Общение

Сейчас 618 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

Дарья Верясова, Олег Михайлов

Балаганчик братьев Гримм

(Сказка-шутка на сюжеты братьев Гримм)

Действующие лица

ЯКОБ — старший брат.
ВИЛЬГЕЛЬМ — младший брат.
ЭЛЬЗА — дочь  трактирщика.
МАРГАРИТА — юная нищенка.
КОРОЛЕВА — актриса, играющая королев.
КОЛДУНЬЯ — актриса, играющая колдуний.

Действие происходит в Германии в конце XVIII столетия.
Почти пустая сцена, посреди которой стоит ширма. Из-за кулис появляются две пожилые актрисы: на одной костюм сказочной королевы, другая одета злой колдуньей.
Они спорят:

КОРОЛЕВА. Я не виновата!
КОЛДУНЬЯ. А кто? Кто виноват?
КОРОЛЕВА. Ну точно не я!
КОЛДУНЬЯ. И где это написано, что вы всегда должны получать роли королевских особ?
КОРОЛЕВА. Нигде, нигде не написано. (Поправляя сказочную корону.) Просто у некоторых — не будем показывать пальцем! — настолько царственная осанка, что им на роду написано играть королев.
КОЛДУНЬЯ. Э-э-э, да у вас мания величия, Ваше величество!
КОРОЛЕВА. В таком случае вы… вы… играя ведьм и колдуний, набрались у них яда! Того и гляди, жабы изо рта начнут выпрыгивать!
КОЛДУНЬЯ. Сами вы!..
КОРОЛЕВА. Слушайте, а чего мы спорим-то? Чего ругаемся? Может статься, что сегодняшнее представление отменят.
КОЛДУНЬЯ. Да уж… Проклятая Анна! И угораздило её влюбиться в гусара и ускакать с ним в Дармштадт.
КОРОЛЕВА. Завидуете, да?
КОЛДУНЬЯ. А вы, можно подумать, нет?
КОРОЛЕВА (доверительным тоном). Знаете, как мне надоело колесить по ярмаркам и давать представления перед неотесанными мужланами?
КОЛДУНЬЯ. Конечно, знаю! Сколько лет мы с вами в одной упряжке?
КОРОЛЕВА. Ой, и не вспоминайте!
КОЛДУНЬЯ. А где же наши сказочники? Пора бы им появиться.
КОРОЛЕВА. Вы прекрасно знаете, дорогая, что братья Гримм с утра носятся по всей округе поисках новой молодой актрисы.
КОЛДУНЬЯ. Интересно, где они собираются ее отыскать в этом захолустье?
КОРОЛЕВА. Вот помяните мое слово, найдут какую-нибудь…

Входят Вильгельм и Эльза. /Они идут через зрительный зал к сцене/

ВИЛЬГЕЛЬМ. Вот! Познакомьтесь! Это Эльза! Она будет играть принцессу!

Королева и Колдунья внимательно разглядывают Эльзу.

КОРОЛЕВА. Боже мой! Что это?
КОЛДУНЬЯ. Откуда это вылезло?
ЭЛЬЗА. Вильгельм, о ком они говорят?
ВИЛЬГЕЛЬМ. Не обращай внимания. (Актрисам.) Ну-ка, дамы, дружненько закрыли рты. А то урежу вам жалованье к чертовой бабушке!
КОЛДУНЬЯ. Вот тогда чертова бабушка и будет играть в твоих сказках!
КОРОЛЕВА. Тоже мне… Шарль Перро нашелся. Да если хочешь знать, то командуешь здесь не ты, а твой  старший брат — Якоб.
ВИЛЬГЕЛЬМ. Ну это мы еще посмотрим! Кстати, а где Якоб?
КОЛДУНЬЯ. Еще не приходил.
КОРОЛЕВА (язвительно). Тоже, видимо, ищет принцессу!
ВИЛЬГЕЛЬМ. Пойду, разыщу его! (Эльзе.) А ты пока примерь наряд принцессы!  (Актрисам.) Не вздумайте обижать эту девушку! (Грозит им кулаком.)

Вильгельм уходит. /Через зрительный зал, как и пришел/

КОРОЛЕВА. Ну? И кто ты такая?
ЭЛЬЗА. Вы же слышали, я — принцесса. А вы кто?
КОРОЛЕВА. А я мать твоя… королева.
ЭЛЬЗА. В таком случае, маменька, прикажите вашей служанке сопроводить меня в гардероб, чтобы я могла подобрать платье, соответствующее моему статусу.
КОЛДУНЬЯ. Ты кого это служанкой назвала?
КОРОЛЕВА. А девчонка — не промах! Сразу видит, что к чему!
ЭЛЬЗА. Здорово, да? Я страсть как люблю представлять себя знатной дамой.
КОРОЛЕВА. Ну, не плохо для начала.
ЭЛЬЗА. А еще я очень люблю сказки!
КОЛДУНЬЯ. Еще одна наивная дурочка!
ЭЛЬЗА. И никакая я не дурочка! Я в трактире работаю, у своего отца. Папа говорит, что я очень  умная!
КОЛДУНЬЯ. Значит, ты познакомилась с Вильгельмом Гримом в трактире?
ЭЛЬЗА. Я что тут такого? Он мне сразу понравился! А уж когда предложил стать принцессой!..
КОРОЛЕВА. Смазливое личико не сделает тебе актерской карьеры, милая трактирщица!
КОЛДУНЬЯ. Нужен талант!
ЭЛЬЗА. А кто вам сказал, что его у меня нет?
КОРОЛЕВА. Костюмерная у нас там. (Показывает за ширму.)

Эльза уходит.

КОЛДУНЬЯ. Какой кошмар! С кем приходится работать!
КОРОЛЕВА. Что-то мне подсказывает, что это только начало!

В зрительный зал вбегает Якоб, таща за собой упирающуюся  Маргариту.

МАРГАРИТА. Отстань! Убери от меня свои руки!
ЯКОБ.  Прекрати упираться, проклятая мартышка!  Ты должна мне 10 геллеров!
МАРГАРИТА. Не тебе, а булочнику!
ЯКОБ.  Я заплатил твой долг! И ты должна его отработать!
МАРГАРИТА. Я не такая!

От неожиданности обвинения Якоб отпускает руку Маргариты.

ЯКОБ.  Что? О чем ты толкуешь?
КОЛДУНЬЯ. Господин Гримм, вы пугаете эту бедную замарашку.
МАРГАРИТА. На себя посмотри, мымра носатая!
КОРОЛЕВА (неожиданно властно). На колени!

Увидав женщину в красивом платье с короной на голове, Маргарита опускается на колени.

МАРГАРИТА. Простите, ваша милость!
КОРОЛЕВА (Колдунье). Ну? И кто из нас должен играть королев? Всегда работает! (Маргарите.) Встань, дитя!  Господин Гримм оказал тебе честь…
МАРГАРИТА (вскакивая). Не хочу я из-за его чести лишиться своей!
ЯКОБ. Послушай, милая! От тебя требуется всего-навсего выйти сегодня вечером на сцену и сыграть небольшую роль!
МАРГАРИТА. Чтооооо?! Я? На сцену? Кривляться  перед пьянчугами? Да никогда!
ЯКОБ.  Тогда я сейчас же сдам тебя в долговую тюрьму! Там тебе зададут жару!
МАРГАРИТА. А я и оттуда убегу!
ЯКОБ (другим тоном). Ну выручи нас! Очень тебя прошу! Как тебя зовут?
МАРГАРИТА. Ну, Маргарита.
ЯКОБ.  Маргарита, это судьба! Как раз сегодня я хотел поставить сказку «Гензель и Гретель»! Все, что от тебя требуется, это выйти на сцену и откликаться на твое же имя!
КОРОЛЕВА. Как у него все легко!
КОЛДУНЬЯ. Да не говорите! Семерых одним ударом!
ЯКОБ.   Мама в детстве называла тебя Гретель?
МАРГАРИТА. Да. Только она давно умерла.
ЯКОБ.  Вот и ты сыграешь роль девочки, мама которой ушла на небеса. А я буду твоим братиком.
МАРГАРИТА (недоверчиво). Вы?
ЯКОБ.  Именно я! Твоим маленьким любящим братиком. (Обнимает Маргариту за плечи.)
МАРГАРИТА (сбрасывая его руку). Но-но! Вы не очень-то руки распускайте.
ЯКОБ.  Это я по-братски!
МАРГАРИТА. Оно и видно. Да и — честно сказать — крупноваты вы, сударь, чтобы играть ребенка.
ЯКОБ.  Это ничего! Главное в театре — перевоплощение!
МАРГАРИТА (с сомнение). Ну, даже не знаю…
ЯКОБ.  Итак, решено! Этим вечером в Марбадене мы играем сказку братьев Гримм…
ВИЛЬГЕЛЬМ (появляясь в зрительном зале; громко). Король-Дроздобород!
ЯКОБ.  Вильгельм! Что за шутки?

Вильгельм быстро идет по зрительному залу к сцене.

ВИЛЬГЕЛЬМ. Никаких шуток, братец! Я уже нашел восхитительную девушку на роль принцессы! Она как раз примеряет костюм. Так что ты можешь отпустить эту дикарку.
МАРГАРИТА. Сегодня день оскорблений, да?
КОРОЛЕВА. Нет, милая! День нежной братской любви. Он у нас круглый год.
КОЛДУНЬЯ. Сейчас собачится начнут.
КОРОЛЕВА. Как думаете, мы успеем перекусить?
КОЛДУНЬЯ. Наверняка. Если братья Гримм сцепились, то это надолго.

Из-за кулис на сцену выходит Эльза, одетая сказочной принцессой.

ЭЛЬЗА (капризно). Что здесь происходит? Что за шум?
ВИЛЬГЕЛЬМ.  Прости, Эльза! Мой полоумный старший братец утверждает, что звездой сегодняшнего представления будет она. (Показывает на Маргариту.)
МАРГАРИТА. Эй, полегче! Пальцем-то не тычьте, а то проткнете ненароком!
ЭЛЬЗА (ревниво оглядывая Маргариту). Она? Эта оборванка?
МАРГАРИТА (закатывая рукава). А тебя что-то не устраивает, кукла ты ряженая ?!
ЭЛЬЗА (упирая руки в бока). Не устраивает! Ты меня не устраиваешь! Роль мою захотела украсть, нахалка ты мерзкая?! Да я тебе все кости пересчитаю!
МАРГАРИТА. Да и ты считать-то умеешь только до двух, дура грудастая!
ЭЛЬЗА. Сама ты дура! Играть буду я!
МАРГАРИТА.  А  мы еще посмотрим, у кого лучше получится, кость ты корсетная!

Маргарита и Эльза кругами ходят по сцене, примериваясь половчее вцепиться друг другу в волосы.

КОРОЛЕВА. Может, все-таки, поедим? Я такая голодная!
КОЛДУНЬЯ. Не хочу обижать вас отказом, моя дорогая. За сценой я видела корзинку, которая источала дивный запах!
КОРОЛЕВА. Вы тоже заметили?
КОЛДУНЬЯ. Не будем же терять ни секунды!

Королева и Колдунья уходят за кулисы.

ВИЛЬГЕЛЬМ. Якоб! И что мы будем делать? Они же сейчас подерутся!
ЯКОБ.  Как «что»? Репетировать, конечно! Ты — с Эльзой, я  — с Маргаритой. А потом  сравним, чья сказка лучше!
ВИЛЬГЕЛЬМ. Девушки, во имя искусства и сказок братьев Гримм, остановитесь!

Эльза и Маргарита останавливаются.

ВИЛЬГЕЛЬМ. И кто первым выйдет на сцену?
ЯКОБ.  Надеюсь, ты пустишь вперед своего старшего брата?
ВИЛЬГЕЛЬМ. Ты согласна подождать, Эльза?
ЭЛЬЗА. В этом платье я готова ждать, сколько угодно, милый Вильгельм!

Вильгельм подает Эльзе руку; они спускаются в зрительный зал и садятся в первом ряду. Якоб  поднимается на сцену, подходит к Маргарите.

ЯКОБ.  Мы будем репетировать сказку «Гензель и Гретель». Ты знаешь, о чем она?
МАРГАРИТА. Ха! Я родом из  Дорчен Вильде,  а там  эту историю знают даже грудные младенцы.
ВИЛЬГЕЛЬМ (из зала). Смотри-ка, а она зубастая! Ей палец в рот не клади.
МАРГАРИТА.  Да, я бы не советовала. Откушу.
ЯКОБ.  Вернемся к сказке. С чего она начинается?
МАРГАРИТА (монотонной скороговоркой). Под угрозой голода, отец  Гензеля и Гретель  поддаётся уговорам своей второй жены, которая хочет завести  их в лес и оставить там навсегда. Коварный план злобной мачехи удается только со второго раза. Заблудившись в чаще, Гензель и Гретель  попадаются в ловушку — пряничный домик старой колдуньи, которая ест детей…

ЯКОБ.  Достаточно! Итак, я буду Гензелем, а ты Гретель. Времени у нас мало, поэтому репетировать будем сцену, когда дети заблудились в темном и страшном лесу.
Попробуем?
МАРГАРИТА (мрачно). А у меня есть выбор?

Звучит музыка.
Якоб и Маргарита уходят за ширму, откуда (с другой стороны) тотчас же появляются Гензель и Гретель.
Вот дети осматриваются на лесной поляне…   

ГРЕТЕЛЬ. Ну? И когда ты собираешься искать дорогу домой?
ГЕНЗЕЛЬ (оглядываясь). Понимаешь, тут такое дело…
ГРЕТЕЛЬ. Не мямли, ты уже не маленький. Отвечай по существу.
ГЕНЗЕЛЬ. Когда в прошлый раз мачеха завела нас в темный лес, я помечал путь камешками. А сегодня…
ГРЕТЕЛЬ.  Ну? Ты их забыл, да? Признавайся! Забыл взять с собой эти дурацкие камни?!
ГЕНЗЕЛЬ. Нет, Гретель, я помечал дорогу! Помечал!
ГРЕТЕЛЬ. И чем же?
ГЕНЗЕЛЬ (со вздохом). Хлебными крошками.

Пауза.

ГРЕТЕЛЬ.  Понимаешь, в чем проблема?..
ГЕНЗЕЛЬ. В том, что птицы склевали крошки, и мы заблудились?
ГРЕТЕЛЬ.  Нет. Хотя и в этом тоже… Проблема в том, дорогой брат, что вы — мужчины — никогда не обсуждаете с нами своих планов. Не разговариваете с нами, женщинами, как с равными.
ГЕНЗЕЛЬ. Гретель!
ГРЕТЕЛЬ.  Маргарита! И не смей меня перебивать, Йоганн!
ГЕНЗЕЛЬ. Я — Гензель!
ГРЕТЕЛЬ.  Это одно и тоже. Ну вот, из-за тебя я потеряла мысль.

Молчание.

ГЕНЗЕЛЬ. Нашла?
ГРЕТЕЛЬ.  Что?
ГЕНЗЕЛЬ. Мысль.
ГРЕТЕЛЬ.  Проблема в том, что вы, мужчины, когда заблудитесь, даже дорогу спросить не можете. Вам, видите ли, стыдно. Вам самолюбие не позволяет.
ГЕНЗЕЛЬ. Было бы у кого — спросил бы.
ГРЕТЕЛЬ.  Серьезно? А ничего, что мы уже битый час ходим кругами мимо вон того симпатичного домика?
ГЕНЗЕЛЬ (оглядываясь).  Где?
ГРЕТЕЛЬ.  У-у-у… С кем я связалась! И этот человек собирался вывести меня из леса…
ГЕНЗЕЛЬ (кричит, показывая рукой). Ух ты! Пряничный домик!

Гензель бежит к домику.

ГРЕТЕЛЬ (со вздохом). Нет, я почти уверена: в детстве меня подменили. Я не из этой семьи.

… и Гретель идет за братом.
Гензель и Гретель входят в домик Колдуньи, жуя детали отделки её пряничного жилища.

КОЛДУНЬЯ. Как я рада вас видеть, мои вкусные… (поправляется)  мои милые детки! Ко мне так редко заглядывают гости! А что это вы жуете? Уж не мой ли пряничный домик?
ГЕНЗЕЛЬ. Папа говорит, что неприлично заглядывать в рот незнакомому человеку.
КОЛДУНЬЯ. А где сейчас твой папа, мой сладкий мальчик?
ГЕНЗЕЛЬ. Он дома. А злая мачеха завела нас в лес. В первый раз мы смогли найти дорогу домой, благодаря моей находчивости, а во второй…
КОЛДУНЬЯ. Заблудились, да?
ГЕНЗЕЛЬ. Ну… Почти.
КОЛДУНЬЯ. Ах, несчастные вы создания! Добрая тетя вам непременно поможет! Что ты ищешь, девочка?
ГРЕТЕЛЬ (оглядываясь). Вы сказали, что добрая тетя нам поможет.  Вот я и… А где она?
КОЛДУНЬЯ (грозит ей пальцем). Шутница! Проказница! (Смеется.)
ГРЕТЕЛЬ.  Если вы закончили, то, может, покажете нам дорогу? (Пауза.) Пожалуйста.
КОЛДУНЬЯ. То есть уже все? Уже погостили, да?
ГРЕТЕЛЬ.  Хорошего — понемножку.
КОЛДУНЬЯ. В таком случае, думаю, пора мне выложить карты на стол.
ГЕНЗЕЛЬ (испуганно). Я на деньги не играю!
КОЛДУНЬЯ. Глупый мальчишка! Я в том смысле, что открою вам страшную тайну о себе.
ГРЕТЕЛЬ.  Вы — мужчина?
КОЛДУНЬЯ. Слушайте, а можно меня не перебивать?! Имейте уважение к пожилому человеку! Я в собственном доме, в конце-то концов!  
ГЕНЗЕЛЬ (жуя). И он у вас очень вкусный!
КОЛДУНЬЯ. Итак, мои вежливые детишечки, вы готовы испугаться?
ГРЕТЕЛЬ.  Я как-то не уверена…
ГЕНЗЕЛЬ. А я — готов! (Радостно хлопает в ладоши.)
КОЛДУНЬЯ. Так знайте же!.. Я — людоед!
ГРЕТЕЛЬ.  Значит, все-таки, мужчина! Вот я как чувствовала!
КОЛДУНЬЯ. Молчи, несчастная! Сейчас я так вас заколдую, что вы и шагу не сможете ступить!
ГЕНЗЕЛЬ. Я — могу! (Делает несколько шагов.)
КОЛДУНЬЯ. Я же еще не начала… Потом я посажу мальчишку в клетку, а ты — дерзкая девчонка со странным чувством юмора — будешь откармливать его в течение четырех недель!
ГЕНЗЕЛЬ. О! Еще еда! Много еды! Меня будут кормить!
КОЛДУНЬЯ. А потом…
ГРЕТЕЛЬ.  А потом вы наконец-то съедите его, да?
КОЛДУНЬЯ. До последней косточки!
ГРЕТЕЛЬ (задумчиво). Четыре недели — это как-то долго.
ГЕНЗЕЛЬ. И отлично! Я такой голодный, что аж в животе бурчит! (Задирает рубашку.) Вот — послушайте!
КОЛДУНЬЯ. Фу, как некультурно!
ГРЕТЕЛЬ (превращаясь обратно в Маргариту).  Так, работники культуры, что-то не складывается у нас сказка.
ГЕНЗЕЛЬ (снова становясь Якобом). Почему это?  У тебя только-только начало получаться.
КОЛДУНЬЯ. Я тоже думаю, что продолжать не надо. Тем более, что кормить мне вас мне особо и нечем.
ЯКОБ.  Как это нечем?! Я же только сегодня утром купил на рынке целую корзину всевозможной снеди!
КОЛДУНЬЯ. Мы с коллегой слегка перекусили перед репетицией! А что? Имеем право!
ЯКОБ.  Что-что, а права вы имеете. Но еда была куплена на всех! Ладно, с этим мы после разберемся. (Маргарите.) Что тебя не устраивает?
МАРГАРИТА. Люди придут в театр за хорошим настроением. Они хотят отдохнуть, расслабиться…
ЯКОБ.  И кто им мешает?
МАРГАРИТА. Мы!
ЯКОБ.  Мы? Чем это, интересно?
МАРГАРИТА (показывает на Колдунью). Мне ведь убить её придется. Толкнуть в горящую печку! Живьем зажарить!
ЯКОБ.  Так это же сказка! Из нее слова не выкинешь! Как ты не понимаешь!
МАРГАРИТА. Я понимаю. Но зачем же пугать людей, портить им настроение? И вообще…
ЯКОБ.  Что еще?!  
МАРГАРИТА. Вот когда взрослый мужчина играет ребенка — это как-то…
ЯКОБ.  Что?
МАРГАРИТА. Нуууу…
ЯКОБ.  Да говори!
КОЛДУНЬЯ (подсказывает). Это наводит на нехорошие подозрения. Я, кстати, давно хотела вам об этом сказать, господин Гримм.
ЯКОБ (Маргарите). Ты тоже так думаешь?
МАРГАРИТА. Да, старуха права.
КОЛДУНЬЯ. Мерзавка! Какая я тебе старуха?!  Это я только на сцене — пожилой человек, а в жизни  я — ууухх!
МАРГАРИТА. «Ух»? Филин, что ли?  Или сова?
КОЛДУНЬЯ (взрываясь). Уберите! Уберите ее от меня! Или я за себя не ручаюсь!
МАРГАРИТА (отходя в сторону). Да я сама с тобой рядом не хочу стоять. «Ухает» она мне тут. Не «ухай», не в лесу!
ЯКОБ.  Дамы, умоляю вас, не ссорьтесь, бога ради!
КОЛДУНЬЯ. Девчонка вымотала мне все нервы! Я не могу работать в таких условиях! Требую прибавки жалованья!
МАРГАРИТА. Ты свою прибавку уже схомячила.
ЯКОБ.  Как вы не понимаете! Это же театр! Это искусство! Это… А что, еды совсем не осталось?
КОЛДУНЬЯ. Совсем-совсем. Бог свидетель!
КОРОЛЕВА (выглядывая из-за кулис). Я тоже свидетель!
ЯКОБ.  Нет, ну так невозможно играть сказку. Я умываю руки!
ВИЛЬГЕЛЬМ (из зала). Давно пора!  Моя Эльза рвется на сцену!
ЭЛЬЗА. Ну я не то чтобы рвусь… Да и не совсем твоя…
ВИЛЬГЕЛЬМ. Милая, это уже детали!  Иди на сцену.

Эльза поднимается из зала на сцену.

ЭЛЬЗА. А что должна делать принцесса?
ВИЛЬГЕЛЬМ. Блистать красотой!
КОРОЛЕВА (выходя из-за кулис). И скверным характером.
ЭЛЬЗА. Ой, а это обязательно?
КОРОЛЕВА. В этой сказке — да.
ЭЛЬЗА (вздыхает). Постараюсь.
ВИЛЬГЕЛЬМ. Тогда — наш  выход, Эльза!

Вильгельм поднимается на сцену.
Якоб и Маргарита спускаются в зрительный зал.

ВИЛЬГЕЛЬМ (в зал). Уважаемая публика Марбадена! Вашему вниманию — сказка братьев Гримм «Король-Дроздобород»!
ЭЛЬЗА. Ой, а я не знаю эту сказку.
ВИЛЬГЕЛЬМ. Ну начинается! Ты же мне сказала…
ЭЛЬЗА. Я тебе много чего говорила, всего и не упомню.
КОРОЛЕВА. Да чего тут сложного — играй дуру! У тебя получится!
ЭЛЬЗА. Думаете?
КОРОЛЕВА. Уверена! Зайди за ширму, а когда выйдешь из-за нее, то помни, что ты прекрасная принцесса, а я — твоя благородная королева-мать! Запомнила?

Эльза кивает головой, заходит за ширму, появляется оттуда Принцессой.

КОРОЛЕВА. Как хорошо, что ты пришла, моя прекрасная доченька! Здравствуй, моя красавица!
ПРИНЦЕССА. Здравствуй…те, мама.
КОРОЛЕВА. Знаешь ли ты, зачем я позвала тебя этим прекрасным утром?
ПРИНЦЕССА. Не уверена. Наверное, сделать мне подарок?
КОРОЛЕВА. Конечно, дитя мое! Самый главный подарок, который только может получить девушка!
ПРИНЦЕССА. Новое платье?
КОРОЛЕВА. Лучше! Мужа!
ПРИНЦЕССА. Мужа? Я бы все-таки предпочла платье.
КОРОЛЕВА. Как? Ты не хочешь замуж?
ПРИНЦЕССА. Да мне и без этого  неплохо живется.
КОРОЛЕВА. Как тебе не стыдно так разыгрывать свою бедную маму?  (Хохочет.)
ПРИНЦЕССА. Да я не шутила… вроде.
КОРОЛЕВА. Главный долг принцессы — выйти замуж!
ПРИНЦЕССА. Серьезно? А почему мне раньше об этом никто не говорил? Я бы, может, и не согласилась быть принцессой.
КОРОЛЕВА. Перестань! Выбор мужа — это весело! Даже веселее, чем выбирать новое платье!
ПРИНЦЕССА.  А, поняла… То есть, это что-то вроде забавы, да?
КОРОЛЕВА. Ну, можно и так сказать. Только платье ты наденешь всего один раз, а муж — на всю жизнь.
ПРИНЦЕССА. Так долго? Он же быстро выйдет из моды!
КОРОЛЕВА. Зато муж сможет подарить тебе тысячу новых платьев! Миллион!

Из-за ширмы раздается  деликатное мужское покашливание.

КОРОЛЕВА. Ну, может, с миллионом я немного загнула. Но тысячу платьев — точно!  
ПРИНЦЕССА (прислушиваясь). Мама, в соседней комнате кто-то есть? Я слышала какой-то звук.
КОРОЛЕВА. Не отвлекайся! Сосредоточься на выборе. Вот — посмотри!

Королева достает несколько портретов,  протягивает Принцессе  один из них.  

КОРОЛЕВА. Это портрет рыцаря Брюквера. Нравится?
ПРИНЦЕССА. Да он же толстый, как бочка! И краснорожий, на рака похожий!

Из-за ширмы раздается грохот, как будто кто-то уронил ведро.

ПРИНЦЕССА. Что это за звук? Как будто что-то тяжелое упало…
КОРОЛЕВА. Не обращай внимания, дочь моя. (Тихо.) Ну вот, кажется рыцарь грохнулся в обморок. (Протягивает другой портрет.) Это барон фон Печалькин.
ПРИНЦЕССА (глядя на портрет). Свежее дерево — за печкой сушено. Было сырое, стало сухое, было прямое, стало кривое!

Из-за ширмы слышен мужской возглас: «Эта принцесса — негодяй!»

ПРИНЦЕССА (прислушиваясь). Что это? Словно бы ругается кто-то?
КОРОЛЕВА. Да? Не слышу. Тебе, наверное, показалось. Продолжай. (Тихо.) Минус еще один женишок.
ПРИНЦЕССА. Да чего там, мама! Давайте всю пачку! И покончим с этим!

Принцесса выхватывает из рук Королевы стопку портретов.
Быстро рассматривает их — отшвыривая претендентов.
ПРИНЦЕССА. Журавлиные долги ноги не найдут пути-дороги.  Этого от земли не видать — боюсь растоптать! А этот — белый, как смерть, тощий, как жердь! А это вообще кошмар всей моей жизни — короток да толст, что овечий хвост!
Из-за ширмы раздается удаляющийся топот ног.

КОРОЛЕВА. Хватит! Довольно! Всех разогнала!
ПРИНЦЕССА. Ну вы же сами сказали…
КОРОЛЕВА. У тебя последняя попытка. (Достает еще один портрет, протягивает Принцессе.) Этот — мой любимчик! Посмотри, какой красавец!  Король…
ПРИНЦЕССА. Дроздобород!
КОРОЛЕВА. Что?
ПРИНЦЕССА. У него борода, словно клюв у дрозда! Король Дроздобород! Король Дроздобород!
КОРОЛЕВА.  Тише! Тише! (Подбегает к ширме, заглядывает за нее.) Ну вот… и этот — ушел!
ПРИНЦЕССА. Мама, мы закончили?
КОРОЛЕВА. Я тебе закончу… Я тебе сейчас так закончу, что мало не покажется!  Где отцовский ремень?!
ПРИНЦЕССА. Вы же сами приказали поместить его в кунсткамеру!
КОРОЛЕВА. Это была ошибка. А ошибки надо исправлять! Знай же, дочь моя, что я выдам тебя замуж за первого же, кто въедет в наш замок!
ПРИНЦЕССА. Вы шутите?
КОРОЛЕВА. Мое слово — закон!
ПРИНЦЕССА. Я…
КОРОЛЕВА. Цыц!
ПРИНЦЕССА. Я только…
КОРОЛЕВА. Молчать, я сказала! Сидим тихо — ждем мужа!

Королева ходит по залу, периодически выглядывая в окно.
Принцесса сидит молча.

КОРОЛЕВА. Да что ж не едет-то никто?! А, нет… кто-то показался. (Громко.)  Позвать сюда этого человека! (Принцессе.) Сейчас мы посмотрим, как ты запоешь!

Входит Нищий Музыкант, в которого превратился Вильгельм.

НИЩИЙ МУЗЫКАНТ. Звали, Ваше величество?
КОРОЛЕВА. Проходи, нищий музыкант. Садиться не приглашаю. Да и нельзя тебе сидеть в нашем присутствии.
НИЩИЙ МУЗЫКАНТ. Вам спеть? Сплясать? Продекламировать? Или все вместе?
КОРОЛЕВА. Ничего этого не нужно, голубчик. Скажи-ка мне лучше, нравится ли тебе моя дочка?
НИЩИЙ МУЗЫКАНТ. Славная девушка!
КОРОЛЕВА. А не хочешь ли ты взять ее в жены?
НИЩИЙ МУЗЫКАНТ. Что? Так сразу?
КОРОЛЕВА. Не сразу, голубчик! А после того, как получишь от меня этот золотой дукат. (Бросает ему монету.)
НИЩИЙ МУЗЫКАНТ (хватая деньги). Я согласен!
ПРИНЦЕССА. А меня что, никто даже не спросит?
КОРОЛЕВА. Ступайте, вас немедленно обвенчает глухой священник! А у меня голова болит.

Нищий Музыкант крепко хватает Принцессу за руку, тащит ее из тронного зала.

ПРИНЦЕССА. Я не согласна! Не согласна!

Нищий Музыкант и Принцесса скрываются за ширмой.

КОРОЛЕВА (кричит). И чтобы ноги вашей не было в моем королевстве! Не пристало жене нищего музыканта жить в королевском дворце. Можешь отправляться с ним на все четыре стороны! (Другим, беззаботным тоном.) Ну, кажется, с одним делом на сегодня мы управились. Что там дальше в нашем королевском  расписании? (Заглядывает в королевскую записную книжку.) Ах, да! Полить цветы.

Королева уходит.
Нищий Музыкант и Принцесса идут по лесной тропинке.

ПРИНЦЕССА. Чей это лес закрыл небесный свод?
НИЩИЙ МУЗЫКАНТ. Владеет им король Дроздобород. А если б ты была его женой — то был бы твой!
ПРИНЦЕССА.  Ах, кабы мне дана была свобода, я стала бы женой Дроздоборода!
НИЩИЙ МУЗЫКАНТ. Издеваешься, да?
ПРИНЦЕССА. А чей был луг над гладью синих вод?
НИЩИЙ МУЗЫКАНТ. Владеет им король Дроздобород! А если б ты была его женой — то был бы твой.
ПРИНЦЕССА.  Ах, будь мне возвращена моя свобода, я стала бы женой Дроздоборода!
НИЩИЙ МУЗЫКАНТ. Слушай-ка, голубушка! Не больно-то мне по вкусу, что ты на каждом слове поминаешь другого и жалеешь, что не пошла за него замуж. А я-то, что же, недостаточно хорош для тебя?
ПРИНЦЕССА. Мне ответить? Или сам догадаешься?
НИЩИЙ МУЗЫКАНТ. Ну и язва же ты, дорогая жена!

Нищий Музыкант и Принцесса подходят к маленькому кривому домишке.

ПРИНЦЕССА. Господи, что это? Чей это домик, старый и кривой?
НИЩИЙ МУЗЫКАНТ.  Он мой и твой! Здесь будем жить одной семьей!
ПРИНЦЕССА. Хватит дурацких стишков!
НИЩИЙ МУЗЫКАНТ. Ты первая начала.
ПРИНЦЕССА. И почему нас не встречают слуги?
НИЩИЙ МУЗЫКАНТ. Они в гостях своей подруги! Тьфу! С ума сойдешь от этих рифм!
Никаких слуг у меня нет. Все будешь делать сама. Дрова колоть, разводить огонь, готовить еду.
ПРИНЦЕССА. Нет! Не хочу! Не хочу! Не буду!

Принцесса топает ногами, становясь Эльзой.

НИЩИЙ МУЗЫКАНТ. В чем дело, женушка?
ЭЛЬЗА. Я уже снова Эльза! И я знаю, к чему ты ведешь!
НИЩИЙ МУЗЫКАНТ (становясь Вильгельмом). Кто? Я? Или нищий музыкант?
ЭЛЬЗА. К чему вы оба ведете. Я уже догадалась, что он… то есть, ты — Король-Дроздобород.
ЯКОБ (из зала). А девчонка не так глупа!
ЭЛЬЗА. Почему он сразу не привел принцессу в свой замок? Отвечай!
ВИЛЬГЕЛЬМ. Она должна пройти через испытания —  стать хорошей и доброй. Тогда бы он ей открылся. И они стали бы жить долго и счастливо!
ЭЛЬЗА. И для этого ты собирался меня… то есть, принцессу… то есть, нас обеих мучить, да?
ВИЛЬГЕЛЬМ. Ну…
ЭЛЬЗА. Так вот ты какой! А я ведь почти в тебя влюбилась! Мучитель!
ВИЛЬГЕЛЬМ. Эльза! Так написано в сказке!
ЭЛЬЗА. В таком случае, я отказываюсь быть принцессой! Так и знай!
ВИЛЬГЕЛЬМ (разводя руками). Якоб, и что мы будем делать? Представление вот-вот начнется!
ЯКОБ.  Не знаю, Вильгельм.
МАРГАРИТА. Послушайте, а может быть у вас есть такая сказка, чтобы мы обе могли сыграть хороших простых девушек.
ЭЛЬЗА. И чтобы им не надо было батрачить, как проклятым!
ЯКОБ.  Вильгельм, ты подумал о том же, о чем и я?
ВИЛЬГЕЛЬМ. Не знаю, Якоб, но, кажется, Маргарита подсказала нам идеальный выход из трудного положения!
ЯКОБ.  Беляночка…
ВИЛЬГЕЛЬМ. И Розочка! Гениально!
ЯКОБ.  Идем, Маргарита.

Якоб берет Маргариту за руку, они поднимаются на сцену.

ВИЛЬГЕЛЬМ. Мы сыграем сказку «Беляночка и Розочка».
ЭЛЬЗА. Чур, я Беляночка! А она красивая?
ЯКОБ.  Красивая. Вы обе просто красавицы!
ВИЛЬГЕЛЬМ. Ты, Маргарита, будешь Розочкой. Согласна?
МАРГАРИТА. Да мне без разницы. Хоть Румпельштильцхеном. Лишь бы представление состоялось.

На сцену выходят Королева и Колдунья.  

КОРОЛЕВА. Секундочку! А мы?
КОЛДУНЬЯ. Да! А как же мы?
КОРОЛЕВА. В этой сказке нет ни Королевы…
КОЛДУНЬЯ. Ни Колдуньи…
ЯКОБ.  Зато есть добрая матушка Беляночки и Розочки.
КОЛДУНЬЯ. Ну, допустим. Старуху-мать пусть играет она. А кем  тогда буду я?  
ВИЛЬГЕЛЬМ. Хмм… Надо подумать!
КОЛДУНЬЯ. Да уж будьте так любезны. Если у меня не будет хорошей роли — я испорчу ваше представление.
ЯКОБ.  Вот только не надо нас шантажировать! Вы будете… Вы будете… Кем же вы будете? Знаю! Вы сыграете сказительницу!
КОЛДУНЬЯ. Кого?  
ВИЛЬГЕЛЬМ. Ту, кто будет рассказывать сказку и комментировать все, что происходит на сцене.
КОЛДУНЬЯ. А у сказительницы много текста?
ЯКОБ (доставая из кармана рукопись). Вот! Целая пачка! Это практически главная роль!

Колдунья нерешительно берет текст в руки.

КОЛДУНЬЯ. Чтобы разобрать эти каракули, мне придется надеть очки. Никогда!
КОРОЛЕВА. Хватит выпендриваться! Хоть раз в жизни сойдете за умную.
КОЛДУНЬЯ. И вот хотела бы обидеться. Но назло вам — возьму и не обижусь.
ЯКОБ (хлопая в ладоши). Начинаем репетицию! Займите свои места!

Вильгельм, Якоб, Эльза, Маргарита и Королева скрываются за кулисами.
Колдунья навевает очки и становится Сказительницей.

СКАЗИТЕЛЬНИЦА. В старой, убогой хижине на краю леса жила бедная вдова. Перед хижиной был сад, и в саду росли два куста роз. На одном цвели белые розы, на другом - красные. У вдовы были две девочки, похожие на эти розы. Одну из них звали Беляночка, а другую — Розочка. Обе они были скромные, добрые и послушные девочки…

На сцену выходят Беляночка, Розочка и их Мать.

СКАЗИТЕЛЬНИЦА.   Обе сестрицы соблюдали в хижине матери такую чистоту, что любо-дорого посмотреть было.

Беляночка и Розочка послушно берут в руки метлы и метут пол.

СКАЗИТЕЛЬНИЦА. Однажды вечером кто-то постучался у дверей, как бы просясь войти.
МАТЬ. Поскорее, Розочка, посмотри, кто там? Это, может быть, путник, ищущий приюта.

Входит Вильгельм, одетый в костюм (маску) медведя.
Беляночка и Розочка визжат, бьют Медведя метлами.

СКАЗИТЕЛЬНИЦА.   Немного спустя они уже и совсем с медведем свыклись и стали над ним подшучивать. Они ерошили ему шерсть руками, ставили ножки свои ему на спину, двигали его туда и сюда, а не то возьмут прутик и давай на него нападать: он-то ворчит, а они хохочут.

Не слушая Сказительницу, девушки продолжают остервенело колотить Медведя.

МЕДВЕДЬ (закрываясь от ударов). Вы не очень на меня нападайте!  Поосторожней! Жениха не убивайте!

Беляночка и Розочка опускают метлы.

РОЗОЧКА. Беляночка, ты слышала?
БЕЛЯНОЧКА. Да уж не глухая. Какой нахал, Розочка! В женихи набивается!
РОЗОЧКА. Ты хочешь  стать фрау Медведь?
БЕЛЯНОЧКА. Нет, не особо. А ты?

Переглянувшись, сестры вновь принимаются гонять Медведя по комнате.

СКАЗИТЕЛЬНИЦА (повышая голос). Я повторяю для глухих! Девушки подружились с медведем.

Беляночка и Розочка отходят от Медведя.
Поняв, что опасность ему больше не угрожает, Медведь втаскивает в дом корзину с подарками — медом (в банках) и прочими лесными лакомствами.
Беляночка и Розочка  скептически разглядывают подарки.

РОЗОЧКА. Хотела бы я знать, чего нам  будут стоить эти медвежьи подарки?
БЕЛЯНОЧКА. А вдруг он потребует от нас…
РОЗОЧКА. Чего?
БЕЛЯНОЧКА. Ну, не знаю… Медвежьих услуг, например.
РОЗОЧКА. Я ему потребую! Я ему так потребую. Метла-то вот она, под рукой!
СКАЗИТЕЛЬНИЦА  (поспешно). Когда пришло время спать ложиться, мать сказала медведю…

Молчание. Все вопросительно смотрят на Мать, которая все это время простояла в оцепенении, испуганно глядя на Медведя.

СКАЗИТЕЛЬНИЦА (с нажимом). Мать сказала медведю!
МАТЬ (приходя в себя). Ах, да… Я от шока еще отойти не могу. Чуть сердце не остановилось, когда эту зверюгу увидела. Так что я говорю животному?
СКАЗИТЕЛЬНИЦА. Вы говорите: «Ты можешь лежать у очага; тут будешь ты укрыт от холода и непогоды».
МАТЬ. Да-да, именно так я  и говорю.
СКАЗИТЕЛЬНИЦА.  На рассвете детки его выпустили, и он поплелся по снегу в лес.  

Медведь, недовольно ворча,  уходит.

СКАЗИТЕЛЬНИЦА. С той поры медведь приходил к ним каждый вечер в определенный час, ложился у очага и давал девушкам полную возможность с ним забавляться. И они к нему так привыкли, что, бывало, и дверь не запрут до тех пор, пока не явится их косматый приятель. А весной он ушел…
БЕЛЯНОЧКА. Но обещал вернуться! Осенью. Ах, он такой милый! Милый!  
СКАЗИТЕЛЬНИЦА. Спустя какое-то время мать послала дочерей в лес собирать хворост.

Беляночка и Розочка делают несколько шагов и оказываются в лесной чаще.
В руках у них метлы.

РОЗОЧКА. Я вот только не понимаю, зачем мы с метлами-то в лес поперлись?
БЕЛЯНОЧКА. Ну не с топорами же нам идти?
РОЗОЧКА. Твоя правда, сестричка!
ГОЛОС ЯКОБА. Помогите! Помогите!
СКАЗИТЕЛЬНИЦА.   Подойдя ближе, они увидели странного человечка. Лицо у него было поблеклое и старое, а борода длинная и белая, как снег. Самый кончик бороды защемился в одну из трещин дерева и, бедняга совался туда и сюда, словно собачонка на веревочке, а вытащить бороды не мог. Странный человечек!
СТРАННЫЙ ЧЕЛОВЕЧЕК (становясь Якобом; Сказительнице). Простите, но  в тексте написано, что я карлик. Я точно помню, сам писал эту сказку.
СКАЗИТЕЛЬНИЦА. В тексте, может, и написано. Но, простите, какой же вы карлик? Не смешите людей!
ЯКОБ (вздыхая). И ведь не поспоришь. (Становясь Странным Человечком.) Помогите!  

Девушки подходят к Странному Человечку.  

СТРАННЫЙ ЧЕЛОВЕЧЕК. Ну, что там стали, коровы? Разве не можете сюда подойти да оказать мне помощь?
РОЗОЧКА. Да подойти-то не сложно, только мне твою ругань и отсюда прекрасно слышно.
БЕЛЯНОЧКА. Да как же тебя угораздило это сделать, странный  человечек?
СТРАННЫЙ ЧЕЛОВЕЧЕК.  Глупое, любопытное животное! Я хотел расколоть дерево вдоль, чтобы потом расщепить его на лучины для кухни. Вот и я загнал туда клин, и дело бы кончилось наилучшим образом, если бы клин не выскочил и дерево не защемило мою прекрасную белую бороду! А теперь она защемлена, и я не могу ее вытащить! Да что вы встали столбом?!
РОЗОЧКА. А что нам теперь, танцевать, что ли?
СТРАННЫЙ ЧЕЛОВЕЧЕК. Ну, чего вы смеетесь, глупые девчонки! Фу, какие вы гадкие! Немедленно освободите меня!
СКАЗИТЕЛЬНИЦА.   Девушки приложили все усилия, однако же не могли вытащить бороду, которая крепко застряла в расщелине пня.
РОЗОЧКА. Бесполезно. Максимум, что я могу предложить в этой ситуации — это позвать кого-нибудь на помощь?
БЕЛЯНОЧКА. Кого? Здесь же никого нет!
РОЗОЧКА. Я вижу. Но надо же было найти приличный повод тихо уйти отсюда.
БЕЛЯНОЧКА. И бросить его в беде? Нет, я не такая, я не могу так поступить!
РОЗОЧКА. Отлично, оставайся,  я пойду одна.
СТРАННЫЙ ЧЕЛОВЕЧЕК. Куда это ты собралась, бессовестная?
РОЗОЧКА. Искать людей, которые тебе помогут.
СТРАННЫЙ ЧЕЛОВЕЧЕК. Ты с ума сошла, овечья голова!  Зачем звать людей? Мне и вы-то две противны! Или вы ничего лучше придумать не можете?
РОЗОЧКА (мрачно). Да есть у меня пара мыслей… Но, боюсь, они тебе не понравятся.
БЕЛЯНОЧКА. Придумала! (Хлопает в ладоши, скачет на одной ножке.) Я придумала!
СТРАННЫЙ ЧЕЛОВЕЧЕК. И угораздило же меня связаться с больными. Что ты там придумала, тупая головешка?

Беляночка достает из кармана ножницы.

РОЗОЧКА (одобрительно). Действуй, сестра!  

Беляночка единым махом отхватывает Странному Человечку большой кусок бороды, застрявший в расщелине пня.

СТРАННЫЙ ЧЕЛОВЕЧЕК (ощупывая лицо). Неотесанные гадины! Отрезали мне кусок моей чудной бороды! Как смеете вы позорить мое лицо! Чтоб вам пусто было!
СКАЗИТЕЛЬНИЦА.   Тут он схватил мешок с золотом, запрятанный в корнях дерева и, не сказав более ни слова, исчез за камнем.
РОЗОЧКА (вдогонку). И скажи спасибо, что она тебе только бороду отрезала!
БЕЛЯНОЧКА. Действительно, мог бы и поблагодарить…  А что я могла еще отрезать?
РОЗОЧКА. Я тебе потом объясню.
БЕЛЯНОЧКА. Нет,  хочу сейчас!
РОЗОЧКА. Ну, хорошо. Помнишь нашего кота Пушка? Так вот…

Подхватив метлы, Розочка обнимает сестру за талию, уводит ее, что-то негромко рассказывая на ухо.

СКАЗИТЕЛЬНИЦА. Девушки идут лесом. (Пауза.) Как-то очень двусмысленно это звучит, ну да ладно…  Вдруг они увидели большую стаю птиц, которая медленно кружила над ними в воздухе, опускаясь, все ниже и ниже. Наконец она опустилась недалеко от них, возле огромного камня. Вслед за тем девочки услышали…
ГОЛОС СТРАННОГО ЧЕЛОВЕЧКА. Помогите! Помогите!
СКАЗИТЕЛЬНИЦА. Они подбежали на зов странного человечка и с ужасом увидели…

Странный Человечек, присев на корточки, силится отогнать от себя стаю птиц.

БЕЛЯНОЧКА. Что случилось, странный человечек?
СТРАННЫЙ ЧЕЛОВЕЧЕК. Проклятые птицы! Прогоните их! Прогоните немедленно!  

Беляночка и Розочка метлами разгоняют птиц. В пылу битвы несколько ударов достается и Странному Человечку.

СКАЗИТЕЛЬНИЦА. Наконец, птицы бросили свою добычу.

Птицы улетают. Странный Человечек поднимается с земли.

СТРАННЫЙ ЧЕЛОВЕЧЕК (отряхиваясь). Ах вы, дуры, дуры криворукие! Разве вы не могли обойтись со мною поосторожнее, половчее? Все мое платьишко порвали, обрубки вы неотесанные!
СКАЗИТЕЛЬНИЦА. Потом странный человечек подхватил лежавший рядом мешок с драгоценными камнями и опять скользнул под камень в свою нору.
РОЗОЧКА. Какое неблагодарное животное!
БЕЛЯНОЧКА. Да уж, наш медведь, по сравнению с ним, — галантный кавалер.
РОЗОЧКА. Скучаешь, значит, по медведику?
БЕЛЯНОЧКА. Ты знаешь, когда он уходил от нас, то зацепился за дверной крюк и оборвал себе кусочек шкуры, и мне показалось, будто из-под шерсти у него сверкнуло золото.
РОЗОЧКА. А ведь я предупреждала, чтобы ты не ела тех грибов, что медведь принес из леса. Ты, как вижу, не послушалась!
ГОЛОС СТРАННОГО ЧЕЛОВЕЧКА. Помогите! Помогите!
РОЗОЧКА. Это начинает утомлять. Тебе не кажется?
БЕЛЯНОЧКА. Нет, мне вот даже интересно, во что он вляпался на этот раз.

Девушки идут на зов Странного Человечка. В этот раз он оказался жертвой Медведя, который одной лапой схватил Странного Человечка за горло, а вторую угрожающе занес у него над головой. Медведь рычит.

СТРАННЫЙ ЧЕЛОВЕЧЕК. Милейший господин медведь! Пощадите меня, и я отдам все мои богатства! Подарите мне жизнь! Гожусь ли я вам, маленький и ничтожный? Вы меня на зубах и не почувствуете! Вот, берите этих двух девчонок: они обе для вас лакомый кусочек! Выкормлены, что перепелки! Их и кушайте на здоровье! (Девушкам.) Ну чего там стоите, рот разиня! Подойдите ближе! Приятного вам аппетита, господин медведь!
СКАЗИТЕЛЬНИЦА.  Но медведь, не обратив внимания на слова странного человечка, дал ему шлепка своей лапой и разом с ним покончил.

Беляночка вскрикивает, закрывает лицо руками.

РОЗОЧКА. Пойдем, сестричка! Не стоит нам здесь задерживаться. Это же убийство. Начнутся расспросы, допросы…  А мне с полицией встречаться не с руки.
БЕЛЯНОЧКА. Не пойдем, сестричка, а побежим со всех ног!
МЕДВЕДЬ.  Беляночка! Розочка! Подождите!
БЕЛЯНОЧКА. Миша?! Сестрица, это же наш Мишенька!
РОЗОЧКА (Сказительнице) Очки на минуточку не одолжите?

Сказительница снимает очки, протягивает их Розочке. Девушка смотрит сквозь них на Медведя.

РОЗОЧКА. Да, это он, теперь я его узнаю. К нам идет.
СКАЗИТЕЛЬНИЦА. А когда медведь с ними поравнялся, его шкура с него свалилась, и он очутился перед ними молодым, стройным красавцем, с ног до головы одетым в золото.
РОЗОЧКА. А теперь — не узнаю.
БЕЛЯНОЧКА. Он принц! Принц!
РОЗОЧКА. Тогда уж, скорее,  — медвепринц.
СКАЗИТЕЛЬНИЦА (Розочке). Очки верни, сама хочу посмотреть.

Розочка возвращает Сказительнице очки.

МЕДВЕПРИНЦ. Беляночка, будь моей женой!
БЕЛЯНОЧКА. Ах! Я согласна.

Медвепринц и Беляночка целуются.

СКАЗИТЕЛЬНИЦА (надев очки). Вильгельм! Эльза! Друзья мои, на мой взгляд, вы как-то излишне увлекались поцелуями. В зале могут быть дети!
РОЗОЧКА (становясь Маргаритой). Я вот сейчас не очень поняла. То есть, личное счастье обрела только одна из нас?
СКАЗИТЕЛЬНИЦА. Ну почему же… Совершенно случайно у принца оказался старший  брат. И он будет не против жениться на Розочке.  

Медвепринц  достает из кармана портрет брата, протягивает Маргарите, которая опять стала Розочкой.

РОЗОЧКА. Брат, говорите? (Пристально разглядывает портрет.) А что, очень даже… Хотя современным художникам доверять нельзя. Такое нарисуют, что  мама дорогая!

На лесной поляне появляется Мать.

МАТЬ (Розочке). Ты звала меня дочка?!
РОЗОЧКА. Ну идите к нам, раз уж пришли. Хотя как вы оказались в лесу — ума не приложу.
МАТЬ. Настоящая мать всегда знает, где ее кровиночки!
БЕЛЯНОЧКА.  А у  нас тут свадьба!
РОЗОЧКА. И, надеюсь, не одна! Если меня не обманут с братом, конечно.  

На поляне появляется Якоб, превратившийся в брата Медвепринца. В руках у него сердце, которое он, встав на колено, предлагает Розочке.

СКАЗИТЕЛЬНИЦА (Розочке). А вот и брат. Ну, как? Берешь?
РОЗОЧКА. Беру и руку и сердце. И все остальное. Он мне нравится!

Розочка и брат Медвепринца обнимаются.

МАТЬ. Ах, как я счастлива за вас, дети!
СКАЗИТЕЛЬНИЦА. И взявшись за руки,  они отправились делить между собою те большие сокровища, которые странный человечек успел собрать в своей пещере.
МАТЬ. Старуха-мать еще долго жила, спокойная и счастливая, у своих деток.
СКАЗИТЕЛЬНИЦА.  А два розовых куста они захватили с собою из садочка, и они были посажены перед ее окном, и каждый год расцветали на них чудные розы, белые и пунцовые.

Все участники представления выходят на авансцену.     

КОРОЛЕВА. Нашей сказочке конец!
КОЛДУНЬЯ.    По лесу бежит песец!
ЭЛЬЗА.    Кто поймать его сумеет…
МАРГАРИТА. Тот и шубу заимеет!
ЯКОБ. Отлично!
ВИЛЬГЕЛЬМ.  Теперь мы полностью готовы выйти к публике!
ЯКОБ.  Занавес!

Занавес.
Конец.


(с) Олег Михайлов и Дарья Верясова
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Вариант пьесы на украинском языке: Балаганчик братів Грім

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования