Общение

Сейчас 1033 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

(по мотивам литовской сказки)

Действующие лица

Эгле.
Эдита — старшая сестра.
Джустина — средняя сестра.
Отец.
Жолтис — король ужей.
Кукушка.
Ужи, жабы и прочие обитатели подводного царства.

Давным-давно, в незапамятные времена, жил старик. И было у него три дочери: Эдита — старшая, Джустина — средняя, а самую младшую и самую красивую звали Эгле.
Однажды вечером три сестры купались в озере. Вот они наплавались, наплескались и вышли на берег…

ДЖУСТИНА (она толстая, кривая и злая). Поторопись, Эгле! Солнце садится, тятенька начнет гневаться, что мы задержались.
ЭДИТА (она худая, хитрая и тоже всегда злая). А чего это ты раскомандовалась? Я — старшая сестра! Мне и приказы раздавать. Давай, Эгле, поторапливайся! Солнце почти село, а ты копаешься. Всё про тебя батюшке нашему расскажу!
ЭГЛЕ. Ах, сестрички, дайте дух перевести! Я ведь вам помогала одеваться, помогите и вы мне.
ЭДИТА. Да вот еще! Где это видано, чтобы старшая сестра младшей прислуживала. Сама оденешься, не барыня!
ДЖУСТИНА. Вот нахалка выросла! Я хоть и средняя сестра, но младшей помогать не собираюсь!
ЭДИТА. Это ты по возрасту средняя, а по толщине всех нас превзошла. Не обхватишь тебя!
ДЖУСТИНА. Эдита, да иди ты!
ЭДИТА. Куда, сестрица? Уж не на ярмарку ли ты меня посылаешь?
ДЖУСТИНА. А при чем здесь ярмарка?
ЭДИТА. Так твое имя — Джустина — и значит ярмарка. Поэтому ты такая базарная!
ДЖУСТИНА. А ты, а ты…
ЭДИТА. Ну? Скажи! Или все мозги живом заплыли?
ДЖУСТИНА. А ты копишь и копишь, поэтому ты — Эдита! Жадная ты! Вот!
ЭДИТА. Да я-то хоть деньги, денежки коплю, а ты только жир!
ДЖУСТИНА. Ах, ты цапля длинноносая!
ЭДИТА. А ты бочка бездонная!
ДЖУСТИНА. Цапля!
ЭДИТА. Бочка!

Во время перепалки сестер, Эгле надевает один из своих башмачков, тянется к другому, как вдруг… Из башмачка показывается головка ужа. Эгле одергивает руку. Уж шипит.

ЭДИТА. Ай, змея!
ДЖУСТИНА. Ой, укусит!
ЭГЛЕ. Сестрицы, помогите мне, прогоните ужа!
ЭДИТА. Нашла дурочек!
ДЖУСТИНА. Сама с этой змеюкой разбирайся! А нам домой пора!
ЭДИТА. Да! Хватится батюшка: где его красавицы? А нас и нету.
ДЖУСТИНА. Ой, красавица нашлась, поглядите на нее!
ЭДИТА. И погляди! Хотя что толку — глаз-то у тебя один!
ЭГЛЕ. Сестрицы, прошу вас! Не ссорьтесь! Прогоните ужа! И мы вместе пойдем домой!
ЭДИТА. Может, палкой его?
ДЖУСТИНА. Или камнем?
ЭГЛЕ. Прошу вас, милые сестры, не причиняйте ему вреда! Добрым словом попросите! Отец наш всегда говорит, что доброе слово побеждает.
ДЖУСТИНА. Так это же змей, гадина мерзкая, он слов человеческих и не понимает!
ЭДИТА. Лучше палкой его!
ДЖУСТИНА. Нет, камнем!
ЭДИТА. Палкой!
ДЖУСТИНА. Камнем!

Эдита хватает палку, Джустина камень — замахиваются друг на друга.
Эгле встает между ними.

ЭГЛЕ. Что вы делаете! Остановитесь! Ведь мы же родные сестры! Я сама с ним поговорю.

Эгле подходит к своему башмачку, в котором сидит уж.

ЭГЛЕ. Ужик, миленький! Уползай из моего башмачка! Иначе мне не в чем будет домой идти. Эти башмачки мне матушка из города привезла, когда еще жива была. Это подарок ее драгоценный, подарок ее памятный. Не могу я на берегу их бросить.
УЖ. Эгле, пообещай выйти за меня замуж, тогда я и сам выползу!
ЭДИТА. Что?!
ДЖУСТИНА. Как?!
ЭГЛЕ. Уж заговорил!
УЖ. Выходи за меня замуж, Эгле.

Эдина и Джустина начинают хохотать. Хохочут, не могут остановиться.

ЭДИТА. Ой, не могу!
ДЖУСТИНА. Ой, уморил!
ЭДИТА. Чем не жених тебе!
ДЖУСТИНА. Соглашайся!
ЭДИТА. Вот это будет парочка!
ДЖУСТИНА. Вся деревня обзавидуется!
ЭДИТА. Пойдем домой, сестра! Расскажем батюшке!
ДЖУСТИНА. Пойдем, сестра! Вот тятенька обсмеется!
ЭГЛЕ. Как? Вы уйдете? Оставите меня здесь? Одну?
ДЖУСТИНА. Что ж нам, до ночи здесь торчать?
ЭДИТА. Да и не одна ты! Вот у тебя какой завидный кавалер!

Старшие сестры смеются, убегают.
Осталась Эгле одна на берегу. Солнце зашло, совсем стемнело.
Страшно Эгле, да как без башмачков домой пойдешь?

ЭГЛЕ. Что же мне делать? Как быть? И совета спросит не у кого.
ГОЛОС КУКУШКИ: Ку-ку! Ку-ку!
ЭГЛЕ. Разве что ты — кукушка — мне посоветуешь. Твои советы мне всегда помогали.
КУКУШКА:
Ку-ку! Ку-ку!
Жених хорош!
Ку-ку!
Ты лучше не найдешь!
ЭГЛЕ. Ах, ужик, искал бы ты невесту среди своих.
УЖ. Хорошо было отцу с матерью жениться, а ты попробуй женись на чужой девице.
ЭГЛЕ. Так ведь страх с любовью вместе не ходят. А я тебя боюсь.
УЖ. Не бойся меня, Эгле. Не бойся меня, елочка! Не обижу. Я ведь давно тебя люблю.
ЭГЛЕ. Любишь? Меня?
УЖ. Всем сердцем люблю! Будь моей женой! Соглашайся!
ЭГЛЕ. Хорошо… Согласна…
УЖ. Дай мне слово!
ЭГЛЕ. Даю! Буду твоей женой! Только отдай мне башмачок!

Уж выползает из башмачка.

УЖ. Смотри же, не обмани. Скоро пришлю к тебе сватов! Жди!

Уж уползает.

ЭГЛЕ. Что же я наделала? Зачем слово дала? Не хочу я замуж за ужа! (Хватает башмачок.) Надо скорее все отцу рассказать! Он поможет! Он выручит!

Эгле убегает…
А дома старик-отец волнуется, распекает старших дочерей.

ОТЕЦ. Да как же вам не стыдно! Сестру свою младшую бросили! В беде оставили!
ЭДИТА. Батюшка, она сама!
ДЖУСТИНА. Сама она, тятенька!
ЭДИТА. Идите, говорит, сестры!
ДЖУСТИНА. Идите, и тятеньке скажете, что скоро дома буду.
ЭДИТА. Убью, говорит, ужа — и сразу вернусь!
ДЖУСТИНА. Змею, говорит, прикончу — и домой, ужинать!
ЭДИТА. И палку взяла.
ДЖУСТИНА. Нет, камень!
ЭДИТА. Палку!
ДЖУСТИНА. Камень!

В этот момент в дом входит Эгле. Отец бросается к ней, обнимает.

ОТЕЦ. Эгле! Дочка! Елочка моя ненаглядная!
ЭГЛЕ. Отец!
ОТЕЦ. Как ты? Не случилось ли с тобой беды?
ЭГЛЕ. Со мной все хорошо, только…
ЭДИТА. Убила ужа?
ДЖУСТИНА. Раздавила змеюку?
ЭГЛЕ. Отец! Сестры! Я пообещала, что стану его женой.
ОТЕЦ. Как же так вышло?!
ЭГЛЕ. Я слово ему дала!
ЭДИТА. Да где это видано!
ДЖУСТИНА. Где это слыхано!
ЭДИТА. Чтобы младшая сестра раньше старшей замуж выходила!
ДЖУСТИНА. Чтобы младшая опередила среднюю!
ЭДИТА. Позор на всю деревню!
ДЖУСТИНА. Вовек не отмоемся!
ОТЕЦ. Молчите! Всегда вы только о себе думаете! (Эгле.) Нет, дочка, не отдам я тебя замуж за змея!
ЭГЛЕ. Отец, он сватов пришлет!
ОТЕЦ. Не бывать этому! Я их даже на двор не пущу!

Внезапно раздается шипение сотен змей.

ГОЛОС: Мы уже здессссссссь!

Эдита и Джустина бросаются к окнам. Выглядывают во двор.

ЭДИТА. Мамочка моя!
ДЖУСТИНА. Змеи! Сколько их! Сотни!
ЭДИТА. Тысячи! Весь двор, как ковром покрыли!
ДЖУСТИНА. Шипят ужи, извиваются. Ужас!
ЭДИТА. А три самых больших, самых толстых ползут на порог!
ОТЕЦ. Эгле, дочка, ты пока в девичью пойди, спрячься, а я встречу сватов незваных.

Эгле уходит.

ЭДИТА. А я?
ДЖУСТИНА. А я?
ЭДИТА и ДЖУСТИНА: А мы?!
ОТЕЦ. Вы ужу слова не давали, вам и бояться нечего.

В это время три ужа сквозь щелку под дверью в дом проскользнули.
Завидев их, сестры завизжали от страха.
Эдита схватилась за кочергу, а Джустина спряталась за бочку.

ПЕРВЫЙ УЖ. Почему не открываешшшшь, хозяин? Где невесссста?
ОТЕЦ. Чтобы тебе дверь открыли, надо стучаться. Так в народе говорят.
ВТОРОЙ УЖ. А у нашшшшего народа рук нету.
ОТЕЦ. Вот в том-то и беда. Как невесту вам отдавать? Не удержите!
ТРЕТИЙ УЖ. Удержжжжжиим. Отдавай невесссссту!
ОТЕЦ. Какие вы быстрые, как я погляжу. Как надо жениться, так и ночь коротка?
ПЕРВЫЙ УЖ. Жжжжжених зажжжжждался.
ОТЕЦ. У всякой птицы своя песня, у всякого человека свой обычай. Дайте же и мне — с дочерью проститься! На дворе нас подождите.
ПЕРВЫЙ УЖ. Смотри жжжжже, не обмани.

Ужи уползают на улицу.

ОТЕЦ. Ну, дочери мои великовозрастные, давайте совет держать. Эдита, дочь моя старшая, ты всегда была лиса лисой, что скажешь? Что посоветуешь? Не хочу я Эгле ужам скользким отдавать.

Эдита, думает, смотрит на кочергу, которую держит в руках.

ЭДИТА. Батюшка, а давайте мы им вместо невесты кочергу отдадим?
ДЖУСТИНА. Ты в уме ли?!
ЭДИТА. А чего? Они ж кочергу никогда не видели. Где им разобрать?
ОТЕЦ. Молодец, Эдита! И слепая курица счастлива, когда ячмень клюет. Отдадим им хоть что-нибудь — может и отстанут. Укрась кочергу, как полагается. Чтобы на невесту походила.

Эдита быстро украшает кочергу, оборачивает ее тканью.

ОТЕЦ (зовет.) Эй, сваты! Входите! Тьфу… Вползайте!

На зов вползают ужи. Отец протягивает им кочергу.

ПЕРВЫЙ УЖ. Это невесссста?
ОТЕЦ. Это она. Лучше нареченную брать в простыне, чем в кожухе. Берите, дочку мою! (С поклоном отдает ужам кочергу.)

Ужи шипят, уносят кочергу. Эдита подбегает к окну, выглядывает на улицу.

ЭДИТА. Уползают, батюшка! Уползаю, глупые ужи!
ОТЕЦ. Ох, надеюсь, обман наш сработает!

С улицы раздается голос Кукушки.

КУКУШКА:
Ку-ку! Ку-ку!
Девушку припрятали,
Кочергу сосватала.
Ку-ку!
ЭДИТА. Вот кукукнутая птица! Выдала нас! Ужи обратно ползут!
ОТЕЦ. Что же делать? Что делать?! Джустина, дочь моя средняя, хоть заячья шкура у тебя в груди, но подскажи, посоветуй!

Джустина выходит из-за бочки.

ДЖУСТИНА. А я знаю!
ЭДИТА. Знает она, как же! Она только и знает, как брюхо набить!
ОТЕЦ. Говори, Джустина.
ДЖУСТИНА. Давайте, тятенька, бочку им отдадим. Где ужам разобраться? А бочка — солидно выглядит!
ОТЕЦ. Дело говоришь, Джустина! Наряжайте бочку.

Сестры наряжают бочку. Слышно шипение, в дом вползают ужи.

ПЕРВЫЙ УЖ. Не та невесссссста! Заччччччем обманул?
ОТЕЦ. Сами знаете, сваты, под чужим кровом житье плохое. Пожалел дочку.
ВТОРОЙ УЖ. Она сссссслово дала.
ОТЕЦ. Эх, ваша правда, сваты дорогие. Видно придется мне дочку отдавать. Не поможет сиденье, если не помогает хождение. Так в народе говорят.
ТРЕТИЙ УЖ. Нашшшш народ ходить не умеет.
ОТЕЦ. Ну, тогда катите боч… Катите невесту к жениху!

Ужи укатывают бочку. Джустина выглядывает в окно.

ДЖУСТИНА. Тупые, тупые ужи! Покатили! Покатили бочку со двора! Вот какая я умная!

С улицы слышен голос Кукушки.

КУКУШКА:
Ку-ку! Ку-ку!
Девушку припрятали,
Бочку вам сосватали.
Ку-ку!
ДЖУСТИНА. Проклятая птица! Ужи снова в дом ползут!

Слышно шипение, в дом вползают ужи.

ПЕРВЫЙ УЖ. Сссссснова обман! Как не сссссстыдно!
ОТЕЦ. Стыд достался свинье, а свинья досталась волку. Так в народе говорят.
ВТОРОЙ УЖ. Мы к вам с чессссстью! А вы ссссс обманом. Есссссли опять обманете — не миновать беды.
ТРЕТИЙ УЖ. Зубами изгрызем мы вашшшшши деревья в ссссссадах…
ВТОРОЙ УЖ. Хвоссссстами побьем посссссевы на полях…
ПЕРВЫЙ УЖ. Отдавайте невесссссту!

В комнату входит Эгле.

ЭГЛЕ. Отец, сестры, прощайте! Я слово дала, я и отвечаю.
ОТЕЦ. Доченька! Милая! Да как же так! Неужто не сохранил я тебя! Не уберег!
ЭГЛЕ. Если своих крыльев не имеешь, то чужие крылья тебя не поднимут. Ты сам меня так учил. Видно, пора мне из отчего дома уйти.

Отец и Эгле обнимаются.

ОТЕЦ. Отцовская любовь до могилы, материнская вечна. Так в народе говорят. Не дожила твоя матушка до этого дня. Сам тебя в чужой дом отдаю. (Плачет.)
ЭГЛЕ. Не плачь отец. Не обидит меня жених, сердцем чувствую. Не тот любит, кто обещает, а тот, кто под венец ведет. (Ужам.) Ведите меня к жениху.

Ужи уползают, Эгле уходит за ними. Отец подходит к окну.

ОТЕЦ. Прощай, Эгле, дочь моя любимая! Кто знает, свидимся ли еще. Ну, что ты теперь запоешь, кукушка, серая птица?

С улицы слышен голос Кукушки.

КУКУШКА:
Ку-ку! Ку-ку!
Вот это невеста!
Умна и прелестна!
Стройна, точно елка!
Кудри как из шелка!

Сваты под деревне ползут, за сватами Эгле идет, за Эгле другие ужи в пыли вьются — невесту к жениху провожают.
Вот подходят они к озеру. Вода в озере запенилась, забурлила, отхлынула от берега. А на прибрежном песке юноша появился — статный, красивый, в богатой одежде.

ЖОЛТИС. Здравствуй, Эгле!
ЭГЛЕ. Здравствуй! Кто ты?
ЖОЛТИС. Я жених твой.
ЭГЛЕ. Жених мой — уж холодный. Я ужу слово дала. А тебя я не знаю.
ЖОЛТИС. Не знаешь? Так ли?
ЭГЛЕ. Нет, постой! Лицо твое мне знакомо. Уж не во сне ли я тебя видела?
ЖОЛТИС. Во сне, красавица! Ты тоже мне снилась. Икал тебя долго, а вот теперь нашел.
ЭГЛЕ. Как твое имя?
ЖОЛТИС. Зовут меня Жолтис. Для других людей я уж, что по земле извивается, а для тебя, моя елочка, сбросил я змеиную коже, тебе одной открыл свое имя. Полюбишь ли меня, красавица?
ЭГЛЕ. Я давно тебя люблю. С тех пор, как во сне увидела.
ЖОЛТИС. Будешь ли женой моей?
ЭГЛЕ. Буду.
ЖОЛТИС. Пойдешь ли со мной в подводное царство?
ЭГЛЕ. Куда ты, туда и я!
ЖОЛТИС. Других слов мне и не надо. Отныне, ты — Эгле — жена моя! Королева ужей! Госпожа подводного царства! Играем свадьбу!

Звучит музыка. Ужи кружатся в танце.
Головы жениха и невесты украшают кувшинками, как коронами.
Воды озера расступаются. Жолтис берет Эгле за руку и ведет в подводное царство.
Воды озера смыкаются за ними.
На берегу продолжаются танцы обитателей подводного царства…
С тех пор прошел ровно год, много озерной воды утекло.
А в родительском доме Эгле все по-старому.
Эдита в окно смотрит, Джустина на лавке лежит.

ДЖУСТИНА. Скучно..
ЭДИТА. Ой, скучно сестра!
ДЖУСТИНА. Глянь, женихи не едут?
ЭДИТА. Да глядела уже, глядела, аж глаза слезятся. Теперь твоя очередь.

Сестры меняются местами: Джустина смотрит в окно, а Эдита отдыхает.

ДЖУСТИНА. А какого тебе жениха надо?
ЭДИТА. Мне-то? Да чтобы богатый был. И глупый. Вот чтобы полный дурак был!
ДЖУСТИНА. Так умный за тебя и не пойдет! Не дурак!
ЭДИТА. Ох, сестра, мне даже браниться с тобой скучно. А тебе самой какого жениха надобно?
ДЖУСТИНА. Мне-то? Чтобы мы с ним ели и пили целыми днями, ночи напролет.
ЭДИТА. Как Эгле ушла из дома, так и обед приготовить некому.
ДЖУСТИНА. Знаешь пословицу? Объедимся морковкой, раз уж яблок нет! Пойду за морковью!
ЭДИТА. Тебе лишь бы брюхо набить! Ну куда ты столько жрешь? И жрет и жрет целыми днями. Ты же лопнешь скоро!
ДЖУСТИНА. А тебе жалко, да? Жалко? Ты от жадности высохла вся! Цапля! Палка сухая!
ЭДИТА. Зато ты у нас — себя поперек шире. Скоро в дверь пролазить перестанешь. Камнем там застрянешь. Каменюка неповоротливая!
ДЖУСТИНА. Палка!
ЭДИТА. Камень!
ДЖУСТИНА. Палка!
ЭДИТА. Камень!

В дом входит Отец, с укором смотрит на дочерей.

ОТЕЦ. Опять вы за старое! Все никак не уйметесь!
ЭДИТА. Она первая начала!
ДЖУСТИНА. Нет, она!
ОТЕЦ. Цыц! Да разве так можно?! Невспаханное поле глаз колет! Так в народе говорят.
Уже год, как в доме у нас не прибрано, обедом даже и не пахнет. А вы только целыми днями только ссоритесь!
ДЖУСТИНА. Не успели мы, батюшка!
ОТЕЦ. Чем же это вы занимались?
ДЖУСТИНА. Женихов поджидали.
ЭДИТА. Да так на дорогу засмотрелись, что ничегошеньки не успели!
ОТЕЦ. У ленивца лето жаркое, зима морозная, лапа в струпьях, земля мерзлая! Это про вас сказано! Ленивицы вы, хлебоежи! Хорошая ткачиха выткет ковер и на заборе. А за вас, неумех, кто посватает?!
ЭДИТА. Прости нас, батюшка!
ДЖУСТИНА. Мы исправимся! Обещаем!
ОТЕЦ. Устал я, пойду, отдохну немного. А вы, бездельницы, раз уж все равно в окошко глядите, то высматривайте там кукушку — птицу серую. Она весточку должна принести от Эгле, от елочки моей. Как прилетит кукушка — разбудите меня. Поняли?
ЭДИТА. Поняли, батюшка! Это мы можем!
ДЖУСТИНА. Все исполним, тятенька! В лучшем виде!

Отец уходит.

ЭДИТА. Ага, кукушка! Совсем у старика кукушка съехала.
ДЖУСТИНА. Целый год только об Эгле и говорит. А нас в черном теле держит! Эх, сирота я! При живом отце — сиротка!
ЭДИТА. Ага, сиротка — три подбородка!
ДЖУСТИНА. Уже два! Два подбородка! Отощала я, погибаю!
ЭДИТА. А давай…
ДЖУСТИНА. Что?
ЭДИТА. А давай…
ДЖУСТИНА. Да что?!
ЭДИТА. Дай подумать, раз сама не умеешь!
ДЖУСТИНА. Ну, думай. А я пока еду поищу.
ЭДИТА. Придумала!
ДЖУСТИНА. Что?
ЭДИТА. Надо Эгле домой вернуть! От мужа отлучить!
ДЖУСТИНА. И как же это мы, интересно, сделаем?
ЭДИТА. А вот — слушай!

Эдита что-то шепчет на ухо сестре, Джустина понимающе кивает.
В этот момент в окно влетает Кукушка.

КУКУШКА: Ку-ку! Ку-ку!

Увидев птицу, сестры начинают плакать и причитать.

ЭДИТА. Ой, батюшка!
ДЖУСТИНА. Ой, родненький наш!
ЭДИТА. Ой, захворал наш любимый!
ДЖУСТИНА. Ой, совсем плох драгоценный!
ЭДИТА. Ой, совсем плох янтарный наш!
ДЖУСТИНА. Не ест!
ЭДИТА. Не пьет!
ДЖУСТИНА. Лежит!
ЭДИТА. Не встает!
ДЖУСТИНА. Дочку свою младшую в гости ждет!
ЭДИТА. А старших дочерей не узнает!
ДЖУСТИНА. Ой, сиротки мы!
ЭДИТА. Сиротки!

Покружив, Кукушка вылетает в окно.

ДЖУСТИНА. Как думаешь, поверила она нам?
ЭДИТА. Да как не поверить? Она ведь птица, у нее мозгов с маковое зернышко!
ДЖУСТИНА. Тогда все в порядке?
ЭДИТА. Все в порядке!
ДЖУСТИНА. Эгле скоро будет дома?
ЭДИТА. Скоро!
ДЖУСТИНА. Мы молодцы?
ЭДИТА. Я молодец!
ДЖУСТИНА. А я?
ЭДИТА. А ты… А ты… А ты сходи — разбуди батюшку. Скажи, что кукушка не прилетала.
ДЖУСТИНА. Вместе пойдем. Одна я боюсь.
ЭДИТА. Какая же ты, все-таки, трусливая, сестрица! Ну, делать нечего — пойдем.

Сестры уходят.
А в это время в подводном чертоге на жемчужном троне сидят Эгле и Жолтис.
Придворные жабы и раки развлекают их своими забавными танцами.
Но Эгле грустна, вздыхает украдкой.

ЖОЛТИС. Отчего ты грустна, жена моя любимая?
ЭГЛЕ. Как ты об этом узнал?
ЖОЛТИС. Ах, Эгле, когда ты грустишь, когда печалишься, воды моего озера становятся мутными и темными, а стоит тебе улыбнуться — вода становится чистой и прозрачной.
ЭГЛЕ. Прости меня, муж мой, что не весело мне.
ЖОЛТИС. Разве плохо тебе в подводном царстве?
ЭГЛЕ. Нет, Жолтис, хорошо! Хорошо, мой любимый! Уже год, как я счастлива с тобой! Да только вспоминаю иногда про радости лета, про запах трав, про песни сосен, про ветры, что листьями кружатся в осень. О земле родной я вспоминаю!
ЖОЛТИС. А еще о чем ты думаешь, любимая?
ЭГЛЕ. О том, что плоха та дочь, что отца своего забудет.
ЖОЛТИС. Разве не приносит тебе кукушка весточек с родины?
ЭГЛЕ. Приносит.
ЖОЛТИС. Разве захворал твой батюшка?
ЭГЛЕ. Нет, жив он. И здоров.
ЖОЛТИС. Тогда улыбнись, моя елочка! Потанцуй для меня, как в день свадьбы танцевала!

Эгле танцует. Прекрасные рыбы кружатся вокруг нее.
И вот уже улыбка озаряет лицо Эгле. Воды озера становятся прозрачными.
Внезапно музыка смолкает.
Слышен голос Кукушки.

ГОЛОС КУКУШКИ:
Старик-отец
Не ест, не пьет!
Глядит в окно,
Эгле все ждет!

Ку-ку! Ку-ку!
Не ест, не пьет!
Эгле зовет!
Того гляди помрет!

ЭГЛЕ. Беда, беда пришла! Отпусти меня, любимый, на землю! Должна я отца увидеть!
ЖОЛТИС. Хоть и горько мне отпускать тебя, любимая, но держать силой я не стану!
ЭГЛЕ. Я вернусь! Повидаю отца — и сразу вернусь к тебе!
ЖОЛТИС. Хорошо. Утром девятого дня жду тебя, Эгле. Большей разлуки не выдержит сердце мое.
ЭГЛЕ. Обещаю тебе, любимый! Вернусь к сроку!
ЖОЛТИС. И еще об одном попрошу тебя. Имя мое никому не открывай — ни отцу, ни сестрам. Эту тайну я только тебе одной доверил.
ЭГЛЕ. Обещаю!
ЖОЛТИС. Смотри же, как пойдешь назад к озеру, чтобы никто тебя не провожал. Стань на берегу и позови меня по имени.
ЭГЛЕ. Хорошо, Жолтис.
ЖОЛТИС. Если же я на зов твой не появлюсь, скажи такие слова:
Если жив мой друг бесценный, —
Забурли вода проточная.
Из пучины брызни, пена,
Пена белая, молочная!
Если ж милый мой убит
И в пучине темной плавает, —
Над водою закипит
Пена красная, кровавая!
ЭГЛЕ. Откуда такие грустные мысли, муж мой любимый?
ЖОЛТИС. Тревога на сердце моем. Не хочу я тебя отпускать.
ЭГЛЕ. Я так сильно тебя люблю, что с тобой ничего не может случиться! Верь мне!
ЖОЛТИС. Верю! Буду ждать тебя на рассвете девятого дня. Смотри же, имя мое никому не называй!
ЭГЛЕ. Никому не назову!

Жолтис идет в центр тронного зала, хлопает в ладоши. Со всех сторон к нему устремляются слуги.

ЖОЛТИС. Слуги мои верные, доставьте вашу королеву на землю — к отчему дому! И сундук не забудьте с подарками!

Мигом доставили Эгле слуги Жолтиса к отчему дому. И сундук с подарками не забыли. Вот радости-то было, когда Отец увидел свою любимую дочь после года разлуки!
А Эдита и Джустина аж позеленели от злости, когда увидели королевский наряд Эгле и ее драгоценности. Только дорогими подарками и успокоились.
Но, видно, не надолго…
Между тем время, отпущенное Эгле мужем, быстро пролетело.
И вот уже наступила ночь перед прощанием…

ГОЛОС КУКУШКИ:
Девятый день, —
Пора, пора,
Тебе девица со двора!
Ку-ку! Ку-ку!
Тебя ждет муж!
Пора обратно уж!
ГОЛОС ЭДИТЫ: Сгинь, несносная птица! Весь дом перебудишь!
ГОЛОС ДЖУСТИНЫ: Кто, кто здесь?

Джустина зажигает свечу. Возле сундука, запертого на большой замок, скрючилась Эдита. Увидав сестру, она принимает самую непринужденную позу.

ЭДИТА. Здравствуй, сестрица!
ДЖУСТИНА. Здоровей видали! Чего не спишь, сестрица?
ЭДИТА. А ты чего зря свечи жжешь? Не экономишь! Разорить нас хочешь?
ДЖУСТИНА. От нас не убудет. Эгле столько золота и каменьев с собой привезла, что мы теперь ни в чем нуждаться не будем. Богатый муж — жене награда!
ЭДИТА. Да уж… Муж — уж! Почти стихи! Они с Эгле — два сапога пара!
ДЖУСТИНА. И не говори! Видно черт две пары посохов стер, пока их вместе свел.
ЭДИТА. О муже судят по шапке, а о жене — по нарядам.
ДЖУСТИНА. Муж у нее — змея холодая.
ЭДИТА. Зато какие наряды! Какое богатство! И все этой дурехе досталось!
ДЖУСТИНА. Видно не зря ты, Эдита, среди ночи поднялась. Руку в чужой карман запустить решила?
ЭДИТА. А ты сама, Джустина, почему не спишь? Бессонница от обжорства? Или тоже в сундучок решила заглянуть?
ДЖУСТИНА. А чего? Да я одним глазком только.
ЭДИТА. Конечно — одним! Ведь ты ж кривая!
ДЖУСТИНА. Кривая — да не сухая! Ходишь тут, костями гремишь. Не ровен час Эгле проснется!
ЭДИТА. Твоя правда! Шуметь нам ни к чему.
ДЖУСТИНА. Открывай сундук!
ЭДИТА. Да если б могла — давно б открыла. Тут замок.
ДЖУСТИНА. Камнем его надо.
ЭДИТА. Лучше палкой.
ДЖУСТИНА. Камнем!
ЭДИТА. Палкой!
ДЖУСТИНА. Тихо!
ЭДИТА. Сама — тихо!

Сидят, сопят, друг на друга дуются.

ЭДИТА. Что нам делать, сестрица?
ДЖУСТИНА. А что нам делать?
ЭДИТА. Ну, пораскинь умишком: приехала Эгле — в доме чистота и порядок. Ну?
ДЖУСТИНА. Это верно! А как она вкусно готовит! Я прям налопалась, как…
ЭДИТА. Корова! Корова ты слабоумная! Уедет Эгле — опять всю черную работу нам придется выполнять!
ДЖУСТИНА. Сама же сказала — мы теперь богатые. Слуг наймем. Они нам готовить будут. Убирать за нами. Ублажать нас!
ЭДИТА. Размечталась, одноглазая! А ты слышала, что батюшка сказал?
ДЖУСТИНА. А что он сказал?
ЭДИТА. Нет, ты не только кривая, ты еще и глухая, Джустина!
ДЖУСТИНА. Когда я ем — я глух и нем. Точнее, глухая и немая.
ЭДИТА. Вот оно и видно, что глухого по ушам узнают!
ДЖУСТИНА. Ты о чем это?
ЭДИТА. Батюшка сказал, что «добыть деньги не искусство — искусство их сохранить».
ДЖУСТИНА. Ну?
ЭДИТА. А еще сказал: «Бережливость — мать мудрости».
ДЖУСТИНА. Ну?
ЭДИТА. И добавил: «Жить тяжело, когда жить просто».
ДЖУСТИНА. Ну? И что это значит?
ЭДИТА. А то, тупица, что он богатства все спрячет, никому их не отдаст, а нас с тобой в черном теле будет держать. Поняла?!
ДЖУСТИНА. Да иди ты! Не может он так с дочерьми поступить!
ЭДИТА. Еще как может! И не слуги, а мы ему прислуживать станем. Не видать нам тогда никаких женихов!
ДЖУСТИНА. И что нам делать?
ЭДИТА. Надо придумать, как Эгле дома оставить, как к мужу ее не пустить. Тогда она за нас всю черную работу выполнять станет!
ДЖУСТИНА. Ну, ты — голова!
ЭДИТА. Спасибо, сестричка.
ДЖУСТИНА. И я — голова!
ЭДИТА. Две головы — все таки две головы!

В комнату входит Эгле.

ЭГЛЕ. Не спите, сестрицы?
ЭДИТА. Да вот, поднялись до рассвета, чтобы тебя проводить.
ДЖУСТИНА. Да-да, когда еще с милой сестрой повидаемся.
ЭГЛЕ. Спасибо вам за заботу, за теплый прием. Время в отчем доме незаметно пролетело. Буду собираться. С отцом вот только попрощаюсь — и в путь. Муж мой заждался меня.
ДЖУСТИНА. Да как ты со змеей живешь? Я б со страху умерла!
ЭДИТА. Да что страх, Джустина! Позор это! Люди в деревне ужихой тебя называют.
ДЖУСТИНА. А нас — змеиной родней!
ЭГЛЕ. Чужие люди мне не указ! А вам должно быть стыдно, что чужие слова повторяете!
ЭДИТА. Так мы ж за тебя переживаем!
ДЖУСТИНА. Сердце за тебя у нас болит!
ЭДИТА. Оставайся!
ДЖУСТИНА. Брось мужа!
ЭГЛЕ. Не дело вы говорите, сестры. Как жене от живого мужа отказываться?

Эдита подмигивает Джустине.

ЭДИТА. Слышишь, Джустина? От живого она не откажется.
ДЖУСТИНА. Слышу, Эдита! Пока он жив — не откажется.
ЭГЛЕ. Не откажусь!
ДЖУСТИНА. Так мы проводим тебя, сестрица?
ЭДИТА. Сундучок твой драгоценный поможем донести! С мужем нас познакомишь.
ЭГЛЕ. Простите, сестры, но сама я должна из озерный вод его вызвать. Назову его по имени — он и придет за мной.
ДЖУСТИНА. А как ты его вызывать станешь?
ЭДИТА. Как его зовут, мужа твоего?
ЭГЛЕ. Эх, сестры! Не вам его звать, не вам про то и знать. А меня лучше не спрашивайте, все равно имя его никому не скажу.
ЭДИТА. Даже батюшке?
ЭГЛЕ. Никому. Матушке бы сказала, но нет ее белом свете.

Эдита подмигивает Джустине.

ЭДИТА. Сядь, Эгле! Отдохни на дорожку. Путь у тебя не близкий. А мы тебе песню споем.
ДЖУСТИНА. Песню?
ЭДИТА. Песню, песню…Которую матушка всегда пела.
ЭГЛЕ. Спасибо, Эдита. Давно я песен земных не слышала. И когда еще услышу.

Эгле садится на сундук.

ЭДИТА и ДЖУСТИНА поют:
Люли, люли, моя крошка,
Люли, люли, тонконожка,
Ты б скорее засыпала,
Поскорее подрастала,
Подрастала сильной, сильной,
Как березка стройной, стройной,
Как дубочек крепкой, крепкой,
Словно елка смелой, смелой…
ЭГЛЕ (засыпая). Как хорошо, как сладко вы поете. Слово матушкин голос слышу. Словно зовет она меня… Матушка, милая, если б знала ты, как я счастливая с моим Жолтисом… Если б ты знала…

Эгле засыпает.

ДЖУСТИНА. Слышала?
ЭДИТА. Не глухая. Сама-то слышала? Или опять все на свете проворонила?
ДЖУСТИНА. Слышала!
ЭДИТА. Опередим Эгле…
ДЖУСТИНА. Вызовем ужа на берег…
ЭДИТА. И палкой его!
ДЖУСТИНА. Камнем!
ЭДИТА. Палкой!
ДЖУСТИНА. Камнем!
ЭДИТА. Тс-с-с!
ДЖУСТИНА. Сама тс-с-с-с!

Тихо переругиваясь, сестры выходят из дома.
В комнату входит отец. Видит спящую Эгле, подходит к ней, ласково гладит по голове.

ГОЛОС КУКУШКИ:
Девятый день, —
Пора, пора,
Тебе девица со двора!
Ку-ку! Ку-ку!
Тебя ждет муж!
Пора в дорогу уж!

Эгле просыпается.

ЭГЛЕ. Это ты отец! А я так сладко заснула!
ОТЕЦ. Спи, спи моя девочка! В родном доме так сладко спится.
ЭГЛЕ. Пора мне. Время на исходе.
ОТЕЦ. Может, останешься? Своя земля — лодка, свой дом краше всего.
ЭГЛЕ. Там мой дом, отец, где муж мой живет. И хоть люблю я тебя, но должна уйти.
ОТЕЦ. За радостью да за праздникам забыл спросить: счастлива ли ты, моя елочка?
ЭГЛЕ. Любовь, как роса: не отличает мед от полыни. Каждую минуту о муже своем думаю. Люблю его всем сердцем!
ОТЕЦ. Неужто лучше там, в подводном царстве, чем в доме родительском?
ЭГЛЕ. В тени леса лучше, чем в тени листка, а под мужниным крылом лучше, чем в тени леса.
ОТЕЦ. Раз так — держать не буду. Давай же прощаться.

Отец обнимает Эгле.

ГОЛОС КУКУШКИ:
Ку-ку! Ку-ку!
Беда! Беда!
Злодейки вышли со двора!
ЭГЛЕ. О чем ты поешь, кукушечка? Какая беда?!
ГОЛОС КУКУШКИ:
Ку-ку! Ку-ку!
Беда, беда!
Злодейки на брегу пруда!
ЭГЛЕ. Ничего не понимаю! Сердце так и стучит! Как будто чует беду неминучую!
ГОЛОС КУКУШКИ:
Ку-ку! Ку-ку!
Погиб твой муж!
Ку-ку! Ку-ку!
Твой милый уж!
ЭГЛЕ. Нет! Не верю! Ты ошиблась, кукушечка!
ГОЛОС КУКУШКИ:
Ку-ку! Ку-ку!
Ошибки нет!
Лишь тело у воды лежит!
Ку-ку! Ку-ку!
От камня пал!
Ку-ку! Ку-ку!
Тебя он ждал!

Эгле бежит к дверям.

ЭГЛЕ. Не ходи за мной, отец! Не ходи! (Выбегает из дома.)
ОТЕЦ. Нет, не оставлю свою елочку в беде, пойду за ней! (Выбегает следом.)

В окно влетает Кукушка, садится на крышку сундука.

КУКУШКА:
Ку-ку! Ку-ку!
На Страшный суд!
Ку-ку! Ку-ку!
Злодеек ждут!

В дом, крадучись, входят Эдита (с палкой) и Джустина (с камнем).

ЭДИТА. Никого.
ДЖУСТИНА. Все ушли.
ЭДИТА. Ты видишь, Джустина?
ДЖУСТИНА. Вижу, Эдита! Сундук без присмотра оставила!
ЭДИТА (замахиваясь палкой на Кукушку). Пошла прочь, мерзкая птица!
ДЖУСТИНА (замахиваясь на Кукушку камнем). Сгинь, пока мы тебя тоже не убили!

Кукушка слетает с крышки сундука, садится на окно.

КУКУШКА:
Ку-ку! Ку-ку!
На Страшный суд!
Ку-ку! Ку-ку!
Злодеек ждут!

Эдита и Джустина подходят к сундуку.

ДЖУСТИНА. О чем это она?
ЭДИТА. Да не слушай ты ее! Думай о богатстве!
ДЖУСТИНА. Я лучше о еде буду думать. Это у меня лучше получается!
ЭДИТА. Наконец-то! Все мое!
ДЖУСТИНА. Нет, мое!
ЭДИТА. Наше! Все наше!

Палкой и камнем сестры сбивают замок. Откидывают крышку…
Из сундука выползают змеи. Много змей. Они шипят и бросаются на сестер, полностью покрывая их тела. Совсем скоро стихают последние крики Эдиты и Джустина.
И поделом злодейкам!

… вот Эгле на берегу озера. Шумит ветер, гонит к берегу волну.


ЭГЛЕ:
Если жив мой друг бесценный, —
Забурли вода проточная.
Из пучины брызни, пена,
Пена белая, молочная!
Если ж милый мой убит
И в пучине темной плавает, —
Над водою закипит
Пена красная, кровавая!

Всколыхнулись озерные воды, пеной вспенились. Только не белая пена на волнах качается, не белая, как молоко, а красная, как кровь.

ГОЛОС ЖОЛТИСА:
В час туманный,
В час рассветный
Я людьми погублен злыми!
Эгле, милая,
Зачем ты
Назвала мое им имя?!

Упала Эгле на колени, горько заплакала.
К ней подходит Отец.

ОТЕЦ. Эгле! Дочка! Елочка моя!
ЭГЛЕ. Отец! Они убили его! Не жить мне без него на белом свете!
ОТЕЦ. Вспомни, вспомни, о чем я тебе говорил?
ЭГЛЕ. Ты говорил, что любовь сильнее смерти!
ОТЕЦ. Именно так! Что ребенком выучил, в старости не забудешь. Любовь сильнее смерти! Так победи же смерть! Ты можешь!

Эгле подходит к воде.

ЭГЛЕ:
В час туманный,
В час рассветный
Я чиста перед тобою!
Жолтис, милый,
Возвращайся!
Без тебя не жить любимой!

Озерные воды пенятся, расступаются, на берег выходит Жолтис.

ЭГЛЕ. Это ты, любимый?! Не сон ли я вижу?!
ЖОЛТИС. Это я… Твоя любовь оживила меня!
ЭГЛЕ. Пойдем домой, муж мой!
ЖОЛТИС. Мы уйдем. Нас ждут в подводном царстве. Только знай, Эгле, что ты больше никогда не сможешь вернуться на землю!
ЭГЛЕ. Никогда?
ЖОЛТИС. Никогда. Это плата за мое спасение. Готова ли ты?
ЭГЛЕ. Ради тебя я готова на все! Только… дай мне еще минутку!

Эгле подбегает к Отцу.

ЭГЛЕ. Отец, пойдем с нами! Что делать тебе на земле? Что тебя тут держит? А у нас, в подводном царстве, все мы будем счастливы!
ОТЕЦ. Нет, дочка! Нет, моя елочка! Ты иди, а я останусь! Останусь, чтобы рассказать людям о твоей любви, победить которую не смогла даже смерть!

Отец целует Эгле в последний раз.
Жолтис берет жену за руку. И они уходят в подводное царство.
Теперь уже навсегда…

Давно это было. Очень давно. В незапамятные времена.
Но люди не забыли Эгле и Жолтиса. Когда видят они растущую ель, неизменно вспоминают Эгле и её любящее сердце, победившее смерть.

Конец.


(с) Олег Михайлов
omihajlov@ mail.ru

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования