Общение

Сейчас 616 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

Валентин Евгеньевич Хализев
ДРАМА КАК ЯВЛЕНИЕ ИСКУССТВА

В книге рассматриваются актуальные и порой дискуссионные проблемы драмы и театра. Как сама жизнь стимулирует драматургическое и театральное творчество? Каковы основные типы драматического действия? Как исторически менялись соотношения между словом и жестом в актерской игре? Как далеко простирается творческая самостоятельность актеров? Имеет ли режиссер право вторгаться в драматургию создаваемого спектакля? Следует ли режиссуру считать самостоятельным и полноправным видом искусства? Высказывая суждения по всем этим вопросам, автор рассматривает драму и театр разных стран и эпох.

© Издательство «Искусство», 1978, —240 с.

ВВЕДЕНИЕ

Проблемам теории драмы посвящено множество работ, старых и современных, отечественных и зарубежных. Нет, пожалуй, другой художественной формы, о которой было бы написано так много.
Больше того, на протяжении ряда эпох (от античности и вплоть до XIX века) учения о драме выступали одновременно в качестве теорий художественной словесности я искусства в целом. Драма и театр рассматривались как наиболее полное воплощение возможностей художественного творчества. Эстетика Аристотеля, как известно, является главным образом учением о трагедии — одном из Драматических жанров. Классицизм тоже на первый план выдвигал проблемы драматургии (недаром так популярна была идея необходимости «трех единств»). Теория искусства Просвещения — это в очень значительной мере эстетика театра. И, наконец, эстетическая система Гегеля «обрамляется» суждениями о драматическом искусстве: в первом томе «Лекций по эстетике» большое внимание уделено коллизии и действию, а третий том завершается Рассмотрением драмы, которая, по мысли философа, увенчивает поэзию — совершеннейшее из искусств.
Теории драмы прошлых столетий — это огромное достижение эстетической мысли. Они важны и ценны для современного специалиста в области литературы и театра, Над какой бы проблемой он ни работал.
Вместе с тем многое в классических теориях драмы устарело. И это естественно. Теоретики прошлых столетий основывались на исторически локальном опыте (в основном это античная трагедия и драматургия эпохи Возрождения). И их суждения часто не согласовывались с дальнейшим развитием искусства. При этом многих сведений о художественной словесности и театре, которыми располагает современная наука, ученью не имели.
Классические теории драмы при этом были нормативны. Они являли собой систему рекомендаций и требований, которые в ряде случаев ограничивали и сковывали творческий импульс писателей. Искусство же нашего времени, в том числе театрально-драматическое, нуждается не в установлении правил, а, напротив, в раскрепощении от всевозможных догм, которыми «обернулись» со временем некоторые авторитетные суждения (требование внешнего правдоподобия изображаемого; обязательность единого действия, основанного на борьбе между персонажами и завершающегося развязкой конфликта; примат слова в театральном произведении; иерархичность взаимоотношений писателя-драматурга с деятелями сцены; недопустимость повествовательно-лирического «комментария» к словесным действиям актеров-персонажей и т. п.).
Поэтому к теориям драмы прежних столетий следует отнестись критически и уяснить, что в них устарело, а что остается бесспорным и непререкаемым.
Это — одно.
А теперь — о другом: само по себе привилегированное положение драмы в эстетике имело для ее изучения некоторые отрицательные последствия. В теоретических работах на первый план выдвигались черты и свойства, присущие не одной только драме, по также эпическим произведениям и пантомиме (изображение характеров, конфликтность, сюжетность, временная композиция). Особенные же черты, характерные именно для драмы, рассматривались менее тщательно. В этом убеждают богатые фактами книги А. Аникста, посвященные истории изучения драмы. В сферу теории драматического искусства со времен Аристотеля и вплоть до нашего времени входят главным образом такие «общехудожественные» проблемы, как катарсис, трагическое и комическое, индивидуальное и типическое, характеры и конфликты и т. п. Уникальные же, неповторимые свойства драматических произведений до сих пор остаются в значительной мере неуясненными.
Обращаясь к проблемам специфики драматического творчества, мы прежде всего охарактеризуем основные значения термина «драма». Словом этим, как известно, обозначаются разные понятия. Драмой называют и определенный круг явлений действительности («жизненная драма»), и один из жанров драматического рода литературы («мещанская драма» XVIII века), и ведущую разновидность сценического искусства — драматический театр, соединяющий в игре актеров жест со словом. Это третье значение слова «драма» оказалось важным для Р. Вагнера. В его работе «Опера и драма» последняя понимается как синтетическая художественная форма, находящаяся вне компентенции какого-либо отдельного вида искусства. Многозначительно название одной из «послевагнеровских» немецких монографий: «Драма в противопоставлении (im Gegensatz) поэтическому искусству». Взгляд на драму как на синтетическую форму, выходящую за пределы словесного искусства, характерен также для многих советских критиков, писателей, теоретиков. Говоря о драме, они часто имеют в виду не словесно-художественный текст, который может быть поставлен режиссером и сыгран актерами, а сам драматический спектакль. Драма при этом определяется как синтез «искусства слова с искусством пантомимы», как произведение, где образ создается не только посредством слов, но с помощью художественных средств, принадлежащих другим видам искусства. Подобные суждения, выводя драму за пределы литературы, как бы растворяют ее в театральном искусстве.
И, наконец, в-четвертых, словом «драма» обозначают один из литературных родов (наряду с эпосом и лирикой). Как род словесного искусства (поэзии), предназначенный для театра, драма рассматривается со времен Платона и Аристотеля. Теперь остановимся подробнее на этом наиболее для нас важном и исторически первичном значении термина.
Драматические произведения (подобно произведениям эпическим, а также театральным спектаклям и большинству кинофильмов) сюжетны. В них воспроизводятся события, протекающие во времени и пространстве, и запечатлеваются процессы, связанные с взаимодействием между личностью и окружающими ее явлениями.
Существуют два способа словесного воплощения сюжетов. Это, во-первых, повествование о происшедшем ранее, которое ведется извне — «со стороны». И во-вторых, Это речь самих персонажей, являющая собой их действование в изображаемой ситуации — «внутри» ее. Соотношения между этими художественно-речевыми началами и определяют своеобразие эпического и драматического родов литературы, говоря короче,— эпоса и драмы.
В эпосе повествование и речь действующих лиц взаимодействуют непринужденно и свободно. Повествование здесь то становится самодовлеющим, на время устраняя монологи и диалоги персонажей, то проникается их духом в несобственно-прямой речи; то активно «обволакивает» высказывания героев, то, напротив, сводится к минимуму или на какое-то время исчезает вовсе, чтобы «уступить дорогу» диалогам и монологам. Но оно так или иначе доминирует в эпическом произведении, скрепляя воедино, организуя как целое, цементируя все, что в нем изображено.
Эпос свободен в обращении с изображаемым пространством и временем, ни в какой мере не ограничен размером текста и, главное, волен использовать арсенал литературных средств в его полном объеме (обобщающие авторские характеристики, диалоги и монологи, в том числе внутренние, портреты, пейзажи, интерьеры и т. п.).
Эпическое произведение может вобрать в себя такого количество характеров, обстоятельств, событий, судеб, деталей, которое недоступно ни другим родам литературы ни какому-либо иному виду искусства. При этом повествовательная форма способна к глубочайшим проникновениям во внутренний мир человека. Ей вполне доступны характеры сложные, обладающие множеством черт и) свойств, незавершенные и противоречивые, находящиеся в движении, становлении, развитии.
Не существует (ни в сфере словесного искусства, не за его пределами) групп художественных произведений которые так свободно проникали бы одновременно и в ширь бытия людей и в глубину их сознания, как повести романы, эпопеи.
Бескрайние познавательные возможности — вот что отличает эпос как род литературы. «Локализующие» характеристики содержания эпических произведений (будто определение эпоса как изображение «господства событий над человеком» в эстетике XIX столетия или суждение о «великодушном» отношении эпоса к человеку в современном литературоведении) не имеют под собой почвы.
Другое дело драма, словесный текст которой предназначен для произнесения актерами со сцены. Она лишен присущей эпосу универсальности. Неповторимо-ценные эстетические качества драмы — это следствие ее сосредоточенности на замкнутом круге художественно-познавательных задач.
Драматические произведения ограничены прежде всего в своем объеме, требуемом условиями театрального искусства. Далее, они допускают портретные и пейзажные характеристики, обозначения вещного мира, воспроизведение внутренней речи лишь в той мере, в какой все это «укладывается» в слова, произносимые героями по ходу действия.
«Пропорции» между повествованием и речевыми действиями персонажей драмы (в сравнении с эпосом) резко смещены в пользу последних. Повествовательная речь здесь выступает как бы в редуцированной форме. В драме она не призвана выполнять организующей миссии. Доминирующим началом текста драматического произведения является сплошная, «непрерывная линия» словесных действий персонажей (пользуясь известным выражением К. С. Станиславского).
В драме поэтому с максимальной полнотой воплощаются коммуникативные начала речевой деятельности. Высказывание здесь — это прежде всего речевой акт, связанный с ориентировкой человека в создавшемся положении. Своими репликами персонажи драматических произведений откликаются на развертывание событий и влияют на их дальнейшее течение.
«Носители речи» в драме всегда находятся в пределах изображаемого. Речь, составляющая текст драматического произведения, являет собою одновременно форму воссоздаваемого действия.
Материальный носитель образности (художественная речь) в драме «стопроцентно» соответствует предмету изображения (словесные действия людей). Здесь слово преодолевает свой условно-знаковый, «конвенциональный» характер и становится иконическим знаком произнесенного героем слова. Об этом писал еще Лессинг. Говоря об использовании в искусстве «произвольных» (т. е. условных) и «естественных» (т. е. обладающих непосредственной достоверностью) знаков, он заметил, что драма «полностью превращает произвольные знаки в естественные».
Драматург поэтому достигает художественного эффекта совершенно особого, недоступного эпосу. Он дает максимально выразительную и предельно насыщенную картину речевого поведения человека в изображаемой ситуации. Драматическая форма знаменует «высшую» точку изобразительности в сфере словесного действия. Прав Д. С. Лихачев, что формирование драмы свидетельствует о зрелости воспроизводящего начала в литературе, что только благо даря ей возможно полное погружение читателя в показываемое действие.
Внешние, самоочевидные свойства драмы, о которых идет речь, не привлекли достаточного внимания ученых- теоретиков. Со времен немецкого романтизма влиятельна традиция теоретического рассмотрения драмы с помощью философских категорий, не причастных собственно словесному искусству (драма как запечатление борьбы между свободой и необходимостью у Шеллинга; драма как синтез объективного и субъективного у Гегеля).
А между тем своеобразие драматических произведения определяется прежде всего их речевой организацией Охарактеризованные нами черты драмы как литературного рода являются первичными, «исходными». Именно ими на наш взгляд, обусловлены познавательно-эстетическая возможности драматических произведений, о которых и предстоит разговор.
Так вырисовываются теоретические установки предлагаемой читателю книги, где предпринята попытка взглянуть на драму как литературно-художественную форму обладающую определенной содержательностью. Драма как содержательно значимая форма словесного искусства — вот главный предмет нашей работы.
При рассмотрении драмы как литературного рода мы воспользуемся не «категориальным» принципом, восходящим к романтической и гегелевской эстетике, а той установкой, на которую опирался еще Лессинг в своем «Лаокооне», уясняя отличие словесного искусства от живописи и скульптуры. В этой работе, как известно, своеобразие литературно-художественных- произведений объясняете двумя их элементарными, формальными свойствами, вытекающими из особенностей человеческой речи: «невещественностью» словесных обозначений и временной протяженностью высказываний. На извлечении следствий и этих двух аксиом — из этих самоочевидных «банальностей» — и строится величественное здание рассуждений «Лаокоона», не утратившего своего научного значения и по сей день. Почему бы теперь, через двести лет после Лессинга, не попытаться уяснить художественные возможности драмы с учетом прежде всего ее видимых, формальных свойств, необходимо вытекающих из ее словесной природы,— во-первых, и из ее предназначенности для сцены — во-вторых?
Говоря о драме как плоде писательского творчества, мы вместе с тем попытаемся охарактеризовать ее глубокие, исторически меняющиеся и порой конфликтные связи со сценическим искусством.

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования