Общение

Сейчас 497 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

Кто из педагогов, занимающихся театром с детьми, не сталкивался с проблемой выбора материала? Всем нам время от времени приходится перелопачивать массу малоинтересных сценариев, искать пьесы в Интернете, в библиотеке, убеждаться, что для нашего коллектива это по каким-то причинам не подходит, и садиться за написание собственной инсценировки. Знакомая ситуация?
С этой проблемой приходилось сталкиваться и мне. Мы не будем подробно говорить о горах драматургического мусора в виде пошлых сценариев к определенным датам и бездарных пьес, которых расплодилось, к сожалению, очень много. Вероятно, это обратная сторона нехватки качественной драматургии для детей. Но зачастую даже очень хорошие пьесы не подходят для конкретного коллектива. Бывает так, что просто не расходятся по ролям или половозрастному составу. Ведь мы с вами знаем, что роль должна соответствовать полу и возрасту ребенка, быть ему понятной. Совсем не одно и то же, если десятилетний ребенок играет старика из сказки про Колобка, особенно в комедийной ее интерпретации, или дядю Ваню из одноименной пьесы Чехова. Я хочу сказать, что детей не надо нагружать проблемами кризиса среднего возраста, им этого пока не понять, всему свое время. Поэтому не рекомендуется ставить Чехова с детьми. Или представьте себе девочку, исполняющую роль Ромео из трагедии Шекспира. Согласитесь, что в таком раскладе любовная интрига приобретает странный розоватый оттенок. Это к вопросу о том, можно ли девочкам играть мужские роли, а мальчикам женские. Конечно, если в пьесе нет акцента на отношения полов, то гендерная принадлежность персонажей не имеет значения. В таком случае мы легко можем заменить кота кошкой, а волка волчицей и наоборот. Только необходимо чуть-чуть поправить текст. Зритель не слепой. Он видит, что перед ним девочка, и становится непонятно, почему эта милая особа все время говорит о себе в мужском роде. Сами понимаете, что, если мальчик говорит о себе в женском роде, даже со сцены, это тем более вызывает странные ассоциации. Я не говорю о комедийных художественных приемах. И в пьесах Шекспира девушки переодеваются юношами, и все мы знаем чудесные женские образы, созданные Калягиным, Табаковым, Лебедевым. Самыми гениальными исполнителями роли самой замечательной старухи, героини русских народных сказок, Бабы-Яги были всегда мужчины. Просто надо хорошо понимать, что в каком случае уместно. А мы с вами понимаем, и поэтому никак не можем подобрать подходящий материал для постановки.
Но чаще всего возникает трудность иного порядка. И пьеса есть хорошая, актуальная, и составу коллектива она соответствует, и даже ее проблематика близка ребятам и по возрасту, и по уровню интересов, а вот уровень актерского мастерства наших детей не позволяет воплотить заложенное в пьесе. И тогда встает вопрос о том, что важнее в нашей работе педагогическая или эстетическая составляющая. Давний спор, кстати сказать. И в этом споре я лично выбираю середину: баланс между тем и другим. Каждая сценическая работа на любом этапе развития сценических навыков должна преследовать как педагогические, так и художественные цели. Одно, на мой взгляд, неотделимо от другого. Если мы преследуем художественные цели в ущерб педагогическим, то мы просто самоутверждаемся за счет детей. Дети становятся для нас объектом, средством воплощения наших собственных амбиций, материалом. А это противоречит основам русской театральной школы, берущей начало от К.С. Станиславского. При таком подходе к актеру живого творческого процесса на сцене быть не может. С другой стороны, когда мы оправдываем художественно-эстетическую убогость готового спектакля тем, что мы преследовали чисто педагогические цели, мы тоже сами себя обманываем. Мы приучаем ребенка к халтуре, дилетантизму, к фальши и лжи на сцене, а значит, и в жизни. Какой же это педагогический результат?
Где же выход? А выход в постепенности освоения мастерства актера, при искреннем проживании на каждой ступени формирования навыков и подборе доступного для воплощения материала. Пусть пьесы будут простыми и короткими. Пусть это будут трех-пятиминутные миниатюры, но они будут целостными художественными произведениями.
Надо сказать, что актерам, делающим первые шаги на сцене, независимо от их возраста, очень трудно присваивать чужой текст, чужие мысли, чужую логику действий. Неприсвоенная роль выглядит как костюм с чужого плеча, нелепо и неестественно. А надо признаться, что нам, школьным учителям, чаще всего приходится иметь дело именно с неподготовленными детьми, которые не собираются связывать свою судьбу с профессией актера, а ходят на театральные занятия для души, для общего развития или за компанию. Что же делать? Что с ними ставить? И вот тут я хочу поделиться своим опытом. Рассказать, какой выход я нашла из этой ситуации.
Некоторое время назад мне довелось работать в начальных классах школы с углубленным изучением предметов эстетического цикла средствами театрального искусства. У каждого класса, начиная с первого, в программу обучения входили театральные занятия. Какого-то особого отбора в первый класс не было, театральные педагоги смотрели поступающих малышей скорее для ознакомления и выработки тактики работы с ними. На тот момент я была твердо убеждена, что выпускать детей на сцену вредно до тех пор, пока они чему-то не научатся. По крайней мере, первый год, а то и два никаких выступлений. Администрация школы требовала обязательного участия в праздничных концертах, а родители желали посмотреть на результаты работы своих детей. Первое время мне удавалось удовлетворять любопытство и тех и других, давая открытые занятия и отказываясь от участия в концертах. Но тут начали скисать дети, стали терять мотивацию, да и давление со стороны администрации усилилось. Пришлось приступить к поиску компромисса.
Приближались новогодние праздники. Перерыв огромное количество материала, я поняла, что ничто не подходит. И тут меня осенила спасительная идея. Я предложила детям самим сочинить новогоднюю историю. Это был самый первый опыт. Мы сочиняли сказку, сидя все вместе в кругу. Один начинал историю, говорил несколько предложений, я прерывала рассказ и передавала эстафету следующему. Так рождались наши первые неуклюжие истории, вернее, их сюжетная канва. Самое главное, на что я обращала внимание детей, — это трехчастная структура истории. Мы вместе определяли, с чего все началось, что произошло с персонажами такого необычного, что как-то изменило их или их поведение, отношение к себе или окружающим, и чем все закончилось. При этом я, конечно, не забивала головы малышей мудреными драматургическими терминами: «завязка», «кульминация», «развязка» — или еще более мудреными режиссерскими терминами «исходное событие», «главное событие», «сверхзадача». Мы просто определили начало, середину и конец истории, зная, что в середине с героями должно произойти что-то, что их изменит. Потом каждый выбирал, кем он хотел бы быть в этой истории. И мы начинали играть в сказку. Надо сказать, что дети заметно оживились. Им не надо было заучивать чужой готовый текст или движения. Все рождалось непосредственно на площадке. Можно было менять реплики, добавлять персонажей и повороты истории. Так наша сказка стала развиваться по законам детской ролевой игры. Каждое занятие включало обязательную рефлексию. Мы обсуждали, что получилось, что нет, какую деталь в сказке стоит оставить, а от какой отказаться и почему. Главным критерием были чувства, которые испытывали дети на площадке, их интерес, включенность. Избавлялись от всего скучного и неправдоподобного. Удивительно, что дети очень хорошо чувствуют сценическую правду. Если заданы условия игры, то они четко понимают, что в этих условиях правда, а что ложь, что может быть, а что нет.
В результате появилась очень симпатичная история про трех поросят, которые решили встретить Новый год, повстречались с Волчицей, потерявшей своего маленького Волчонка. Вначале, как положено, ее испугались, а потом обогрели и пожалели. И завершилась история счастливо, была елка, и Дед Мороз пришел, а из мешка с подарками выскочил, спрятавшийся там от холода Волчонок. Сказка шла не больше пятнадцати минут, актеры играли в свое удовольствие, импровизировали, как и полагается в игре. Зрители с интересом следили за знакомыми с детства персонажами в новом сюжете. Это был первый опыт коллективного создания сказки. Потом коллективное создание сказки вошло в практику работы. Стали рождаться новые приемы. Иногда они появлялись спонтанно, а затем входили в мою методическую копилку. В общем, к моменту, когда мне вместе с другими театральными педагогами было предложено поучаствовать в проекте «Мир своими руками» для детей детских домов Тверской области, организованном благотворительным фондом «Кто, если не я», у меня уже был некоторый опыт создания сказочных миниатюр с детьми в процессе коллективной творческой игры.
Нам предстояло за короткий период времени поставить с разновозрастной группой воспитанников детского интерната пусть небольшое, но законченное драматическое произведение, сказку. Основной целью этого проекта было познакомить детей с театральными профессиями и основами актерского мастерства. Предполагалось, что театральные педагоги, кафедры эстетического образования Московского института открытого образования дают четыре мастер-класса с промежутками в две недели и курируют постановку спектакля. В этих мастер-классах принимают участие дети, местные педагоги и волонтеры-студенты педагогического института Твери, которые, собственно, и осуществляют текущую работу над постановкой спектакля, опираясь на опыт мастер-классов и полученные задания. По итогу планировалось провести театральный фестиваль, где будут представлены работы творческих коллективов разных детских домов и интернатов Тверской области. Таким образом, предполагалось создать основу для дальнейшего развития творческой работы на местах.
С момента знакомства с группой стало ясно, что всерьез рассчитывать на педагогов и студентов, не имеющих ни собственного сценического опыта, ни опыта театральной работы с детьми, не приходится. В лучшем случае они могут стать организаторами работы вокруг спектакля или его непосредственными участниками наравне с детьми. Было решено провести восемь встреч по четыре часа. Но и это катастрофически мало для постановки спектакля с неподготовленной командой. Очевидно, что научить ребят быть живыми и естественными на площадке, да еще присваивать чужой текст, чужую логику поведения, немыслимо при таком режиме работы. А заставить их вызубрить текст и расставить по мизансценам в худших традициях самодеятельности противоречило нашим задачам и принципам. Кроме того, ребята не были мотивированы на серьезную длительную работу. И тогда было решено пойти по пути драматургической игры.
Для данной конкретной группы мы с моей ассистенткой актрисой театра и кино Екатериной Бурдовой разработали специальную программу, учитывающую особенности ситуации. Точнее сказать, программу мы разрабатывали по ходу ее выполнения, продумывая каждый следующий шаг на основе анализа результатов предыдущего. Мы искали оптимальный способ решения стоящей перед нами задачи.
В качестве литературной основы для начала работы мы выбрали книги современных детских поэтов. Сегодня нетрудно найти хорошие детские игровые стихи как отечественных, так и зарубежных авторов. Игровые — это в нашем понимании такие стихи, которые легко превращаются в веселую игру, содержат в себе шутку, игру слов, забавные образы, позволяющие погрузиться в игру воображения. В 1991 г. в издательстве «Детская литература» вышла книга детских стихов английского поэта Спайка Миллигана «Чашка по-английски», которую на русский язык не просто перевел, а переиграл Григорий Кружков. Сегодня пишут игровые стихи для детей Сергей Усачев, Олеся Муха и многие другие российские авторы.
В первый день занятий, помимо игрового актерского тренинга, по методике С. В. Клубкова, мы предложили ребятам работу по группам. Каждая группа состояла из трех человек и формировалась по принципу случайного сочетания. Каждый участник игры должен был выбрать из предложенного материала одно стихотворение, которое ему чем-то особенно понравилось. Затем ребята делились своим выбором в группах, чтобы из трех самостоятельных стихотворений составить одну общую историю, целостную композицию. Одно из стихотворений может лечь в основу начала истории, другое — стать самым главным ее событием, отразить переломный момент, а третье поможет определить, чем все завершится. К этой композиции каждая группа рисовала свою иллюстрацию. На выполнение задания было отведено строго определенное время.
Ребята с большим воодушевлением включились в игру: листали книги, читали друг другу вслух, рисовали, сидя и лежа на полу. В итоге было представлено пять интересных проектов с иллюстрациями. Мы получили пять более или менее стройных историй. А главное, что все: и дети, и педагоги — получили массу удовольствия и от работы и от презентации.
Затем мы предложили поиграть в ранее описанную игру, где мы сочиняем историю по кругу, в новой интерпретации. Рассказчик прерывает свою мысль на самом интересном или неожиданном месте и хлопком передает право продолжить историю любому участнику, которого он сам выбрал. Таким образом, все внимательно следят за развитием сюжета и готовы в любой момент включиться в его развитие. Можно придумывать любые небылицы и странные повороты. Ограничения касаются лишь нецензурной лексики и прямых оскорблений в чей-либо адрес. Это упражнение-игра, с одной стороны, снимает страх показаться глупым или незнающим. Все равны, что бы ни сказали, все правильно. Открывает горизонты творческой свободы, развивает речь, фантазию, внимание, память. Ребята так полюбили эту игру «Болтушку», что потом играли со своими одноклассниками и друзьями и вне занятий.
Еще одна игра, предложенная нами в рамках занятий, возникла из знакомой всем с детства «Чепухи». Помните, как мы писали на листочке по очереди предложения или строчки стихов, заворачивали и на отвороте оставляли лишь рифмующееся слово или писали вопрос, передавали по кругу, и так постепенно возникала нескладушка, которую потом под общий хохот радостно зачитывали. Мы слегка модернизировали эту игру. Играли по группам, состоящим из трех человек. Каждая группа получала чистый лист, ручку и лист с вопросами, на которые следует отвечать. Вопросы были составлены так, чтобы задать основу драматургической структуры (см. приложения). После ответа на вопрос листки сворачивались таким образом, чтобы нельзя было прочесть имеющийся текст, и передавались следующей команде, для ответа на следующий вопрос. Так возникало несколько смешных историй. В результате прочтения оказалось, что получилось несколько любопытных сюжетов, которые ребята потом с удовольствием дополняли деталями и разрабатывали самостоятельно. Так мы расшевеливали воображение наших подопечных, будили их фантазию и творческую природу, сильно пострадавшую и глубоко спрятавшуюся от суровой реальности жизни. Надо отметить, что почти каждый ребенок, участвовавший в нашем проекте, имел трудную судьбу, испытал много физической и душевной боли в своей жизни до интерната.
Два дня мы играли, смеялись, придумывали, рассказывали истории, рисовали наших персонажей и даже пробовали в них превращаться и немножко пожить в этих образах. Нам надо было уезжать, оставляя ребят на две недели. Нам с Екатериной с первого дня стало ясно, что дети понимают нас быстрее, чем взрослые, легче включаются в игру, отказываются от штампов и стереотипов. Взрослые все время пытались держать себя и детей в рамках своих представлений о том, что есть правильно и что есть неправильно в искусстве, что красиво, а что некрасиво. В связи с этим мы очень боялись поручить педагогам продолжить игры с детьми по развитию воображения и создания сюжетной основы. Ночью пришла спасительная идея. Мы сели и написали детям шутливое послание в стихах, где постарались зафиксировать основные правила наших творческих игр. На следующий день мы зачитали ребятам и их педагогам свою «методическую поэму» и раздали в качестве памятки, что им предстоит сделать самостоятельно до нашей следующей встречи (см. приложения). Важно, что эти правила запрещали взрослым вмешиваться в творчество детей, руководить им и направлять его. Желающие взрослые могли сами придумать что-то свое и участвовать во всех творческих играх только наравне с детьми. Мы оставили ребятам книги со стихами и одну сказку Сэма Макбратни «Знаешь, как я тебя люблю!» и вернулись в Москву.
Следующая встреча принесла много приятных сюрпризов. Ребята принесли шесть разных историй, родившихся как из оставленного нами литературного материала, так и из собственно игр с одноклассниками. Игры, которым дети научились на наших занятиях, были перенесены ими в коллективы и группы, в которых они учатся и живут в интернате. А поскольку в проекте заняты были дети разных возрастов, то наши игры захватили весь интернат и стали любимым развлечением в часы досуга.
В этот приезд мы решили познакомить ребят с профессией театрального художника. Работа опять велась в группах по три человека. Каждой группе было предложено создать из пластилина, бумаги и красок сцену из спектакля по своей сказке, со всеми декорациями, необходимыми реквизитом и фигурками актеров. В итоге получилась выставка ярких сказочных работ. Важным этапом работы была рефлексия, т.е. обсуждение. В ходе обсуждения авторы рассказывали, что они хотели выразить, что им удалось, а что нет, а все остальные отмечали, что именно, какие детали способствуют выражению авторской идеи, а какие мешают. Надо отметить, что замечания ребят были объективны и конструктивны. Пару работ даже удалось усовершенствовать в результате обсуждения. Затем мы предложили поменяться сказками и попробовать в них поиграть. Дали время на подготовку. Ребята увлеченно придумывали детали костюмов из подручного материала, превращались в насекомых, птичек и зверюшек. Оказалось, что упражнения тренинга, освоенные в предыдущий раз, дали свои плоды.
После веселого показа и его обсуждения мы перешли к главному разговору. Из всего наработанного материала нам предстояло выбрать ту историю, которую мы будем ставить к фестивалю. У нас было четыре истории, придуманных ребятами, и одна авторская сказка. Мнения разделились. С одной стороны, сказка Сэма Макбратни очень понравилась всем, но в ней было всего два персонажа: взрослый заяц и маленький зайчик. С другой стороны, были интересные истории про паучка и жука, про солнечного зайчика, про муравьишку и большие деревья... И тут кто-то предложил: «Давайте объединим эти истории и придумаем одну общую сказку!» И опять закипела работа по группам. Каждая группа представила возможный вариант соединения сюжетов так, чтобы получилась одна история с единым началом, каким-то важным событием, меняющим всех персонажей, и единым финалом. При обсуждении выбрали лучший вариант, дополнили его деталями из других вариантов и получили сюжетную конструкцию будущей пьесы. Осталось прописать диалоги — и пьеса готова.
Имей мы еще хотя бы два дня в запасе, то и эту работу сделали бы вместе с детьми, но у нас времени на создание пьесы уже не оставалось. Необходимо было приступать к репетициям. Мы собрали все тексты сказок, написанные детьми, их сюжеты, оригинальный текст сказки про зайцев и за ночь из всего этого материала собрали текст пьесы, которую дети попросили назвать так же, как и сказку: «Знаешь, как я тебя люблю!» (см. приложения).
Утром следующего дня мы уже читали новую пьесу вместе с ребятами. Каждый сумел в этой сказке увидеть отражение своего творчества. Слов было очень мало, ведь главное в театре — не слова, а действия, это то, что происходит между персонажами, как развиваются их отношения, чего они хотят и добиваются. С этим нам предстояло познакомить ребят на занятии. Мы снова поделились на произвольные группы. Каждая выбрала себе персонажа и получила табличку, в ходе заполнения которой происходит анализ роли (см. приложения). Так началась работа над спектаклем, который впоследствии имел большой успех как в стенах интерната, так и за его пределами. Но это уже совсем другая история.
Через некоторое время, читая лекции по режиссуре в Московском институте открытого образования, я эту пьесу предложила для анализа группе театральных педагогов. И к нашему всеобщему удивлению, мы обнаружили, что в этой коллективной детской работе отразились очень глубокие чувства, мысли, переживания. Здесь и проблема детского одиночества, и поиски друга, и детские страхи, и опасная беспечность, и мечта о дружной и любящей семье. Так много серьезных проблем в маленькой пятнадцатиминутной пьесе, созданной воспитанниками Медновского дома-интерната в процессе веселой коллективной творческой игры.


ПРИЛОЖЕНИЯ

Вариант сказки про зайцев и жука «Знаешь, как я тебя люблю!»


Действующие лица
Маленький Зайчик.
Большой Заяц.
Солнечный Зайчик.
Жук.
Паук.
Солнышко (2 человека + лучик).
Лесная солнечная полянка. На небе улыбается солнышко. Поют птички, трещат кузнечики. Звуки летнего солнечного дня. Вылетает огромный трусливый Жук и испуганно жужжит. За ним выбегает Маленький Зайчик.
Маленький Зайчик. Погоди! Постой! Куда же ты?
Жук трусливо удирает. Маленький Зайчик садится, вздыхает.
Ну вот! А я так хотел с ним поиграть!
Из-за солнышка выглядывает Солнечный Зайчик, машет ему ладошкой — лучиком. Маленький Зайчик жмурится — ему в глаза попало солнышко. Солнечный Зайчик отделяется от Солнца, подходит к дереву и
согревает его. На дереве распускается цветок. Маленький Зайчик и Солнечный Зайчик начинают играть, танцевать. Из-за кулис подглядывает Жук. На самом интересном месте появляется Большой Заяц.
Большой Заяц. Вот ты где! Заканчивай игры, спать пора!
Маленький Зайчик. Ну еще немножко!
Большой Заяц уходит. Зайчики начинают играть в прятки с Жуком. Прячутся за дерево, Жук залезает в цветок. Солнышко близится к горизонту.
Большой Заяц. Все, прощайся с друзьями. Солнце заходит. Пошли.
Маленький Зайчик. Неа!
Большой Заяц вздохнул, покачал головой. Солнышко с укором смотрит на Солнечного Зайчика. Упирает лучики в боки, потом подходит и уволакивает упирающегося Солнечного Зайчика.
Большой Заяц. Ну? Идем?
Маленький Зайчик. Не пойду!
Большой Заяц. Ну ночь уже на дворе! Маленький Зайчик. Вот сам и иди! Я уже большой!
Большой Заяц. А не боишься, что Паук заберет?
Маленький Зайчик корчит рожи, показывает язык, дразнится. Жук жужжит. Большой Заяц уходит. Маленький Заяц и Жук дурачатся, дразнятся, изображают Паука, смеются. С другой стороны, разматывая свой клубок, идет Паук. Выходит, по-хозяйски осматривает площадку. Цепляет веревочку за дерево, разматывая клубок. Уходит в кулису. Маленький Зайчик и Жук поворачиваются и думают, во что бы еще поиграть. Видят веревочку. Играют с ней, как с прыгалкой. Возвращается недовольный Паук, цепляет веревочку за второе дерево, возвращает ее обратно. Маленький Зайчик и Жук прыгают, как в резиночку. Паук разма-тывает еще. Маленький Зайчик и Жук замечают это, просят разматывать еще. Играют в «Олимпиаду». Жук попадается. Паук вылезает, достает из кармана кипельно-белую салфетку и, потирая лапы, говорит.
Паук. Жук!
Жук. Я... Не... не., я... Я Не...
Маленький Зайчик. Жук!
Жук. Жук! Я! НЕ! ЖУК!
Паук. Как это?
Маленький Зайчик. Нет! Он не Жук!
Паук. Как не Жук? А крылышки? (Начинает с опасением разглядывать Жука.)
Маленький Зайчик. Но у птицы тоже есть крылышки! Она же не Жук!
Паук (чешет в затылке, продолжает разглядывать Жука). А лапки?
Ж у к. А что лапки? Что лапки? Лапки как лапки! Да ты на себя посмотри!
Паук (озадаченно разглядывает свои лапки, понимает, что его дурят). А рожки?
Жук. Это не рожки! Это усики!
П ау к. Ну вот! Я и говорю, что Жук! (Направляется есть Жука.)
Маленький Зайчик. А-А-А!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Выбегает Большой Заяц с веником и в фартуке. Освобождает Жука, выметает паутину, прогоняет Паука. Паук, ретируясь, пытается спасти остатки паутины. Большой Заяц успокаивает перепуганных Маленького Зайчика и Жука, отправляет Жука домой. Для Маленького Зайчика Большой Заяц настоящий герой. Он хватает его за уши.
Маленький Зайчик. А ты знаешь, как я люблю тебя?
Большой Заяц. Конечно нет, малыш. Откуда мне это знать?
Маленький Зайчик. Я люблю тебя во-от так! (Раскинул широко лапы.)
Большой Заяц. А я тебя вот так! (Раскинул лапы, получилось намного шире.)
Маленький Зайчик. Ух, как широко! А тогда... тогда... тогда я тебя вот как. (Вытянул лапы вверх.)
Большой Заяц. А я тебя вот как! (Вытянул лапы вверх.)
Маленький Зайчик. А тогда я...Тогда тебя... тогда я тебя (подбегает к дереву, становится на руки, дерево подхватывает его), я люблю тебя до самых кончиков моих лап!
Большой Заяц (подходит, подхватывает его и кружит). И я люблю тебя до самых кончиков ТВОИХ лап!
Маленький Зайчик (кружась вокруг большого). Ух ты! А я... а я... (Вспоминает, подбегает к распустившемуся на дереве цветку, показывает на него.) А я тебя вот как люблю!
Большой Заяц (подходит к другому дереву. Начинают чирикать птички, выглядывает первый лучик). А я тебя (дерево распускается крупными цветами) вот как!
Маленький Зайчик. Вот это да!
Потрясенный и уставший укладывается к Большому Зайцу на колени. Солнечный Зайчик вытаскивает заспанное Солнце. Маленький Зайчик видит Солнце.
Ведь дальше неба ничего не бывает! Я люблю тебя до самого солнца! (Засыпает.)
Большой Заяц. И я тебя люблю до самого солнца! До самого-самого солнца!., и обратно.
Вопросы для игры «Сочини историю» с примерами ответов.
Стандарт
Кто? Колобок.
С кем? С мандарином.
Где? В кратере вулкана.
Что делали? Играли в футбол. 
Что случилось? Начался переворот.
Чем закончилась история? Они жили не долго, но счастливо и съели друг друга в один день.
Вариант расширения
Кто? (какой?) Кудрявый Колобок.
С кем? (каким?) С недоеденным Чебурашкой мандарином.
Где? (С описанием места.) В поющем кратере вулкана, извергающего зефир и мармелад.
Когда? (Что происходило параллельно? Когда наступил день возвращения Подкустовных Выползней под кусты.
Что делали? (Каким образом? Как долго? Для чего?) Играли в футбол в качестве мячиков друг против друга, пока все Выползни не вернулись под свои кусты.
Что случилось? (С кем и по чьей вине?) Начался переворот садовых растений по причине отказа полезных ископаемых выкапываться.
Чем закончилась история? (Как разрешили проблему? Что пришлось для этого сделать?) Друзья на протяжении длительного времени соблюдали строгую вегетарианскую диету. После чего жили не долго, но счастливо и съели друг друга в один день.
Придумай свой вариант расширения игры, дополни список вопросов.

Табличка для анализа роли

Фамилия, имя

Имя моего персонажа

Главная цель моего персонажа

Что случилось

Чего я хочу/ добиваюсь

Что я для этого делаю

Кто/что мне мешает

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В ходе постановки пьесы немного изменился ее финал. Дело в том, что у нас получилось три пары ребенок — взрослый. Маленький Зайчик — Большой Заяц, Солнечный лучик — Солнце и Жук — Паук. Но если первые две пары оказались семейными, по принципу родитель — ребенок, то у маленького Жука оказалась страшная пара — опасный взрослый. И стало понятно, что если он останется один, то погибнет. Поэтому мы немного изменили финал пьесы, почти не меняя слов. Когда Большой Заяц прогоняет Паука и отправляет Жука домой, он не уходит, а прячется. Ему просто некуда идти. И все время, что Зайцы соревнуются, кто кого больше любит, он за ними подглядывает. И невольно, подбирается к ним поближе. Ему очень хочется семью, чтобы его тоже любили. И, когда Маленький Зайчик засыпает, Большой Заяц говорит: «И я тебя люблю до самого Солнца», потом вдруг замечает примостившегося рядом Жука, тоже обнимает его и добавляет: «Я люблю вас до самого Солнца».

Маленький Зайчик — Сергей Четвертных, Дильбар Ишонова
Большой Заяц — Екатерина Дулина
Жук — Дарья Сухорукова
Паук — Дмитрий Иванов
Солнечный Зайчик — Мария Фатерова
Солнце — Марина Середа
Деревья — Екатерина Пирогова, Егор Гусев
Кустики — Мария Пирогова, Сергей Четвертных, Дильбар Ишонова
Помощник режиссера — Виталий Четвертных
Режиссер — научный сотрудник и преподаватель кафедры эстетического образования и культурологи МИОО Елена Игоревна Косинец
Педагог по актерскому мастерству — актриса театра и кино Екатерина Бурдова

Педагогическая группа:
Людмила Юрьевна Бобковская
Марина Михайловна Середа
Елена Николаевна Солдатова
Виталий Валерьевич Солдатов

Эта пьеса придумана ребятами — участниками проекта в ходе коллективной творческой игры по мотивам сказки Сэма Макбратни. Эскизы костюмов также были разработаны в ходе коллективной творческой игры, а затем подобраны и выполнены ребятами совместно со взрослыми. Особая благодарность за работу над костюмами Екатерине Дулиной, Дильбар Ишоновой, Людмиле Юрьевне Бобковской, Елене Николаевне Солдатовой, Ольге Вячеславовне Морозовой. Спасибо Бинафше Ишоновой за деятельную помощь и поддержку.

Елена Игоревна КОСИНЕЦ, преподаватель, научный сотрудник и методист кафедры эстетического образования и культурологии МИОО, преподаватель кафедры режиссуры и мастерства актера МГУКИ

Детский театральный журнал № 3, 2011

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования