Общение

Сейчас один гость и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

Как ни странно, но невольно начинается домашний театр уже тогда, когда вы, играя с крохотным младенцем, обыгрываете и обговариваете любое свое и его действие.
Каждая мама становится настоящим режиссером, драматургом и актером, общаясь со своим малышом. Ведь маме приходится использовать весь свой опыт, фантазию, природный педагогический талант, знание фольклора («Ладушки, ладушки...»), художественной литературы («Муха по полю пошла, муха денежку нашла...») и артистические способности! Ведь родителю нужно даже самую простую, но необходимую процедуру умывания превратить в игру, дающую ребенку и эмоциональный заряд, и сведения об окружающем мире. 
«Водичка, водичка!
Умой мое личико...»
Или: «Надо, надо умываться по утрам и вечерам».
Ведь любому понятно, что эти простые игровые постановки, все эти пестушки и частушки с успехом заменяют непонятную и занудную лекцию о «гигиене и водных процедурах»!
Опытный воспитатель или чуткий родитель превратит в увлекательный спектакль и переодевание памперса, и обувание ботиночек, и еду!
Так почему же мы совсем забываем об игре и театре, когда наши дети особенно в этом нуждаются? Когда они вырастают и не всегда наши замечания, угрозы и поучения доходят до них? Как научить ребенка красоте и доброте, вниманию и сочувствию, истории и литературе?
Во всем этом нам может помочь домашний театр, понимаемый не как лицедейство для развлечения публики, а как способ обучения ребенку важным жизненным ценностям и навыкам. Домашний театр — это не просто игра, а игра с глубоким смыслом!
Для детей от полугода до 12 лет игра является одним из основных жизненно важных видов деятельности. Игра — это не просто развлечение. Для ребенка игра — это мир, вселенная. Назначение домашнего театра — обучать играя. Обучать эмоциям,
общению, творческому мышлению, умению вести себя в обществе.
Еще профессор-протоиерей Василий Зеньковский заметил, что «игра — свободное творчество, важнейшее проявление эстетического начала в человеке», средство проникновения в сферу смыслов, постижения единства мира и Творца.
«С помощью игры становится эффективнее обучение ребенка и приятнее его воспитание. Игра — современное средство диагностики психического состояния ребенка, его личностного развития, но это и превосходный метод коррекции тех или иных дефектов, недостатков, отставания в развитии. Одним из самых молодых психологических методов является игровая психотерапия.
Словом, игра — дело серьезное» .
«Тяга к игре — органическое свойство человеческой натуры. Все мы хорошо знаем, как великолепно самые маленькие дети, только что вышедшие из пеленок, воображают себя то шофером, то автомобилем, то деревом, то птичкой на дереве. Потом, постепенно, по мере социализации маленького человека, эта свобода самовыражения пропадает. Ребенок начинает стесняться вести себя не как все, его потребность в игре уходит внутрь, начинает реализовываться
в мечтах и фантазиях и со временем становится все более скрытой и подсознательной. При этом творческое начало уходит и из всех внешних проявлений личности, тем более что характер преподавания науки в нашей школе в основном, за редкими исключениями, рассчитан на воспроизведение учениками открытых до них истин, а не на творчество» .
Но внутренняя потребность в творческой самореализации остается в человеке навсегда. Однако, как это ни парадоксально, у детей школьного возраста, — у которых эта потребность, как мне кажется, является особенно острой, — возможностей для ее реализации катастрофически мало. Домашний театр — одна из таких возможностей.
Охотнее всего идею домашнего театра, как ни странно, подхватывают дети, которые нуждаются в душевном тепле, у которых есть психологические проблемы: заикание, робость, стеснительность, неуверенность в себе. Они интуитивно тянутся к театру как лекарству — и театр, если вы сумеете правильно организовать его, не подведет.
Самое главное в домашнем театре... не искусство! Важно — помочь детям раскрыться, выявить свои лучшие качества, дать шанс творческой реализации, высвободить таланты общения, сочувствия, познания, которые закопаны в них под грудой зачастую бессмысленных навыков, знаний и комплексов.
И, пожалуйста, не смотрите на ваш спектакль как на произведение искусства, предназначенное для показа любому зрителю. Вы адресуете свои спектакли близким — родным и друзьям. Главное — атмосфера радости, тепла и любви.
Открою вам еще один секрет: наиболее ценное в домашнем театре — это долгий процесс подготовки к спектаклю. Несколько месяцев вы проживаете, общаясь с героями выбранной пьесы — будь это персонажи сказок Андерсена (Дюймовочка, Снежная королева) или Пушкина (Мертвая царевна), Киплинга (Маугли) или Барри (Питер Пэн). Изготовление костюмов и декораций — тоже долгий процесс, и кто-то из вас лучше всего проявляется в этом. Ведь как интересно сделать своими руками красочные декорации, затейливые костюмы, подобрать реквизит. Зачем торопиться, ведь театр — это еще и место вашего общения. Пока вы все придумываете, рисуете, клеите, потихоньку репетируете ту или иную мизансцену с детьми, спектакль потихонечку созревает, как семечко в горшочке. Вы беседуете о том, какие платья могли надеть Кай и Герда, Питер Пэн или Царевна-несмеяна, а развязка приближается. 
И вот — долгожданная премьера, праздник, которого заждались и вы, и сами артисты.
Именно поэтому, особенно на первых порах, рекомендую вам приурочить спектакль к какому-нибудь большому празднику или к началу каникул. Например, к Рождеству, Пасхе, летним каникулам. Пусть у вас получатся один-два спектакля в год, зато они будут одними из ярких воспоминаний в вашей жизни и жизни детей.
Но премьерой спектакль не кончается. На долгую память у вас останутся видеокассеты с его записью, фотографии. А самое главное — вы сами станете немного другими. Опыт общего труда, невзгод, побед и радости уже никто у вас не отнимет. И значит, вы выполните самую главную родительскую задачу — задачу образования человеческой души.

Основные задачи домашнего театра просты и понятны. Главное, что они, в процессе создания такого театра, решаются как- бы сами собой, между делом, в игре.

•   Через игру ребенок (да и мы сами) учится разрешать жизненные ситуации, связанные с общением, учиться искать решение проблемы вместе с друзьями и взрослыми, действовать в меняющихся условиях, находить общий язык, договариваться, осознавать причинно-следственные связи 
в жизни. Очень важен показ неоднозначности возможных решений.

•   Происходит постижение культурных мировых традиций. Каждой национальной культуре присущи свои традиции, свой стиль взаимоотношений, в том числе и внутрисемейных. Эти традиции отражены в религии, литературе, в фольклоре. Для их понимания важно не только знать Закон Божий, литературных и фольклорных персонажей, но и чувствовать, понимать происходящее. Участие детей в постановках на основе Священного Писания (Рождественский вертеп, Рождественские пьесы про царя Ирода), русских сказок, былин позволит им лучше понять чувства их героев, «пожить» в мире этих образов, впитать в себя все лучшее и научиться распознавать зло под лицемерной маской добра.

•   Очень важно заронить в детей интерес к важным вопросам мироздания в раннем возрасте. Не читать нотаций и все объяснять, а именно удивить, заинтересовать ребенка, предложить самому подумать. Через театральный экспромт, импровизацию можно рассуждать с детьми на важнейшие этические, социальные, исторические и философские темы: откуда взялся человек; в чем смысл жизни; что такое счастье, справедливость, честность; как бороться со своими недостатками; 
как научиться дружить; какой была наша Родина много лет назад и т.п. и т.д.

•   Развитие детского творчества. Дети участвуют в создании постановки, предлагая свои изменения. Возможно, сами придумывают (может быть, пишут) и сами играют свои сценки. Происходит освоение родного языка, законов логического мышления, постижение всей душевной красоты и многообразия литературы и искусства.

•   И, может быть, самое важное: умело подобранный репертуар воспитает в детях без «моралей и занудства» любовь к прекрасному, к великому, к настоящему. Ребенок, воспитанный в атмосфере сотрудничества, взаимовыручки, взаимопонимания между взрослыми и детьми, через всю жизнь и все соблазны пронесет искорку любви к родному дому, к красоте, к своему детству. А ведь это та малость, которая зачастую останавливает нас от рокового шага в самые трудные и искусительные мгновения жизни.

Театр и малыши от 3,5 до 5 лет

Дети этого возраста могут быть в домашнем театре как зрителями, так и актерами. Кем бы они ни были, главное подобрать репертуар так, чтобы детишки могли не только понять, о чем речь в спектакле, но и сопереживать героям. 
Развитие от рождения до трех лет — самое ответственное время, в которое закрепляется отношение ребенка к окружающему его миру; время, для которого характерна потребность ребенка в любви, чувстве привязанности к дому и близким и эмоциональной защищенности. Все это необходимо для того, чтобы ребенок мог исследовать мир, будучи уверенным, что у него есть настоящий дом, куда он может вернуться из путешествия по миру познания.
В то же время усиливается желание ребенка «быть как взрослый», которое он, конечно, не может реализовать в жизни. Единственный способ хоть как-то решить эту проблему — игра в сюжетно-ролевую игру. Обычно она начинается словами: «А давай я буду кабан-клыкан, а ты — зайчик, и я тебя съем!»
При разыгрывании сказок с детьми 3-4 лет неизменным успехом пользуются сюжеты, в которых идет речь о взаимовыручке, восстановлении справедливости (см. сказки «Кот и петушок», «Зайкина избушка»), торжестве правды над обманом («Лисичка со скалочкой», «Коза и семеро козлят» и пр.), об опасности зазнайства и стремлении к «дармовому хлебу» («Заяц — хвастун», «Круть и верть»). 
Но более сложные сюжеты также могут увлечь ребенка. Приведу пример. Когда моей дочке было 3,5 года, нас пригласили на детский музыкальный спектакль «Дюймовочка» по мотивам известной сказки Андерсена. Дочка уже представляла, о чем идет речь, так как она слушала эту сказку и на кассете, и в моем пересказе. Если честно, я сильно сомневалась, что ребенок сможет высидеть без движения целый час — ровно столько, без антракта, шел спектакль. Да и текст, признаться, был скорее рассчитан на детей лет 5-7. Но неожиданно дочка так увлеклась спектаклем (он и вправду был прекрасным), что в один из кульминационных моментов, когда Дюймовочка, брошенная всеми в лесу, вдруг, обратившись к зрительному залу, воскликнула: «Что же такое счастье, где оно?!», моя дочка вскочила, всплеснула ручками и на весь зал воскликнула: «Ну где же оно, счастье, мама?» Взрослые вокруг развеселились, видя такую непосредственную реакцию, а я удивилась, что маленький ребенок сумел прочувствовать, пережить эмоции героини сказки.
Мне кажется, не стоит искусственно занижать планку. И книга, и спектакль должны на полшага опережать развитие ребенка. Только в этом случае ему будет интересно и будет возможность для роста. В то же время дети очень любят то, что им хорошо
знакомо, понятно, хорошо усвоено. Поэтому, если вы сами делаете спектакль для детей, то пусть он чуточку опережает их развитие, хотя и будет на знакомый сюжет; а если вы хотите, чтобы дети сыграли сами (это вполне возможно для детей с 4-х лет), то выбирайте максимально простые сказки
— «Курочку Рябу», «Колобка», «Заюшкину избушку», вместе прочитанные и обсужденные.
Даже для того, чтобы правильно прочесть с ребенком сказку, а тем более инсценировать ее, вы сами должны четко представлять главную мысль произведения.

Прекрасный метод предложила А.А. Крячко :

«Попробуйте, прочитав сказку и поразмышляв над ней, выразить итог такого размышления русской пословицей. Для этого обратимся к любому сборнику, в котором пословицы подобраны по тематическим разделам. Русские пословицы помогут нам яснее «высветить» намеки народной мудрости, скрытые в сказке, по-новому взглянуть на нее. Итак, попробуем вместе:
«Колобок» — «Чем хвалимся, на том и провалимся», «На языке медок, да на сердце — ледок»
«Теремок» — «Не бравши топор, жилья не срубишь», «Легко взято, легко и потеряно».
«Репка» — «Из многих малых одно большое выходит», «Капля по капле и камень долбит».
«Лиса и журавль» — «Как аукнется, так и откликнется», «Каков привет, таков и ответ» 
«Курочка, мышка и тетерев» — «Хочешь есть калачи — не лежи на печи».
«Лисичка со скалочкой» — «Тому худа не отбыть, кто привык неправдою жить».
«Легкий хлеб» — «Хлеб горбом достают», «Без труда не выловить и рыбки из пруда».
«Крошечка-Хаврошечка» — «Кто правдой живет, тот добро наживет», «Кто добро творит, того Бог благословит».
«Царевна Несмеяна» — «Не все то золото, что блестит», «Телу — простор, душе — теснота».
«Морозко» — «Работай — сыт будешь, молись — спасешься, терпи — взмилуются», «Без смиренья нет спасенья».
«Маша и медведь» — «Горе горюй, да руками воюй».
«Зимовье зверей» — «Согласного стада волк не берет».
«Заюшкина избушка» — «На чужой каравай рот не разевай; пораньше вставай да свой затевай», «И на силу найдется пересилок».
Попробуйте теперь самостоятельно продолжить этот список...
Будем помнить о том, что предварительные размышления взрослого над текстом сказки помогут впоследствии верно расставить смысловые акценты в речи «сказителя». Тогда слово сказки действительно станет благодатным и понесет слушателю уроки народной мудрости».

Еще хочется обратить внимание на то, что не все русские сказки подходят для чтения с детьми.
«Размышляя над загадками русской сказки, один из ее исследователей, князь Евгений Николаевич Трубецкой, выделял три уровня жизнечувствия, отраженные в
сказке, — как бы три ее этажа: нижний, средний и высший.
Героям «нижнего этажа сказки» свойственны вульгарные жизненные идеалы. Самым элементарным их проявлением Е. Н. Трубецкой называет мечту о «легком хлебе» — стремлении жирно есть, сладко пить и мягко спать. Воровство и плутовство здесь представляется одним из простых способов обретения искомого жизненного идеала. Современно, не правда ли?..
Героям же «среднего» и «высшего этажа» сказки свойственны особое вдохновение, внежитейская мудрость. Приземистый идеал житейского благополучия не для них.
Их влечет «иное царство», таинственный предел, где встречается обыденное и чудесное, где обитает Краса Ненаглядная, по которой извечно томится душа человеческая. Здесь, на этих «этажах», и обитает «подлинная душа сказки» .
Итак, при выборе сказок для домашнего чтения будем остерегаться таких сюжетов, в которых запечатлелась романтизация воровства, хитрости, продажности (например, при сделках с нечистой силой или колдуном) и прочих способов добычи «легкого хлеба», а также тех сказок, в которых звучит кощунственный смех над порядочностью, простодушием и святыней» .
Для детей 3—5 лет наиболее подходят для инсценировки пьесы по мотивам русских сказок продолжительностью 15—20 минут, если они играют сами. Это такие сказки, как: «Репка», «Курочка Ряба», «Заюшкина избушка», «Теремок»» (длядетей3,5—5 лет).
Подходят для инсценировки и отдельные фрагменты из стихотворных сказок К.И. Чуковского: «Мойдодыр», «Таракан», «Муха-Цокотуха», «Доктор Айболит» (для детей 5—6 лет).
Для кукольного спектакля пьесы подбираются по такому же принципу. Сами дети могут нормально справляться с перчаточными куклами лет с 4—5, а с более сложными, за ширмой, лет с 6. Поэтому лучше просто играть с детьми в эти куклы, разыгрывая домашние сценки перед сном и т.п. А спектакли пока делать самим для детей.

Чем поможет домашний театр:

— правильно подобранные пьесы помогут вашему ребенку изжить свои страхи;
— научиться правилам общения и совместной игры;
— перенять систему нравственных ценностей, рожденных духовной традицией своего народа; 
— развить свою фантазию и получить импульс к началу собственной игровой деятельности, в которой особенно необходим навык ролевой игры — умения ребенка представить себя собачкой, стулом, мамой, паровозом и т.д.;
— получить положительный эмоциональный заряд и научиться испытывать необходимые эмоции: сострадание, жалость, радость, сочувствие, гнев на зло и грех, отвращение ко злу и нравственному уродству.

Театр и дети от 7 до 13 лет

Пора отрочества, или, как теперь говорят, школьного возраста, привносит в характер ребенка огромные изменения. Его личность раскрывается, и ребенок смотрит на родителей и окружающий мир иначе, чем во время младенчества. Это вызвано как физическими изменениями в его организме, так и душевными. Во втором семилетии происходит половое созревание, то есть ребенок начинает осознавать себя как представителя определенного пола — мужского или женского — со всеми вытекающими отсюда последствиями. В это время в развитии ребенка доминируют память, воображение и чувственно-эмоциональная сфера. В нем пробуждается любопытство к жизни за пределами дома и детского сада. Отроков
и отроковиц так и тянет попробовать свои силы, испытать знания, выбрать авторитеты и идеалы по своему вкусу. В это время вооброжательная часть души ребенка расцветает, и ребенок, как губка, впитывает в себя образы сказок, легенд, мифов, которые ложатся в основу его мировосприятия.
Этот период жизни будто создан для научения и учебы — ребенок накапливает факты и запоминает множество информации. У многих детей пробуждаются новые интересы, и они с легкостью просветят вас в области ухода за лошадью, воспитании собаки, повадок насекомых и устройстве поршневого двигателя. Одни дети начинают коллекционировать наклейки, другие придумывают тайные шифры и играют в письма, третьи создают тайные общества и ищут клады. Для того чтобы лучше понять скрытый от взрослых внутренний мир детей, я очень рекомендую прочесть вам замечательную книгу психолога Марии Осориной «Секретный мир детей в пространстве мира взрослых», которая поможет вам вспомнить свое собственное детство.
Полученные знания ребенок использует в своем творчестве-игре: строит модели военных кораблей ,и самолетов, рисует, шьет куклам платья и лепит из глины. Ребенок по своей натуре — ученый-энциклопедист,
который, отвергая шоры узкой специализации, жаждет обрести целостную картину мира и получить знания обо всем. К сожалению, современное образование все больше тяготеет к тому, чтобы надеть на ребенка эти самые шоры. Вместо общей картины прекрасного живого мира ребенок получает расчлененные мертвые схемы-сведения об отраслях знаний. Мы насильственно коверкаем данную Богом способность видеть мир как икону, как единое чудо, зеркало Славы Господней.
Помните, чем отличался гений Моцарта от ремесла Сальери у Пушкина?

«Ремесло поставил я подножию искусству; я сделался ремесленник. (...) Звуки умертвив, музыку я разъял как труп. Поверил я алгеброй гармонию. (...) Усильным, напряженным постоянством я наконец в искусстве безграничном достигнул степени высокой (!) (...). Я наслаждался мирно своим трудом, успехом, славой (...) Где ж правота, когда священный дар, когда бессмертный гений — не в награду любви горящей, самоотверженья, трудов, усердия, молений послан — а озаряет голову безумца, гуляки праздного?.. О Моцарт, Моцарт!»

Я процитировала этот отрывок для того, чтобы показать, что гений любого ребенка, как и гений Моцарта, — дан ему от рожденья как дар. Детские каракули, игра в балерину, постройка самолета из двух ржавых ведер — это истинное гармоничное отношение к миру, где все может быть всем,
стоит только захотеть. И этот дар быть творцом дан каждому из нас, но только мы часто теряем его за алгеброй и анализом — бессмысленно-серьезной препарацией Божьего мира.
Для детей театр — это икона мира, которую они создают, играя в него. Театр восстанавливает разрушенную неумелым образованием цельную картину мира в детских душах, помогает им найти себя. Говоря это, я не преувеличиваю роль театра и не пытаюсь сделать его высшей ценностью. Просто, являясь синтезом всех искусств, театр помогает ребенку освоить мир — как литургия, будучи высшим синтезом человеческих искусств, являет мир горний, помогая нам изменить себя для будущей жизни в этом горнем мире. И не пугайтесь этого сравнения: создавая первые литургические каноны, Церковь опиралась именно на мистериальный опыт язычества, переосмысливала и освящала его, понимая, что человеку необходимы явные символы скрытого Небесного Царства.
Но вернемся к нашим детям.
Очутившись в школе, ребенок сравнивает себя с другими детьми, старается вписаться в коллектив и не отстать от остальных. На переменках дети играют по своим правилам, и опоздавшего или мямлю зачастую в игру не принимают — детские законы жестоки и бескомпромиссны. 
Только очень смелые и сильные душой дети способны добиться, чтобы компания переменила решение. Робкий ребенок не рискнет настаивать, чтобы его приняли в игру. И здесь взрослые могут вмешаться только одним способом — придумав и организовав игру по своим правилам. Такой игрой становится театр. Но обратите внимание: обнаружив, что можно установить правила игры, дети быстренько сами выдумывают самые разнообразные условия, имитируя «естественный отбор». Часто из-за того, что можно, а что нельзя, между детьми вспыхивают ожесточенные споры.
Вы можете пронаблюдать, как в скором времени дети устанавливают правила буквально на все случаи жизни: кто на каком стуле должен сидеть, в какую дверь школьного автобуса садится «малышня», а в какую солидные десятилетки, какие фантики ценятся больше и в какой очередности прыгать через скакалку.
В этом возрасте в жизнь ребенка наряду с коллекционированием проникает обмен, который осуществляется по законам рыночной экономики. Чем больше «ценных вещиц» для обмена — тем выше социальный статус ребенка в группе.
В этом возрасте дети уже твердо усвоили: все в мире подчиняется определенным правилам. Играя, они как бы упражняются в социальном взаимодействии. 

Попробуем нарисовать «психологический портрет» школьника.

Пауза. Временной интервал между обращением к ребенку и его реакцией. Дети «не слышат, о чем их просят», «делают вид, что не слышат».
Спор. Ребенок в ответ на просьбу, требование начинает оспаривать необходимость требуемого или время выполнения. Частым аргументом в споре является сравнение себя с другими: «Почему ей можно, а мне — нет?»
Взрослое поведение. Ребенок ведет себя демонстративно «по-взрослому». Во-первых, становится рассудительным. Рассудительность возникает в споре, в ситуации противопоставления своего желания требованиям взрослых. Подобная рассудительность оказывается резонерством: если вступить с ребенком в дискуссию, разговор будет продолжаться бесконечно долго. Во-вторых, демонстрирует нарочито взрослое поведение. Часто изображает какого-то конкретного члена семьи. Как правило, это продолжается недолго. Если же такое поведение закрепляется, то возникает самостоятельность.
Общие вопросы. Возникновение в разговорах новых, не связанных с ежедневными событиями тем: политика, происхождение планет, Земли, эволюция живого, жизнь в других странах. Это свидетельство расширения сферы интересов ребенка, его стремления найти свое место в большом мире. Получив первые ответы на свои вопросы, ребенок начинает сам долго и пространно рассуждать и анализировать информацию. Делает он это в присутствии взрослого, как бы обращаясь к нему как к эксперту.
Особым случаем общих вопросов на седьмом году жизни является интерес ребенка к истории семьи, семейным связям. Это вопросы о дальних родственниках, детстве родителей, о дедушках и бабушках. Здесь мы имеем дело с желанием ребенка найти свое место в широкой сети семейных связей, со своеобразным самоопределением.
Самостоятельность. Ребенок выбирает совершенно новые для себя дела и сферы обязанностей — например, с удовольствием стирает свои вещи или просит разрешения самому сходить за хлебом. Он стремится к самостоятельности, но она возникает как целостное, независимое от взрослого действие. Ребенок хочет делать что-то сам и отказывается выполнять (пусть даже самостоятельно) то, о чем попросили взрослые.
Стремление к продуктивной деятельности. К таким занятиям относятся шитье, вязание, конструирование, поделки из бумаги и т.п. Связанное или сшитое, сделанное из деталей конструктора демонстрируется взрослым. Ребенок обязательно ждет похвалы, болезненно реагирует на критику своего произведения.
Характерно, что в этом же возрасте происходит отказ от ранее привычных видов продуктивной деятельности (главным образом рисования). «Перестала рисовать, говорит, что у нее нет способностей». Таким образом, у ребенка возникают представления об объективной ценности созданного им в раннем детстве, но сохраняется некритичность к новым видам своего творчества.

Как мы видим, этот возраст наиболее подходящий для игры в домашний театр. Ребенок готов к этому и психологически и физиологически: у него появились новые интересы, он жаждет освоить новые виды деятельности — ему наверняка захочется побыть и декоратором, и осветителем, и костюмером, конечно, под не слишком подавляющим руководством родителей и их тактичной помощи.
Главное — не отнимайте у ребенка инициативу и дайте ему возможность все придумать самому.
Выбирая или придумывая пьесу, помните, что сопереживание испытаниям, выпавшим на долю героя или героини для детей младшего школьного возраста, особенно важно. Принципиальное значение здесь имеет то, каков этот герой. 
К сожалению, сегодня многие родители удовлетворяют потребность своих детей в героическом при помощи довольно сомнительных персонажей странных мультфильмов: человека-паука, Шрэка, бездарного «Тугарина» с туповатым американским юмором и т.д. и т.п. Это создает у детей не только превратное представление о высоком — подвиге, дружбе, любви, красоте, но и безнадежно портит их способность видеть и оценивать мир с нравственной точки зрения.
Поэтому, дорогие мамы и папы, не увлекайтесь модными мультфильмами, а обратите свои взоры к психически и нравственно здоровым персонажам традиционной культуры. Обратите внимание, что в отличие от «героев» массовой культуры месть, корысть, зависть, желание успеха никогда не ведут на подвиги настоящих героев произведений классической культуры. Великие сказки и повести России, Англии, Франции, Германии дают прекрасные модели поведения, утверждая в ребенке любовь к людям и веру в добро. Они ответят на естественную, зарождающуюся в душе ребенка жажду подвига.
А если вы еще и надумаете разыграть подобное произведение в лицах или на куклах, то ребенок сможет с удовольствием поиграть в такую нужную для нормального развития его души сюжетно-ролевую
игру и даже сам придумает сюжет к своим играм.

Театр и подростки

С наступлением половой зрелости цельная картина мира у ребенка начинает распадаться, и теперь только от него зависит, сохранит ли он и укрепит душевное целомудрие — цельную мудрость, — или растратит и утратит ее.
Приближаясь к порогу юношества, дети становятся недовольны собой и близкими. Критика несовершенств окружающего мира захлестывает ребенка — так и должно быть, ведь иначе он не может стать взрослым, принимающим осмысленное участие в судьбе мира. Другое дело, что данная Богом чуткость к несправедливости и фальши в неумелых руках направляется не на понимание своей роли и призвания в мире, а на бессмысленные бунты и прокалывание пупков. Ребенок превращается в «трудного» . Куда-то исчезает взаимопонимание, доверие, уважение к авторитетам. Даже самые послушные дети как будто срываются с цепи, отказываются принимать все, что исходит от родителей. Именно в этот момент, как никогда, ребенку нужен такой авторитет, такое увлечение, которое направит его энергию на созидание, а не на разрушение. Церковь часто отступает на второй
план, не выдерживая конкуренции с друзьями. И в это время родители должны усердно молиться за ребенка и помочь ему не потеряться.
Уже много раз говорено и о гормонах, и об особенностях психического развития подростков — это не тема нашей книжки. Просто лишний раз хочется подчеркнуть, что Господь все устроил премудро и со смыслом. Не научись наше дитя критиковать окружающих и с сомнением относиться к авторитету — ему никогда не научиться самому решать жизненные задачи, критически оценивать подсовываемые обществом штампы, выбирать жизненную дорогу. Именно в этой подростковой борьбе за свое «Я» выковывается характер, крепнет душа, испытывается совесть. Помните:

Сталь подчиняется покорно,
Ее испытывает молот.
Ее из пламенного горна
Бросают в леденящий холод.
И в этой пытке многократной
Рождается клинок булатный.


Так же выкристаллизовывается взрослый из детской души. Мучительна эта «смена кожи» для самого подростка, мучительна для окружающих. Опыт педагогов многих поколений подсказывает, что зачастую театр — театр как лицедейство — дает ребенку уникальный шанс — прожить варианты чужих жизней, испробовать маски
героя и негодяя для того, чтобы в настоящей жизни понять, кто же он? С кем он?
Театр оказывается спасением — костылем для самых слабых, неустойчивых, беспомощных перед соблазнами душ. Ведь можно сыграть то, что так не хочется (подвиг) или, наоборот, хочется (соблазн) совершить! Можно пережить, исжить в себе мысль, чувство, можно спастись от жестокого мира!
Конечно, как верующий человек, я вполне критично оцениваю подобные средства. Но дело в том, что при нынешнем состоянии общества нам особенно выбирать не приходится! Представьте себе, что театр оказался сегодня наиболее человечным и душевным искусством. Ведь самое страшное, что ждет нашего ребенка — это бездушность, скотоподобность современной культуры, низводящей человека к чреву и гениталиям.
И не устаю говорить, что театр — это прекрасный инструмент общения взрослого и ребенка, гениального писателя и мало читающего подростка, оружие тысячелетней душевной культуры человечества против примитивных обманок масскульта.

Итак, попробуем понять нашего подростка.
Подросток неутомим в поисках новых впечатлений. Хочется знать все — и что было очень давно, и вчера, и что будет завтра, и через сто лет. Интересно знать про всех вокруг и про себя тоже, хотя интерес к себе побеждает интерес к ближнему, к другу, к другому полу. Друзья — главные люди в жизни подростка. Он продолжает любить мать, родных, но кумир уже другой — «жизнь за други своя». Культ товарищества — самое сильное чувство. Ближе и дороже друга нет никого. Ни запретить дружить, ни оградить от нежелательного влияния никто не может. Дети сделают по-своему. Чем настойчивее вмешательство родителей, взрослых в дружбу подростков, тем преданнее она и крепче. Угрозы, наказания уводят дружбу в подполье, потому что появляются такие проблемы, которые обсудить можно только с ровесником, с другом. Доверие к взрослым подорвано несправедливостью окружающего мира, которая так остро ощущается в этом возрасте.
Нас, взрослых, не спасает наш жизненный опыт. Нам мог бы помочь только опыт нашего собственного взросления, наша память о нашем собственном детстве. Не ложная: «я был отличником и спортсменом», а истинная, и потому вытесненная, — память о наших обидах, о родительской несправедливости, о безжалостности первой любви и жертвенности первой дружбы.
Трудно успеть за детьми, и потому мы теряем их — разный темп жизни, разные
сферы интересов разделяют нас. Быть с нами им становится скучно. Силой, властью мы еще как-то удерживаем их около себя, но только около. Внутренне они с другом, тем более с сильным и заразительным героем-сверстником. Мы не понимаем их музыки, их компьютерных игр, их развлечений. И даже самый что ни на есть воцерковленный ребенок может отвернуться от храма, как бы испытывая на прочность ту ниточку, которая привязывает его к Богу. Каждый человек, каждый подросток желает знать границы дозволенного, границы преступления и наказания.
Взрослому трудно оставаться необходимым подростку. Он хотел бы с нами дружить, да мы не умеем. Взрослый друг — заветная мечта подростка, он ищет его, нуждается в нем, но нас трудно включить в их ненасытный интерес, ритм и темп жизни. Мы устаем от их игр, вопросов, желаний, увлечений — стареем, будучи молодыми родителями или «наставниками». Наши серьезные заботы не волнуют подростка. Может быть оттого, что мы не сумели сделать сына или дочь соучастниками своей жизни? Они бы хотели, да мы не доверили?
Я, например, понимала, что моя мама очень умный человек, и могла посоветоваться с ней в определенных вопросах. Но были и тайны, темы, о которых говорить было невозможно. Просто невозможно, и
все. Это была и первая любовь, и первая ревность, и первая выкуренная сигарета или выпитая рюмка. Это были ключи доступа в мир сверстников, и я подозреваю, что таковыми они остались и поныне. Мама все понимала, поэтому старалась создать все условия для того, чтобы мои друзья приходили ко мне домой. Но это не решало проблем. Интереснее, таинственнее, прекраснее и упоительнее было забраться в подвал, уйти в заброшенную котельную, собраться за помойкой в лесочке — так острее чувствовалась жизнь, так она была реальней, свободней. И сколько раз мы могли не вернуться из подобных вылазок!
Подросток остается наедине с энергией, разрывающей его душу, и где найти выход этому лицедейству, кривлянию, жажде подвига и любви?
Сегодня одни находят его в виртуальной реальности, другие — в криминале.
Поединок за подростка ведут мощные и неравные силы: семья, школа, увлечения и улица. Побеждает обычно улица — самый сильный и соблазнительный враг.
Прельщает свобода, тайны запретного, совратительные игры, нестандартные, не по принятым нормам и правилам, отношения и до одури захватывающие соблазны. Все предлагает улица, как бы ничего не требуя взамен, кроме полной отдачи — не проболтаться, не изменить и идти до конца, до обрыва. Это само по себе способно опьянить, поманить «настоящим» героизмом.
На этой потребности подростка и держится власть улицы, где все — от невинного озорства, мелких краж, драк-соревнований, злых шуток до подсудных приключений — возбуждает черную энергию самолюбия, жажду первенства и признания равным в компании смелых и сильных. Это все приближает к желанной взрослости и рвет с несвободой и покорностью унизительного детства.
Но жизнь подростка вовсе не так безоблачна, как кажется нам после тридцати. Скорее она максимально драматична (шекспировской Джульетте было 14 лет), ведь решаются главные вопросы жизни: кем быть? каким быть? быть или не быть? Все высокие и низкие порывы человеческой души впервые с такой отчетливостью проявляются в этом возрасте. И самые низкие преступления, и самый высокий героизм впервые прорываются наружу в подростке.
Нас часто обманывает «подвижность» опасного возраста. Считается, что подростка в любой игре, в любой книге или кино интересует только интрига, внешнее действие, «экшн» и зрелищность. Однако на самом деле, если отринуть привнесенные рекламой и массовой культурой стереотипы, окажется, что внутренняя жизнь подростка иная. 
Он — фантазер, мечтатель, он раним и потому склонен к уединению. Он ничем не отличается от героев классических книг — разве только тем, что насилия и жестокости видел побольше, а добра и красоты — поменьше. Наедине с собой подросток не такой, как на людях, а мы судим о нем по поведению в компании, когда он редко бывает самим собой. Защищаясь, он приспосабливается к окружающим и ведет себя по шаблону, принятому его средой.
Но домашний или школьный театр обязан идти навстречу скрытым потребностям этого зрителя и актера. Даже современный подросток — агрессивный хозяин и диктатор в семье и школе — становится другим человеком — сердечным и отзывчивым, когда нам удается пробиться к тайне внутренней жизни — драматичной, с высокими стремлениями.
Подвиг — заветное для подростка. Поэтому жестокие, но дерзкие звездные войны, детективы и фантастика — любимые его жанры. Однако подвиг рождается через победу характера над обстоятельствами, которые могут быть и не героическими, а вот характер человека, способного их победить, должен быть сильным. Значит, для ребенка воспитание характера — главное. Но что в нем главное? Мы хотим, чтобы наши дети были сердечными, чуткими, добрыми, а быть такими им трудно. Трудно всегда! Не
только на исторических обломках. Но если мы поможем детям добрые чувства соединить с волей к победе, то есть героической волей, то они сумеют и себя защитить, и даже положить душу за други своя.
Очень важно, чтобы герой на сцене, которому хочет подражать подросток, был досягаем, чтобы он пробуждал способность быть таким. Сострадание, которое вызывает спектакль, — это не абстрактное сочувствие, а солидарность с нравственными достоинствами, с благородными чувствами и убеждениями тех, кто прав и справедлив. В этом переживании свершается саморабота юного человека, пробуждая лучшее в нем.
Героическая тема принадлежит не времени, а человеку, который берет на себя больше других, вступает в бой не только с открытым врагом, но, может быть, и с самим собой. Преодоление рутины, косности, борьба за истину, за правду, причем не в исключительной ситуации, а в буднях, каждый день, требует мужества, действительно героических усилий.
Сегодня очень важно подобрать пьесу о нравственной героике, ведь добро не само собой побеждает зло: эт0 битва против равнодушия, невежества, жестокости, подлости. Вся сложность рассказа о нравственном героизме заключается в том, что люди не делятся наглядно — этот злой, а этот добрый. Нет, одновременно в одном человеке может
уживаться добро и зло, и его борьба с самим собой — тоже героическая тема искусства.
Спектакли для подростков должны показывать, как стать героем в своем времени. Мы вводим ребят в мир действительности, и здесь им быть или не быть людьми, готовыми к самопожертвованию и служению обществу. Мы сегодня должны обогатить личность, способную к духовному напряжению завтра, а мы подчас ограничиваемся мечтаниями о подвиге, который потом остается только наивными порывами детства.
В наши дни много говорят о подростковой жестокости. Она проявляется разнообразно — ив эгоизме, и в неуважении к старшим, и в бесцеремонности с родными, друзьями, воспитателями, и просто в обыкновенной грубости, а то и хулиганстве, которое часто от малого преступления приводит к большому. Поэтому пробуждение общественного чувства, чувства долга, благородства и порядочности, чуткости, доброты, отзывчивости и уважения к другому — чрезвычайно важная задача репертуара 11-14-летних.

Какие трудности могут встретиться вам?

Собирая материалы, я вспомнила о замечательной книге, которую читала еще моя прабабушка. Как ни странно, эта книга посвящена этикету, и в оригинале ее название
звучит так: «Хороший тон. Сборник правил и советов на все случаи жизни общественной и семейной .» В ней я нашла удивительные по лаконичности и изяществу рекомендации к домашнему спектаклю, которые и спешу донести до вас. Эти советы в большей степени относятся к лицам, организующим спектакль, и было бы неплохо ознакомиться с ними тем взрослым, которые так или иначе примут участие в создании домашнего театра. Особое удовольствие мне доставил язык и стиль изложения, который я и сохраняя, надеясь, что вам тоже будет не неприятно ощутить дуновение прошедшей эпохи.

«При обыкновенных собраниях подобного рода развлечения редко имеют место; они чаще бывают при больших торжествах, как-то: в именины, рождения, свадьбы и т.п. Тем не менее мы сделаем некоторые указания на манеру постановки, на необходимую осторожность при выборе пьес, на обоюдное снисхождение играющих и любезную нетребовательность и снисходительность зрителей.
Начнем с последних.
Представление в зале (в гостиной. — Прим. авт.) уже по самому устройству совершенно другое, чем представление в театре, и зритель не имеет никакого права ставить дилетанту те же требования, как актеру. Домашний спектакль имеет своей целью занять невинным и веселым образом общество и участвующих,
вовсе не претендуя на искусство; зритель должен смотреть с этой точки зрения, и только в таком смысле он может высказать свою похвалу или суждение.
Если в обществе затевают поставить какую-нибудь театральную пьесу, то надо избегать предлагать себя в число играющих, так как или выбор пьесы сделает предложение наше совершенно излишним, или число лиц в пьесе может быть весьма ограниченно, или же, наконец, характер наш не подходит к роли и т.д.
Если бы нам даже предложили роль, то и тогда нельзя тотчас безусловно согласиться, но надо прежде обдумать, в состоянии ли мы передать роль так, как этого хотел автор; раз согласие дано, от слова отступиться нельзя, и только необыкновенное событие, болезнь и тому подобное могут его нарушить. Нельзя забывать, принимая роль, что нам придется жертвовать частью времени, так же как и другим, потому нельзя по желанию менять время репетиций, ролей и т.д., напротив того, следует подчиняться порядкам, которые относятся одинаково до всех участвующих.
Так как во всех представлениях выбранная роль не имеет никакого отношения к чину или положению играющего, зависит же исключительно от его способностей, то никак нельзя обижаться или считать себя униженной, отодвинутой на второй план, если получили не главную, а второстепенную роль.
Точно так же нельзя выдвигаться во время представления своими туалетами и, например, в роли горничной явиться в нарядном платье, которое затмевало бы туалет барыни; надо роль играть так, как того требует пьеса. Всякое отклонение будет неделикатностью относительно других играющих. Само собою разумеется, что всякая роль, маленькая или большая, должна быть хорошо выучена наизусть и передана
не деревянно или напыщенно, но с верными оттенками и возможно естественными движениями. Чтобы этого достигнуть, следует уже к первой репетиции знать твердо наизусть свою роль; только тогда возможно обратить полное внимание на соучастников и на предметы, находящиеся на сцене; вещи должны с самого начала иметь свои определенные места, чтобы играющая могла ориентироваться, и, например, не идти писать письмо направо, когда стол стоит налево. Подходящие жесты и телодвижения лучше всего изучить перед зеркалом, но надо наблюдать, чтобы их не было слишком много или слишком мало.
При выборе пьесы надо, если на себя не полагаешься, лучше всего обратиться за советом к опытной даме; надо избегать пьес, в которых одна роль главная, остальные — только второстепенные, потому что из этого может легко произойти зависть и недоброжелательство, а хозяйке дома — неприятности; также не следует брать пьес, где даме приходится переодеваться мальчиком, равно и трагические роли. Самые подходящие это маленькие водевили, которых можно найти много».

Какие еще скрытые проблемы психологического и нравственного характера могут подстерегать вас в игре в театр?

1. Не превращайте игру в жизнь. Не создавайте себе кумира— театр. Игра — это не самоцель, игра — это метод и способ.
2. Следите за настроением детей и самих себя. Не третируйте, не накаляйте эмоции. В любой игре есть недовольные ролью, а театр выявляет это скорее всего. 
3. Тщеславие, жажда успеха, славы, «быть центром внимания». Поручите лидерам играть второстепенные персонажи, объясняя это тем, «что у них получится даже незначительную роль сделать яркой» и тем, «что слабый тоже должен попробовать себя». Воспитывайте в детях чувство товарищества.
4. Помните об опасности увлечения именно лицедейством, кривлянием, актерщиной и блокируйте это в детях. Вы растите не актеров, а полноценных людей. Именно поэтому мы против «драмкружков», которые ставят детей на профессиональные рельсы, невольно убеждая их в том, что главное — это успех, карьера, слава.
5. Не поощряйте в детях соревновательности, агрессии, экспрессивности.
6. Подбирайте пьесу так, чтобы она всей своей главной идеей учила какой-либо добродетели.
7. Всегда обговаривайте с детьми главную идею пьесы, цель вашего спектакля: сделать подарок близким, развлечь младших, повеселить бабушек и дедушек — то есть принести кому-то радость и утешение.

Калинина Г. "Давайте устроим театр"

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш e-mail dramateshka.ru@gmail.com

 

Яндекс.Метрика Индекс цитирования