Общение

Сейчас 319 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

На одном из занятий Ксана задала вопрос:
—    Вера Евгеньевна, а вы участвовали в приемной комиссии?
Конечно.
А не расскажете нам, как это выглядит?
Да,— поддержал Стас,— хочется заранее знать, что там за обстановка.
Пожалуйста. Первому туру предшествуют консультации. Вы увидите море людей, ожидающих своей очереди. В обыкновенной комнате, вроде вот этой, сидит один педагог. Обычно ему помогают студенты. Вызывают по десять человек. Преподаватель прослушивает каждого, советует или не советует участвовать в конкурсе в это учебное заведение. Иногда выска-зывает пожелание что-то заменить в репертуаре поступающего. Но пожелание есть пожелание. Если, например, вы убеждены, что заново готовить что-то для вас поздно или читать те же вещи в другом порядке хуже, вы вправе остаться при своем мнении — победителя не судят. По существу же, консультация есть предварительный отбор.
Да? — удивилась Люба.— И на консультации могут срезать?
Как правило, педагог рекомендует или не рекомендует поступающему идти на первый тур. Тот вправе не согласиться и настоять, чтобы его послушала комиссия. Но это редко к чему-то приводит: на консультации отговаривают лишь тех, кто практически не имеет к поступлению шансов. Первый тур — такое же прослушивание, уже комиссией из двух-трех педагогов, с конкурсным отбором. Второй и третий — то же самое со все более возрастающими требованиями.
После второго или третьего тура в некоторых училищах устраивается дополнительное испытание — этюды. Этого не надо бояться. Что такое этюд — вы знаете. Импровизированная сценка, сыгранная своими словами. Председатель комиссии предлагает простую ситуацию. Ну, например, кабинет начальника вокзала. Кто-то по назначению, а чаще по желанию принимает на себя роль начальника. Но еще раз подчеркиваю: это не какой-то Иван Иваныч Сидоров, а вы лично — Стас или Денис — в предлагаемых обстоятельствах, в вашем возрасте и с собственным характером каким-то образом оказались на такой работе. К вам по очереди заходят посетители, каждый со своим делом.
А что здесь главное, в этом экзамене? — спросила Люба.
Что составляет сердцевину, ткань сценического искусства? — ответила на вопрос вопросом Галанова.
Действие! — уверенно   откликнулись   несколько    голосов.
Верно. Какое?
Ребята не поняли, о чем спросила Вера Евгеньевна.
Если вы действуете от своего лица в условиях кабинета начальника вокзала, может ли случиться, что вам придется   в   этом   кабинете   подраться   или   сплясать   «Яблочко»?
Вряд ли.
Я тоже так думаю. Ведь для этого пришлось бы перевоплотиться в образ хулигана или сумасшедшего. Значит, действие от своего лица, преимущественно словесное. Воздействие сло-вом. Что тут главное, вы знаете: правда вашего поведения, целенаправленность, заинтересованность в том, ради чего вы пришли. И еще — правда общения, то есть вы должны не только точно воздействовать на партнера, но видеть и слышать, иначе — испытывать воздействие, и сообразно с этим вести себя дальше.
А кроме словесного действия, никакого другого быть не должно?
—    Простое физическое действие никогда не мешало словесному. Знаете что! — воскликнула Галанова.— Давайте лучше сделаем опыт. А потом устроим «угадайку» — какие еще качества проверяются в таком экзамене. Этот сюжет и разыграем. Кто будет начальником вокзала?
— Можно, я? — сказали почти разом Стас и Вадим, и, поскольку Стас на долю секунды раньше, роль досталась ему.
Договариваться можно? — спросили ребята.
Если есть предварительные обстоятельства. Например, визит не первый или вы не посетитель, а личный знакомый начальника, договориться надо обязательно, а то будет «кто в лес, кто по дрова». Но об исходе этюда уславливаться не надо, так же как и раскрывать сюжет визитов, которые не имеют предыстории.
Можно еще уточнить? — спросил Стас.— Вот вы сказали: от «я в предлагаемых обстоятельствах»! не отступать. Я уж не говорю, что начальник станции старше меня и я не знаю толком, как он работает,— все это для этюда можно нафантазировать. Но ведь у меня другие понятия, я не отмахнусь от человека, а начальник вокзала — отмахнется. Значит, все-таки образ?
—    Нет. Во-первых, не всякий начальник отмахивается от посетителей, а во-вторых, ты знаешь, что через «если бы» можно оправдать многое, оставаясь самим собой. Если бы к тебе вот так, целый день шли люди сотнями, а отправить ты мог бы единицы? Ты что — превратился бы в доброго волшебника? Нет, ты вынужден был бы отказывать (вопрос — как?), и, наверно, порядком устал бы от такой неприятной обязанности, а тут еще телефон... Все! Кому нужно, в перерыве оговорите со Стасом условия, и — пробуем!
...Стас уселся за стол и взялся за голову. Надя давала телефонные звонки, Стас их не слышал. Так удачно задалась атмосфера конца рабочего дня. Первой вошла Люба. Она сообщила, что забыла шифр автоматической камеры хранения. Стас опомнился и стал отвечать на звонки двух телефонов. Любе удалось использовать маленькую паузу и объяснить, в чем дело.
— Это не ко мне,— сказал Стас.— Есть дежурный, расскажите ему, что у вас там лежит, и все будет в порядке.
Люба ушла. Заявилась Даша. Она сказала, что ей необходимо выехать в Киев вечерним поездом, потому что наутро у нее экзамен в театральный институт.
— Покажите вызов.
Вызова не оказалась. Даша продолжала убеждать.
— Поймите! — сказал Стас.— Я не имею права вам верить.
Вы не представляете себе, сколько людей приходится отправлять экстренно по телеграммам.
Они долго пререкались, наконец Стас сказал:
Знаете что? Есть у вас кто-то, кто знает куда и зачем вы едете?
Конечно.
Дайте мне телефон, я сам позвоню.
Пожалуйста! — и Даша продиктовала телефон Гели. Стас внимательно  посмотрел на  нее и  написал  что-то  на  бумажке.
В кассу! — сказал он.
Не веря счастью, Даша поблагодарила и вышла. Появился Денис. Он объяснил, что у него вещи уехали в Харьков, а он остался.
—    Как же так? — устало спросил Стас.
И Денис начал в лицах рассказывать, как у соседки по купе закапризничал мальчик — захотел пить, он вызвался купить бутылку лимонада, а часы у него отставали, потому что в мастерской ему их плохо починили...
Довольно! — остановил его Стас и стал дозваниваться в Харьков. Тем временем вошла Инга. Она дождалась, пока Денис уйдет, и стала упрашивать прибавить ей зарплату, потому что она работает дежурной по вокзалу уже много лет. Стас предложил ей написать заявление, но предупредил, что это вряд ли возможно. Инга устроила ему сцену, швырнула со стола на пол папку бумаг. И в это время в кабинет вошел Вадим с портфелем.
Верно про вас говорят,— не унималась Инга: вы с виду вежливый, а... только за место свое дрожите!
Еще раз повторяю — убирайтесь! — кричал Стас.
Ну, погодите! — угрожала в дверях Инга.— Не долго вам тут царствовать! — И, хлопнув дверью, вышла.
Кто эта женщина? — спросил Вадим, садясь.
Это не ваше дело,— ответил Стас.— Говорите, что у вас.
Все-таки мне хотелось бы знать, кто она — кассир, диспетчер?
Стас молчал, выжидательно глядя на Вадима, который, наконец сказал:
—    Видите ли, мне неудобно... но так уж получилось... Я прошу вас сдать дела. Меня прислали на ваше место.
Наступила жуткая пауза. Чтобы не длить ее, Вадим выложил перед Стасом бумагу. Стас некоторое время смотрел на нее, потом сказал:
—    Ну что же. Дайте собраться с мыслями... — И начал импровизировать передачу дел своему преемнику. Но, чувствуя, что это затягивается, попросил извинения и пошел в медицин
скую комнату за лекарством. После чего Вадим сел в его первоначальную позу, взявшись за голову, и таким образом все поняли, что после прихода нового начальника мало что изменится.
Обсуждая, ребята и Галанова сошлись во мнениях, что эпизод Любы был слишком коротким. По правде жизни так оно и должно было быть, но чего-то Люба недодумала. Достаточно было, например, сказать, что дежурный ей не поверил, потому что она перечислила свои вещи неточно, как в этюде появилась бы драматургия и он бы состоялся. Визит Даши все хвалили, отметили только недостаток сценической свободы вначале. Денису попало за комикование. Антон подчеркнул, что хотя ситуация, когда уехал чемодан без хозяина, достоверна, и тут есть повод для этюда комедийного порядка, но рассказ в лицах про соседку и часовщика был лишним, потому что к таким обстоятельствам, даже в комедийном решении, Денис должен был бы отнестись серьезнее. Ингу раскритиковали и за жалкий тон, которым она просила прибавить ей зарплату, так как, действуя от своего имени), она не должна была терять человеческого достоинства, и за| истерику, в которой исполнительница хотела показать свой темперамент, а показала, как сказал Кирилл, «культурную отсталость».
Стаса хвалили за эпизод с Дашей, за искреннюю и глубокую оценку известия о снятии, но отметили, что лучше бы ему не впадать в тон Инги, а быть выше устроенного ею скандала. Стасу и Вадиму было замечено, что они затянули эпизод во времени, но все же Стас выкрутился при помощи ухода за   лекарством,   после   чего   Вадим    удачно    поставил   точку.
—    Итак, выведем из басни мораль,— сказала Галанова.—
Если на экзамене будут этюды, это станет проверкой вашего умения подлинно и свободно действовать на сцене, уметь по-человечески общаться. Параллельно это будет экзамен на вашу
общую культуру, чувство меры, чувство времени. Но в момент выхода на этюд вы не нагружайте себя столькими проблемами. Помните, что на сцену всегда надо выходить уверенно и легко, крепко цепляясь за сценическую задачу.
Вам надо знать, что этюды на вступительных экзаменах даются прежде всего для того, чтобы посмотреть, что вы за личность. В чтении, за хорошо отрепетированным прекрасным литературным материалом, еще можно что-то скрыть. Этюд же показывает вас такими, какие вы есть. Если вы мало знаете, мало думали о жизни,— вы не свяжете в этюде двух слов. Если же вы успели понять кое-что, много прочли, вели дневник, упражняясь в выражении своих мыслей, если вам приходилось отстаивать свои взгляды на вещи, зрелые или незрелые,— вы сможете и на глазах комиссии уверенно вести диалог своими словами. Свои слова обязательно есть у человека, у которого свои мысли и свое лицо.
Часто у нас возникает ощущение, что жизнь летит с ускорением. Кажется, совсем недавно до вступительных экзаменов оставалось около года, а сейчас уже пахнет весной и время можно измерять неделями...
К концу апреля у большинства окончательно определились их планы. Почти у всех были вызовы из институтов и училищ.
К этому моменту Надя приняла решение отказаться от мысли о сцене. Сделала она это мужественно и продуманно; оттого, нисколько не «комплексуя», продолжала участвовать в занятиях студии и спектаклях «Ромео и Джульетты». Она наметила для себя нелегкий, «мужской» инженерно-физический факультет. И занималась с Виктором математикой, потому что на экономический факультет Государственного института театрального искусства (ГИТИСа) ему предстояло экзаменоваться по этому предмету. Илье тоже приходилось сочетать занятия художественными дисциплинами, такими, как всеобщая история искусств, история театра, с физикой и математикой. Он выбрал для себя постановочной факультет Школы-студии МХАТа.
Лера и Нина решили поступать в Московское театрально-художественно-техническое училище (ТХТУ), готовящее радио- и электротехников, бутафоров, гримеров, костюмеров. Но с тревогой узнали, что это учебное заведение местного значения: набирает и распределяет выпускников только внутри Москвы. Илья выяснил и сообщил девочкам, что такое же ТХТУ есть в Одессе, и это единственное училище производит набор и распределяет выпускников по всей стране. Вскоре и Лера, и Нина получили из Одессы вызовы. Так же как и Люба, которая все еще колебалась между актерским и гримерным факультетами.
Геля узнала, что в том же Одесском училище есть и факультет художников по костюму. Но к этому времени она уже приняла решение держать экзамены в Московский текстильный институт, на факультет художников-модельеров верхней одежды. Она понимала, что получит меньше в чисто театральном плане, но практика в театре уже дала ей кое-какой фундамент, и ей хотелось получить высшее образование.
Кирилл до сих пор был на распутье трех дорог: то ли ехать в Москву в Художественный институт имени Сурикова на театрально-декорационное отделение, то ли вместе с Ильей в Студию МХАТа на постановочный, откуда, как он знал, выходят с высшим образованием не только завпосты, но и художники-сценографы; то ли в Ленинград, в ЛГИТМиК, где на художественно-постановочном факультете его привлекали традиции основателя этого факультета Николая Павловича Акимова. Последняя перспектива казалось ему все более привлекательной.
Вадим еще зимой узнал, что в этом году в Москве в ГИТИСе будет набор именно на актерско-режиссерский факультет, а это интересовало его больше всего.
Незадолго до выпускного экзамена Лида тоже сделала выбор: — ГИТИС, театроведческий.
И лишь Вадим знал, как нелегко ей досталось это окончательное решение.
Антон отправил свои сочинения в Московский литературный институт имени Горького, с тем чтобы хотя бы проверить: пришлют ли вызов.
Остальные собирались на актерские факультеты московских вузов: ГИТИСа, Студии МХАТа, Щукинского, Щепкинского училищ.
Во вторник, 28 июня, студия «Цель» собралась в последний раз.
Вера Евгеньевна вошла без какой-либо торжественности, как всегда, спокойная, веселая.
— Помните игру «холодно-горячо»?
Помним!
Давайте сыграем!
Студийцы не возражали, хотя  никто  не  понял,  зачем    это.
—    Вот карандаш. Любу попрошу выйти, а мы его спрячем.
Когда Люба  вышла,  Ксана  взяла  из рук Веры  Евгеньевны
карандаш и спрятала под радиатор.
—    Подсказывать только после моего сигнала.
При появлении Любы все с заговорщическим видом молчали. Поколебавшись, Люба начала искать, но ушла в другую сторону.
Понемногу помогайте,— предложила Галанова.
Прохладно.
Очень холодно! Полюс!
Немного теплее.
Еще!
Горячо!!
Обнаружив под батареей карандаш,— Люба, а вместе с ней и другие   ребята почему-то пришли в восторг.
Итак, что это было? — спросила Галанова.
Самый простой этюд.
Другие мнения есть?
Детская игра! — возразил Кирилл.
Да, игра! А вывод?
Детские игры надо любить! — сказал наугад Боба.
Что это значит?
Как дети, актеры должны уметь предаваться детским играм,— уточнил Вадим.
Вадим выразился точно! — обрадовалась Галанова.— Именно — предаваться играм! Для кого новогодняя елка лишь источник мусора в квартире, в том, художник умер. Теперь подумаем, как обыкновенную детскую игру преобразовать в этюд.
Добавить какое-то «если бы»,— догадался Антон.
Что же, попробуем! Вот тебе, Даша, предлагаемое обстоятельство: ты знаешь, где лежит карандаш. А как исполнительница этюда — нет. И мы не знаем, найдет ли Даша карандаш.
Как и перед тем Люба, Даша вышла за дверь, Ксана подошла к Галановой, которая вместо настоящего карандаша протянула ей воображаемый. Ксана взяла ничто, как если бы это был карандаш, а ребята с той же искренностью начали предлагать, куда бы его спрятать.
Как и Люба, Даша принялась за поиски карандаша по-настоящему, ничего не изображая. Как и перед этим, получив разрешение, ребята стали понемногу подсказывать: «холодно-горячо». Когда Даша не обнаружила- под батареей того, что искала, она на мгновение растерялась, но тут же скрыла это, победоносно достала из-под радиатора воображаемый карандаш и отдала его Галановой, которая вполне серьезно положила его перед собой на столик.
Сейчас я согласна, что это был этюд. Дальше. Кто скажет, как превратить его в мини-спектакль?
Все перенести на сцену,— догадался Виктор.
Да! Кто должен быть на сцене?
Даша.
Больше никого?
И те, кто подсказывает «холодно-горячо».
Итак, наша пьеса: Даша ищет карандаш. Инга, Нина, Тима,   Ксана,   Лида,   Лера   помогают.   Прошу   всех   на   сцену.
А можно,  я  буду — карандаш? — вдруг  выпалил  Денис.
Ты и так у нас клоун Карандаш! — сказала Геля, но Галанова ухватилась за эту идею.
Это шутка! — стал отнекиваться Денис.
Слово — не воробей. Денис — на сцену! Будешь — карандаш, только с маленькой буквы.
А как сыграть карандаш? — спросила Лера.
Как — не знаю. Но можно сыграть даже знак препинания, и чернильную кляксу, и день недели. В тюзах часто бывают такие персонажи и артисты создают серьезные работы.
Денис отправился на сцену. Он выпрямился и стал в стороне, тихий и безликий.
—    Даша, удались ненадолго,— попросила Лида.— Тима, пожалуйста, спрячь карандаш под батарею.
Смотрящие засмеялись, на сцене же никто этого будто и не заметил.
Тимофей подошел к Денису, положил ему руку на плечо и тот послушно засеменил к противоположной кулисе. Волевым движением Тима усадил Дениса на пол, и тот спрятал голову за кулису, как делают малыши в игре, говоря: «Меня нет!» Начались поиски, подсказки. И когда карандаш был найден, Даша взяла' Дениса за плечо и подвела к Лиде, та открыла сумку, положила туда воображаемый карандаш, а Денис-карандаш мгновенно превратился в просто Дениса и вернулся на свое место.
—    Повторим этюд. Попрошу на сцену другую группу. Теперь прошу карандаш спрятать в карман одному из участников и угадать по глазам, в чьем он кармане. В роли карандаша — Стас. Искать будет Вадим, но добавлю обстоятельство: он не спал всю ночь.
Вадим расслабился, поверил, что во всем его теле вялость, но, преодолевая себя, начал внимательно вглядываться в глаза каждому. Между тем Стар, не прячась, стоял за спиной Гели. Условие насчет бессонной ночи заставило не только Вадима, но и всех, кто был на сцене, проверить себя, нет ли в мускулах лишнего напряжения. Вадим остановился перед Гелей и пристально посмотрел на нее. Геля «на голубом глазу» покачала головой. Вадим не уступал. Он с намеком похлопал по своему карману и замер. Геля колебалась, но, после того как Вадим улыбнулся и даже подмигнул, Геле ничего не оставалось, как прикоснуться рукой к карману жакета, после чего Стас открыто вышел из-за ее стула.
Итак, проверим себя. Какие элементы актерской школы и языка сцены мы применяли в этих упражнениях? Первое качество мы определили еще в игре: человеческая непосредственность. Берегите ее в себе! Кто продолжит?
Вера в магическое «если бы»,— немедленно отозвалась Ксана.
Правильно: сценическое чудо создает не пиротехника, а вера артистов в вымысел, пусть самый наивный. Еще?
Наше внимание,— вступил Илья.— Ребята были внимательны и к настоящим объектам, и к воображаемым.
Верно. Этого тоже не забывайте. На сцене, на эстраде или перед приемной комиссией пас всегда будет выручать натренированное внимание. Как в жизни — собранность.
Оценка! — продолжила Инга.— Те, кто искал карандаш, каждый раз искренне оценивали находку.
Молодец. Еще?
— Свобода  мышц.   Никто   не   был   зажат   или   развязен,— заметила Надя.
Да. Это тоже палочка-выручалочка. И выступая перед аудиторией, и в жизни всегда сбрасывайте ненужное напряжение! Но и не расслабляйтесь слишком. Пусть мускулы ваши сами приучатся находить норму.
Еще — действие! — напомнил Вадим.
Это, как вы знаете, важнейший элемент школы. Крепко запомните: как только прекращается действие, перестаёт существовать театр.
Общение! — дополнила Нина.
Да. Вы действовали не в одиночку, а взаимодействуя друг с другом. Вспомните момент, когда Вадим старался угадать по глазам, у кого карандаш. Какой во время общения его с Гелей еще подключился элемент?
Приспособление! — догадался Виктор.
Любимый Витин элемент! — не преминул съязвить Денис.
Помните,— улыбнулась Галанова,— что приспособления не фиксируются. Они всегда новые. Вы убедились в этом на примерах лучших актеров нашего театра, когда сыграли вместе с ними «Ромео и Джульетту»...
Семьдесят два спектакля! — отметил Тимофей, и наступила было невеселая пауза, которую быстро сняла Галанова;
Никто не вспомнил еще ритм, магическую власть которого вы ощущали последние годы и на сцене, и в жизни. Есть еще один основной элемент уже не школы, а театра, который пригодился нам сейчас. Как вы полагаете, что было бы, если бы в восьмом классе в первый день занятий в этюде кому-то из вас я предложила бы сыграть карандаш, а другому — спрятать его в карман?
Был бы хохот, и все,— сказал Антон.
Вот видите! А сейчас вы решили такую задачу не только грамотно, но даже и артистично. Ну-с?
Не желая далее испытывать учеников вопросами, Галанова ответила сама:
—    Все три года мы заботились о сценической правде. И это на самом деле важнейшая составная часть искусства — «половина яблока». Другая же половина всякой эстетики есть условность. Чувство правды и умение прослеживать логику условности составляют понимание языка искусства в целом. Поверяйте одно другим. Берегите в себе чувство правды и развивайте вкус к условности — умение отличать пустые, выдуманные формы от остроумного символа на сцене.
...После перерыва, который прошел немного тише обычного, Вера Евгеньевна обратилась к ребятам:
—    Ну что ж,— начала она,— поскольку мы практически позанимались, я хотела бы сказать кое-что.
Прежде всего, поздравляю вас с полным средним образованием. За три года наших занятий вы не теряли времени. Я спокойна, что вы теперь умеете работать — совместно и самостоятельно. Вы испытали себя на зрелость в коллективе взрослых, причем таком непростом, как театр. Определили свои жизненные цели. Это не так мало. Но и не слишком много.
Возможно, кому-то из вас уготовано сделать в жизни много. В любом случае не забывайте завет академика Павлова: всегда имейте мужество сказать о себе: «Я — невежда». Это гарантия сохранения скромности, залог вашего духовного роста.
Вы вступаете в мир взрослых. Как он встретит вас?
— Если вы услышите, что никому из людей нельзя верить, знайте, что это не так. Но и- не будьте простаками. Умение разбираться в людях — вот ваша ближайшая цель.
С чего оно начинается?
С внимательного взгляда в лица. Лицо — не только экран наших сиюминутных переживаний, но и книга прожитых лет. Какому завистливому человеку хочется, чтобы на его лице было написано «завистник»? Чего бы ни отдал плут, чтобы внешность ничем не выдавала его? Но от проницательного взгляда физиономиста не скроется ни тол ни другое.
Сколько могла, я старалась привлечь ваше внимание к смыслу слов, их корней. Лицо, личность.
Искусство человековедения состоит в умении разглядеть за лицом — личность.
Но от того же корня произошло и слово личина. Это не прозрачная маска добряка на злом человеке, а особый дар некоторых людей внушать окружающим, что они совсем не то, что есть на самом деле. Потому-то, наверно, и родилась пословица, что узнать по-настоящему человека можно, только съев с ним пуд соли.
Обратимся теперь к самим себе.
Я довольна товарищеской атмосферой, установившейся в нашей студии. Я не припомню сейчас ни одного недостойного поступка с чьей-либо стороны, который бы отравлял воспоминания о трех проведенных нами вместе годах. Но это еще не гарантия для каждого из вас на будущее. Вы должны вывести для себя формулу порядочности — чем скорее, тем лучше. И всегда, как компасом, руководствоваться ею.
Я никогда не понимала людей, для кого прежде всего — собственный покой, особенно в молодые годы. Значительно богаче тот, кто на пути к своей цели проходит сквозь жизненные бури, через испытания.
И последнее. Не ропщите на жизнь, если что-то она даст вам не  сразу.  Для  того,  кто  умеет  ждать,  все  приходит  вовремя!

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш e-mail dramateshka.ru@gmail.com

 

Яндекс.Метрика Индекс цитирования