Общение

Сейчас 570 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

На сегодняшний день в профессии художника-гримера много нерешенных вопросов и проблем. Во-первых, нехватка специалистов с профессиональным образованием и достаточным опытом работы. Эта проблема особенно остро стоит в региональных театрах, где руководство вынуждено принимать на работу "людей с улицы", в лучшем случае с надеждой самостоятельно "взрастить" будущего специалиста и по возможности передать ему опыт мастера старшего поколения, если таковой вообще имеется. И тут возникает вторая проблема — знание и умение работать с современными материалами и технологиями, которые сейчас представлены на рынке в большом ассортименте.

Задача журнала рассказать о профессиональном опыте гримеров, работающих в различных театрах, представить новые материалы, их возможности и технологии использования.

Ведущая рубрики Елена Терехова-Самарина беседует с начальником гримерного цеха Большого театра Людмилой Милениной.

Елена Терехова-Самарина закончила московское Театральное художественно-техническое училище по специальности "художник-гример", затем продюсерский факультет РАТИ (ГИТИС). Работала в театре, кино, на телевидении, в шоу и модельном бизнесе. Стажировалась во Франции в парижской школе грима Le Maquillage professionnel. Обучалась в Германии на семинарах компании Kryolan по темам "Материалы для спецэффектов в кино и на сцене". Возглавляет компанию "АРТЭ". Занимается вопросами новых технологий в профессиональном гриме, макияже, bodyи face-art. Автор статей в профессиональных изданиях: "ТЭФИ", "Долорес", "Праздник", "Салон". Выступает консультантом в отечественных и переводных книжных изданиях, посвященных гриму и макияжу.

Людмила Миленина закончила московское Театральное художественно-техническое училище по специальности "художник-гример". В Большом театре работает более 25-ти лет. С 1981 года возглавляет в театре гримерный цех. Работает с ведущими солистами театра. Заслуженный работник культуры России.

Елена Терехова-Самарина: С чего Вы начинаете свою работу над спектаклем?

Людмила Миленина: Раньше было так: художник разрабатывал и эскизы костюмов, и эскизы гримов, хотя даже тогда это было большой редкостью. В свое время Николай Бенуа, когда ставили "Балмаскарад", прорисовывал и эскизы грима. Симон Багратионович Вирсаладзе требовал от гримера кропотливой и очень точной работы: чтобы, к примеру, парики соответствовали художественному решению не только по формам, но и по цвету. Весь образ был продуман от начала до конца. Сейчас, когда мы встречаемся с художником по костюмам, он показывает эскиз, где, как правило, лица персонажей вообще не прорисованы, и то, как художник видит грим того или иного персонажа, он объясняет, как говорится, "на пальцах". Бывает так, что буквально на прогонах выясняется, что нужны дополнительные парики или коррекция грима. Ведь каждому артисту нужно что-то свое, не бывает единого клише для всех.

Е.Т.-С.: Получается, что только после прогона определяется окончательный грим каждого актера?

Л.М.: Да, только за пять-шесть репетиций до премьеры мы окончательно приходим к единому решению. В этот период идет некий поиск. Постепенно, если что-то не устраивает художника, мы изменяем. Это происходит оттого, что иногда мы не до конца понимаем, что художник хочет; иногда он сам этого не знает, потому что у музыкального театра особая специфика.

Е.Т.-С.: А в чем выражается эта специфика?

Л.М.: Например, художнику нужно, чтобы волосы летели, чтобы они были "живые". Но когда актер начинает танцевать, делает вращения, волосы попадают на лицо, в глаза — это, естественно, мешает ему в работе. А художник поначалу не понимает, что его замысел просто невозможен: балет не приемлет "пушистую" голову. Или бывает, что художник необоснованно требует нанести коричневый тон на веки актрисы, что тоже неприемлемо, так как создается эффект "больного" глаза, и лицо становится значительно старше.

Е.Т.-С.: То есть приходится всегда искать некий компромисс между тем, что хотят видеть художник с режиссером, и тем, что можно получить в реальности?

Л.М.: Конечно, мы находим решения, это наша работа. Опытные гримеры, которые прошли "Жизель", "Ромео и Джульетту" и многие другие спектакли, знают, каким образом закрепить волосы так, чтобы они не мешали актеру. Может, это не устраивает художника, но устраивает балерину, потому что именно так ей будет удобно работать на сцене. Любая прическа должна очень крепко закрепляться на голове различными шпильками и фиксирующими составами, растрепанная голова во время спектакля, если это не связано с образом, — недопустима. Мы отказались от фиксирующих составов для волос отечественного производства, так как они сильно увлажняют волосы и размягчают прическу. Сейчас используем специальный гель для моделирования волос суперсильной фиксации марки Kryolan. Если у актера очень густые и объемные волосы, а режиссер требует "маленькую" голову, когда даже стрижка не помогает, этот гель моделирует объем, как вам нужно: быстро "схватывает" и идеально фиксирует прическу, не "пробивается ни одна волосинка", что очень важно для общей картины спектакля. Для эффекта красивых и блестящих волос, после укладки и фиксации прически, на волосы можно распылять лак "Брильянт" той же марки. Он придает волосам идеальную шелковую поверхность, подчеркивает цвет волос, это смотрится очень эффектно, особенно в движении. Но бывает, что у актера аллергия на лак, и тогда мы просто прошиваем парик, после его завивки, нитками, в виде сеточки. Кстати, эту технологию использовали, когда еще не было фиксирующих лаков, а для закрепления волос применяли состав из льняного семени. Мужские парики практически не закрепляют лаком, так как их причесывают к каждому спектаклю, а женский один раз укладывают и фиксируют, а дальше он работает на множестве спектаклей, его необходимо только поправлять.

Е.Т.-С.: А есть какие-то особенности при изготовлении исторических париков в музыкальном театре?

Л.М.: В балете всегда парик меньше по объему и декору, даже если это не соответствует стилистическим особенностям той или иной эпохи. Но бывают отступления, например, в "Щелкунчике" родители выходят в гротескных париках, так как изначально была задумка художника, чтобы эти персонажи выглядели как куклы. А в опере допустимо всё. Например, в новой постановке "Хованщины" парики "а ля алонж" утрированы и даже сделаны на каркасе.

Е.Т.-С.: Какие материалы вы используете для изготовления париков?

Л.М.: Мы применяем для париков и подклеек выпускаемый фирмой Kryolan специальный "английский" тюль разной плотности, толщины и размера ячеек, в зависимости от номера. Этот материал прекрасно держит форму. Хорошо шить бороды и усы на этом тюле, особенно когда стоит задача "сшить в один волос", но это только для оперы, в балете они очень редко используются. Хотя раньше их использовали, например, Васильев в "Спартаке". Но сейчас от этого практически ушли. Использовали раньше мадаполам, но сегодня он выпускается плохого качества, а газ, который использовали для подклеек, перестали выпускать вообще.

Е.Т.-С.: А что Вы можете сказать о специфике балетного грима?

Л.М.: Прослеживается тенденция делать более естественный грим. Сейчас он намного мягче, проще и тоньше, нежели раньше, даже если это идет в ущерб зрительскому восприятию. Старшее поколение актеров это не всегда приемлет, но молодые актеры и особенно актрисы активно следуют этим тенденциям. Работая на новой сцене Большого театра, которая сделана иначе, чем основная, мы сами вынуждены по-новому подходить к гриму. Там сцена намного ближе к зрителю, поэтому мы не делаем резких черт, морщин. Если парик с подклейкой, по-другому закрываем линию лба, поэтому все его элементы обязательно подклеиваются. Для этого мы используем сандарачный клей. Применяем его также для фиксации бровей или элементов грима. Например, в спектакле "Легенда о любви" актеру в образе Визиря я прорисовывала черным гримом характерный контур персидской бороды. И чтобы такой грим не смазался рукавом, юбкой партнерши, сверху рисунок "заклеиваем" сандарачным клеем.

Комментарий Е.Т.-С. Очень интересное решение. Но есть специальный фиксирующий спрей фирмы Kryolan, который покрывает рисунок тонкой пленкой, что позволяет ему не стираться ни при каких обстоятельствах, даже если актер потеет или имеет контакт с водой или одеждой. С помощью этого фиксатора можно закреплять любые виды грима, как жирные, так и аквагримы, которые активно используются в сказочных и фантазийных гримах. Смывается он очень легко, необходимо просто спонжем для демакияжа "подснять" эту пленку и очистить кожу от грима.

Л.М.: В отличие от грима в драматическом театре, для балетного, а также и для оперного спектакля мы делаем более выразительный грим. Сильнее подчеркиваем глаза с помощью подводки верхнего и нижнего века, чтобы больше "открыть" глаз. Но не надо делать "рельсы", это всегда очень опасно, нужна хорошая и мягкая растушевка. Редко встречается идеальная форма глаз и бровей, поэтому всегда линию бровей корректируем, для чего их края заклеиваем сандарачным клеем или криолановским пластиком для бровей. А затем прорисовываем необходимую форму.

Комментарий Е.Т.-С. Пластик для бровей очень удобный материал для этих целей. Но его, как и все пластики на основе микрокристалического воска, необходимо закреплять специальным закрепителем — "Сейлором". Он предохраняет пластик от деформации под воздействием температуры тела актера и обеспечивает невпитываемость грима в воск, что сохраняет цвет грима.

Л.М.: Сохранение цвета — очень важные характеристики материала, потому что существует такая проблема — "обесцвечивание" грима на лице актера, он впитывается, и цвета теряют свою насыщенность, особенно, когда актер балета в движении потеет или работает в большом напряжении, когда поет в опере. Мы работаем с разными материалами: традиционным гримом фабрики ВТО и гримами марки Kryolan. Среди них театральный жирный грим "Супраколор", водные пудрированные тона — кейки, которые наносятся влажным спонжем и используются в основном нашими актрисами для открытых частей тела. В таких спектаклях, как "Корсар", "Баядерка", "Лебединое озеро", "Спартак", "Жизель", сцена требует обязательно класть тон, чтобы придать коже здоровый оттенок, сделать его равномерным, устранить какие-то недостатки и достичь матовости, которую обеспечивают эти тона. Для мужчин, если необходим более темный оттенок кожи или костюмы предполагают открытые поверхности тела, как, например, в "Спартаке", используем "морилку" фабрики ВТО. Но она плохо смывается, что крайне неудобно для актера.

Е.Т.-С.: Сейчас в Европе созданы серии жидких аква-тонов цветных и телесных матовых оттенков, а также цвета "металлик": золото, серебро, бронза. Они обеспечивают хорошую кроющую способность, насыщенные цвета и легко смываются. Существует также отдельная серия цветных тонов "интерференц" с ярким суперглянцевым металлическим эффектом.

Л.М.: Мы используем в работе золотой тон из серии "аква", который закупили, когда ставили "Баядерку". Вначале напыляли на выпуклые части тела (плечи, колени и т.п.) актера, исполняющего роль Золотого божка, криолановский золотой лак с блестками. Но только золотым жидким аква-тоном мы смогли достичь нужного результата.

Е.Т.-С.: А какие материалы Вы используете для объемных накладных деталей?

Л.М.: Традиционный гумоз. Но в последнее время для характерных гримов используем готовые криолановские носы из пенного латекса, которые приклеиваем на сандарачный клей.

Е.Т.-С.: А чем Вы гримируете эти носы?

Л.М.: Нашим традиционным жирным гримом. Вообще работать жирным гримом намного сложнее, чем, например, с аква-тоном. Его всегда нужно очень тщательно закреплять пудрой с помощью пуховки, следить, чтобы он не "тёк" и не деформировался. Сейчас стали использовать для закрепления грима кроме обычной пудры криолановский "Антишайн".

Комментарий Е.Т.-С. "Антишайн" — прозрачная (без пигментов вообще) мелкодисперсная пудра была разработана для устранения блеска на коже лица. Когда при появлении блеска во время спектакля вы наносите цветную пудру слой за слоем, общий тон может очень заметно меняться и темнеть. Пудра "Антишайн" при нанесении абсорбирует выделяемый жир, излишки вы стряхиваете кистью, при этом кожа остается матовой. Очень удобный и экономичный в использовании материал.

Е.Т.-С.: С какими трудностями Вам приходится сталкиваться?

Л.М.: В нашей работе нужно всегда быть начеку. Во время спектакля необходимо стоять за кулисами с флаконом клея, баночкой пудры и даже кусочком гумоза. Потому что были комичные случаи, когда в танце приклеенный нос в прямом смысле этого слова улетал с лица актера. Нужен постоянный контроль. Я всегда прошу актеров, чтобы они не забывали про грим на лице и про нас, то есть нашу работу.

Людмила Миленина Елена Терехова-Самарина

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования