Общение

Сейчас 660 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

IV. ВОПЛОЩЕНИЕ РЕЖИССЕРСКОГО ЗАМЫСЛА. ПОСТРОЕНИЕ СПЕКТАКЛЯ ПО СОБЫТИЯМ И ДЕЙСТВИЯМ
1. Методика работы. «Дети» М. Горького на курсе Н. М. Горчакова

Курс Н. М. Горчакова еще раз встретился с драматургией Горького в работе над его одноактной пьесой «Дети».
В свое родовое захолустье приезжает князь, проживающий по столицам и заграницам свои «исконные» леса и земли. Местные «деловые» люди Зобнин и Кичкин пронюхали об этом событии, и развернулась интрига — кто первый перехватит князя, а с ним и доходный княжеский лес. Действие происходит в зале ожидания на железнодорожной станции. Схватка, борьба за лес — вот сквозное действие пьесы.
Что же было показано Н. М. Горчакову как результат проделанной работы?
На сцене стоял почти полностью накрытый стол, было приготовлено кресло для князя. Местная группа Зобнина разворачивала и расставляла закуски. Зобнин ходил вокруг стола, мечтал, поучал Костю, как говорить речь, и Татьяну — как подносить вино; первые минуты это было занятно, затем все скучнее и скучнее. Потом в дверях возникла группа Кичкина, между главарями происходил несколько щекотливый разговор на тему «кто кого надул», и компания Кичкина тоже начинала располагаться в зале.
Н. М. Горчаков остановил репетицию и предложил разыграть этюд на тему первого события пьесы: «Зобнин объегорил Кичкина». Горчаков подсказал исполнителям, как люди Зобнина потихоньку от соглядатаев Кичкина забежали вперед и заняли самую выгодную позицию для встречи.
Все со столов было сложено в узлы и корзины. Возник обычный зал ожидания: скамья у стенки, перед ней ничем не покрытый стол, входная дверь и дверь в сортир. Нагрузившись узлами, свертками, корзинами и стараясь не производить большого шума, группа Зобнина стремительно ворвалась в зал. По команде Зобнина его люди сгрузили с себя поклажу и начали наивыгоднейше устанавливать стол, искать кресло, выбирать, как и где лучше посадить князя — лицом к двери или спиной к ней, доставать из корзины скатерть, приводить в порядок помещение, проверять, нет ли на платформе кого от Кичкина, распаковывать корзины, развязывать узлы, помогая себе даже зубами, и уже потом только расставлять закуски и наливки.
Так на сцене развернулась кипучая деятельность, полная злорадного торжества над Кичкиным — объегорили! Затем по предложению Н. М. Горчакова так же конкретно, точно сыграли этюдно и второй эпизод первого события: «Репетиция встречи». Зобнин провел ее как заправский режиссер. Он сам оформлял поднос Татьяне, менял одну бутылку настойки на другую, заменял меньшую рюмку на большую. Со словами «Ты старайся красивее быть» он снимал с плеч Татьяны косынку, скрывающую декольте. Зобнин всерьез решал, выбирая из двух бутылок одну, чем поить князя — купоросным маслом или «можжевеловой»? («Можжевеловая — она сразу непривычного человека ушибет! Какого ты сословия ни будь, она, брат, всякое упрямство разможжит...») Он отгонял от бутылок Костю, чтобы тот не нализался до времени — сорвется речь!
Третий эпизод — «Незваный гость».
Зобнин выживал из зала бесцеремонного начальника станции, которому также хотелось выпить. Начальник бродил вокруг стола, протягивал руку то к одной, то к другой бутылке, интересуясь, а Зобнин отставлял бутылки подальше, хмуро поглядывая на незваного гостя и ничем не поощряя его намерений. Получалась смешная по своей откровенности сцена.
Четвертый эпизод: «Актеры перед выходом».
Н. М. Горчаков предложил исполнителям Кости и Татьяны сыграть этюд: актеры на премьере перед выходом. Костя и Татьяна наперебой полезли к зеркалу, мешая друг другу, заслоняя один другого, и замечательно лег на это текст Горького:
«— Вы мне на хвост наступили...
— Пардон! Распространяетесь очень!»
Костя еще и еще принимался бубнить про себя свою приветственную речь, проверяя, не упустил ли чего. Всерьез занявшись этим, он на надоедливые, настойчивые указания Зобнина очень искренне возмутился: «Человек думает как лучше, а вы ему голову грызете... Дайте мне мысли мои обгарнизовать!»
Получилась острая, смешная, вся на серьезных конфликтах сцена подготовки встречи, выраженная в точных, типичных для данных обстоятельств действиях.
