Общение

Сейчас 609 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

Е. С. Новик
Система персонажей русской волшебной сказки
Вопрос о возможности системного подхода к изучению dramatis personae был поставлен в работах В.Я. Проппа «Морфология сказки» (1928) и «Исторические корни волшебной сказки» (1946). В «Морфологии сказки» впервые прозвучала и идея рассматривать персонаж как пучок функций. Однако диахроническая интерпретация единого сказочного сюжета, произведенная в «Исторических корнях волшебной сказки», привела к некоторой перестановке акцентов: главное внимание исследователя оказалось направленным на анализ того, как наследие мифа переосмысляется сказкой, как исконно мифологические персонажи трансформируются в персонажи сказочные.
В настоящей статье осуществляется попытка произвести описание системы персонажей в том виде, в каком они представлены в самой волшебной сказке, независимо от «корней», их породивших. Материалом для анализа послужили волшебные сказки сборника Афанасьева.
Системное описание персонажей волшебной сказки предусматривает выявление инвариантных форм, механизмов формообразования и механизмов формоизменения. Центральной задачей в этой связи становится выяснение вопроса, исчерпывается ли клишированность сказки «постоянством функций», является ли это постоянство единственным основанием, позволяющим привести в систему такие элементы волшебной сказки, как формы и атрибуты персонажей.
Настаивая на единообразии функций, на принципиальном единстве сюжетной формулы волшебной сказки, В.Я. Пропп склонен был считать, что «номенклатура и атрибуты действующих лиц представляют собой переменные величины сказки» [Пропп 1969, с. 79]. Поэтому при анализе персонажей исследователь предлагал исходить из «постоянных», повторяющихся и независимых единиц повествования, каковыми являются функции действующих лиц.
Между тем, равно как одни и те же функции могут выполняться различными персонажами1, так один и тот же персонаж может играть самые разнообразные роли:
Змей похищает царевну (Аф. 129) — вредитель.
Змей дарит герою ковер-самолет (Аф. 208) — даритель.
Змей оживляет убитого героя (Аф. 208) — помощник.
Змей претендует на руку царевны (Аф. 124) — соперник.
Змей — заклятый царевич (Аф. 276), герой-жертва (или конечная сказочная ценность — жених).
Жена отнимает у мужа чудесного помощника (Аф. 199) — вредитель.
Жена дарит мужу чудесный клубочек и полотенце (Аф. 212) — даритель.
Жена помогает мужу бежать от Морского царя (Аф. 219) — помощник.
Жена возвращает себе потерянного мужа (Аф. 234) — героиня.
Жену получает герой в награду за подвиги — конечная сказочная ценность.
Классификация персонажей по ролям затруднена еще и тем, что функции заданы относительно героя, между тем и герой, и, например, вредитель могут действовать одинаково: Змей похищает царскую дочь, Иван- царевич с помощью Серого волка похищает царскую дочь; мачеха режет корову падчерицы, дети сами режут чудесного бычка; змеихи оборачиваются заманчивыми предметами, Василиса Премудрая оборачивает себя и жениха озером, ковшиком и т. п.
Независимость функций от персонажа-выполнителя имеет, как видим, и обратную сторону — относительную независимость персонажа от выполняемых им функций, отсутствие прямых корреляционных связей между
поступком персонажа и его семантической характеристикой.
Поэтому представляется целесообразным разграничить такие уровни, как уровень действующих лиц, или деятелей (герой, вредитель, даритель, помощник и т. д.), и собственно персонажей, т. е. действующих лиц в их семантическом определении. Основная цель, которая преследуется в настоящей статье, — описание dramatis personae волшебной сказки вне зависимости от той роли, которую они выполняют в сюжете.

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования