Общение

Сейчас 808 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

Ученические спектакли, казалось бы, несовершенны «по определению». Но еще с далекого XVIII века, когда воспитанники Шляхетного корпуса готовили под руководством А. П. Сумарокова свои представления, они неизменно привлекали и деятелей театра, и просто любителей искусства. Так и повелось в дальнейшем.
Пусть сегодня печатный отклик на учебный спектакль - редкость (наша критика недальновидна), зритель - прежде всего молодой зритель - по каким- то своим каналам узнает об интересных новинках. И на учебных спектаклях Санкт-Петербургской академии театрального искусства, идут ли они на нашей малой сцене либо в том или ином профессиональном театре (а уж тем более, если в аудитории), - зал переполнен. Всегда - аншлаг.
Конечно, учебный спектакль лишь этап (хотя и очень значимый) в формировании, в «сотворении» юного актера и режиссера. Критерии профессионализма тут относительны. В самой его природе заключен некий парадокс. «Учебный», - он преследует некие педагогические задачи, он важен прежде всего для самих участников, ради них он задуман, процесс его создания не менее существен для них, чем результат. Но... это Спектакль, зрелище, предлагаемое публике. Он должен обладать художественной целостностью, законченностью. Так что учебный спектакль - особый, самоценный эстетический феномен. Жизнь его чаще всего коротка, но порой надолго остаются легенды о нем. Легендами стали «Зримая песня» и «Вестсайдская история» товстоноговского курса, «Братья и сестры», «Братья Карамазовы», «Ах, эти звезды!», рожденные в классе Аркадия Кацмана и Льва Додина...
Школа и театр - сообщающиеся сосуды. Трудно сказать, кто впереди и где начало. Они взаимозависимы, взаимопроницаемы. Не только тогда, когда учебный спектакль «укореняется» на подмостках профессионального театра (а это теперь случается все чаще), но когда он не выходит за стены Академии, он закономерно становится заметным элементом городской театральной жизни. Он не изолированное явление, и он обогащает художественную атмосферу Петербурга. В последние годы это стало особенно очевидно.
В студенческих этих спектаклях подкупает обаяние юности, искренность тона, радостная готовность растворяться в стихии игры. Но - и чуткость к зову времени, отвага в прикосновении к вечным проблемам бытия и сегодняшним противоречиям нашего быта. И что ведь существенно: они не просто рождены по велению педагога, они в той же мере сотворены самими ребятами.
Так в свое время возникла «Клаустрофобия» на курсе Льва Додина. «Сочиняли и играют студенты», - написано в программке. Разорванность, фрагментарность композиции, смешение жестокой яви и странной фантасмагории - это самоощущение юных в нынешнем «безумном, безумном мире», в чем-то несомненно близкое и их учителю. Так и сегодня рождался спектакль «Я - птица» в классе Вениамина Фильштинского: «Фантазировали и играют студенты». Таков был путь к «Декамерону" на режиссерском курсе Григория Козлова. Спектакль «придумали и представляют студенты курса в соавторстве с педагогами». Только это уже несколько иное поколение. И пестрые этюды, «мини-спектакли», шутливо-наивные, ироничные, проникнуты радостным узнаванием сущего. Это «быстрый» спектакль, хоть и «в 2-х вечерах». «Декамерон», его новеллы лишь «пункт отправления». Пожалуй, главное в спектакле - сами его ритмы, его пластика, его световая гамма. Недаром молодая (совсем молодая!) критика Петербурга отметила в нем какое-то доброе начало. Не пафос отрицания, но утверждение неких жизненных принципов, воспринимаемых скорее эмоционально, чувственно, а не рационально. Эти свойства в самом деле привнесены прежде всего самими участниками постановки. Педагоги, кажется, столь же увлеченно вошли в роль сотворцов. Позиция для последних двух-трех лет характерная.
В сущности и постановка «В ожидании Годо» - замысел и реализация тогда еще лишь защищающего диплом Юрия Бутусова. Заметим, что все три спектакля, появившиеся в разное время (а у нас теперь что ни год, то новая эпоха), получили весьма большой резонанс.
Тут, впрочем, надо сделать одно отступление.
Юрий Бутусов - ученик Ирины Малочевской. В спектакле играли выпускники класса Вениамина Фильштинского. В Академии такая «контаминация» - случай не исключительный. Учителя различны, резко индивидуальны, у них разный опыт. Владимир Петров, Анатолий Шведерский, Александр Куницын, Исаак Штокбант, Владимир Норенко, Вениамин Фильштинский, Андрей Андреев, Семен Спивак, Геннадий Тростянецкий, Юрий Томошевский... Разные поколения. Каждый «сам школа», «сам театр». И все же есть нечто общее, что формирует петербургскую школу уже в ином, более высоком смысле. Непрерывность движения и преемственность метода, полнота самоотдачи и понимание этики профессии, ее достоинства, ощущение времени и сопротивление моде... Особенность петербургской театральной школы сформулировать трудно, как трудно сказать - что есть Петербург. Но школа эта все еще существует. Нет пока действующего здания Учебного театра. Но живет само творческое единство (отнюдь не как отвлеченная категория) - «Учебный театр».
«Учебный театр» в целом и «учебный спектакль» в своей отдельности - это еще и лаборатория, поле эксперимента, проверка методик, вовлечение индивидуальности в общее поле сценического творчества. Когда, скажем, Юрий Томошевский в постановке «Отравленной туники» Н. Гумилева, Михаил Левшин в «Сонате для шарманки с оркестром» («фантазии по пьесам современных петербургских драматургов»), Семен Спивак в «Криках из Одессы» (бабелевский «Закат») включают в профессиональный спектакль студентов - своих учеников, они, в известной мере, идут на риск. Риск оправдывается результатом. Польза тут не только для студентов, они невольно вносят в постановку трепет иной жизни и сами проходят испытание на прочность.
В этом отношении знаменателен опыт Геннадия Тростянецкого. Настойчиво провел он молодых режиссеров сквозь «ультратрудную» драматургию: Э. Ионеско - «Стулья», С. Мрожек - «Эмигранты», Г. Пинтер - «Немой официант», Б. Брехт - «Шпион», П. Зюскинд - «Контрабас». Конечно, выбор зависел от самих выпускников, но «благословение» педагога тут не менее важно. Все это спектакли нынешнего учебного года. А последние два сезона оказались для Академии в высшей степени «урожайными" и чарующе разнообразными. Прошла весной 1998 года задорная «Сумасбродка" К. Гольдони, сыгранная студентами курса Игоря Владимирова (педагоги по мастерству В. Пази, О. Леваков, О. Зорин, Ю. Бутусов) на малой сцене Театра им. Ленсовета. На малой сцене Академии класс Анатолия Шведерского показал остро ироничную, яркую и холодноватую постановку «Троянской войны не будет» Ж. Жироду, глубоким драматизмом овеянный «Крестовый поход детей» Е. Анджеевского...
Вряд ли стоит перечислять все спектакли минувшего и нынешнего года... Да и не все они, естественно, равноценны. Но уже в начале нынешнего сезона один за другим появились блистательные работы. «Липериада» - «поэма в 16 песнях по мотивам Майо Лассила «За спичками» (инсценировка и постановка Льва Стукалова) на курсе Владимира Петрова. Игра лукавая, озорная, гротескная, лиричная. Эксцентрика здесь не мешает мелькнувшей зарисовке быта. Музыка входит в самую структуру действия, в костяк спектакля.
А рядом, в Театре музыкальной комедии (это «совместный проект» - теперь ведь все «проекты») под руководством Александра Белинского - постановка курса Александра Куницына и Галины Барышевой - мюзикл «Моя прекрасная леди». Очаровательный и тонкий спектакль, в котором, как и в «Липериаде», господствует поистине синтетический современный актер. Там же, подтверждая неслучайность успеха, А. Куницын и Г. Барышева показывают своих выпускников в «Ромео и Джульетте». И невольно вспомнились пластические, танцевальные этюды в их классе - отточенные, исполненные драматизма, разнообразные... Школа!
Танец и «сцендвижение» в Академии преподают отлично. Недаром в конкурсе «Музы Петербурга» появилась специальная номинация - «танцует драматический актер». Все в школе взаимосвязано. Все ради одной цели - воспитания художника, актера ли, режиссера ли... Да ведь и выпускники-сценографы включены в жизнь Учебного театра.
И еще об одном неожиданном спектакле этого года хотелось бы сказать. Работа Бурятско-русской студии факультета театра кукол (руководитель Сергей Черкасский) «Игра в сорок четыре руки». Студентов 22. Они только-только начинают свой путь. Спектакль - «пластическое представление». Без слов. Лишь прозвучат несколько междометий-восклицаний. Почти без аксессуаров. Главный - маленький шарик. И руки. Руки- птицы. Руки добрые, порой наивно-коварные, которые могут выразить все: удивление, обиду, агрессию и нежность. Нежность, стремление сохранить крохотную искру жизни (тот самый шарик) - это прежде всего. Руки могут пуститься в синхронное плавание и сыграть корриду или показать грузинскую вольтижировку... Все зрелище длится едва ли час. Смотрится (как и играется) на одном дыхании, и, право, выходишь после него с чувством какого-то душевного очищения, прикосновения к первоистокам бытия. Аншлаг! Вновь аншлаг!
Разнообразие репертуара, многожанровость постановок для Учебного театра принципиальны. Собственно как раз многообразие-то канонично, в нем своя, долгим опытом проверенная система. Классика - Достоевский, Гоголь, Островский, Салтыков-Щедрин, Чехов, Шекспир, Гольдони. Совсем другой мир Ионеско и Беккет, Дюрренматт и Фриш, Ануй, Гумилев и Булгаков, Себастиан и Стриндберг, Пинтер и Бродский... Молодая поросль драматургов... В выборе пьес мастера за открытиями городских театров не следуют. Но их дополняют, расширяют плацдарм, решая вроде бы сугубо конкретные педагогические задачи...
Традиции школа хранит. Но они не окостеневают. Просто не могут не развиваться. Каждый набор - иное поколение. Неизбежно «строптивое», более свободное от шаблона. Оно приносит свой язык, свою манеру чувствований, свои взгляды и свои тревоги. Оно невольно неприметно меняет педагогику.
Здание Учебного театра все еще ремонтируется. Дело, кажется, идет к концу. Но пока отсутствие своей «полнометражной» сцены осложняет жизнь. Впрочем, кто знает, может, эта беда и заставляет интенсивнее искать новые формы, новые «проекты» (иногда международные). Эксперимент продолжается. Начинается новый учебный год. Все впереди.

Галина ЛАПКИНА

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования