Общение

Сейчас 828 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

Олег Михайлов

#всечтотебязадевает

Действующие лица

БОГДАН
ОКСАНА
ТАРАС
ДАРИНА
ГОНЧ (Гончуков)
ЁЛКА
Первая девочка
Вторая девочка
Первый мальчик
Второй мальчик
и ДРУГИЕ ДЕТИ

(Большинству героев -- 12-13 лет)

Пролог
Люди.
Много людей.
Это дети -- совсем маленькие и подростки.
У всех гаджеты -- телефоны, планшеты…
Дети говорят, дети пишут…
Дети хотят, чтоб их услышали, чтоб их поняли.

ГОЛОС. Буллинг. Бул-линг! Первый раз читаешь и думаешь: какое красивое слово.
И немного загадочное.  Но больше все-таки красивое. А на самом деле -- это издевательства и травля. У меня это началось в третьем классе школы…  Способов, на самом деле, множество: начиная от неприятных шепотков, сплетен, словесных оскорблений, и заканчивая физическими стычками. В моей жизни в рамках школьного буллинга была одна драка, одна жвачка в волосы, и один раз меня ударили зонтом. Ну знаете - такой автоматический зонт, который сам раскладывается, и вот им - по голове.
Было больно. Очень больно. И страшно.
ГОЛОС. В младших классах все достаточно прямолинейно. Я помню, как одна девочка стоит перед всем классом, а мы с ребятами устраиваем ей настоящий суд. Нам лет по восемь-девять, совсем мальцы. Каждый по очереди выкрикивает гадости, в чем она якобы виновата. Косичка не та, на уроках не подсказывает, к учителке подлизывается, больно много воображает (это наш любимый упрек), и еще всякое разное -- уж не помню что.
ГОЛОС. Они дразнили меня поганкой, выбрасывали портфель неизвестно куда, добивали замечаниями в духе: “Что за мертвечина”, “Выспись”. И все из-за бледного лица и что у меня синяки под глазами. Я не могла ничего ответить, очень злилась и плакала после уроков. Это все наложилось на то, что я стеснялась своего вида в целом, и я начала отращивать всякие челки, закрывать лицо. Хвостики перестала носить, потому что меня пугало, что открытое лицо вызовет новые претензии.
Родителям ничего не говорила.
ГОЛОС. Я все осознавал еще в 5 лет, когда мы с другими пацанами из детского сада украли у одной девочки платье и как дикари рвали его и топтали. Позже у нее же отобрали коллекцию наклеек и сожгли, придумывали обидные стишки и отбирали сладости. Даже не верится, откуда в нас маленьких детях было столько злобы, и знаете что, мы все прекрасно понимали, врали родителям дома, что она первая начала и ворует наши вещи. И нам ничего за это не было.
ГОЛОС. Но это только малыши травят так просто и открыто. Пока не научились. Как постарше - возникают подлые шуточки всякие. И подколки, и физическое насилие, не так, чтобы прибить, а чтобы унизить, дать сопернику почувствовать свое ничтожество и бессилие.
ГОЛОС. Могу сказать, что школьные годы были самые ужасные годы в моей жизни. Каждое издевательство, каждый толчок, каждое оскорбление помню ясно и четко. Все это до сих пор отзывается во мне страхом и болью, хоть и прошло уже много времени.

Темнота.

1.    Где-то в интернете
Появляется Оксана. Лицо ее скрыто “маской” -- аватаркой. Это может быть что угодно: от розового пони до милого котенка. Возможно, героиня популярного мультфильма или аниме. Или что-то другое.

ОКСАНА. Привет! Здесь кто-нибудь есть? Ау!
БОГДАН. Привет.

В качестве аватарки у Богдана его собственное фото. Только какое-то нечеткое, словно кто-то отсканировал или переснял на телефон старую фотографию.
И еще. Мальчик на аватарке очень грустный.

ОКСАНА. Отлично. Хоть кто-то живой.
БОГДАН. Откуда ты знаешь. Вдруг я чат-бот.
ОКСАНА. А ты бот?
БОГДАН. Нет. Но боты тоже могут сказать, что они не боты.

Появляется Тарас. У него крутая аватарка -- фотография известного боксера Усика.

ТАРАС. Слышь, бот! Это ты нас сюда зазвал?
БОГДАН. Я. Только я не бот.
ТАРАС. Чем докажешь?
ОКСАНА. Что это за место?
ТАРАС. Слышь, овца, пусть сперва докажет, что не бот.
ОКСАНА. Слышь, урод, ты как с девушкой разговариваешь?
ТАРАС. Тоже мне -- девушка. Может, тебе тридцать пять, как мамке моей. И ты старуха уже. Откуда я знаю.  
ОКСАНА. Сам ты!.. Старуха... Совсем уже! У самого на аве мужик какой-то страшный.
ТАРАС. Это ты страшная. А это фотка Александра Усика. Он боксер. Профессионал. Непобежденный абсолютный чемпион. Ясно тебе, овца?
ОКСАНА. Мне ясно, что ты урод!
БОГДАН. МЕНЯ ЗОВУТ БОГДАН.
ТАРАС. И шо?
БОГДАН. Просто устал жрать, когда вы закончите ругань, решил представиться.
ТАРАС. Ну, молодец. Возьми с полки пирожок.
ОКСАНА. Лол.
ТАРАС. Чего хотел-то?
БОГДАН. Вообще-то, помочь вам хотел.
ТАРАС. С фига ли? Я тебя ни о чем не просил.
БОГДАН. Знаю. Но иногда бывает, что человеку нужна помощь, а попросить он не может. Потому что рядом никого нет.
ТАРАС. Ты о чем щас?
БОГДАН. О тебе, Тарас. И об Оксане.
ОКСАНА. Мы, что ли, знакомы?
БОГДАН. Нет. Но я вас знаю.
ТАРАС. Маньяк какой-то. Псих.
ОКСАНА. Кек. Какое видео?
БОГДАН. Вот это.

ВИДЕОРОЛИК №1. Оксана стоит перед всем классом у доски. Учительница подает ей гелиевые шары и большую открытку. Оксана открывает открытку, читает написанное там поздравление. Лицо ее морщится, она плачет. Бросает открытку и выбегает из класса. Школьники смеются. Шарики висят под потолком.
ВИДЕОРОЛИК №2 Трое школьников держат Тараса за руки. Четвертый надевает ему на голову мешок для сменной обуви. Еще один бьет Тараса кулаками в живот.
Тарас кричит от боли. Все остальные смеются.

БОГДАН. Вы еще здесь?
ТАРАС. Да.
ОКСАНА. Чего ты хочешь?
БОГДАН. Помочь. Я хочу вам помочь.
ТАРАС. Ты реально маньяк.
БОГДАН. Почему?
ТАРАС. Разыскал нас -- вот почему.
БОГДАН. Это было не трудно.
ОКСАНА. Жесть!
БОГДАН. Неужели вы не хотите поговорить?
ТАРАС. О чем мне с тобой разговаривать?
БОГДАН. О том, что с тобой произошло.
ТАРАС. Вот еще. Не о чем тут говорить.
ОКСАНА. А у меня вот есть вопросы.
ТАРАС. Да иди ты!
ОКСАНА. Сам иди! В интернете вы все крутые. Что же ты в реале не защищался? Или ты боксер только на аватарке?
ТАРАС. Самая умная, да? Они толпой навалились.  Мешок от сменки на голову мне натянули. За руки держали. Как я должен был защищаться? Лучше скажи, чего тебе в открытке написали, что ты так психанула?
ОКСАНА. Не твое дело, урод! И вообще, у меня все в порядке.
ТАРАС. Овца! Вот реально -- овца! Да где в порядке? В каком месте? Ты простила их, что ли? Помирилась с ними?
ОКСАНА. Нет. Меня мама в другую школу перевела. В хорошую. Там такого нет.
ТАРАС. Хорош заливать! Это везде есть.
БОГДАН. Тарас прав. Травить могут и в элитной школе.
ОКСАНА. А сам-то! Что сделал с теми, кто тебя бил?
ТАРАС. Ничего. Ничего не сделал. Я теперь тоже в другую школу хожу.
ОКСАНА. Вот видишь!
ТАРАС. Ну чего пристала? Все в порядке у меня. Усекла?
ОКСАНА. Да мне-то вообще пофиг. Я тебя даже не знаю.
ТАРАС. Я тоже с тобой знакомиться не хочу. Очень надо. Отвалите вы все от меня!

Тарас уходит.

БОГДАН. Неужели ушел?
ОКСАНА. Лол.
БОГДАН. Оксана! Поговорим?
ОКСАНА. Мне тоже пора. Извини.

Оксана быстро уходит.

БОГДАН. Вы вернетесь. Обязательно вернетесь. И тогда мы поговорим. Я буду ждать.

Темнота.

2.    Школа.
Большое окно, широкий подоконник.
Оксана что-то пишет в тетрадь.
ОКСАНА. И везде в школе понатыканы камеры слежения: у нас, как говорит директриса, элитная школа. Директриса сидит перед мониторами и все просматривает — может в микрофон сказать: «Оксана, зайди к директору». Так случилось, когда я в первый день джинсах пришла. Учителя считают у нас швы на брюках: если два — значит, джинсы. Или брякнешь что-то типа «какая тупая школа» — повернешься, а там сзади камера торчит. Говорят, один мальчик на переменах выпрашивал у других шоколадки и деньги — с помощью камеры его поймали. Школу отремонтировали недавно — атриум есть, и небо видно, все белое, чистое. Но мне моя старая, грязная, больше нравилась. Но вернуться туда я не могу. И не хочу. Здесь я сразу стала искать какое-нибудь место, где можно спокойно посидеть и чтобы камер не было. И чай попить — я его с собой в термосе приношу. Нашла — перед большим окном.

Появляется Дарина в сопровождении двух подруг.
Оксана убирает тетрадь в рюкзак.

ДАРИНА. Эй! Новенькая! Это наше место.
ОКСАНА. Да?
ДАРИНА. Мы его первые нашли.
ПЕРВАЯ ДЕВОЧКА. И забили.
ВТОРАЯ ДЕВОЧКА. И теперь оно наше.
ОКСАНА.  Я не знала.
ДАРИНА. Теперь знаешь. Вали отсюда.  
ОКСАНА. Девчонки, а, может, мы чаю вместе выпьем?
ДАРИНА.  В смысле?
ОКСАНА. В буфете он странный какой-то -- сразу с сахаром. А я с сахаром не люблю. Поэтому термос с собой в школу беру.
ПЕРВАЯ ДЕВОЧКА. Буфетчица наша -- с головой ваще не дружит. Она во все почему-то сахар кладет -- в гречку, в макароны, в пиццу. Потому и жирная такая.
ВТОРАЯ ДЕВОЧКА. Ага. Или скомкает пиццу в руке, запихнет в рот целиком. И говорит с набитым ртом… (Изображает Буфетчицу.) “Это я ее вам рекламирую!”

Девчонки смеются.

ДАРИНА. Ладно. Давай свой чай.

Оксана достает из рюкзака термос, наливает чай в крышку.
Протягивает Дарине. Та пробует.

ДАРИНА.  Блин, а вкусно! Это точно чай?
ОКСАНА. Ну, здесь еще травы всякие, я летом собирала, когда к бабушке в Карпаты ездила.
ПЕРВАЯ ДЕВОЧКА. Круто ваще!
ВТОРАЯ ДЕВОЧКА. Ага, Карпаты это круто!

Дарина отдает крышку подругам, те по очереди пьют чай.

ДАРИНА (Оксане). А ты ничего такая. Нормальная.
ОКСАНА. Спасибо.
ДАРИНА (Подругам). Лан, хорош чаи гонять. Мы ж покурить собирались. (Оксане.) Будешь с нами? (Дарина достает пачку сигарет, раздает подругам.)
ОКСАНА. Я, наверное, не буду.
ДАРИНА. Чего? Боишься?
ОКСАНА. Не боюсь. Просто…
ДАРИНА. Ну?
ОКСАНА. Мне кажется, это не круто.
ДАРИНА. Та не гони. Самый крутяк!
ОКСАНА. Я, наверное, пойду уже.
ДАРИНА. Заложить нас собралась?
ОКСАНА. Я не предательница.
ДАРИНА. Ну, смотри. Предателей мы не любим.

Оксана уходит.
Девочки смотрят ей вслед.  
Темнота.

3.    Боксерский клуб
Тарас в боксерской форме, руки перевязаны бинтами. Неуклюже держит телефон, записывает видео.
ТАРАС. Вот, пап, это наш зал такой. Не знаю, может, у тебя в Германии залы круче, но у нас такой. Нормальный. Главное, что занятия не очень дорого стоят. И от дома не далеко. Тренер тут нормальный дядька. Не обижает. Говорит, у меня способности. Видимо -- наследственные. От тебя. Так… Сегодня у меня бой с парнем одним. (Направляет телефон на Гонча, который готовится к бою в компании двух друзей.) Гончуков его фамилия. Все его Гончем зовут. Он здесь типа самый крутой. Но я его уделаю. Мы уже тренировались с ним в спарринге, когда я только пришел. Техника хорошая, но реакция отстает. Так что я его пробью. Мне бы перчатки еще. А то старые твои совсем разваливаются. Я их подклеиваю, но это фигня какая-то. Нет, пап, ты не думай, что я выпрашиваю, просто реально перчатки новые нужны. Ладно, надо идти. Потом еще видос запишу.
Тарас выключает телефон, прячет в сумку. Берет боксерские перчатки.
Темнота.
4.    Школа
В коридоре Оксана, Дарина и ее подруги.
Мимо идет Ёлка. Это девочка небольшого роста с разноцветными дредами, торчащими в разные стороны, что делает ее похожей на ёлку.
В руках у нее стопка книг и тетрадей.

ДАРИНА. Осторожно, девочки! Вшивая идет.

Первая и вторая девочки сразу же “включаются”.

ПЕРВАЯ ДЕВОЧКА. Ага. И не говори, Даринка, от вшивых житья не стало.
ВТОРАЯ ДЕВОЧКА. Как таких только в школу пускают.

Ёлка не реагирует, старается быстрее пройти мимо, но стопка в ее руках слишком тяжелая.

ДАРИНА.  Ёлка, ты куда идешь? Стричься?
ПЕРВАЯ ДЕВОЧКА. Да ей помыться надо. От нее же воняет.
ВТОРАЯ ДЕВОЧКА. Ваще! Полбиблиотеки тащит. Умной хочет стать.
ПЕРВАЯ ДЕВОЧКА. Фу! Вонючка!
ОКСАНА. Девчонки, вы чего?
ДАРИНА. А чего? За вшивую заступаешься?
ОКСАНА. Я не…
ДАРИНА. Вот и молчи.

Дарина идет к Ёлке, толкает, книги падают на пол.
Первая и вторая девочки смеются.

ДАРИНА. А теперь специально для наших телезрителей. (Глядя в объектив камеры слежения.) Ой! (Картинно взмахивает руками.) Да как же это получилось! Какая же я неуклюжая! Ай-ай-ай! (Ёлка.) Извини меня, девочка! Я нечаянно. Тебе помочь?
ЁЛКА (тихо). Пощла вон, гадина!
ДАРИНА (также тихо). Я тебя за эти слова урою. И Тарас тебе уже не поможет.
Так и знай.

Дарина возвращается к подругам.

ВТОРАЯ ДЕВОЧКА. Что она тебе сказала?
ДАРИНА. Не твое дело.
ВТОРАЯ ДЕВОЧКА. А чего сразу наезжать?
ДАРИНА. Захлопнись, говорю.
ВТОРАЯ ДЕВОЧКА. Уж и спросить нельзя.
ДАРИНА. Я тебе не справочная.
ПЕРВАЯ ДЕВОЧКА. Девочки, не ссорьтесь!
ДАРИНА. Блин, да отвалите от меня!

Дарина быстро уходит. Девочки, переглянувшись, идут за ней.
Ёлка собрала книги, и тоже собирается уйти. Она не замечает, что на полу остается лежать маленькая тетрадь. Оксана подходит, поднимает тетрадь.

ОКСАНА. Подожди!
ЁЛКА. Чего надо? Тоже про вшей собралась пошутить?
ОКСАНА. Это не смешно.
ЁЛКА. Да неужели! А эти кобылы так ржали.
ОКСАНА. Ты потеряла.

Ёлка оборачивается, видит тетрадку в руках Оксаны.

ЁЛКА. Оххх! (И книги вновь валятся из ее рук на пол.)

Ёлка идет к Оксане, берет тетрадку.

ЁЛКА. Спасибо тебе! Не знаю, чтоб я делала, если бы она потерялась.
ОКСАНА. Что-то важное?

Ёлка молчит.

ОКСАНА. Понимаю. Личное.
ЁЛКА. Типа того.
ОКСАНА. Дневник. Я угадала?
ЁЛКА. Ну.
ОКСАНА. Я свой тоже всегда с собой ношу. Очень боюсь потерять.
ЁЛКА. Ты ведешь дневник?
ОКСАНА. А что? Тебе можно, а мне, что ли, нельзя?
ЁЛКА. Нет, просто все сейчас в интернете пишут.
ОКСАНА. В интернете глупости всякие пишут, чтоб все читали. А я только для себя.
ЁЛКА. И я.

Ёлка и Оксана собирают книги с пола.

ОКСАНА. За что они тебя?
ЁЛКА. Тебе не все равно?
ОКСАНА. Должна же быть причина. Повод какой-то.
ЁЛКА. А разве нужен повод, чтобы обидеть слабого?
ОКСАНА. Не знаю. Нет, наверное.
ЁЛКА. Зато я -- знаю. С нами мальчик один учился. Наши мамы дружат. Мы с детства с ним вместе. Только я на год младше. И вот он мне как брат. Знаешь, я ведь самая маленькая в классе, в школу в шесть лет пошла. Упросила маму, чтоб нас с Тарасом не разлучали. Думала, так легче будет. Когда вдвоем. Думала, он защитит. А он…
ОКСАНА. А он? Не защитил?
ЁЛКА. Защитил. Только все еще хуже стало.
ОКСАНА. Это как?
ЁЛКА. Ему пришлось в другую школу уйти.
ОКСАНА. Из-за Дарины?
ЁЛКА. Нет. Она, наоборот, вешалась на него постоянно. А он ее игнорил. Она думала, что из-за меня. А теперь он ушел, а мне тут совсем житья не стало.
ОКСАНА. А ты почему не ушла?
ЁЛКА. Прикалываешься? Это ж элитная школа. Мне о будущем надо думать. Дарина и ее подружки так лохушками и останутся. Я даже не вспомню их имена, когда вырасту.
ОКСАНА. Это долго.
ЁЛКА. Что?
ОКСАНА. Ждать, пока мы вырастем.
ЁЛКА. Ничего. Я терпеливая.
ОКСАНА. Ты странная.
ЁЛКА. Ты не первая, кто мне это говорит.

Ёлка встает, поднимает собранные книги. Уходит.

ОКСАНА. Ты меня не так поняла. Я бы хотела с тобой дружить.

Ёлка останавливается. Оксана подходит, берет у нее часть книг.
Уходят вместе.
Темнота.

5.    Боксерский клуб
В зале заканчивается поединок между Тарасом и Гончем. Оба боксера изрядно устали, но продолжают колошматить друг друга из последних сил.
Звучит гонг. Бой окончен.
Один из парней, который подбадривал Гонча перед поединком, выступал на ринге в качестве рефери (судьи). Теперь ему предстоит определить победителя.
Он опасливо смотрит на Гонча, но поднимает вверх руку Тараса.
Гонч что-то тихо говорит Тарасу. Потом уходит, не пожав противнику руки.
Темнота.



И снова голоса...
ГОЛОС. Этого парня перевели к нам в классе шестом из другой школы. Наверное, мы бы не обратили на него особого внимания, но классная руководительница сказала нам, что он маленького роста. И всё, с тех пор мы относились к нему как к карлику. Обзывали, дразнили и вообще вели себя по-свински.
ГОЛОС. У нас в классе учится одна девочка. Она очень-очень худая: кости на коленках торчат. С ней никто не дружит. А ей очень хочется со всеми дружить, и она все время всех чем-то угощает, приносит большую шоколадку — на всех ее делит. Шоколадку все берут, но все равно не дружат.
ГОЛОС. Несколько лет мы дразнили двух девчонок из-за их фамилий, а также из-за того, что они бурно реагировали на это. Куда легче издеваться над теми, кто обижается. Ты видишь, что человек задет, и у тебя появляется кураж, ты стараешься задеть его еще сильнее. Потом я узнал, что девочкам этим родители внушали, что мы травим их из-за того, что любим! Дураки какие! Не любили мы их.
ГОЛОС. У нас есть такой мальчик в классе, которому одна девочка, тоже из класса, писала любовные письма. А он их — всю охапку — как-то принес в школу и вывалил на парту. Читал их и какие-то гадости про девочку рассказывал. Все хихикали — даже никто ему не сказал, что это подло.
ГОЛОС. К учителям не обращался, потому что это было бесполезно. Нужно быть полнейшим дураком, чтобы не видеть того, что происходит в классе. На уроках обидчики не шибко сдерживались и позволяли себе всякое. К психологу обращаться также не было смысла, потому что парень, который бил меня и обзывал выродком, был его сыном. Если человек не мог помочь своему ребенку, то как бы помог мне?
ГОЛОС. Классная наша мне сказала: “Ну и что, меня тоже обзывали дылдой в школе!” Но отправила к школьному психологу. А когда я пришла к ней на прием, она поставила в проход стул и говорит: “Иди на стул”. Я пошла вперед и отодвинула стул, чтобы пройти. “Вот, — сказала психолог, — и свои проблемы, все то, что тебя так задевает, так же отодвинь в сторону, как этот стул”. Больше я к ней не ходила.
ГОЛОС. Я пытался себя защитить, много раз дрался, но все это было напрасно. Ребята были крепче меня. Воспитывала меня мама, мы жили вдвоем в маленькой квартирке. Мама часто работала во вторые и третьи смены. Так получилось, что даже в самые тяжелые моменты оставался один со своими проблемами. Мне очень не хватало совета.

6.    Где-то в интернете
Богдан, Тарас и Оксана общаются.

ТАРАС. Гонч на ринге мне сказал: “Я тебя урою!” Но я подумал, что он про бокс говорил. Потом я вышел из душа, а в раздевалке темно. Кто-то свет выключил. А дальше они в темноте на меня навалились. И били все вместе.
БОГДАН. Значит, все повторилось? Как в старой школе?
ТАРАС. Типа того. И теперь в клубе никто из ребят со мной не разговаривает. Игнорят. Смотрят мимо меня. Будто я -- пустое место. Наверное, мне стоило проиграть этому Гончу. Не знаю. Я не знаю, что делать.
БОГДАН. А ты, Оксана? У тебя как?
ОКСАНА. Я подружилась с одной девочкой. И мы теперь ходим вместе. (Пауза.) Раньше издевались над ней, теперь и надо мной тоже.
ТАРАС. Вас хотя бы двое.
БОГДАН. Да, двое это сила.
ОКСАНА. Две подружки-лохушки.
БОГДАН. Почему ты так говоришь?
ОКСАНА. Это не я говорю, а они.
БОГДАН. Не надо это повторять. Не программируй себя. Ты не такая.
ОКСАНА. Ты не знаешь, какая я. И никто из вас не знает. Я вообще не уверена, что вы можете мне помочь.
БОГДАН. Мы поможем. Обязательно. Только немного потерпи.
ОКСАНА. Это «немного» мне каждый день в школе кажется вечностью. Трудно рассказать про эту вечность, потому что слов таких еще не придумали. Просыпаюсь, и не понимаю, -- спала ли я? И всегда знаю, что сегодняшний день не будет отличаться от вчерашнего.
ТАРАС. Грустный смайл.
ОКСАНА. Ладно, забейте. Меня мама зовет.
БОГДАН. Ты вернешься?
ОКСАНА. Не знаю.
БОГДАН. Я буду тебя ждать. Ты можешь писать мне в любое время.
ОКСАНА. Ок. (Уходит.)
ТАРАС. Жалко, девчонку.
БОГДАН. Жалость -- удел слуг и рабов. Нам не о жалости надо думать.
ТАРАС. А о чем?
БОГДАН. О мести.
ТАРАС. Типа, это как сесть на берег реки и ждать, когда мимо проплывет труп врага?
БОГДАН. Нет, Тарас. Он не проплывет. Врага надо уничтожать сразу.
ТАРАС. В смысле?
БОГДАН. В прямом. Что тебе надо, чтобы размазать этого Гонча раз и навсегда?
ТАРАС. Не знаю. Не думал об этом.
БОГДАН. А ты подумай.
ТАРАС. Ну. Перчатки нужны. Новые.
БОГДАН. И как это поможет?
ТАРАС. Скоро соревнования. И тренер должен решить, кого выставить от нашего клуба.
БОГДАН. Реально, что он выставит тебя?
ТАРАС. Реально. Только мне опять надо побить Гонча. На отборочных. А у меня перчатки только на скотче и держатся. Не особо подерешься.
БОГДАН. Не проблема. Кинь мне ссылку на интернет-магазин -- и будут тебе перчатки.
ТАРАС. Та не гони!
БОГДАН. А в чем проблема?
ТАРАС. У меня денег нет. Отдать не смогу.
БОГДАН. Это подарок.
ТАРАС. Не, я не могу.
БОГДАН. Чего ты ломаешься, как баба?!
ТАРАС. За базаром следи!
БОГДАН. Сорян! Так ты хочешь победить?
ТАРАС. Спрашиваешь! Конечно -- хочу!
БОГДАН. Тогда жду ссылку. И выбирать хорошие, а не дешевые. Лады?
ТАРАС. Лады!
БОГДАН. А, да, вот еще. Только надо будет одну вещь сделать.
ТАРАС. В смысле?
БОГДАН. Чувствую, ты напрягся. Расслабься!
ТАРАС. Да говори уже.
БОГДАН. Я слышал, что можно примотать что-то к руке, чтоб удар тяжелее был.
ТАРАС. Ну. Можно. Только за это из клуба можно вылететь.
БОГДАН. Так ведь это если поймают.
ТАРАС. Блин! Ты прикалываешься с меня?
БОГДАН. Я серьезно. Ты ведь хочешь победить?
ТАРАС. Знаешь что?
БОГДАН. Нет. Просвети.
ТАРАС. Засунь свои перчатки!.. (Уходит.)
БОГДАН. Тарас! (Пауза.) Дурак какой! Идиота кусок!

Темнота.

7.    В мессенджере
БОГДАН. Привет!
ОКСАНА. Привет!
БОГДАН. Чем занимаешься?
ОКСАНА. Ничем. Музыку слушаю.
БОГДАН. Кинь ссылку.

Звучит песня.

БОГДАН. Красиво.
ОКСАНА. Ага. Как сам?
БОГДАН. Лучше всех. Смотрю на звезды.
ОКСАНА. Фу.
БОГДАН. Чего?
ОКСАНА. Это ванильно.
БОГДАН. А мне все равно. С крыши они кажутся очень яркими. А с земли их почти не видно.
ОКСАНА. Ты чего, реально на крышу залез?
БОГДАН. Я тут часто бываю.
ОКСАНА. Лол. Ты бомж?
БОГДАН. Я романтик.
ОКСАНА. Жесть! Ты только в школе это не ляпни.
БОГДАН. Почему?
ОКСАНА. А то сам не знаешь. Будешь вечно в изгоях ходить. Как я.
БОГДАН. Ты тоже романтик?
ОКСАНА. Не знаю. Наверное. Тебе сколько лет?
БОГДАН. А как думаешь?
ОКСАНА. Ну, блин, так нельзя.
БОГДАН. Как нельзя?
ОКСАНА. Когда вопросом на вопрос.
БОГДАН. Ок. Не злись. Мне четырнадцать уже.
ОКСАНА. А мне завтра тринадцать.
БОГДАН. Правда?
ОКСАНА. Мама позвала, спросила на сколько человек кафе заказывать.
БОГДАН. Что ты ей ответила?
ОКСАНА. Ничего. Я заплакала. Дура, да?
БОГДАН. Ты не дура. Ты хороший человек.
ОКСАНА. Не утешай меня.
БОГДАН. Говорю, что думаю. Мне кажется, я тебя давно-давно знаю.
ОКСАНА. Мне с тобой тоже очень легко.

Пауза. Звучит песня.

БОГДАН. Звезда падает. Загадывай желание.
ОКСАНА. Твоя звезда -- ты и загадывай.
БОГДАН. Я хочу отдать желание тебе. У тебя ведь День рождения.
ОКСАНА. Спасибо. Звезд мне еще не дарили.
БОГДАН. Загадала?
ОКСАНА. Да.
БОГДАН. Только не говори. Тогда исполнится.
ОКСАНА. Правда?
БОГДАН. Я исполню его для тебя. Хочешь?
ОКСАНА. Ты ведь не знаешь, о чем я загадала.
БОГДАН. Мне кажется, я знаю.
ОКСАНА. Так не бывает.
БОГДАН. Завтра увидишь.
ОКСАНА. Завтра?
БОГДАН. Да. Ждать осталось немного.
ОКСАНА. Я потерплю.
БОГДАН. До завтра!
ОКСАНА. Уходишь?
БОГДАН. Мне пора. С Днем рождения!
ОКСАНА. Кисс.

Темнота.

8.    Боксерский клуб
Гонч и два его друга в раздевалке.
Гонч надевает на пальцы кастет, протягивает руку.
В руках у Первого мальчика бинты, которыми боксеры обматывают пальцы.

ГОНЧ. Ну, чего вылупился? Заматывай!
ПЕРВЫЙ МАЛЬЧИК. Гонч, я очкую. Если тренер просечет…
ГОНЧ. Не ссы. Толстый будет судить, сделает вид, что ничо не заметил.
ВТОРОЙ МАЛЬЧИК. Я не толстый. Хватит уже обзывать.
ГОНЧ. Окей, не толстый, мне пофиг.
ПЕРВЫЙ МАЛЬЧИК. Может, ну его? Ты ж все равно можешь выиграть. У тебя техника, опыт, а он зеленый совсем.
ГОНЧ. Ты не врубаешься? Мне до зарезу надо попасть на этот турнир.
ПЕРВЫЙ МАЛЬЧИК. Так ведь можно самому заявиться. Не от клуба, а сам по себе. Надо только взнос оплатить.
ГОНЧ. А кто бабки даст? Ты, что ли?
ВТОРОЙ МАЛЬЧИК. У бати своего попроси.
ГОНЧ. По шее он даст, а не бабки.
ПЕРВЫЙ МАЛЬЧИК. Перчатки же новые купил тебе.
ВТОРОЙ МАЛЬЧИК. Клевые. Я такие же хотел, но дорого.
ГОНЧ. Пацаны, вы чо, прикалываетесь? Батя мой бухает по-черному, какие перчатки?
ВТОРОЙ МАЛЬЧИК. Тогда откуда?
ГОНЧ. Чувак один подарил.
ПЕРВЫЙ МАЛЬЧИК. Гонишь!
ГОНЧ. Зуб даю.
ВТОРОЙ МАЛЬЧИК. Чего, за просто так взял и подарил?
ГОНЧ. Не за просто так. А чтоб я выскочку этого отоварил и на турнир попал. Он типа хочет, чтоб я чемпионом стал.
ПЕРВЫЙ МАЛЬЧИК. Не, точно гонишь. Прикалываешься?
ГОНЧ. Слушай. У тебя было так, чтобы в тебя кто-то верил?
ПЕРВЫЙ МАЛЬЧИК. В смысле?
ГОНЧ. Забей. Ты не поймешь.
ВТОРОЙ МАЛЬЧИК. А я?
ГОНЧ. Ты, толстый, тем более.  А тот чувак в меня верит.
ВТОРОЙ МАЛЬЧИК. Я не толстый.
ГОНЧ. Говорил же, что не поймешь. (Первому мальчику.) Заматывай!

Первый мальчик заматывает Гончу руку.
Темнота.

9.    Школа
Дарина и ее подруги возле окна. Уткнулись в телефоны.

ДАРИНА. Ну ничего нового. Листаешь, листаешь -- все одно и тоже. Сдохнуть можно от скуки.

Звук доставленного сообщения.

ПЕРВАЯ ДЕВОЧКА. Это ты мне прислала?
ВТОРАЯ ДЕВОЧКА. Ничо я тебе не присылала.

Снова звук доставленного сообщения.

ВТОРАЯ ДЕВОЧКА. Погоди, а это от тебя?
ДАРИНА. Чего вы там? Спам собираете?
ПЕРВАЯ ДЕВОЧКА. Нет. Это не спам.
ВТОРАЯ ДЕВОЧКА.  Ага. Очень даже не спам. Интересненько.
ПЕРВАЯ ДЕВОЧКА. Да ваще.
ДАРИНА. Дай глянуть.
ПЕРВАЯ ДЕВОЧКА. Руки убрала!
ДАРИНА. Ты как со мной разговариваешь? Совсем оборзела?
ПЕРВАЯ ДЕВОЧКА. Как хочу -- так и разговариваю! Значит, это я всех подбила, чтоб мы с последнего урока свалили?
ДАРИНА. Ты упала, что ли?
ВТОРАЯ ДЕВОЧКА. Ага. Это ты по ходу упала. И головой ударилась. Мама твоя в родительском чате пишет.
ПЕРВАЯ ДЕВОЧКА. Говорит, ты ей сказала.
ВТОРАЯ ДЕВОЧКА. А еще она пишет, что я пиво нам покупала, потому что кобыла здоровая и у меня паспорт не спрашивают.
ДАРИНА.  Да не могла моя мама такое написать!
ПЕРВАЯ ДЕВОЧКА. На! Смотри! Написала!
ВТОРАЯ ДЕВОЧКА. Нам скриншоты прислали!
ДАРИНА. Кто? Кто прислал?
ПЕРВАЯ ДЕВОЧКА. Ты стрелки-то не переводи.
ВТОРАЯ ДЕВОЧКА. Ага. Главное, сама нас матери своей спалила, а теперь хлебушком прикидывается.
ДАРИНА.  Да не было этого!
ПЕРВАЯ ДЕВОЧКА. Дрянь ты!
ВТОРАЯ ДЕВОЧКА. Гадина!

ГОЛОС ДИРЕКТОРА. Спивакова и Наливайко -- быстро ко мне в кабинет!  

ПЕРВАЯ ДЕВОЧКА. Если нас исключат, я тебя закопаю.
ВТОРАЯ ДЕВОЧКА. А я откопаю, задушу, и снова закопаю. Поняла?
ДАРИНА. Девчонки! Вы чего? Мы же подруги!
ВТОРАЯ ДЕВОЧКА. Не подходи ко мне!
ПЕРВАЯ ДЕВОЧКА. Знать тебя не хочу!

Девочки уходят.

ДАРИНА. Это новенькая. Точно -- новенькая! Мстит мне!

Бежит по коридору.
Темнота.  

10.    Боксерский клуб
На ринге боксируют Тарас и Гонч.
Гонч пользуется своей техникой и уходит от ударов Тараса, изматывая противника.
В какой-то момент Тарас открывается и Гонч наносит ему сильный удар в челюсть.
Тарас падает.
Второй мальчик, судивший поединок, начинает отсчет до объявления нокаута.

ВТОРОЙ МАЛЬЧИК.1, 2, 3, 4...

11.    Школа
Оксана перед зеркалом поправляет прическу.

ГОЛОС ВТОРОГО МАЛЬЧИКА. 5, 6, 7…

В туалет врывается Дарина. Подбегает к Оксане, хватает ее сзади за волосы.

ГОЛОС ВТОРОГО МАЛЬЧИКА. 8, 9, 10.

Дарина бьет Оксану головой о зеркало.
Звук разбитого стекла.

ГОЛОС ВТОРОЙ МАЛЬЧИКА. Нокаут!

Темнота.

ГОЛОС ТАРАСА. Шел урок русского языка. Кабинет на первом этаже. Мой одноклассник увидел в окно женщину на костылях и закричал на весь класс: «Смотрите, хромоногая инопланетянка!» Все остальные побежали с мест к окнам и начали смеяться и обзываться. Я тоже привстал посмотреть, кто так их развеселил. И увидел, что это моя мама. Она у меня инвалид, ходит только на костылях. Мне стало плохо. Я смотрю на учителя, а она ноль внимания. Ни замечания никому не сделала, ничего. Я не помню, как досидел этот урок, так стало обидно за мамку. Дождался перемены, вызвал того пацана на крыльцо и говорю: “Не смей обзываться!” А он такой: “А что тебя так задевает?” Тогда я сказал, что это была моя мама.  Тот начал смеяться, я замахнулся на него, но меня оттащили. А потом в столовой он мне сказал: “Тебе после уроков хана”. И мы пошли с ним драться. Он, его дружки и остальные, кому интересно было на зрелище посмотреть. И все с телефонами. Снимают меня. Я говорю, чтоб убрали телефоны. А тут кто-то сзади мне мешок от сменки на голову накинул, а остальные держат. А тот, который обзывался, начал меня бить…
ГОЛОС ОКСАНЫ. Меня травили в основном мальчишки. Собирались и лупили от души. И всегда получали сдачи. Иногда очень сильно. А мама после наших драк начала давать мне советы: «Оксана, ты же девочка. Ты должна плакать и просить о помощи, если тебя обижают. Они потому тебя и бьют, что ты отпор даешь. Покажи им, что ты настоящая девочка, и они от тебя отстанут». Взрослые же плохого не посоветуют, правильно? Вот я и перестала отбиваться и начала плакать и просить о помощи. После чего меня начали дразнить плаксой. На день рождения всем классом торжественно подарили открытку, в которой была нарисована я, вся в слезах, и пожелание: «Желаем тебе наконец-то начать грамотно писать и поменьше плакать!» Дети ржали, а учительница сделала вид, что все нормально. Я заплакала и убежала.
ГОЛОС ТАРАСА. Оксана?
ГОЛОС ОКСАНЫ. Тарас?

12.    Сквер возле больницы
На лавочке сидят Оксана и Тарас. У обоих перевязаны головы.

ТАРАС. Помнишь, я тебя овцой обзывал?
ОКСАНА. Было дело.
ТАРАС. Ты извини меня.
ОКСАНА. Да ладно. Я сама тебя уродом называла.
ТАРАС. Ты не овца.
ОКСАНА. Ты тоже -- не урод.
ТАРАС. Мир?
ОКСАНА. Мир.
ТАРАС. Хорошо, что мы встретились.
ОКСАНА. Очень.

Появляется Ёлка.

ЁЛКА. Привет, яйцеголовые! Ну и видок у вас!
ТАРАС. И тебе привет, добрая девочка.
ОКСАНА. Здравствуй.
ЁЛКА. Ну, как вы тут? Я смотрю -- познакомились.
ОКСАНА. Мы и раньше были знакомы. Просто не знали об этом.
ЁЛКА. Как таинственно.
ТАРАС. Да ладно тебе. В интернете познакомились. Случайно.
ЁЛКА. Ясненько.

Появляется Гонч.

ГОНЧ. Привет.
ТАРАС. Ты зачем пришел?
ГОНЧ. Я… это… Отойдем? Разговор есть.
ТАРАС. Говори. У меня от друзей секретов нет.
ГОНЧ. Мужской разговор. Только между пацанами.

Тарас встает с лавки. Они с Гончем отходят в сторону.

ТАРАС. Ну. Говори.
ГОНЧ. Короче, это… Я извиниться пришел.
ТАРАС. За что? Мы же честно бились. Ты победил. Или ты о тёмной, которую вы мне в раздевалке устроили?
ГОНЧ. Такое дело… Ты когда в клубе появился, у меня планка упала. Обидно же, я столько лет пахал, технику нарабатывал. А тут ты нарисовался… Как так? Ничо не умеешь, а удар у тебя -- закачаешься.
ТАРАС. От отца.
ГОНЧ. Боксер батя твой?
ТАРАС. Был когда-то. Он сейчас в Германии. На заработках.
ГОНЧ. А мой нет. Он у меня такой… Ни помощи, ничего… Бухает. Никакой, короче…    
ЁЛКА. Дарина ходит теперь тихая как мышка. В глаза всем заглядывает, словно извиняется. Подружки ее тоже присмирели. Они у меня вот где! (Показывает маленький кулачок.) Я теперь в классе главная.
ОКСАНА. Ты изменилась.
ЁЛКА. Поумнела.
ОКСАНА. Ты и так умная.
ЁЛКА. Только раньше этого никто не замечал.
ОКСАНА. Я замечала.
ЁЛКА. Ты не в счет.
ОКСАНА. Почему?
ГОНЧ. И чувак этот пишет. “Хочешь на турнир попасть? Да не вопрос! Вот тебе перчатки!” Не поверил, пока посылка не пришла. Там перчатки были. И еще кое-что.
ЁЛКА. А хакера этого, который родительский чат взломал, и за маму Дарины инфу сливал, так и не нашли. Но знаешь, я ему так благодарна!
ГОНЧ. Ненавижу его! И себя ненавижу, что кастет использовал. Сам бы не признался, меня Толстый тренеру сдал. Пролетел я с турниром. И по жизни тоже пролетел.
ЁЛКА. У меня прямо глаза открылись, как мне надо в школе выживать!
ГОНЧ. А чувака этого прям убить готов!
ЁЛКА. Расцеловала бы его!
ТАРАС. А я ведь его знаю.
ОКСАНА. Кажется, я его знаю. Мой подарок на День рождения достался тебе.
А я получила по голове.
Темнота.

ГОЛОС БОГДАНА. Началось все  в детском саду. Там был паренек, который постоянно надо мной издевался. Не знаю, в чем была причина его ненависти, но ответить агрессией я ему тогда не смог. Боялся. Боялся, что сделаю больно, что причиню вред. Несмотря на то, что он делал все это со мной. Отец постоянно мне говорил, что мне нужно отбиваться, драться, иначе меня «сожрут». В школе так и вышло.
Меня били, издевались, отбирали мои вещи, толкали, смеялись. Мне и тогда не хватило смелости как-то ответить обидчикам, да и рассказать об этом родителям. В общем, я остался в этом классе. И стал, по сути, изгоем. Каждый день мне делали больно.
Каждый день.

13.    Где-то в интернете
В чате Богдан и Тарас.
ТАРАС. Зачем ты это делаешь?
БОГДАН. Что? В чем ты меня обвиняешь?
ТАРАС. Перчатки эти. Кастет. И мне. И Гончу.
БОГДАН. Ему тоже нужна была помощь. Бокс -- это единственный способ вырваться из кошмара, в котором он живет. Ты знал, что его мать умерла, мачеха его ненавидит, а его отцу плевать на все, кроме алкоголя? Нет, ты не знал. Тебя это не интересовало. Для тебя он был соперником. И ты для него тоже.
ТАРАС. Твою подлость это не оправдывает.
БОГДАН. А мне не нужны оправдания. Знаешь, что бывает, если черными маркерами постоянно рисовать на щеках человека? Как? Тоже не знаешь? Тогда я тебе скажу. Человек все это отмывает, а ему рисуют снова и снова. Каждый день. И постепенно на щеках появляются круглые кровавые раны. Они так неприятно выглядят, что их тут же снова закрашивают. И человек постепенно сходит с ума. Человеку 12 лет.
ТАРАС. Ты псих, да?
БОГДАН. Лол.
ТАРАС. Ты точно -- псих!
БОГДАН. Пожалуйся на меня своей мамочке. Может, она огреет меня своими костылями!
ТАРАС. Подонок! Ненавижу тебя! (Уходит.)
БОГДАН. Ты ничего не знаешь о ненависти!
Темнота.

ГОЛОС БОГДАНА. И вот мне 13 лет. Одноклассники привычно толкают меня в коридоре, я налетаю на парня из старших классов. В школе его боялись все. И взрослые тоже. Он сильно разозлился и тряхнул меня. Я упал с высоты его роста на бетонный пол, но нашел в себе силы встать и плюнуть в него. Не знаю, почему я это сделал. Попал ему прямо в подбородок. Он сказал что-то матом и ушел. В этот день отпустили нас с уроков раньше. За школой стоял тот самый парень с тремя такими же верзилами, И еще было очень много других ребят. Они схватили меня, я пытался вырваться, но это невозможно, когда трое крепких пацанов держат тебя. Один закрыл рот, второй снял с меня штаны, а третий держал за руки. Они начали при всех садить меня на стеклянную бутылку, которая стояла приготовленная на земле. Я кусался, вырывался, а на меня смотрели в это время десятки ребят из школы, среди которых были и мои одноклассники. Никто в это время не сбегал за помощью, никто не пытался заступиться. Все ждали хлеба и зрелищ. Ну как же -- человека посадили на бутылку. Через 10 минут боли, позора и слез они сжалились надо мной. Нет, не сжалились, им просто надоело смотреть на мой позор.. Я убежал. Даже портфель оставил на том же месте. По дороге домой мечтал умереть. Смерть казалась мне единственным выходом.
Но я трус. Я выжил.

14.    В мессенджере
ОКСАНА. Привет!
БОГДАН. Привет!
ОКСАНА. Чем занят?
БОГДАН. Ничем. Музыку слушаю.
ОКСАНА. Кинь ссылку.

Звучит песня.

БОГДАН.  Что молчишь?
ОКСАНА. Слушаю.
БОГДАН. И как?
ОКСАНА. Нормально.
БОГДАН. Ну, я рад, что понравилось.
ОКСАНА. Ты был прав: звезды с крыши смотрятся ярче. С земли их почти не видно.
БОГДАН. Ты залезла на крышу? Зачем?
ОКСАНА. Просто внизу мне места нет. Я устала. Нет сил бороться.
БОГДАН. Это не так.
ОКСАНА. Так. Не спорь. Ты не знаешь.
БОГДАН. Поверь, я -- знаю.
ОКСАНА. Тогда ответь. Почему это так больно?
БОГДАН. Что именно?
ОКСАНА. То, что люди делают с другими людьми. Я считала ее подругой. А она…
БОГДАН. Погоди, о ком ты? Кто тебя обидел?
ОКСАНА. Ёлка. Она теперь главная в классе. Бывшие подружки Даринки теперь во всем ей подчиняются. Даже дреды такие же носят. Говорят, что это круто. И никому жизни не дают. Особенно самой Дарине. Она же теперь с Тарасом встречается. Вот Ёлка и взбесилась -- мстит ей. Я пробовала заступиться за Даринку, но стало еще хуже. Сегодня Ёлка украла из сумки мой дневник и читала при всем классе. И все смеялись.
БОГДАН. Зачем она это сделала?
ОКСАНА. Спроси себя. Это ты сделал ее такой. Своими советами.
БОГДАН. Я не хотел. Я лишь хотел помочь.

Пауза.

ОКСАНА. Я не заплакала, хотя она очень этого хотела. Я лишь спросила: “Чего ты от меня хочешь?” Она ответила: “Хочу, чтобы тебя не было”. И вот я на крыше. Надо мною звезды. Так близко, что кажется, что я смогу до них допрыгнуть.
БОГДАН. Ты не сможешь.
ОКСАНА. Ну, я хотя бы попробую. Прощай!
БОГДАН. Оксана! Не надо, не делай этого! Оксана!
Темнота.

Голоса.
МУЖСКОЙ ГОЛОС. Алло, Тарас?
ГОЛОС ТАРАСА. Да. А вы кто?
МУЖСКОЙ ГОЛОС. Я Богдан.
ГОЛОС ТАРАСА. Кто?
МУЖСКОЙ ГОЛОС. Богдан. Мы общались в интернете.
ТАРАС. У тебя взрослый голос.
БОГДАН. Я не ребенок. Мне тридцать пять. Как твоей маме.
ГОЛОС ТАРАСА. Псих!
МУЖСКОЙ ГОЛОС.  Пожалуйста, не вешай трубку. Это очень важно. Оксане нужна помощь! Ты рядом, ты можешь помочь! Она не хочет этого делать, но сама об этом не знает.  Только нужно успеть! Ты слушаешь?!
ГОЛОС ТАРАСА. Я слышу тебя. Говори.

15.    Крыша дома
Оксана сидит на краю крыши. Слушает музыку в телефоне.
ОКСАНА. Еще одна песня. Смешно. “Ещё одна” была полчаса назад... (Смотрит вниз.) Страшно как. И это ведь навсегда… Один шаг и – всё!  Второго раза не будет. Никогда!.. Остальное всё –  уже без меня. И все эти люди внизу. И я их всех не услышу и не увижу – тоже больше никогда И маму тоже. И Тараса. Нет, не надо о них думать...
Но как же весь этот мир сможет дальше без меня?  Куда денется это небо, и звезды, эта крыша, на которой я стою?  Куда все исчезнет? Нет, такое невозможно, мир без меня не сможет. Он тоже погибнет… Или нет? Он  будет и дальше, и останется? Но тогда и я не могу никуда исчезнуть  – ведь я была всегда? Запуталась. Окончательно запуталась. И нет никого, кто бы помог и объяснил. Нет, хватит. Один уже помог. Из-за него я здесь. Он во всем виноват. Или нет?.. Да почему это все так сложно?!

Оксана вскакивает. От пропасти ее отделяет мгновение.

ГОЛОС ТАРАСА. Оксанка!

Оксана оборачивается. На крыше запыхавшиеся Тарас, Гонч и Дарина.

ОКСАНА. Ребят! Как хорошо, что вы пришли! Здесь такие яркие звезды.

Звезды и правда яркие.
С земли такие не увидишь...

Конец.

/В пьесе использованы реальные истории, размещенные в интернете под хэштэгом #чтотебятакзадевает/

(с) Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования