Общение

Сейчас 318 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

110 лет со дня рождения Евгения Ивановича Чарушина, детского художника и писателя.
4 октября мир отметил Всемирный день животных. Животных самых разных – и тех, которые обитают в дикой природе. И тех, которые живут рядом с нами. И те, и другие зависят от человека. Дикие животные – опосредованно. Жизнь домашних «братьев наших меньших» напрямую связана с добротой, заботой и любовью каждого из нас. Об этом - новая история про газетёнка Тишу и его друга мальчика Андрейку.
О любви, добром отношении к животным писал в своих рассказах Е. И. Чарушин.


– Тиша-а-а! Тиша-а-а!
Андрейка мчался по лестнице вверх и громко кричал. Тиша, услышав крик друга на лестничной площадке, бросился к входной двери. Но, конечно, открыть её мускульной силой он не мог, а своими волшебными способностями Тиша пользовался только в экстремальных условиях.
– Тиша! - Андрейка с силой распахнул дверь и влетел в коридор. - Посмотри!
Тиша ждал Андрейку, благоразумно забравшись на низенькую скамеечку.
– Что? Что случилось? - испуганно спросил он.
Андрейка протянул Тише сомкнутые лодочкой ладони.
– Смотри!
Андрейка раскрыл ладони. Крохотный лохматый комочек испуганно таращился на Тишу маленькими серыми глазками.
– Кто это?
– Ты не видишь?! Это же котёнок!
Андрейка скинул ботинки, бросился в комнату и тихонько положил котёнка на диван.
– Ты так осторожничаешь, словно он, по крайней мере, хрустальный.
– Тиша, он же маленький, еле живой. Ты не знаешь, как кормят таких котят? – Вопрос слышался уже из кухни. Андрейка грохотал кастрюлями, хлопал дверцами шкафов и спрашивал, спрашивал, вовсе не нуждаясь в ответах.
А Тиша почему-то расстроился. Сам не понимал, почему. Он хотел с Андрейкой порисовать, рассказать о художниках, и не просто о художниках, а о тех, которые книги иллюстрируют, то есть картинки рисуют к произведениям. А тут... этот лохматый всё испортил. И откуда он только взялся? Грязный, шерсть на спине дыбом стоит, словно драконий гребень. Может, больной он? Вот приключение на нашу голову! Нет! Отнести котёнка туда, откуда он его взял! Тиша уже хотел было на правах старшего товарища высказать это своё взрослое, а значит, разумное мнение, как вдруг котёнок медленно поднял мордочку и... чихнул! Потом прижал свои маленькие ушки и мякнул. Не мяукнул, нет! Казалось, на нормальное кошачье «мяу» у него совсем не было сил. Тиша продолжал раздражаться и не мог с собой ничего поделать.
Андрейка влетел в комнату с блюдцем молока, аккуратненько посадил котёнка перед ним.
– Ну, кушай! Ты же голодный! – Крошечный комочек не проявлял никакого интереса к еде. – Как же быть? Тиша! Ты ведь всё знаешь... А! Точно, надо с марли попробовать. Он, наверное, ещё лакать не научился. Я смотрел по телевизору, как в зоопарке медвежонка выхаживали. Где вот только марлю взять?
– От бинта оторви, - мрачно сказал Тиша и отвернулся. Андрейка радостно подскочил и помчался за аптечкой.
– Вот, намочим в молоке и в ротик... Ой, не сосёт... Тиша, почему ты мне не помогаешь? - Андрейка взял и сам покапал молоком котёнку в рот, когда тот опять слабенько мякнул. – Вот и молодец... Да ты дрожишь... Я сейчас, подожди!
Андрейка распахнул шкаф, рванул с полки тёплые вещи. Покопавшись в пёстром ворохе, вытащил мамину шерстяную шаль, бабушкин рождественский подарок, и сделал из неё что-то в виде птичьего гнезда. Потом осторожно водрузил туда котёнка и продолжил процедуру кормления. Наконец, котёнок перестал мякать и дрожать.
Глазки его закрылись, и он затих.
Андрейка устало сел на диван, посмотрел на Тишу и... ох, что он услышал...
Тиша сказал Андрейке всё, что думал. И что мама будет против, ведь уехать никуда нельзя. И что животное в доме - это большая ответственность. За ним ухаживать нужно. Это тебе не игрушка! И больной он, наверное, Андрейка, зря ты его принёс... Нет! Это не правда! Тиша сошёл с ума! Андрейке хотелось закрыть уши, открутить время назад, чтобы этого никогда не было!
– Со мной интересно, понимаешь, Андрейка, со мной интересно!!! - Тиша эти последние слова уже кричал. – Я ведь лучше котёнка, Андрейка!!!
– Зачем ты кричишь, Тиша? Я всё понял...
Тиша взглянул в Андрейкино лицо. Оно стало вдруг бледным и очень усталым. Синие тени легли вокруг глаз, вокруг огромных Андрейкиных глаз, таких родных и всегда таких любопытных и удивлённых. Словно он похудел в одно мгновение, словно переболел тяжко вот сейчас, за эти минуты Тишиного вразумительного объяснения...

– Я что-то устал, Тиша. Я полежу немного. Ты иди, если хочешь, у тебя дел, наверное, много...
Андрейка лёг рядом с гнёздышком, аккуратно прикрыл котёнка болтающимся без дела уголком шали и ещё для верности и свою руку положил рядом.
Тиша окончательно рассердился. На душе было гадко и мерзко. Он с грустью взглянул на приготовленные для рассказа книги. Эх, Андрейка, Андрейка... Вдруг Тиша на одной из книг увидел... котёнка. Этого самого, который спал сейчас в обнимку с Андрейкой. Только котёнок с обложки был пушистый, откормленный и вполне уверенный в себе. «Да это же Тюпа!» – обрадовался Тиша. Он вытащил книгу из кучи и стал рассматривать её. Действительно, серый, усатый, полосатый и лохматый котёнок красовался на блестящей яркой обложке. Сверху было написано смешными прописными буквами «Е. И. Чарушин. Рисунки автора». Как Тиша любил читать книги Евгения Ивановича Чарушина и рассматривать его рисунки! Он с такой удивительной точностью изображает животных. Их хочется потрогать, погладить, и... чудо!.. в ладонях остаётся тёплое ощущение мягкой шёрстки или пёрышек! Вот котёнок Тюпа наблюдает за воробьями... слышится его прерывистый охотничий «мяв». Ещё мгновение... и ухватит одного за хвост! А вот он хочет спрыгнуть с тумбочки... готовится к прыжку, перебирая задними лапками. Секунда... и он ещё неуклюже, по-котёночьи приземлится на пол и помчится за мышкой. Как сложно поймать этот стремительный миг движения, когда животное не может застыть на время и позировать тебе. Как же нужно понимать характеры животных, изучать повадки! Нарисовать не просто какого-то котёнка, а именно озорного Тюпу, не просто какого-то волчонка, а именно Волчишко, растерянный взгляд которого захочешь - не забудешь... Тиша сел около книги и улыбнулся. Он хотел рассказать Андрейке, что в детстве у Чарушина были и гуси, и утки, и хрюшки, и цыплята, и крольчата, и индюшата, и трёхногий пёс Бобка. Он так их любил, столько возился с ними. Однажды даже наелся их еды из корыта и заболел тифом. А как-то переплыл вместе с коровами, ухватившись за коровий хвост, речку Вятку и с тех пор научился прекрасно плавать... Тиша представил Андрейкино бурное восхищение в этом месте рассказа. Вот бы он удивлялся! Да... «Мы бы обязательно попытались кого-нибудь нарисовать...», - с грустью подумал Тиша. Ведь маленький Женя Чарушин с карандашом и красками не расставался. А ещё с книгами о животных А. Э. Брема, как-то подаренных ему на день рождения. Он очень любил рисовать своих питомцев. Эта любовь передалась ему от отца. Иван Аполлонович был знаменитым архитектором и хорошим рисовальщиком. А мама подарила ему любовь ко всему живому. Когда ему было четырнадцать лет, он организовал Союз поэтов и художников «Сопохуд». Смешное название. Но занятия мальчишек были весьма серьёзными. После окончания школы уже не Женя, а Евгений Иванович Чарушин пошёл учиться на живописный факультет петроградской Академии художеств и решил посвятить свою жизнь детской книге. Евгений Михайлович очень любил детей и считал их тонкими знатоками литературы и живописи. Кто ещё с таким восторгом оценит его книги «Про Томку», «Волчишко и другие», «Моя первая зоология», «Разные звери», «Никитка и его друзья», «Медвежата»... С каким восторгом дети вот уже много лет рассматривают его героев. И вот этого котёнка, серого, полосатого, лохматого и совершенно не испуганного рядом с мягкой и уютной в своём спокойствии матерью. А наш котёнок без матери... Тиша почувствовал, как сердце его сжалось, а на глазах появились слёзы. Как нужно любить, чтобы ТАК рисовать! Любить... Тише вдруг стало очень больно и... стыдно. Страшно стыдно. Его словно захлестнула огромная горячая волна, и стало тяжело дышать. Он схватил эту книгу с Тюпой на обложке и, волоча её прямо по полу, влетел в комнату к Андрейке.
– Андрейка, я знаю, как назвать котёнка! – Глаза Тиши блестели от слёз в наступивших уже вечерних сумерках.
– Ты что так шумишь? – Андрейка спросонья ничего не мог понять. – Сон какой-то странный приснился, будто ты меня за котёнка ругал...
– Смотри, вот он, твой... Тюпа! – Тиша сунул книгу Андрейке.
Андрейка улыбнулся.
– И правда, Тюпа! Словно с него рисовали! Пойду молоко разогревать, а то он вот-вот проснётся... наш Тюпа.
– Наш?! – Тиша затаил дыхание.
Андрейка весело улыбнулся, легонько почесал пальцем котёнка за ушком и помчался на кухню:
– А то чей же?..

Оксана КОЛАБСКАЯ

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования