очень быстро
ходить из угла в угол, изредка поглядывая в сторону качающегося Лешего. )Как
я тебя вытащу - у меня же дыра в стене будет! Нет уж, сиди.

ЛЕШИЙ. Тогда я свистеть буду. (Свистит).

ДОМОВОЙ (хватается за уши): О! За что мне все это!

Занавес


Акт 1

Картина 1

Комната Домового. Та же елка, та же лампа. Леший наряжает елку, изредка откидываясь назад и оглядывая проделанную работу. Весел).

Леший (напевает).

-Вот славный гостинец! -

Из хат, из палат

Детей своих кличет мороз -

Вот он, наш кормилец!

Как щеки горят -

Весенних румянее роз!

Какая отвага и удаль в очах!

Ледяная нагайка в руке,

И прянул он в сани, и мчится в санях

На буйном гнедом рысаке.

Входит Дед Мороз. Немыт, нечесан, одет в халат мутной раскраски. На ногах
калоши. В волосах стружки. Среднего роста. Голос простуженный, хриплый.
Подходит к елке, срывает игрушки и плачет. Леший пытается оттащить его от
елки, но Дед Мороз ухватился за ствол крепко.


ЛЕШИЙ (отчаявшись).Что ты, Дед Мороз, делаешь? Чего тебе, Студеный, в этом
убогом помещении понадобилось? Ехал бы лучше в город, Новый год с ребятами
отмечал...

ДЕД МОРОЗ (жалобно). Лешенька, дай платочек.

ЛЕШИЙ. Что ты говоришь, Студеный? Какой платочек, у меня нет платочка.

ДЕД МОРОЗ. А ты поищи, поищи, дорогой, авось найдется.

(Леший встает с полу и принимается медленно ходить по сцене, с тоскою
отыскивая платок. Не найдя, возвращается к Дед Морозу, который, продолжая
срывать игрушки, напряженно следит за поисками).


ЛЕШИЙ. Нету платочка, Студеный. Да и зачем он тебе?

ДЕД МОРОЗ. Слезы студеные вытереть. (Всхлипывает и отворачивается).

(Леший руками вытирает ему лицо. Руки сводит от холода, он дует в них,
пытаясь согреть).

ЛЕШИЙ. Да что это с тобой, Студеный, ты скажи - легче станет.

(Дед Мороз сначала машет рукой, потом начинает рассказывать).

ДЕД МОРОЗ. Тяжело мне, Леший. Плохи наши дела. Никакого Нового году не
будет. Я все плачу, все горе заглушить пытаюсь, в лесу вместо снегу один
дождь делается. Накапай мне валокардинчику, Лешенька, по гроб не забуду
(Рыдает).

(Леший вскакивает и мечется по сцене в поисках лекарства. Он, очевидно, уже
ничего не соображает. Наконец, трясясь, упирается лбом в стенку и тихонько
плачет).

ЛЕШИЙ (сквозь слезы). Глупый я. Глупый и самодовольный. Глупый, глупый.
Сердился на Студеного, что он меня влепил в стену! Эгоист! Да при этом еще
Нового года ждал! Наряжал я елку и пел и не видел ничего, кроме елки. А
пришел он (указывает пальцем на рыдающего Деда Мороза), пришел этот
несчастный (плачет), и как будто обухом меня кто, по голове (трет голову и
плачет) так и стукнуло, так и стукнуло. Какой же Новый год, если в лесу
льет, как из ведра. Ой-ё-ё-ё-ёй, ой-ё-ё-ё-ёй. Нет, брат Леший, нельзя так
больше жить, нельзя.


(Сморкается в рукав, утирается и бежит к Деду Морозу. Обнимает его, плачет. )

ЛЕШИЙ. Студеный, голубчик, родной ты мой, Студеный! Прости меня, мерзавца,
прости, пожалуйста. Я-то, подлец, тебя от елки оттаскиваю, а ты ведь
правильно все делаешь: зачем нам елку наряжать, если никакого Нового году не
будет. Прости меня, Дедушка! Сколько хочешь срывай. Только прости меня,
идиота! Дедушка! Слышишь ли ты меня?

ДЕД МОРОЗ. Слышу! А теперь всех оповести, что я в депрессии.

ЛЕШИЙ (отскакивает). Что ты, Студеный, что ты? Неужели депрессия? И это
серьезно?

ДЕД МОРОЗ (орет). Слышу, слышу, я все слышу! Ну, пошел, чего стоишь? Я
игрушки пока срывать буду! Пошел, пошел!

(В ужасе скрывается Леший за левой кулисой. Дед Мороз срывает игрушки).

Занавес


Картина 2

Та же комната. Вечер. Рядом с голой елкой, как деревянный, сидит Дед Мороз,
опираясь на железный посох. Из-за левой кулисы осторожно появляется Домовой,
за ним - Леший. Домовой в желтом полотняном костюме, сандалии, красные
носки, красная лента на плоской соломенной шляпе. Из-под шляпы выбиваются
лихие казачьи кудри черного цвета. На плече висит полотенце. Велик ростом.

Крадутся, прикладывая палец к губам и вздрагивая. Добравшись до Деда Мороза,
садятся на пол у его ног. Тихая, мирная сцена, за которой слышны далекие
звуки медной трубы.

ЛЕШИЙ. Домовой, хочешь чаю?

ДОМОВОЙ. Хочу.

ЛЕШИЙ. Да, я тоже люблю крепкий, хороший чай. Грузинский.

ДОМОВОЙ. А я - индийский.

ЛЕШИЙ. С молоком.

ДОМОВОЙ. Вот уж этого я терпеть не могу. Чай должен быть крепким и сладким и
без всякого молока. Молоко портит чай.

ЛЕШИЙ. Ну, ну, это ты слишком! Правда, Дед Мороз?

(Дед Мороз не двигается. Пауза).

ДОМОВОЙ. Знаешь, Лешенька, мне сказали, что скоро каждый четвертый будет
китайцем. Интересно, правда? Ты тоже будешь китайцем, Лешенька?

ЛЕШИЙ (подумав). Нет, я не буду.

ДОМОВОЙ. А Студеный?

ЛЕШИЙ. И Студеный не будет.

ДОМОВОЙ. Ты, Лешенька, не обижайся, что я это спросил. Просто я очень, э-ээ,
боюсь. Что у нас зимы больше не будет, и все мы будем китайцами. Вот. А ты,
Лешенька, боишься?

ЛЕШИЙ. Я не знаю. Когда как. Иногда боюсь, а иногда - нет. Может, еще и
ничего, ну, не будет зимы, а мы останемся такими, какие есть.

ДОМОВОЙ. Ах, как интересно! А вот я так не могу - без зимы и остаться, какой
есть. (Пауза). Лешенька, как ты думаешь, Дед Мороз тоже, э-ээ, станет
китайцем, а?

ЛЕШИЙ. Я не знаю, спроси у него.

(Домовой долго смотрит на Деда Мороза и не решается. )

ДОМОВОЙ. Я не могу, он какой-то не такой, он - сердитый.

ЛЕШИЙ. Настоящий Мороз сердит всегда. А особенно у железа. Помнишь у
Твардовского: "Мороз в новинку, что огонь, / Особо зол вблизи железа..."?

ДОМОВОЙ. Ну, что ты! Студеный - добрейшая душа, не может быть, чтобы он был
сердитым. Я в это не верю. Вяземский по-другому говорил: "Нам не страшен
снег суровый. /С снегом - батюшка-мороз".

ЛЕШИЙ. А вот поэт Асеев его боялся, и с раненым медведем сравнивал, который
очень, скажу тебе, опасен. "Раненым медведем мороз дерет".

(Раздается рев медведя).

ДОМОВОЙ. Слышишь? Или показалось? А почему он не двигается? Может, он уснул,
как медведь?

ЛЕШИЙ. Этого еще не хватало! Какой уж тут Новый год!

ДОМОВОЙ. Да ты посмотри, посмотри.

(Оборачивается и долго через плечо смотрит на Деда Мороза. Дед Мороз не
двигается. )

ЛЕШИЙ. Нет, я этого не думаю.

ДОМОВОЙ. Чего не думаешь?

ЛЕШИЙ. Ну, что он спит, он вовсе даже не спит. Он просто в депрессии.

(Пауза. )

ДОМОВОЙ. Лешенька, а как ты думаешь, Хвост будет?

ЛЕШИЙ. Какой Хвост?

ДОМОВОЙ. Конский Хвост.

ЛЕШИЙ. Ах, Конский! Я с ним знаком?

ДОМОВОЙ. Конечно. Конский, он потому и конский, что раньше был хвостом коня.

(Пауза. )

ЛЕШИЙ. А отчего он отдельно от лошади ходит, то есть от коня?

ДОМОВОЙ. Кто?

ЛЕШИЙ. Ну, Хвост.

ДОМОВОЙ. Какой Хвост?

ЛЕШИЙ. Конский Хвост.

ДОМОВОЙ. Ах, Конский! Ну, так конь отказался на новогодние праздники ехать,
вот Хвост от горя и отцепился. Я даже недавно его видел. Разговорились, тебя
вспомнили.

ЛЕШИЙ. Ну и что?

ДОМОВОЙ. Ничего.

ЛЕШИЙ. Я спрашиваю, что обо мне говорили?

ДОМОВОЙ. О тебе: ничего о тебе не говорили.

ЛЕШИЙ. Но ты...

ДОМОВОЙ. Ах, да, с Хвостом! Нет, ничего особенного. Правда, он гадости про
тебя говорил.

ЛЕШИЙ. Какие гадости?

ДОМОВОЙ. Да так, ничего особенного.

ЛЕШИЙ. Нет, уж ты скажи.

ДОМОВОЙ (мнется). Да так, говорил, будто он тебя всегда лупил, когда ты к
коню подходил. По лицу прямо.

ЛЕШИЙ. Что? Ах, он негодяй! Лупил, значит. Я теперь над ним позлорадствую!

(В негодовании вскакивает, носится по сцене и опрокидывает Деда Мороза,
который с деревянным стуком падает на пол. )

ДОМОВОЙ. Ой, Лешенька, ты его убил!

ЛЕШИЙ. Да нет, он давно... Разве ты не чувствуешь, в комнате потеплело, -
это он уже совсем разморозился.

( Домовой обмахивается газетой. )

ЛЕШИЙ. Давай его воскрешать.

(Домовой берется за ноги, Леший - за Дед Морозовы руки. Качают. Не оживает.
Пытаясь воскресить Деда Мороза , возят его по всей сцене. Выбиваются из сил.
Садятся на пол и отдыхают).

ЛЕШИЙ. Мне пришла в голову идея.

ДОМОВОЙ. Какая идея?

ЛЕШИЙ. Да так, ничего особенного.

ДОМОВОЙ. Ты что-то скрываешь? Не хочешь говорить? Ты мне не доверяешь?
Почему, Лешенька?

ЛЕШИЙ. Давай, споем ему песенку.

ДОМОВОЙ. Давай.

ЛЕШИЙ и ДОМОВОЙ (поют):

Мнится нам ночью - меж белых берез

Бродит в туманном сияньи Мороз.

Он в колокольчик звенит и звенит, -

Это колдунью Зиму веселит.

Зимушка прыгает с ветки на ветку.

Звонко смеются счастливые детки.

ЛЕШИЙ. Теперь снова беремся за него и воскрешаем.

ДОМОВОЙ. Это обязательно - за руки и за ноги? А нельзя ли как-нибудь иначе,
а? Ты знаешь, мне холодно. Он хоть и совсем раскис, но все-таки Мороз!

ЛЕШИЙ. Нет, иначе никак нельзя.

ДОМОВОЙ. Ну, воскрешаем, воскрешаем. (Берется за ноги Мороза).

ЛЕШИЙ. Держи крепче.

(Носят Деда Мороза по сцене).

ЛЕШИЙ. Ну вот, кажется. пошевелился. А ты волновался. Ставь осторожно.

(Ставят Деда Мороза на ноги).

Занавес


Картина 3

Комната Деда Мороза. Стол, железная, койка. Лампа с газетным абажуром тускло
светит сверху. У правой стены сундук. Дед Мороз стоит перед ним на коленях и
копается в барахле. Бросает через плечо на пол ватники, зимние шапки, шарфы,
шубы.

ДЕД МОРОЗ. Снег любит, когда его с одеждой сравнивают. Он так прочно связан
с нарядом, одеждой, что либо представляет собой наряд, либо одет во что-то.
(Декламирует). "И снег все падает родной, московский,/ В фуфаечках пуховых
белый снег", "Темный ельник снегами, как мехом,/ Опушили седые морозы",
"Бриллианты в свете лунном,/ Бриллианты в небесах,/ Бриллианты на деревьях,/
Бриллианты на снегах". Снег не только пуховый и мягкий - он в поэзии может
быть твердым, жестким: "Нам не страшен снег суровый", "Пока меня уральская
тайга/ не приласкала писком комариным,/ пока не окунула мордой в снег, /
сухой и жесткий, как наждачный камень". Если вытряхнуть побольше снега из
моей одежды, как знать, может, Зима смилостивится, вернется.(Бросает одежду
за окно). А вот и снег. Нет, он тут же превращается в воду, тает в лужах.
Тает, не успевая долететь до земли. Снег раздевается прямо на глазах.
(Плачет).

(Из-за левой кулисы появляется Хвост. Моложав, румяное, веселое лицо, волосы
черные, длинные густые. Серые брюки, летние туфли, желтые носки,
рубашка-бобочка. Росту среднего. Голос приятный. Подходит к Деду Морозу,
жмет руку).


ХВОСТ. Конский Хвост!

ДЕД МОРОЗ. Очень приятно. Дед Мороз. Прошу садиться.

(Хвост садится на стол лицом к Дед Морозу. Некоторое время, улыбаясь,
смотрят друг на друга).

ДЕД МОРОЗ. Простите, чему обязан?

ХВОСТ. Ах, да! Видите ли, уважаемый Дед Мороз, у меня к вам небольшое
дельце, так сказать, несколько щекотливого свойства.

ДЕД МОРОЗ. Гм-гм-гы-гы-гы! Ну, ну, очень интересно! (Потирает руки и
поудобнее усаживается на сундуке).

ХВОСТ (сухо). Боюсь, что вы меня неверно поняли. Дело, изволите ли видеть,
касается небезызвестного вам Лешего.

ДЕД МОРОЗ. Да, сегодня я его в стену Домового влепил. Скажите, вы знакомы с
Домовым?

ХВОСТ. Имел честь.

ДЕД МОРОЗ. Это, наверное, он прогнал Мое Обычное Настроение. Я его видеть не
могу. Такая скверная лесная физиономия! Я бы даже сказал, отвратительная!

ХВОСТ. Совершенно верно. Мне она сразу не понравилась. Я всегда по ней
раз-раз-раз... Я ведь все-таки Хвост!

ДЕД МОРОЗ. Скажите, вы и Лешего знаете? Крайне неприятная личность.

ХВОСТ. Да, знаю. В настоящую минуту он, кажется, думает, как бы отомстить,
как бы довести вас, чтобы к вам никогда не вернулось Ваше Обычное
Настроение. И чтобы никогда не наступил Новый год.

ДЕД МОРОЗ. Он свистел, чем и рассердил меня. Он всегда свистит в лесу.
Удивляюсь, как только ему не надоест. У меня чуть уши не лопнули.

ХВОСТ. Уши?

ДЕД МОРОЗ. Да, уши. А что?

ХВОСТ. Нет, ничего. Я, очевидно, ослышался.

ДЕД МОРОЗ. Я сказал, что у меня уши лопнули, т.е. не лопнули, а мне кажется.
Что лопнули, нет, могли бы лопнуть! Я хочу сказать, что едва не лопнули.

ХВОСТ. Это неправда.

ДЕД МОРОЗ. Как неправда?

ХВОСТ. Так. У вас не могли лопнуть уши.

ДЕД МОРОЗ. Почему?

ХВОСТ. Потому, что для того, чтобы лопались уши, нужно, прежде всего, иметь
эти самые уши. А у вас их нет.

ДЕД МОРОЗ. Как нет? (Ищет уши и не находит). В самом деле нет. (Всхлипывает,
готовясь снова заплакать). Ни один из писателей не написал про мои уши!
Пишут про нос, про бороду, про посох, про добрые глаза, кажется, "папины". А
как же уши?

(Пауза).

ХВОСТ. Они на вашей голове только нос, шапку, бороду, да глаза и видят.

ДЕД МОРОЗ. Да еще щеки.

ХВОСТ. Что-то не припомню...

ДЕД МОРОЗ. У как же! Туманский, например...

"Из хат, из палат

Детей своих кличет мороз.

Вот он, наш кормилец!

Как щеки горят,

Весенних румянее роз!"

ХВОСТ. В таком случае нам нужно поскорее заказать поэтам описание ваших ушей.

ДЕД МОРОЗ. Как вы меня верно поняли!

ХВОСТ. Ну, звоните.

ДЕД МОРОЗ. Как, прямо сейчас? Нет настроения.

ХВОСТ. Ну, это не к спеху. Так о чем мы говорили до того, как переключились
на уши? (Собирается с мыслями). Ах, да. Известно ли вам, что Леший -
противник зимы?

ДЕД МОРОЗ. В самом деле, ему ведь зимой туговато приходится. Как людей по
лесу блудить будешь, если любые следы видны? Разве что я ему помогу: напущу
метель-вьюгу, с "расщелканным кнутом". Как же это я сразу не заметил его
недовольства мною? Именно он первый заинтересован в моем скверном
настроении. Совершенно верно.(Плачет). Ай-я-яй, что же теперь делать?

ХВОСТ. Ничего.

ДЕД МОРОЗ (всхлипывая). Ничего?

ХВОСТ. Ничего.

ДЕД МОРОЗ. Ах, да. А, может, сам я стихи напишу про уши?

ХВОСТ. Почему бы и нет?

ДЕД МОРОЗ. Да, да, напишу. Стихи про уши. Красивые. Вот что, если не трудно,
дайте мне карандаш. У вас есть карандаш?

ХВОСТ. Есть. (Достает карандаш, бумажку. Дает Деду Морозу. )

ДЕД МОРОЗ. Благодарю вас. (Прячет бумажку в карман). Я, знаете ли, стихи
сочиняю, мне это пригодится. Как это хорошо! (С чувством).Уши! Морозные.
Холодные уши! Ах, как хорошо! (Подходит к Хвосту и трясет его руку). Вы,
наверное, тоже сочиняете стихи?

ХВОСТ. Нет, я этого не люблю.

ДЕД МОРОЗ. Напрасно, напрасно. Я так оччень оччень люблю. Да-с. Это приятно.
Сяду, знаете ли, на сундук и пишу, и пишу. Очень хорошо! Рифмы! Хорошо!

Я б разбивал стихи, как сад.

Всей дрожью жилок

Стояли б уши у меня

Во весь затылок.

(Пауза. Оба молчат и смотрят друг на друга. Дед Мороз с восторгом, Хвост с
отсутствующим видом. Наконец, Дед Мороз вскакивает).

ДЕД МОРОЗ. Ну, мне пора. Пойду в лес наводить порядок и сочинять стихи про
уши. Благо настроение вернулось. Уж извините, пожалуйста.

ХВОСТ. Ничего, ничего. Я тоже пойду. А то конь без меня не пойдет к детишкам
на елку.

ДЕД МОРОЗ. Разумеется. Да вы заходите как-нибудь. Я всегда в лесу или дома.
Заходите обязательно. Мы теперь друзья. С вами так интересно. Вы мне
настроение вернули. Пожалуйста, заходите.

ХВОСТ. Непременно зайду! Так сказать, воспользуюсь вашим гостеприимством.
Непременно, непременно зайду.

Уходят.

Занавес


Акт II

Картина I

Комната Домового. Утро. Леший вешает на елку игрушки. Отходит от елки,
любуется своей работой. Все это время невнятно бурчит песню о елочке. Из-за
левой кулисы появляется Дед Мороз. Дед Мороз в халате, калошах, шапке и с
железным посохом.

ДЕД МОРОЗ. Здравствуй, Леший, я тебе не помешал?

ЛЕШИЙ. Доброе утро, доброе утро. Заходи, Студеный, очень рад.

ДЕД МОРОЗ. Но ты всю ночь работал. Наверное, хочешь спать, а я
нежданно-негаданно, как снег на голову... (Подходит к елке). Нарядная.

ЛЕШИЙ. Разумеется, садись, что за разговор. (Усаживает Деда Мороза на
табурет. Смотрит ласково).

ДЕД МОРОЗ. Спасибо, Лешенька.

Пауза

ДЕД МОРОЗ. Лешенька, скажи, пожалуйста, к тебе Конский вчера не заходил?

ЛЕШИЙ. Заходил, а что?

ДЕД МОРОЗ. Да нет, я ничего такого не хочу сказать, но... Послушай, он
ничего про меня не говорил?

ЛЕШИЙ. Про тебя? Ничего. Хотя нет... Он сказал... он сказал, что ты опять в
силе. Чего по тебе и по погоде незаметно. Нет, не припомню. Кажется, больше
ничего не говорил.

ДЕД МОРОЗ. Постарайся, пожалуйста, вспомнить. Это очень важно.

ЛЕШИЙ. Нет, ничего.

ДЕД МОРОЗ. А про уши он не говорил?

ЛЕШИЙ. Что за уши? Какие уши? Нет, не помню.

ДЕД МОРОЗ. Да, уши, уши! Мои уши!

ЛЕШИЙ. Уши? А где, кстати, твои уши? (Рассматривает Деда Мороза со всех
сторон, даже заглядывает ему за воротник. Ушей не находит). Слушай,
Студеный, куда ты дел свои уши? Отмерзли, что ли?

ДЕД МОРОЗ (упавшим голосом). Я не думаю. Это все поэты. Они забыли о них
написать. Мы же с тобой существа мифические, реальны только в
представлениях. Ни одного стихотворения или сказки, где бы что-нибудь
говорилось о моих ушах, не могу вспомнить. Хотел тебя спросить. Я и сам
сочинить пытался... Сочинял, сочинял... (В доказательство шарит по себе,
выворачивает карманы халата. Оттуда высыпаются обрывки бумаги и карандаш).

ЛЕШИЙ. И что получилось?

ДЕД МОРОЗ (упавшим голосом). Ничего.(Поднимает один из обрывков. Читает).

Жил на свете Дед Мороз

Дед Мороз безухий.

На его картошкой нос

Не садились мухи...

Вешались старухи...

Не насадишь ухи...

ЛЕШИЙ. Да! Обстоятельства! (Насвистывает).

ДЕД МОРОЗ. Прекрати, прямо уши разрываются!

ЛЕШИЙ. С безухими это тоже бывает.

ДЕД МОРОЗ. Я и поэтам звонил... И библиографам. По электронному каталогу
смотрели.

ЛЕШИЙ. Ну и что?

ДЕД МОРОЗ. Ничего. (В отчаянии разводит руками).

ЛЕШИЙ. Н-да. Вот история. Что же ты теперь будешь делать?

ДЕД МОРОЗ. Я не знаю. Искать буду. Без ушей мне нельзя. Я к новым русским
обращусь.

ЛЕШИЙ (скептически). Уж они тебе напишут! Я не сомневаюсь! С конкретными
ушами останешься!

У Папы не было ушей

Ему без них хана,

Он друганов и корешей

Позвал и молодец.

ДЕД МОРОЗ (обидевшись). Так они же спонсорами могут стать, литературную
премию назначат.

ЛЕШИЙ. Я как-то не подумал. (Сомневается).

Пауза

ЛЕШИЙ. Во всяком случае, уши у меня, например, не поэты придумали, а
художники. Вот. (Показывает Дед Морозу уши). Хочешь потрогать?

ДЕД МОРОЗ. Хочу. (Трогает уши Лешего). Хорошие у тебя уши. У меня такие же
были бы. Ишь, какие крепкие. (Трогает уши). Если бы меня хоть кто-нибудь бы
из художников без шапки запечатлел! Тебе хорошо, у тебя лысины нет, а я без
шапки на Деда Мороза-то не похож. Скорее уж на Домового смахиваю...

Пауза

ДЕД МОРОЗ. Слушай, одолжи на время, а? Я только один Новый год с ними
проведу. Я отдам, не бойся. Я только один раз... (Тянет уши к себе).

(Леший вырывается).

ЛЕШИЙ. Не лапай, не купишь!

ДЕД МОРОЗ. Ух и жадина, ты, Лешик! Правильно Конский говорил. Не
заинтересован ты в зиме вообще и во встрече Нового года в частности.
(Укоризненно смотрит на Лешего).

ЛЕШИЙ. Ах сплетник! Мало, видно, я этому Конскому ворс его
заплетал-запутывал ! Да какой же я зимоненавистник, а? Когда еще, как не
зимой, свист мой на всю округу раздается? (Свистит).

ДЕД МОРОЗ. Прекрати, у меня уши разрываются.

ЛЕШИЙ. Нет у тебя никаких ушей, обманщик! Кого слушаешь?! Где твои уши? Где
твои глаза?

ДЕД МОРОЗ. Глаза пока еще есть! Вижу: жадина!

ЛЕШИЙ. Сам ты, Студеный, жадина! И параноик! Зачем Зиму злой и холодной
назвал? Вот она и ушла, обиделась. Сорвала тебе все графики.

ДЕД МОРОЗ. Значит наябедала, лютая... На справедливую критику обиделась. Так
вот передай ей: я в лесу никого не держу.

ЛЕШИЙ. И Конский твой подлец! Это он специально от коня отвалился, чтобы
лишить тебя транспорта! Да еще и козни строит! На добрых людей наговаривает!

ДЕД МОРОЗ. Какой же ты людь? Ты нелюдь!

ЛЕШИЙ. Я хотел сказать, на добрых персонажей...

ДЕД МОРОЗ (замечает наряженную елку, что окончательно выводит его из себя).
Опять игрушки?!!! Я же их снял!(Трясет елку.)

(Леший хватает его под мышки и выпроваживает за левую кулису. Раздаются
вопли Деда Мороза: "Все меня предали!" )

Занавес


Картина 2

Комната Домового. Вечер. Леший наряжает елку. У его ног осколки игрушек,
упавших в результате тряски елки. Невнятно мурлычет песню о елочке.

Из-за левой кулисы появляется Домовой. Одет в тот же костюм, но чувствуется
некоторая небрежность - пиджак расстегнут, шляпа на затылке, встрепан, брюки
в гармошку, не хватает одного носка. Домовой выходит на середину, становится
неподалеку от наряжающего елку Лешего и принимает трагическую позу, которую
сохраняет до конца сцены. Говорит, не двигаясь и не поворачиваясь к Лешему.

ДОМОВОЙ. Ну что, не вмерз еще?

ЛЕШИЙ. Нет.

ДОМОВОЙ. Ничего, ничего, вмерзнешь. Сам виноват. Студеный грозится на этот
раз тебя так в стену вморозить, чтобы ты о лете и думать забыл.

ЛЕШИЙ. Может, и не вмерзну.

ДОМОВОЙ (убежденно). Вмерзнешь! В мою же стену и вмерзнешь. Так что привыкай
к обстановке. Тебе ее долго еще созерцать придется. Я тебя вытаскивать
больше не буду.

Всяк вмерзнет, всяк!

"Кто не был раздавлен ногою слона", -

Как мудро заметил поэт -

Всяк вмерзнет и будет торчать как дурак

И в стенке застынет его портрет

Мне не впервой такие события

Я знаю все что было и будет.

А ты, Лешик, лишен наития,

Грядущее поколение тебя забудет.

Наряжай елку и будь готов!

И дай подготовиться мне,

Ведь через пару уже часов

Я увижу тебя в стене.

Кому что назначено, то с тем и случится,

Своей судьбы не избежит никто,

А у тебя на лбу написано,

Что будешь торчать в стене как гвоздь.

И когда произойдет расплата,

Вспомнишь мои великие слова,

Но к старому не будет возврата,

И отвиснет твоя голова.

Однажды я спас тебя от погибели,

Больше не спасу, не жди.

Чтобы все в лесу увидели,

Что не кончатся эти дожди.

Снимает парик и, сделавшись совершенно лысым, изящно помахивает им в
воздухе. Затем, повернувшись и ни на кого не глядя, величественно удаляется.
Леший преспокойно наряжает елку.


Занавес


Акт III


Картина I

Сцена и Леший имеют такой же вид, как и в прологе. Ночь. Свист. Входят
Домовой и Дед Мороз. Домовой с фонарем и пр. - как в прологе. Дед Мороз в
ватнике и ватных штанах, бос, борода встрепана. Шапка набекрень. Нос
красный, на глазах слезы. Домовой ставит фонарь на табурет, и сцена
прекрасно освещается.

ДОМОВОЙ:

Фонарь светить всегда обязан,

Его предел ему навязан -

Бороться с тьмой его удел.

Ежеминутно много дел...

ДЕД МОРОЗ (Домовому, показывая рукой на Лешего). Смотри-ка, и впрямь вмерз!

ДОМОВОЙ. Разумеется. И свистит.

ДЕД МОРОЗ. Ну да ладно, пусть его свистит. Нам ведь теперь все равно, правда?

ДОМОВОЙ. Правда.

ДЕД МОРОЗ. Пришли мои последние дни. Рассказать о моем сне?

ДОМОВОЙ. Расскажи.

ДЕД МОРОЗ.

Я видел сон: в туманном свете

мы все дремали на лафете,

и ты, беспечной веры полн,

и Лешик, вот такой вот сон,

как вышел месяц из тумана,

и как нас много на челне,

и как-то мрачно все во сне

мы- жертвы гнусного обмана,

плывем в надзвёздные края...

Земля, кричишь ты мне, земля!

Земля какая-то пустая,

И я такой земли не знаю.

Там вольно дышит человек,

Но мне не хочется на брег.


(Пауза. Свист Лешего.)

ДЕД МОРОЗ. А у меня радость, Домовой!

ДОМОВОЙ. Ну?

ДЕД МОРОЗ. Да! Я про уши стишок написал!

ДОМОВОЙ. Не может быть. Покажи! (Читает.)

Кто создан из камня, кто создан из глины, -

А я серебрюсь и сверкаю!

Снежинки усеяли грудь мне и спину,

Смотри, красота-то какая!

Кто создан из глины, кто создан из плоти,

Тот будет нещадно разрушен,

Я ж - вечен, я вечно в труде и заботе,

Мне б лишь как у Лешика уши.

ДЕД МОРОЗ. И уши приросли (Показывает уши, в точности соответствующие ушам
Лешего). Батюшки, как я обрадовался!

ДОМОВОЙ. Да точно ли твои уши-то?

ДЕД МОРОЗ. Мои, мои, никаких ведь не было.

ДОМОВОЙ. Ишь ты, и верно - твои. Хорошие уши, большие. Я их где-то видел.
Как сейчас помню. А ну, повернись.

ДЕД МОРОЗ. Сейчас, сейчас, сейчас. Вот, смотри. (Прохаживается в ушах перед
Домовым).

ДОМОВОЙ. Хорошо, хорошо, ладные у тебя уши, Дед Мороз. Доволен небось?

ДЕД МОРОЗ. Да! Еще бы! Слушай, поедем, с народом попрощаемся. Скажем, так
мол и так, Нового года не будет, Зима ушла. Я таю. Совсем раскис.

Я таю, таю, хоть не Тютчев,

не Фет, не царь и не герой:

расскажем всем на всякий случай,

на всякий, стало быть - любой:

на случай первого свиданья,

на случай позднего прощанья -

как хочешь, это назови,

но только помни, mon ami:

Со мною здесь, беды не зная,

Не зная, впрочем, и тепла,

жила кудесница-Зима,

а где сейчас живёт - не знаю...

Увидишь девочку мою -

скажи, что я её люблю.

ДОМОВОЙ. Пойдем.

(Уходят. Домовой все время забегает вперед и любуется Дед Морозовыми ушами.
Оставшись один, Леший хватается за отсутствующие уши.)

ЛЕШИЙ:

Венец несчастия.

Вершина неудач.

И в стену я вморожен,

И безухий.

Занавес


Картина 2

Парк. Светло. Дождь со снегом. Посередине на садовой скамейке в малиновом
пиджаке сидит Хвост Конский и крутит транзисторный приемник, из которого
попеременно вырывается то разухабистая песня, то чей-то суровый голос. За
его спиной прогуливаются Домовой и Дед Мороз; одеты в ватники и шапки..
Ходят туда-сюда под руку и беседуют. На Конского не обращают никакого
внимания.

ДЕД МОРОЗ. Нет, Домовой, ты не прав! Как может быть, чтобы нас задумали
убить? Нет, нет, ты меня не переубедишь. Я своими ушами (снимает шапку,
показывает уши) слушал, как новые русские говорили только про судебное
разбирательство. Заплатим мы им неустойку и все.

ДОМОВОЙ. Вот именно, заплатим! Жизнями своими. И лесом. С ума сойти, какие
мильоны за новогодние приготовления затрачены! Какое грандиозное повышение
цен они на Новый год наметили! А мы им - облом! Ну где мы найдем средства,
чтобы рассчитаться? В лесу, что ли?

ДЕД МОРОЗ. Нет, нет! Слушай, если ты мне не веришь, пойдем завтра опять и
поговорим с ними. Сам увидишь, что они просто бравируют.

ДОМОВОЙ. Бравируют? Да я сам накладную на электропилы видел. Под корень они
все тут снесут.

ДЕД МОРОЗ. Откуда ты знаешь?

ДОМОВОЙ. Знаю.

ДЕД МОРОЗ. Они хотели только уши мне нагреть. Вот они и горят.

ДОМОВОЙ (Смотрит на уши Деда Мороза). А они у тебя какие-то не такие.

ДЕД МОРОЗ( трогает свои уши). Действительно. Первоначально они покрупнее
были. А эти мне как-то больше нравятся. Какие-то они мои, что ли.

ДОМОВОЙ. Кажется, они хотели тебе именно твои уши нагреть, а не уши Лешего.

ДЕД МОРОЗ. Значит, я к ним пришел с чужими ушами? Ой, какой позор! С ушами
Лешего?

Пауза

ДЕД МОРОЗ. Домовой, а Домовой...

ДОМОВОЙ. Что?

ДЕД МОРОЗ. Домовой, пойдем-ка мы навестим Лешего. Он, наверное, уже оттаял.
Все, что я когда -то вморозил, заморозил, уже оттаяло.

Довольно: не жди, не надейся -

Рассейся, вся злоба упрямая!

В пространство пади и разбейся,

Теперь ты ненужная самая.

ДОМОВОЙ. А он не сердится, как ты думаешь?

ДЕД МОРОЗ. Ну, сердится - не сердится, пойдем, а?

ДОМОВОЙ. Ну, если ты так просишь...

ДЕД МОРОЗ. Вот и хорошо, вот и хорошо! Сам увидишь.

ДОМОВОЙ. Ничего я не увижу.

ДЕД МОРОЗ. Ну ладно, ладно. (Пауза). Давай присядем, Домовой, я устал.

ДОМОВОЙ. Давай. Только как-то холодно стало.

(Садятся на скамейку рядом с Конским, который вскакивает и кланяясь
протягивает им руку).

ХВОСТ. Разрешите представиться, Конский Хвост!

ДОМОВОЙ и ДЕД МОРОЗ (хором). Знаю! (Морщатся).

ХВОСТ. Что-то холодать стало, а я легко одет. (Уходит.)

(Домовой и Дед Мороз смотрят ему вслед. )

ДОМОВОЙ.

Он- тот, который есть не он,

Кому названье легион:

Двоякий, многоякий, всякий,

Иль просто окончанье , "ий",

Виющийся и конский.

Занавес


Эпилог
Комната Домового. За круглым столом рядом сидят Зима и Леший. Пьют чай.
Накрыто на четверых. Зима хохочет, прыскает чаем Лешему в ухо. Он оттирает
его. И тоже хохочет.
ЗИМА. А когда я увидела твои уши на его плешивой голове. (Хохочет.)

ЛЕШИЙ(обиженно). Чем это мои уши плохи?

ЗИМА. Хорошие у тебя, Лешик, уши. Красивые. А тут еще конь без хвоста.
(Новый взрыв хохота.)

ЛЕШИЙ. А где Хвост-то?

ЗИМА. Да тут, среди новых русских и вертелся, все спрашивал, какой ему
коттедж построят из срубленных благодаря его стараниям деревьев. Он ведь
бездомный. Ни кола, ни двора.

ЛЕШИЙ. Придется ему обратно, на свое место теперь водворятся, а то замерзнет.

ЗИМА. Да, стужи я нагнала крепкой!

(Входят Дед Мороз и Домовой. Немая сцена. Затем взрыв всеобщего хохота.)


КОНЕЦ


Оля
 

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования