Общение

Сейчас 446 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

  • даракеролайн5

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

сказка для театра


        Один молодой парень, получивший недавно наследство, отправляется в лес за
        хворостом, и встречает там пригожую девушку, которая предлагает ему стать
        его женой. Парень сажает ее на плечи, и относит к себе домой, однако молодая
        жена оказывается Тоской Зеленой: маленькой, злой, покрытой зеленой змеиной
        кожей, которая через стеклянную трубочку сосет по ночам его кровь. Лишь
        чудом удается незадачливому жениху избежать гибели, избавиться от Тоски
        Зеленой, и найти себе добрую и красивую жену.


   Т о с к а  З е л е н а я,  она же  К р а с а  Н е н а г л я д н а я.
   Н и к о л а й,  молодой хозяин.
   Г р и г о р е н к о,  колдун.



  Д Е Й С Т В И Е   П Е Р В О Е



        Окраина села рядом с лесом, в который упирается проселочная дорога.
        С правой стороны от дороги добротный дом  Н и к о л а я,  огороженный
        забором: с большим крыльцом, сараем для скотины и навесом, под которым
        висит конская сбруя и сложены разные инструменты.
        С левой стороны от дороги дом одноглазого колдуна  Г р и г о р е н к о:
        мрачный, запущенный, с покосившимся забором, такой же, как и сам его
        х о з я и н.
        Н и к о л а й  во дворе своего дома, оглядывает хозяйство, ходит по двору,
        проверяет на прочность забор, заглядывает в сарай к скотине, трогает
        сбрую под навесом.

   Н и к о л а й. Хорошее хозяйство оставили мне родители, доброе, прочное. И
        дом у меня новый, который простоит еще много лет, и крыша в нем не протекает,

и крыльцо такое большое, что на нем летом вполне можно спать. И двор большой,
и забор вокруг двора надежный, который не сможет
        повалить никакой ветер. А уж о скотине в сарае я  не говорю: и лошадь у
        меня есть, и корова, и коза, как у самого настоящего хозяина, не хуже, во
        всяком случае, чем у остальных односельчан. И сам я молодец хоть куда:
        высокий, пригожий, и мастер на все руки! Чего, кажется, еще пожелать,
        о чем мечтать такому парню, как я? Всего у меня вдоволь, и одного только
        нет – молодой и пригожей жены, которая бы встречала меня на крыльце
        дома, обнимала за шею, и говорила ласковые слова. Эх, бедный я, несчастный,
        маюсь один на белом свете, и  не люб мне от этого ни мой дом, ни мое
        большое хозяйство! какой мне от них прок, если сердце мечтает о молодой
        жене, и от этого не ем я, не пью, а день и ночь все думаю об одном: когда же
        встретится мне на дороге моя суженая?

        Поправляет рукой висящую под навесом конскую сбрую.

        Хорошо тем парням, которые живут в центре села: им каждый день попадаются
        навстречу молодые девушки, с которыми они могут завести разговор, а потом
        пригласить на свидание, после чего и свадьбу сыграть недолго. А каково мне,
        живущему на околице, да еще у самого леса – кого здесь, в глуши, можно
        встретить? Разве что соседа моего, одноглазого колдуна Григоренко, который
        и приворотные зелья готовит, и потерянные вещи находит, и коров с собаками
        от бешенства лечит. Говорят, что он и многими другими страшными делами
        занимается, о которых даже боязно думать.

        С опаской смотрит на расположенный через дорогу дом  Г р и г о р е н к о.

        Не к нему же, старому колдуну, идти мне в гости, не с ним начинать сердечный
        разговор! Эх, пойду-ка я в лес, наберу там хворосту для печки, сварю себе
        какую-нибудь похлебку, чтобы совсем с голоду не умереть! а вот была бы у
        меня жена, сварила бы она мне суп, или щи, напекла бы пирогов, да и села
        напротив меня, веселая и пригожая, глядючи, как ем я ее вкусные блюда!

        Машет с досады рукой.

        Эх, чего зря мечтать о несбыточном! пойду действительно в лес за хворостом,
        а то совсем изведусь здесь от тоски!

        Снимает веревку, висящую во дворе под навесом, открывает калитку, и
        выходит на дорогу.
        Из своего дома выходит его сосед  Г р и г о р е н к о  с черной повязкой на
        глазу, подходит к своему покосившемуся забору, с любопытством смотрит
        на  Н и к о л а я.

   Г р и г о р е н к о. Здравствуй, Николай, далеко ли собрался?
   Н и к о л а й. Здравствуй, Григоренко, иду в лес за хворостом, хочу сварить себе
        какую-нибудь похлебку, чтобы не умереть с голоду!
   Г р и г о р е н к о. Такой богатый хозяин, как ты, не должен умирать с голоду!
        Ведь все у тебя есть, Николай: и дом, и скотина, и множество всякой утвари,
        и сам ты молодец, хоть куда. Отчего же тебе умирать с голоду?
   Н и к о л а й. Оттого, Григоренко, что не женат я, и некому мне готовить еду. А
        сам я это делать не успеваю, потому что день и ночь мечтаю о молодой жене.
        Да, видно, на роду мне написано никогда не жениться!
   Г р и г о р е н к о. Неправда, Николай, напрасно ты так убиваешься, и моришь и
        себя, и скотину свою голодом, потому что уже сегодня к вечеру будет у тебя
        молодая жена!
   Н и к о л а й (печально). Зачем ты, старый колдун, насмехаешься надо мной?
        какая молодая жена, откуда она возьмется? целый год не было молодой жены,
        и вдруг взялась, и появилась неизвестно откуда!
   Г р и г о р е н к о. И вовсе я не насмехаюсь над тобой, Николай, а говорю чистую
        правду. К вечеру сегодняшнего дня будет у тебя молодая жена, такая пригожая,
        что краше ее, кажется, и свет белый не видывал! краше, во всяком случае, чем
        девушки из нашего большого села. Можешь мне верить, потому что я вижу
        особенным зрением, не таким, как остальные люди, и никогда, между прочим,
        не ошибаюсь!
   Н и к о л а й (сразу повеселев). Спасибо тебе, Григоренко, за добрую весть,
        пойду поскорее в лес, наберу хворосту, растоплю печь к приходу молодой
        жены. Пусть приходит, и сразу же начинает готовить свадебные блюда и
        пироги!
   Г р и г о р е н к о. Спасибо, Николай, это, конечно, приятно, не каждый день
        старому одноглазому колдуну говорят спасибо; гораздо чаще называют его
        разными нехорошими именами за то, что любовный напиток неправильно
        приготовил, и он вместо молодого парня приворожил тебе старого козла из
        хлева; или за то, что вместо пропавшего дорогого колечка нашлась черная
        оглобля, потерянная еще в прошлом веке; или за корову, которую лечил от
        бешенства, а она в итоге превратилась в быка, бодающего на селе всех
        подряд. Так что спасибо мне твое, Николай, очень любо, но за добрый  
        прогноз хочу получить от тебя добрую плату!
   Н и к о л а й (удивленно). Какой еще прогноз, старый колдун, какая еще добрая
        плата?
   Г р и г о р е н к о. Как какой прогноз? разве не напророчил я тебе, Николай,
        сегодня к вечеру молодую жену? Разве это не благоприятный прогноз, разве
        не спасет он тебя от ежедневной тоски, от которой ты вполне мог погибнуть?
        а раз так, требую я от тебя в качестве платы твоего коня, который стоит у
        тебя в сарае, и, между прочим, уже третий день маковой росинки, то есть,
        я хотел сказать, соломки и травки в зубах не держал! Отдай мне коня, и
        можешь отправляться вперед по дороге навстречу своему счастью!
   Н и к о л а й. Нет, старый колдун, не проведешь, не отдам я тебе моего коня!
        этот конь вместе с коровой и козой достался мне от родителей, и дорог, как
        память! за хороший прогноз, конечно, спасибо, но чему быть, того не
        миновать! коня я оставлю себе, а сам пойду навстречу своему счастью!

        Уходит вперед по дороге в сторону леса.

        Прощай, старый хрыч, спасибо за прогноз, авось к вечеру действительно
        обзаведусь молодой женой, и со своей тоской расстанусь навеки!
   Г р и г о р е н к о (вдогонку). С Тоской Зеленой повстречаешься ты за неуважение
        к авторитетам! Иссушит она тебя всего, измучит, и приползешь ты ко мне на
        коленях за помощью, умоляя принять не только коня, но и корову с козой в
        придачу! Я, конечно, приму, но не сразу, поскольку я колдун хоть и добрый,
        но злопамятный, и о нанесенных обидах никогда не забываю!
   Н и к о л а й (уйдя вперед по дороге). Болтай, болтай, балабол, мели, мели,
        старая мельница, а я пойду вперед навстречу нежданному счастью, которое
        уже заставляет биться мое молодецкое сердце!
   Г р и г о р е н к о (про себя). Давай – давай, иди вперед навстречу своему счастью,
        аккурат под елочкой и встретишь его!

        С усмешкой смотрит вслед уходящему по направлению к лесу  Н и к о л а ю.

   Н и к о л а й (подходя к опушке леса). Как хорошо, что лес у меня под боком,
        и можно, кажется, дотронуться до ветвей колючей елки прямо из окна своего
        дома!

        Начинает собирать хворост, связывает его веревкой, забрасывает себе за
        спину.

        Ну вот, набрал немного, для меня одного вполне хватит, пора и домой
        возвращаться!

        Замечает сидящую под елочкой  К р а с у  Н е н а г л я д н у ю.
        Останавливается на месте, пораженный ее красотой.

        Не может быть, вот это красота! Прямо как в присказке говорится: ни в сказке
        сказать, ни пером описать! Как звать тебя, красавица, и что ты тут делаешь?
   К р а с а  Н е н а г л я д н а я (поднимаясь ему навстречу). Зовут меня Красой
        Ненаглядной, и здесь я для того, чтобы встретить тебя, Николай! Если подашь
        мне руку, посадишь себе на плечи, и отнесешь домой, то стану я твоей женой,
        такой, какую еще свет белый не видывал! Буду любить тебя, говорить ласковые
        слова, готовить вкусные блюда, и с улыбкой встречать на крыльце, когда
        возвращаешься ты из леса с охапками хвороста, или с поля после работы. Одним
        словом, мой суженый, будет тебе со мной легко и весело. И забудешь ты навсегда
        о своей лютой тоске! Ну что, берешь меня себе в жены?
   Н и к о л а й (радостно). Беру, Краса Ненаглядная, конечно беру! Мечтал я о такой
        неизъяснимой красе и о такой доброте всю свою жизнь, и теперь ни за что не
        могу от нее отказаться!

        Подает  К р а с е  Н е н а г л я д н о й  руку, садит ее себе на плечи, поднимает
        упавшую вязанку хвороста, и по дороге возвращается домой.
        К о л д у н  Г р и г о р е н к о  все так же молча стоит у своего забора,
        скептически глядя на счастливого  Н и к о л а я.

   Н и к о л а й (на седьмом небе от счастья). Все правильно напророчил мне ты,
        старый колдун: нашел я себе жену, о которой мечтал всю свою жизнь, но коня
        тебе за нее не отдам!
   Г р и г о р е н к о (усмехаясь). И коня отдашь, и корову, и козу, и на коленях
        приползешь просить прощения! Да только не сразу прощу я тебя, Николай!

        Поворачивается, и уходит в свой дом.
        Н и к о л а й  заносит свою н о  ш у  к себе во двор, заходит на крыльцо, и
        скрывается вместе с ней за дверью.

   З а н а в е с.




    Д Е Й С Т В И Е   В Т О Р О Е


        Прошел месяц с тех пор, как  Н и к о л а й  женился на  К р а с е
        Н е н а г л я д н о й.  За этот месяц двор его пришел в упадок, везде лежат
        неубранные вещи, разбросаны вязанки хвороста, сарай открыт настежь,
        и слышится жалобное ржание, мычание и блеяние находящейся там скотины.
        Н и к о л а й  возвращается домой пьяный из кабака, шатается, кричит еще с
        улицы, вызывая из дома  ж е н у.

   Н и к о л а й (с пьяным вызовом). Выходи, обманщица, выходи, скандалистка,
        выходи, погибель моя, чтобы я мог на тебя посмотреть, и другим людям
        чудо свое показать!

       Из дверей выходит  Т о с к а  З е л е н а я,  смотрит на него, уперев руки в бока.

   Т о с к а  З е л е н а я. Чего тебе надо, пропойца?
   Н и к о л а й. Ага, вышла, змея зеленая, на свет Божий, вышло, чудище морское,
        вышла погибель всей моей жизни!
   Т о с к а  З е л е н а я (насмешливо). Всего месяц, как женился ты на мне, а уже
        называешь погибелью всей своей жизни! не рано ли, муженек, так нехорошо
        меня обзываешь?
   Н и к о л а й. Да как же тебя не обзывать, чудо заморское, если представилась ты
        мне Красой Ненаглядной, а уже через несколько дней, когда туман любви,
        застилавший мои глаза, рассеялся, обернулась Тоской Зеленой! Как же тебя,
        прости Господи, не обзывать?
   Т о с к а  З е л е н а я. Это правда, муженек, что обманула я тебя, и оказалась вовсе
        не Красой Ненаглядной, а Тоской Зеленой, страшным чудищем, родившимся в
        лесу от сырости, чтобы погубить тебя, Николай, и иссушить тоской твою
        бессмертную душу! Так уж у нас, у чудищ лесных, заведено, так уж нам на роду
        написано!
   Н и к о л а й. Откуда же ты, Тоска Зеленая, взялась на моей дороге, и за что села
        на мои молодецкие плечи?
   Т о с к а  З е л е н а я. Взялась я от людских ссор и попреков, от ругани злых
        женщин, которые изводят своих мужей вечными придирками и скандалами, и
        заставляют с утра бежать в кабак, заливать свое горе вином. Ну и, конечно, от
        сырости лесной тоже много досталось мне, так что я не просто существо
        лесное и страшное, но еще и злая жена, хуже которой вообще найти
        невозможно. И не будь тебя, Николай, прыгнула бы я на плечи другому, и ему
        отравила всю его молодецкую жизнь!
   Н и к о л а й (окончательно протрезвев). И что же, совсем мне от тебя избавиться
        невозможно?
   Т о с к а  З е л е н а я. Совсем, Николай, даже и не мечтай об этом! Довела я тебя
        за месяц до кабака и до мыслей о самоубийстве, которые, знаю, уже приходят
        в твою голову. А дальше будет еще хуже, дальше буду прыгать я тебе на плечи,
        и сосать через стеклянную трубочку твою кровь, пока  совсем не высосу ее
        без остатка. А ну-ка, муженек, нагнись, хочу я покататься на тебе, словно на
        лошади!

        Н и к о л а й,  помимо воли, покорно становится на колени,  Т о с к а  З е л е н а я
        запрыгивает ему на плечи, и он бегает с ней по двору, а она оглушительно
        хохочет, и бьет ногами, словно шпорами.

   Н и к о л а й (задыхаясь). Помедленней, женушка, помедленней!
   Т о с к а  З е л е н а я. Быстрей, муженек, быстрей, вози меня по кругу, пока голова
        у тебя не закружится, и ты не потеряешь сознание! а когда потеряешь
        сознание, буду я через стеклянную трубочку сосать твою кровь!

        Н и к о л а й  постепенно замедляет свой бег, останавливается, и садится на
        крыльцо, потеряв сознание, а  Т о с к а  З е л е н а я  вытаскивает из кармана
        стеклянную трубочку, приставляет  Н и к о л а ю  к шее, и начинает сосать его
        кровь.

   Н и к о л а й (жалобно, не открывая глаз). Ой, больно!
   Т о с к а  З е л е н а я. Ничего, муженек, терпи, связался со мной, так уж не
        денешься никуда! Нам, чудищам зеленым, родившимся от сырости, и от
        людских ссор, без крови человеческой никак нельзя! у нас от этого зеленый
        цвет может пропасть, и кожа змеиная начнет линять, как на гадюке. Но ты не
        бойся, мой милый, это не продлится очень долго. Всего три раза буду я через
        стеклянную трубочку сосать из тебя кровь, а четвертого раза  не будет,
        потому что ты к этому времени уже умрешь!
   Н и к о л а й (опять жалобно причитает). Ой, больно, ой побыстрей бы мне
        умереть!
   Т о с к а  З е л е н а я. Побыстрйе никак не получится; это первый раз, и останется
        еще два, так что наберись сил, и мужественно вытерпи все до конца. Как и
        положено мужчине!
   Н и к о л а й (возражая). Но ты ведь тоже не женщина, почему же я должен быть
        мужчиной?
   Т о с к а  З е л е н а я. Кто-то ведь из двоих должен остаться человеком! Если я
        гадюка лесная, и кожа у меня зеленого цвета, то хотя бы ты до смерти своей
        сохрани свой человеческий облик!
   Н и к о л а й. Хорошо, сохраню, только ты поскорее заканчивай, а то совсем крови
        во мне не останется!
   Т о с к а  З е л е н а я (не выпуская изо рта стеклянную трубочку). Не переживай,
        крови в тебе еще много, аккурат на три сеанса; ведь ты, несмотря ни на что,
        молодец хоть куда, и с другой, доброй и нормальной женой, мог бы прожить
        до ста лет!
   Н и к о л а й. А может быть, ты подобреешь, и мы с тобой проживем эти сто
        радостных лет?
   Т о с к а  З е л е н а я. Нет, миленький, никак не получится, с тобой я проживу еще
        два дня, а потом отправлюсь в лес под свою елочку искать другого доверчивого
        простака!
   Н и к о л а й. Ой, мама!

        Теряет сознание, лежит на крыльце, словно мертвый.

   Т о с к а  З е л е н а я (удовлетворенно). Ну вот, попила вдоволь крови у муженька,
        и хватит на сегодня, пойду в дом, поваляюсь на лежанке, помечтаю о чем-нибудь
        приятном! о еще таком же доверчивом простачке, которого я в недалеком
        будущем изведу своими ссорами и скандалами!

        Прячет свою трубочку в карман, вытирает рот рукавом, и уходит в дом.
        Н и к о л а й  остается неподвижно лежать на крыльце.
        Постепенно темнеет. На небе зажигаются звезды. Потом и они гаснут.
        Наступает утро. Н и к о л а й  просыпается, садится на крыльце, задумывается.

   Н и к о л а й (говорит сам с собой). Итак, проклятая женушка оставила мне всего
        два дня жизни. Она будет сосать через свою стеклянную трубочку мою кровь
        сегодня и завтра, после чего я умру. И все это из-за того, что я повстречал в
        лесу под елочкой не Красу Ненаглядную, а Тоску Зеленую, посланную мне
        на погибель. Еще, очевидно, из-за того, что я обидел Григоренко, и не отдал
        ему своего коня. Пойду-ка  побыстрее к нему, и пообещаю этого коня вместе
        со сбруей, и вообще со всем, что он захочет, лишь бы одноглазый колдун
        простил меня, и посоветовал, как мне спастись!

        Встает, пошатываясь, невольно трогая руками то место на шее, куда  
        Т о с к а  З е л е н а я приставляла свою стеклянную трубочку, и идет через
        свою калитку и через дорогу к дому  Г р и г о р е н к о. Кричит через
        забор.

   Н и к о л а й. Хозяин, хозяин, выйди из дома!

        Из своего дома выходит  Г р и г о р е н к о.

   Г р и г о р е н к о (с интересом глядя на  г о с т я). Чего тебе надобно, Николай?
   Н и к о л а й. Прости меня, Григоренко, за мою неблагодарность, и за то, что
        посмеялся я над тобой. Забирай моего коня вместе со сбруей, только помоги
        мне избавиться от Тоски Зеленой. Совсем замучила меня зеленая женушка, пьет
        мою кровь через стеклянную трубочку, и если ты мне не поможешь, то уже
        никто не поможет!
   Г р и г о р е н к о. Вот видишь, Николай, как нехорошо обманывать старых людей,
        и свысока относиться к их мудрым словам! Не обидел бы ты меня, отблагодарил
        как следует, так и жил бы теперь с Красой Ненаглядной, а не с этим зеленым
        чудищем, на которое даже отсюда, через дорогу, смотреть невозможно!
   Н и к о л а й. Да откуда же оно взялось, это зеленое чудище? откуда взялась эта
        злая жена?
   Г р и г о р е н к о. Да будет тебе известно, Николай, что вовсе это не жена, и не
        женщина, а кикимора болотная, которая специально подстерегает таких добрых
        молодцев, как ты, а потом прыгает им на шею, и выпивает всю кровь без
        остатка!
   Н и к о л а й. И что же, нет от нее никакого спасения?
   Г р и г о р е н к о. Спасение только одно: связать ее, и утопить в лесном озере,
        которое находится в самой чащобе, и которое, говорят, так глубоко, что
        доходит до самой середины земли. Утопи ее в лесном озере, и не будет
        она больше сосать твою молодецкую кровь! Как утопишь, так сразу же
        возвращайся назад, ибо не терпится мне посмотреть на коня, которого ты мне
        подарил!
   Н и к о л а й. Может быть, сразу его тебе привести?
   Г р и г о р е н к о. Нет, пусть пока постоит у тебя в сарае, а ты иди, избавляйся
        от зеленой кикиморы; да смотри, заткни уши воском. Потому что начнет она
        жалобно выть и причитать, и можешь ты сжалиться над ней, и погубить себя
        этим уже окончательно!
   Н и к о л а й (радостно). Спасибо, Григоренко, за твой совет, сейчас утоплю
        зеленую ведьму, а потом сразу же отдам коня вместе со сбруей!
   Г р и г о р е н к о. Надеюсь, что все так и будет!

        Н и к о л а й  возвращается к себе во двор, находит под навесом веревку и кусок
        воска, засовывает их в карман. Кричит  ж е н е.

   Н и к о л а й. Женушка, женушка, покажись на крыльце!

        На крыльцо выходит  Т о с к а  З е л е н а я,  смотрит на  Н и к о л а я,  уперев
        руки в бока.

   Т о с к а  З е л е н а я. Чего ты хочешь, пропойца?
   Н и к о л а й. Хочу обнять тебя, и поцеловать в обе щеки!
   Т о с к а  З е л е н а я. Ну раз так, то, пожалуй, подойду я к тебе. Не часто
        обнимают меня, и целуют в обе щеки!

        Подходит к  Н и к о л а ю,  тот делает вид, что хочет обнять, а сам связывает
        ее, и забрасывает себе на плечи. Потом затыкает уши воском, и бегом
        отправляется в сторону леса.  Т о с к а  З е л е н а я  бьется и молит о помощи,
        но  Н и к о л а й  не слышит ее. Подходит к лесу, и скрывается в нем.
        Г р и г о р е н к о,  который с интересом за всем наблюдает, с сомнением
        покачивает головой, и уходит в дом.
        Солнце поднимается выше. Из леса выходит  Н и к о л а й,  идет налегке к
        своему дому. Заходит во двор, и видит на крыльце  Т о с к у  З е л е н у ю.

   Т о с к а  З е л е н а я (насмешливо). Что, не ожидало увидеть меня здесь, муженек?
        думал, что избавился от меня окончательно, утопив в лесном озере, а я вновь
        рядом с тобой, цела–целехонька, и даже платье не замочила себе! Знай же,
        мой ненаглядный, что такая злая жена, как я, не может утонуть в лесном озере,
        потому что напилась я твоей крови, и не может лесное озеро одолеть меня
        своей глубиной. А ну-ка, сажай меня к себе на плечи, и вози по двору, а я опять
        буду пить твою молодецкую кровь!

        Н и к о л а й  покорно подходит к крыльцу, становится на колени, и  Т о с к а
        З е л е н а я  запрыгивает ему на плечи.  Н е с ч а с т н ы й  бегает с ней по двору,
        а  к и к и м о р а  через стеклянную трубочку сосет его кровь.
        Наконец  Н и к о л а й  обессиливает, подходит к крыльцу, и садится на него.

   Н и к о л а й. Все, не могу, устал, пощади меня, любимая женушка!
   Т о с к а  З е л е н а я. Ничего, отдохни на крыльце до утра, а завтра с новыми
        силами будешь опять возить меня на себе. Теперь уж в последний раз!

        Засовывает окровавленную трубочку в карман, и заходит в дом.  
        Н и к о л а й  опускается на крыльцо и засыпает.
        Постепенно наступает ночь, на небе зажигаются звезды. Потом они гаснут
        одна за одной, и приходит утро.
        Н и к о л а й  просыпается, с трудом поднимается с крыльца, ощупывает себя
        со всех сторон.

   Н и к о л а й. Совсем заездила меня проклятая женушка! Два раза каталась на мне
        по двору, и пила мою кровь, а третьего раза я не переживу! Пойду-ка поскорее
        к одноглазому колдуну, спрошу у него совета. Ведь в такой ситуации, как у
        меня, без совета мудрого человека никак не обойтись!

        Идет к дому  Г р и г о р е н к о,  кричит через забор.

        Хозяин, хозяин, выйди из дома!

        Из своего дома выходит  Г р и г о р е н к о,  подходит к забору, с любопытством
        смотрит на  Н и к о л а я.

   Г р и г о р е н к о. Чего тебе надобно, Николай, зачем пришел в этот раз?
   Н и к о л а й. Помоги мне, Григоренко, не захотела тонуть зеленая женушка!
        жива – живехонька оказалась, и пуще прежнего пьет мою кровь через свою
        стеклянную трубочку! Возьми корову, только подскажи, как мне от нее
        избавиться?

   Г р и г о р е н к о. Да, видно, силы глубокого лесного озера недостаточно для того,
        чтобы одолеть Тоску Зеленую! Требуется тут что-то иное. За корову, конечно,
        спасибо, возьму ее потом вместе с лошадью, но задета моя профессиональная
        честь, а это дорого стоит! Вот что, Николай, связывай свою зеленую женушку,
        и неси ее на реку, которая находится за лесом. Как отнесешь к реке, так сразу
        же бросай ее в чистые воды. Только  чистые воды широкой и вольной реки
        могут одолеть Тоску Зеленую!
   Н и к о л а й. Спасибо, Григоренко, век тебя не забуду! Побегу быстрей назад,
        нести любимую женушку к широкой и вольной реке!

        Бежит назад к себе во двор, вызывает из дома  Т о с к у  З е л е н у ю.

   Н и к о л а й (кричит). Жена, жена, выйди из дома!

        Из дверей выходит  Т о с к а  З е л е н а я.

   Т о с к а  З е л е н а я. Чего тебе надобно, пропойца?
   Н и к о л а й. Подойди ко мне, любимая женушка, хочу обнять тебя, и прижать
        к самому сердцу!

        Т о с к а  З е л е н а я  подходит к нему,  Н и к о л а й  связывает ее, закидывает
        на плечи, залепляет уши воском, и скорее бежит в сторону леса.
        П л е н н и ц а  бьется и кричит моля о пощаде, но  Н и к о л а й  не слышит
        ее. Постепенно солнце поднимается выше, потом начинает опускаться вниз,
        наступает вечер.
        Н и к о л а й  возвращается к себе домой, и видит на крыльце живую и
        невредимую  Т о с к у  З е л е н у ю.

   Т о с к а  З е л е н а я. Что, муженек, не ожидал меня увидеть здесь живой и
        здоровой? Это я, Тоска Зеленая, посланная тебе на погибель! Знай же,
        несчастный, что такие лесные кикиморы, как я, не могут утонуть ни в лесных
        озерах, ни в полноводных реках! Слишком много в нас силы, слишком много
        человеческой крови попили мы, чтобы вода могли нас одолеть! Что-то другое
        требуется для этого, но что именно, тебе не в жизнь не догадаться! А ну-ка,
        подойди ко мне, и подставь свои плечи, чтобы я могла покататься на тебе по
        двору!

        Н и к о л а й  покорно подходит к ней, становится на колени,  Т о с к а  
        З е л е н а я  запрыгивает на него, и он бегает с ней по кругу.

   Т о с к а  З е л е н а я. Ну вот и все, муженек, настал твой смертный час! Сейчас я
        достану свою стеклянную трубочку, и выпью из тебя всю кровь без остатка!

        Начинает искать в карманах свою стеклянную трубочку, и не находит ее.

        Вот незадача! не иначе, как потеряла я свою заветную стеклянную трубочку,
        пока боролась с водами быстрой реки. Помогла тебе эта река, Николай,
        очень помогла! Радуйся, муженек, ибо час твоей смерти отложен, но через
        несколько дней я выпишу себе точно такую же трубочку, и уж тогда высосу
        из тебя всю кровь без остатка! А ну, остановись, надоело мне с тобой бегать
        по кругу, пойду в дом, поваляюсь на лежанке, поем сладких пряников и
        ватрушек!

        Прыгает на землю, уходит в дом.
        Н и к о л а й  в изнеможении опускается на крыльцо, засыпает до утра.
        Наступает вечер, сменяется ночью, потом так же незаметно наступает
        утро.
        Н и к о л а й  просыпается, ощупывает себя со всех сторон, и опрометью
        бежит к дому  Г р и г о р е н к о.

   Н и к о л а й (кричит). Хозяин, хозяин, выйди из дома!

        Из дома выходит  х о з я и н,  с любопытством смотрит на  Н и к о л а я.

   Г р и г о р е н к о. Ну что еще случилось, зачем понадобился на этот раз я тебе,
        Николай?
   Н и к о л а й. Спаси меня, Григоренко, от злой ведьмы, совсем не осталось во
        мне крови, всю выпила проклятая женушка! Если бы не потеряла в широкой
        реке свою стеклянную трубочку, быть мне уже мертвым. Забирай козу, но
        только дай последний совет, как мне избавиться от нее!
   Г р и г о р е н к о. Коза, это, конечно, хорошо, хотя, наверное, коза твоя больше
        похожа на дохлую кошку. Да и конь с коровой у тебя, наверное, давно околели
        в сарае, потому что давно я не слышал их ржания и мычания.
   Н и к о л а й. Это оттого, Григоренко, что мне некогда их кормить, все силы
        уходят на борьбу с зеленой кикиморой! но ты не сомневайся, вся моя скотина
        жива, и ты можешь забрать ее себе хоть сейчас!
   Г р и г о р е н к о. Сейчас не надо, заберу после, сейчас надо что-то придумать,
        потому что остался у тебя, Николай, последний шанс, и если ты этот шанс не
        используешь, то не будет тебя больше на белом свете. А для меня, как для
        колдуна, это будет обидно, потому что всем станет ясно, что мои методы
        борьбы с ведьмой оказались безрезультатными. Репутация для колдуна,
        Николай, это все равно, что честь для славного рыцаря.
   Н и к о л а й. Да уж, Григоренко, поднатужься, позаботься о своей репутации,
        придумай что-нибудь, а то и я погибну, и твоей карьере колдуна придет
        конец!
   Г р и г о р е н к о. Хорошо, применим последнее средство. Если силы глубокого
        озера и широкой реки оказалось недостаточно, чтобы справиться с Тоской
        Зеленой, то пусть ее остановит ясное солнце, которое освещает и озера, и
        реки, и всю нашу землю от одного края, и до другого. Только лишь ясное
        солнце сможет, очевидно, одолеть эту кикимору. Вот тебе мое заветное
        зеленое стеклышко (достает из кармана зеленое стеклышко, и отдает его
        Н и к о л а ю), возьми его, и скорее беги к себе во двор.
   Н и к о л а й (разглядывая зеленое стеклышко). Бежать к себе во двор?
   Г р и г о р е н к о. Да, беги к себе, сложи во дворе большую кучу хвороста, и
        ровно в полдень, до которого остались считанные минуты, зажги от солнца
        вот этим зеленым стеклышком. Как зажжешь, так сразу же бросай Тоску
        Зеленую в этот чистый огонь. Только лишь в солнечном огне сможет сгореть
        зеленая ведьма!
   Н и к о л а й. Спасибо тебе, Григоренко, побегу быстрей делать все, что ты мне
        велел! а уж если не получится, то не поминай лихом, выходит, что зря жил
        на земле!

        Убегает, зажав в руке зеленое стеклышко.

   Г р и г о р е н к о (вдогонку). И не забудь залепить уши воском, чтобы не
        разжалобила тебя Тоска Зеленая, и не поддался ты на ее уговоры!

        Н и к о л а й  забегает во двор, складывает посередине несколько вязанок
        хвороста, и вызывает из дома  Т о с к у  З е л е н у ю.

   Н и к о л а й. Жена, жена, выйди из дома!

        На крыльцо выходит  Т о с к а  З е л е н а я,  упирает руки в бока, презрительно
        смотрит на  Н и к о л а я.

   Т о с к а  З е л е н а я. Чего тебе надобно, пропойца?
   Н и к о л а й. Спустись ко мне, милая женушка, хочу обнять тебя, и поцеловать в
        алые губы!
   Т о с к а  З е л е н а я. Надо же, первый раз в жизни назвали мои губы алыми, хотя
        на самом деле они зеленые! Ну ладно, ради такого комплимента спущусь к
        тебе, Николай; а уж потом, когда выпишу себе новую трубочку, погублю тебя
        окончательно!

        Спускается с крыльца,  Н и к о л а й  хватает ее, связывает, и бросает на кучу
        хвороста. Достает из кармана зеленое стеклышко, озабоченно смотрит вверх,
        проверяя, не пропустил ли он полдень.

   Н и к о л а й. Пора, солнце в зените, и уж его силу проклятая ведьма ни за что
        не осилит!
   Т о с к а  З е л е н а я (начинает биться и стенать). Ой, бедная я, несчастная, ох,
        пришел мой смертный час! Ох, не совладать мне с силой ясного солнца!
        отпусти меня, Николай, ведь не залепил ты свои уши воском, и не сможешь
        поэтому сжечь меня на костре!
   Н и к о л а й. Нет, Тоска Зеленая, смогу, потому что погубила ты много молодых
        жизней, и кто-то должен положить конец твоим злодеяниям!

        Зажигает огонь с помощью зеленого стеклышка. Вспыхивает пламя, валит
        густой дым,  Т о с к а  З е л е н а я  сбрасывает с себя зеленую змеиную кожу,
        и оборачивается  К р а с о й  Н е н а г л я д н о й.  Выходит из огня навстречу
        Н и к о л а ю.

   К р а с а  Н е н а г л я д н а я. Здравствуй, Николай, это я, Краса Ненаглядная!
        Злые силы скрывали до поры мой истинный облик, пряча его под маской
        зеленой ведьмы. Но ясное солнце спалило змеиную кожу, злоба и ненависть
        ушли в сырую землю, и на поверхности осталась одна лишь любовь! Можешь
        смело обнять меня, и даже поцеловать, потому что отныне я буду твоей
        верной женой!  

        Н и к о л а й  обнимает  К р а с у  Н е н а г л я д н у ю,  и целует ее.

   Н и к о л а й. Твои губы пахнут травами, а не болотной тиной!
   К р а с а  Н е н а г л я д н а я. Это потому, что я не Тоска Зеленая, а Краса
        Ненаглядная! Забудь о прошлом, его больше нет, оно растаяло, словно дым,
        и не вернется уже никогда!

        Во двор заходит  Г р и г о р е н к о.

   Г р и г о р е н к о. Ну вот, пророчество сбылось, как я тебе, Николай, и обещал!
        нашел ты под елочкой свое счастье, правда, не сразу, да в том не моя вина.
        Отнесся бы с уважением к мудрому человеку, так не свалились бы не тебя
        несчастья и беды. Одним словом, мир вам, да любовь; лошадь, корову и
        козу можете оставить себе, без них молодой семье  не прожить. А если
        опять случится нужда, приходите, с удовольствием вам помогу. На том и
        сказке конец, а новая сказка еще впереди!

   З а н а в е с.

   2011

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования