Общение

Сейчас 436 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

Но в мире нет людей бесслезней,
Надменнее и проще нас.

А. Ахматова

Пока была жива Елена Владимировна, сохранялась половинка того художественного Универсума, называемого Художник и Муза. У каждого Данте должна быть своя Беатриче. У Мейерхольда - Зинаида Райх, у Таирова - Алиса Коонен, у Владимирова - Алиса Фрейндлих, Акимов и Юнгер были той самой жизненной структурой, творчески воспринимающей, воспроизводящей жизнь. Ранняя смерть в 1968 году Акимова это звено разрушила, но не разладила внутреннего художественного механизма. Роль вдовы художника была лишь салонной формальностью, хотя и это Юнгер умела исполнять высоко благородно. Елена Владимировна продолжала работать и жить. Она играла в Его театре. Оставалась, как и Он, влюбчивой в новых людей, новые идеи. Это было естеством актрисы. Она много переводила современной зарубежной драматургии. Часто в этих переводах она воплощала уже как актриса воздух своего времени и людей, окружавших ее. Обо всем этом она писала в своих книгах. Одна из последних так и называлась «Все это было», утверждая их общий принцип правдивости в жизни.
В театре при Акимове был исключительный союз с гениальным драматургом Евгением Шварцем и не менее гениальным переводчиком Михаилом Лозинским. Работая с 1936 года в Театре комедии, Елена Владимировна сыграла в пьесах Лопе де Веги, Шеридана, который на репетициях Акимова мог по ходу дела переписать диалог или дописать, стилизуя автора. Вот в этом стиле, в этом режиме и продолжала жить вечно молодая Елена Владимировна. В постановках Акимова она открыла новый тип героини своего времени - веселой, сильной, жизнеспособной, с авантюрным, часто непокорным характером девушки. Это Шура Азарова (нам эта героиня известна по «Гусарской балладе»), Диана из «Собаки на сене», Леонарда из «Валенсианской вдовы» и, конечно же, Виола из «Двенадцатой ночи».
В1930 году Елена Владимировна окончила театральную Школу при Александринке. Но получила веселое крещение мюзик-холлом в Студии совсем молодого, но уже прославленного дерзостью художника-режиссера Николая Акимова. Плодом этой счастливой встречи стала дочка Анюта, по таланту художницы в будущем равная отцу.
О да, эта великолепная женщина несет в себе аромат Серебряного века. Казалось, никакая советская грязь не коснулась ее. Она сохранялась с уникальным свойством самоочищения. Высокая натура, высокий стиль ее - в простоте общения. В задоре и любви к красному сухому вину. В ней - шарм беззаботной француженки. В ней - источник любви всех мужчин. В ней - пряность декадентских стихов Северянина и стойкость Зои Космодемьянской. Но без душевной изломанности Марины Цветаевой - это ее спасало.
Она жила в доме - живом музее Николая Павловича Акимова. Его руками созданный мир, его портреты на стенах, сказочные предметы домашней утвари из шварцевского «Обыкновенного чуда». Шлейф культуры - не просто русской культуры - но европейской - тянулся за ней, и многие в окружении дышали этим воздухом. Так жадно вдыхают мужчины аромат дорогой женщины. Если б вы спросили у Елены Владимировны о ее хобби сегодня, она бы наклонила голову, улыбнулась и, небрежно пожав плечами, ответила: «Немного перевожу с французского и английского". Она много переводила пьес. В свое время сыграла Сару Бернар в переведенной ею пьесе «Смех лангусты».
Счастлив тот, кто успел увидеть на малой сцене Театра им. Ленсовета ее последнюю актерскую работу в спектакле «Три высокие женщины». Впервые она перевела пьесу Эдварда Олби на русский и захотела сыграть в ней роль, раскрывающую суть женщины в проекциях трех возрастов. Нужная интонация в спектакле передавалась ею легко-иронично: вот где талант характерной актрисы раскрывал мудрость мнимого абсурда пьесы. Ибо наполнен был, напоен всей жизнью самой актрисы, гениальной женщины Юнгер.
Сгусток времени, сгусток памяти и встреч. Все это, как нечто вполне реальное и материальное, излучало некую силу, вживлялось в души каждого зрителя неведомым ему опытом. В той последней роли актрисы была насыщенность атмосферой уходящего двадцатого столетия. В ней жило то, что кануло и что должно остаться в будущем. Ее героиня, девяностолетняя женщина, словно заново переживает и переосмысляет свою жизнь вместе со своими двумя - помоложе - «Я». В путанице сбивчивых мыслей, капризных споров-состязаний между тремя «высокими женщинами», у каждой из которых оказывается свой характер, свои преимущества, - однако ж вычерчивается некий рисунок - беспомощной и твердой, бесконечно одинокой и столь же мудрой женщины.    

* * *

Вообще-то в Театре комедии красивых актрис было очень много. Года два назад, во время интервью с Валентином Плучеком, неожиданно в кабинет впорхнула его жена, бывшая в тридцатые годы актрисой Акимова. Память Зинаиды Павловны. молниеносно. высветила картины былой счастливой жизни в Театре комедии. «Если б вы только знали, - заключила она, блестя молодыми глазами, - какая красавица была Леночка! Если б знали!» стоящий в неподвижности режиссёр и муж, почти обреченно, трагически спокойно, едва шевеля губами, констатировал: «Вот видишь, она меня не любит, она его любит». Местоимение «он» означало «Акимов Николай Павлович».
Возвратившись в Петербург, я сразу позвонила Елене Владимировне, чтоб передать привет «колежанки». И сразу услышала в трубке знакомый возглас: «Зиночка Дмитриева! Если б вы знали, что за красавица она была! Как хороша была в молодости! Однажды на гастролях в каком-то городе мы отправились поужинать в ресторан, и ее увидел знаменитый Яхонтов, упал на колени и провел весь вечер у ее ног!» Таков был стиль этого театра, в котором Елена Владимировна проработала более 60 лет.
Одного лишь беглого взгляда на эскиз костюма героини Юнгер к спектаклю «В понедельник, в 8» достаточно, чтоб понять и художника Акимова, и женскую модель его эпохи. Женщина-вамп. В этом повороте гордой изящной головки с вздернутым носиком, в плавных прихотливых линиях невыносимо алого декадентского платья - здесь был стиль! Действительно, в этой женщине смешались все краски мира, судьбой, веществом души своей она, кажется, соткана из того же эфемерного и неуловимого состава, который мучительно искал в своих портретах Врубель. Этот аристократизм, эффектность могли мешать в сценической работе тоже. Однажды она заменила Ирину Гошеву, но в палитре художника-режиссера все-таки это были разные краски.
Бесспорно, она несла в себе тот великий Серебряный век. А потому ее легко вписать в ряд с Ахматовой и Цветаевой. Так, по крайней мере, говорят портреты, сделанные Акимовым в разные годы ее жизни. Преклоняясь перед любой женщиной, он имел только одну в сердце. Только перед ней ему хотелось раскрываться без остатка. Так и жили они в сказочном мире своих художественных стихий. В свое время Акимов был сурово осужден за формализм и западничество в искусстве. Если так, то и в жизни он был последовательным. Она играла капризных принцесс. Но не поэтому дети (как вспоминала дочь Ирины Петровны Зарубиной, талантливый литератор, Татьяна) называли Елену Владимировну Королевной. Она по жизни была ею - настоящей женщиной, а значит, женщиной несоветской. В числе первых русских актеров в 1943 году посетила Голливуд. Там познакомилась и с Чарли Чаплином. Совсем девочкой видевшая Михаила Чехова на гастролях в Ленинграде, она вновь встретилась с ним в Америке... Все это было, было... и вдруг оборвалось.
Ночью 4 августа 1999 года Королевны не стало.
Мы потеряли звено.

Марина ЗАБОЛОТНЯЯ

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования