Общение

Сейчас 577 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

Действующие лица:

Юра Баранкин – ученик.
Костя Малинин – ученик, друг Баранкина.
Аделаида Львовна – директор школы.
Василий Иванович Молотков-Гвоздев – учитель труда.
Гипотенуза Медиановна Пифагорова – учитель геометрии.
Пенелопа Самсоновна – учитель истории.
Соломон Иванович – учитель литературы.




















                                                        Картина 1

Кабинет директора школы. Звучит три удара судейского молотка и чей-то властный голос объявляет: '' Встать, суд идет!'' В кабинет входит Аделаида Львовна, в сопровождении Соломона Ивановича, Гипотенузы Медиановны и Пенелопы Самсоновны. Все одеты в судейские мантии и шапочки, в руках учительские журналы. Неторопливо занимают свои места.
АДЕЛАИДА ЛЬВОВНА: Уважаемые коллеги, я собрала вас для того,                                            чтобы сообщить пренеприятное известие!
СОЛОМОН ИВАНОВИЧ: (Испуганно) К нам едет…!
                                        Все, кроме директора, хором поют: ''К нам                                                    едет…! К нам едет…! К нам едет, едет, едет!                                         (Хором обращаются к директору) Кто?!
АДЕЛАИДА ЛЬВОВНА: (Нервно) Да никто к нам не едет, успокойтесь.
                                      Все хором радостно поют приплясывая: Не                                                   едет, не едет, никто к нам не приедет! Не едет,                                       не едет, никто к нам не приедет!
АДАЛАИДА ЛЬВОВНА: (Раздраженно) Тихо! (Все замолкают) У нас                                                ЧП! Какой кошмар, позор, позор, позор! На                                                    нашу школу легла тень, позорная печать!
ВСЕ: (Хором поют) Тень, тень на плетень!
                                   Тень, тень патитень!
АДЕЛАИДА ЛЬВОВНА: Наши всем известные ученики, Баранкин и                                                Малинин, запятнали честь нашей школы! Они                                       умудрились в самом начале учебного года                                                 схватить двойки по геометрии. Позор на всю                                                школу!
ВСЕ (Хором поют) Какой кошмар, кошмар, кошмар!
                                 Неслыханный провал! Позор, позор, позор!
СОЛОМОН ИВАНОВИЧ: (Фальцетом) И бе-е-е-спредел!
ВСЕ: (Хором) Беспредел!
АДЕЛАИДА ЛЬВОВНА (Властно) Введите обвиняемых.

Под дробь барабанов входят Баранкин и Малинин, виновато опустив головы.

АДЕЛАИДА ЛЬВОВНА: (Сурово) Слово предоставляется…!
СОЛОМОН ИВАНОВИЧ: (Тянет руку) Можно мне, можно мне?





АДЕЛАИДА ЛЬВОВНА: После! Слово предоставляется потерпевшей:                                                учителю геометрии, Гипотенузе Медиановны                                                                                              Пифагоровой. Вам слово.
ГИПОТЕНУЗА МЕД.:    И снова Баранкин и снова Малинин!
                                          Опять на всю школу позор!
                                          Все учатся дети на пять и четыре,
                                         А эти же двое на два и на кол!
УЧИТЕЛЯ: (Хором)      А эти же двое на два и на кол!
                                         А эти же двое на два и на кол!
ГИПОТЕНУЗА МЕД.:  И когда же вы за ум возьметесь?
 
В кабинет вбегает опоздавший учитель труда Василий Иванович Молотков-Гвоздев.

АДЕЛАИДА ЛЬВОВНА: (Строго к Василию Ивановичу) Что же это вы,                                        Василий Иванович Молотков - Гвоздев, на                                               педсовет опаздываете?
ВАСИЛИЙ ИВАНОВИЧ: (Оправдываясь) Извиняюсь, опоздал.
УЧИТЕЛЯ: (Хором укоризненно) Опоздал!
ВАСИЛИЙ ИВАНОВИЧ: Я автобус долго ждал.
УЧИТЕЛЯ: (Хором) Долго ждал!
ВАСИЛИЙ ИВАН.: А потом через дорогу двух старушек провожал, от                                     огромной злой собаки еле-еле убежал, уронил я                                      шляпу в воду, а потом за ней нырял, позабыл часы я                             дома, потому и опоздал. Извиняюсь, виноват!
УЧИТЕЛЯ: (Хором) Виноват!
ВАС. ИВ.: (Увидел Баранкина и Малинина) А, попались, голубчики!
             (Пляшет) Попались, попались!
АДЕЛ. ЛЬВОВ.: Что это за ирония, Молотков-Гвоздев? Мы здесь не в                                 казаки-разбойники играем, у нас экстренный педсовет.
ВАС. ИВ.: (Осекся) Извиняюсь, виноват! (Садится).
АДЕЛ. ЛЬВОВ.: Слово предоставляется…
СОЛОМОН ИВ.: (Тянет руку) Можно мне, можно мне?
АДЕЛ. ЛЬВОВ.: После! Слово предоставляется обвиняемым, Баранкину                        и Малинину, говорите!
БАРАНКИН: А что говорить! Мы же не виноваты, что нас Гипотенуза                             Ме…ме…ме…
АДЕЛ. ЛЬВОВ.: Медиановна.
БАРАНКИН: Медиановна, первых к доске вызвала. Спросила бы                                     сначала кого-нибудь из отличников, и все началось бы с                           пятерки.

          
                      
                    Учителя хором смеются, кроме директора.
АДЕЛ. ЛЬВОВ.: Тихо! (Все замерли) Какие будут                                                                                   предложения относительно обвиняемых?
СОЛОМОН ИВ.: (Тянет руку) Можно мне, можно мне?  
АДЕЛ. ЛЬВОВ.: Можно.
СОЛОМОН ИВ.: Снять штаны и выпороть!
УЧИТЕЛЯ: (Хором) Выпороть! Выпороть!
АДЕЛ. ЛЬВОВ.: Молчать! (Все замолкают) Это не наш метод.
ВАС. ИВ.:  У меня как у учителя труда, предложение такое,
                    можно сказать рядовое: отправить на трудовой фронт!
УЧИТЕЛЯ: (Хором) На фронт! На фронт!
БАРАНКИН: (Испуганно) Мы не хотим на фронт!
МАЛИНИН: Мы еще маленькие!
ВАС. ИВ.: Труд всему голова, трудиться всегда сгодится, терпенье и                     труд – все перетрут, без труда, не вытянешь…        
АДЕЛ. ЛЬВОВ.: (прерывая) Достаточно. Что вы скажите, Пенилопа Самсоновна, как историк?
ПЕНИЛОПА САМСОНОВНА: Может нам их продать в рабство?!
БАРАНКИН: (Испуганно) Как в рабство!
МАЛИНИН: Мы не хотим в рабство!
ВМЕСТЕ: Это не педагогично!
УЧИТЕЛЯ: (Хором) В рабство! В рабство!
ПЕН. САМС.: Когда-то на этом можно было зарабатывать хорошие                          деньги.
УЧИТЕЛЯ: (Хором на иностранный манер поют) Мани, мани, мани!
БАРАНКИН: (Возмущенно) Это преступление, сейчас не те времена!
МАЛИНИН: Вы не имеете права, мы еще дети!
АДЕЛ. ЛЬВОВ.: Что испугались?!
СОЛОМ. ИВ.: Жидкие на расправу…
ВАС. ИВ.: Лоботрясы, бездельники и тунеядцы!
ГИПОТЕНУЗА МЕД.: Баранкин, ну будь человеком!
БАРАНКИН: (Удивленно) А я что же, по-вашему, не человек?!
МАЛИНИН: А я?!
ПЕНЕЛОПА САМС.: Мы имеем в виду человек в высоком смысле этого                                 слова.
БАРАНКИН: Человек, человек! А если я устал быть человеком!
МАЛИНИН: И я!
ВАС. ИВ.: (Недоуменно) Как это?!
БАРАНКИН: Вот так, устал и все! Не хочу быть человеком, хочу, хочу                         (пауза) воробьем хочу быть, вот!




УЧИТЕЛЯ: (Хором) Как это! Как это! Как это!
ГИПОТЕНУЗА МЕД.: Баранкин, Малинин, вы что? В своем ли уме вы?!
БАРАНКИН И МАЛИНИН: (Вместе) Угу!
СОЛОМОН ИВ.: А может у вас помутилось в мозгу, и нужно звонить в                         неотложку?
ВАС. ИВ.: Чего ж в воробья-то, а не в козу решил изменить ты свой                      облик?
БАРАНКИН: Жизнь беззаботная нам по нутру, заботы и хлопоты нам ни                  к чему!
ПЕНЕЛОПА САМ.: (Директору) Что скажите, Аделаида Львовна?
АДЕЛ. ЛЬВОВ.: (С улыбкой) Желание клиента закон.

Сбрасывает с себя судейскую мантию, шапочку и перевоплощается в продавца-гида дорогого магазина. Все проделывают то же самое.

АДЕЛ. ЛЬВОВ.: Добро пожаловать в супершоп ''Волшебная палочка'',                             товары на любой вкус, цвет и запах. Здесь исполнится                                  любое ваше желание.
ВАС. ИВ.: Супершоп – не Секонд хенд, здесь подержанного нет!                         Вашему вниманию ковер-самолет с веселенькой                         расцветочкой и  ажурными вставочками. Конь не валялся,                    народ не топтался, абсолютно новый. (Показывает ковер).
ГИПОТЕНУЗА МЕД.: А вот сапоги-скороходы, «Бегуны вездеходы»                                       с ручным тормозом и автоматической коробкой                                         передач. (Показывает сапоги). 
СОЛОМОН ИВ.: Скатерть-самобранка ''Сытная полянка'', экологически                                            чистый продукт с подушечками ''орбит'' после еды,                               долгий и устойчивый вкус! (Показывает скатерть).
ПЕНЕЛОПА САМ.: Шапка-невидимка с прибором ночного видения.                                      Удобно и практично. (Показывает шапку).
АДЕЛ. ЛЬВОВ.: Заходите! Заходите! В супершоп ''Волшебная палочка''.                        Желания любых размеров и на любой вкус. От                                           виртуального до реального! Не проходите мимо!
БАРАНКИН:      Нам этого ничего не нужно.
ВАС. ИВ.: (Подхалимничая) Желание клиента, закон!
БАРАНКИН: А если наше желание закон, тогда сейчас же превращайте                  нас в воробьев.
СОЛОМОН ИВ.: Ноу проблем! Сей момент! Аделаида Львовна!                                          (Оглядывается, Аделаиды Львовны в кабинете нет, на                                 месте где она сидела появился огромный кувшин).
ГИПОТЕНУЗА МЕД.: (Удивленно) А где же Аделаида Львовна?

                  Все недоуменно разводят руками.


ПЕНЕЛОПА САМС.: Аделаидачка Львовна, куда же вы пропали?
ВАС. ИВ.: Где же вы, товарищ директор? Ау-у-у!
Все начинают тщательно искать Аделаиду Львовну.
УЧИТЕЛЯ: (Хором) Аделаида Львовна! Ау-у-у! Где же вы?!
Неожиданно из кувшина раздается трубный голос директора.
АДЕЛ. ЛЬВОВ.: Ну чего шумите, здесь я!
СОЛОМОН ИВ.: (Оглядываясь, недоуменно) Где? (Увидел кувшин) Вы                          что, в горшке?
Из кувшина валит дым, звучит восточная мелодия и появляется сама Аделаида Львовна. На голове у нее чалма, на плечах расшитый восточный халат и длинная седая борода. Теперь она в образе джинна, все падают перед ней на колени.
АДЕЛ. ЛЬВОВ.: О, я великий и могучий Ахамед, Махамед, Мардюк,                              Курдюк! (Танцует).
ВАС. ИВ.: (Директору) Вы чего, шеф?! Приболели?
БАРАНКИН И МАЛИНИН: (Вместе) Вот это да!
АДЕЛ. ЛЬВОВ.: (Кланяется) Слушаюсь и повинуюсь, мои повелители!                               Заказывайте, заказывайте!
БАРАНКИН: Хотим, сею же минуту воробьями стать.
АДЕЛ. ЛЬВОВ.: Слушаюсь и повинуюсь, о отроки! (Начинает                                          колдовать, выдергивая из бороды волосы). Трах! Бах!                              Тарарах! Ахалай, бахалай! За мной повторяй. Не хочу                                учиться, а хочу быть птицей!
                            Я уверен без забот, воробей живет!
                            Вот я ! Вот я!
                            Превращаюсь в воробья!
БАРАНКИН и МАЛИНИН: (Вместе)                                                                                                            Не хочу учиться, а хочу быть птицей!
                            Я уверен без забот, воробей живет!
                            Вот я ! Вот я!
                            Превращаюсь в воробья!
Затемнение. Вокруг все меняется. Аделаида Львовна и ее подчиненные исчезают, остаются только Баранкин и Малинин, но они уже не те, кем были раньше, теперь они воробьи.

                                                 Картина 2.

Городской двор. Посередине двора стоят Баранкин и Малинин и с восхищением рассматривают друг друга.

БАРАНКИН:(С восторгом) Глазам не верю! Вот это да! Получилось,                           Костя, получилось!

МАЛИНИН: Ура! Да здравствует беззаботная жизнь!
БАРАНКИН: Долой хлопоты и тревоги!
МАЛИНИН:  Долой учебу и работу! (Танцуют).
БАРАНКИН: Я уже проголодался, полетели, поклюем овса.
МАЛИНИН: Да вот же он у нас под ногами, ешь не хочу. И лететь                        никуда не нужно.
БАРАНКИН: (Клюет) Какой овес вкусный!
МАЛИНИН: (Клюет) Пальчики оближешь!

Появляется бесхвостый воробей, в прошлом Василий Иванович Молотков-Гвоздев, подскакивает к Малинину и дергает его за хвост.
МАЛИНИН: Эй, ты чего пристаешь? Хулиган!
БАРАНКИН: (Приглядывается к бесхвостому) Очень похож на нашего                        учителя труда Василия Ивановича.
БЕСХВОСТЫЙ: Ни на кого я не похож и вас я здесь первый раз вижу.                        Вы чего чужой овес воруете?
БАРАНКИН: Во-первых, мы его не воруем, а во-вторых, он не чужой, а                   общий. И не приставайте к моему другу.
БЕСХВОСТЫЙ: Это чвырь-чвырь, моя территория! Убирайтесь прочь,                               пока я вам холки не намылил. (Малинин прячется за                                спину Баранкина).
БАРАНКИН: И не подумаем! Вы, Василий Иванович, куркуль и мелкий                  собственник! Мы есть хотим.
БЕСХВОСТЫЙ: (Оскорблено) Дуэль, только дуэль! Я тебе покажу,                                молокосос.
 Бесхвостый распускает крылья, и угрожающе идет на Баранкина. Тот принимает оборонительную позу, широко расставив ноги и нахохлив голову. Воробей подскакивает к Баранкину и бьет его в грудь.
Баранкин несколько раз, оббежав своего противника, дает ему подножку. Бесхвостый падает.
БАРАНКИН: Ну что, получил? Нехорошо маленьких обижать. Вы уж                         извините меня, Василий Иванович Молотков-Гвоздев, что                 я с вами так бесцеремонно, но вы первый начали.

БЕСХВОСТЫЙ: (Плача) Да не Василий Иванович я! Чего вы                                           обзываетесь?
МАЛИНИН: Зато очень похож.
Бесхвостый  отбегает от Баранкина и Малинина на безопасное расстояние.
МАЛИНИН: (Баранкину) Здорово ты его от-чеб-чеб-чебучил!
БАРАНКИН: Пусть знает наших.
БЕСХВОСТЫЙ: (Задирчиво) Эй, вы, молокососы! Вам никогда меня не                        поймать, мало каши ели, чеп-чеп-чепчики!

БАРАНКИН И МАЛИНИН: (Вместе) Что-о-о!!!
БАРАНКИН: Я тебе покажу чепчики! (Малинину) Лови его, Костя!
Начинают гоняться за бесхвостым по всему двору, но тот ловко уворачивается. Сделав несколько кругов, он залетает в дупло, одного из деревьев и там скрывается. Баранкин и Малинин следуют за ним.

                            
                                                      Картина 3.

Окружающая обстановка значительно изменилась. Теперь это не городской двор, а самые настоящие джунгли с лианами, густыми зарослями гигантских деревьев и непривычной растительностью.
БАРАНКИН: (Оглядываясь) Где же он? Он не мог далеко улететь.
МАЛИНИН: (Оглядываясь) Юра, тебе не кажется, что все изменилось?
БАРАНКИН: Ой! Где мы? Это какой район? По-моему у нас таких мест                   нет. Вроде лес, и не лес!
МАЛИНИН: Мне эти места тоже не знакомы. Но я это где-то видел.                        Вспомнил! В учебнике географии на картинке. Там такой                         лес джунглями называется. (Тревожно) Послушай,                                       Баранкин! Может, назад вернемся?
БАРАНКИН: Да ты что. Малинин! Когда нам еще такая возможность                         представится, по джунглям погулять. Полетели.
Из кустов выскакивает макака с лицом Соломона Ивановича и рогаткой в руке. Недолго думая, обезьяна целится и стреляет из рогатки в Баранкина и Малинина, но промахивается.
МАЛИНИН: Кажется, в нас стреляли.
БАРАНКИН: (Растерянно) Это еще что такое?
                         Обезьяна стреляет и опять мимо.
БАРАНКИН: (Пригибаясь) Ничего не понимаю! (Увидев обезьяну) Эй,                        Макака, это ты стрелял? (Обезьяна прыгает с места на                     место и строит Баранкину рожи) Ты че-че-чего                                дразнишься? На себя посмотри, образина! (Обезьяна                            стреляет из рогатки и попадает в Малинина).
МАЛИНИН: Ой! Он мне в плечо попал. (Макаке) Больно же.
БАРАНКИН: (Макаке) Ах ты так! Ну держись, голопузый! Личность                        мне твоя знакома.
МАЛИНИН: На нашего учителя литературы Соломона Ивановича                            смахивает.
БАРАНКИН: Ну, Соломон Иванович-Макака, я тебе покажу!
Макака начинает стрелять по Малинину и Баранкину уже очередями. Обстановка принимает боевой характер. Под шквальным огнем Баранкин и Малинин занимают плотную оборону на своем дереве. Из толстых листьев они делают себе щиты, Малинин срывает с веток 

кокосы, и подает Баранкину, тот бросает их как гранаты в обезьяну. В джунглях разыгрывается настоящее сражение. Свист летящих камней,
взрывы достигнувших цель снарядов-кокосов, создают картину серьезного боя.
БАРАНКИН: (Пригибаясь, кричит) Костя, снаряд! (Малинин подает                        кокос, Баранкин кидает его в макаку) Получи, фашист                            гранату! (Взрыв, макака отскакивает в сторону и ведет                                огонь с другой точки) По врагам отечества огонь! Бей                              голопузого! (Бросает кокс, взрыв, обезьяна немного                            сбавляет темп, а потом и вовсе прекращает стрельбу. Но                           Баранкин с Малининым продолжают вести прицельный                         огонь с прежним азартом).
МАКАКА: ( кричит) Хватит, прекратите, довольно! У                                                     меня кончились патроны! Вы что, обалдели! Так не                                                               честно! Это не по правилам!
МАЛИНИН: Что получил, голопузый?
БАРАНКИН: Ура! Мы победили, хватай его в плен!
МАЛИНИН: Хватай голопузого!
МАКАКА: (В панике) Да вы что! Не хочу в плен! (Убегает) Караул!                       Спасите! Помогите! Не хочу в плен! Я так не играю!
БАРАНКИН: (Бросается с Малининым в погоню) Держи пленника!
МАЛИНИН: Хватай труса!
МАКАКА: (Убегая) Я так не играю! Прекратите беспредел! Чего                                 пристали!
Вдруг Баранкину и Малинину дорогу преграждает черная пантера с лицом Аделаиды Львовны. Макака забегает к ней за спину, еле переводя
дух.
МАКАКА: (Торжествуя) О, настал ваш час!
                                           Сложить свое оружие! На поле брани,
                                           Пришел ваш смертный час!
                                           Конец пришел для вас!
                                           Ха-ха-ха-ха!
(Пантере) Послушайте, шеф! Вот эти желторотые меня хотели взять в плен, я чуть не погиб, шеф! Разберитесь с ними. Малинин, испугавшись, прячется за спину Баранкина.
МАЛИНИН: (Баранкину) Может, улетим, а!
БАРАНКИН: Не дрейфь, Малинин, отступить мы всегда сумеем.
ПАНТЕРА: (Облизываясь) Какая приятная встреча!
МАКАКА: (Из-за спины пантеры) О, настал ваш смертный час!
                    Конец пришел для вас!
ПАНТЕРА: (Макаке) Довольно! (Обращается к Баранкину и Малинину)                Вы кто?! Какой породы будете?


БАРАНКИН: Породы воробьиной, а вас, я извиняюсь, в зоопарке видел.
МАЛИНИН: Вы за решеткой там сидели.
МАКАКА: (Пантере) Какая дерзость, шеф! Пора кончать с ними, иначе               так они зайдут бог весть как далеко. (Баранкину) Эй вы,                       невежи! Довольно пререканий, пред вами черная пантера,                         собственной персоной!
ПАНТЕРА: Какой позор! Пора вам преподать урок по воспитанию.
БАРАНКИН: Мы не хотим учиться и не хотим трудиться, мы вольные                       птицы, нам все трынь-трава!
МАКАКА: (Пантере) Вы слышали, шеф?! И это наше будущее. Кончать               их пора! Пора, шеф, пора!
ПАНТЕРА: Позор на все джунгли! Сейчас я вас съем!
МАКАКА: Не хотите воспитания, пойдете на питание.
БАРАНКИН: Вначале догоните! За мной, Малинин! (Улетают, пантера с                  макакой бросаются в погоню).
МАКАКА: Держи тунеядцев!
ПАНТЕРА: Позор на все джунгли, позор!
Баранкин и Малинин описав круг в воздухе, садятся на дерево. В этот момент соседние ветки раздвинулись и выскочили две попугаихи. Одна с лицом Гипотенузы Медиановны, другая – Пенелопы Самсоновны.
ГИП. МЕД.: Это еще что за чу-чу-чудаки?
ПЕН. САМ.: И почему не здороваются?
ГИП. МЕД.: Какая бестактность!
ПЕН. САМ.: Какая невоспитанность!
БАРАНКИН И МАЛИНИН: (Вместе) Здра-здравствуйте!
ГИП. МЕД.: Мы вас здесь никогда не видели.
ПЕН. САМ.: Не встречали, не встречали, не встречали!
ГИП. МЕД.: Вы к нам в гости, или насовсем?
ПЕН. САМ.: Насовсем, насовсем, насовсем!
Попугаихи начинают разговаривать наперебой друг с другом. Баранкин и Малинин растерянно вертят головами.
ПЕН. САМ.: Вам здесь очень понравится!
ГИП. МЕД.: У нас экзотические места, экзотические, экзотические!
ПЕН. САМ.: Места просто классические!
ГИП. МЕД.: Нет экзотические!
ПЕН. САМ.: Нет классические!
ГИП. МЕД.: Я сказала экзотические!
ПЕН. САМ.: А я сказала классические!
ГИП. МЕД.: Экзотические!
ПЕН. САМ.: Классические!
ГИП. МЕД.: Экзотические!
ПЕН. САМ.: Классические!
ГИП. МЕД.: Экзотические! Экзотические! Экзотические!

ПЕН. САМ.: Классические! Классические! Классические!
БАРАНКИН: Тихо! (Попугаи прекращают спор). Места у вас                                 прелестные!
ГИПОТЕНУЗА И ПЕНЕЛОПА: (Вместе) Прелестные!
ГИП. МЕД.: Какие превосходные птенчики, вы будете моими детьми.
ПЕН. САМ.: Нет коими!
ГИП. МЕД.: Моими! 
ПЕН. САМ.: Нет моими!         
ГИП. МЕД.: Моими!  
ПЕН. САМ.: Моими!         
ГИП. МЕД.: Моими!  
ПЕН. САМ.: Моими!
ВМЕСТЕ: Нашими детьми!
БАРАНКИК: (Недоуменно) Как это?!
МАЛИНИН: Как это?!
ВМЕСТЕ: Как это, как это, как это! Мы не ваши дети!
ГИП. МЕД.: не спорьте, не спорьте, не спорьте! Теперь вы наши дети!
МАЛИНИН: Извините, гражданки! Мы вас в первый раз видим, у нас                         свои родители есть!
ГИП. МЕД.: (Строго) Это что еще за гражданка! Ты чего грубишь!                           (Клюет Малинина в бок).
МАЛИНИНИ: Ой, вы чего деретесь? Больно же!
БАРАНКИН: Тетеньки, отпустите нас, пожалуйста! Мы домой хотим. А                   драться, не педагогично!
ПЕН.САМ.: Ты где таких слов нахватался? (Клюет Баранкина)
БАРАНКИН: Ой, я больше не буду.
Появляется еще один попугай с лицом Василия Ивановича. Попугаихи радостно захлопали крыльями.
ГИП. МЕД.: А вот и наш папочка прилетел!
ПЕН. САМ.:  (Попугаю) Чика! Чика! Посмотри какие у нас детки                                   появились, сыночки наши.
ВАС. ИВ.: Теперь у нас помощники будут. Почему сидим не работаем?     
             Живо за работу!
ГИП. МЕД.:  За работу, за работу, птенчики!
ПЕН. САМ.: Будем учиться вить гнездо.
БАРАНКИН И МАЛИНИН: (Вместе. Возмущенно) Как учиться?! Опять                                            учиться?!
ВАС.ИВ.: Ученье и труд все перетрут! Трудиться всегда сгодится! Без                      труда не выловишь и рыбку из пруда!
МАЛИНИН: (Тихо Баранкину) А что, птицы тоже учатся?
БАРАНКИН: (Неуверенно) Наверное.



МАЛИНИН: Наверное, наверное! Чего ж ты тогда в птиц решил                                 превращаться?   
БАРАНКИН: Откуда же я знал, что у них тоже заботы есть.
МАЛИНИН: (громко) В общем, учиться вить гнездо не буду.
ПЕН. САМ.: Кто сказал, что не хочет учиться вить гнездо?
БАРАНКИН: (Прикрывая собой Малинина) Я сказал! А драться, по-                           моему, не педагогично.(Пенелопа Самсоновна клюет                             Баранкина в спину)                                                                 ПЕН. САМ: Быстро за работу, бездельники!
ГИП. МЕД.: И когда вы за ум возьметесь?
Под музыку попугаи вьют гнездо, Баранкин и Малинин нехотя им  помогают. Тем временем в джунглях разыгралась гроза, и пошел тропический дождь.
ВАС. ИВ.: (Кричит) Прячьтесь все в гнездо! За мной, быстро! (Залезает               в гнездо, Попугаихи за ним).
МАЛИНИН: (Баранкину) Юра, сейчас самое время бежать, летим                                                      отсюда!
БАРАНКИН: Бежим, Костя, летим! (Они срываются с ветки и что есть                                 сил, машут крыльями).
ВАС. ИВ.(Вслед) Стойте, вернитесь! Лови их, держи! (Бросается в                      погоню).
ГИП. МЕД.: Поймай  их, чика! Держи лодырей!
ПЕН. САМ.: Верни их!(Обе скрываются за ветками).
БАРАНКИН: Спасайся, Костя! Не отставай!
МАЛИНИН:  Не могу, у меня уже нет сил!
БАРАНКИН: Хватайся за мой хвост. (Малинин хватает Баранкина за                           хвост).
МАЛИНИН: Юра, попугай нас догоняет, поднажми!
БАРАНКИН: Костя, где это дупло?
МАЛИНИН: Не помню! Юра, он нас догоняет, я уже не могу, я сейчас                         упаду!
БАРАНКИН: Держись, Костя, я тебя не брошу! Нам бы дупло найти!
ВАС. ИВ.: (Почти достиг Малинина, вот-вот схватит его) Я вам покажу              дупло.
МАЛИНИН: Юра! Юра! Вижу дупло, слева по борту!
БАРАНКИН: Цель засек, вхожу в штопор!
Баранкин и Малинин стремительно влетают в дупло и скрываются там.

                                                 Картина 4

Современный городской двор. Баранкин и Малинин изможденные погоней, падают без сил на землю.


МАЛИНИН: (Тяжело дыша) Все, с меня довольно! Ты как хочешь, а я                          воробьем быть больше не хочу. Хватит, начирикался.
БАРАНКИН: Я тоже!
МАЛИНИН: Давай лучше в бабочек превратимся,  у них и жизнь проще,                  и сладким нектаром питаются.
БАРАНКИН: А как у них в смысле учебы? Может они тоже,                                             чему-нибудь учатся?
МАЛИНИН: (Испуганно) Ой, Юра, кошки! (По двору к Баранкину и                          Малинину крадутся две рыжие кошки с лицом Аделаиды                           Львовны и Соломона Ивановича).
БАРАНКИН: К превращению в бабочек приготовились!
МАЛИНИН: Приготовились!
БАРАНКИН: Начали!
МАЛИНИН: (Испуганно) Как на-на-наначали? А чего говорить-то?                          Какие слова?
БАРАНКИН: Сейчас переделаю. (Кошки подходят все ближе и ближе).
МАЛИНИН: (В панике) Скорее, Юра, скорее!
БАРАНКИН: Повторяй за мной: Не хочу быть воробьем,
                                                        А хочу быть мотыльком!
                                                        Я уверен, без забот                                   
                                                        Мотылек живет!
                                                        Вот я! Вот я!
                                                        Превращаюсь в мотылька!
МАЛИНИН: Не складно получается.
БАРАНКИН: Повторяй, не тяни!                                                              МАЛИНИН И БАРАНКИН: (Вместе). Не хочу быть воробьем,
                                                        А хочу быть мотыльком!
                                                        Я уверен, без забот                                   
                                                        Мотылек живет!
                                                        Вот я! Вот я!
                                                        Превращаюсь в мотылька!

                     
                                             ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ.
                       
                                                    Картина 1

Баранкин и Малинин повторяют заклинание. Кошки подходят все ближе и ближе. Готовятся к нападению.  
 БАРАНКИН И МАЛИНИН: (Вместе).  Не хочу быть воробьем,
                                                        А хочу быть мотыльком!
                                                        Я уверен, без забот                                   
                                                        Мотылек живет!
                                                       
                                                        Вот я! Вот я!
                                                        Превращаюсь в мотылька!

Затемнение. Баранкин и Малинин превращаются в бабочек и взлетают.
Кошки испуганно разбегаются в разные стороны.

                                        Картина 2

БАРАНКИН: (Налету, разглядывая Малинина) Ух ты! Опять                                     получилось! Костя, какой ты необычный! Как же ты                             называешься?
МАЛИНИН: (Налету) Какие у меня крылья сверху, черно-зеленые?
БАРАНКИН: Черно-зеленые.
МАЛИНИН: А с обратной стороны?
БАРАНКИН: Коричнево- черные, с золотыми точками.
МАЛИНИН: (Гордо) Все ясно! Я превратился в махаона из семейства                               парусниковых.
БАРАНКИН: А я? (Крутится).
МАЛИНИН: (Критически) А ты, в этого самого, как его, во вредителя.
БАРАНКИН: (Обиженно) В какого вредителя?
МАЛИНИН: В огородного. Капустник из семейства белянок. Крылья у                             тебя маленькие, желтенькие с черными пятнышками.
БАРАНКИН: Откуда тебе это известно?
МАЛИНИН: У меня самая большая коллекция бабочек. И в них я                          разбираюсь лучше, чем ты в воробьях.(Передразнивая                            Баранкина) У воробьев жизнь без забот! У воробьев жизнь                  без хлопот!
БАРАНКИН: (Оправдываясь) Я что виноват, если мне так показалось                        
МАЛИНИН: У бабочек жизнь намного приятнее, они гнезд не вьют и                           овсом не питаются, а только сладким нектаром.
БАРАНКИН: Кстати о нектаре, очень есть хочется.
МАЛИНИН: Сказать честно и я проголодался. Вижу клумбу с цветами,                  летим туда там и позавтракаем.

                                                 Картина 3

Цветочная клумба. Баранкин и Малинин подлетают к одному из цветков.
МАЛИНИН: (Принюхиваясь) Какой чудесный запах нектара.
БАРАНКИН: (Облизываясь) Как от маминого печенья. (Пытается                            залезть в цветок) По-моему там кто-то есть.
МАЛИНИН: Кто там может быть, разве какая-нибудь бабочка опередила                  нас.

БАРАНКИН: Пусть только вылезет, я ей покажу, как чужой нектар                           кушать.
МАЛИНИН: (Кричит в цветок) Эй, ты! Выходи!
Баранкин бьет по цветку. Из цветка облаком поднимается пыльца и вылетает пчела с лицом Василия Ивановича. Нанюхавшись пыльцы Баранкин и Малинин начинают чихать прямо на пчелу.
ПЧЕЛА: (Растерянно смотрит то  на Баранкина то на Малинина) Это что           за беспредел! Кто будить меня посмел!
Баранкин и Малинин продолжают чихать.
МАЛИНИН: Юра! Ап-чхи! Кажется мы с тобой влипли! Ап-чхи!
ПЧЕЛА: (Утирается) Что это вы себе поз-з-зволяете?!
                                     С кем вы связались не з-з-знаете?!
БАРАНКИН: Костя, ап-чхи! Это пчела, ап-чхи! Напоминает мне нашего                  Василия Ивановича, ап-чхи! Он же попугай, ап-чхи!
ПЧЕЛА: (Утираясь, возмущенно) Какая наглость! Какая бестактность!                 Мало того, что оплевали, так они еще и обзываются! Сейчас я           вам покаж-ж-жу, что такое настоящее ж-ж-жало, я вам покаж-                  ж-жу попугая.
МАЛИНИН: Юра! Спасайся! (Пытается улететь).
Пчела бросается за ними в погоню, устрашающе жужжа.
МАЛИНИН: (Налету) Помогите! Спасите! Баранкин на помощь! Ой,                          мама!
Баранкин хватает сучек-дубинку и бросается пчеле на перерез.
БАРАНКИН: (Кричит) Костя, я здесь! Сейчас я покажу этому                                    полосатому, где раки зимуют. (Бьет пчелу дубинкой).
ПЧЕЛА: Ой, больно! Чего вы деретесь!

Баранкин хватает пчелу за хоботок и вертит ее вокруг себя. Малинин залетает пчеле за спину и дает ей увесистый пинок.
ПЧЕЛА: (Пытается вырваться) Прекратите хулиганить, отпустите мое                    жало!
БАРАНКИН: Стыдно! Стыдно, Василий Иванович, пчела-попугай!
ПЧЕЛА: Я не попугай. Я пчела, вы ошибаетесь!
МАЛИНИН: Ничего мы не ошибаемся, это вы нас гнездо вить                                 заставляли, когда мы воробьями были, а теперь ужалить                         хотели. Не хорошо, Василий Иванович!
ПЧЕЛА: Я не Василий Иванович, это произвол! Пчела я, пчела! Пустите           ж-ж-жало!
БАРАНКИН: Будет тебе наука, полосатый! (Отпускает пчелу).
ПЧЕЛА: (Налету) Караул! Спасайся, кто может! (Улетает).
МАЛИНИН: Баранкин, мы были на волоске от смерти. Если бы эта                        пчела нас ужалила, мы бы с тобой никогда больше не                           встретились.

БАРАНКИН: А говорил, что у бабочек все так просто, тоже мне знаток.
МАЛИНИН: Пустяки, с кем не бывает. Теперь мы можем с тобой                         спокойно позавтракать. (Пошатнулся) Ой! Что это со                           мной?!
БАРАНКИН: Что! Где?
МАЛИНИН: Я кажется, хочу спать. (Зевает).
БАРАНКИН: Ты что, Малинин, совсем спятил? Не выспался когда был                           человеком? Кончай придуриваться, я есть хочу.
МАЛИНИН: (Сонно) Я не придуриваюсь. (Зевает). Это закон природы.
БАРАНКИН: Какой еще закон природы?
МАЛИНИН: Обыкновенный, все бабочки осенью засыпают до самой                          весны и спят всю зиму. (Зевает).
БАРАНКИН: Как всю зиму! Почему всю зиму?! Зачем же мы тогда                          превращались в бабочек? Почему ты сразу об этом ничего                  не сказал.
МАЛИНИН: (Зевая) Я думал на нас этот закон не подействует.
БАРАНКИН: (Передразнивая) Думал, думал! Индюк тоже думал и в суп                   попал. И зачем я только согласился быть бабочкой. Нужно                   срочно превращаться в кого-нибудь другого.
МАЛИНИН: (Сонно) В кого? (Зевает).
БАРАНКИН: В того, у кого жизнь без забот и хлопот.
МАЛИНИН: (Вздыхая) Наверное, такой жизни на земле ни у кого нет.
БАРАНКИН: (Радостно) Придумал! Мы превратимся в трутней. Это                            такие маленькие пчелки.
МАЛИНИН: (Озадаченно) Почему в трутней? (Ложится).
БАРАНКИН: Потому что трутни в жизни ничего не делают, а если и                            делают то только то, что им захочется. Мы ведь с тобой                           как раз об этом и мечтали. Повторяй за мной, Малинин,                          (Малинин храпит). Ты что, Костя! (Толкает Малинина) Не                  спи, повторяй заклинания.
МАЛИНИН: (Сонно) Сейчас посплю и…….хр-р-р-р.
БАРАНКИН: (Тревожно). Да ты что, Малинин! Тебе нельзя спать,                         очнись! (Малинин храпит). Я должен его разбудить, во что                   бы то ни стало!
МАЛИНИН: (Сквозь сон) Спят усталые игрушки,
                                              Книжки спят….хр-р-р-р.
Слышится барабанная дробь, звуки горна. Появляется Аделаида Львовна, Гипотенуза Медиановна, Пенелопа Самсоновна, Василий Иванович и Соломон Иванович. Все, кроме Василия Ивановича, держат в руках сачки для ловли бабочек. Они строем маршируют.
ХОРОМ:  Это кто шагает вряд?!
                  Наш юннатиков отряд!


АДЕЛ. ЛЬВОВ.: Левой, левой, раз-два, раз-два! На месте стой! Раз-два!                        По порядку посчитайся! Первый!
ГИП. МЕД.: Второй!
ПЕН. САМ.: Третий!
СОЛ. ИВ.: Четвертый!
ВАС. ИВ.: Шестой!
АДЕЛ. ЛЬВОВ.: Отставить! Вы что, Василий Иванович, считать                                          разучились?
ВАС. ИВ.: Извиняюсь, шесть мое любимое число.
АДЕЛ. ЛЬВОВ.: Забываетесь, Молотков-Гвоздев, мы с вами не в казино.
ПЕН. САМ. И ГИП. МАД.: (Вместе поют) Казино, казино, казино!
ВАС. ИВ.: Виноват.
ПЕН. САМ. И ГИП. МЕД.: (Вместе) Виноват.
АДЕЛ. ЛЬВОВ: (Василию Ивановичу) Кстати, где ваш сачок? 
СОЛ. ИВ.: (С иронией) А он его на фантики от жвачек променял. (Все                       смеются).
ВАС. ИВ.: (Виновато опустив голову) Виноват! (Робко протягивает                       бумажки Аделаиде Львовне) Вот.
АДЕЛ. ЛЬВОВ.: (Раздраженно) Уберите сейчас же! Стыдно!
ВАС. ИВ.: Виноват!
АДЕЛ. ЛЬВОВ.: Что вы заладили, как попугай виноват, виноват.
ВАС. ИВ.: Виноват!
АДЕЛ. ЛЬВОВ.: Тема сегодняшнего занятия…
ГИП. МЕД. И ПЕН. САМ.: (Вместе, радостно) Бабочки! Бабочки!
СОЛ. ИВ.: (Напевает) А бабочка крылышками бяк, бяк, бяк, бяк.
АДЕЛ. ЛЬВОВ.: Правильно, бабочки! И сегодня мы их будем ловить для                        коллекции. Чем будете ловить вы, Василий Иванович, я                         не знаю.
СОЛ. ИВ.: (С иронией) Фантиками от жвачек. (Все смеются).
ВАС. ИВ.: Можно я буду громко кричать, они испугаются и умрут от                         страха. Вот так (громко кричит) а..а..а..а...!
АДЕЛ. ЛЬВОВ.: (Гневно) Молчать! Вы что, белены объелись? Для                                  ловли бабочек нужна полная тишина и спокойствие. И                        если вы, болван, будете так орать, я исключу вас из                                    отряда юннатов.
ГИП. МЕД. И ПЕН. САМ.: (Вместе) Болван!
СОЛ. ИВ.: Болван!
ВАС. ИВ.: Виноват, больше не буду.
ГИП. МЕД.: (Радостно кричит, подпрыгивая на месте и показывая                         пальцем, в сторону затаившегося Баранкина и спящего                          Малинина). Бабочки! Бабочки! Смотрите!
ВАС. ИВ.: (Широко расставив руки, кричит). Где! Где! Где!


АДЕЛ. ЛЬВОВ.: (Изумленно смотрит на Баранкина и Малинина) Что за                        чудеса, не может быть! Это ведь махаон из                                                  Уссурийского края, как же он здесь очутился?                                               Поразительное явление!
ПЕН. САМ.: А вторая?
ВАС. ИВ.: (Суетится) Вторую я беру на себя.
АДЕЛ. ЛЬВОВ.: Это капустница, ее можно не трогать. У нас такая                                 бабочка в коллекции есть.
ВАС. ИВ.: (Мечется в разные стороны) Еще будет!
Они крадучись окружают Баранкина и Малинина.
АДЕЛ. ЛЬВОВ.: (Василий Ивановичу) Заходите слева.
СОЛ. ИВ. : (Вас. Ив.) Слева заходите.
ВАС.ИВ.: (Неуверенно) А они не кусаются?
ПЕН. САМ.: (Отстраняет его. С неприязнью) Отойдите, трус, и не                       путайтесь под ногами.
ВАС. ИВ.: Я не трус, но я боюсь.
АДЕЛ. ЛЬВОВ.: (Поднимает сачок) Сейчас мы их поймаем!
СОЛ. ИВ.: И в морилку.
ПЕН. САМ.: Потом в сушилку.
ГИП. МЕД.: И в распрямилку.
ВАС.ИВ.: (Злорадно) Сейчас мы вас поймаем!
БАРАНКИН: (Отчаянно) Все, пропали! (Толкает Малинина) Костя,                        проснись, мы в окружении! Беда, Малинин! Конец!                         (Продолжает толкать Малинина) Да проснись же ты       Проснись!( Малинин храпит. Нападающие совсем уже                             близко, кольцо сужается. Баранкин начинает щекотать                            Малинина. Тот смеется сквозь сон и наконец                                     просыпается).
МАЛИНИН: (Смеется) Ой! Ха-ха-ха! Баранкин, зачем ты меня                            щекочешь? Ха-ха-ха!
БАРАНКИН: (Кричит) Малинин! Быстро сосредотачивайся и начинай                           превращаться в трутня.
МАЛИНИН: (Зевая) Почему в трутня? Зачем?
БАРАНКИН: Затем, что там юннаты, во главе с Аделаидой Львовной,                            хотят тебя поймать и как махаона запрятать в морилку,                            потом в сушилку, потом в распрямилку. Для коллекции.
МАЛИНИН: (Испуганно и тут же проснувшись) Я не хочу в коллекцию!
БАРАНКИН: Тогда скорее превращайся в трутня.
МАЛИНИН: (Суетится) Да! Хорошо! Сейчас! Давай превращаться!
                                          Ой, мамочка!
                                          Я не хочу быть бабочкой
                                          Я уверен, хорошо
                                          Быть на свете мурашом!

БАРАНКИН: (Удивленно) Причем тут мурашом? Ты что спятил,                                    Малинин?
Круг уже совсем сузился и Аделаида Львовна со своей командой, приготовились набросить на Баранкина и Малинина сачки. 
ВАС. ИВ.: (Потирая руки) Попались!
БАРАНКИН: (Затараторил). Ой, мамочка!
                                          Я не хочу быть бабочкой
                                          Я уверен, хорошо
                                          Быть на свете мурашом!
Затемнение. Баранкин и Малинин превращаются в муравьев, все вокруг исчезают. Баранкин и Малинин одни разглядывают друг друга.

                                                  Картина 4

МАЛИНИН: (Радостно) Ура! Опасность миновала!
БАРАНКИН: (Мрачно смотрит на Малинина) Ты что наделал, Малинин? МАЛИНИН: Спас нас от смерти! А что?

БАРАНКИН: Почему тебе в голову пришла эта идея, превращаться в                          муравьев?
МАЛИНИН: А что я еще мог придумать в тот критический для нас                         момент, что первое на ум пришло, в того и превращался.
БАРАНКИН: А на ум тебе пришли муравьи, да?
МАЛИНИН: (Растерянно) Ну да!
БАРАНКИН: Знаешь ли ты, Малинин, что муравьи, это самые большие                   труженики и работяги? И жизнь у них, совсем не такая, о                               которой мы с тобой мечтали, без забот и хлопот.
МАЛИНИН: Подумаешь труженики, ну и пусть себе трудятся, а мы                        будем жить в свое удовольствие, и делать только то, что                       нам захочется.
БАРАНКИН: А как же инстинкт?
МАЛИНИН: Какой инстинкт?
БАРАНКИН: Муравьи работают не по своей воле, их заставляет                                      инстинкт. А это, я тебе скажу, сильная штука.
МАЛИНИН: Знаешь, Баранкин, я вообще считаю, что никакого                               инстинкта нет, его нарочно учителя придумали, чтобы нам                 вопросы на уроках задавать.
БАРАНКИН: (Задумчиво чешет затылок) Наверное, ты прав, Малинин,                         никакого инстинкта вообще не существует. Давай лучше                           ни о чем не думать, а жить в свое удовольствие.
МАЛИНИН: Давай!



Звучит веселая музыка, Баранкин и Малинин танцуют. На поляне появляется взрослый муравей с лицом Соломона Ивановича. Кряхтя и сопя за собой, он тянет большую ветку. Увидев Баранкина и Малинина, останавливается.
МУРАВЕЙ: Эй, вы! Идите сюда и помогите мне дотащить эту ветку до                     муравейника. Тяжелая больно.  
БАРАНКИН: А вы что, сами не можете?
МУРАВЕЙ: (Возмущенно) Как вы со старшими разговариваете? Живо                       за работу, бездельники, я два раза повторять не привык!
Малинин безропотно направляется к лежащей ветке.
БАРАНКИН: Малинин, ты куда?
МАЛИНИН: (Растерянно, на ходу) Не знаю, ноги сами идут.
БАРАНКИН: (Неожиданно сам направляется к ветке. Удивленно) Ой!                             Куда это я? Что со мной?
МУРАВЕЙ: (Командным голосом) Живее! Живее! (Малинину) Ты,                         малец, бери за один конец. (Баранкину) А ты, борзой, бери                 за другой, я посередине. Раз, два, взяли! Бревнышко                                    подняли! (Втроем поднимают ветку на плечи) Понесли!  
Малинин пытается идти в одну сторону, Баранкин в противоположную. Таким образом, они тянут ветку в разные стороны и топчутся на одном месте.
 МУРАВЕЙ: (Удивленно) Ничего не понимаю! Почему стоим?
МАЛИНИН: (Усердно перебирая ногами на одном месте) Я иду!
БАРАНКИН: (Делает тоже самое) И я иду!
МУРАВЕЙ: (Недоуменно) Ну мы же стоим!!!
МАЛИНИН: Баранкин, что это с нами? Ноги сами идут. Я не хочу нести                  эту ветку, а внутренний голос мне говорит, что надо.
БАРАНГКИН: Я же тебе говорил, это и есть инстинкт, муравьиный                             инстинкт. Я тоже не хочу работать, а инстинкт заставляет.
МУРАВЕЙ: Разговорчики! Ничего не понимаю, почему стоим?!
МАЛИНИН: Юра! Я устал, мне тяжело, а этот инстинкт мне все уши                         прожужжал: «работай», «работай»!
МУРАВЕЙ: Определенно не понимаю, что происходит?
БАРАНКИН: Малинин, мы должны противостоять этому инстинкту и                        больше ему не подчиняться.
МАЛИНИН: Не могу не подчиняться, он сильнее меня.
МУРАВЕЙ: Чего вы болтаете! Отставить разговорчики, работайте                        лучше.
БАРАНКИН: Костя. Мы должны его победить! Скажи инстинкту – нет!
МАЛИНИН: Не получается, я как будто прирос к этой ветке.
БАРАНКИН: Малинин! Слушай мою команду, на счет три мы бросаем                            эту ветку!
МАЛИНИН: (Тяжело дыша) Попробую.

МУРАВЕЙ: (Тревожно) Вы это о чем?! Как бросаете?! Куда бросаете?!
БАРАНКИН: Приготовились! Раз! Два! Три!
По команде Баранкин и Малинин бросают ветку и отбегают в сторону. Вся ее тяжесть приходится на плечи муравья. Кряхтя и спотыкаясь, он
пытается удержать на себе ветку, но, не справившись, падает с ней на землю.   
МУРАВЕЙ: (Кричит) Ой! Убили! Задавили! На помощь!
На шум и крики пострадавшего муравьяч прибегают другие муравьи. Это: Василий Иванович, Гипотенуза Медиановна, Пенелопа Самсоновна.
МУРАВЕЙ: Хватайте их! Они меня чуть не убили! (Василий Иванович                         хватает Баранкина, Пенелопа Самсоновна – Малинина, а                        Гипотенуза Медиановна помогает подняться Соломону                        Ивановичу) Они отказывались работать, это не муравьи, это                тунеядцы. Из-за них я чуть не погиб.
БАРАНКИН: Мы не хотели причинить вам боль.
МАЛИНИН: Простите нас.
БАРАНКИН: Мы только боролись с инстинктом.
МУРАВЕЙ: А пострадал я!
БАРАНКИН: Это случайность.
МУРАВЕЙ: А то, что вы бездельники и лоботрясы, это тоже                                    случайность?
МАЛИНИН: Нет, это не случайность. То есть я хотел сказать… 
ГИП. МЕД.: Какой позор!
ВАС. ИВ.: Они запятнали весь муравьиный род!
СОЛ. ИВ.: Позор на весь муравейник!
ПЕН. САМ.: Они заслуживают самой суровой кары.
ВСЕ: (Хором поют) Какой кошмар! Кошмар! Кошмар! Кошмар!                                                 Неслыханный провал! Позор! Позор! Позор!
СОЛ. ИВ.: (Фальцетом) И беспредел!
ВСЕ(Хором) Беспредел!
ВАС. ИВ.: Об этом нужно доложить шефу.
СОЛ. ИВ.: Трубите тревогу, вызывайте шефа.
Звучит сирена. Появляется Аделаида Львовна в образе муравья.
АДЕЛ. ЛЬВОВ.: Чего расшумелись? Здесь я!
СОЛ. ИВ.: Разрешите доложить,
                   И все вкратце изложить!
ВАС. ИВ.: (Перебивая) У нас ЧП, шеф! ЧП у нас!
АДЕЛ. ЛЬВОВ.: Я все знаю. Какой позор! Неслыханный провал!
ВАС. ИВ.: Что будем делать с ними, шеф?!
СОЛ. ИВ.: Выпороть!
ПЕН. САМ.: Продать в рабство!
ВАС. ИВУ.: Отправить на трудовой фронт!

ВСЕ: (Хором) Что будем делать, шеф?!
АДЕЛАИДА ЛЬВОВНА: (Властно) Казнить!
БАРАНКИН И МАЛИНИН:  Что-о-о!!!
АДЕЛ. ЛЬВОВ.: Они заслуживают смерти.
ВСЕ: (Хором) Правильно! Оторвать им лапы! Откусить головы!
Муравьи во главе с Аделаидой Львовной окружают Баранкин и Малинина. Звучит бой барабанов. Муравьи, пританцовывая, движутся по кругу, изображая ритуальный танец дикарей. Сгибая и выпрямляя туловище, периодически выбрасывая вверх лапы, они издают непонятные, устрашающие звуки.
БАРАНКИН: (Обнимая Малинина) Костя, прости меня за то, что я                           втянул тебя во всю эту глупую историю.
МАЛИНИН: (Обнимает Баранкина)  Это ты меня прости, что мы                                превратились в муравьев из-за меня.
БАРАНКИН: Неважно в кого, я понял, главное всегда нужно оставаться                  человеком. Быстро повторяй за мной:
                                           Ни ночью, ни днем!
                                           Не хочу быть муравьем!
                                           Я! Хочу! Навеки!
                                           Быть! Человеком!
В этот момент вся свита Аделаиды бросается на Баранкина и Малинина.
МАЛИНИН: (Кричит) Прощай, Баранкин!
БАРАНКИН: (Кричит) Прощай, Малинин!
Затемнение. Слышны отдаленные крики: «Прощай, Костя»! «Прощай, Юра»! Они сменяются хохотом Аделаиды Львовны. Все затихает.

                                                 Картина 5

Сцена освещается. Школьный класс, учительский стол, на стене висит доска, за партой, облокотившись, друг на друга в человеческом облике, сидят Баранкин и Малинин, они спят. Звенит звонок. В класс входит Гипотенуза Медиановна.
ГИП. МЕД.: Опять спят. Баранкин! Малинин! (Баранкин и Малинин                           просыпаются) Баранкин и Малинин, к директору!
БАРАНКИН: (Радостно) Костя! Живой! Живой, Малинин!
МАЛИНИН: (Радостно смотрит на Баранкина) Юра, ты жив! Жив!
БАРАНКИН И МАЛИНИН: (Бросаются друг другу в объятия. Вместе)                                                     Ура! Мы существуем!
ГИП. МЕД.: (Удивленно) Что с вами?
МАЛИНИН: (Баранкину) Значит, это был всего лишь сон!
БАРАНКИН: Да, но какой! Благодаря ему мы поняли.
ВМЕСТЕ: Как важно быть человеком!
ГИП. МЕД.: Да что это с вами? Баранкин! Малинин!

МАЛИНИН: И не просто человеком.
БАРАНКИН: А человеком в высоком смысле этого слова.
МАЛИНИН: Как важно иметь руки, а не лапы.
БАРАНКИН: Думать и размышлять не как-нибудь инстинктивно по-                           муравьиному, а по-настоящему, по-человечески!
ГИП. МЕД.: (В недоумении пожимает плечами) Юра! Костя! Вы ли это?                 Я вас не узнаю!
МАЛИНИН: Гипотенуза Медиановна, мы хотим вам сказать.
БАРАНКИН: Мы должны вам сказать.
ВМЕСТЕ: Что человек – это звучит гордо!
БАРАНКИН: Теперь мы поняли, как хорошо и прекрасно.                 ВМЕСТЕ: Быть человеком!
ГИП. МЕД.: Како же вам приснился сон?
БАРАНКИН: (Смотрит на Малинина) Пусть это будет нашим секретом.
                                                                                    

 
                                             Конец.      

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования