Общение

Сейчас 385 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

ПЬЕСЫ С МУЗЫКОЙ

Маленькая Баба-Яга
Любовь без дураков
Шоколадная страна
Три слова о любви
Руки-ноги-голова
Снежная королева
Лоскутик и Облако
Мальчик-звезда
Кошкин дом
Сказочные истории об Эдварде Григе
Матошко Наталия. Серебряные сердечные дребезги
Северский Андрей. Солдат и Змей Горыныч
Галимова Алина. Кошка, гулявшая сама по себе

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.


Сестрица Аленушка и братец Иванушка

Собираясь прочитать эту сказку детям, вы, разумеется, начнете с названия, но, скорее всего, прочитаете его бегло, просто, чтобы они знали о том, какую сказку будут сейчас слушать.
... А теперь, пожалуйста, перечитайте его еще раз, только медленно, не торопясь, чтобы можно было вслушаться в каждое слово: «Сест-ри-ца Але-нуш-ка и бра-тец Ива-нуш-ка»... Тогда-то и удастся расслышать нежную, немного протяженную мелодику его звучания. Ведь не случайно сказочник обратился к таким словам, как сестрица (а не сестра), братец (а не брат), а именам придал ласкательный оттенок. Так он стремился настроить читателей на сочувственное внимание к судьбе двух одиноких детей, которые бредут по белу свету в поисках лучшей доли. Часто мы забываем, что поначалу (интуитивно) улавливаем интонационно-эмоциональное звучание той или иной сказки. И это звучание, предопределяет весь дальнейший процесс восприятия, как бы программируя «сочувствие» читателя. Недаром говорится, что название служит «входной дверью» в текст.
... Идут дети по бескрайним просторам, сестрица постарше, братец помладше. В волшебной сказке дорога обычно предстает и как вступление на новый жизненный путь, как некая метафора. Шли, шли, притомился Иванушка, пить захотел, а на пути пруд, почему не напиться? Но увидела Аленушка: рядом стадо коров пасется — и попросила: «Не пей, братец, а то станешь теленочком». Послушался Иванушка, но вскоре реку увидел и снова стал просить пить, тут заметила Аленушка у реки табун лошадей и опять попросила: «Не пей, братец, а то сделаешься жеребеночком». Так и озеро прошли, потом ручей, а Аленушка все просит и просит: «Не пей!», «Не пей!» «Не пей!» Не вытерпел наконец Иванушка и напился из водоема, где козы паслись. И вот бежит уже к Аленушке козленочек. «Ме-ке-ке! Ме-ке-ке!» — кричит. Что сказать хочет? Разве поймешь теперь? Так произошла первая сказочная метаморфоза, за которой непременно следует поворот судьбы.
Осталась Аленушка одна-одинешенька. Такой мы и видим ее на известной картине В. Васнецова «Аленушка». Сидит девушка на берегу, скрылась от людских глаз, чтобы выплакать свое горе. Смотрит в воду с безнадежным отчаянием. Мысли, путаясь, проносятся одна за другой: «Куда идти?», «Как жить?», «Что будет с братом?», «И есть ли у меня теперь брат?»...
В. Васнецов в одном из писем отметил, что образ Аленушки у него получился не сразу, а окончательно оформился, когда он встретил поразившую его воображение девушку, особенно ее глаза: «Столько тоски, одиночества и чисто русской печали было в них». Именно это настроение на полотне помогает передать общая атмосфера загадочности — притихший лесок, недвижимая поверхность воды, надвигающиеся сумерки.
В волшебных сказках часто приходится сталкиваться с неожиданными сюжетными поворотами, предопределенными как бы волею случая — «игрой судьбы». Превращение братца в козленочка как раз и определило дальнейшую судьбу героев. Оставшись мальчиком, Иванушка вряд ли забежал бы в чужой царский сад, а Аленушка не встретила бы там своего суженого. Скоро и свадьбу сыграли, и «стали жить себе, козленочек с ними — гуляет по саду, и пьет, и ест вместе с царем и царицей». Но тут снова вторгается в жизнь детей власть случая, ожидает их еще один поворот судьбы... Решила злая ведьма занять место Аленушки, заманила ее на берег и сбросила в море. На этот раз судьба девушки оказалась в руках братца-козленочка, ведь только он один видел, что произошло с сестрой. Но что может сделать безмолвный козленочек? Как помочь сестре?
Размышляя о поэтике жанра сказки, М. М. Бахтин ввел понятие «фольклорный человек». Образ такого героя часто воплощает идею превращения или тождества. В отличие от Иванушки образ Аленушки воплощает идею тождества. А это означает, что, пережив все превратности судьбы, она должна остаться самой собой, во что бы то ни стало сохранить верность брату. И хотя нет в этой сказке невыполнимых заданий, борьбы с Кощеем или трехголовым Змеем, тем не менее и в ней главенствует идея испытания — испытания родственных чувств. И чувства эти предстают как незыблемая человеческая ценность. Глубокая сердечная привязанность сестры к Иванушке — в стремлении уберечь его от беды, которую чует ее любящее сердце, в том, как, сняв с себя поясок, обвязывает им козленочка, чтобы не потерять его в пути. Образ «фольклорного человека» строится на отдельных, решающих его судьбу моментах, к которым сказочник стремится привлечь наше внимание приемом повтора. «Не пей!», «Не пей!» — умоляет сестра. И братец-козленочек, когда нависла над ним смертельная опасность, прибегает и прибегает к берегу моря, взывая к погибшей сестре:
Аленушка, сестрица моя!
Выплынь, выплынь на бережок.
Огни горят горючие,
Котлы кипят кипучие,
Ножи точат булатные,
Хотят меня зарезати!
И даже с камнем на шее отвечает ему сестра, чтобы услышал он ее голос, знал, почему не может она ему помочь:
Иванушка-братец!
Тяжел камень ко дну тянет,
Люта змея сердце высосала!
«Выплынь! Выплынь!» — заклинает брат сестру, и на третий раз показалась из воды Аленушка, сделала все, на что хватило сил. Тогда-то и удалось ее спасти.
Евгений Шварц в своих дневниках вспоминал, как бесконечное число раз просил он в детстве рассказывать ему эту сказку. Неизъяснимым образом врезалось ему в память трогательное и необыкновенное слово «выплынь». И это было, по его словам, одно «из первых сильных поэтических впечатлений детства». Такова сила «памяти чувств». Разве не от нас зависит, сколь долго наши дети будут помнить свои первые художественные впечатления? Во многом это будет зависеть и от того, в какой обработке они эту сказку услышат.
Широко известны две обработки этой сказки. Одна принадлежит А. Н. Афанасьеву, другая — Алексею Толстому. Какую из них предпочесть? Часто, к сожалению, этому вопросу вообще не придается особого значения. Читается сказка в той обработке, которая оказывается под рукой. Между тем они существенно отличаются друг от друга. Речь не о частностях, а об отличиях, затрагивающих суть сказки, ее поэтику. Но что стоит за этим понятием, к которому мы то и дело обращаемся?
Герои волшебных сказок преодолевают всяческие препятствия, ищут, спасают, отправляются за тридевять земель. Ибо идея испытания несет в себе мощный не только эмоциональный, но и нравственный заряд. В нашей сказке она не столь очевидна, тем не менее именно идея испытания определяет ее суть. Иначе зачем же на своем пути дети встречают реку и озеро, пруд и ручей, т.е. Иванушка постоянно видит воду, но пить ему никак нельзя. Разве это не испытание? Подлинное испытание жаждой и есть. И только пройдя долгий путь, Иванушка не выдерживает: все же ребенок! Почему же тогда Алексей Толстой заменил реку, озеро, ручей и пруд едва приметными копытцами? Заставил Иванушку пить уже из третьего копытца? Видимо, заново обрабатывая сказку, он не стремился опереться на идею испытания. Превращение для Толстого важно было само по себе как чисто сюжетный поворот. Но ведь испытание жаждой — это одновременно и испытание чувства — чувства привязанности, верности брата сестре? Для Афанасьева в этом суть, и поступок Иванушки он объясняет так: «Он не вытерпел и не послушался», не выдержав испытания, разорвал тем самым тесную духовную связь между самыми близкими людьми. Когда Алексей Толстой оставляет лишь одно оправдание проступку Иванушки — «не послушался», он невольно сводит содержание сказки лишь к однозначной морали: нужно слушаться старших.
Два сказочника — два разных финала. Обе сказочные концовки благополучны и радостны, но радость радости рознь. Не придавая особого значения проступку Иванушки, Толстой завершает сказку так: «Козленочек от радости три раза перекинулся через голову и обернулся мальчиком». Но ведь данная сказка лишает героев волшебной силы, в ней главенствует воля случая с его специфической логикой, т. е. козленочек сам по себе не может превратиться в мальчика. Концовка Толстого вне поэтики этой сказки, как бы совсем из другой сказки. Такой финал снимает присущий ей драматизм, снижает эмоциональное воздействие. Афанасьевский финал тоже радостный. Возле спасенной Аленушки «козленочек так и прыгает, а в саду все зазеленело и зацвело», но, хотя даже природа радовалась, козленочек остался козленочком. Совершил брат опрометчивый проступок и несет за него ответ. И такая суровая кара досталась ему не за простое непослушание, поскольку в народных волшебных сказках другой жизненный масштаб. Брат оставил сестру одну на белом свете — вот в чем суть. Когда рядом с тобой брат, с которым легче переносить тяготы жизни,— это одно. А когда безмолвный козленочек, которого нужно водить за собой,— это совсем другое. Но, несмотря ни на что, сестра осталась верна ему. И это главное.
Сказка эта утверждает верность как ценность — перед нами сказка о верности. Вот почему традиционную концовку: «Царь с царицей и с козленочком стали жить да поживать, да добра наживать» — Афанасьев продолжает: «...и по-прежнему вместе и пили и ели». Стал братец козленочком, но по-прежнему брат и сестра вместе.
Идею верности и стоит поставить во главу угла в работе после чтения сказки. На то и создавал народ идеальные образы, чтобы можно было измерить реальное мерой идеального.
Вряд ли кто-либо осмелится сказать, что Алексей Толстой не чувствовал своеобразия жанра сказки. Тем не менее вторгался в ее поэтику достаточно произвольно, как бы вовсе не стремился, чтобы новое вытекало из старого, опиралось на него. И это явная печать времени. В изданной в 1998 году «Поэтике фольклора» особо подчеркивается многолетнее неприятие идей В. Я. Проппа советской фольклористикой. Долгие годы ученого критиковали за формализм, а впервые опубликованная в 1928 году «Морфология сказки» была забыта на десятки лет. Все это, видимо, и сказалось на отношении Алексея Толстого к идеям ученого.
Выбрав для чтения с детьми афанасьевскую обработку сказки, мы стремились с самых первых шагов окунуться в атмосферу истинно народного искусства. Это и определило направленность педагогической работы, которая будет состоять из четырех типов творческих заданий:
1. Послушаем, как называется сказка.
2. Поиграем в «превращения».
3. Посмотрим, как оживает «Аленушка».
4. Выберем для сказки конец.
Детям предстоит вслушиваться, всматриваться, превращаться, размышлять, выбирать — активно действовать, постигая смысловую суть сказки, осваивая ее поэтику.

1. Послушаем, как называется сказка
Попытаемся вместе с детьми на разные лады произнести вслух название сказки. Сначала прочитаем его сами медленно, напевно, чтобы дети обратили внимание не только на его звучание, но и на отдельные слова. И задумались: почему сказочник говорит «сестрица», а не «сестра»? «Братец», а не «брат»?
Можно произносить название сказки не только вслух, но и про себя. Но и в этом молчаливом звучании невольно проявит себя отношение к героям. Оно будет складываться еще активнее, если попросить детей поразмышлять о том, как лучше было бы назвать сказку. Скажем, «Сестра Аленушка и брат Иванушка»? Или просто «Аленушка и Иванушка»? Обсуждая разные варианты, они с особой силой почувствуют, что, стоит изменить хотя бы одно слово, и сразу рождается не только другое настроение, но и совсем иной смысл. Стоит только убрать слова «сестрица» и «братец», как тут же исчезает нежное, ласковое отношение сказочника к героям сказки. Если оставить только имена, то не узнаешь, как значимы их родственные отношения. Так постепенно придет понимание того, как важно обращать внимание на название сказки, потому что оно помогает каждому попасть именно в эту сказку — является «входной дверью» в нее.
2. Поиграем в «превращения»
Дети прекрасно понимают, что превращение Иванушки в козленочка очень важный момент. Но как они относятся к поступку Иванушки — с пониманием или осуждением? Кого больше жалеют: брата или сестру? Чтобы отношение детей к героям окрепло, лучше всего в игре-драматизации им самим пройти путь до того самого момента, когда Иванушка «не вытерпел и не послушался» сестры.
Участники игры: сказочник, Аленушка, Иванушка и еще 4-5 ребят, которым предстоит превращаться то в стадо коров, то в табун лошадей, а затем в гуляющих у пруда баранов, пасущихся у водоема свиней... А как можно быстро в них превращаться? Прицепить хвост, укрепить на голове рога, надеть пятачок, а еще припомнить, как мычат коровы, блеют бараны, обмахиваются хвостами лошади, хрюкают свиньи.
Игра будет состоять из пяти маленьких сценок.
Сказочник. Жили-были себе царь и царица; у них были сын и дочь, сына звали Иванушкой, а дочь Аленушкой... Вот царь с царицей померли; остались дети одни и пошли странствовать по белу свету. Шли, шли, шли... и видят пруд, а около пруда пасется стадо коров... (В этот момент и появляются наши «коровы», одни гуляют, травку пощипывают, другие мычат и т. п.)
Иванушка (увидев пруд). Я хочу пить.
Аленушка. Не пей, братец, а то будешь теленочком.
Сказочник. Он послушался, и пошли они дальше; шли, шли и видят реку, а около ходит табун лошадей... (В этот момент и появляются «лошади». «Коровы» успели снять свои рога, прицепили лошадиные хвосты, гуляют себе, мух хвостами отгоняют и травку пощипывают.)
Иванушка. Ах, сестрица, если бы ты знала, как мне пить хочется.
Аленушка. Не пей, братец, а то сделаешься жеребеночком.
Сказочник. Иванушка послушался, и пошли они дальше. Шли, шли и видят озеро, а около него гуляет стадо овец... (Появляются «овцы», успевшие снять лошадиные хвосты и надеть заранее приготовленные изогнутые рога.)
Иванушка. Ах, сестрица, мне очень пить хочется.
Аленушка. Не пей, братец, а то будешь баранчиком.
Сказочник. Иванушка послушался, и пошли они дальше. Шли, шли и видят ручей, а возле него свиньи (К этому моменту «овцы» сняли рога и одели «пятачки». Одни хрюкают и роют «пятачками» землю, другие нежатся на травке).
Иванушка. Ах, сестрица, я напьюсь; мне ужасно пить хочется!
Аленушка. Не пей, братец, а то будешь поросеночком.
Сказочник. Иванушка опять послушался, и пошли они дальше. Шли, шли и видят, пасется у воды стадо коз (чтобы превратиться в «коз», «пятачки» следует снять и на шею надеть колокольчики).
Иванушка. Ах, сестрица, я напьюсь...
Аленушка. Не пей, братец, а то будешь козленочком.
Сказочник. Он не вытерпел и не послушался сестры, напился и стал козленочком.
Под звон козьих колокольчиков и появляется Иванушка-козленочек. Увидев его, Аленушка горько заплакала и, обвязав своим поясом, увела с собой.
В игре (испытав на себе) дети неизбежно обратят внимание на то, как долго Иванушка терпел жажду, т. е. перед ними раскроется идея испытания во всей полноте. Они почувствуют, как оберегала брата Аленушка: не давала ему напиться, но не заставляла, не приказывала, а просила, уговаривала. Была настойчива, но терпелива, потому что была в ответе за брата, а ее любящее сердце подсказывало грозящую беду. Что стало с Аленушкой после того, как она увидела брата, ставшего козленочком? Об этом можно узнать, если рассмотреть картину В. Васнецова «Аленушка».
3. Посмотрим, как оживает «Аленушка»
В своей известной работе «Поэзия педагогики» М. О. Кнебель признавалась, что очень любила со своими студентами рассматривать репродукции картин известных художников. По ее словам, это помогало развивать «зрительное внимание», острее и глубже воспринимать картину. Подмечая изображенные на картине детали, жесты, выражение глаз, «мизансцену тела», будущие актеры учились через пластический язык изобразительного искусства глубже постигать человеческий характер. Чем внимательнее и зорче удавалось все рассмотреть, тем успешнее выполнялось еще одно задание — «оживить» картину, т. е. самим воспроизвести то, что изобразил на полотне художник.
Воспользуемся этим упражнением и советом. Картина В. Васнецова «Аленушка» должна появиться перед  детьми дня за два до занятия. Они могут, проходя мимо репродукции, посматривать на нее, подходить и рассматривать, обмениваться впечатлениями. Наконец наступит день, когда «Аленушка» окажется в центре всеобщего внимания.
Выяснив, что на картине изображена героиня прочитанной сказки, можно поразмышлять: какой момент сказки изобразил художник? Почему Аленушка одна? Где она сидит? Куда и как смотрит? О чем она думает? Может быть, о том, что перед ней тот самый пруд, из которого напился ее брат Иванушка? Корит ли она брата или сетует на то, что недоглядела за ним?
Если дети прониклись сочувствием к Аленушке, то обрели и способность слышать ее внутренний голос, понимать ее состояние. «А кто хочет стать Аленушкой, той самой, которая перед нами на картине? «
Пока та или другая девочка будет пытаться изобразить Аленушку, остальным придется внимательно следить: так ли она села, так ли повернула голову, положила руки и т. п. А для этого придется всматриваться в картину еще и еще. Тогда-то каждый и откроет для себя что-то заново. И в картине. И в сказке.
4. Выберем для сказки конец
Не часто приходится сталкиваться с ситуацией, когда одна и та же сказка имеет две разные концовки. Как упустить такую возможность? Никак невозможно. Если детям перечитать афанасьевскую концовку, а толстовскую прочитать заново (ведь всем известно, что каждый сказочник сказывает сказку по-своему), то можно предложить им самим выбрать финал.
Непростая задача. Оставить братца Иванушку козленочком? Но может быть, лучше, чтобы он три раза перекинулся через голову и снова превратился в мальчика? Прежде чем дети сделают свой выбор (учитывая сложность задания), стоит поговорить о том, как Аленушка и Иванушка относились друг к другу. Из каких эпизодов сказки мы узнаем об этом? Аленушка когда-нибудь сердилась на брата? Как относилась к козленочку ведьма, которая, превратившись в Аленушку, хотела зарезать козленочка?
Как, какими словами заканчивается сказка? («Царь с царицей и козленочком стали жить-поживать да добра наживать и по-прежнему вместе пили и ели».) Означают ли слова «вместе» и «по-прежнему», что для Аленушки брат всегда остается братом, будь он мальчиком или козленочком, потому что главное для нее, чтобы они были вместе? Может быть, оставляя Иванушку козленочком, сказочник хотел показать нам, какой верной, любящей сестрой была Аленушка, ведь верность всегда проявляет себя в испытаниях?
Выбор концовки лучше всего провести с помощью двух разных карточек. На одной может быть нарисован козленочек, на другой — мальчик. Взял карточку с козленочком — выбрал афанасьевский вариант, предпочел карточку с мальчиком — стремление к традиционной благополучной концовке победило.
Нам, взрослым, остается только ждать. Понимая, что это всего лишь первый шаг к постижению верности как ценности. Ждать и надеяться, что сказка запомнится детям. И возможно, через много, много лет кто-то вспомнит слова: «Аленушка, сестрица моя, выплынь, выплынь на бережок...»

Была ли у тебя в детстве любимая сказка?
(из ответов пятиклассников)
-    «Гуси-Лебеди» – про сестру и брата, как они любили друг друга.
-    «Колобок» – очень веселая. В конце мне его жалко, Колобок был очень доверчивый.
-    «О рыбаке и рыбке», в ней золотая рыбка наказала сварливую бабушку, а дед ничего не захотел от золотой рыбки.
-    «Золушка» – добрая, волшебная. После этой сказки всем девочкам хочется поехать на бал и встретить прекрасного принца.
-    «Конек-Горбунок».
-    «Щелкунчик», с замиранием сердца слушала ее и переживала за героев.
-    «Синдбат – мореход» - в ней много загадок и приключений.
-    «Колобок» – доверчивого Колобка перехитрила Лиса.
-    «Теремок» – я поняла, что в жизни надо помогать друг другу.
-    «Дядя Федор, пес и кот».
-    «Золушка» – это самое невероятное, что могло случиться с бедной девушкой.
-    «Дети капитана Гранта» – там приключения.
-    «Золушка», всем людям желала добра.

Комментарии   

 
0 #1 Natalia Zacalscaia 03.12.2015 01:59
Спасибо Григорию Козлову — «Мастерская мой любимый театр! Всегда есть что посмотреть и главное для любого возраста .Как например этот спектакль —Сказка о рыбаке, его жене и рыбке классика , вроде бы ничего нового ,уже все сказано- но нет ! Необычайно легкая и умная постановка!http ://ticketbest.r u/event/250914
 

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш e-mail dramateshka.ru@gmail.com

 

Яндекс.Метрика Индекс цитирования