Общение

Сейчас 643 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

I. САВАОФ И ЗМЕЙ

Сафаоф (змею). А теперь давай прорепетируем. Начнем... гм... ну хотя бы с этого момента: ты тихонько высовываешься из яблоневой кроны и... только, черт тебя побе... то есть смотри не шипи! — нагонишь страху, испугаешь — и пиши пропало... Итак, значит, ты высовываешь потихонечку голову из листвы и...
Змей. ...И шепчу: «О Ева, прекрасная, единственная и неповторимая во всех райских кущах! Глаза твои — как сияющие звезды, губы твои — как спелая малина, кожа твоя — как бархатистый персик, стан твой...»
Саваоф. Стоп! Куда клонишь, зеленая голова?! Не женщину тебе
нахваливать надо, а яблоко. Яблоко! И постарайся произносить слова внятно, поменьше шипящих... Ну-ка, давай сначала.
Змей. Не бойся меня, Ева, не смотри... гм... погляди лучше на плоды этой яблони — видишь, как спелы они, сочны, ароматны... Я знаю, их запрещено есть. А ведомо ли тебе, почему господь запретил вам с Адамом прикасаться к этим яблокам? Да потому, что даже крошечный кусочек запретного плода доставил бы тебе такое наслаждение, такое блаженство, такую могучую силу влил бы в твое тело, что сам всевышний почувствовал бы себя беспомощным перед тобой! Вот почему вседержитель запретил людям пробовать эти яблоки. Ом желает единолично черпать из них силы и удовольствия, хочет все себе урвать... Вот он каков, этот старый хрыч, завистник, честолюбец, этот эгоист...
Саваоф. Ну, ты, полегче! Ишь разошелся, червь проклятый!
Змей. Воля ваша, могу и иначе, но тогда не ручаюсь за результат... Прости меня, господи, что осмелюсь напомнить всеведущему: цель оправдывает средства.
Саваоф. Ничего себе средства!.. Гм!.. Ну да ладно... Поехали дальше!
Змей... Этот честолюбец, этот мерзкий эгоист проповедует любовь, добро, терпимость и щедрость, а сам что творит? Жалко ему, видите ли, кусочка яблока с древа удовольствий! Сорви, о прекрасная Ева, не сомневайся, сорви и попробуй, а всезнающий наш никогда ничего не узнает, грешок твой будет предан забвению, а удовольствие, которое ты получишь, навеки сохранится в памяти.
Саваоф. Недурственно, хотя... до совершенства далековато.
Змей. Прости, господи, что снова осмеливаюсь напомнить, хотя, конечно, как всеведущий, ты и сам знаешь: совершенство — лишь твой удел.
Саваоф. М-да, верно... однако слово «грешок» вымарай, оно может только смутить и отвратить Еву — ведь она пуглива, наивна и чиста, как... как капля росы в голубой чаше колокольчика.
3меи. О господи, вот кто истинный мастер художественного слова — «в голубой чаше колокольчика»! Изумительно! Однако вам, всеведущему, должно быть ведомо, что я и сам не вкушал от запретного плода, поэтому тоже наивен и чист — пусть не до такой степени, как капля росы в голубой чаше колокольчика, но все же... Выходит, что мне, зеленому, наивному и чистому, вводить в соблазн другое наивное и чистое существо не так легко, как вам, всевидящему, видится!
Саваоф. Поэтому и репетируем, зеленая твоя голова. Импровизируй
дальше.
Змей. Проступочек твой будет предан забвению, ты навеки останешься в глазах господа чистой и невинной — как серебряная капелька росы в голубой чаше колокольчика. Поверь, Ева, запретный плод создан, чтобы его отведали твои юные соблазнительные губки, а не для того, чтобы сок его орошал спутанную бороденку этого противного старикашки, дряхлого властолюбца, ворчуна и завистника...
Саваоф. Снова?! Шкуру спущу!
3меи. Я уж  и так сам чуть из нее вон не вылажу, угождая вам, о всемогущий! Говорю же — иначе убедить не смогу. Всеведущий, а не ведаете, что творение совершенного творца не может быть на¬столько наивным и глупым, чтобы верить бездоказательной болтовне. Значит, вертись ужом...
Саваоф. Гм... Ишь вывернулся! Не слишком ли изворотливым я тебя сотворил? Любого теперь в ба¬раний рог скрутишь. Ну да ладно. Будем надеяться, что и тут не промахнешься. А то как подумаю: вдруг да не выгорит — мурашки по спине... Брр! И еще одного боюсь: как бы меня на радостях удар не хватил, когда эта парочка наконец уберется из рая, с глаз долой.,. И где он был, мой высочайший разум, когда вылепил я и посадил себе на шею двух этих наглых бездельников?! Выкроил, понимаешь, среди хаоса прекрасный уголок, а теперь из-за двух лоботрясов спокойного местечка себе в нем не найду. Куда ни сунься — они! Плюнуть некуда — обязательно в них попадешь! Самые мои сладкие плоды обрывают, самые красивые лужайки топчут, кристальные ключи-источники мутят, мягкошерстых моих ягняток распугивают... Сил больше нет! Как хочешь, но и беспредельному терпению есть предел! И еще вот что тебе скажу: куда легче было мир творить, чем терпеть здесь эту парочку... И как их отсюда турнуть?!
Змей.  Не могу удержаться, чтобы снова не перебить вас, о боже:  нет, вы больше чем мастер художественного слова...  вы...  вы...  (плачет) простите., у меня... у меня эстетический катарсис!
Саваоф. Знаю. Знаю, милый... Итак... Как же выставить их из рая, соблюдая все законы справедливости, которые я сам и установил?.. Ведь не пинком же под... Надо, чтобы и они, и все кругом знали, что изгнали их за собственную провинность! Короче — вся надежда на тебя.
Змей. Положитесь на меня, господи, и будьте покойны; Ах, как же безгранично божественное милосердие! Другой-то на вашем бы месте выпер наглецов безо всяких церемоний, а вы — так вежливо, терпеливо, свято соблюдая нормы приличия, законы справедливости. Нет! Так лишь вы один, вы, непогрешимый и справедливый, можете! Слава, слава, слава! Осанна!..
Саваоф. Ой, что это?.. Чуть не поскользнулся...
3меи. А, не обращайте внимания, арбузная корка... Слава, слава, слава... Аллилуйя!

II. АДАМ И ЕВА

Адам (Еве). Может, тут?.. Тень довольно густая, ручеек журчит, птахи щебечут, ягнята божьи блеют — никто нас не увидит и не услышит... Начинай.
Ева. Ах ты змей, змееныш, змеюшка... искуситель-златоуст! Как сверкает твоя чешуя, горят глаза, как сладки слова твои...
Адам. Постой, постой... Не о змее речь, о яблоке! О древе познания добра и зла... Импровизируй сначала.
Ева. Не соблазняй меня, о коварный змей!.. Яблоко?.. Ни единого кусочка!.. Ведь оно запретное!.. А если потом наказание?.. Но... ах!.. Как соблазнительно... может, все-таки самую малость... ох...
Адам. Слишком много сантиментов и. одновременно нехватка благородного негодования, оскорбленной добродетели! Не забывай, в конце концов, что ты чиста и невинна, как капля росы в голубой чаше колокольчика!.. Давай по новой!
Ева. Что?! И ты смеешь предлагать мне запретный плод, о жалкий змей... Прочь!.. Никогда!.. Чтобы я черной неблагодарностью отплатила господу за то, что он сотворил меня такой чистой и невинной, как серебряная капелька росы в голубой чаше колокольчика? За то, что поселил в райских кущах и подарил нам с Адамом по необыкновенному фиговому листочку?.. Сгинь с глаз моих, мерзкий соблазнитель... Однако как оно аппетитно, это яблоко„. как прекрасен его аромат... но нет, нет, нет!.. Только понюхаю, ветку наклонив... Боже, что такое? Сорвала?.. Не может быть... И откусила?.. Когда? Нет! Может, все это мне снится?.. Только огрызок остался?.. Нет, нет, нет!..
Адам. А что? Неплохо! Начинаю верить, что обделаем дельце. Только на коленях умоляю: не выдай наших истинных намерений! Тогда всему — аминь. Как подумаю, что может сорваться, не выгореть— мурашки по спине!.. Эх, знал бы он, этот всеведущий, как мне поперек горла весь этот рай! Шагу не ступишь, чтобы на всевидящее око не на¬ткнуться, словца не вымолвишь, чтобы всеслышащее ухо не уловило, плюнешь — в бороду ему попадешь... А тут ещр запретный плод выдумал, а для чего, черт его побери, создателя?! Для того, видите ли, что¬бы лишний раз напомнить нам, что мы тут никто, на птичьих правах, из милости, дескать, приютил сирот без отца-матери. С тоски сдохнешь: возноси ему бесконечные хвалы, славь его бороду седую и мудрость безграничную. И все ему мало — и похвал, и послушания... А уж за фиговый листок го¬тов семь шкур содрать!/ А все змей, гад ползу¬чий, виноват: избаловал старика своими славосло¬виями, столько пыли в глаза напустил, что созда¬тель уже и не соображает, что к чему. Знаешь, чего я больше всего боюсь? Боюсь, как бы не зареветь мне от радости, подобно льву рыкающему, когда освободимся мы от этого рая и рванем куда глаза глядят... О Ева, моя Ева, вся надежда на тебя — обведи их вокруг пальца, изловчись сорвать яблочко, да так, чтобы ни сам, ни змей не пронюхали о наших истинных намерениях...
Ева. Будь спок, положись на меня. Ведь мне и не придется особо играть — разве я и в самом деле не чиста и не невинна, как та капелька росы в голубой чашечке коло...
Адам. Ой, что... это?
Ева. Где?
Адам. Я что-то пяткой раздавил...
Ева. А, это я кусок ананаса бросила...

III. ЗМЕЙ И ЕВА

Змей (Еве). Тут... под запретным древом — никто не заподозрит и искать не станет, хе-хе... Но все-таки взгляни, нету ли поблизости твоего Адама, а я посмотрю, не бродит ли в окрестностях всевидящий... Порядок. Ну, давай, импровизируй!
Ева. Что?! Нет, нет!.. Прочь, соблазнитель!.. Ни за что не откушу!.. Ведь он запретил... Лично! Сам!.. Лучше живьем сгореть — ни кусочка, ни крошечки!.. И не соблазняй! Прочь, гад ползучий, а то пожалуюсь создателю, он тебе, тварь безногая, голову свернет.
3меи. А ну полегче! Как ты смеешь?
Ева. Можно и полегче, но тогда мы едва ли убедим господа и Адама. Такой хитроумный, а не соображаешь...
Змей. Гм... пожалуй, ты права; цель, она оправдывает... Ладно, драконь, на чем свет стоит, только не забудь и усердие мое похвалить.
Ева. Угу... Нет! Не стану я пробовать, ни за что не нарушу запрет господень! Создатель так добр и щедр, не забыл даже по фиговому листочку нам с Адамом подарить, хотя... ах... как же умеешь ты уговаривать, ну просто нет сил твоей просьбе противиться. Никто бы не устоял против такого соблазна, змей ты искуситель, однако не зря же я — невинная Ева, чистая, как капелька росы в голубой чаше колокольчика... Но боже... какой аромат!.. Нет, не буду рвать, только веточку наклоню, понюхаю... Ах, какой, должно быть, божественный вкус!.. Нет! Прочь!.. Господи, я есмь и вовеки пребуду честной и верной тебе, не ослушаюсь, не предам, господи!.. Нет!
Змей. Неплохо. Думаю, выгорит. Одного боюсь — как бы не лопнуть от смеха, когда всемогущий станет мне шею мылить за то, что никак не могу тебя соблазнить… Давай еще по яблочку?
Ева. Лопай сам, у меня от них уже оскомина.
Змей. Кстати, не швыряй ты огрызков где попало, а то вон недавно господь наступил босой ногой —- хорошо, успел соврать, мол, арбузная корка. Ну и потеха, до чего же просто этого всеведущего вокруг пальца обвести! Раз плюнуть...
Ева. Это потому, милый змеюшка, что ты давно превзошел его и умом и волей. Ты, только ты тут всемогущий и всеведущий!
Змей. Сам знаю.
Ева. И не только ум, но и скромность твоя безгранична! Другой на твоем месте давно бы старика отсюда — под зад коленом, а сам — на его место, а вот так — вежливенько, терпеливо, не унижая, не оскорбляя стариковского самолюбия, не показывая своего превосходства... как можешь только ты, величайший во всей вселенной мудрец!
Змей. Потому и будет так, как хочу я, а не он! Значит, остаешься ты у меня в райских кущах...
Ева. И буду славить в веках твою мудрость и доброту!.. Слава тебе! Осанна! Аллилуйя!.. А что, если подстроить так: слопает яблочко один Адам, и тогда... и тогда...
Змей. Тогда господь выгонит из рая его одного?
Ева. Блестящая мысль, гениальный выход! Нет, твой разум воистину безграничен... Так ты считаешь, господь за яблоко выгонит Адама, а за то, что он выгнал Адама и тем самым нарушил им же самим провозглашенный завет о любви к ближнему, за это ты... ты...
3меи. За это я выпру творца из рая и сяду на его место!
Ева. То, что ты сейчас произнес... Какое счастье — мои уши слышали самую сокровенную мудрость вселенной... недосягаемую вершину мудрости... (Плачет.) Прости, у меня катарсис восторга... Нет слов, план твой удивителен, замечателен: не останется ни господа, ни Адама, и весь рай будет принадлежать... принадлежать...
Змей. Мне одному!
Ева. Абсолютно справедливо и заслуженно. Но я... как же я?..
Змей. Ты?
Ева. Я?.. Я?!
Змей. А при чем тут ты?
Ева. Неужели твой величайший и проницательнейший ум не подсказывает тебе, что я была бы незаменимой спутницей владыки мира?
Змей. Ах, дорогая Евочка! С удовольствием и аппетитом съем я с тобой еще по дюжине запретных или каких ты только пожелаешь плодов, однако мой удивительный и проницательный ум подсказывает мне, что брать в жены следует лишь такую, которая действительно невинна и чиста, как серебряная капля росы в голубой ча...
Ева. Адам!.. Эй!.. Адам!
Змей. Спятила?.. Тише!
Ева. Адам, иди сюда, попробуй яблочка с запрет¬ного древа!.. Я тут одно съела, до чего же вкусное... ох!
Змей. Ш-ш-ш!.. Господь идет...
Ева. Адамчик! Я уже второе лопаю... Это змей, вот этот гад ползучий, меня соблазнил... меня, такую чистую и невинную, как капелька росы в голубой чаше колокольчика... Адамчик. Адамушка!.. Ешь!..

Занавес

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования