Общение

Сейчас 393 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

Инсценировка поэмы Н.В. Гоголя «Мертвые души»

Действующие лица:

Лицо Многозначительное
Лицо Незначительное
Лицо Значительное
Чичиков
Манилов
Ноздрев
Собакевич
Плюшкин

В пространстве, где будут разворачиваться события и куда собираются зрители, на чемодане сидят двое - назовем их Лицо Незначительное и Лицо Многозначительное. Лицо Значительное прилаживает колесо к палке. В кучу свалены будущие декорации: фанерные верстовые столбы, с обозначенными на них цифрами - 1835 и 1842 — это годы работы Н.В.Гоголя над «Мертвыми душами». Два стула, колесо и палка - в цвет верстовых столбов косая черно-белая полоска. Костюмы актеров в черно-белых тонах и лишь некоторые детали реквизита, цветы, ленточка на свитке, платок Собакевича, мешочек с шашками красного цвета. Лицо Значительное будет превращаться в Чичикова, Лицо Многозначительное - во всех помещиков по очереди, а Лицо Незначительное прислуга за все.
Лицо Многозначительное начинает расставлять столбы и стулья, Лицо Незначительное тащит чемодан и вынимает из него реквизит - счеты, шахматная доска, папки с досье, поднос, салфетки, скатерть, трубка, бутылка и пр. Лицо Значительное катит колесо через все пространство.

Лицо Значительное. Вишь, какое колесо! А как ты думаешь, доедет то колесо до Москвы?
Лицо Многозначительное (расставляя декорации.) До Москвы доедет.
Лицо Значительное. А до Казани?
Лицо Незначительное. А до Казани не доедет! (Достает из чемодана и раздает шляпы, шарфы партнерам.)
Лицо Многозначительное. Ну, зачем, зачем выставлять напоказ бедность нашей жизни, ее грустное несовершенство, выкапывая людей из глуши, из закоулков государства?
Лицо Незначительное. Да, но зато какая глушь! Какое государство! Какие характеры! (Достает из чемодана папки-досье на помещиков.) Манилов - помещик...
Лицо Значительное. Ни то, ни се... ни в городе Богдан, ни в селе - Селифан... большею частию размышлял и думал ...
Лицо Многозначительное. Но о чем он думал, одному богу было известно.
Лицо Незначительное. Ноздрев - совершенно такой же как в осьмнадцать и двадцать - охотник погулять!
Лицо Многозначительное. Женитьба его ничуть не переменила, тем более, что жена его вскоре отправилась на тот свет, оставив ему двух ребятишек, которые были ему совершенно не нужны...
Лицо Значительное. Дома он больше дня никак не мог усидеть. ...в минуту он предлагал вам ехать куда угодно, хоть на край света, войти в какое хотите предприятие, менять все, что ни есть на все, что хотите...
Лицо Незначительное. Собакевич - совершенный медведь! Человек - кулак!
Лицо Многозначительное. А кто кулак - тому не разогнуться в ладонь! А разогни кулаку один-два пальца - выйдет еще хуже...
Лицо Незначительное. Плюшкин...
Лицо Значительное и Многозначительное {хором). Прореха на человечестве...
Лицо Незначительное. Дамы города N!
Лицо Многозначительное (вырывает папку.) Дамы города N... (рассматривает содержимое, сластолюбиво) были то, что называют презентабельны...
Лицо Значительное. А где герой? Вы дайте нам героя!
Лицо Незначительное (достает из чемодана еще одну папку.) Чичиков. Павел Иванович...
Лицо Значительное {рассматривает досье). Ну, да, не красавец, но и не дурной наружности, не слишком стар...
Лицо Незначительное. ... да и не слишком молод... темно и скромно происхождение нашего героя...
Лицо Значительное. Жизнь при начале ее взглянула на него как-то кисло-неприютно... Вечное сидение на лавке с пером в руках, с чернилами на пальцах
Лицо Незначительное. ... и даже на губах...
Лицо Многозначительное (ремень в руках, хлещет им по ладони.) Смотри же Павлуша, учись не дури, не повесничай, а слушайся старших. С товарищами не водись, они тебя хорошему не научат, а водись только с теми, которые побогаче, чтобы при случае могли быть тебе полезны... Не угощай и не потчуй никого, а делай так, чтобы угощали и потчевали тебя, а больше всего, Павлуша, береги копейку...товарищ или приятель надует тебя, а копейка не выдаст - все сделаешь и все прошибешь на свете копейкою...
Лицо Незначительное. ... нет, смотри, он понял в чем дело... и повел себя с товарищами так, что они его угощали, а он их никогда... и даже сделал так, что припрятав угощение, продавал его им же...
Лицо Значительное (агрессивно). А когда накопилось денег, он зашил их в мешок и стал копить другой...

Лицо Незначительное протягивает руку, прося подаяние.

Нет, но я был бы рад помочь кому-нибудь, если бы это не заключалось в значительной сумме из тех денег, которые положено не трогать... послушайте, если бы у меня было сто тысяч, я бы разбогател, завел бы дом, отлично устроенный, со вкусными обедами...
Лицо Многозначительное. Те, у кого сто тысяч, богатеют медленно, богатеют быстро те, у кого миллион...все, чему они цену не назначат, та и останется, потому что перебить ее некому. Вот иди прямой дорогой и бери все, что лежит!..
Лицо Значительное. Все, что лежит... все что лежит. А ведь и точно! - время сейчас подходящее - помещики попроигрывались в карты, подались в столицу служить...

Лицо Незначительное (подливая масло в огонь, протягивает ему счеты.)

Недавно была эпидемия, народу перемерло! Вот уж и двести тысяч капиталу!
Лицо Многозначительное. А, если, предположим, выкупить тех, что умерли, тысячу человек, да опекунский совет даст за душу двести рублей...
Лицо Значительное. Двести тысяч! А если ...то миллион... Миллион! Что мешкать....В дорогу... В дорогу!
Лицо Незначительное достает из чемодана скатерть, накрывает ей колесо, получается - стол в доме Манилова. Лицо Значительное и Незначительное берут из чемодана салфетки.
А далеко ли деревня Заманиловка ?
Лицо Многозначительное. Маниловка, может быть, а не Заманиловка, нет здесь никакой Заманиловки.
Лицо Незначительное. Прямо на горе увидишь дом каменный в два этажа... это и есть Маниловка.

Дом стоял одиночкой на юру ...была видна беседка с плоским зеленым куполом и надписью «ХРАМ УЕДИНЕННОГО РАЗМЫШЛЕНИЯ...»

Манилов. Вы ничего не кушали.
Чичиков. Покорнейше, покорнейше благодарю, я совершенно
сыт.
Манилов. Позвольте вас препроводить в гостиную.
Чичиков. Почтеннейший друг, мне необходимо с вами поболтать об одном очень нужном деле.
Манилов. В таком случае позвольте мне вас попросить в мой кабинет.
Чичиков. Сделайте милость, не беспокойтесь так для меня, я пройду после.
Манилов. Нет, Павел Иванович, нет, вы гость.
Чичиков. Не затрудняйтесь, пожалуйста, проходите.
Манилов. Нет, уж извините, не допущу пройти позади такому образованному гостю.
Чичиков. Почему же образованному? Пожалуйста, проходите.
Манилов. Ну, да уж извольте проходить вы.
Чичиков. Да отчего ж?
Манилов. Ну, да уж оттого!

Крутят колесо, накрытое скатертью, настаивая на своем.

Вот мой уголок.
Чичиков. Приятная комнатка.
Манилов. Позвольте вас попросить расположиться в этих креслах.
Чичиков. Позвольте я сяду на стуле.
Манилов. Позвольте вам этого не позволить. (Усаживает.) Позвольте мне вас попотчевать трубочкою.
Чичиков. Нет, не курю. Говорят, трубка сушит.
Манилов. Позвольте мне вам заметить.
Чичиков. Позвольте прежде одну просьбу. (Оглядывается.)

Манилов оглядывается.

Я хотел бы купить крестьян.
Манилов. Но позвольте спросить вас, как желаете вы купить крестьян — с землею или просто на вывод, то есть без земли?
Чичиков. Нет, я не то чтобы совершенно крестьян... Я желаю иметь мертвых...
Манилов. Как-с? Извините, я несколько туг на ухо, мне послышалось престранное слово?
Чичиков (громко, как с глухим, прибегая к жестикуляции). Я полагаю приобресть мертвых, которые, впрочем, значились бы по ревизии, как живые. Итак, я желал бы знать, можете ли вы мне таковых, не живых в действительности, но живых относительно законной формы, передать, уступить... (Пауза.) Мне кажется, вы затрудняетесь?
Манилов. Я? Нет. Я не то... Но не могу постичь. Извините... Я, конечно, не мог получить такого блестящего образования, какое, так сказать, видно во всяком вашем движении... Может быть, здесь скрыто другое? Может быть, вы изволили выразиться так для красоты слога?
Чичиков. Нет, я разумею предмет таков, как есть, то есть те души, которые точно уже умерли. (Пауза.) Итак, если нет препятствий, то с Богом можно бы приступить к совершению купчей крепости.
Манилов. Как, на мертвые души купчую?!
Чичиков. А, нет! Мы напишем, что они живы, так, как стоит в ревизской сказке. Я привык ни в чем не отступать от гражданских законов. Я немею перед законом. (Пауза.) Может быть, вы имеете какие-нибудь сомнения?
Манилов. О, помилуйте, ничуть. Я не насчет того говорю, чтобы иметь какое-нибудь, то есть критическое предосуждение о вас! Но позвольте доложить, не будет ли это предприятие, или, чтобы еще более, так сказать, выразиться - негоция, - так не будет ли эта негоция несоответствующею гражданским постановлениям и дальнейшим видам России?
Чичиков. О, никак. Казна получит даже выгоду, ибо получит законные пошлины.
Манилов. Так вы полагаете?..
Чичиков. Я полагаю, что это будет хорошо.
Манилов. А если хорошо, это другое дело. Я против этого ничего.
Чичиков. Теперь остается условиться в цене.
Манилов. Как в цене? Неужели вы полагаете, что я стану брать деньги за души, которые, в некотором роде, окончили свое существование! Если уж вам пришло этакое, так сказать, фантастическое желание, я предаю их вам безынтересно и купчую беру на себя.
Чичиков. Почтеннейший друг, о! (Жмет руку Манилову.)
Манилов (потрясен). Помилуйте, это сущее ничего, а умершие души, в некотором роде - совершенная дрянь.
Чичиков. Очень не дрянь. Если бы вы знали, какую услугу оказали сей, по-видимому, дрянью человеку без племени и без роду! Да и действительно, чего не потерпел я! Как барка какая-нибудь среди свирепых волн... (Внезапно). Не худо бы купчую совершить поскорее. Вы уж, пожалуйста, сделайте подробный реестрик всех поименно. И не худо было бы, если бы вы сами понаведались в город.
Манилов. О, будьте уверены. Я с вами расстаюсь не долее, как на два дни.

Лицо Незначительное выносит на подносе свиток, перевязанный красной ленточкой, Манилов берет его и с ужимками передает Чичикову.

Чичиков. Что это?
Манилов. Мужички-и-и...

Чичиков торопливо разворачивает свиток, чрезвычайно довольный пробегает глазами фамилии и, сворачивая свиток, собирается уходить.

Как, вы уже хотите ехать?
Чичиков. Здесь, здесь, вот где, да, здесь, в сердце, пребудет приятность времени, проведенного с вами! Прощайте, почтеннейший друг.
Манилов. Право, останьтесь, Павел Иванович. Посмотрите, какие тучи.
Чичиков. Это маленькие тучки...
Лицо Многозначительное. Не пошутил ли он?! Не спятил ли с ума невзначай! А?..
Лицо Незначительное. Нет, глаза были совершенно ясны!.. Не было в них дикого беспокойного огня, какой бегает в глазах сумасшедшего человека; все было прилично и в порядке.
Лицо Незначительное. Чичиков решил остановиться у трактира, чтобы перекусить...
Лицо Значительное, он же Чичиков. Поросенок с хреном есть?
Лицо Незначительное. Есть! (Пропуская Чичикова, зрителям). И пока Чичиков доедал поросячью ногу с хреном, в трактир ворвался Ноздрев, т.е. как нетрудно догадаться Лицо Многозначительное.
Лицо Многозначительное (он же Ноздрев, надевая шляпу). Кого я вижу! Куда ездил? А я, брат, с ярмарки. Поздравь: продулся в пух! Веришь ли, никогда в жизни так не продувался! Куда едешь?
Чичиков. К человечку одному...
Ноздрев. Да, что человечек! Брось его! Поедем ко мне!
Чичиков.У меня дело.
Ноздрев. Пари держу, что врешь! Скажи только к кому едешь?
Чичиков. Ну, к Собакевичу...
Ноздрев. Да ты жизни не будешь рад, когда приедешь к нему, это просто жидомор!
Лицо Незначительное (подходя к Ноздреву, заговорщицки). А что не заехать ли в самом деле к Ноздреву? Такой же человек, да еще и проигрался.. .у него даром можно кое-что выпросить...
Чичиков. Изволь, едем!
Лицо Незначительное. И покатили! Ноздрев повел осматривать все, что было у него в деревне. Прежде всего осмотрели конюшню, где видели двух кобыл и гнедого жеребца, осмотрели собак, потом пошли осматривать водяную мельницу, осмотрели пруд, в котором водилась такая рыба, что два человека с трудом вытаскивали штуку... потом осмотрели ружья и кинжалы, осмотрели трубки, потом...
(Достает бутылку с мутной жидкостью.)
Ноздрев. Нет, ты попробуй - это бургуньон с шампиньоном!
Чичиков. А, чтоб не позабыть: у меня к тебе просьба.
Ноздрев. Какая?
Чичиков. Дай прежде слово, что исполнишь.
Ноздрев. Изволь.
Чичиков. Честное слово?
Ноздрев. Честное слово.
Чичиков. Вот какая просьба: у тебя есть, чай, много умерших крестьян, которые еще не вычеркнуты из ревизии?
Ноздрев. Ну, есть. А что?
Чичиков. Переведи их на меня, на мое имя.
Ноздрев. А на что тебе?
Чичиков. Ну, да мне нужно.
Ноздрев. Ну, уж, верно, что-нибудь затеял. Признайся, что?
Чичиков. Да что ж - затеял. Из этакого пустяка и затеять ничего нельзя.
Ноздрев. Да зачем они тебе?
Чичиков. Ох, какой любопытный. Ну, просто так, пришла фантазия.
Ноздрев. Так вот же: до тех пор, пока не скажешь, не сделаю.
Чичиков. Ну, вот видишь, душа, вот уж и нечестно с твоей стороны. Слово дал, да и на попятный двор.
Ноздрев. Ну, как ты себе хочешь, а не сделаю, пока не скажешь, на что.
Чичиков (тихо). Что бы такое сказать ему... Гм... (Громко). Мертвые души мне нужны для приобретения весу в обществе...
Ноздрев. Врешь, врешь...
Чичиков. Ну, так я ж тебе скажу прямее... Я задумал жениться; но нужно тебе сказать, что отец и мать невесты - преамбициозные люди...
Ноздрев. Врешь, врешь...
Чичиков. Однако ж, это обидно... Почему я непременно лгу?

Надвигается туча. Видимо, будет гроза.

Ноздрев. Ну да ведь я знаю тебя: ведь ты большой мошенник, позволь мне это тебе сказать по дружбе. Ежели бы я был твоим начальником, я бы тебя повесил на первом дереве. Я говорю тебе это откровенно, не с тем, чтобы обидеть тебя, а просто по-дружески говорю.
Чичиков. Всему есть границы... Если хочешь пощеголять подобными речами, так ступай в казармы. (Пауза.) Не хочешь подарить, так продай.
Ноздрев. Продать? Да ведь я знаю тебя, ведь ты подлец, ведь ты дорого не дашь за них.
Чичиков. Эх, да ты ведь тоже хорош! Что они у тебя, бриллиантовые, что ли?
Ноздрев. Ну, послушай: чтобы доказать тебе, что я вовсе не какой-нибудь скалдырник, я не возьму за них ничего. Купи у меня жеребца розовой шерсти, я тебе дам их в придачу.
Чичиков. Помилуй, на что ж мне жеребец?
Ноздрев. Как на что? Да ведь я за него заплатил десять тысяч, а тебе отдаю за четыре.
Чичиков. Да на что мне жеребец?
Ноздрев. Ты не понимаешь, ведь я с тебя возьму теперь только три тысячи, а остальную тысячу ты можешь уплатить мне после.
Чичиков. Да не нужен мне жеребец, Бог с ним!
Ноздрев. Ну, купи каурую кобылу.
Чичиков. И кобылы не нужно.
Ноздрев. За кобылу и за серого коня возьму я с тебя только две тысячи.
Чичиков. Да не нужны мне лошади.
Ноздрев. Ты их продашь; тебе на первой ярмарке дадут за них втрое больше.
Чичиков. Так лучше ж ты их сам продай, когда уверен, что выиграешь втрое.
Ноздрев. Мне хочется, чтобы ты получил выгоду.
Чичиков. Благодарю за расположение. Не нужно мне каурой кобылы.
Ноздрев. Ну, так купи собак. Я тебе продам такую пару, просто мороз по коже подирает. Брудастая с усами собака...
Чичиков. Да зачем мне собака с усами? Я не охотник.
Ноздрев. Если не хочешь собаки, купи у меня шарманку.
Чичиков. Да зачем мне шарманка?! Ведь я не немец, чтобы, таскаться по дорогам, выпрашивать деньги.
Ноздрев. Да ведь это не такая шарманка, как носят немцы. Это орган... Вся из красного дерева. (Тащит Чичикова к шарманке, роль шарманки может сыграть колесо.) Я тебе дам шарманку и мертвые души, а ты мне дай свою бричку и триста рублей придачи.
Чичиков. А я в чем поеду?
Ноздрев. Я тебе дам другую бричку. Ты ее только перекрасишь - будет чудо-бричка.
Чичиков. Эк, тебя неугомонный бес как обуял!
Ноздрев. Бричка, шарманка, мертвые души...
Чичиков. Не хочу...
Ноздрев. Ну, послушай, хочешь, метнем банчик? Я поставлю всех умерших на карту... шарманку тоже... Будь только на твоей стороне счастье, ты можешь выиграть чертову пропасть.
Чичиков. В карты я с тобой играть не буду!
Ноздрев. Не хочешь играть?
Чичиков. Нет.
Ноздрев. Ну, дрянь же ты. Я думал было прежде, что ты хоть сколько-нибудь порядочный человек, а ты никакого не понимаешь обращения.
Чичиков. За что ты бранишь меня? Виноват разве я, что не играю?! Продай мне души!..
Ноздрев. Черта лысого получишь! Хотел было даром отдать, но теперь вот не получишь же!

Чичиков в сердцах плюет и срывается уходить.

Постой. Ну, послушай... сыграем в шашки, выиграешь - все твои. Ведь это не банк; тут никакого не может быть счастья или фальши. Я даже тебя предваряю, что совсем не умею играть...
Чичиков. Изволь, так и быть, в шашки сыграю.
Ноздрев. Души идут в ста рублях.
Чичиков. Довольно, если пойдут в пятидесяти.
Ноздрев. Нет, что ж за куш - пятьдесят... Лучше ж в эту сумму я включу тебе какого-нибудь щенка средней руки или золотую печатку к часам.
Чичиков. Ну, изволь...
Ноздрев. Сколько же ты мне дашь вперед?
Чичиков. Это с какой стати? Я сам плохо играю.
Играют.
Ноздрев. Знаем мы вас, как вы плохо играете.
Чичиков. Давненько не брал я в руки шашек.
Ноздрев. Знаем мы вас, как вы плохо играете.
Чичиков. Давненько не брал я в руки шашек.
Ноздрев. Знаем мы вас, как вы плохо играете.
Чичиков. Давненько не брал я в руки... Э... э... Это что? Отсади-ка ее назад.
Ноздрев. Кого?
Чичиков. Да шашку-то... А другая!.. Нет, с тобой нет никакой возможности играть! Этак не ходят, по три шашки вдруг...
Ноздрев. За кого же ты меня почитаешь? Стану я разве плутовать?..
Чичиков. Я тебя ни за кого не почитаю, но только играть с этих пор никогда не буду. (Смешал шашки.)
Ноздрев. Я тебя заставлю играть. Это ничего, что ты смешал шашки, я помню все ходы.
Чичиков. Нет, с тобой не стану играть.
Ноздрев. Так ты не хочешь играть? Я тебя заставлю играть!

Кидается с доской на Чичикова. Погоня.

Лицо Значительное (потешаясь, показывая язык Ноздреву). Но судьбе было угодно спасти бока и все благовоспитанные части нашего героя...
Лицо Незначительное (вмешивается, иронично). Не подоспей капитан исправник - пропал бы, как волдырь на воде, не оставивши потомков...
Лицо Значительное (вслед). Славная бабенка... Будь у нее тысяч двести приданого, очень и очень лакомый получился бы кусочек...
Лицо Незначительное. Но скоро показалась деревня Собакевича...Двор был окружен непомерно толстою деревянною решеткою... а в доме, казалось каждый предмет, каждый стул говорил: и я Собакевич ...Ия Собакевич ...

Актеры берут рамы, превращаясь в живые портреты. Из рам.

Лицо Значительное. Мы об вас вспоминали...с председателем палаты...
Лицо Многозначительное, он же Собакевич.
Да я не был у председателя.
Чичиков. А прекрасный человек...
Собакевич. Кто ?
Чичиков. Председатель.
Собакевич. Это вам показалось. Он только что масон, а дурак, какого свет не производил.
Чичиков (озадачен). Конечно, всякий человек не без слабостей. Но зато губернатор - какой превосходный человек.
Собакевич. Первый разбойник в мире.
Чичиков. Как, губернатор - разбойник? Признаюсь, я бы этого никогда не подумал. Скорее даже мягкости в нем много. Кошельки вышивает собственными руками, ласковое выражение лица...
Собакевич. Лицо ласковое, разбойничье. Дайте ему только нож да выпустите на большую дорогу - он вышьет вам кошелек, он вас за копейку зарежет. Он да еще вице-губернатор - это Гога и Магога.
Чичиков. Впрочем, что до меня, мне, признаюсь, более всех нравится полицеймейстер. Какой-то этакий характер прямой.
Собакевич. Мошенник. Я их всех знаю. Весь город такой. Мошенник на мошеннике сидит и мошенником погоняет. Все христопродавцы. Один только... и есть порядочный человек - прокурор, да и тот, если сказать правду, свинья.
Чичиков. Древняя римская монархия, многоуважаемый Михаил Семенович, не была столь велика, как Русское государство, и иностранцы справедливо ему удивляются. По существующим положениям этого государства, ревизские души, окончивши жизненное поприще, числятся до подачи новой ревизской сказки наравне с живыми. При всей справедливости этой меры, она бывает отчасти тягостна для многих владельцев, обязывая их вносить подати так, как бы за живой предмет. (Пауза.) Чувствуя уважение к вам, готов бы я даже принять на себя эту тяжелую обязанность в смысле... этих... несуществующих душ...
Собакевич. Вам нужно мертвых душ?
Чичиков. Да, несуществующих.
Собакевич. Извольте, я готов продать.
Чичиков. А, например, как же цена? Хотя, впрочем, это такой предмет... что о цене даже странно...
Собакевич. Да чтобы не запрашивать с вас лишнего - по сту рублей за штуку.
Чичиков. По сту?!
Собакевич. Что ж, разве это для вас дорого? А какая бы, однако ж, ваша цена?
Чичиков. Моя цена? Мы, верно, не понимаем друг друга. По восьми гривен за душу - это самая красная цена.
Собакевич. Эк, куда хватили! По восьми гривенок. Ведь я продаю не лапти.
Чичиков. Однако ж согласитесь сами, ведь это тоже и не люди.
Собакевич. Так вы думаете, сыщете такого дурака, который бы вам продал по двугривенному ревизскую душу?
Чичиков. Но позвольте. Ведь души-то самые давно уж умерли... Остался один не осязаемый чувствами звук. Впрочем, чтобы не входить в дальнейшие разговоры по этой части, по полтора рубли, извольте, дам, а больше не могу.
Собакевич. Стыдно вам и говорить такую сумму. Вы торгуйтесь. Говорите настоящую цену.
Чичиков. По полтинке прибавлю.
Собакевич. Да чего вы скупитесь? Другой мошенник обманет вас, продаст вам дрянь, а не души; а у меня, что ядреный орех, все на отбор: не мастеровой, так иной какой-нибудь здоровый мужик.

Лицо Незначительное выносит на подносе гору толстенных папок- досье.

Вы рассмотрите: вот, например, каретник Михеев... Сам и обобьет и лаком покроет. Дело смыслит и хмельного не берет.
Чичиков. Позвольте!..
Собакевич. А Пробка Степан - плотник! Я голову прозакладаю, если вы где сыщете такого мужика. Служи он в гвардии, ему бы Бог знает что дали. Трех аршин с вершком росту! Трезвости примерной.
Чичиков. Позвольте!!
Собакевич. Милушкин, кирпичник! Мог поставить печь в каком угодно доме. Максим Телятников, сапожник! Что шилом кольнет - то и сапоги, что сапоги - то и спасибо! И хоть бы в рот хмельного! А Еремей Сорокоплехин! В Москве торговал! Одного оброку приносил по пятисот рублей!
Чичиков. Но позвольте! Зачем же вы перечисляете все их качества?! Ведь это все народ мертвый!
Собакевич (одумавшись). Да, конечно, мертвые... (Пауза.) Впрочем, и то сказать, что из этих людей, которые числятся теперь живущими...
Чичиков. Да все же они существуют, а это ведь мечта.
Собакевич. Ну, нет, не мечта. Я вам доложу, каков был Михеев, так вы таких людей не сыщете. Нашли мечту!
Чичиков. Нет. Больше двух рублей не могу дать.
Собакевич. Извольте, чтобы не претендовали на меня, что дорого запрашиваю, - семьдесят пять рублей, - право, только для знакомства.
Чичиков. Два рублика.
Собакевич. Эко, право, затвердила сорока Якова. Вы давайте настоящую цену.
Чичиков. По полтине прибавлю.
Собакевич. И я вам скажу тоже мое последнее слово: пятьдесят рублей.
Чичиков. Да что, в самом деле! Как будто точно серьезное дело. Да я их в другом месте нипочем возьму...
Собакевич. Ну, знаете ли, что такого рода покупки... и расскажи я кому-нибудь...
Чичиков. Я покупаю не для какой-нибудь надобности... а так, по наклонности собственных мыслей... Два с полтиной не хотите, прощайте.
Собакевич. Ну, Бог с вами, давайте по тридцати и берите их себе.
Чичиков. Нет, я вижу - вы не хотите продать. Прощайте, Михаил Семенович.
Собакевич. Позвольте... позвольте... Хотите угол?
Чичиков. То есть двадцать пять рублей? Даже четверти угла не дам, копейки не прибавлю.
Собакевич. Право, у вас душа человеческая все равно что пареная репа. Уж хоть по три рубля дайте.
Чичиков. Мне кажется, что между нами происходит какая-то комедия! Ведь предмет-то просто фу-фу...просто фу-фу!
Собакевич. Ну, нечего с вами делать, - извольте. Убыток, да уж нрав такой собачий: не могу не доставить удовольствия ближнему. Ведь, я чай, нужно и купчую совершить, чтоб все было в порядке?
Чичиков. Разумеется.
Собакевич. Ну, вот то-то же. Нужно будет ехать в город. Пожалуйте задаточек.
Чичиков. К чему же вам задаточек? Вы получите в городе за одним разом все деньги.
Собакевич. Все, знаете, так уж водится.
Чичиков. Не знаю, как вам дать... Да вот десять рублей есть.
Собакевич. Дайте, по крайней мере, хоть пятьдесят.
Чичиков. Нету.
Собакевич. Есть.
Чичиков. Пожалуй, вот вам еще пятнадцать. Итого двадцать пять. Пожалуйте только расписку.
Собакевич. Да на что ж вам расписка?
Чичиков. Не ровен час... Все может случиться...
Собакевич. Дайте же сюда деньги.
Чичиков.У меня вот они, в руке. Как только напишете расписку, в ту же минуту их возьмете.
Собакевич. Да позвольте, как же мне писать расписку? Прежде нужно видеть деньги...

Лицо Незначительное подает на подносе Собакевичу расписку, Чичиков протягивает Собакевичу деньги, хватают одновременно из рук друг друга бумажки.

Бумажка-то старенькая. А женского пола не хотите?
Чичиков. Нет, благодарю.
Собакевич. Я бы недорого и взял. Для знакомства по рублику за штуку.
Чичиков. Нет, в женском поле не нуждаюсь.
Собакевич. Ну, когда не нуждаетесь, так нечего и говорить. На вкусы нет закона.
Чичиков. Я хотел вас попросить, чтобы эта сделка осталась между нами.
Собакевич. Да уж само собой разумеется... Прощайте, благодарю, что посетили.
Лицо Незначительное. Чичикову очень хотелось заехать к Плюшкину, у которого, по словам Собакевича, люди мерли, как мухи, но он очень не хотел, чтобы Собакевич знал об этом.

Чичиков не заметил как въехал в середину обширного села со множеством изб и улиц... зеленая плесень покрывала ветхое дерево... у одного из строений он заметил какую-то фигуру...

Лицо Многозначительное над грудой стульев, рам, колес.
Лицо Значительное. Ой, баба!
Лицо Незначительное. Да, нет, мужик...
Лицо Значительное. Конечно, баба! Послушайте, матушка...
Чичиков. Послушайте, матушка, что барин?
Плюшкин. Нет дома. А что вам нужно?
Чичиков. Есть дело.
Плюшкин. Идите в комнаты.
Молчание.
Чичиков. Что ж барин? У себя, что ли?
Плюшкин. Здесь хозяин.
Чичиков (оглядываясь). Где же?
Плюшкин. Что, батюшка, слепы-то, что ли? А вить хозяин-то я.
Чичиков. Наслышав об экономии и редком управлении имениями, почел за долг познакомиться и принести личное свое почтение...
Плюшкин. А побрал черт бы тебя с твоим почтением. Прошу покорнейше садиться. Я давненько не вижу гостей, да признаться сказать, в них мало вижу проку. Завели пренеприличный обычай ездить друг к другу, а в хозяйстве-то упущения, да и лошадей их корми сеном. Я давно уже отобедал, а кухня у меня низкая, прескверная, и труба- то совсем развалилась, начнешь топить - пожару еще наделаешь. И такой скверный анекдот: сена хоть бы клок в целом хозяйстве. Да и как прибережешь его? Землишка маленькая, мужик ленив... того и гляди, пойдешь на старости лет по миру...
Чичиков. Мне, однако ж, сказывали, что у вас более тысячи душ.
Плюшкин. А кто это сказывал? А вы бы, батюшка, наплевали в глаза тому, который это сказывал! Он пересмешник, видно, хотел пошутить над вами. Последние три года проклятая горячка выморила у меня здоровый куш мужиков.
Чичиков. Скажите! И много выморила?
Плюшкин. До ста двадцати наберется.
Чичиков. Вправду, целых сто двадцать?
Плюшкин. Стар я, батюшка, чтобы лгать. Седьмой десяток живу.
Чичиков. Соболезную я, почтеннейший, соболезную.
Плюшкин. Да ведь соболезнование в карман не положишь. Вот возле меня живет капитан, черт знает откуда взялся, говорит - родственник. «Дядюшка, дядюшка» - и в руку целует. А я ему такой же дядюшка, как он мне дедушка. И как начнет соболезновать, вой такой подымет, что уши береги. Верно, спустил денежки, служа в офицерах, так вот он теперь и соболезнует.
Чичиков. Мое соболезнование совсем не такого рода, как капитанское. Я готов принять на себя обязанность платить подати за всех умерших крестьян.
Плюшкин (отшатываясь). Да ведь как же? Ведь это вам са- мим-то в убыток?!
Чичиков. Для удовольствия вашего готов и на убыток.
Плюшкин. Как же, с позволения вашего, вы за всякий год беретесь платить за них подать и деньги будете выдавать мне или в казну?
Чичиков. Да мы вот как сделаем: мы совершим на них купчую крепость, как бы они были живые и как бы вы их мне продали.
Плюшкин. Да, купчую крепость. Ведь вот, купчую крепость – все издержки...
Чичиков. Из уважения к вам, готов принять даже издержки по купчей на свой счет.
Плюшкин. Батюшка! Батюшка! Желаю всяких утешений вам и деткам вашим. И деткам. (Подозрительно). А недурно бы совершить купчую поскорее, потому что человек сегодня жив, а завтра и Бог весть.
Чичиков. Хоть сию же минуту... Вам нужно будет для совершения крепости приехать в город.
Плюшкин. В город? Да как же? А дом-то как оставить? Ведь у меня народ - или вор, или мошенник: в день так оберут, что и кафтана не на чем будет повесить.
Чичиков. Так не имеете ли какого-нибудь знакомого?
Плюшкин. Да кого же знакомого? Все мои знакомые перемерли или раззнакомились. Ах, батюшка! Как не иметь. Имею. Ведь знаком сам председатель, езжал даже в старые годы ко мне. Как не знать! Однокорытники были. Вместе по заборам лазили. Уж не к нему ли написать?
Чичиков. К нему, к нему, к нему...
Плюшкин. А не знаете ли какого-нибудь вашего приятеля, которому понадобились беглые души?
Чичиков. Ау вас есть и беглые?
Плюшкин. В том-то и дело, что есть.
Чичиков. А сколько их будет числом?
Плюшкин. Да десятков до семи наберется... Ведь у меня что год, то бегают. Народ-то больно прожорлив, от праздности завел привычку трескать, а у меня есть и самому нечего.
Чичиков. Будучи подвигнут участием, я готов дать по двадцати пяти копеек за беглую душу.
Плюшкин. Батюшка, ради нищеты-то моей уж дали бы по сорока копеек!
Чичиков. Почтеннейший, не только по сорока копеек, по пятисот рублей заплатил бы... Но состояния нет... По пяти копеек, извольте, готов прибавить.
Плюшкин. Ну, батюшка, воля ваша, хоть по две копейки пристегните.
Чичиков. По две копеечки пристегну, извольте... Семьдесят восемь по тридцати... двадцать четыре рубля. Пишите расписку.
Плюшкин написал расписку, принял деньги, спрятал. Роется в куче декораций.
Плюшкин. Ведь вот не сыщешь, а у меня был славный ликерчик, если только не выпили. Народ такие воры.

Лицо Незначительное выносит бутылку с мутной жидкостью.

Мошенница-ключница совсем было его забросила и даже не закупорила, каналья. Козявки и всякая дрянь было понапичкалась туда, но я весь сор-то повынул, и теперь вот чистенькая, я вам налью рюмочку.
Чичиков. Нет, покорнейше благодарю... нет, пил и ел. Мне пора.
Плюшкин. Пили уже и ели? Да, конечно, хорошего общества человека хоть где узнаешь: он не ест, а сыт.
Лицо Незначительное и Лицо Многозначительное (наперебой).
– Любезнейший Павел Иванович!
– Почтеннейший Павел Иванович!
– Душа наша, Павел Иванович...
– Ах, Павел Иванович!
– Позвольте прижать вас...
– Так вот вы где....
– Вы здесь!
– Приобрели?
– Приобрел!
– Как же вы покупаете крестьян без земли? Разве на вывод?
– На вывод..
– В какие места?
– В места... В Херсонскую губернию.
– О! Там отличные земли!
– А земли в достаточном количестве?
– В достаточном. Столько-о-о, сколько нужно для купленных крестьян!
Лицо Многозначительное. Первый тост был выпит за здоровье нового херсонского помещика! Ура!
Лицо Незначительное. Второй тост был выпит за благоденствие крестьян его и за счастливое их переселение! Ура!
Лицо Значительное. А третий тост был выпит за будущую жену его!

Лицо Незначительное устремляется к нему, следует упреждающий жест - «не подходи!»

Красавицу! Ура!
Лицо Незначительное (мстительно). И вдруг из соседней комнаты показался Ноздрев...
Лицо Многозначительное (вновь превращаясь в Ноздрева.) Ба! Херсонский помещик! Что, много наторговал мертвых? Вы ведь не знаете - он торгует мертвыми душами! Ей-богу! Как сказал он мне - продай мертвых душ! - я чуть не лопнул со смеху! Ну, признайся, зачем тебе мертвые души?
Лицо Значительное (превращаясь в Чичикова.) Да вы ведь все знаете, что Ноздрев лгун и обманщик, он родного отца в карты проиграет!..
Лицо Многозначительное. Однако умы пришли в брожение - что за притча эти мертвые души?
Лицо Незначительное. А я знаю! Чичиков просто хотел увезти губернаторскую дочку!
Лицо Многозначительное. Послушайте, причем тут вообще губернаторская дочка? Если он хотел мертвых душ, то зачем ему губернаторская дочка, а если он хотел увезти губернаторскую дочку, то зачем ему мертвые души?
Лицо Незначительное. Он, наверное, хотел их ей подарить!
Лицо Значительное. Весь город говорил о Чичикове и мертвых душах, о мертвых душах и губернаторской дочке... Толпа разделилась на две партии - мужскую и женскую...

Лицо Незначительное и Лицо Многозначительное ставят стулья напротив друг друга.
Лицо Незначительное. Чичиков хотел увезти губернаторскую дочку!
Лицо Многозначительное. Бабы врут! Мертвые души – в этом заключается все дело!

Пререкаются, желая настоять на своем.

Лицо Незначительное. Послушайте, а, может быть, Чичиков переодетый и засланный к нам чиновник?
Лицо Многозначительное. Точно! У него еще в школе была кличка Фискал!
Лицо Незначительное. А еще он фальшивые деньги делал...
Лицо Значительное (саркастически). Все не так! Чичиков - это переодетый Наполеон!
Лицо Незначительное. Все эти толки, мнения и слухи по неизвестным причинам больше всех подействовали на прокурора. Он пришел домой и стал думать... думать...
Лицо Значительное. Ну...
Лицо Незначительное. И вдруг ни с того ни с сего взял – и умер!
Лицо Значительное (превращаясь в Чичикова.) Выходит я – причина смерти прокурора? Да уж если на то пошло, пора отсюда уезжать! (Собирает реквизит в чемодан.) Ну, почему я! Зачем на меня обрушилась беда? Кто ж зевает теперь на должности? Все - приобретают. Несчастным я не сделал никого: я не ограбил вдову, я не пустил никого по миру... не воспользуйся я - другой бы воспользовался... За что же другие благоденствуют, и почему я должен пропасть червем? И что скажут потом мои дети?
Лицо Многозначительное. Вот, скажут, отец - скотина - не оставил нам никакого состояния!
Лицо Значительное. И что я теперь?

Все присаживаются «на дорожку».

Лицо Незначительное. Но всему приходит конец, и бричка была заложена...

Встают.

И отскочил в сторону мимо проходивший пешеход...
Лицо Многозначительное. Но на повороте бричка должна была остановиться, чтобы пропустить похоронную процессию...
Лицо Значительное. О... прокурора хоронят.. .И напечатают в газетах, что скончался, к прискорбию подчиненных и всего человечества, почтенный гражданин...
Лицо Многозначительное (рыдая.) Редкий отец...
Лицо Незначительное (рыдая.) Примерный супруг...
Лицо Значительное. И много напишут всякой всячины, прибавят, пожалуй, что был сопровождаем плачем вдов и сирот, а ведь если разобраться, то на поверку окажется, что у него только всего и было, что густые брови.. .густые брови!
Лицо Многозначительное. Однако это же хорошо, что встретились похороны... Встретить покойника, говорят, к счастью...
Лицо Значительное. Встретить покойника к счастью?
Лицо Многозначительное. К счастью, к счастью... О, Русь, куда несешься ты? Дай ответ... Не дает ответа...
Лицо Незначительное. Однако престранные и пресмешные люди встречаются иногда в наших провинциях... и подлецы притом немалые...
Лицо Значительное. А подлецов теперь не бывает!
Лицо Многозначительное. Есть люди благонамеренные и приятные....
Лицо Незначительное (раскручивает колесо, оно с глухим стуком долго крутится и падает на сцену.) О Русь, куда несешься ты? Дай ответ!
Лицо Многозначительное. Не дает ответа...

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования