Общение

Сейчас 315 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

Ольга Мано
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
Сказка в одном действии (возраст 6+)
 
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
 
Царь
Царевна
Царевишна
Иван-дурак
Баба-Яга
Бабки-няньки - трое
Воевода
Змей Горыныч, он же кузнец Гаврилыч
Кощей
Солдаты
Девушки
 
 
                                        ПЕРВОЕ  ДЕЙСТВИЕ
                                                 Картина 1
Царские покои. В центре стоит трон. За ним на стене висит ковер-самолет. На нем - меч-кладенец, сапоги-скороходы. На троне  - царская корона, скипетр и держава. Царевишна ходит, скучая, не зная чем заняться. Бабки-няньки суетятся вокруг Царевишны. В руках у них блюда с яствами, ковши и кувшины. 
1-я БАБКА-НЯНЬКА. Ваше милейшее Величество, молочка бы откушали. Свеженького парного.
2-я БАБКА-НЯНЬКА. Блинчиков бы испробовали с медом, расстегайчиков. 
3-я БАБКА-НЯНЬКА. Пирогов с клюквой. Лебедей жареных, да зайчатины. 
1-я БАБКА-НЯНЬКА Пряники расписные для вас, голубушка, цветами семицветными расписаны.
ЦАРЕВИШНА.  Надоели! С глаз долой!
1-я БАБКА-НЯНЬКА. Ваше красивейшее и добрейшее Величество, вы же с лица спали, похудели. 
2-я БАБКА-НЯНЬКА. Кто же вас замуж возьмет? 
3-я БАБКА-НЯНЬКА. Невеста должна быть справная, румяная, веселая. Вот как я!
ЦАРЕВИШНА. Коли у меня приданное богатое, то могу быть и худой, и злой и вообще какой захочу! Батюшка когда обещали с войны быть?
БАБКИ-НЯНЬКИ. Не знаем, не ведаем. Гонца не присылали они.
Царевишна садиться на трон и надевает корону.
ЦАРЕВИШНА.  Вернется батюшка, женихов привезет. Как замуж выйду, батюшку можно не слушаться. Что изволю, то и делать буду! Хоть хороводы водить, хоть на речку бегать! А то и сама на войну пойду! 
1-я БАБКА-НЯНЬКА. Помилуй, голубушка, женское ли это дело на войну ходить?!
2-я БАБКА-НЯНЬКА. Батюшки-светы, на войну!
3-я БАБКА-НЯНЬКА. Ой, чего удумала!
ЦАРЕВИШНА.  Дома-то скучно! Папенька же завсегда после баталий веселый возвращается, а меня не пускает. Как есть, пойду на войну!
БАБКИ-НЯНЬКИ. Свят! Свят! Свят!
Раздаются бравая солдатская песня, топот солдат, конское ржание.
ЦАРЕВИШНА.  Папенька, папенька едет! 
Начинается суета, Бабки-няньки взволновано бегают, приводя в порядок залу. 
ГОЛОС ВОЕВОДЫ.  Стой! Ать-два!
ГОЛОС ЦАРЯ-БАТЮШКИ. Благодарю за доблесть, служивые! Награды и жалование после раздам, ступайте в казармы. Ты, Воевода, за мной. Мешок с подарками неси. 
ГОЛОСА СОЛДАТ. Царь-батюшка, так хоть жалование дай, третью кампанию не платишь. Наград нам уж и не надобно.
ГОЛОС ВОЕВОДЫ. Цыц! Царю перечить?! Да я вас!!!
В зал входит Царь. На нем походная одежда. Грудь в орденах. Бабки-няньки низко кланяются.
БАБКИ-НЯНЬКИ. Здравствуйте, Царь-батюшка! Заждались уж совсем.
ЦАРЬ. Так ли я вас, бестолковых, учил?! 
БАБКИ-НЯНЬКИ (испуганно вытянувшись во фрунт).  Здравия желаем, Ваше Величество!
ЦАРЬ. Вольно! Впредь не забывайте! Не то сошлю конюшни чистить! (Распахивает объятия). Здравствуй, моя доченька! Здравствуй, красавица! Соскучилась ли по папеньке?
ЦАРЕВИШНА. Соскучилась, батюшка, соскучилась родненький. Как не соскучиться! 
1-я БАБКА-НЯНЬКА. Да уж все глазки Царевишна наша высмотрела, батюшку дожидаяся.
2-я БАБКА-НЯНЬКА.  Вся истосковалася. Денечки пересчитывалася.
 3-я БАБКА-НЯНЬКА. Плакала-приговаривалася: «Где мой родименький папенька? Пошто покинул свою доченьку?»
ЦАРЬ.  Не забыл тебя папенька. Не забыл тебя родненький. Привез женихов знатных, удалых да богатых. 
ЦАРЕВИШНА. Да где же они?
ЦАРЬ.  Воевода, неси мешок!
Входит Воевода, тащит мешок. Бросает его на пол.
ВОЕВОДА. Вот, Царь-батюшка, все шашнадцать в наличии. 
ЦАРЬ. Так открывай скорей. Порадуй царевну. 
ВОЕВОДА. Шашнадцать-то шашнадцать,  да мешок больно легкий стал.
ЦАРЬ. Знамо дело. Кто их в пути кормил? Исхудали - отощали. Открывай!
Воевода открывает мешок.
ЦАРЬ (с гордостью).  Шестнадцать женихов привез для дочурочки. Трофейные женихи! Заморские! Выбирай любого!
Воевода из мешка за шиворот вытаскивает Ивана-дурака. Он стоит босиком, через плечо у него висят лапти, в руках балалайка.
ЦАРЕВИШНА. Так-то вы любите свою доченьку-раскрасавицу, папенька! Такого жениха мне привезли из походов дальних?
ЦАРЬ (не поворачиваясь и не видя Ивана-дурака). Чем же тебе не нравятся иноземные женишки-то? 
ЦАРЕВИШНА. Да вы хоть посмотрите, кого привезли. Бахвалитесь непонятно чем.
ЦАРЬ (смотрит на Ивана-дурака). Ты откуда взялся? Куда женихи подевались?
ИВАН-ДУРАК. Дык отпустил на волю. Плакали уж больно жалостливо.
ВОЕВОДА (сурово).  Как на волю? Кто позволил?!
ЦАРЬ. В неравном бою захватил я женихов, а он их - фить – и на волю, видишь ли, отпустил!
ВОЕВОДА. Шашнадцать штук! Один к одному! Молодцы бравые! Один усатый, другой бородатый, третий в панталонах розовых, у четвертого камзол звездами расшит, у пятого…
ИВАН-ДУРАК (перебивает Воеводу).  Только и доблести у тех женихов, что панталоны розовые, да звезды на усах! Да и не в бою ты их захватил, Царь-батюшка. В салки играли принцы заморские, а вы навалились гурьбой, да в мешок запихали аки котят.
ВОЕВОДА. Цыц! Царю перечить?! Да я тебя!!!
ЦАРЬ.  Ты мне поговори, в салки они играли… Там такая баталия была, что о-го-го! 
ВОЕВОДА. О-го-го, какая баталия!
ЦАРЬ.  И даже два раза о-го-го! Рубились не щадя живота своего! 
ВОЕВОДА. Два живота!
ЦАРЬ.  Враг дрогнул, тут мы его, конечно, в мешок! И нате вам, все труды насмарку! 
ИВАН-ДУРАК.  Никак в толк не возьму, Царь-батюшка, пошто вам немочь заморская нужна? Проку в хозяйстве от них никакого.
ЦАРЬ. Дочь - раскрасавицу замуж надоть выдать. 
ИВАН-ДУРАК.  Чем я не жених? И на балалайке играю, и песни пою, и руки у меня золотые. 
Играет на балалайке и поет. 
ЦАРЬ. Хватит! Только и умеешь, на трех струнах тренькать. Какой из тебя жених Царевишне?
ИАН-ДУРАК.  Очень даже подходящий! Ихнее Царившнее Величество я люблю. Обижать не буду, токмо баловать.
ЦАРЬ (смеется). Правильно говорят о тебе: Иван-дурак.
ИВАН-ДУРАК.  Да кто говорит?
ЦАРЕВИШНА.  Все говорят!
БАБКИ-НЯНЬКИ.  Все-все говорят. Как есть, Иван-дурак.
ИВАН-ДУРАК.  Тьфу, на вас! Заладили: дурак, да дурак! Да лучше меня и не сыскать!
ЦАРЬ. Ты не очень-то тьфукай в палатах царских. Не заслужил пока!
ВОЕВОДА.  Не заслужил тьфукать!
БАБКИ-НЯНЬКИ.  Верно, верно! Не заслужил.
ЦАРЕВИШНА. Да как это тебе в голову пришло замуж меня звать? Был бы принц заморский, али богатырь какой, а то обидно до невозможности! Иван-дурак меня, Царевишну, замуж зовет.
ИВАН-ДУРАК.  Так я и есть богатырь! (Поднимает Воеводу, крутит его и бросает). Во сколько силушки во мне гуляет!
Бабки-няньки кидаются к Воеводе, помогают ему подняться. Царь садиться на трон и надевает корону.
ВОЕВОДА (кряхтит).  Да я тебя!
ЦАРЬ. То ума много не надо. Паче того, утомленный наш Воевода походом дальним.
ВОЕВОДА. Шибко утомленный!
ИВАН-ДУРАК.  Да как же мне доказать, что богатырь я?  Любой наказ давай! Исполню! 
ЦАРЬ. С того наказа прибыток державе должён быть. За так кулаками махать всяк может.
ИВАН-ДУРАК. Ты Царь, тебе и думать!
ЦАРЬ.  На дальнем пограничье Змей Горыныч бесчинствует. Вот тебе мой наказ! Победи Змея, тогда и поглядим, годишься ли в женихи Царевишне. Слово сие последнее и твердое. Ступай!
ВОЕВОДА.  Ступай!
БАБКИ-НЯНЬКИ.  Ступай, ступай отсель! Змей тебя заждался.
ИВАН-ДУРАК. Токмо дай мне меч-кладенец, царь-батюшка, Змея рубить. Как - никак три головы у него, а у меня только одна на шее болтается.
ЦАРЬ. Не про тебя тот меч. 
ИВАН-ДУРАК.  На смерть верную посылаешь меня. Да ладно, сдюжу! Прощай, Царевишна. За ради тебя на подвиг иду. Ежели сложу головушку буйную, то не поминай лихом, а помни, шибко любил тебя Иван.
ЦАРЕВИШНА.  Иди, иди! 
1-я БАБКА-НЯНЬКА.  Ой, сложишь, Ванечка, головушку. Ой, сложишь бедную. 
2-я БАБКА-НЯНЬКА. Осиротишь матушку, осиротишь горемычную. Не ходил бы ты, Ванёк, на Змея. На Змея Горыныча. 
3-я БАБКА-НЯНЬКА. Лапы у него стопудовые, пасти у него огнедышащие. Зубы у него кривые, да мысли лихие.
ИВАН-ДУРАК (Бабкам-нянькам).  Тьфу, на вас еще раз! (Иван уходит).
ЦАРЬ. Охальник.
ЦАРЕВИШНА.  Как есть охальник, Царь-батюшка.
ВОЕВОДА (грозно). Да я его!..
ЦАРЬ.  А ты помолчи, Воевода. Ить как тебя Иван-дурак! Словно пушинку! Через коленце! Летел гусем, да шлепнулся жабой! (Все смеются. Царевишна подбирается тихонечко к сапогам-скороходам, надевает их и быстро убегает. Никто этого не замечает. Когда все перестают смеяться, Царь видит, что Царевишны нет). Куда подевалась моя доченька? Куда подевалась Царевишна?
БАБКИ-НЯНЬКИ.  Ой, пропала! Ой, сгинула… 
ЦАРЬ.  Тэк-с, тэк-с, недоглядели! Отправлю-ка я вас конюшни чистить! 
1-я БАБКА-НЯНЬКА. Сапоги-скороходы пропали!
2-я БАБКА-НЯНЬКА. Ой, пропали!
ЦАРЬ. Сбежала! За Ванькой-дураком сбежала! Уж я её норов знаю…
ВОЕВОДА.  Как есть сбежала!
ЦАРЬ. Догнать! Вернуть Царевишну!
ВОЕВОДА.  Догнать!
ЦАРЬ.  Солдат зови, болван! Пущай догоняют!
ВОЕВОДА (кричит). Солдаты! Ко мне! Стройся!
Вбегают солдаты, строятся.
ВОЕВОДА.  Слушай мою команду! Догнать! Схватить! Вернуть! Песню запевай! Шагом марш!
Солдаты, маршируя на месте, громко поют.
ЦАРЬ. Кто позволил горлопанить в палатах царских?! Петь шепотом, маршировать на цыпочках.
ВОЕВОДА.  Маршировать шепотом, петь на цыпочка!  Ать-два! Ать-два!
Солдаты уходят, шепотом поют.
1-я БАБКА-НЯНЬКА.  Ой, сбежала! 
2-я БАБКА-НЯНЬКА. Ой, пропала! 
3-я БАБКА-НЯНЬКА. Ой, в беду бы не попала! 
ЦАРЬ. Прекратить, кричать - причитать! 
1-я БАБКА-НЯНЬКА. Да как же не плакать - убиваться, Царь-батюшка!
2-я БАБКА-НЯНЬКА. Ежели Царица-матушка также в одночасье пропала! Уж сколько лет плачем, слезами умываемся!
3-я БАБКА-НЯНЬКА. Кручинимся-печалимся! Горе горькое горюем!
ЦАРЬ. Как бы, правда, худого с Царевишной не случилось. (Снимает меч-кладенец с ковра.  Кричит.)  Коня! Еду дочь разыскивать!
1-я БАБКА-НЯНЬКА. Ой, не бросай нас, Царь-батюшка! Царевна утерямшись, Царевишна убежамши, да ты нас покинумши. 
 2-я БАБКА-НЯНЬКА.  Осиротишь нас, горемычных. Обездолишь нас, злосчастных. 
3-я БАБКА-НЯНЬКА.  Царство – государство распадется, по миру пойдем милостыньку прося, сухую корочку жуя. 
ЦАРЬ.  Цыц! Раскудахтались! Слово мое царское, крепкое! Еду дочь разыскивать!
Царь уходит, Бабки-няньки плачут.
                                                   Картина 2
Иван идет через лес, распевая песни. Выходит на полянку. На полянке  избушка на курьих ножках, рядом ступа с метлой и два пенька. Присев на пенёк, вытягивает ноги.
ИВАН-ДУРАК.  Протопал сто верст, да где то пограничье? Сколько еще идти? Опять-таки, уставший приду. А Змей, небось, в силушке будет. Как мне с ним биться в таком разе? Попрошусь  на ночлег. Может, пустит добрая душа, да накормит. Чай, царский наказ исполняю.  Эй, избушка, встань ко мне передом, а к лесу задом. (Избушка не двигается). Избушка, встань ко мне передом, а к лесу задом. (Избушка стоит на месте). Оглохла али как? По-человечески прошу, встань ко мне передом, а к лесу задом!
ГОЛОС БАБЫ-ЯГИ. Дудки! Крутися –вертися тудама – сюдама, Покою от вас нетути. 
ИВАН-ДУРАК.  Ты что ли Яга?
Избушка поворачивается, из двери выглядывает Баба-Яга.
БАБА-ЯГА. Правильно говорят о тебе: Иван-дурак. Ни почтения, ни уважения. Хозяйничает туточки чисто супостат.
ИВАН-ДУРАК (встает с пенька, кланяется).  Доброго денёчка, Бабушка Яга! Как здоровьице? 
БАБА-ЯГА. Теперича вижу, уважительный человек пришел. С таким не грех и поздороваться. (Выходит из избушки).  Спасибо, мил человек, на добром слове. Куда путь-дорожку держишь?
ИВАН-ДУРАК.  Иду по царской надобности. Змея Горыныча победить. Нашу землю от лиходея освободить. Ежели одолею Змея, отдаст за меня царь замуж дочь свою. 
БАБА-ЯГА. Ой, как бесчинствует злодей бесстыжий! Гляжу на его безобразия, ажно душа холодится! Ты послушай, послушай, что выкозюливает Змей. Такое, такое!.. Ну, чисто срам и стыд!
ИВАН-ДУРАК.  Рассказывай! Запричитала.
БАБА-ЯГА. Не перебивай бабушку! Слухай! Второго дня прилетел сюдама. Раскидал ступу, метлу, избушку перекувыркнул вверх ногами. Кавардак устроил, ой-ё-ой! Представляешь? Слопал все мухоморы.  Я их-то собирала, сушила, ручки-ножки трудила. Ведь не для себя, для людей, для дела доброго.
ИВАН-ДУРАК.  Мухоморы для дела доброго?!
 БАБА-ЯГА. Что ты цепляешься, как блоха за хвост? Да, для доброго дела! Ты послушай спервоначалу! Я тута живу, всё вижу, всё знаю! Всех девиц в округе украл злыдень и к себе в пещеру затащил. Ой, беда-то, какая! 
ИВАН-ДУРАК.  Зачем ему девицы?  
БАБА-ЯГА. Того не знаю, врать не буду. Не перебивай! Потома Горыныч на меня глаз положил. Ой, еле убереглася! По кустам со своей костяной ногой прыгала, аки заяц. Благо клюка у меня есть. Треснула Змея промеж глаз, он и сбёг. С чего сбёг, то я сказать не могу. То ли ослеп, то ли наоборот  прозрел, увидал меня, да и дал дёру. А могёт так случится, что и мои мухоморы на него, душегубца, подействовали. Я ж говорю, вещь пользительная. Ну, а  ты за какой надобностью меня беспокоишь?
ИВАН-ДУРАК.  Прошел я уж сто верст в поисках Змея. Умаялся с дороги. Пустила бы ты меня переночевать, бабушка. 
БАБА-ЯГА. Даже не проси. Избушка у меня маленькая, сам видишь. Места нетути. Накормить тебя бы чем? Дык жабьи лапы не ешь, крысиными хвостами, небось, забрезгуешь. Мухоморы Змей слопал. Есть еще петушиный коготь, так и от него нос будешь воротить. Чем же подсобить?
ИВАН-ДУРАК.  Коли так, то хоть не прогоняй, позволь здесь переночевать.
БАБА-ЯГА. Погоди, не гоношись, покумекать надоть…( Пробегает Царевишна.) Медведь тебя задери! Снуёт, снуёт, покою нетути! Третий день, как оглашенная носится!
Баба-яга клюкой цепляет Царевишну, она останавливается.
ЦАРЕВИШНА. Уф, спасибо, бабушка! Спасибо, милая! Уморилась с сапогами-скороходами. Никак остановиться не могу. 
ИВАН-ДУРАК. Ты откуда взялась? Пошто здесь?
ЦАРЕВИШНА. За тобой, Иванушка, побежала. Скучно мне в палатах царских. Папенька в строгости держит, никакой воли не дает.
БАБА-ЯГА.  Правильно делает, такую неугомонную токмо в строгости и держать.
ЦАРЕВИШНА. Погоди, бабушка, ругаться. Я тут пока бегала, добежала до самой пещеры змеевой. Девушек там видимо-невидимо. 
БАБА-ЯГА.  Как же тебя Змей Горыныч отпустил? Он ажно мне проходу не давал. Дело, похоже, нечистое. 
ЦАРЕВИШНА. Дык я же в сапогах - скороходах. Сослепу Змей и не разглядел, кто вокруг него вертится. Зенками своим пучеглазыми хлопал-хлопал, да ничего не нахлопал. А я мимо него шмык, шмык. Зато со стола змеева кушаний прихватила.
ИВАН-ДУРАК. Зеленушки и волчьи ягоды что ль?
ЦАРЕВИШНА. Фи! Стала бы я с зеленушками возиться! Глянь! Вкуснотища какая! (Царевишна развязывает узелок).
БАБА-ЯГА. Вот поганец! Ежели у него стока провизии, пошто мои мухоморы слопал? Ну, садитесь, трапезничайте. Тут и смекнем, как в драку вступить, а синяков и шишек не получить. (Царевишна и Иван с аппетитом едят. Баба-Яга ходит вокруг них, размышляя вслух.)  Поручение царское, знамо дело, непростое, но нужное. Змей он хоть и здоровый, но дурной. Хоть и о трех головах, но безголовый. Значиться, надоть его хитростью взять. Царевишна туточки остается Ивана ждать. Не царское дело Змею хвост крутить.
ЦАРЕВИШНА. Еще чего! Не для того я из отцовского дома убегала, чтобы мне указки давали! Даже и не подумаю!
ИВАН-ДУРАК. То правильно, чтобы невеста жениха ждала.
ЦАРЕВИШНА. То правильно, что тебя народ Иваном - дураком величает. Жених нашелся! (Встает). Раз нет понимания в этой компании, сама пойду на Змея! 
БАБА-ЯГА. Ить, как царская своевольная кровь бурлит! Охолонись, неугомонная. Бабка я хоть и Яга, но умом одарена. Будет дело для тебя. Попервости меняемся платьем. Негоже дорогой наряд трепать. 
ЦАРЕВИШНА. А что? Мне нравится! Побуду Бабой-Ягой костяной ногой! 
ИВАН-ДУРАК.  Вот что, барышни, я вам скажу. Война – непременно мужское дело, но и вам найдется, чем подсобить. Пошли в избушку, там и обсудим. И у деревьев есть уши, а план наш будет шибко секретный. 
                                            Картина 3
Змей Горыныч дремлет перед входом в пещеру.  Из леса выходит Баба-Яга в платье Царевишны. Становится перед Змеем.
БАБА-ЯГА.  Просыпайся, Змеюшка! Просыпайся! Пришла к тебе я, Царевишна. По доброй воле пришла, мухоморов вкусных принесла. Не мухоморы - мармелад! (Протягивает корзинку полную грибов.)
ЗМЕЙ ГОРЫНЫЧ (оглядывая её).  Какая из тебя Царевишна? 
БАБА-ЯГА. А вот платье на мне царское с оборками да кружевам. А вот туфельки на мне парчовые. А вот колечки на моих пальчиках золотые. Да разве я не Царевишна?
ЗМЕЙ ГОРЫНЫЧ.  Может оно, конечно, и платье царское, да сама ты - Яга. 
БАБА-ЯГА. Ты, чудище поганое, не смей перечить Царевишне! Другой головой посмотри, глазищи на этой у тебя подслеповаты. 
ЗМЕЙ ГОРЫНЫЧ. Хорошо вижу, не гоношись, Яга.  Спасибо, что пришла. Дело у меня к тебе.  
БАБА-ЯГА. Ежели облапошить хочешь, то не на ту напал, Горыныч!
ЗМЕЙ ГОРЫНЫЧ. Дело сурьезное. Не до шуток. 
БАБА-ЯГА. Давай, рассказывай! 
ЗМЕЙ ГОРЫНЫЧ.  Что тут долго рассказывать? Кузнец я Гаврилыч. Поймал меня Кощей Бессмертный и превратил в Змея Горыныча. 
БАБА-ЯГА. Наслышана я о твоем мастерстве, кузнец. Да за что же он тебя так, голубок?
ЗМЕЙ ГОРЫНЫЧ. Велел попервости он мне жизнь свою кощеевую заковать в иголку. Для той иглы сковать сундук. Для того сундука выковать цепи. Подвесил он тот сундук на дуб, чтобы никто не смог достать.  Опосля этого Кощей украл Царицу. 
БАБА-ЯГА. Ой, беда, беда, беда! А Царица, случаем, не у Кощея томится? 
ЗМЕЙ ГОРЫНЫЧ.  Царица не просто у Кощея. Наказал он  мне выковать цветок железный. Да хитёр тот цветок. В него Кощей Царицу замуровал. 
БАБА-ЯГА.  Царицу-то с ног сбились, разыскивая! А она вона где! Какая же ему радость от этого?
ЗМЕЙ ГОРЫНЫЧ. Того не знаю, но замуровал её за то, что  не согласилась замуж за него пойти. Царица так и сказала: «Есть у меня разлюбезный супруг мой. Ни на кого его не променяю. Сколько бы злата и серебра мне не предлагали». Осерчал после тех слов Кощей. Ох, как осерчал! Ногами даже топал.
БАБА-ЯГА. А ты-то как Змеем стал? Почто тебе такое наказание? Ты же все его повеления исполнил!
ЗМЕЙ ГОРЫНЫЧ. Не все. Последнее кощеево повеление было,  добровольно в услужение к нему пойти. Воспротивился я. Тут-то он меня в Змея и оборотил. Страсть как Кощей не любит, когда ему перечат. 
БАБА-ЯГА. А почто ты мухоморы мои украл?
ЗМЕЙ ГОРЫНЫЧ. Смерти себя хотел лютой предать. Думаешь, легко жить о трех головах страхолюдиной, когда всяк от тебя шарахается, пугается?
БАБА-ЯГА.  И чё? Не помогло?
ЗМЕЙ ГОРЫНЫЧ. Не берут меня мухоморы, токмо бурчание в животе, да на один глаз дергаться начал.  
Из лесы выходит Иван-дурак с дубиной и, пританцовывая, прыгает вокруг Змея.
ИВАН-ДУРАК.  Эй, чудище головастое – горластое, вставай, биться будем!
ЗМЕЙ ГОРЫНЫЧ. Что за мурашка - букашка пищит? 
ИВАН-ДУРАК.  Поднимайся, защищайся!
БАБА-ЯГА.  Вань, угомонись! 
ИВАН-ДУРАК. Так ты вражина, Яга?! Обманула? Сговорилась с ворогом рода людского? Ну, держитесь у меня оба!
БАБА-ЯГА. Как есть Иван-дурак! (Иван со всей силы бьет Змея.) Дуралей, ты же ему всю соображалку отбил! 
Иван-дурак пританцовывая, бегает за Бабой-Ягой с дубиной. Из леса выбегает Царевишна в сапогах – скороходах и бежит к Бабе-Яге, но проносится мимо, не успевая её зацепить.
ИВАН-ДУРАК.  Так ты, Яга, еще и лиходейская заступница?
ЦАРЕВИШНА. Правильно говоришь, Иванушка, заступница она! Видела, видела, как она с Горынычем любезностями обменивалась.
 Иван-дурак танцует вприсядку.
БАБА-ЯГА. Ёлки-метёлки! Да прекратите  колготиться! Голова от вас кругом! Угомонись, Ванюша, Змей-то не настоящий!  Пострадалец он от кощеевого зла. Кузнец  это Гаврилыч.
ИВАН-ДУРАК.  Так я тебе и поверил, Яга! Гаврилыч – мужик правильный, а тут на лицо аспид страхолюдский.
БАБА-ЯГА. Да и что, что страхолюдный? С лица воду не пить. Беда у него, а ты дубиной размахиваешь.
ИВАН-ДУРАК.  Ха-ха, беда! Так я и поверил! 
БАБА-ЯГА.  Да ежели Змей хотел бы, то давно тебя поджарил, да слопал. И перестань скакать. 
ИВАН-ДУРАК.  Не могу, это у меня лапти - самоплясы. Как надену, так  и пляшу без удержу.
БАБА-ЯГА. Так сымай их. Упляшешься, а доброго дела не сделаешь. Змей Гаврилыч  знает, где кощеева жизнь запрятана и поспособствует делу правому: избавить нашу землю от Кощея. 
ИВАН-ДУРАК.  А девушек, зачем по деревням ловил, да в пещере темной прятал?
ЗМЕЙ ГОРЫНЫЧ. Ты, Ванюша, не подумай плохого. Я девиц токмо уберегал. Кощей велел своим слугам невесту ему искать. Жениться надумал злыдень.
Слышится ржание коня и голоса Царя и Царевишны. 
БАБА-ЯГА.  Кажись, Их Величество самолично пожаловали. 
ЗМЕЙ ГОРЫНЫЧ. Вот и пришел мой последний час. У Ихнего Величества меч-кладенец есть. Покатятся мои головушки по чисту полю в разные стороны.
БАБА-ЯГА.  Да где ты в лесу поле увидел? Хоть и три головы у тебя нонче, Гаврилыч, да всё одно, соображаешь туговато. 
На полянку в доспехах выбегает Царь, за ним Царевишна и Воевода. 
ЦАРЬ. Выходи на бой, чудо-юдо! Вот мой меч, буду голову тебе сечь!
ЗМЕЙ ГОРЫНЫЧ. Ну и денёк! Всяк норовит покалечить.
ИВАН-ДУРАК.  Погоди, Величество, мечом махать. 
ЦАРЬ.  А ты молчи, Иван-дурак! Не сдюжил, так и не встревай.
БАБА-ЯГА. Давай, давай, рубани сразу три головы Гаврилычу, возьми грех на душу. Опосля этого не узнаешь вовеки, где Царица твоя. 
ЦАРЬ. Ты, Яга, попусту душу мне не лихорадь. Ежели что знаешь – говори, а то и твой почтенный возраст не уважу. Отсеку голову на раз!
БАБА-ЯГА. Ой, гляди, как  раскочегарились,  Ихнее Величество. Шаблей машут, будто пляшут.
ЦАРЬ.  Цыц, Яга! Смотри, кому прекословишь!
ВОЕВОДА.  Цыц, старая! 
БАБА-ЯГА.  Не пужайте, не на пугливых напали. (Воеводе). Сам на себя погляди, мухомор старый. Одно токмо, что лентами, да позументами разукрашенный.  А я вот сегодня прелестница (Кокетливо вертится перед Воеводой, демонстрируя платье и туфельки.)
ВОЕВОДА (смутившись). Цыц! Не перечь Ихнему Величеству, прелестница.
ЦАРЬ. Смирно! Балаболят они попусту! (Змею Горынычу.)  Отвечай, где Царевна? 
ЗМЕЙ ГОРЫНЫЧ. У Кощея в заточении. Замуровал он её в цветок железный, который я самолично выковал, за что и поплатился. 
ИВАН-ДУРАК.  Да как спасти Царицу, знаешь?
ЗМЕЙ ГОРЫНЫЧ. А то! Сундук надоть найти, который я сковал, в нем иголку, куда жизнь кощеева запрятана. Как сломаешь ту иголку, то Кощей бессмертный помрет, а Царица на волю выйдет.
ЦАРЕВИШНА. Да где же тот сундук? Говори, окаянная твоя душа! Стосковалась я по маменьке. 
ЗМЕЙ ГОРЫНЫЧ. То мне неизвестно. Кощей собственноручно сундук прятал. Никто окромя его не знает. Хоть всю землю обойди и то навряд ли найдешь. 
ИВАН-ДУРАК  Вы тут пока посидите, пойду я на бой с Кощеем. И без иголки вытрясу его гадкую душонку. (Идет в сторону леса. Царевишна за ним).
ЦАРЕВИШНА. Постой, Иванушка, я с тобой!
БАБА-ЯГА. А чего это вы без меня? Тоже хочу супостату накостылять.
ЦАРЬ. Стоять! Я иду! То не ваше дело жену мою милую из плена вызволять.
ВОЕВОДА. Я с вами, Ваше Величество!
Неожиданно темнеет, раздается грохот, свист. 
ЗМЕЙ ГОРЫНЫЧ (испугано). Сам прилетел.
Появляется Кощей. В руках у него железный цветок. 
КОЩЕЙ. На Кощея войной собрались? Не победить вам меня бессмертного! Не видать вам Царевны в цветок железный замурованной. 
ИВАН-ДУРАК  (выхватывает саблю у Воеводы). То мы еще посмотрим, мешок с костями! Вызываю тебя на бой смертельный!
Кидается с саблей на Кощея, начинается бой. 
ЗМЕЙ ГОРЫНЫЧ. Ну-ка разойдитесь! Я должён свое слово сказать!
Все отбегают от Кощея. Змей дыхнул. Клубы дыма. Из них выходит живехонький Кощей.
КОЩЕЙ (смеется).  Дуралеи, говорю же, я бессмертный. Поиграюсь с вами, да уничтожу.
ЦАРЬ. Как ни дуйся, лягушка, а всё одно волом не станешь! 
Бой начинается вновь. На полянку выходят Бабки-няньки, тащат с собой сундук.
1-я БАБКА-НЯНЬКА (подружкам). Глянь, какие безобразия происходят. 
2-я БАБКА-НЯНЬКА. То-то я смотрю, отважные солдаты по кустам сидят, прячутся. 
3-я БАБКА-НЯНЬКА. Никого без пригляду нельзя оставить!
К Бабкам-нянькам подбегает Царевишна.
ЦАРЕВИШНА. Голубушки, мои дорогие! Сундук откуда у вас? Где взяли его?
1-я БАБКА-НЯНЬКА. Ходили мы по оврагам, буеракам, с дерева он нам под ноженьки и упал. Что в том сундуке не знаем, не ведаем.
2-я БАБКА-НЯНЬКА. Прихватили с собой на всякий случай. Мы домовитые. Всё для хозяйства сберегаем. 
3-я БАБКА-НЯНЬКА. Может вещь полезная в нем?
ЗМЕЙ ГОРЫНЫЧ. Мой сундук. Я ковал его. 
ЦАРЕВИШНА. Так открывай скорее! 
Змей открывает замок, Царевишна выхватывает иголку. Кощей бросается к ней. Бабки-няньки загораживают её.
КОЩЕЙ. Негодница, отдай! 
БАБКИ-НЯНЬКИ.  Не смей так разговаривать с Царевишной! Не дадим её в обиду!
Бросаются бить Кощея. Подбегает Иван и Царь. Царевишна передает им иглу. Вдвоем они её ломают. Раздаются вопли Кощея.
 Затемнение.
Над поляной встает солнце. Змей стал кузнецом Гаврилычем.  Рядом с Царем стоит Царица. Царь берет её за руку.
ЦАРЬ. Душа моя, вовек уже не разлучимся!
ЦАРИЦА. Истосковалась я об вас, мои милые, а теперь-то я как рада, что вас всех вижу.
ЦАРЕВИШНА. Знаешь что, Иван, а пойду я за тебя замуж. Хоть народ и говорит, что ты Иван-дурак, а ты – богатырь.
ИВАН (падает в ноги Царю и Царевне). Благословите нас, батюшка и матушка.
ВОЕВОДА (смущенно). Ты, Яга, того. Не подумай ничего дурного. Я с намерениями. Замуж за меня пойдешь?
БАБА-ЯГА. А кто меня старой называл?
ВОЕВОДА. Дык я сразу приметил, что женщина ты интересная. Смущался токмо. Буду тебе хорошим мужем.
БАБА-ЯГА. Исполнительный болван, да при чинах? Лучше мужа мне и не найти. Пойду, голубь мой сизокрылый.
КУЗНЕЦ ГАВРИЛЫЧ. А девушек за солдат замуж отдадим. 
ЦАРЕВНА. Пир на весь мир! 
Все радуются, выходят девушки, солдаты, танцуют, поют. 
 
Севастополь, 2018

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования