Общение

Сейчас 332 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

Каждый ответит, что с уважением относится к культурному наследию предков. Но что мы действительно «унаследовали»? Поем ли мы народные песни? Думаю, раз в год, возможно, кто-то вспомнит «Черного ворона»... Танцы? А что там танцевать-то — на цыпочках и с платочком? А дети, они играют в народные игры, хотя бы в «колечко-колечко»? Нет, есть же компьютерные. Кстати, если всмотреться попристальнее... обнаружится, что легенды компьютерных игр прочно стоят на фундаменте сказочного фольклора, только, увы, не нашего... Ниндзя, ассасины — вместе с игрой прочно вошедшие в сознание современного ребенка персонажи, ребенка, не знающего, что на Руси были и свои воинские школы, и свои боевые традиции. Так что мы унаследовали, кроме бытового использования заветной — обсценной — лексики?
На эту тему я поговорила с руководителями ансамбля «Семейная традиция» — Николаем и Евгенией Серовыми.

— Да, многое сейчас утеряно, взять хоть этнографический костюм. Вот домотканый курский сарафан — плиссировка делалась горячим хлебом — как его ни сминай, ни пачкай, ни стирай — а складочки ровненькие... В чем секрет? А сколько неправильных стереотипов о русских традициях создала советская эпоха, стремившаяся уравнять всех и вся... Вот и на сцене — все в одинаковых сарафанах, кокошниках. Да не могло такого быть! У каждой девушки был свой, личный узор... а кокошники замужние, да еще с детьми вообще не имели права носить.
— Или изображали крестьянина за работой бедно одетым...
— Да что вы! Рабочие домотканые рубашки девушки в поле самые красивые надевали — чтобы парни могли оценить их за работой. А рубашки, в которых ходили в храм, — это целое произведение! В каждом орнаменте своя символика, никаких зайчиков или васильков — чем больше в орнаменте тайны, тем больше и в девке загадки; кружева же на рукавах — чтобы нечистая сила в них запуталась, от того же и накосник — чтобы за конец косы не поймать было, а вот голову целиком покрывать для девушек не считалось обязательным, так что платочки — это тоже миф. Или... «огурцы» — раньше это был самый распространенный узор, теперь для реконструкции приходится покупать итальянские ткани, своих нет... Хочется отметить, что даже «не нюхавшие» русской культуры люди, надев этнографический костюм, начинают по-другому себя чувствовать. Достоинство появляется, благородство, осанка.
— С чего началось ваше увлечение этнографией и как возник ансамбль «Семейная традиция»?
— Началось все тому лет двадцать. Мы с мужем познакомились в институте на режиссерско- хоровом отделении: конечно, фольклор и тогда пленял, у всех на слуху был Дмитрий Покровский, разворошивший этнографическое гнездо. А потом Борис Базуров организовал ансамбль древнерусской музыки — будущие «Русичи». Николай тогда в армии служил: выходили они, семеро красавцев, в древнерусских рубахах, с гуслями, гудками — все сами реконструировали по старинным новгородским раскопкам (Виталий Владимирович Галицкий — мастер, воссоздавший уникальные русские музыкальные инструменты ХІ-ХѴ веков, которыми овладели все участники ансамбля, — гусли, гудки, рога, пастушьи трубы, дудки калюки, донской рылей, колесная лиру, лютня. — Прим. корр.), они и до сих пор выходят, правда, в уменьшенном количестве... Ансамбль «Русичи» процветал, а у нас тем временем народилось три сына... так что свой ансамбль мы создали в девяносто третьем году с легкой руки подруги, пожелавшей нам основать «Семейную традицию». Открыли фольклорную студию, стали ездить, собирать материал самостоятельно. Во Владимирской области нашли замечательную Дину Карпову, по владимирскому фольклору она нам бездну материала передала, а потом заглянули в собственные корни — казачьи — и стали казачий фольклор исполнять. Поддерживаем воинскую традицию — движения с саблей, мужские танцы. А в этом году хотим записать диск сакраментального детского фольклора — сказки, потешки. Ведь через сказки, игры детей ненавязчиво, без нравоучительства или фанатизма приводили к вере в Бога. У каждого народа свой путь веры. В нашей культуре все переплелось — солярные знаки и символы христианства, тот же крест — всеобъемлющий символ — идет от земли к солнцу и все обнимает ...
— Как современные дети понимают язык древней культуры, каким образом можно интерполировать его в культуру современного общения?
— А дети с огромным удовольствием учатся: тут одно за другое — танцевать — нужно себе аккомпанировать — значит, свистульки нужны, значит, сами делаем. Чтобы ручки научиться вверху держать, делаем куколок — повыше во время танца поднимаем, солнышку показыва-ем... Новогодний праздник — делаем себе двойную маску — с двумя лицами, чтобы нечистая сила Января — двуликого Януса — тебя не нашла. В игре и спортивный интерес — с закры-тыми глазами угадать человека по теплу, которое от него исходит (игра «Сиди, сиди, Яша»), народные поцелуйные игры — как это, Петя уже поцеловал девочку, а я еще нет. Огромный пласт народной педагогики — подготовка к семейной жизни! «Чижик», «Растяпа» — дети и без нас играют и «своих» взрослых втягивают. Так через игру взрослые учатся от детей нежности и ласке, так нежность возвращается в семьи... «Семейная традиция» — все в названии — и семейное воспитание, и совместное музицирование, и соединение православия и фольклора. Главное — забросить семя, а как оно взрастет... мальчишки у нас делали рок-этнографические песни, выпускница в клубах фольклор поет...
— Поговорим о празднике Новый год. Вокруг него много противоречий...
— Для нас это День Святого Николая. У многих народов есть традиция — святочный Дед приходит не один, а со спутником, в католической традиции это пес, такой шутовско-демонический персонаж — они все время рядом, как пряник и кнут. В вещей «Золотой книге» святой Николай читает про ребенка — что хорошего сделал за год, чему научился — и дарит конфеты, а если ленился, то Перфумар касается ребенка плетью. Дети очень этого боятся, хотя касание символическое, может быть, и вообще без него... но этот страх в детях, он необходим... представьте, сидим при свечах... состояние таинственное... и наш Николай начинает зачитывать такие факты (разумеется, мы проводим предварительную беседу с родителями, чтобы эти факты выяснить), дети сразу верят — он настоящий! Первый святой Николай у нас был психолог, теперь договариваемся с каким-нибудь верующим, православным человеком. Замечательно, когда он к каждому эпизоду из жизни ребенка какую-нибудь притчу из Библии подводит...
Без сотрудничества с «первооткрывателями» редкостных народных инструментов — ансамблем «Русичи», конечно, не обошелся и Московский государственный историко-этнографический театр под руководством Михаила Мизюкова (автора постановки знаменитой масленичной сцены в «Севильском цирюльнике»).
Как театру с таким «академическим» названием 25 лет удается совмещать науку и искусство, объяснил его художественный руководитель.
— Как режиссер, всегда оставляешь себе некоторый простор, чтобы не перегрузить себя на-учным материалом. С другой стороны, отправная точка — это любовь ко всему народному, исследовательский азарт — узнать как можно больше, достичь аутентичного звучания.
— Когда проснулось это чувство?
— Я был нормальным школьником, для «Последнего звонка» написал рок-оперу, а всякие народные хоры переключал. Отвращение какое- то вызывало... Когда сравнивал, как поют те же песни на их родине — Украине, в Нижегородской губернии, — то отторжения не было. А в театральном училище на курсе Владимира Монахова повезло ставить «Снегурочку» по пьесе Островского — в пьесе есть тексты настоящих народных песен, а музыка — композиторов-классиков. Идея руководителя курса заключалась в том, чтобы восстановить подлинное звучание. Всем курсом мы влюбились в фольклор с первой песни. После занятий оставались и «голосили» — раз по двадцать, так что к нам во дворик заворачивали выяснить, что за странные звуки. Кстати, когда мы недавно пели на гастролях в Германии, нам тоже сообщили, что песня «не русская, а Индия какая- то» — «Калинка-малинка» — такой стереотип. Можно сказать, что «Ой, мороз» — это для «продвинутых».
— Как вам удается соблюдать «политическую корректность» в таком тонком вопросе, как интерпретация истории нашего государства?
— Мы не назидательный театр. В пьесе-эпопее «Комедь. 17 век», повествующей о временах запрета скоморошества, показан как приход немецкой театральной школы с их традицией, так и наши скоморошьи сказы: ватага скоморохов вступает в творческий спор с двумя немецкими актерами — а зритель пусть рассудит... Тут много интересных вопросов, и спорных, и исторических. Времена были переломные. Мы показываем и холопские обряды, и обряд изгнания беса...
— Берете на себя большую смелость, не боитесь?
— У Островского есть пьеса «Комик 17 столетия» — его позиция, что с Запада пришло цивилизованное начало, это прогресс. Мы ничего такого не отрицаем. Но считаем, что справедливо считать себя на равных с немецкой традицией.
Наши там «дают дрозда» народным скоморошьим театром. Нам интересны разные точки зрения.
— А к той или иной дате приходится премьеру «приУРАчивать»?
— Нет, у меня нет календаря с красными датами... программы на пятилетку., есть творческие замыслы... 12-й год, конечно, все время возникает в голове, в свое время делали пьесу «солдатского театра» «Как француз Москву брал», такая наивная пьеса фольклорного театра. А поскольку годовщина Отечественной войны 1812 года, очень хочется сделать что-то масштабное, наш почин с «Кавалерист- девицей» о Надежде Дуровой, который прошел на презентации книги-исследования Аллы Игоревны Бегуновой, хочется благополучно довести до конца (спектакль по пьесе Валерия Бегунова. — Прим. корр.). Но там драматургический материал пока в работе. А так — планов много, Шергин — «постоянный» наш автор, Лесков, Аверкиев.
— Еще интересные исторические реконструкции делаете, как я понимаю?
— «Русский календарь», «Казачье действо», «Ярмарка начала века» — антология городских увеселений — очень живая форма — спектакль, который может постоянно меняться, обновляться новым дыханием, у нас несколько таких форм. Часть спектаклей за счет этого просто могут быть долгожителями.
— А детские спектакли есть?
— Одних детских сказок в репертуаре 14 — за месяц не успеваем все сыграть даже... Но мы себе даже и не ставим такой цели.
— Репертуар очень плотный... На какие-то еще акции времени хватает?
— Мы стараемся не отказываться от фестивальных приглашений и специальных проектов. В Свято-Успенском Старицком монастыре недавно (на Успение Божией Матери) играли казачье действо. Присутствовал владыка Виктор — архиепископ Тверской и Кашинский. Любим спектакли под открытым небом, в естественной среде. Первый мой режиссерский опыт создания подобного представления был «тургеневский праздник» на Бежином лугу... Шесть тысяч зрителей на холмах... ночной спектакль — незабываемое впечатление. Тургенев, спускающийся на луг, оживающие «Охотничьи рассказы», конкурс настоящих певцов «Колотовские соловьи» — там участвовало множество народных коллективов отовсюду. «Свеча земли русской» — в начале девяностых играли действо в стенах Высоко-Петровского монастыря в Москве, он тогда еще не был передан Церкви, находился в страшном полуразрушенном состоянии, в храме были склады, собаки бегали... так что, можно считать, и мы вложили свою капельку в дело его восстановления. Тема была — отъезд Д. Донского не Куликово поле и Стрелецкий бунт. Конная милиция, офицеры, у меня играла князей, суворовцы — стрельцов, причем с огромным удовольствием «погружались». Благословил нас владыка Питирим.
— А к творчеству малых народов обращались?
— Конечно. У нас есть спектакль «Спроси свое сердце» — автор долгое время прожил в Хабаровске и написал пьесу, основанную на нанайском фольклоре, — «горючая смесь» казачьего и нанайского, подлинный музыкальный ряд северных народов, уникальный. Историческое действо, посвященное походу Семена Дежнева, делали в Анадыре, прямо на площади, были заняты чукотско-эскимосские коллективы.
А что касается последней премьеры, то это «Шар и Крест» по Честертону и английскому фольклору. Я там столько нашел интересного! Это подчеркивает то, что мы не замыкаемся на своем — только национальное, а вокруг ничего хорошего... Взять народный открытый форум в Wourld Culture Open в Сеуле, все народные ансамбли, коллективы интересуются творчеством друг друга — цветник такой мировой. Устраивали там джем-сейшн — русская жалейка и барабан из Венесуэлы: нет ни агрессии, ни чванства национального. Потому что я считаю, что, если уважаешь, интересуешься своей культурой, неизбежно с уважением будешь относиться и к чужой. Невозможно не разреветься, когда слышишь народный грузинский хор. В Болгарии даже эстрада, к примеру, с народным «отливом» — у них в кабачках принято вместе танцевать... хочется, чтобы и у наших зрителей была такая возможность, чтобы они могли к нам, актерам, присоединиться, а это ведь не так сложно. Немного поинтересоваться, немного попеть. Для творческих проектов и предложений мы всегда открыты.

Беседовала Алена Михайлова
Детский театральный журнал №4, 2011

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш e-mail dramateshka.ru@gmail.com

 

Яндекс.Метрика Индекс цитирования