Затем была соответствующим образом снаряжена группа Кичкина, извещенного обиженным начальником станции. И необыкновенно азартно разыгралось второе событие пьесы: «Сражение с конкурентом». Когда люди Зобнина увидели Кичкина с компанией, они вдруг бросились строить баррикаду у двери. Кичкины ломились, эти не пускали. Произошли целые баррикадные бои под хохот студенческой аудитории, дело решила находчивость Марьи из группы Кичкина, она первая полезла в окно, и таким образом «десант» Кичкиных ворвался на поле боя! Ситуация была столь острой, что главари двинулись друг на друга, назревала явная потасовка!
Второй эпизод этого события назвали «Перемирие». Развивался он так: окружающие еле растащили главарей, дамы вцепились и не пускали их, а мужчины враждующих партий договаривались о перемирии и о действиях сообща. Главари тем временем опять чуть было не вцепились друг в друга, их снова растащили. Так возникла компания «Кичкин и Зобнин» и начался следующий эпизод пьесы: деловой разговор, то есть базарный торг, или кто кого объегорит в рамках этого союза.
Этот эпизод состоял из поступков:
а) стащили, соединили, обсоюзились;
б) «вспрыснули» будущую компанию;
в) приступили к торгу, не прозевать бы, не дать обвести себя по пунктам: 1) чья пойдет выпивка; 2) чей представитель будет говорить речь; 3) чья баба будет прельщать князя; 4) в чьем доме князь остановится; 5) стычка дам: что интереснее князю — телеса или французский язык.
Следующий эпизод назвали «Прошение», так как главным происшествием в нем было появление старухи с прошением неизвестно о чем князю. Это вызвало следующие поступки:
а) Кичкин решил, что это жалоба на Зобнина, и захотел воспользоваться этим козырем против Зобнина и улизнул вслед за старухой;
б) Зобнин, однако, не прозевал и бросился за Кичкиным, а следом и все мужчины (дамы же, ведя перепалку, ждут, чем кончится);
в) обратно ввалилась толпа, в центре старуха и Кичкин с высоко поднятой рукой, в которой он держит
Стр. 55
добытое оружие против Зобнина — прошение вокруг свалка, сторонники Зобнина рвутся завладеть прошением сторонники Кичкина не дают им;
г) под шумок Евстигнейка — местный изобретатель - спрятался в сортире, чтобы тут дождаться князя
д) чтение прошения. Зобнин торжествует: и.- Зря старался Кичкин, не удалось объегорить. Посрамленный Кичкин предлагает выпить на мировую, и...
Третье событие пьесы — «Встреча»— начинается, звонком к подходящему поезду — «Едет!»:
а) все повалили на перрон, приказав сторож у быстро вымести из зала сор;
б) сторож не упустил своего и хлебнул и Евстигнейка застиг его и получил свою долю -храбрости перед встречей с князем. Евстигнейке пришлось обещать сторожу пол-литра, чтобы вернуться в засаду; в сортире.
«Встреча», к которой все и двигалось до сих пор со стояла из нескольких эпизодов.
Эпизод первый. В зал ожидания втискивается. Толпа. В центре князь и Бубенгоф. Каждый проталкивается вперед, к князю поближе, передние стараются оттеши них. Толпа производит впечатление летящего, толы и оторвавшегося роя пчел, кружащихся вокруг своей Кичкин теснит Зобнина, Зобнин — Кичкина.
Эпизод второй. Приветственная речь Кости, Типунов исправляет, как может, ошибки Кости, заглаживает удачные реплики Кичкина.
Эпизод третий. Тост и подношение вина и закусок Татьяной. Князь не успевает прийти в себя от первой рюмки, как партия Кичкина выталкивает Марью с бутылкой и рюмкой! Напиток Кичкина доконал князя.
Эпизод четвертый: «Размозжили!» Бубенгоф, отпихивая всех на своем пути, с глотком напитка во рту милея сквозь толпу к спасительному окну. Татьяна от толчка выронила тяжелый поднос и сама по инерции села на пол. Бубенгоф оттолкнул второго, третьего на своем пути и наконец... избавился от напитка. Стоя у окна окинул всех взглядом следователя, и его текст: «Это ниток — есть очень опасен для жизнь» — прозвучал неожиданно угрожающе. Все, сидя на полу, кто где, неотрывно следят за князем, который имел неосторожность проглотить и вторую рюмку и теперь, окаменев, следствий своего пагубного поступка. В этой дикой ситуации, потрясающе смешно прозвучал диалог пьяного пассажира и Татьяны:
«— Превосходный буфет у вас, королева!
— Кушайте, если вы с князем! Но только это не буфет...
— Нет? Странно... Что же это?
— Прием! Разве вы не понимаете?..»
Но тут князя «повело». И со словами: «Нет, больше я не могу...» — следом за Бубенгофом он устремился к окну. Все, оставаясь в прежних позах, внимательно наблюдают за князем, свесившимся наполовину в окно. Общее облегчение наступает, лишь когда князь, повернувшись снова к участникам «приема», вежливо объясняет свое поведение: «Я вот... смотрю... какой широкий горизонт у вас...»
Но вежливость — вежливостью, а надо спасаться! Так кончается событие встречи и переходит логикой обстоятельств в следующее, четвертое событие пьесы, названное «Попытка к бегству».
Развивалось оно так: князь требует лошадей и, прикрываясь Бубенгофом, отступает к двери, но его оттесняют от Бубенгофа, окружают и, зажав между двух дам, чтобы ему было совсем неудобно так быстро ретироваться, ведут к столу, усаживают в приготовленное с самого начала кресло.
Бубенгоф тщетно ищет лошадей, с ним никто не вступает в беседу на эту тему, все мягко, но упрямо, не понимая, что ему надо, устремляются от него к князю.
Князю, «зажатому» дамами, ничего не остается, как пуститься в светскую беседу с ними. Но не это главная цель встречающих. Поэтому Кичкин переходит к главному— деловому разговору (двенадцатому эпизоду пьесы). Из этого разговора моментально разгорается свара — кто кого обведет! Кичкин хочет начать первым, но Зобнин опять начинает «забегать». Не дремлет и Типунов; Зобнин чуть было не увозит князя на своих лошадях с помощью Кости! Но Кичкин встал «насмерть». Князя буквально рвут на части, поливая друг друга грязью. Сварой воспользовался «миротворец» Типунов и, объегорив Кичкина и Зобнина, перехватил инициативу, предложил князю продать лес троим: компании «Типунов, Кичкин и Зобнин»!
Опешили от этой ловкости Зобнин и Кичкин — вот во что обошлась им их ссора и жадность! Но и этой компании не суждено было состояться...
Эпизод следующий: «Лес продан!» Роковое известие для местных воротил и мироедов...
Князь отбивается как может и извиняется — лес уже продан. Как? Когда? Кому? За подтверждением обращаются к Бубенгофу, и выясняется, что Бубенгоф-то и купил лес. Не нужный теперь никому князь брошен всеми. Мрачно столпилось местное население («туземцы») против гордо стоящего Бубенгофа.
Бубенгоф подбирает князя, чтобы с ним покинуть помещение, но тут к нему пристает и мешает уйти пьяненький пассажир. Воспользовавшийся заминкой Евстигнейка бросается в ноги князю, мешая ему уйти.
Эпизод следующий — скандал с местным «юродивым». «Обворованные туземцы» с удовольствием наблюдают, как Евстигнейка обругал Бубенгофа, и предчувствуют дальнейший скандал — «комедь» с участием ненавистного князя и Бубенгофа. Они поддерживают как могут этот скандальный эпизод, отнюдь не утихомиривая Евстигнейку и не помогая Бубенгофу и князю спастись от него. Этим они мстят за свое поражение. А затем и сами открыто пускают в их адрес издевательские реплики. Хоть так отыграться за свою неудачу!
Отступление князя и Бубенгофа сопровождает всеобщая критика им вслед. Идет последний эпизод пьесы — «Союз неудачников». Только теперь, «у разбитого корыта», на некоторое время объединились, чтобы изжить неудачу, эти пауки местного масштаба. Они: а) дружно отводят душу критикой в адрес князя; б) дружно заливают горе вином; в) дружно нахваливают друг друга за ловкость и жадность; г) дружно утешаются, «шутя» над заснувшим пьяненьким пассажиром: идет в ход солома в нос, вино за шиворот и другие столь же «редкие и остроумные» выходки под бурное одобрение всей компании. Вполне животная непосредственность и в пожирании друг друга и в удивительно примитивном веселье. «Дети»! Или зоопарк? Джунгли как они есть! Звери на свободе... Спектакль получился темпераментный, яркий, образный, смешной, злой!
Так бурное действие пьесы, поначалу потонувшее в тексте из-за недостаточного проникновения в суть действия, в существо событий, было возвращено И. М. Горчаковым к жизни. И через поведение действующих лиц был выражен замысел спектакля — джунгли, человеческие джунгли, невежественные, хитрые, примитивные, темные, были обстреляны смехом, загорелись от смеха.

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования