Общение

Сейчас 650 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

  • lissi

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

КОМЕДИЯ В ОДНОМ ДЕТСТВЕ.

Г. НИЖНИЙ НОВГОРОД
1999г.

Действующие лица:

БЕЛОГРУДКА – худой бежевый медвежонок
АСЯ – олененок
ТУПСИ – толстенький белый заяц
ПЕСТРИК – серый собакоослик с длинными ушами
КУКЛА ЛЕНОЧКА
КОРИЧНЕВАЯ ОБЕЗЬЯНА – он

Антресоли. Груда игрушек. Звук захлопываемых дверок. Секунды    три тишины.

 КОРИЧНЕВАЯ ОБЕЗЬЯНА. ( орет) Отдайте мою ногу!!
КУКЛА ЛЕНОЧКА. Ой, отдайте скорее, не то он начнет сверкать глазами.
ТУПСИ. На, злыдень, и не пугай Леночку.
ОБЕЗЬЯНА. Я не злыдень, я злодей. Злыдня – она.
ЛЕНОЧКА. Вы – мне, гадкий?
ОБЕЗЬЯНА. Кому ж еще?
ЛЕНОЧКА. Нахал!
АСЯ. Где мы?
ПЕСТРИК. Н-н-на антресолях.
ТУПСИ. Почему?
ПЕСТРИК. Нь-нь-не знаю.
ОБЕЗЬЯНА. Ты чего заикаться стал?
ПЕСТРИК. Нь-нь-не знаю. Страшно мне.
АСЯ. Почему?
ПЕСТРИК. На антресолях люди не живут.
ТУПСИ. Ну и что?
ПЕСТРИК. А кто нами тогда будет играть?
ОБЕЗЬЯНА. Да-а, влипли.
         Пауза.
ТУПСИ. Ха! А я знаю, я знаю!
ЛЕНОЧКА. Что вы можете знать?
ТУПСИ. Наша Девочка придумала новую игру.
ПЕСТРИК. К-к-какую?
ТУПСИ. Не бойся, Пестрик, новую.
ОБЕЗЬЯНА. Ага. Только нас сюда зашвырнула ее Мамочка.
ТУПСИ. Ну и что. Это же ненадолго.
ПЕСТРИК. А если надолго?
ОБЕЗЬЯНА. Ты куда-то торопишься, ослик Пестрик?
ПЕСТРИК. В общем, нет. У-у-у меня сегодня вечер свободен.
ТУПСИ. Это ненадолго.
АСЯ. Почему?
ТУПСИ. Потому что мы не старые игрушки. Мы ж не старые?
ПЕСТРИК. На антресоли попадают только старые.
ТУПСИ. Нет-нет-нет, старые не умеют играть. А мы же умеем!
АСЯ. А если нас отсюда не достанут?
ЛЕНОЧКА. Вас, Ася, может быть, и не достанут.
ТУПСИ. А вот нас с Леночкой всенепременно достанут.
ПЕСТРИК. П-п-почему это?
ТУПСИ. Не ревнуй, длинноухий. У меня уши длиннее. К тому же мы с Леночкой…
ЛЕНОЧКА. Вы с Леночкой.
ТУПСИ. Да! Я и Леночка не раскисаем при первой трудности. И мы, то есть я с ней, то есть она со мной, то есть она и я…
ЛЕНОЧКА. Да говорите же, наконец!
ТУПСИ. …умеем играть!
ОБЕЗЬЯНА. И насколько игр вас хватит?
ТУПСИ. На шестнадцать миллионов миллиард! И еще на тридцать десять. Вот насколько.
БЕЛОГРУДКА. Простите, а если мы не будем играть? Тогда что будет?
ЛЕНОЧКА. Ой, не спрашивайте, Белогрудка. Мало ли что будет?
ТУПСИ. Ничего не будет. Понял?
ПЕСТРИК. Во что же нам играть?
ТУПСИ. В Ругачку. Обезьяна, извинись перед Леночкой.
ОБЕЗЬЯНА. За что это?
ТУПСИ. За то, что назвал ее злыдней.
ЛЕНОЧКА. Да!
ОБЕЗЬЯНА. Пестрик, чего они ко мне пристали?
ТУПСИ. Гаси стекляшки и проси прощенья, пыльная шкура!
АСЯ. Тупси, не надо выражаться при…
ЛЕНОЧКА. Ах, ей не нравится! Она такая новенькая! У нее даже шов на задней лапе не расходится.
ПЕСТРИК. Ль-ль-леночка, ведь никто не говорит, что у тебя левый глаз западает.
ЛЕНОЧКА. На что он намекает, Тупси?
ТУПСИ. На что ты намекаешь, Пестрик? И почему ты, Обезьяна, еще не извинился?
ОБЕЗЬЯНА. Потому что я еще не выругался.
ПЕСТРИК. А почему ты не играешь, Белогрудка?
БЕЛОГРУДКА. Видите ли…
ЛЕНОЧКА. Нет! На что он намекает, Тупси?
ТУПСИ. Да, Пестрик, ты еще не ответил.
ПЕСТРИК. Я намекаю, что глаз-то у Леночки западает.
ТУПСИ. Ты это уже говорил.
ОБЕЗЬЯНА. Тогда разовью эту тему я.
ЛЕНОЧКА. Мы не играем с вами.
ОБЕЗЬЯНА. Ха! Без злодея играть неинтересно.
ЛЕНОЧКА. Безногие не играют. Чур, безногие не играют!
ОБЕЗЬЯНА. В Ругачку можно играть всем.
ЛЕНОЧКА. Тупси, защитите меня от этого.
ТУПСИ. Вот я уже защитил вас как бы.
ЛЕНОЧКА. Не наваливайтесь на меня.
ОБЕЗЬЯНА. Дави, дави ее!
АСЯ. Господи, да вы же не так защищаете.
ПЕСТРИК. Н-н-нашли кого попросить. Это же Тупси!
ЛЕНОЧКА. Ах, боже мой! Неужели тута нету рыцарей?
ОБЕЗЬЯНА. По-моему, это о тебе, Белогрудка.
БЕЛОГРУДКА. Видите ли…
ЛЕНОЧКА. Да спрыгните с меня, наконец, и побейте Обезьяну!
ТУПСИ. Обезьяна, выходи, драться будем.
ОБЕЗЬЯНА. Я еще ногу не прикрутил.
ТУПСИ. Ничего, у меня половины рта нет. На равных будем сражаться.
АСЯ. Мальчики, мальчики, перестаньте.
ПЕСТРИК. Н-н-начинается Большая Драка!
АСЯ. Мы же не в эту игру играем!
ЛЕНОЧКА. И в эту тоже, трусливые опилки.
АСЯ. Замолчите, кусок пластмассы!
БЕЛОГРУДКА. Ася, не надо так говорить.
АСЯ. А почему она обзывается?
ОБЕЗЬЯНА. Потому что она злыдня, я же говорил.
ЛЕНОЧКА. Тупси, вы его уже стукнули?
ТУПСИ. Нет.
ЛЕНОЧКА. Почему?
ПЕСТРИК. Он еще не готов.
ЛЕНОЧКА. А вы-то здесь при чем?
ПЕСТРИК. Я судья драки.
ТУПСИ. Ого! Обезьяна, нас, оказывается, судить будут.
ОБЕЗЬЯНА. Мне судья не нужен.
ТУПСИ. Пестрик, ты знаешь правила: до первых опилок.
ОБЕЗЬЯНА. Гы, у тебя же вата.
ТУПСИ. Да, ты прав. Тогда до первого удара по мне. А драка будет    до-о-олгой. Итак! Девочки смотрят, а мальчики… Ася, ты что там?
ЛЕНОЧКА. Она, видите ли, плачет.
АСЯ. Вы меня так оскорбили.
ЛЕНОЧКА. Оскорбили! (Внезапно начиная рыдать) Меня тоже оскорбили. Вот этот! От головы до ножек вся, вся обскорбленная. (Внезапно успокаиваясь) Приступайте.
ПЕСТРИК. Может кто-нибудь желает высказаться, чтобы предотвратить в-в-ватопобитие?
ТУПСИ. Он подсуживать хочет! Обезьяна, ты согласен драться в немыслимых условиях?
ОБЕЗЬЯНА. Сейчас, сейчас.
ТУПСИ. Пестрик, так нечестно.
ПЕСТРИК. (ТУПСИ, тихо) Я же все делаю, чтобы он тебя не побил.
ТУПСИ. (тихо) А-а-а, спасибо, друг.
ПЕСТРИК. (громко) Кто-нибудь желает высказаться?
БЕЛОГРУДКА. Видите ли…
ЛЕНОЧКА. Ой, не слушайте его, иначе мы начнем играть в Белогрудкину Речь.
БЕЛОГРУДКА. Как хотите! Я больше не играю! Когда и вы закончите, позовете!
         Уходит. Пауза.
ТУПСИ. Что он сказал?
ОБЕЗЬЯНА. Он больше не играет.
ТУПСИ. С кем?
ЛЕНОЧКА. Врет! Он не сможет не играть.
АСЯ. Надо было его выслушать.
ЛЕНОЧКА. Еще чего! Ну?
ПЕСТРИК. Ладно, продолжаем. Если никто не желает высказаться… Выскажусь я. Д-д-друзья…
ОБЕЗЬЯНА. Ближе к телу! А потом сыграем в покойничка, Тупси.
ТУПСИ. Леночка, может, вам уже не нужны его извинения?
ЛЕНОЧКА. Трус! трус! Ася, вас любят трусы!
АСЯ. А вас никто не любит.
ПЕСТРИК. Друзья!..
ЛЕНОЧКА. Я вам припомню это.
АСЯ. Вам память не сделали.
ЛЕНОЧКА. Кто-нибудь напомнит.
ПЕСТРИК. Я еще раз крикну звонко: друзья!! Подруги!!
ЛЕНОЧКА. Чего?
ПЕСТРИК. Посмотрите на этого несчастного зайца…
ТУПСИ. Я счастливый заяц!
ПЕСТРИК. Глубоко счастливого зайца. Разве не жалко вам его?
ОБЕЗЬЯНА. Жалко. Но что делать?
ПЕСТРИК. Вспомните, сколько радости, счастья и всего такого доставил нам Тупси. Не щадя шовчиков, не щадя пуговок, он вколачивал в нас рукой нашей Девочки безудержное все такое! Его штанишки мелькали то там, то сям. Как они нас доставали! Неужели больше некому будет скакать по нас или по нам?
ТУПСИ. Мы что, играем уже в Погребаловку?
ПЕСТРИК. (не слушая) Неужели вы допустите, чтобы Коричневая Обезьяна, этот страшный сон детишек, изготовленный вручную на Фабрике Ужаса…
ОБЕЗЬЯНА. Чё-о-о?
ПЕСТРИК. …этот добряк, почему-то любящий Пестрика…
ТУПСИ. Ты куда ведешь?
ПЕСТРИК. …да в общем-то, и всех, когда игра кончается, – не забывай, Обезьяна, об этом, - неужели мы допустим, чтобы он унизил себя ударом по Тупси, о котором я сказал выше, напомнив ниже?
ТУПСИ. Обезьяна, он хорошо, по-моему, излагает, да? И не заикается.
ЛЕНОЧКА. Только я ничего не понимаю. Мне так и сидеть обскорбленной?
АСЯ. А давайте, не допустим?
ТУПСИ. Правильно! Не допустим побитие зайцев и унижение обезьян! Не до-пус-тим!
ВСЕ, КРОМЕ ЛЕНОЧКИ. Не до-пус-тим! Не до-пус-тим!
ЛЕНОЧКА. Ах!..
ТУПСИ. Что?
ЛЕНОЧКА. Мне плохо. У меня резинки ослабли. Посмотрите, какие худые руки. Тупси, подуйте на меня. А?
ТУПСИ. У меня ж рта всего ничего.
ЛЕНОЧКА. Обезьяна, так и быть. А?
ОБЕЗЬЯНА. Когда б мы умели дышать…
ЛЕНОЧКА. Толкните меня хоть кто-нибудь, я хочу спать. Обезьяна, когда вы подеретесь, поднимите меня.
         ОБЕЗЬЯНА толкает ЛЕНОЧКУ.
Ма-ма!
ТУПСИ. Уснула.
АСЯ. Дура.
ЛЕНОЧКА. (с закрытыми глазами) Сама дура.
АСЯ. Ты спишь.
ЛЕНОЧКА. Будите меня.
ОБЕЗЬЯНА. Не-а.
ТУПСИ. Может, разбудим?
ОБЕЗЬЯНА. Пусть мучается, одноглазая.
ЛЕНОЧКА. А вы одноноги и неприятно коричневы.
ОБЕЗЬЯНА. Ты спишь.
ПЕСТРИК. (задумчиво) А драться при спящем нельзя.
ОБЕЗЬЯНА. Почему?
ПЕСТРИК. При лежащих не бьют. И ть-ть-темно вокруг.
ОБЕЗЬЯНА. Да-а, как у Леночки в глазах.
ЛЕНОЧКА. Я все слышу.
ОБЕЗЬЯНА. Ты слышишь свой храп.
АСЯ. Если вы играете в Сон, то играйте по-настоящему.
ЛЕНОЧКА. У меня бессонница.
ПЕСТРИК. Тогда спим мы.
ЛЕНОЧКА. Ма-ма!
         Пауза.
ОБЕЗЬЯНА. (орет) Гым!!!
ТУПСИ. Ох, девочки-мальчики!
ОБЕЗЬЯНА. Страшно? То-то и оно. Всем нам страшно. Потому что не знаем. Поэтому и страшно. Страшно – это когда мы не знаем. Не знаем – и сразу становится страшно. Угу гу-гу! Страшно. И я сразу понимаю, что мы чего-то не знаем.
ТУПСИ. Чего?
ОБЕЗЬЯНА. Страшно.
ТУПСИ. Ну что, что страшно?
ОБЕЗЬЯНА. Не зна-ю.
         Пауза. АСЯ что-то напевает.
ТУПСИ. А ты что скажешь, Пестрик? Ты что знаешь?
ПЕСТРИК. Б-б-белогрудки чё-то нет.
ТУПСИ. Это я и сам знаю.
         Пауза.
Что ты напеваешь, Ася?
АСЯ. А?
ТУПСИ. Что ты напеваешь?
АСЯ. Я всегда так напеваю, когда мне не по себе и не по вам.
ТУПСИ. Что?
АСЯ. Папа, мама – муравьи.
          Папа, мама – муравьи.
          Папа, мама – муравьи.
          Папа, мама – муравьи.
          Папа, мама…
ТУПСИ. Ась.
АСЯ. Что?
ТУПСИ. А там еще что-нибудь есть? Кроме папы, мамы? И муравьев?
АСЯ. Нет.
ТУПСИ. Грустная песня.
АСЯ. Ее пела наша Девочка. Давно. Очень давно.
         Пауза. АСЯ напевает.
ТУПСИ. Лен, а Лен? Ты хоть что-нибудь путное скажи… Молчит. Уснула что ли напрочь?
ЛЕНОЧКА. Как вам сказать?
ТУПСИ. Как есть.
ЛЕНОЧКА. Сплю.
ТУПСИ. Понятно.
         Пауза. АСЯ напевает.
Да ну вас! Бе-бе-бе, гу-гу-гу! Веселей надо, веселей. Играть, так играть. А то, как в магазине, как некупленные. На! (Бьет ОБЕЗЬЯНУ).
ОБЕЗЬЯНА. Это что было?
ТУПСИ. Я победил, я победил! Пестрик, говори скорее, что я победил, иначе он меня…
ПЕСТРИК. Сейчас скажу.
ОБЕЗЬЯНА. Что это было?
ТУПСИ. Скорее!
ПЕСТРИК. Победил Т-т-т…
ТУПСИ. Ну?
ОБЕЗЬЯНА. Ты меня стукнул?
ПЕСТРИК. Т-т-т…
ТУПСИ. Боже мой, когда не надо он не заикается.
ОБЕЗЬЯНА. Лопоухая твоя душа.
ПЕСТРИК. Т-т-т…
ТУПСИ. Пестрик, он уже встал!
ОБЕЗЬЯНА. Поднимите мне руки.
ТУПСИ. Погоди, Обезьяна, только последнее слово скажу.
ОБЕЗЬЯНА. Не поможет, но говори.
ТУПСИ. Никогда не берите заик в судей.
ПЕСТРИК. Заек?
ТУПСИ. Заик, ослик.
ОБЕЗЬЯНА. Все?
ТУПСИ. Хана.
         ОБЕЗЬЯНА замахивается на ТУПСИ.
ПЕСТРИК. Тупси!!. Надо же, выговорил.
ТУПСИ. (останавливая ОБЕЗЬЯНУ) Слышал, что Пестрик сказал? Победил я. Драка окончена, слабак.
ОБЕЗЬЯНА. (ПЕСТРИКУ) А ну-ка повтори.
ПЕСТРИК. Победил…
ОБЕЗЬЯНА. Кто?
 ПЕСТРИК тычет лапкой в ТУПСИ.
Кто? Не понял?
ПЕСТРИК изображает ТУПСИ.
Нет, ты скажи, раз рот пришили.
ПЕСТРИК. Он.
ОБЕЗЬЯНА. Тупси?
ПЕСТРИК. (радостно) Да, Тупси.
ТУПСИ. Вот так! Добро победило зло.
ОБЕЗЬЯНА. Ладно, победило, поднимай куклу, извиняться буду.
ЛЕНОЧКА. По-настоящему.
ОБЕЗЬЯНА. Как ты спала, так я и буду извиняться.
ТУПСИ. (поднимая ЛЕНОЧКУ) С добрым утром.
ЛЕНОЧКА. (потягиваясь) Ой, какие я сны видела! Будто иду я за окошком, как та, из телевизора. На мне платье и мужские взгляды. И вся я трепещу, как занавеска на сквозняке. И каждый передо мной извиняется. Понимаете?
ОБЕЗЬЯНА. За что?
ЛЕНОЧКА. Что за «что»?
ОБЕЗЬЯНА. Извиняются?
ЛЕНОЧКА. За то, что не любили раньше. Ну?
ОБЕЗЬЯНА. Извиняйте.
ЛЕНОЧКА. Ох, обезьянка, я зла не помню. Я такой сон видела! Спасибо, Тупси, вы милы.
ТУПСИ. Ай, ай, ай… И обратите внимание, как я очаровательно зарделся.
ПЕСТРИК. Белогрудка!
ЛЕНОЧКА. Не зовите его, ему без нас лучше.
ПЕСТРИК. Он просил позвать его после Ругачки.
ЛЕНОЧКА. А мы не закончили. Я сейчас с Асей ругаться буду. Она меня куском пластмассы назвала.
АСЯ. Что вы, Леночка, я же играла. Я на вас зла не держу.
ЛЕНОЧКА. А мы держим. Правда, Тупси?
ТУПСИ. Ася, я…
ЛЕНОЧКА. Не разговаривайте с ней. Она невоспитанна.
ТУПСИ. Я уже молчу в ее сторону.
ПЕСТРИК. Белогрудка!
ОБЕЗЬЯНА. Не откликается.
ЛЕНОЧКА. А у него уха нет, не слышит он.
ТУПСИ. А у вас так очаровательно западает глаз. Левый! О, я бы хотел с вами сыграть в Мужа и Жену, но обречен играть друга Пестрика.
ЛЕНОЧКА. Он мне не муж.
ПЕСТРИК. Двенадцать игр был мужем и вот тебе на!
ТУПСИ. О страшная участь: вечный друг!
ЛЕНОЧКА. Вы чушь несете.
ТУПСИ. Нет, в моих лапках ничего нет.
ЛЕНОЧКА. Глупый вы заяц.
ТУПСИ. Я не глупый, я – обильный. Да, Обезьяна?
АСЯ. Может нам стоит поискать его?
ЛЕНОЧКА. Нет, вы посмотрите на них! Им рваный медвежонок важнее, чем почти девичья честь.
ПЕСТРИК. Ленка, оставь.
ЛЕНОЧКА. Я вам не Ленка!
ПЕСТРИК. Когда м-м-мужи играют в Поиски Пропавшего Мужа, жены их верно ждут. Таковы правила. Лучше утешь вдовье горе. Ася, ты рыдаешь.
АСЯ. Пропал, пропал! Какое горе!
ПЕСТРИК. Утешься, я пошел на поиски.
ОБЕЗЬЯНА. Я с тобою.
ПЕСТРИК. Чтобы страшнее было?
ОБЕЗЬЯНА. И тебе страшно?
ЛЕНОЧКА. А нам нет!
ТУПСИ. Чур, зайцы охраняют дам!
ПЕСТРИК. Мы пошли.
        ОБЕЗЬЯНА и ПЕСТРИК уходят.
АСЯ. (машет им вслед лапкой) До свидания, до свидания.
ЛЕНОЧКА. Мне бояться нечего. Боятся те, у кого опилки нечисты. А у кого нет опилок, у того боялки нет. Я, разве, не права?
ТУПСИ. Вы правы! Вы всегда правы, пластмассовая леди. (АСЕ, тихо) Как я страстно играю, даже сам себе соблазнителен. (Громко) Ваша улыбка заставляет трепетать мои ушки, а я… Я такой мягкий, а вы… Вы – тверды. О несовместимость! О несчастная любовь! О мои штанишки! На что они такие симпатичные, если с ее лица не сходит холодная улыбка? На что они мне? Хотите сниму?
ЛЕНОЧКА. Тут Ася.
АСЯ. Я не гляжу на вас, я машу лапкой вслед ушедшим мужам.
ЛЕНОЧКА. На что она намекает, Тупси?
ТУПСИ. По-моему, на Пестрика.
         Входят ПЕСТРИК и ОБЕЗЬЯНА с другой стороны.
ПЕСТРИК. Ася, мы вернулись.
АСЯ. Ой! А я оттуда провожала.
ОБЕЗЬЯНА. Утешься, мы его найдем. Мы облазили горный массив старого пылесоса. Его там нет. Значит он не в горах. Он в лесах. Мы идем в лес. Утешься.
ПЕСТРИК. Как ты тута без меня жила?
ЛЕНОЧКА. Хорошо, дорогой. Скучала.
ТУПСИ. Как она скучала! О боже. Как она скучала! Идите на поиски и возвращайтесь скорей, а то она так скучает, что я уже больше не могу.
ПЕСТРИК. Смотри, Ленка!
ЛЕНОЧКА. Ступай, дорогой. Ася помашет вам лапкой.
ПЕСТРИК. Мы пошли.
АСЯ. (машет им вслед лапкой) До свидания, до свидания. И помните, что я с вами, а Леночка с Тупси.
ТУПСИ. Тише ты! Мне еще драки с Пестриком не хватало.
ЛЕНОЧКА. Зачем вы так, Ася?
АСЯ. Не знаю. Вырвалось само. Пускай Пестрик ходит по горам и лесам и знает, что дома все спокойно.
ЛЕНОЧКА. Не увидишь ты больше своего Белогрудки.
АСЯ. В том-то и дело, что увижу. Я боюсь, что не увижу больше комнаты, что никогда уже…
ЛЕНОЧКА. Не могут игрушки бояться. Они играют и все.
АСЯ. Да, да. Но я машу им вслед лапкой и чего-то боюсь.
         Входят ПЕСТРИК и ОБЕЗЬЯНА с другой стороны.
ПЕСТРИК. Ася, мы вернулись.
АСЯ. Ой! А я здесь вас провожала.
ОБЕЗЬЯНА. Утешься, мы его найдем. Мы прочесали леса лыжных палок, ласт и дыхательной трубки. Его там нет. Значит он не в лесах. Он в море. Мы идем к морю. Утешься.
ПЕСТРИК. Как ты тута без меня жила?
ЛЕНОЧКА. Хорошо, дорогой. Плакала.
ТУПСИ. Как она плакала! О боже, как она плакала! Моя вата пропитана ее слезами. Идите на поиски и возвращайтесь, когда уже поздно, чтобы я уже не мог.
ПЕСТРИК. Смотри, Ленка!
ЛЕНОЧКА. Ступай, дорогой. И возьми с собой Тупси. Он мне надоел.
ПЕСТРИК. Кто-то из мужчин должен остаться с вами.
ЛЕНОЧКА. Он не мужчина.
ОБЕЗЬЯНА. Леночка, мы идем к морю Отчаянья в Поисках. Тупси слишком чувствителен, он помешает нам в Отчаянии. И потом, Пестрику так спокойней.
АСЯ. Я же говорила.
ТУПСИ. А я пойду! Плюну и пойду! У меня подмочена уже репутация, я готов к морю. Я давно знал, что лучшие мореплаватели – зайцы. Зайцы открыли Америку. Так говорила наша Девочка.
АСЯ. О! Почему ты не с нами, Девочка?
ЛЕНОЧКА. Ступайте, мы помашем вам с Асей лапками и красивыми ручками.
         ТУПСИ, ОБЕЗЬЯНА и ПЕСТРИК уходят.
ЛЕНОЧКА и АСЯ. (машут им вслед) До свидания, до свидания.
ЛЕНОЧКА. Тебе не хочется спать?
АСЯ. Как тут уснуть, когда пропал Белогрудка? Когда мальчики из последних сил напрягают ниточки своих глазок в надежде разглядеть Белогрудку во тьме?
ЛЕНОЧКА. Не по игрушечному спать, а как-то иначе?
АСЯ. Как?
ЛЕНОЧКА. Откуда я знаю!
АСЯ. Может, это пружинки ослабли?
ЛЕНОЧКА. Нет, это не так, как левый глаз.
АСЯ. Не понимаю.
ЛЕНОЧКА. Видимо, что-то есть на антресолях, от чего глаза, как не свои. Я ведь такая чувствительная. Поэтому и отослала Тупси. Он чересчур груб для меня. А Белогрудка… Уф, поменяю ручку. Он худой. Значит утонченный. Да?
АСЯ. Да. Он говорил, что Детство нашей Девочки это не первое его Детство.
ЛЕНОЧКА. Брось ты! Нет другого Детства. Одно и есть. В котором мы играем.
АСЯ. Я тоже чувствую, что это Детство не первое. Мне знакома Мама нашей Девочки, только она не была такой большой и толстой. Хотя, может быть, это игра Белогрудки.
ЛЕНОЧКА. А он что? Помнит те Детства?
АСЯ. Иногда ему кажется, да, иногда, нет.
ЛЕНОЧКА. А как тебе Пестрик?
АСЯ. Он очень мил. И его обожженная лампочкой лапка ему к мордочке.
ЛЕНОЧКА. Хочешь потом поиграть в его Жену?
АСЯ. Мы во что играем?
ЛЕНОЧКА. В то же, что играли.
АСЯ. В Поиски?
ЛЕНОЧКА. Это они играют в Поиски, а у меня сейчас ручка отвалится. Из тебя опилки сыплются. Пошутила.
АСЯ. Какая вы все-таки…
ЛЕНОЧКА. Какая? Человечная я. А вы всё – зверье. Я ближе к людям. Тебе нравится Пестрик? Забирай его.
АСЯ. Это не по правилам.
ЛЕНОЧКА. У людей всё так.
АСЯ. Мы игрушки.
ЛЕНОЧКА. Господи, с кем я общаюсь? С олененком. Чё они так долго? Мне махать надоело… Как ты думаешь, нас достанут с антресолей или это навсегда?
АСЯ. Белогрудка говорил, что…
ЛЕНОЧКА. Я не с Белогрудкой говорю, а с тобой.
АСЯ. Не навсегда.
ЛЕНОЧКА. Правильно. Нет ничего навсегда. И у вас с Белогрудкой не навсегда, а так, шуры-муры, две фигуры. (Кричит) Где же они?!
         Входят ПЕСТРИК, ТУПСИ, ОБЕЗЬЯНА с БЕЛОГРУДКОЙ.
ТУПСИ. Я его нашел!
ОБЕЗЬЯНА. Мы его нашли.
ПЕСТРИК. В-в-воспрянь, вдова, он жив!
ЛЕНОЧКА. Ой, как у меня ручки-то устали, пока эти зверюшки ходили невесть куда.
ОБЕЗЬЯНА. Мы ходили к Морю Отчаянья, дура. Извиняюсь. Все равно дура. Простите меня, Леночка. И вдруг смотрим…
ЛЕНОЧКА. Я вам еще устрою.
ОБЕЗЬЯНА. …речка течет, Конец Поискам называется. Пригляделись и – на тебе, Ася, Белогрудку.
АСЯ. (бросаясь к БЕЛОГРУДКЕ) Ты нашелся. Нашелся!
ЛЕНОЧКА. Животные радости.
АСЯ. Спасибо вам, мальчики. Обезьяна, дай я тебя расцелую.
ОБЕЗЬЯНА. Не надо, у меня нога отвалится.
АСЯ. И тебя, Пестрик. Можно, Леночка?
ЛЕНОЧКА. А мне какое дело? Да, Белогрудка?
ТУПСИ. А меня, а меня!
ЛЕНОЧКА. Тупси!
ТУПСИ. Ну слаб я, слаб на женские слабости… О… И женские сильности.
АСЯ. Белогрудка, отчего ты грустен?
БЕЛОГРУДКА. Я не играю.
АСЯ. Как? Даже со мной?
ТУПСИ. Хватит, Белогрудка, сейчас у нас Радостная Встреча. Радостная Встреча тебя. Как это ты не играешь?
БЕЛОГРУДКА. Я больше не хочу играть.
ОБЕЗЬЯНА. Почему?
БЕЛОГРУДКА. Видите ли…
        Все смотрят на ЛЕНОЧКУ.
ЛЕНОЧКА. Ладно уж, говорите.
БЕЛОГРУДКА. Детство у нашей Девочки кончилось.
ТУПСИ. Когда?
БЕЛОГРУДКА. Как только она стала нас забывать.
ОБЕЗЬЯНА. С чего ты взял, что стала забывать?
БЕЛОГРУДКА. Когда она нами в последний раз играла?
ПЕСТРИК. Давно. Ну и что? Мы все чуть-чуть поистрепались, и нами играть опасно для нас самих.
ЛЕНОЧКА. Кто поистрепался, а кто и нет.
БЕЛОГРУДКА. Это так Леночка. Но ответь мне, Пестрик, почему нас не подшили, а бросили на антресоли?
ПЕСТРИК. На… на отлежку.
БЕЛОГРУДКА. В Отлежку мы играли в ящиках, на полках. Почему мы на антресолях?
ПЕСТРИК. Да, почему?
БЕЛОГРУДКА. Я уже сказал.
ТУПСИ. На самом деле Детство кончилось?
БЕЛОГРУДКА. Да.
ТУПСИ. И что теперь?
БЕЛОГРУДКА. Не знаю.
ЛЕНОЧКА. Что же вы говорите о том, чего не знаете?
АСЯ. Погоди, Белогрудка, погоди. Ты же помнишь, когда у Мамы нашей Девочки кончилось ее Детство, нас тоже положили на антресоли.
БЕЛОГРУДКА. Да, но мы были не настолько потрепанными.
ТУПСИ. Детство вот этой Мамочки? Не смешите меня. У нее не было Детства.
БЕЛОГРУДКА. Было, Тупси. Ты просто не знаешь. Вас купили в это Детство.
ТУПСИ. А как же вы тогда выбрались с антресолей?
АСЯ. Нас достали.
ТУПСИ. Значит, и теперь достанут.
ПЕСТРИК. А что вы делали, пока вас не достали?
АСЯ. Играли.
ПЕСТРИК. Значит, и мы будем играть.
БЕЛОГРУДКА. Это бесполезно.
ПЕСТРИК. П-п-почему?
БЕЛОГРУДКА. Ася, помнишь с нами положили пупсов с облупленными глазками?
АСЯ. Помню.
БЕЛОГРУДКА. Их с нами достали?
АСЯ. Нет.
ОБЕЗЬЯНА. Почему?
БЕЛОГРУДКА. Потому что они поломались.
ЛЕНОЧКА. Слушайте их больше! Они такого порасскажут, что спать не захочется.
БЕЛОГРУДКА. Хорошо бы.
ТУПСИ. Что «хорошо бы»? Это я любопытствую.
ЛЕНОЧКА. Что вы с ним играете? Он ведь у нас теперь не игрушка. И кто же вы? Ковер, люстра, посуда?
БЕЛОГРУДКА. Я забытая игрушка.
         Пауза.
ТУПСИ. Старик, ты не забыт. Лично я тебя очень хорошо помню.
БЕЛОГРУДКА. А Девочка?
ТУПСИ. Меня-то она помнит, меня трудно забыть.
ПЕСТРИК. Белогрудка, если я тебя не так понял, то ты не хочешь играть, потому что тебе кажется, что о нас забыли?
БЕЛОГРУДКА. Ты понял так. И мне это не кажется.
ПЕСТРИК. А почему тебе это не кажется?
БЕЛОГРУДКА. Я видел пупсов.
ОБЕЗЬЯНА. Пупсы? Они здесь?
ТУПСИ. Пластмассовые? Леночка, ваши родственники отыскались.
ЛЕНОЧКА. Что же вы их не привели, негодные?
ТУПСИ. А нам никто не сказал о них.
БЕЛОГРУДКА. Они спали.
ОБЕЗЬЯНА. Знаем, знаем, как пластмассовые спят.
БЕЛОГРУДКА. Они погасли.
ПЕСТРИК. То есть?
БЕЛОГРУДКА. Сходите и попробуйте разбудить. Они лежат за елочными игрушками.
ЛЕНОЧКА. А вот и пойдем! С кем я пойду?
ТУПСИ. Со мной, со мной.
ПЕСТРИК. И со мной.
БЕЛОГРУДКА. Обезьяна, и ты сходи.
ОБЕЗЬЯНА. Поворковать хотите?
ТУПСИ. Поиски превратились в Большие Будилки!
ОБЕЗЬЯНА. У-у-у, какая там тьма.
БЕЛОГРУДКА. Тупси белый, он посветит.
ТУПСИ. При чем здесь Тупси?
ПЕСТРИК. При нас.
ОБЕЗЬЯНА. Не безобразничайте тут. Кто первый?
ТУПСИ. Я второй. Нет, я третий.
ЛЕНОЧКА. Я вторая.
ПЕСТРИК. Я четвертый.
ОБЕЗЬЯНА. А я – пятый.
ПЕСТРИК. А кто первый?
ТУПСИ. Тот, кто пятый.
ОБЕЗЬЯНА. Чтоб вас поубирали! Ладно. Вперед. (Ступает во тьму).
ЛЕНОЧКА. Если честно, я бы поспала.
ТУПСИ. Идемте, идемте, спящая красавица.
ЛЕНОЧКА. Фи.
ПЕСТРИК. Хорош перетоптываться!
ТУПСИ. Все-все-все.
         Исчезают.
БЕЛОГРУДКА. Ася… Ася, что со мной?
АСЯ. Тебе, как и всем нам, страшно.
БЕЛОГРУДКА. Значит, мне не показалось?
АСЯ. Может быть… Но это должно когда-нибудь кончиться. Всякая игра кончается.
БЕЛОГРУДКА. А потом?
АСЯ. Начинается новая.
БЕЛОГРУДКА. Где же тогда Неигра?
АСЯ. Все игра. Нет ничего, кроме игры.
БЕЛОГРУДКА. Ошибаешься. Когда я сказал «я больше не играю», на меня напал жар, и тысячи голосов забурчали внутри шкурки. И все они говорили, что Неигра существует.
АСЯ. Ее нет.
БЕЛОГРУДКА. Я бегал по антресолям, я искал глоток тишины, чтобы погасить жар. И вдруг… Три пупса. Они смотрели безглазо сквозь меня. И не играли.
АСЯ. Как они могли не играть? Как?
БЕЛОГРУДКА. В них не было пупсов. Но мы же их знали, мы с ними играли, мы с ними звучали в руках Девочки-Мамочки. А потом… Ими же здесь никто не играл, и они – уснули. Погасли. Я смотрел на их неподвижность и понимал: только так игрушка может не играть, - погаснуть. И нас ждет то же самое. Но что-то во мне не хочет заканчиваться.
АСЯ. Ты не можешь знать всего этого.
БЕЛОГРУДКА. А я не знаю. Я вспоминаю. Я вспоминаю, как лежал в пыли рядом с неподвижным мальчиком, меня звали как-то иначе, вокруг грохотало и щелкало, и люди играли во что-то и называли это войной. Я вспоминаю дороги и руки иного Детства, лицо старика, который смотрел на меня глазами ребенка, игравшего мною. Я вспоминаю первое Детство. Но как я был создан, не помню. Если б я знал, где у меня сделана Память. (Всхлипывает).
АСЯ. Поиграй, поиграй, легче будет.
БЕЛОГРУДКА. (отпрянув) Не хочу! Я хочу сыграть в Неигру.
АСЯ. Даже если ты в нее сыграешь, ты все равно сыграешь.
БЕЛОГРУДКА. Тогда мы обречены на сон?
АСЯ. Да.
БЕЛОГРУДКА. И будем, как пупсы?
АСЯ. Увы. (Всхлипывает).
БЕЛОГРУДКА. Лучше бы нам умереть.
АСЯ. Давай умрем.
БЕЛОГРУДКА. Все. Умираем.
АСЯ. Вот уже ниточки перетираются, и опилки льются. Как мне плохо.
БЕЛОГРУДКА. Погоди. Сперва я умру.
АСЯ. Почему?
БЕЛОГРУДКА. Первыми умирают воины. Вдовы приходят на поле боя и скорбят. Кто надо мною будет скорбеть?
АСЯ. А надо мной?
БЕЛОГРУДКА. Живые воины. Вон они идут.
АСЯ. Я устала быть вдовой.
БЕЛОГРУДКА. Что поделаешь? У всех Белогрудок жены были вдовами.
АСЯ. Не хочу.
БЕЛОГРУДКА. Тогда надо как-то вместе.
         Стоят смотрят вверх. Как в молитве. Слезы на глазах и все такое.
Только по-настоящему.
АСЯ. Только так.
АСЯ и БЕЛОГРУДКА. Прощайте, друзья, прощайте, подруги,
                                        Милая Девочка тоже прощай,
                                        Ящики, полочки, шкафчики, игры,
                                        Прощайте.
                                        Прощайте, добрые руки Мастера,
                                        Создавшие нас, влившие в нас
                                        Радость, несущую Радость.
                                        Все-все-все, даже Леночка, прощайте.
         Падают.
БЕЛОГРУДКА. Ты как?
АСЯ. Умерла.
БЕЛОГРУДКА. Все в порядке?
АСЯ. Конечно.
БЕЛОГРУДКА. Мы все там сказали?
АСЯ. Все.
БЕЛОГРУДКА. Ты поможешь мне отыскать Неигру?
АСЯ. Нет. Не знаю.
БЕЛОГРУДКА. Когда будешь знать, скажешь?
АСЯ. Спросишь.
БЕЛОГРУДКА. Ждем теперь Погребаловки.
ЛЕНОЧКА. (вбегая) А-а-а! Они там не шевелятся! Пупсы не играют!.. Вы слышите или нет? Не слышат. А-а-а! Вы что? Спите?
         Входят ПЕСТРИК, ОБЕЗЬЯНА, ТУПСИ.
ТУПСИ. Что это с ними?
ПЕСТРИК. Б-б-белогрудка, Ася, хватит валяться. Надо что-то делать.
ОБЕЗЬЯНА. А-а-а!
ЛЕНОЧКА. Хоть вы так не кричите!
ОБЕЗЬЯНА. Но мне страшно. Ася! Ася!
БЕЛОГРУДКА. А почему ты зовешь только Асю?
ТУПСИ. Ох, слава зайцам, с ними можно разговаривать.
АСЯ. Мы - умерли.
ЛЕНОЧКА. А мы – нет.
БЕЛОГРУДКА. Умирайте. Там и потолкуем.
ТУПСИ. (стреляется из лапки, падает) Они не разговаривают, они…
АСЯ. Не играют?
ТУПСИ. Да.
БЕЛОГРУДКА. Передай нашим, что они уснули, потому что ими не играли.
ТУПСИ. А как? Я же мертвый.
ЛЕНОЧКА. Что они там болтают?
ПЕСТРИК. Тупси, что сказал Белогрудка?
ТУПСИ. Ребят, я мертвый, вы живые. Это останется тайной.
ПЕСТРИК. Обезьяна, воскрешай его. Который заяц.
ОБЕЗЬЯНА. Та-ак, рана в голову, значит, не смертельная, к тому же не глубокая, как ее хозяин. Щипцы!
ПЕСТРИК. Какие щипцы?
ОБЕЗЬЯНА. Пулю вытащить.
ЛЕНОЧКА. Где мы вам тут щипцы найдем?
ПЕСТРИК. Отойди, громила, я и без щипцов вылечу.
ОБЕЗЬЯНА. Как?
ПЕСТРИК. Наложением лапок. Выйди вон, Тупси!
ТУПСИ. Надо же! Воскресил. Вот это чудо так чудо! Воскресил.
ЛЕНОЧКА. И что вам сказали, Трупси?
ТУПСИ. Души этих прекрасных созданий, лежащих пред вами, да будет им земля…
ПЕСТРИК. Покороче.
ТУПСИ. Пупсы уснули, потому что ими не играли.
ПЕСТРИК. Кто ими не играл? Спроси-ка у них.
ТУПСИ. Как? Я же снова живой.
ЛЕНОЧКА. Обезьяна, убейте его.
ОБЕЗЬЯНА. За что?
ЛЕНОЧКА. Мало ли.
ТУПСИ. А вы меня спросили?
ОБЕЗЬЯНА. А меня? Грех ведь возьму на внутренности.
ЛЕНОЧКА. Тогда стреляйтесь. Из-за меня. Я вас не люблю больше.
ТУПСИ. О горе мне! Столько прыжков в ее сторону и все напрасно. А ты не радуйся, Пестрик.
ПЕСТРИК. (мрачно) Стреляйся.
ТУПСИ. Бабах! (Падает)
АСЯ. Это ты, Тупси?
ТУПСИ. Это я. Это опять я.
БЕЛОГРУДКА. Привет.
ТУПСИ. Вот эти, которые над нами стоят, особенно этот, с длинными ушами и гнусной мордой…
ПЕСТРИК. Кажется, это обо мне?
ТУПСИ. А что ты мне сделаешь? Я – все. Помер. Мучайся теперь с Леночкой.
ПЕСТРИК. Обезьяна, а ну-ка вылечи его!
ОБЕЗЬЯНА. Он еще не спросил Асю и Белогрудку.
ЛЕНОЧКА. Так спрашивайте, наконец!
ТУПСИ. Тут ребята интересуются: кто не играл пупсами?
БЕЛОГРУДКА. Я не буду отвечать.
ТУПСИ. Я что? Зря стрелялся?
БЕЛОГРУДКА. Выходит, что так.
ТУПСИ. Это почему это?
БЕЛОГРУДКА. Потому что ты задал глупый вопрос.
ТУПСИ. Ну, скажем, не я его задал, я бы такой вопрос не задал. А вот кое-какие ослики иногда такое спросят! А зайцам расхлебывай.
ПЕСТРИК. По-моему, у них там что-то неладное.
ОБЕЗЬЯНА. Разумеется. Они ж того – гикнулись.
ПЕСТРИК. И бог с ними. Пускай покоятся. Даже отдыхают.
ТУПСИ. А как же я? Я жить хочу.
ПЕСТРИК. Обезьяна, ты ничего не слышал?
ОБЕЗЬЯНА. Много что слышал. Когда?
ПЕСТРИК. Вот только что. Словно пискнул кто-то, как сосулька с карниза.
ТУПСИ. Это я, это я!
ПЕСТРИК. О! Опять послышалось.
ОБЕЗЬЯНА. Я тоже что-то слышал.
ПЕСТРИК. Нет, показалось.
ЛЕНОЧКА. Вечно вам всякое кажется.
ТУПСИ. Не показалось, не показалось.
ПЕСТРИК. Да, кстати, Обезьяна, я тут глупый вопрос задал, правда, не могу понять, почему он глупый.
ТУПСИ. Он дурацкий.
ПЕСТРИК. Мне кажется, мы сами можем на него ответить. А это (попихивая лапкой ТУПСИ) пускай валяется.
ТУПСИ. Вы меня что? Воскрешать не собираетесь?
ОБЕЗЬЯНА. Может, воскресим?
ЛЕНОЧКА. Нас об этом никто не просил. К тому же у Пестрика устали лапки. Наложения сегодня не будет. Да, милый?
ТУПСИ. Хоть живой водой окропите.
ЛЕНОЧКА. Воду отключили. Нету воды.
ПЕСТРИК. Какая вода, дорогая?
ЛЕНОЧКА. Ой, правда. Я просто пить хочу.
ТУПСИ. (загробным шепотом) Пожа-алуйста!
ОБЕЗЬЯНА. Ребят, может, поплюем на него? Мучается ведь покойник.
ЛЕНОЧКА. Нет, Тупси я точно разлюбила.
ПЕСТРИК. Предлагаю сыграть в Думалку, чтобы ответить на Почемутодурацкий Вопрос.
ЛЕНОЧКА. Гениально!
ПЕСТРИК. Если пупсы уснули от того, что ими не играли, тогда напрашивается и напрашивается надоедливый вопрос: к-к-кто ими не играл? Правильно?
ОБЕЗЬЯНА. Понятно кто. Девочка.
ПЕСТРИК. Наша?
ОБЕЗЬЯНА. Мамаша нашей.
ПЕСТРИК. Допустим. Думаем дальше… Хоть бы кто пискнул.
ОБЕЗЬЯНА. Как Тупси с балкона. Помните, как его сдуло?
ТУПСИ. Помню.
ПЕСТРИК. О! Я что-то слышал.
ТУПСИ. Показалось.
ПЕСТРИК. Тихо, тихо.
ОБЕЗЬЯНА. Что «тихо»?
ПЕСТРИК. Тс!
ЛЕНОЧКА. Помолчите вы!
ПЕСТРИК. Начинаем играть в Вызываловку.
ТУПСИ. Лучше сыграйте в Воскрешаловку.
ПЕСТРИК. Я слышу, что здесь бродят духи.
ТУПСИ. Валяются.
ПЕСТРИК. Здесь точно что-то духовное. Начинаю вызывать духа Тупси. Тупси, ты согласен ответить на наши вопросы?
ТУПСИ. Не-а.
ПЕСТРИК. Все равно вызываю духа Тупси.
БЕЛОГРУДКА. (вскакивая) Ася! Ася! Не уходи в сон. Ася, ты меня слышишь? Это я. Белогрудка. Проснись же! Открой бусинки, Ася!
АСЯ. А? Что?
БЕЛОГРУДКА. Не спи, очень тебя прошу.
АСЯ. Я вздремнула на чуть чуточку.
БЕЛОГРУДКА. Ты могла уснуть насовсем.
АСЯ. Да нет, я все слышала.
БЕЛОГРУДКА. Я тебя поймал на самой границе сна.
АСЯ. Не спала я!
ТУПСИ. Мы уже не играем в Живых и Мертвых?
ПЕСТРИК. Играли. Но некоторые нас прервали. Это не по правилам.
ЛЕНОЧКА. Пестрик, вам не кажется, что кое-кто, особенно медведи, портят нам всю игру?
ТУПСИ. Действительно, Белогрудка, если не хочешь играть, не играй, но не мешай другим.
АСЯ. Я не спала. Просто мы как будто умерли. Вот я и не шевелилась.
БЕЛОГРУДКА. Но я видел, как твои бусинки начали покрываться пылью.
АСЯ. Я так играла.
ЛЕНОЧКА. Пестрик, вам не кажется, что надо заканчивать с этим?
ПЕСТРИК. С чем?
ТУПСИ. С кем?
ЛЕНОЧКА. С Белогрудкиной Неигрой?
ТУПСИ. Да, нам надоело.
ЛЕНОЧКА. Белогрудка, мы с вами больше не играем. Идемте отсюда. Оставим его одного.
ОБЕЗЬЯНА. Так сразу нельзя.
ЛЕНОЧКА. Что нельзя, Обезьянка?
ОБЕЗЬЯНА. Бросать все и уходить.
ПЕСТРИК. Хорошо. Давайте разберемся.
ЛЕНОЧКА. Тут нечего разбираться.
БЕЛОГРУДКА. Неужели вы не видите, что происходит?
ЛЕНОЧКА. Видим.
БЕЛОГРУДКА. Одним глазом. А другой вы прикрываете!
АСЯ. Бело…
ЛЕНОЧКА. Что?!
ПЕСТРИК. Это уже оскорбление. Леночка, ты подаешь в суд? Я судья.
ЛЕНОЧКА. Он меня унизил. Ополовинил.
ПЕСТРИК. И что вы хотите взамен? Извинений?
ЛЕНОЧКА. Нет. Я хочу, чтобы мы с ним больше не играли.
ПЕСТРИК. У вас есть свидетели?
ЛЕНОЧКА. Да. Ася.
АСЯ. Можно, я не буду свидетелем?
ЛЕНОЧКА. Тогда пускай обвинять будет.
АСЯ. Я не смогу обвинить.
ТУПСИ. Обвиняют, обычно, плохие люди. Ася – хорошая.
ЛЕНОЧКА. Вы так думаете?
ТУПСИ. Нет, в мою вату думалок не положили. Пускай Обезьяна обвиняет. Он злодей, ему это в самый раз.
БЕЛОГРУДКА. Ребят, вы все это серьезно?
ПЕСТРИК. Нет, мы играем.
БЕЛОГРУДКА. Что ты сказал?
ПЕСТРИК. Нечего, нечего, нечего на меня так смотреть. Нь-нь-не смотри так!
ТУПСИ. Итак, Пестрик - судья, Леночка – потерпевшия, Ася – свидетель, Обезьяна – обвинитель, а я – Тупси. Тупси он и есть – Тупси.
АСЯ. Ты защитник тогда?
ЛЕНОЧКА. Защиты ему не надо.
ПЕСТРИК. П-п-пускай будет.
ТУПСИ. Ладно, я – защитник. Полузащитник, Леночка.
ПЕСТРИК. Встать! Страшный Суд идет!
ТУПСИ. (маршируя) Трам-пара-рам, трам-пара-рам.
ЛЕНОЧКА. Довольно.
ТУПСИ. Не трам-пара-рам, не трам-пара-рам.
ПЕСТРИК. Господа!
ОБЕЗЬЯНА. Это мы что ли уже?
ЛЕНОЧКА. Помолчите.
ПЕСТРИК. Кто за то, чтобы не брать больше Белогрудку в игры?
         ПЕСТРИК и ЛЕНОЧКА поднимают руки.
ЛЕНОЧКА. А вы, Тупси?
         ТУПСИ поднимает пол-лапки.
ПЕСТРИК. Вы «за» или «против», Тупси?
ТУПСИ. Половинка «за», а другая… Я полузащитник, я ж сказал.
ПЕСТРИК. Полулапки тут не нужны. Поднимаем полностью.
         ТУПСИ, глядя на ЛЕНОЧКУ, поднимает всю лапку.
ЛЕНОЧКА. А вы, Обезьяна? Почему не голосуете «за»?
ОБЕЗЬЯНА. Я «против».
ЛЕНОЧКА. Вы же обвинитель?
ПЕСТРИК. Так?
ОБЕЗЬЯНА. Так.
ЛЕНОЧКА. Значит, против Белогрудки.
ПЕСТРИК. Так?
ОБЕЗЬЯНА. Я и сказал: я «против».
ПЕСТРИК. Тогда поднимайте вашу лапу.
ОБЕЗЬЯНА. Не могу.
ПЕСТРИК. Почему?
ТУПСИ. Я уже устал держать свою лапку.
ЛЕНОЧКА. Потерпите.
ПЕСТРИК. Почему?
ОБЕЗЬЯНА. Боюсь, что отвалится.
ЛЕНОЧКА. Поднимайте другую.
ОБЕЗЬЯНА. Тоже боюсь.
ПЕСТРИК. Тогда ногу.
ОБЕЗЬЯНА. Я ее недавно прикрутил.
ПЕСТРИК. Другую.
ОБЕЗЬЯНА. Упаду.
ПЕСТРИК. Голосуй тогда во весь рост.
ОБЕЗЬЯНА. Это как?
ТУПСИ. Обезьяна, скорей.
ПЕСТРИК. Если стоишь, «за», если лежишь, «против».
        ОБЕЗЬЯНА садится.
ЛЕНОЧКА. Это как понимать?
ПЕСТРИК. Если не лег, тогда «за».
ОБЕЗЬЯНА. (БЕЛОГРУДКЕ) Старик, прости, я плохой, с меня станется. (Поднимает лапу).
ЛЕНОЧКА. А вы, Ася?
АСЯ. Я? Я тоже голосую?
ТУПСИ. Конечно. Не всем нам.
ПЕСТРИК. Ты за кого?
АСЯ. Это глупо.
ПЕСТРИК. Не оскорбляйте суд. Вы играете или нет?
         Пауза.
АСЯ. Белогрудка, я не хочу быть обреченной на сон. Я не хочу спать, как пупсы. Мне надо доиграть, пока нас… Пока нас не достанут отсюда.
ТУПСИ. Я не могу больше держать!
         АСЯ поднимает лапку.
ПЕСТРИК. Что ж? Все.
ТУПСИ. Фу-у… Белогрудка, не переживай. Это игра.
ПЕСТРИК. Я постановил, что Белогрудка с нами больше не играет.
ОБЕЗЬЯНА. Последнее слово дадим?
ПЕСТРИК. Отчего же? Дадим. Мы не жадные.
ТУПСИ. Твое последнее слово, Белогрудка.
ЛЕНОЧКА. Одно.
БЕЛОГРУДКА. Повторите.
ТУПСИ. Твое последнее слово, Белогрудка.
БЕЛОГРУДКА. Нет. Все повторите. Можете?
ПЕСТРИК. Не морочь нам головы, Белогрудка. Конечно, можем.
БЕЛОГРУДКА. Тогда повторите.
ПЕСТРИК. С какого м-м-места?
БЕЛОГРУДКА. С любого.
ТУПСИ. С Судилок?
БЕЛОГРУДКА. С любого.
ТУПСИ. Чему ты улыбаешься?
БЕЛОГРУДКА. Дважды сказал «с любого» и оба раза по-разному.
ЛЕНОЧКА. И что это значит?
БЕЛОГРУДКА. Да так.
ОБЕЗЬЯНА. Будем повторять?
ТУПСИ. С чего начались Судилки?
ЛЕНОЧКА. С того, что он сказал: я не хочу играть.
ПЕСТРИК. Он сказал: я больше не играю.
ТУПСИ. Это было до того?
ПЕСТРИК. Чур, я судья!
ТУПСИ. Ты не так сказал.
ПЕСТРИК. Так.
ТУПСИ. Не так!
ПЕСТРИК. Так!
ТУПСИ. Тогда начнем с драки.
ОБЕЗЬЯНА. Ты дрался со мной.
ТУПСИ. И победил.
ЛЕНОЧКА. Мы начнем?
ОБЕЗЬЯНА. Уже начали.
ПЕСТРИК. Когда?
ТУПСИ. Мы не начинали.
ЛЕНОЧКА. Мы начнем?
ПЕСТРИК. С чего?
ОБЕЗЬЯНА. С начала.
ТУПСИ. Я забыл: что начнем?
ЛЕНОЧКА. Повторять, зайчик.
ТУПСИ. Ах да!
АСЯ. Мы не сможем повторить.
ПЕСТРИК. П-п-почему?
АСЯ. Потому что чтобы повторить, нужно играть с самого начала.
ТУПСИ. Хорошо. Вот мы попали на антресоли. Сперва мы немного помолчали. Потом Обезьяна…
АСЯ. Нет, Тупси. Еще раньше. Мы не сможем повторить Детства. А там все и начиналось.
БЕЛОГРУДКА. Еще раньше. С того, как мы попали в Детство. И этого не повторить. Вы не сможете, и я не смогу. Неигра – это когда повторить невозможно. Все. Было и нет. Будет и… сразу же было. Не сшить наши шовчики, не приклеить ротики, не распахнуть глазки. Не вернуть. Я теперь знаю, как играть в Неигру. Спасибо тебе, Пестрик.
ПЕСТРИК. М-м-мне?
ЛЕНОЧКА. Ой, дурно мне, дурно во всех начинаниях. Спать хочу не понарошку. Пупсиком становлюсь, ма-ма. Дорогой, спаси меня.
ТУПСИ. Как?
ЛЕНОЧКА. Не ты.
ПЕСТРИК. М-м-мне?
ЛЕНОЧКА. Нам надо уходить от Белогрудки, он всех нас усыпит. Я так все нервно чувствую!
ТУПСИ. И мне тоже что-то потускнело.
ЛЕНОЧКА. Ведите меня отсюда. Мы же не играем с Белогрудкой?
ПЕСТРИК. Да. Ты сказал уже много последних слов.
ЛЕНОЧКА. Скорее! Ах!
ПЕСТРИК. Ася, Обезьяна.
ОБЕЗЬЯНА. Что? Нам тоже надо идти?
ТУПСИ. Ну разумеется, я ее один не уволоку.
ЛЕНОЧКА. Ловите меня, Обезьяна. (Падает на ОБЕЗЬЯНУ).
ТУПСИ. Держу тебя, Ася.
АСЯ. Я не падаю.
ЛЕНОЧКА. Ах, ах! Вызывайте скорую.
АСЯ. Прощай, Белогрудка.
ОБЕЗЬЯНА. Можно, я не понесу Леночку? Боюсь, что придушу.
ЛЕНОЧКА. Я пластмассовая.
ПЕСТРИК. В-в-вперед!
ТУПСИ. Трам-пара-рам, муравьи, трам-пара-рам, папа-мама!
         Уходят.
БЕЛОГРУДКА. Глупый, глупый, Белогрудка. Ты остался один со своей Неигрой. Никому она не нужна. Пускай бы ты уснул, но ты бы играл. И Ася была бы рядом. А так… Ты решил выпендриться, показать, что всех умнее, узнать, что такое Неигра! Узнал? Теперь не вернуть Асю. Все. Не повторить ее черненьких бусинок, что нежно на тебя смотрели, ее олененкового смеха, когда она радовалась возвращению Белогрудки, ее лапок, тебя обнимавших. Всё. Всё. Что же тебе мешает вернуться к ним и продолжить играть? То, что я знаю. А я знаю, что есть Неигра. Вот она… Никак не ухвачу. Будущее… и сразу прошлое. Будущее… и сразу прошлое. А между ними настоящее. Прошлое и будущее это все понарошку. А настоящее… в нем живет что-то и никак не увидится. Как тебя назвать?.. Молчит. Что-то!.. Не откликается. Нет, я не глупый. Если бы я  играл, то уснул, а если бы мы уснули, то кончилась бы Асина Любовь. А она настоящая. Мне нужно не играть. Потому что всякая игра кончается, а настоящая Любовь, она навсегда. Что-то, ты меня слышишь? Я знаю, что ты меня слышишь. Что-то, ты всесильно. Я знаю, что ты можешь сделать так, чтобы эти славные игрушки вернулись в Детство и не уснули. Они боятся антресолей. Ими никто не играет. Верни их обратно, Что-то. Верни их людям, Что-то, миленькое! Людям нужны игрушки. Они напоминают им, что они настоящие. И когда дети забывают свои игрушки, они сами становятся игрушками, они забывают себя, они забывают тебя, Что-то! А я не вернусь, честное слово. Я за них прошу. Мне не страшно тут будет. Видишь? лапки мои чистые, я не вру. Верни их обратно, слышишь? Пожалуйста. Вернешь?.. Хоть ты и молчишь, я знаю, что они вернутся. А я превращусь во что-нибудь другое. Вот только выберу.
ЛЕНОЧКА. (входя) Белогрудка!..
БЕЛОГРУДКА. Что?
ЛЕНОЧКА. Ты не испугался?
БЕЛОГРУДКА. Мне нельзя пугаться.
ЛЕНОЧКА. Почему? А впрочем, все равно. С кем ты разговаривал?
БЕЛОГРУДКА. Ты слышала?
ЛЕНОЧКА. Если бы я слышала, то не спрашивала. А впрочем, это неважно. Можно тебя кое о чем спросить?
БЕЛОГРУДКА. Спрашивай.
ЛЕНОЧКА. Только по честному ответь
БЕЛОГРУДКА. По честному.
ЛЕНОЧКА. Тебе вправду надоело играть?
БЕЛОГРУДКА. Нет, не надоело.
ЛЕНОЧКА. Тогда тебе надоела Ася?
БЕЛОГРУДКА. Нет, не надоела.
ЛЕНОЧКА. Ты обещал по честному.
БЕЛОГРУДКА. Я честно говорю.
ЛЕНОЧКА. Тогда не понимаю, зачем ты затеял эту Неигру?
БЕЛОГРУДКА. Скоро поймешь. Как там Ася?
ЛЕНОЧКА. Плачет. Она все время плачет. На мягких плечах Тупси. Он ее утешает. И она, вроде бы, не против. А впрочем, это неважно. Ты ведь уже не играешь больше. Надо ведь ей как-то пристраиваться к кому-то. А вот я одна.
БЕЛОГРУДКА. У тебя Пестрик.
ЛЕНОЧКА. Это неважно. Ой, что это я ляпнула? Конечно, Пестрик. Но он любит не меня, а ту, немецкую куклу, а значит красивую. Вернее, любил. Эта куколка осталась в прошлом. Да?
БЕЛОГРУДКА. Да.
ЛЕНОЧКА. А я не такая уж и красивая. И ты прав, глаз у меня все-таки чуть-чуть западает.
БЕЛОГРУДКА. Он тебя не портит.
ЛЕНОЧКА. Ой, спасибо. Ты такой внимательный. Всегда умеешь поддержать в трудную минуту. Хочешь, я с тобой поиграю?
БЕЛОГРУДКА. Во что?
ЛЕНОЧКА. В твою Неигру?
БЕЛОГРУДКА. А в нее не играют.
ЛЕНОЧКА. Ну да? Как странно. Платьишко могли бы мне и получше придумать, но оно меня, вроде бы, не портит.
БЕЛОГРУДКА. Тебя уже ничто не испортит.
ЛЕНОЧКА. Правда? Считай, что я не расслышала. Там, на фабрике, откуда я родом, не очень-то красивых кукол выпускали. Но меня от всех отделили, выделили и сказали: а вот эта ничего.
БЕЛОГРУДКА. Ни-че-го.
ЛЕНОЧКА. Что?
БЕЛОГРУДКА. Это неважно. А я ручной. Меня вручную сшили. Молча. Во мне опилки, а опилки, говорят, делаются из дерева, а дерево делается из земли, дождя и солнца. Во что хочу, в то и превращусь.
ЛЕНОЧКА. А вот я вся из солнца, а солнце из золота, поэтому я дорогая.
БЕЛОГРУДКА. Солнце сделано из Вселенной, не обманывай.
ЛЕНОЧКА. Нет, честно-честно, все об этом знают. Кстати, тебя не волнует, что Тупси успокаивает Асю?
БЕЛОГРУДКА. Нет.
ЛЕНОЧКА. Ты ее так любишь?.. А она тебя бросила. Бедненький, тебе здесь, наверное, совсем одиноко? Хочешь, я тебя пожалею?
БЕЛОГРУДКА. Ручки.
ЛЕНОЧКА. Что, милый?
БЕЛОГРУДКА. Ручки убери, а то резиночки лопнут.
ЛЕНОЧКА. А если не уберу?
ПЕСТРИК. (входя) Ленка!
ЛЕНОЧКА. Ай?
ПЕСТРИК. Вот как ты пуговку от платья ищешь?
ЛЕНОЧКА. Я уже нашла, вот она. Белогрудка нашел, я его за это благодарила. Правда, Белогрудка? Не отпирайся.
ПЕСТРИК. Нечего мне зубы заговаривать!
ЛЕНОЧКА. Какие зубы, дорогой? Тебе же зубы не сделали.
ПЕСТРИК. Растут уже и на тебя самозатачиваются! Я пуговку потеряла, я пуговку потеряла!
ЛЕНОЧКА. Да спроси медведя!
ПЕСТРИК. Медвежонок Белогрудка, правда, что эта кукла искала тут пуговичку?
БЕЛОГРУДКА. Нет.
ПЕСТРИК. Врунья!
ЛЕНОЧКА. Не зубы у тебя растут.
ПЕСТРИК. А что?
ЛЕНОЧКА. Копытца, ослик! А ты, Белогрудка, забудь о своей Асечке. Не плачет она там. Хохочет. Громче Тупси. Бе-е! (Уходит).
ПЕСТРИК. А ты тоже не ватой набит. Обмануть меня решили!
БЕЛОГРУДКА. Я тебя не обманывал.
ПЕСТРИК. Честно?
БЕЛОГРУДКА. Я когда-нибудь врал?
ПЕСТРИК. Так ты серьезно не играешь?
БЕЛОГРУДКА. По настоящему.
ПЕСТРИК. А если уснешь?
БЕЛОГРУДКА. Нет, не усну.
ПЕСТРИК. Откуда ты знаешь?
БЕЛОГРУДКА. Чувствую.
ПЕСТРИК. Чем?
БЕЛОГРУДКА. Тем, что меня сотворило.
ПЕСТРИК. А что тебя сотворило?
БЕЛОГРУДКА. Руки Мастера. Он в меня вложил Что-то. Вот оно и чувствует внутри.
ПЕСТРИК. И хорошо чувствует?
БЕЛОГРУДКА. Жарко.
ПЕСТРИК. Да-а, с жаром не поспишь. Ладно. Ты нашел свою Нь-нь-неигру. Для чего?
БЕЛОГРУДКА. Чтобы не быть больше игрушкой.
ПЕСТРИК. А чем же тогда?
БЕЛОГРУДКА. Еще не решил.
ПЕСТРИК. Во-о-от. Сам не знаешь, а туда же. Я бы еще понял, если бы ты из-за Леночки все это затеял.
БЕЛОГРУДКА. Нет, не из-за Леночки.
ПЕСТРИК. Точно не из-за Леночки?
БЕЛОГРУДКА. Точно.
ПЕСТРИК. Или, чтобы обратить на себя внимание, сыграть, так сказать, в Большие Пупки. А ты и сам не знаешь. Это глупо, д-д-дружище.
БЕЛОГРУДКА. А вы для чего играете?
ПЕСТРИК. Для того же, что и ты: чтобы не уснуть.
БЕЛОГРУДКА. А для чего вам не спать?
ПЕСТРИК. Чтобы дождаться, когда нас отсюда достанут.
БЕЛОГРУДКА. А кто вас достанет?
ПЕСТРИК. Кто?
БЕЛОГРУДКА. Тот, кто вами играет. А кто вами играет?
ПЕСТРИК. То есть?
БЕЛОГРУДКА. Ведь игрушки сами по себе не играют, ими кто-то должен играть. Вот я и спрашиваю: кто?
ПЕСТРИК. У меня опилки взмокли. Ну и вопросики! Как в школе. Чур, я учитель! Дети, сегодня мы проходим урок «Антресоли». Задачка: кто играет игрушками на антресолях?
БЕЛОГРУДКА. Мы еще не проходили этой темы, учитель. Расскажите нам.
ПЕСТРИК. Ага? Не знаете. Двойка. Завтра родителей в школу. А сегодня я вам скажу: нами играет Надежда, что нас вытащат отсюда. Понятно?
БЕЛОГРУДКА. Нет. Вами играет Память нашей Девочки. Пока она помнит о своих игрушках, они играют; станет забывать, вы начнете засыпать. Ведь нас могут достать только те, кто помнит. А кто о нас помнит?
ПЕСТРИК. Д-д-девочка?
БЕЛОГРУДКА. Правильно, учитель.
ПЕСТРИК. А кто ей напомнит о нас?
БЕЛОГРУДКА. Играть она уже не хочет. Только через Неигру.
ПЕСТРИК. Так давай сильнее не играй. Я наших позову, чтобы сильнее было.
БЕЛОГРУДКА. Нет. Как только ты начинаешь не играть, возвращаться уже не хочется.
ПЕСТРИК. Ты сделай так, чтобы хотелось. Очень хотелось. Как мне стукнуть Тупси. Кстати, у вас с Леночкой точно ничего не было?
БЕЛОГРУДКА. Точно.
ПЕСТРИК. Тогда не играй за всех нас, а мы за тебя отыграем.
БЕЛОГРУДКА. Пестрик, я не вернусь.
ПЕСТРИК. Почему?
БЕЛОГРУДКА. Я дал слово.
ПЕСТРИК. Кому?
БЕЛОГРУДКА. Не скажу.
ПЕСТРИК. Себе?
БЕЛОГРУДКА. Да, наверное.
ПЕСТРИК. Какое?
БЕЛОГРУДКА. Что если нас достанут с антресолей, я останусь здесь.
ПЕСТРИК. Крепкое слово дал?
БЕЛОГРУДКА. Крепкое.
ПЕСТРИК. Ты погоди, погоди. Не укрепляй его. Я сейчас сбегаю за нашими, мы тебя расслабим. Слово-то оно хилое, как воробей, вылетит, не услышишь.
БЕЛОГРУДКА. Слово, оно как Руки Мастера. Оно создает настоящее.
ПЕСТРИК. Так мы словами другими разбавим, твое слово даже засохнуть не успеет. Я сейчас. А то там Ася плачет, Тупси к ней лезет, у Леночки воздух не на месте, в общем, халам-балам. Жди нас. (Убегает).
БЕЛОГРУДКА. Не надо, Пестрик! Что это, плачу что ли уже? Нет, пыль одна. Пылью, выходит, плачу. Забывает нас Девочка, тихо как-то становится вокруг. Что-то! Неужели она не слышит настоящее? Неужели она становится вся понарошку? Ведь все неповторимо, раз упустишь и не вернешь. Только Любовь ничего не упускает. Ей все дорого не как золото, но как Солнце. Что-то! Напомни ей о нас чем-нибудь: шелестом липы под окном, Девочка любила на нее смотреть и часто брала меня с собой, звездочками какими-нибудь, грустинку ей в кашу подсыпь, если она еще ест кашу. Ну как-нибудь напомни!.. Или уже все бесполезно? Бессмысленно? Нас нет? Но ведь Что-то же есть?
         Входят ТУПСИ и ОБЕЗЬЯНА.
ТУПСИ. Короче, старик, ты довел бедную Асю до того, что она жениться на мне…
ОБЕЗЬЯНА. Не на мне, а за тебя.
ТУПСИ. Да, за меня замуж не собирается. То есть в том-то и дело, что жениться я уже готов, а совесть у меня не на месте. Она в ушках, а ей там не место.
ОБЕЗЬЯНА. Она тебя любит.
ТУПСИ. А ты не играешь. Это не семья! Давай, решай: либо ты играешь, и я начинаю доставать Пестрика, либо ты не играешь, и Ася перестает плакать на свадьбе.
ОБЕЗЬЯНА. Белогрудка, она ведь плачет.
ТУПСИ. Я уже мокр до неприличности. Не при личности твоей будет сказано. В конце концов, сколько уже можно играть в Уговаривание Белогрудки?
БЕЛОГРУДКА. Тихо!
ТУПСИ. Что «тихо», что «тихо»? Я не могу тихо, я могу напрочь! А напрочь тихим не бывает.
БЕЛОГРУДКА. Тихо ты, Тупси.
ТУПСИ. (шепотом) Мне жалко девушку, она вся иссохла, а на мне суши не найти. Болотце.
ОБЕЗЬЯНА. (шепотом) Ты чего услышал, Белогрудка?
ТУПСИ. Где?
БЕЛОГРУДКА. Говорят.
ТУПСИ. Кто?
ОБЕЗЬЯНА. Под антресолями.
ТУПСИ. Правда?
БЕЛОГРУДКА. Да, тише, умоляю.
ОБЕЗЬЯНА. Что говорят-то?
БЕЛОГРУДКА. О нас.
ТУПСИ. Хорошее?
БЕЛОГРУДКА. Два года, говорят, как нас сюда убрали.
ТУПСИ. Ежики кудрявые! Два года здесь торчим.
ОБЕЗЬЯНА. Кто говорит?
БЕЛОГРУДКА. Мама Девочки.
ТУПСИ. С кем?
БЕЛОГРУДКА. Не знаю, дайте послушать.
         Слушают.
ОБЕЗЬЯНА. Доставать, что ли, собираются?
БЕЛОГРУДКА. Да, за стулом пошли.
ТУПСИ. А Леночка еще ничего не знает!
ОБЕЗЬЯНА. Тупси, беги, зови наших.
ТУПСИ. Поскакал. (Убегает).
ОБЕЗЬЯНА. Дождались.
БЕЛОГРУДКА. Прощай, Обезьяна.
ОБЕЗЬЯНА. Как это «прощай»?
БЕЛОГРУДКА. Я останусь здесь.
ОБЕЗЬЯНА. Не дури, Белогрудка.
БЕЛОГРУДКА. Ты только не уговаривай меня, а то разревусь, как маленький. Так надо. Я не хочу больше попадать на антресоли.
ОБЕЗЬЯНА. И я не хочу!
БЕЛОГРУДКА. Ты уже второй раз на них?
ОБЕЗЬЯНА. Я стараюсь не вспоминать: первый, второй? Я везучий. Без злодея никому неинтересно.
БЕЛОГРУДКА. Ты добрый. Тебя сделал добрый человек. Злой игрушке нельзя быть злодеем. Поэтому ты самый добрый из нас.
ОБЕЗЬЯНА. Спасибо.
БЕЛОГРУДКА. Ты не огорчайся за меня. Со мной все будет в порядке. Я научился не играть.
ОБЕЗЬЯНА. Хочешь честно? Я тебя понимаю. Я всех понимаю. Поэтому и злодей. Но мне тебя будет недоставать. И об Асе ты подумал?!
БЕЛОГРУДКА. Да.
ОБЕЗЬЯНА. Ведь ей…
БЕЛОГРУДКА. Не говори ничего. Прощай.
         Обнимаются.
ОБЕЗЬЯНА. Слышал?
БЕЛОГРУДКА. Слышал.
ОБЕЗЬЯНА. Что слышал?
БЕЛОГРУДКА. За антресолями? Там?
ОБЕЗЬЯНА. Да.
БЕЛОГРУДКА. Что мы старые. Потрепанные.
ОБЕЗЬЯНА. Ей стыдно нас дарить!
БЕЛОГРУДКА. Они передумали нас доставать?
ОБЕЗЬЯНА. А кто нас собирался доставать? Да не нужны мы!
БЕЛОГРУДКА. Тихо. Может, передумают?
ОБЕЗЬЯНА. Передумали уже.
         Вбегают ТУПСИ, ПЕСТРИК, ЛЕНОЧКА, АСЯ.
ТУПСИ. Мы успели?
ПЕСТРИК. Леночка, будь рядом со мной.
АСЯ. Здравствуй, Белогрудка.
БЕЛОГРУДКА. Здравствуй.
ТУПСИ. Вы чего как на поминаловке?
ОБЕЗЬЯНА. Они передумали доставать.
ПЕСТРИК. Как это передумали? Они ученые больно, чтобы передумывать?
ЛЕНОЧКА. Нечего, пускай достают.
АСЯ. Этого не может быть.
ТУПСИ. Ребят, как же это так? Все за зря? Мы никому не нужны?
ПЕСТРИК. Нь-нь-не нужны.
ОБЕЗЬЯНА. Э! Открывайте там! Тут люди помирают! Мы в тюрьму играть не договаривались!
         Пауза.
ТУПСИ. Мы здесь… Мы здесь… Люди…
ПЕСТРИК. Голоса?
ТУПСИ. Опять говорят?
ОБЕЗЬЯНА. Да не слушайте. Мало ли что болтают?
АСЯ. О нас говорят.
ЛЕНОЧКА. Правда?
ОБЕЗЬЯНА. Тихо.
         Стоят и слушают. По выражению их мордочек, можно понять, в какую сторону клонится разговор. В конце концов, все начинают медленно улыбаться.
ТУПСИ. Кажется, достают
ОБЕЗЬЯНА. Точно?
ПЕСТРИК. Да да, да.
ЛЕНОЧКА. Обо мне вспомнили. И о вас тоже.
АСЯ. Ура?
ТУПСИ. Конечно, ура, Ася! Дай тебя расцелую.
ЛЕНОЧКА. Ой, а меня, а меня!
ПЕСТРИК. Ленка!
ЛЕНОЧКА. Не лохматьте, пожалуйста.
ОБЕЗЬЯНА. Да я вас всех обниму!
ТУПСИ. Качай Пестрика!
ОБЕЗЬЯНА. Почему?
ТУПСИ. Всех качай! Меня первого.
АСЯ. Белогрудка, иди к нам!
ЛЕНОЧКА. Да, идите к нам, Белогрудка.
ТУПСИ. Медведь, хорош реветь.
ОБЕЗЬЯНА. Ты все-таки остаешься?
               БЕЛОГРУДКА, ни на кого не глядя, кивает.
АСЯ. Как?
               БЕЛОГРУДКА разводит лапками.
ПЕСТРИК. Укрепил слово?
БЕЛОГРУДКА. Укрепил.
ЛЕНОЧКА. Вы здесь будете один, Белогрудка?
БЕЛОГРУДКА. Нет.
ТУПСИ. А с кем?
БЕЛОГРУДКА. Не знаю. Нет-нет, никому из вас оставаться не надо. Прощайте. Сейчас откроют дверцы.
АСЯ. Но кем ты будешь?
БЕЛОГРУДКА. Я еще не решил. Ася, Ася, я так играю. Это игра у меня такая: вы уходите, я остаюсь. Я тебя очень люблю, Ася. Поэтому остаюсь. Ты играй. Мы не навсегда расстаемся. Всякая игра заканчивается. Когда-нибудь встретимся. Я спокойный, спокойный. Даже тебя обнять могу. Прощай, Ася.
АСЯ. Это уже никогда не повторится?
БЕЛОГРУДКА. Дай мне только посмотреть в твои бусинки.
АСЯ. Я же не смогу уйти.
БЕЛОГРУДКА. Нет-нет, ты уходи. Мы так играем. Ты там, я здесь. Неужели ты меня забудешь?
ОБЕЗЬЯНА. Стул ставят!
АСЯ. Я пойду?
БЕЛОГРУДКА. Да.
ТУПСИ. У меня вата сердцем обливается.
БЕЛОГРУДКА. Тупси, ты молодчина, ты больше всех боялся антресолей, а держался лучше всех.
ТУПСИ. Это потому, что я холост. И дамы у нас прекрасные.
БЕЛОГРУДКА. Прощай. Прощай, Леночка. Я на тебя не сержусь.
ЛЕНОЧКА. На меня не надо сердиться.
БЕЛОГРУДКА. Ты красивая. Прощай, Пестрик, береги Леночку.
ПЕСТРИК. Буду держать ее изо всех лапок.
БЕЛОГРУДКА. Ася…
ОБЕЗЬЯНА. Открывают!
ТУПСИ. Мы здесь!
            Яркий свет. Потом темнота. Потом лучик света. В нем БЕЛОГРУДКА. Один.
БЕЛОГРУДКА. Ну вот и все. Что-то, спасибо тебе. Мне совсем не одиноко. Я сохранил Любовь. Ее зачем-то вложил в меня Мастер. Он собрал Солнце, Землю, Дерево, шелест Ветра и царапки Звездочек, смешал их и отдал детям. И меня уже нет. Я настоящий, как и ты, Что-то. Любовь Мастера поменяла шкурку.
                 Появляется АСЯ.
Ася?                          
АСЯ. Я как бы потерялась, и меня не нашли. Всех забрали, а я…
БЕЛОГРУДКА. Ася, как жаль, что это невозможно повторить.
АСЯ. А зачем? Тебе надоедает Новое?
БЕЛОГРУДКА. Наша Встреча растет, и боюсь во мне уже мало места. Как я люблю эти бусинки!
АСЯ. Белогрудка, а кем же мы теперь будем?
БЕЛОГРУДКА. Мы станем снами. Во-о-он, как то облачко. Видишь, плывет к нам?
АСЯ. Вижу.
БЕЛОГРУДКА. На нем и отправимся в Страну Снов.
АСЯ. А что потом?
БЕЛОГРУДКА. Потом? Мы приснимся одному Садовнику. Он проснется и захочет посадить Дерево. И он бросит нас в землю и польет. Мы пустим корни, вырвемся из-под земли и потянемся к небу. И каждый луч Солнца станем приветствовать новым листом: ты слева, я справа. В жару мы дадим тень Страннику, а в дождь укроем. Любящие встретятся под нами и будут сидеть, прижавшись спинами к нашему стволу. И однажды неведомая птица звонкой ночью прольет во Вселенную песню. И мы сорвемся ее звуками и улетим к Началу Начал.
АСЯ. Тогда надо найти Садовника.
БЕЛОГРУДКА. Да. Облачко-то все ближе.
                          

Затемнение.       

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования